Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUДальневосточный форпост (региональная история)Форумы


Часть 6

Подготовлено, проинструктировано и направлено в районы, заня­тые противником, по линии Первого управления НКГБ БССР 16 развед­чиков, в том числе: два разведчика по маршруту Тимковичи-Барановичи и по одному человеку в пункты Дзержинск, Заславль, Старобин, Слуцк, Осиповичи, Минск, Борисов, Смолевичи, Логойск, Лепель, Ушачи, Дрисса, Березино и Бобруйск
 

№421

 

Спецсообщение НКГБ БССР в НКГБ СССР об итогах оперативной работы по состоянию на 18 июля 1941 г.'

 

[Не ранее 18 июля 1941 г.]

 

I. Подготовлено, проинструктировано и направлено в районы, заня­тые противником, по линии Первого управления НКГБ БССР 16 развед­чиков, в том числе: два разведчика по маршруту Тимковичи-Барановичи и по одному человеку в пункты Дзержинск, Заславль, Старобин, Слуцк, Осиповичи, Минск, Борисов, Смолевичи, Логойск, Лепель, Ушачи, Дрисса, Березино и Бобруйск.

Данные разведчики кроме сбора военно-разведывательных сведений о частях германской армии имели задачу — выяснить режим, вводимый немцами на занятых территориях, отношение германских военных вла­стей к населению в оккупированных районах, отношение местного насе­ления к германским захватчикам, а также какие мероприятия проводят­ся германскими властями на занятых территориях.

Из указанного числа разведчиков, отправленных с заданиями, к на­стоящему времени возвратились четыре человека: один из района Бори­сова, один из района Бешенковичи, один из района Березино и один из Рогачева.

В район Витебска с разведывательными заданиями направлены два наших агента из числа местного населения.

1 См. документ № 419.

УНКГБ по Полесской области на территорию, занятую противником, посланы разведчики в следующих направлениях: Туров-Давид-Городок-Лунинец; Паричи-Бобруйск; Житковичи-Клецк-Барановичи.

Также из числа агентов УНКГБ по Могилевской области посланы раз­ведчики в направлении: Быхов-Шклов-Белыничи-Бобруйск.

УНКГБ по Гомельской области направлены разведчики из числа аген­тов в направлении Бобруйск-Осиповичи-Березино.

В качестве разведчиков посланы проверенные нами агенты.

2.  Для организации постоянной связи с партизанскими отрядами, на-
ходящимися на территории противника, получения сведений о деятель-
ности последних, оказания своевременной помощи нами проводится ор-
ганизация конспиративных квартир в пунктах, еще не занятых против-
ником, с тем чтобы предусмотреть необходимые средства связи и закре-
пить заранее квартиросодержателей, уведомив об адресах и расположе-
нии квартир руководителей партизанских отрядов.

Конспиративные квартиры организуются в следующих городах и на­селенных пунктах: Рославле, Гжатске, Велиже, Вязьме, Новозыбкове, Могилеве, Гомеле, Мозыре, Климовичах.

В каждом из пунктов организуются основные конспиративные квар­тиры и запасные на случай провала основных.

Для выполнения указанной работы нами направлены в вышеперечис­ленные пункты девять оперативных работников.

3.  Во всех районах Гомельской1 и Полесской2 областей с участием на-
ших органов созданы партизанские отряды для борьбы с наступающим
врагом.

1    На территории Гомельской области к 18 июля 1941 г. в девяти ее прифронтовых районах было создано 70 партизанских отрядов и групп. Уже в июле — августе 1941 г. они перешли к активным действиям в тылу гитлеровских войск. На счету партизанских формирований Го­мельской области немало боевых операций, проведенных во взаимодействии с частями Красной Армии. Чувствительные удары по врагу наносил партизанский отряд «Большевик» (командир — И. С. Федосенко, комиссар — С. Ф. Антонов, начальник штаба — В. О. Лисов­ский), созданный накануне оккупации г. Гомеля. В августе — ноябре 1941 г. путем засад и на­летов на шоссейных дорогах, связывающих Гомель с другими городами, отряд уничтожил до 30 автомашин, истребил около 300 гитлеровцев, вывел из строя несколько километров теле-фонно-телеграфной связи. На железнодорожной линии Гомель-Речица сжег 2 моста. Муже­ственно сражались против гитлеровских захватчиков на территории Гомельской области и многие другие партизанские отряды.

2    В первые дни войны в предоккупационный период на территории Полесской области было сформировано 18 партизанских отрядов обшей численностью 1124 человека. Как сви­детельствуют документы тех дней, из созданных в прифронтовой полосе отрядов свыше 10 уже в июле — августе активно действовали на территории оккупированных районов области. Смело и отважно действовал, например, партизанский отряд «Красный Октябрь» под ко­мандованием сначала Т. П. Бумажкова, а затем Ф. И. Павловского. Всего к началу августа партизанский отряд, действуя совместно с подразделением подполковника Л. В. Курмыше-ва, истребил свыше 300 вражеских солдат и офицеров, взорвал более 20 мостов, вывел из строя 20 вражеских танков, спустил под откос бронепоезд, захватил богатые трофеи, в том числе важные документы, оказал войскам Красной Армии большую помощь разведданны­ми. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 августа 1941 г. Бумажкову и Павлов­скому — первым из советских партизан — было присвоено высокое звание Героя Советского Союза (см.: Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. Минск, 1983, т. 1, с. 141-142, 144,238).

Из числа негласного состава НКГБ БССР созданы диверсионные группы и направлены: в Речицкий район — 5 человек (старший группы тов. Васильев), в Рогачевский район — 11 человек (старший группы тов. Баранов), в Жлобинский район — 9 человек (старший группы тов. Серов)1.

Диверсионные группы созданы в Глусске, Корниловке, Калинковичах, Лельчицах, Турове, Житковичах, Петрикове, Ельске. Указанные фуппы проинструктированы, вооружены и некоторые из них уже действуют в тылу противника.

На ст. Гомель устроены на разных должностях негласные сотрудники 3-го отдела в количестве 6 человек (старший группы тов.Ведерников2) с це­лью проведения диверсионной работы на случай занятия данной террито­рии немцами.

С такими же заданиями на ст. Жлобин направлено 6 сотрудников во гла­ве с тов. Мочаловым3.

На случай занятия г. Гомеля немецкими войсками будут переведены на нелегальное положение сотрудники 3-го отдела УНКГБ по Гомельской об­ласти в количестве 9 чел., которые намечены к использованию в Речицком и Добрушском районах. В целях зашифровки проживания сотрудников в возможном тылу у немцев они будут обеспечены необходимыми фиктивны­ми документами. Кроме того, созданы разведывательные, диверсионные и террористические группы из нашей агентуры и партийного актива.

На ст. Гомель создана одна группа из имевшейся агентуры в составе 37 чел., которые распределяются по следующим объектам:

вагонный участок     — 2 чел.;

служба движения      — 10 чел.;

служба пути         — 14 чел.;

паровозное депо       — 7 чел.;

служба связи       — 1 чел.;

прочие службы    — 3 чел.

Из числа оставшейся агентуры по г. Гомелю нами намечено к оставлению в тылу 34 чел.

Из указанного количества агентуры созданы резидентуры с разведыва­тельно-диверсионными целями в следующем составе:

1    Серов Сергей Сергеевич (1912-?) — с января 1939 г. — заместитель начальника 4-го от­деления 3-го отдела НКВД БССР. В 1940 г. - начальник Столбцовского РО УНКВД по Ба-рановичской области. С апреля 1941 г. — начальник Столбцовского РО УНКГБ по Барано-вичской области. В августе 1943 г. пропал без вести.

2    Ведерников Николай Александрович (1912-?) — сотрудник 3-го спецотдела НКГБ БССР. 22 июня 1941 г. пропал без вести.

3    Мочалов Василий Ефремович (1915-?) — с 1938 г. работал в органах НКВД БССР. В июле 1941 г. был направлен в г. Калинковичи Гомельской области для проведения разведы­вательной работы. Не выполнив задания, в сентябре 1941 г. выехал в г. Добруш Гомельской области, где проживал до сентября 1943 г. и работал в различных немецких организациях. 20 сентября 1943 г. ушел в партизанскую бригаду им. Сталина, откуда в октябре 1943 г. явился в НКГБ БССР. Уволен из органов госбезопасности в декабре 1943 г.

1.  Резидентура в количестве 4 чел. во главе с агентом «Севским» на же­лезнодорожной станции Гомель. Резидентура озадачена на проведение раз­ведывательной работы, совершение диверсионных актов.

2.  Женская резидентура в количестве 5 чел. во главе со старым проверен­ным агентом «Катей». Для связи с группой будет использован агент «Шпилька», на случай провала которого подобран запасной связист «Люся». Резидентура остается в тылу врага с разведывательными заданиями, а также с целью выявления лиц, оказывающих помощь немцам, из части оставших­ся местных жителей.

3.  Резидентура в количестве 10 чел. во главе с агентом «Зорким». Рези-дентура будет проводить разведывательную работу на территории городов Добруш и Новобелица. Резидентура будет через связника связана с парти­занским отрядом в м. Холмечь. Для связи выделены агенты «Зорька» и «Ре­пин», с которыми обусловлены пароли.

4.  Диверсионная группа в количестве 3 чел. под руководством агента «Стального», которая озадачена на проведение подрывной работы на желез­нодорожных путях средствами, оставленными нами в условленном месте.

5.  Резидентура в количестве 5 чел. под руководством агента «Ульриха» с разведывательно-диверсионными целями, созданная в основном из молоде­жи в возрасте 17-18 лет.

6.  Резидентура в количестве 4 чел. из медицинских работников во главе с агентом «Судьба» с разведывательно-диверсионными целями.

7.  Разведывательная группа в количестве 3 чел. под руководством агента «Храма».

8.  Разведывательная группа во главе с резидентом «Быстрым» (руководи­тель партизанского отряда) в количестве 4 чел. будет влита в партизанский отряд, в который добровольно записалось 30 чел.

В качестве явочных квартир для связи между лицами, входящими в рези-дентуры и разведывательные группы, будут использованы квартиры руково­дителей групп.

В Рогачевском районе созданы две диверсионно-подрывные группы из партийного актива в количестве 19 чел., одна из них в количестве 9 чел. пе­реправлена в тыл противника и связана с 3-м отделом Красной Армии'.

В случае эвакуации населения и занятия территории противником будут оставлены в тылу: в Рогачевском районе — 24 чел., в Речицком районе - 30 чел., которые также сведены в резидентуры.

Отряд УНКГБ под руководством тов. Силагина2 в количестве 32 чел. ус­пешно произвел разведку в Припятском, Столинском районах БССР и час­тично в Морочинском, Высоцком и Ракитовском районах УССР.

 

Зам. наркома государственной безопасности БССР

майор госбезопасности                                                 Духовт

1    Имеется в виду отдел военной контрразведки.

2    Силагин Павел Александрович (1906-?) — майор (1942). С февраля 1941 г.— началь­ник СПО УНКГБ по Пинской области. В июле-августе 1941 г.— руководитель оперативной группы УНКГБ по Полесской области. С августа 1941 г.— заместитель начальника 3-го от­деления Особого отдела НКВД Западного фронта. С апреля 1943 г. — заместитель началь­ника 1 -го отдела УКР «Смерш» Западного, а затем 3-го Белорусского фронтов. С августа 1945 г. - начальник 3-го отдела УКР «Смерш» Группы советских оккупационных войск в Германии. В декабре 1947 г. откомандирован в распоряжение Управления кадров МГБ СССР. С января 1948 г. работал в УКР МГБ Московского военного округа. С августа 1949 г.— заместитель начальника Управления охраны МГБ Курской железной дороги.


 

ЦА ФСБ России


Из сообщения нью-йоркской резидентуры НКГБ СССРо позиции СШАв связи с японской агрессией в Индокитае1

 

[Не ранее 18 июля 1941 г.]

 

* ...18 июля... состоялось совещание кабинета министров США, на кото­ром Рузвельт2 высказал намерение не прекращать экспорт нефти в Японию, с тем чтобы «не привести Японию в отчаяние и не вынудить ее двинуться на Голландскую Индию», что, по его словам, вероятно, означало бы для США войну.

... Принято окончательное решение: в случае дальнейшего продвижения японской армии заморозить японские и китайские фонды, ограничить экс­порт газолина до уровня «предшествующего периода», ограничить октано­вое число экспортного газолина 67,

ЦА ФСБ России

С выходом японских вооруженных сил на подступы к Малайе, Сингапуру, Голланд­ской Индии и Филиппинам правительство Рузвельта 25 июля 1941г. ввело эмбарго на экс­порт нефти в Японию и заморозило все японские активы в США Так же поступили Вели­кобритания и Голландия. Со своей стороны японское правительство сделало то же с акти­вами этих стран.

1 августа 1941 г. вступил в силу американский запрет на вывоз в Японию всех важных стратегических материалов. Были также приняты меры военного характера: Филиппин екая армия перешла в подчинение американского командования, а в Китай направилась группа американских военных советников

1    См. документы № 372, 414

2    Рузвельт Франклин Делано (1882-1945) — государственный деятель США. В 1913-1920 гг. — помощник морского министра, в 1929-1933 гт. — губернатор штата Нью-Йорк, в 1933-1945 гг. — президент США. В 1933 г. правительство Рузвельта установило дипломати­ческие отношения с СССР. С началом 2-й мировой воины Рузвельт выступил за поддерж ку Великобритании, Франции и (с июня 1941 г.) СССР в их борьбе с фашистской Германи ей. Внес значительный вклад в создание антигитлеровской коалиции. Придавал большое значение созданию ООН и послевоенному международному сотрудничеству, в том числе между США и СССР.

Все это свидетельствовало о том, что «экономическая война» и военные меры сторон явились выражением дальнейшего обострения противоречий между Японией и США (см История второй мировой войны 1939-1945, т. 4, с. 243-244).

Указ Президиума Верховного Совета СССР о назначении Председателя Совета Народных Комиссаров СССР И.В.Сталина Народным Комиссаром обороны СССР

19 июля 1941 г.

Назначить Председателя Совета Народных Комиссаров СССР тов. Ста­лина Иосифа Виссарионовича Народным Комиссаром Обороны СССР, ц

Председатель Президиума Верховного Совета СССР    М. Калинин1

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР       А. Горкин

ЦА ФСБ России

№424

Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) о назначении руководителей Наркомата обороны СССР, Западного направления и Западного фронта

19 июля 1941 г.

1. Назначить Народным Комиссаром Обороны СССР Председателя Со­вета Народных Комиссаров СССР тов. Сталина Иосифа Виссарионовича.

2 Назначить Главнокомандующего Западного направления Маршала Советского Союза тов. Тимошенко Семена Константиновича заместителем Народного Комиссара Обороны СССР.

1 Еременко Андрей Иванович (1892-1970) — Маршал Советского Союза (1955), Гёрош Советского Союза (1944). С февраля 1940 г. — командующий 1-й Отдельной Краснозна­менной армией. С июля 1941 г. — командующий, заместитель командующего Западным фронтом, в августе-октябре 1941 г. — командующий Брянским фронтом, с декабря 1941 г.-командующий 4-й Ударной армией. С августа 1942 г. — командующий Юго-Восточным, с 30 августа - Сталинградским, в январе-феврале 1943 г. — Южным, в апреле-октябре 1943 г. - Калининским, с октября 1943 г. — 1-м Прибалтийским фронтами. В феврале-апреле 1944 г командовал Отдельной Приморской армией, с апреля 1944 г. — 2-м Прибалтийским, с марта 1945 г. - 4-м Украинским фронтами. В 1945-1958 гг. - командующий войсками При­карпатского, Западно-Сибирского и Северо-Кавказского военных округов. С 1958 г.-в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

3.  Назначить Начальником Штаба Главнокомандующего Западного на­правления Маршала Советского Союза тов. Шапошникова Бориса Михай­ловича.

4.  Назначить Командующим Западного фронта генерал-лейтенант, тов. Еременко А.И.' к 5. Назначить начальником Штаба Западного фронта генерал-лейтенанта тов. Соколовского В. Д.1, а начальником Оперативного Штаба Западного фронта тов. Маландина Г. К.

6.  Назначить Членом Военного Совета Главнокомандующего Западного Направления тов. Булганина Н. А.

7.  Назначить членами Военного Совета Западного фронта товарищей Пономаренко П. К. и Попова Д. М.2

Печатается по: Известия ЦК КПСС, 1990, № 8, с. 208.

№425

Выписка из протокола № 9 заседания Президиума Верховного Совета СССР*

19 июля 1941 г.

Ь Ходатайство НКВД СССР о досрочном освобождении со снятием суди­мости Туполева А. Н., Надашкевича А. В. и других. Дело № 001/47с.

I Удовлетворить ходатайство НКВД СССР и досрочно освободить со сня­тием судимости нижеследующих осужденных:

Туполева Андрея Николаевича',

Надашкевича Александра Васильевича2,

Бонина Александра Романовича3, г Вигдорчика Семена Абрамовича4,

Егера Сергея Михайловича5,

Френкеля Георгия Семеновича6,

Немана Иосифа Григорьевича7, % Саукке Бориса Андреевича8,

Маркова Дмитрия Сергеевича9, ^ Чижевского Владимира Антоновича10.

' Соколовский Василий Данилович (1897-1968) - Маршал Советского Союза (1946), Ге­рой Советского Союза (1945). С февраля 1941 г. — заместитель начальника Генштаба РККА. С июля 1941 г. по январь 1942 г. и с мая 1942 г. по февраль 1943 г. — начальник штаба Западного направления, с февраля 1943 г. по апрель 1944 г. -командующий Западным фронтом, с апреля 1944 г. по апрель 1945 г. — начальник штаба 1-го Украинского фронта, в апреле-мае 1945 г.заместитель командуюше! э войсками 1-го Белорусского фронта. После войны — заместитель главнокомандующего, с марта 1946 г. — главнокомандующий Группой советских оккупацион­ных войск в Германии и главноначальствующий Советской военной администрации в Герма­нии. С марта 1949 г. - 1-й заместитель министра вооруженных сил (с февраля 1950 г. — воен­ного министра СССР). С июня 1952 г. по апрель 1960 г. — начальник Генерального штаба -1-й заместитель военного министра (с марта 1953 г. — министра обороны СССР). В 1960-1968 гг. — в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР.

2 Попов Дмитрий Михайлович (1900-1952) — в 1939 г. — секретарь Краснодарского крайкома, в 1940-1948 гг. — 1-й секретарь Смоленского обкома и горкома ВКП(б). С июля 1941 г. — член Военного совета Западного фронта, затем член Военного совета резервных армий Вяземско-Ржевской линии. С августа 1942 г. по сентябрь 1943 г. — начальник Запад­ного, а затем Смоленского штаба партизанского движения, один из организаторов и руко­водителей партизанского движения на Смоленшине. С 1949 г. — заместитель заведующего отделом пропаганды и агитации ЦК ВКП(б). |   * Примечания см. в конце документа.

ГАРФ.ф. 7523, оп. 67, д. 4, л. 42. Копия

Примечания

1    Туполев Андрей Николаевич (1888-1972) — авиаконструктор, академик АН СССР (1953), генерал-полковник-инженер (1968), трижды Герой Социалистического Труда (1945,1957,1972). 21 октября 1937 г. арестован по обвинению во вредительстве и шпионаже. 28 мая 1940 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст. 58-6, 58-7, 58-9 и 58-11 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 г. досрочно освобожден от дальнейше­го отбытия наказания со снятием судимости. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 9 апреля 1955 г. реабилитирован.

2    Надашкевич Александр Васильевич - в 1937 г. - начальник 7-го отдела ЦАГИ. Аресто­ван 10 сентября 1937 г. по обвинению во вредительстве. 28 мая 1940 г. Военной коллегией Вер­ховного суда СССР осужден по ст. 58-7 и 58-11 УК РСФС Р к 10 годам лишения свободы с по­ражением в правах на 3 года. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 г. досрочно освобожден от дальнейшего отбытия наказания со снятием судимости. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 9 апреля 1955 г. реабилитирован.

1 Бонин Александр Романович - в 1937 г. - помощник главного инженера Конструктор­ского бюро № 21 НКОП СССР. Арестован 9 сентября 1937 г. по обвинению во вредительстве. 29 мая 1940 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст. 58-7 и 58-11 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 г.досрочно освобожден от дальнейше­го отбытия наказания со снятием судимости. Определением Военной коллегии Верховного судаСССР от 10 сентября 1955 г. реабилитирован.

4    Вигдорчик Семен Абрамович - в 1938 г. - заместитель главного инженера треста «Установ­ка». Арестован 30 июня 1938 г. по обвинению во вредительстве. 14 мая 1939 г.Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст. 58-7, 17-58-8 и 58-11 УК РСФСР к 20 годам лишения сво­боды с поражением в правах на 5 лет. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 г. досрочно освобожден от дальнейшего отбытия наказания со снятием судимости. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 15 октября 1955 г. реабилитирован.

5    Егер Сергей Михайлович — авиаконструктор ОКБ завода № 39. Арестован 23 марта 1938 г.по обвинению в шпионаже. 29 мая 1940 г.Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст. 58-6 и 58-7 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 г.досрочно ос­вобожден от дальнейшего отбытия наказания со снятием судимости. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 10 сентября 1955 г. реабилитирован.

6    Френкель Георгий Семенович - в 1938 г. - старший военный представитель УВВС на за­водах № 213 и № 214. Арестован 16 февраля 1938 г. по обвинению в шпионаже. 28 мая 1940 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст. 58-6, 58-7 и 58-11 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет. Постановлением Президиума Вер­ховного Совета СССР от 19 июля 1941 г.досрочно освобожден от дальнейшего отбытия нака­зания со снятием судимости. Определением Военной коллегии Верхового суда СССР от 1 ок­тября 1955 г. реабилитирован.

7    Неман Иосиф Григорьевич — в 1938 г. — главный конструктор завода № 135 Наркомата авиационной промышленности. Арестован 11 декабря 1938 г. 31 мая 1940 г. Военной коллеги­ей Верховного суда СССР осужден по ст. 58-7 и 58-11 УК РСФСР к 10 годам лишения свобо­ды с поражением в правах на 5 лет. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 г. досрочно освобожден от дальнейшего отбытия наказания со снятием судимо­сти. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 5 ноября 1955 г.реабилити­рован.

8    Саукке Борис Андреевич — в 1938 г. — ведущий инженер завода МЬ 156 Наркомата обо­ронной промышленности СССР. Арестован 30 декабря 1938 г. по обвинению во вредительст­ве. 29 мая 1940 г.Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст. 58-7 и 58-11 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет. Постановлением Пре­зидиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 г.досрочно освобожден от дальнейшего отбытия наказания со снятием судимости. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 13 августа 1955 г. реабилитирован.

9    Марков Дмитрий Сергеевич — в 1938 г. — начальник серийного конструкторского бюро авиазавода № 1. Арестован 6 ноября 1938 г.по обвинению во вредительстве. 14 мая 1939 г Во­енной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст. 58-7, 17-58-8 и 58-11 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет. Постановлением Президиума Верховного Совета СССР от 19 июля 1941 г. досрочно освобожден от дальнейшего отбытия наказания со снятием судимости. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 10 сентября 1955 г. реабилитирован.

10   Чижевский Владимир Антонович - в 1939 г. - начальник и главный конструктор
КБ № 29 Наркомата авиационной промышленности СССР. Арестован 1 февраля 1939 г. 2 ию-
ня 1940 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст.16-58-7 УК РСФСР к 10
годам лишения свободы с поражением в правах на 5 лет. Постановлением Президиума Вер­ховного Совета СССР от 19июля 1941 г.досрочно освобожден от дальнейшего отбытия нака­зания со снятием судимости. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 17 сентября 1955 г. реабилитирован.

 

№426

'Записка секретаря ЦК КП(б) Белоруссии, члена

Военного совета Западного направления П. К. Пономаренко И. В. Сталину об оккупацион­ном режиме и развитии партизанского движения

19 июля 1941 г.

Товарищу Сталину И. В.

I На занятой территории Белоруссии немцы начинают организованно гра­бить хлеб, скот и т. д. Керосин забирают чуть ли не из ламп. Все шире стано­вятся зверские расправы с населением.

I Насилия над женщинами приобретают неслыханный масштаб и прово­дятся организованно. В селе Ляды после разгрома лавок напившиеся офице­ры потребовали, чтобы население представило в ближайший лес 18 девушек. Когда это не было выполнено, они забрали их сами, в том числе некоторых девочек в возрасте 13-14 лет, увели в лес, зверски изнасиловали и затем рас­селяли.

► В Слуцке и некоторых других местах уже организованы концентрацион­ные лагеря. За проволоку загоняют всех трудоспособных, кормят похлебкой из конины 1 раз в 2 дня, готовят для уборки урожая, дорожных и других ра­бот. За малейшее проявление недовольства или отказ от выдачи коммуни­стов или партизан,не говоря уже о выступлениях крестьян против немцев, Ееревни сжигаются дотла.

, В Бресте уже работают филиалы гестапо, готовят списки для широких арестов. Оставшиеся семьи активистов и работников расстреливают прямо на улицах.

^ При этом ведомство Геббельса' изощряется в способах пропаганды с це­лью умиротворения. Например, захватывают в плен раненого командира или красноармейца и подстраивают так, чтобы на глазах у населения была

 

ki •' Геббельс Йозеф Пауль (1897-1945) — один из главных немецко-фашистских военных преступников. Доктор философии, член НСДАП с 1922 г. С 1926 г.тесно сотрудничал с Гит лером, с осени 1926 г. — гауляйтер НСДАП в Берлине, с 1927 г. - издатель фашистской га­зеты «Дер Ангриф» («Атака»). С 1930 г. — рейхсляйтер НСДАП по пропаганде. С марта 1933 г. - рейхсминистр народного просвещения и пропаганды фашистской Германии. В 1943 г. провозгласил «тотальную войну» против Советского Союза и других стран антигитлеров­ской коалиции. В 1944 г. — имперский уполномоченный по тотальной военной мобилиза­ции. По завещанию Гитлера назначался на пост рейхсканцлера. Пытался избежать безого­ворочной капитуляции Германии. После провала этих попыток 1 мая 1945 г.. находясь в за­нятом войсками Красной Армии Берлине, покончил жизнь самоубийством в помещении рейхсканцелярии вместе с женой Магдой, предварительно умертвив ядом своих шестерых 'малолетних детей.

оказана тщательная медицинская помощь. При этом выказывают массу признаков участия. Затем провожают якобы к санитарному поезду, а легко­раненых — на свою территорию, а за селом зверски срывают ими же нало­женные повязки и расстреливают. Печатают большое количество листовок и даже плакатов с изображением действия всех видов немецкого оружия и с прославляющим его текстом.

Подавляющее большинство крестьян тяжело переживают утрату Со­ветской власти, оказывают огромную помощь партизанам, выходящим из окружения нашим частям, группам и одиночкам, все дают для их питания и провожают к своим.

Начинается действительно широкое партизанское движение. Сущест­вуют многочисленные отряды, вредят немцам и в одиночку.

Вот некоторые новые достоверные факты.

'21-я армия в июле-сентябре 1941 г. вела оборонительные и наступательные бои на За­падном направлении в составе Западного, Центрального (с 30 июля), Брянского (с 25 ав­густа) фронтов.

2 Жуковский Максим Иванович — секретарь Краснослободского райкома КЩб) Бело­руссии, в июле 1941 г. — командир партизанского отряда. За умелое руководство отрядом, а также за личное мужество и героизм, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими за­хватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 августа 1941 г. награжден орденом Ленина.


1.  Партизанский отряд под руководством Миклашевича (директор спирт-завода) и секретаря Речицкого райкома КЩб) Б Кутсйникова напал на не­мецкую колонну, захватил один танк, 10 бронеавтомобилей и противотанко­вую пушку. Посадив на эти машины своих людей (сумели найти), опериру­ют дальше. Отряд настолько разросся и себя проявил, что командование 21-й армии1, выслав своего представителя, дало ему специальное порученн

2.  Посланная нами из Могилева группа тов. Жуковского2 (секретарь Краснослободского райкома КП(б)Б) по пути к району действий обросла крестьянами и выбила немцев из Слуцка. Обеспокоенные разрывом ком­муникаций, немцы выслали сильный отряд, партизаны ушли и выбили немцев из другого районного центра — Красной Слободы.

3.  В Лунинецком районе партизаны вывели из строя танк, убили 30 не­мецких кавалеристов, сожгли 3000 тонн свезенного хлеба, склад горючего и взорвали мосты.

4.  Глусский партизанский отряд в районе Бояновичи сжег 4 понтонных моста на р. Птичь. Вместе с подошедшей частью уничтожил более тысячи переправившихся немецких солдат.

5.  Жлобинский партизанский отряд обнаружил немецкий командный пункт, сильно охранявшийся, и сообщил ближайшей части. Вместе с ча­стью напал и разгромил пункт. В числе многих убитых 1 немецкий генерал.

6.  Паричский и Домановичский партизанские отряды уничтожили 30 тан­ков и бронемашин, 3 захваченные целыми бронемашины служат партизанам.

7.  В Туровском районе, в Озерках, партизаны уничтожили 2 моста и пе­ребили 300 переправившихся немецких солдат.

8.  В Дубровском сельсовете Паричского района крестьяне, затеяв раз­говор с немцами, напали на них и захватили 3 бронемашины.

9.  Речицкий партизанский отряд по поручению командования доста­вил «языков» — двух ефрейторов-фашистов.

10. Партизанские отряды захватили ГЛусск и Паричи.

11. В деревне Заполье Рогачевского района немецкие танкисты были забросаны гранатами и бежали1, бросив танки и каски. Деревня затем бы­ла сожжена немцами.

12. В деревне Студянка Быховского района немцы собрали крестьян. Офицер спросил: «Какую власть вы хотите? Подумайте и отвечайте!» Из толпы раздался выстрел, и офицер был убит наповал. Солдаты разбежа­лись. Деревня также была сожжена дотла.

Партизаны пленных не берут, а пособников, выдающих немцам кого-либо, истребляют беспощадно.

Немцы боятся останавливаться на ночлег в лесу, ночуют в поле, а если поля нет, то лес предварительно тщательно простреливают, а потом оста­навливаются.

В противовес немцы пытаются создать отряды из белогвардейцев и ос­татков кулачества, чтобы действиями этих мерзавцев дискредитировать партизан.

Принимаем все меры для того, чтобы партизанское движение стало настолько мощным, чтобы это резко почувствовал фронт.

Обстановка, создаваемая немцами, помогает этому. Направляем до­полнительно партийных и советских работников, по тем или иным при­чинам оказавшихся на этой стороне фронта. Здесь остается только основ­ной узкий состав ЦК и СНК. Дополнительно к организованной пятиднев­ной школе обучения технике обращения со специальным оружием дивер­санта приступаем к организации парашютной школы на 5-8 тысяч бело­русских комсомольцев. Это очень нужно, так как проход на территорию может стать затруднительным. Школу надо организовать поглубже, где-либо за Москвой. На это прошу санкции.

Приведу еще несколько отдельных фактов, представляющих интерес.

1)  В Бресте до 1 июля форты крепости продолжали бой с немцами. 29 июня один форт выбросил белый флаг. Большая группа немцев подошла к форту и была расстреляна выкинувшими белый флаг. Что дальше стало после 1 июля с этими верными сынами Родины, сведений нет.

2)  Продолжают с боями выходить из окружения группы бойцов и ко­мандиров 10-й и 3-й армий2. Два дня тому назад на Могилевском направ­лении вышло 800 человек под командой генерала.

Сейчас снабжаем с воздуха боеприпасами дивизию 3-й армии в соста­ве 3-3,5 тысячи человек, подходящую к Лепелю.

Пономаренко

1Так в тексте документа.

210-я армия вела оборонительные бои на Белостокском направлении, частью сил участвовала во фронтовом контрударе в районе Гродно. 3-я армия вела оборонительные бои в районах Гродно, Лида, Новогрудок. Однако 11 дивизий 3-й и 10-й армий оказа­лись с конца июня в окружении между Белостоком и Минском (район Налибокской пу­щи), где вели бои до 8 июля 1941 г., сковав здесь около 25 дивизий противника. После выхода из окружения управление 10-й армии было расформировано, а 3-я армия нахо­дилась в резерве Ставки ВГК.

Печатается по: Известия ЦК КПСС, 1990, № 8, с. 209-211.

Приказ НКВД СССР № 00941 о сформировании частей войск НКВД при особых отделах

19 июля 1941 г.

 

 

В соответствии с решением Государственного Комитета Обороны Союза ССР от 17 июля с.г.1 для обеспечения оперативных мероприятий особых от­делов НКВД по борьбе с дезертирами, трусами, паникерами, шпионами и диверсантами

приказываю:

1.  Сформировать по прилагаемым штатам:

а)  при особых отделах дивизий и особых отделах корпусов — отдельные
стрелковые взводы;

б)  при особых отделах армий — отдельные стрелковые роты;

в)  при особых отделах фронтов — отдельные стрелковые батальоны.

2.  Укомплектовать эти части личным составом войск НКВД, находя­щимся в подчинении начальников охраны тыла фронтов2. На укомплектова­ние выделить лучший проверенный состав из числа кадра.

3.  Формирование частей возложить:

по Северному фронту - на начальника охраны тыла фронта генерал-лей­тенанта тов. Степанова и начальника Особого отдела фронта комиссара го­сударственной безопасности 3 ранга тов. Куприна;

по Северо-Западному фронту — на начальника охраны тыла фронта пол­ковника тов. Головко3 и начальника Особого отдела фронта комиссара госу­дарственной безопасности 3 ранга тов. Бочкова;

по Западному фронту — на начальника охраны тыла фронта генерал-лей­тенанта тов. Соколова и начальника Особого отдела фронта комиссара госу­дарственной безопасности 3 ранга тов. Цанаву;

' См. документ №411.

2 См. документы № 312, 321.

1 Головко Андрей Сидорович (1903-1981) - генерал-майор (1942). С 1936 г. - начальник штаба дивизии им. Ф.Э. Дзержинского, затем командовал 1-м мотострелковым полком этой дивизии. С июня 1941 г. — командир 22-й мотострелковой дивизии войск НКВД. С июля 1941 г. - начальник войск НКВД по охране тыла Северо-Западного фронта, помощ­ник командующего Северо-Западным фронтом по охране тыла. С ноября 1942 г. - коман­дир Уральской стрелковой дивизии войск НКВД. С июня 1943 г. — начальник Управления внутренних войск НКВД Северо-Кавказского военного округа. С ноября 1946 г. — началь­ник отдела боевой подготовки ГУВВ МГБ СССР. С марта 1950 г. — начальник оперативно­го отдела ГУВВ МГБ СССР. В мае 1954 г. уволен в запас.

по Юго-Западному фронту — на начальника охраны тыла фронта пол­ковника тов. Рогатина1 и начальника Особого отдела фронта комиссара го­сударственной безопасности 3 ранга тов. Михеева;

по Южному фронту — на начальника охраны тыла фронта генерал-майо­ра тов. Никольского и начальника Особого отдела фронта комиссара госу­дарственной безопасности 3 ранга тов. Сазыкина.

4.  Формирование указанных частей для фронта резервных армий произ-
вести за счет кадра войск НКВД, имеющегося в дивизиях этого фронта.

Формирование возлагается на командующего фронтом генерал-лейте­нанта тов. Богданова и начальника Особого отдела фронта комиссара госу­дарственной безопасности 3 ранга тов. Белянова2.

5.  Комплектование частей и передачу их в подчинение начальников осо-
бых отделов закончить к 25 июля 1941 г.

 

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

Генеральный комиссар государственной безопасности Л.Берия

1    Рогатин Владимир Тарасович (1899-1960) — генерал-майор (1941). С 1939 е — началь­ник штаба Управления погранвойск НКВД Среднеазиатского округа. С 1940 г. - началь­ник штаба Управления погранвойск НКВД Украинского округа. В 1941-1943 гг. — началь­ник войск Н КВД по охране тыла Юго-Западного, затем Брянского фронтов, в 1943 г. — на­чальник отдела боевой подготовки Главного управления войск НКВД СССР по охране ты­ла Действующей Красной Армии. В 1943-1945 гг. - начальник войск НКВД по охране ты­ла Северо-Западного, Белорусского и 2-го Прибалтийского фронтов. В 1946-1947 гг. — на­чальник войск НКВД по охране тыла Северной группы войск, с февраля 1947 г. — началь­ник кафедры Военного института войск МВД СССР. С апреля 1947 г. - начальник Квар-тирно-эксплуатационного отдела войск МВД СССР, затем работал заместителем началь­ника Главного архивного управления МВД СССР. Приказом МВД СССР № 2404 от 1 ок­тября 1954 г. уволен в отставку по болезни.

2    Белянов Александр Михайлович (1903-?) - генерал-майор (1943). В 1939 г. — началь­ник Особого отдела НКВД Академии Красной Армии им. Ф. Э. Дзержинского, в 1939-1941 гг. — заместитель начальника 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР. В 1941 г. — начальник 3-го от­дела НКВД СССР, начальник Особого отдела НКВД Западного фронта резервных армий. В 1941-1942 гг. - начальник 6-го отдела Управления особых отделов НКВД СССР, в 1942 г. — начальник Особого отдела НКВД Крымского фронта, в 1942-1943 гг. - замести­тель начальника Особого отдела НКВД Воронежского фронта. В 1943 г. - заместитель на­чальника Управления контрразведки «Смерш» 1-го Украинского фронта. С июля 1944 г.-заместитель начальника 7-го отдела 2-го Управления НКГБ СССР. В июле 1945 г. зачислен в резерв отдела кадров НКГБ СССР на должность заместителя начатьника отдела. С апре­ля 1948 г. — начальник наградного отдела Министерства Вооруженных Сил СССР.


ЦА ФСБ России

Спецсообщение НКГБ БССР Председателю СНК БССР И.С.Былинскому' о лицах, арестованных органами госбезопасности Белоруссии в период с 22 июня по 19 июля 1941 г.

19 июля 1941 г.

За период с 22 июня по 19 июля с. г. органами НКГБ БССР арестовано 1273 чел. по обвинению в совершении разных контрреволюционных преступлений и за связь с немецкими разведывательными органами.

Следственные дела на вышеуказанный контингент были своевременно за­кончены и направлены в военные трибуналы для рассмотрения.

Большинство арестованных — это бывшие люди2, кулаки, исключенные из ВКП(б) по политическим мотивам, троцкисты и буржуазные националисты.

За последние дни органами НКГБ арестовано свыше 50 красноармейцев и сотрудников советских и хозяйственных учреждений, возвратившихся из не­мецкого плена, оказавшихся завербованными немецкой разведкой и специ­ально направленными на территорию СССР с заданиями диверсионно-терро-ристического характера, а также для ведения разложенческой работы среди красноармейцев Красной Армии.

2 июля 1941 г. в дер. Четвертня Жлобинского района при попытке с оружи­ем в руках перейти на сторону фашистских немецких войск задержан Щедри-нок Иван Демидович3, 1902 года рождения, белорус, исключен из ВКП(б), до ареста работал на объекте военного значения в г. Бобруйске.

На следствии Щедринок признал, что он среди населения проводил контр­революционную агатацию пораженческого характера и хотел перейти к фаши­стам с целью выдачи им месторасположения объектов оборонного значения и списков партийной организации Бобруйского района.

1 Былинский (Кобылинский) Иван Семенович (1903-1976) — с июня 1940 г. ло январь 1944 г. — Председатель Совнаркома Белорусской ССР. С января по октябрь 1944 г. - заме­ститель Председателя СНК БССР. С октября 1944 г.1-й секретарь Полесского обкома КП(б) Белоруссии.

Под «бывшими людьми» подразумевались представители бывшей титулованной ари­стократии (князья, графы, бароны и т. п.), бывшие сановники и др.

Правильно — Щедренок Иван Демидович. Задержан опергруппой УНКВД по Гомель­ской области 2 июля 1941 г. как дезертировавший с оружием в руках из отряда самооборо­ны и был привлечен к уголовной ответственности по ст. 22-63, п. I, УК БССР (покушение на измену Родине). Определением военного трибунала 21-й армии от 11 июля 1941 г. на­правлен на обследование в Черниговскую психиатрическую больницу, куда не смог быть доставлен из-за осложнившейся военной обстановки. Остался на оккупированной немец­кими войсками территории, где с октября 1942 г. находился в партизанском отряде. После освобождения Жлобина от оккупантов работал заведующим Жлобинским райсобесом. 2 ноября 1963 г. Управлением КГБ при СМ БССР по Гомельской области дело по обвинению Щедренка И.Д. прекращено за отсутствием состава преступления.

13 июля 1941 г. УНКГБ по Пинской области задержан Братута А. Т., 1908 го­да рождения, кандидат ВКП(б), возвратившийся из немецкого плена. У Брату­ты был обнаружен пропуск немецких войск, в котором указывалось, что предъявитель этого пропуска в русской армии не служил и никакого сопроти­вления немецким войскам не оказывал.

На следствии Братута признал, что он завербован немецкой разведкой и направлен с заданием организовать взрыв одного из мостов г. Гомеля.

В связи с вероломным нападением фашистской Германии на СССР и нача­лом военных действий отмечается активность вражеских элементов, прожива­ющих на нашей территории.

Активность врага направлена на срыв оборонных мероприятий Советского правительства и на распространение провокационных слухов, сеющих панику среди населения.

В отдельных случаях вражеский элемент идеализировал фашистскую Герма­нию, призывая население к открытым выступлениям против Советской власти.

В дер. Черневка Могилевской области крестьяне под руководством контрреволюционного элемента зарезали и расхитили около 1000 голов госу­дарственного скота, эвакуированного из западных областей Белоруссии.

В этой же деревне население отказывается брать советские деньги, заявляя, что с приходом немцев советские деньга не будут иметь никакой ценности.

УНКГБ по Могилевской области приняты меры к аресту основных руково­дителей расхищения государственного скота.

В дер. Давыдовке Гомельского района кулак Дубоделов Дмитрий Петрович категорически отказывается от выполнения оборонной работы. На предложе­ние председателя сельсовета заявляет: «Поздно вы схватились, посидели во власти, а теперь придется уступить ее нам, а на работу никуда я не пойду».

Дубоделов арестован.

Житель этой же деревни Лозовский Владимир Иванович, 1907 года рожде­ния, кулак, на предложение председателя сельсовета выйти на работу, заявля­ет: «Гитлера дождались, никакие работы выполнять не будем, а надо подгото­вить для его встречи хлеб с солью». Лозовский арестован.

В дер. Дятловичи Гомельского района единоличник Быков Егор Петрович. 1890 года рождения, собрав вокруг себя колхозников заявил: «Гитлер прибли­жается, скоро для коммунистов настанет Варфоломеевская ночь. Советская власть воюет только языком, а на деле ничего нет».

Быков арестован1.

В Калинковичском районе Полесской области, в лесу вблизи дер. Б. Автю-хи, задержана группа дезертиров Красной Армии в количестве 7 человек, кото­рая представляла из себя уже организованную банду. В числе арестованных ока­зался Эсман О. Б.2, в прошлом судимый за контрреюлюционную деятельность.

Заместитель народного комиссара

государственной безопасности БССР                           Духович

1    Быков Егор Петрович, завхоз школы, был арестован по обвинению в проведении ан­тисоветской агитации. Дело закончено следствием 12 августа 1941 г. и направлено замести­телю военного прокурора Белорусской железной дороги. В июне 1942 г. материалы следст­вия направлены в Свердловск. Данных о судимости Быкова Е.П. не имеется.

2    Эсман Остап Борисович (1894-1941) - дезертир, арестован в июле 1941 г. 19 июля 1941 г. военным трибуналом 66-го стрелкового корпуса приговорен по ст. 193-7, п. «г» ч. 2, УК РСФСР к высшей мере наказания.


ЦА ФСБ России

Указание НКГБ БССР № 161 о подготовке сигнальщиков для использования их в тылу немецких войск'

19 июля 1941 г.

Во исполнение телеграммы народного комиссара государственной безо­пасности Союза ССР комиссара госбезопасности 3 ранга товарища Мерку­лова за № I902

предлагаю:

из числа проверенных, вполне лояльно настроенных к нам лиц, а также из числа агентуры, которая не может быть использована для более активных целей, организуйте кадры сигнальщиков, которые, оставаясь на территории противника, должны всеми доступными им способами (ракеты, поджоги, включение света и др.) в ночное время, во время налетов наших самолетов, подавать световые сигналы, указывая им места расположения особо важных объектов противника (расположение вооруженных сил противника, скопле­ние танков, складов со взрыв[чатыми| материалами).

Сигнадьщики должны это проделать по своему усмотрению, без особых к этому указаний.

Ни с кем из работников резидентуры их не связывать. Сигнальщики должны действовать осторожно, использовать панику во время воздушной тревоги и, подав сигнал, немедленно менять место своего нахождения. Ра­боту эту проводить не только в городах, но и в селах, о чем дайте соответст­вующие указания МРО.

О принятых мерах донесите немедленно нарочным.

Уничтожить эту директиву после ознакомления.

 

Зам. наркома госбезопасности БССР

майор госбезопасности                                                 Духовт

' Направлено начальникам УНКГБ по Полесской, Могилевской и Гомельской областям. См. документ № 376.

 

ЦА ФСБ России

Инструкция для особых отделов НКВД Северо-Западного фронта по борьбе с дезертирами, трусами и паникерами

[Не ранее 19 июля 1941 г.]

§1

Основная задача особых отделов и войсковых подразделений НКВД за­ключается в быстрейшем наведении твердого революционного порядка в тылах дивизий, корпусов, армий и фронта и в решительной борьбе с дезер­тирами, паникерами и трусами.

§2

В этих целях в соответствии с приказом НКВД № 00941 от 19 июля 1941 г.1 при каждом особом отделе дивизии, корпуса выделяется взвод войск НКВД, при особом отделе армии — рота и при особом отделе фронта — батальон войск НКВД.

§3

Для осуществления задач, изложенных в § 1 настоящей инструкции, а также для усиления работы особых отделов на местах при каждом взводе, ро­те, батальоне создается оперативная группа особого отдела в составе началь­ника и двух уполномоченных.

§4

Особые отделы дивизии, корпуса, армии в борьбе с дезертирами, труса­ми и паникерами осуществляют следующие мероприятия:

а)  организуют службу заграждения путем выставления засад, постов и до-
зоров на войсковых дорогах, дорогах движения беженцев и других путях
движения, с тем чтобы исключить возможность какого бы то ни было про-
сачивания военнослужащих, самовольно оставивших боевые позиции;

б)  тщательно проверяют каждого задержанного командира и красно-
армейца с целью выявления дезертиров, трусов и паникеров, бежавших с
поля боя;

в)  всех установленных дезертиров немедленно арестовывают и ведут
следствие для предания их суду военного трибунала. Следствие заканчивать
в течение 12-часового срока;

г)   всех отставших от части юеннослужащих организовывают повзводно
(поротно) и под командой проверенных командиров в сопровождении пред-
ставителя особого отдела направляют в штаб соответствующей дивизии;

1 См. документ № 427.

д)  в особо исключительных случаях, когда обстановка требует принятия
решительных мер для немедленного восстановления порядка на фроше, на-
чальнику особого отдела представляется право расстрела дезертиров на мес-
те. О каждом таком случае начальник особого отдела доносит в особый от-
дел армии и фронта;


е)  приводят в исполнение приговор военного трибунала на месте, а в не-
обходимых случаях перед строем;

ж)  ведут количественный учет всех задержанных и направленных в части
и персональный учет всех арестованных и осужденных;

з)  ежедневно доносят в особый отдел армии и особый отдел фронта о ко-
личестве задержанных, арестованных, осужденных, а также о количестве пе-
реданных в части командиров, красноармейцев и материальной части.

§5

Начальникам особых отделов через политорганы обеспечить своевре­менное оповещение всех военнослужащих частей, дивизий о результатах су­дебных приговоров по делам дезертиров, трусов и паникеров.

§6

Использование войсковых подразделений оперативных групп в других целях, не предусмотренных настоящей инструкцией, категорически запре­щается и может быть допущено в исключительных случаях с разрешения на­чальника особого отдела армии.

Зам.нач. Особого отдела НКВД Северо-Западного фронта

дивизионный комиссар                                                     Бабич'

ЦА ФСБ России

 

№431

 

Указ Президиума Верховного Совета СССР об объединении Народного комиссариата внутренних дел и Народного комиссариата государственной безопасности в единый Народный комиссариат внутренних дел

 

20 июля 1941 г.

1 Бабич Исай Яковлевич (1902-1948) — генерал-лейтенант (1943). С января 1939 г. - на­чальник 4-го отделения 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР, с сентября 1940 г. - начальник Особою отдела НКВД Прибалтийского военного округа. В 1941 г. — начальник 3-го отде­ла Прибалтийского военного округа, с июля 1941 г. — заместитель начальника, ас мая 1942 г. — начальник Особого отдела НКВД Северо-Западного фронта. С мая 1943 г. — замести­тель начальника ГУКР «Смерш» НКО СССР, с мая 1946 г. — заместитель начальника3-го Главного управления контрразведки МГБ СССР. Умер 9 декабря 1948 г.


В связи с переходом от мирного времени на военные условия работы признать целесообразным объединение Народного комиссариата внутрен­них дел и Народного комиссариата государственной безопасности в единый Народный комиссариат внутренних дел.

Соответствующее объединение органов НКВД и НКГБ произвести в со­юзных и автономных республиках, в краях и областях.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР    М. Калинин

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР      А. Горкин

ЦА ФСБ России

Советское правительство, исходя из сложившейся военно-политической и оператив­ной обстановки, приняло практические меры по перестройке работы органов государст­венной безопасности. В целях слияния усилий органов государственной безопасности и внутренних дел настоящим Указом Президиума Верховного Совета СССР Народный ко­миссариат внутренних дел и Народный комиссариат государственной безопасности были объединены в Народный комиссариат внутренних дел СССР. В соответствии с постанов­лениями ГКО от 17 июля 1941 г. (см. документ № 411 ) и 10 января 1942 г. Третьи управле­ния Народного комиссариата обороны и Народного комиссариата Военно-Морского Флота преобразовались в особые отделы с подчинением их НКВД СССР. Третьи отделы и отделения фронтов, округов, флотов, флотилий, армий, корпусов, дивизий переименова­лись в особые отделы. В НКВД СССР создавалось Управление особых отделов, в составе которого находился 9-й отдел по обслуживанию Военно-Морского Флота.

В целях организации контрразведывательной работы на оборонных и промышленных объектах, железнодорожном и водном транспорте в Н КВД ССС Р в июле 1941 г. были вновь образованы упраздненные в феврале 1941 г.Экономическое и Транспортное управления и их органы на местах.

Создание единого централизованного органа охраны государственной безопасности и внутренних дел позволило органам НКВД в тяжелый начальный период войны объеди­нить свои усилия и направить их на решение главной задачи — на борьбу с немецко-фаши­стской разведкой, шпионами, диверсантами, террористами, а также с изменниками и де­зертирами, распространителями провокационных слухов. Это способствовало установле­нию более тесной связи между территориальными органами и особыми отделами НКВД, дало возможность выработать единую систему организации контрразведывательных меро­приятий, своевременно обобщать данные о противнике и направлять основные удары на наиболее уязвимые места вражеской разведки.

Следует отметить, что, несмотря на то что 20 июля 1941 г. НКГБ СССР и его местные органы де-юре были упразднены, они некоторое время продолжали функционировать (например, УНКГБ по г. Москвеи Московской области, УНКГБ по Калининской области и др.), так как в условиях военного времени было невозможно в считанные дни завершить реорганизацию и передать весь личный состав, функциональные обязанности, дела и ма­териалы в органы НКВД (ЦА ФСБ России).


Из директивы НКГБ СССР № 239/8241 об организации оперативно-чекистского обслуживания учреждений и предприятий, эвакуированных из Москвы1

20 июля 1941 г.

Наркомам госбезопасности союзных и автономных республик, началь­никам УНКГБ краев и областей2

В связи с частичной эвакуацией из Москвы некоторых союзных нарко­матов и центральных советских учреждений

приказываю:

1.  Немедленно приступить к оперативно-чекистскому обслуживанию эвакуировавшихся из Москвы наркоматов и ведомств, находящихся на ва­шей территории.

2.  Для обеспечения этой работы на первое время использовать местную агентурно-осведомительскую сеть...

3.  К оперативно-чекистскому обслуживанию эвакуированных из Моск­вы учреждений привлечь находящихся на вашей территории сотрудников НКГБ СССР, направленных в ваше распоряжение.

Народный комиссар госбезопасности СССР               Меркулов

ЦА ФСБ России

№433

Указание НКГБ Белорусской ССР № 174 Управлению НКГБ по Полесской области о порядке комплектования и обучения партизанских отрядов и активизации борьбы с противником

20 июля 1941 г.

1    Передано шифром.

2    Директива была направлена в НКГБ Татарской и Удмуртской АССР, УНКГБ по Крас­ноярскому краю, Свердловской, Саратовской, Омской, Кировской, Сталинградской, Но­восибирской, Горьковской. Ивановской, Молотовской, Челябинской и Куйбышевской областям.

3    Документ не публикуется.


Народный комиссар государственной безопасности СССР комиссар гос­безопасности 3 ранга тов. Меркулов в своей директиве № 2223 указал нам на


целый ряд недостатков в деле организации партизанских отрядов и их прак­тической деятельности.

Партизанские отряды комплектовались наспех, из людей, не имевших опыта партизанской борьбы, не знавших местных условий и не владевших оружием. Посылаемые партизаны не получали достаточного инструктажа по боевой работе.

В целях большей организованности в подборе кадров, постановке задач и обучении партизанских отрядов руководствуйтесь следующим:

1.  Партизанские отряды организовывать из надежной местной агентуры, а также проверенного местного советского актива, внедрять и наших опер­работников, способных самоотверженно бороться в тылу врага.

2.  При подборе подходить персонально, учитывая личные качества пар­тизан, не допуская лиц, вызывающих сомнения в их боевых качествах.

3.  Перед отправкой тщательно инструктировать, знакомить по карте с местностью, где предстоит действовать, с политико-экономическим состоя­нием района действия, наличием там контрреволюционного элемента и т.п.

4.  Отправлять партизанские отряды одетыми в чекистскую форму кате­горически воспрещается.

5.  Перед отправкой тщательно продумать методы связи с партизанскими отрядами и возможность оказания помощи как материальной, так и оружи­ем и боеприпасами.

6.  Для большей маскировки партизан в районах, где прошла поголовная мобилизация, необходимо в случае подозрения в шпионаже заявлять: «Слу­жил в Красной Армии, попал в плен, а затем освобожден для работы в поле, так как являюсь жителем данного района».

7.  Снабжение оружием и боеприпасами партизанских отрядов необходи­мо производить при комплектовании отряда. Использовать также возмож­ность добывать оружие в прифронтовой полосе за счет брошенного немца­ми и нашими войсками. Для этого необходимо высылать в эти районы не­большие группы партизан для отбора и доставки этою оружия в определен­ное место с таким расчетом, чтобы с прибытием на место партизанского от­ряда они могли бы использовать это оружие для действий.

8.  Имеются случаи, когда сформированные партизанские отряды под на­жимом частей противника отступают вместе с населением. Подобные слу­чаи прекратить.

В таких случаях необходимо использовать разрывы между наступающи­ми частями противника и через эти разрывы проникать в тылы противника для проведения диверсионно-подрывной работы

О проделанной работе донесите.

Зам. наркома госбезопасности БССР

майор госбезопасности                                                Духович

ЦА ФСБ России


Указание Ставки Верховного Командования № 00456 главнокомандующему войсками Западного направления и начальнику штаба Западного фронта о разведке противника в районе г. Могилева

21 июля 1941 г.

 

Мною получено из Могилева 2 телеграммы от работников НКВД ПудиЧ на1, Чернышева2, Пилипенко3, которые утверждают, что в Могилеве войск нет Могилев удерживается охраной НКВД и местной охраной. В 40 кило­метрах юго-западнее Могилева 300 наших бойцов находятся в окружении, без пищи, патронов и снарядов, просят помощи.Ставка

приказывает:

' Пудин Василий Иванович (1901-1974) — полковник (1944). С января 1939 г. - замес­титель начальника 9-го отделения 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР, с мая 1939 г. - замести­тель начальника 7-го отделения 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР. С февраля 1941 г. - началь­ник 4-го отделения 5-го отдела 1-го Управления НКГБ СССР. В июле 1941 г. был направ­лен со специальным заданием в тыл противника. В период оккупации немцами г. Могиле­ва - руководитель подпольной группы на Могилевском железнодорожном узле. С октяб­ря 1941 г. — в резерве отдела кадров НКВД СССР с прикомандированием ко 2-му отделу НКВД СССР, затем работал в 4-м Управлении НКВД-НКГБ СССР. С марта 1944 г. - на ру­ководящей работе в 1-м Управлении НКГБ-МГБ СССР. Приказом МГБ СССР№ 1007от 4 декабря 1950 г. уволен в отставку по состоянию здоровья.

2 Чернышев Павел Сергеевич (1908-?) - майор госбезопасности (1943). С июля 1939 г.Ч временно исполняющий обязанности начальника ДТО НКВД железной дороги им. Молото-ва. С января 1940 г. - заместитель начальника ДТО НКВД железной дороги им. Молотова. С декабря 1940 г. - начальник ДТО НКВД Белорусской железной дороги. С апреля 1941 г. - на­чальник УНКГБ по Могилевской области. Был в окружении противника, с ноября 1941 г. на­ходился в распоряжении отдела кадров НКВД СССР С декабря 1942 г. - начальник культур­но-воспитательной части Сибирского ИТЛ НКВД. Приказом НКВД СССР № 489 от 31 мая 1945 г. уволен из органов НКВД за невозможностью дальнейшего использования.

1 Пилипенко Яков Иванович (1903-?) - капитан госбезопасности (1939). В 1939-19И гг. - начальник УНКВД по Могилевской области. В августе 1941 г. был пленен немецкими войсками. До апреля 1945 г. находился в плену на территории Германии, после освобожде­ния из плена с июля по август 1945 г. проходил спецпроверку, затем находился в резерве 55-го офицерского полка Московского военного округа. Уволен в запас приказом MB0 №0420 от 10 июля 1946 г.


1   Под Вашу личную ответственность разведать с низких высот г. Моги­лев и местность севернее и южнее Могилева и установить, кто занимает г. Могилев и прилежащую местность.

2   Посадить самолет связи на Могилевский аэродром с командиром, ко­торому приказать тщательно разобраться с обстановкой, выяснить, кто за­нимает и обороняет г. Могилев, когда, кто оставил рубеж обороны и г. Мо­гилев.

3. Полученные данные передать мне не позже 20.00 21 июля 1941 е и до­ложить, что делает командование фронта для приведения в порядок 13-й армии'.

Жуков

ЦАМО, ф. 96а, он. 1711, д.1,л. 49. Заверенная копия.

Красная Армия, войска НКВД и отряды народного ополчения героически обороняли г. Могилев в ходе начавшегося Смоленского сражения 1941 г., но вынуждены были оста­вить город 26 июля 1941 г.

 

№435

Постановление следчасти Управления особых отделов НКВД

СССР об объединении следственных дел по обвинению Павлова Д. Г., Климовских В. Е., Григорьева А. Т. и Коробкова А. А. в одно следственное дело

21 июля 1941 г.

«Утверждаю» Зам. Нач. Управления Особого отдела НКВД СССР майор госбезопасности Осетров221 июля 1941 г.

 

Постановление

'13-я армия с конца июня 1941 г. вела оборонительные бои в Минском укрепленном районе, на Борисовском направлении и на р. Днепр. В последующем участвовала в Смо­ленском сражении 1941 г., Орловско-Брянской операции 1941 г.

2 Осетров Николай Алексеевич (1905-?) — генерал-лейтенант (1944). С февраля 1939 г.-начальник Особого отдела НКВД Киевского Особого военного округа. С сентября 1939 г.-заместитель начальника Особого отдела НКВД СССР и начальник следственной части Осо­бого отдела НКВД СССР. С февраля 1941 г. - заместитель начальника 3-го Управления НКО СССРи начатьник следственной части 3-го Управления НКО СССР. В 1941-1943 гг. - заме­ститель начальника Управления особых отделов НКВД СССР. С апреля 1943 г. - начальник УКР «Смерш» Воронежского фронта. С апреля 1944 г. — начальник УКР «Смерш» 1-го Укра­инского фронта. С июля 1945 г - начальник УКР «Смерш» Киевского военного округа. С ноября 1946 г. — начальник УКР МГБ Киевского военного округа. С мая 1948 г. находился в действующем резерве МГБ СССР. С марта 1953 г. — исполняющий обязанности заместите­ля начальника Следственной части по особо важным делам МВД СССР. С апреля 1953 г.начальник УКР МВД Московского военного округа. С июня 1954 г. - заместитель начальни­ка УКГБ при СМ СССР по Смоленской области. Приказом КГБ при СМ СССР № 1525 от 15 ноября 1955 г. уволен в запас по служебному несоответствию.


Гор. Москва, июля 21 дня, я, старший следователь Упра­вления особых отделов НКВД СССР, лейтенант госбезопасности

Морозов,1 рассмотрев следственные дела по обвинению Павлова Дмит­рия Григорьевича, Климовских Владимира Ефимовича, Григорьева Андрея Терентьевича и Коробкова Андрея Александровича, Нашел:

Обвиняемые Павлов, Климовских, Григорьев и Коробков арестованы за проведение предательской деятельности на фронте.

В связи с тем что преступления, совершенные вышеуказанными липами проводились совмесп ю,

Постановил:

Следственные дела по обвинению Павлова Д. Г., Климовских В. Е., Григорьева А. Г., и Коробкова А.А. объединить в одно следственное дело, присвоив ему № 193.

Ст. следователь Управления особых отделов НКВД СССР

лейтенант госбезопасности                                           Морозов

«Согласен»

Зам. начальника следственной части Управления особых отделов НКВД СССР
старший батальонный комиссар                               Павловский

ЦА ФСБ России

№ 436                                       I

Обвинительное заключение по делу Павлова Д. Г., Климовских В. Е., Григорьева А. Т. и Коробкова А. А.2

21 июля 1941 г.

«Утверждаю»

Зам.наркома внутренних дел СССР

начальник Управления особых отделов

комиссар госбезопасности 3 ранга

Абакумов

21 июля 1941 г.

Обвинительное заключение

1    Морозов Василий Сергеевич (1911-?) — полковник (1949). С января 1939 г. — следова­тель следчасти 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР. С апреля 1940 г. — старший следователь следчасти 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР. С февраля 1941 г. — исполняющий должность старшего следователя следчасти 3-го Управления НКО СССР. С мая 1941 г. - старший сле­дователь следчасти 3-го Управления НКО СССР. С августа 1941 г. — старший следователь следчасти Управления особых отделов НКВД СССР. С июня 1942 г. — старший следователь 2-го отделения следчасти Управления особых отделов НКВД СССР. С августа 1943 г. - по­мощник начальника 2-го отделения 6-го отдела ГУКР «Смерш» НКО СССР. С июня 1946 г. — старший следователь Следчасти по особо важным делам МГБ СССР. С апреля 1950 г. — начальник секретариата Следчасти по особо важным делам МГБ СССР. Приказом МВД СССР № 2317 от 14 декабря 1953 г. уволен в запас.

2    См. документы № 378, 379, 408.


По следственному делу № 193 по обвинению Павлова Дмитрия Григорь­евича, Климовских Владимира Ефимовича в совершении преступлений, предусмотренных статьями 58-16 и 58-11 УК РСФСР; Григорьева Андрея Те­рентьевича и Коробкова Александра Андреевича, предусмотренных ст. 193, п. 17 «б», УК РСФСР.

Управлением особых отделов НКВД СССР на основании поступивших материалов были арестованы командующий Западным фронтом Павлов, на­чальник штаба Западного фронта Климовских, начальник связи штаба того же фронта Григорьев и командующий 4-й армией этого же фронта Коробков.

Произведенным расследованием установлено, что в результате предатель­ства интересов Родины, развала управления войсками и сдачи оружия про­тивнику без боя была создана возможность прорыва фронта противником.

Арестованный Павлов, являясь участником антисоветского военного за­говора еще в 1936 г., находясь в Испании, продавал интересы республикан­цев. Командуя Западным Особым военным округом, бездействовал.

Павлов признал себя виновным в том, что в заговорщических целях не готовил к военным действиям вверенный ему командный состав, ослабляя мобилизационную готовность войск округа, и из жажды мести за разгром за­говора открыл фронт врагу.

Как участник заговора Павлов уличается показаниями Урицкого, Берзи-на, Белова, Рожина и Мерецкова.

Климовских осужденными заговорщиками Симоновым' и Батениным2изобличается как их соучастник. Будучи привлечен в качестве обвиняемого, Климовских признал себя виновным в преступном бездействии и в том, что не принял должных мер как начальник штаба фронта для организации отпо­ра врагу. В совершенных преступлениях изобличается показаниями Павлова и Григорьева.

Григорьев признал себя виновным в том, что он, являясь начальником связи штаба фронта, не организовал работу связи, в результате чего было на­рушено управление войсками и нормальное взаимодействие частей, дейст­вующих на фронте, показав об известных ему фактах преступных действий Павлова и Климовских.

1    Симонов Михаил Ефимович (1889-1938) - дивизионный комиссар, секретарь цент­ральной партийной организации Наркомата обороны СССР и заместитель начальника Ад­министративно-мобилизационного управления РККА. Арестован 10 февраля 1938 г. по об­винению в участии в «военно-фашистском заговоре». 25 августа 1938 г. Военной коллеги­ей Верховного суда СССР осужден пост. 58-16, 58-8 и 58-11 УК РСФСР к высшей мере на­казания. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 10 марта 1956 г. при­говор Военной коллегии Верховного суда СССР от 25 августа 1938 г. в отношении Симоно­ва М. Е. отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

2    Батенин Виктор Николаевич (1892-1940) - комбриг, старший руководитель кафедры оперативного искусства Военной академии Генерального штаба РККА. Арестован 20 июля 1938 г. по обвинению в участии в «военно-фашистском заговоре». 27 января 1940 г. Воен­ной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст.58-1б, 58-8 и 58-11 УК РСФСР к вы­сшей мере наказания. 28 марта 1957 г. Военной коллегией Верховного суда СССР полно­стью реабилитирован посмертно.

Коробков, являясь командующим 4-й армией, в первые же часы боя по­терял управление войсками, допустил паникерство, трусость. Привлечен­ный в качестве обвиняемого, признал себя виновным в том, что как коман­дующий не принял необходимых мер к наведению должного порядка и со­блюдению дисциплины.

На основании изложенного:

Павлов Дмитрий Григорьевич, 1897 года рождения, уроженец Горьков-ской области, из крестьян, русский, до ареста командующий Западным фронтом, генерал армии, член ВКП(б).

Климовских Владимир Ефимович, 1895 года рождения, уроженец г. Ви­тебска, из служащих, русский, в прошлом офицер царской армии, до ареста начальник штаба Западного фронта, генерал-майор, член ВКП(б),

обвиняются в том, что, являясь участниками антисоветского военного заговора, предали интересы Родины, нарушили присягу и нанесли ущерб боевой мощи Красной Армии, то есть в совершении преступлений, преду­смотренных статьями 58-16, 58-11 УК РСФСР.

Григорьев Андрей Терентьевич, 1889 года рождения, уроженец г. Моск­вы, русский, rp-н СССР, до ареста начальник связи штаба Западного фрон­та, генерал-майор, член ВКП(б),

обвиняется в том, что преступно бездействовал, не организовал работу связи фронта, в результате чего было нарушено управление войсками и вза­имодействие частей, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст 193-176 УК РСФСР.

Коробков Александр Андреевич, 1897 года рождения, уроженец Сара­товской области, из крестьян, русский, бывший офицер царской армии, до ареста командующий 4-й армией, генерал-майор, член ВКП(б), обвиняется в том, что преступно бездействовал, в результате чего вверенные ему силы понесли большие потери и были дезорганизованы, то есть в совершении преступления, предусмотренного ст 193-176 УК РСФСР

В силу ст. 208 УПК РСФСР настоящее следственное дело подлежит на­правлению через Главного Военного Прокурора Красной Армии на рассмо­трение Военной Коллегии Верховного Суда Союза ССР.

Обвинительное заключение составлено 21 июля 1941 г. в г. Москве. 4

Замначальника с/ч Управления особых отделов НКВД СССР

ст батальонный комиссар                                         ПавловааЯ

«Согласен»

Зам. начальника Управления особых отделов НКВД СССР

майор госбезопасности                                                 Осетров

Справка.

Арестованные Павлов Д. Г., Климовских В. Е., Григорьев А. Т. и Короб­ков А. А. содержатся под стражей во внутренней тюрьме. Вещественных до­казательств по делу нет

Замначальника с/ч Управления особых отделов НКВД СССР

ст. батальонные комиссар                                         Павловскт

ЦА ФСБ России

Обвинительное заключение по делу Павлова Д. Г., Климовских В. Е., Григорьева A. TJ и Коробкова А.А. составлено бездоказательно. В нем нет отсылок к конкретным материа­лам, на основании которых все перечисленные выше лица были арестованы. Обвинитель­ное заключение не содержит ссылок на доказательства, которые свидетельствовали бы о виновности привлеченных к уголовной ответственности лиц.


Протокол судебного заседания Военной коллегии Верховного суда СССР по делу Павлова Д. Г., Климовских В. Е., Григорьева А. Т. и Коробкова А. А.1

22 июля 1941 г.

Совершенно секретно Отп. 1 экз.

Протокол

закрытого судебного заседания Военной коллегии Верховного суда Союза ССР

22 июля 1941 г. г. Москва

 

Председательствующий — армвоенюрист В.В. Ульрих2 Члены: диввоенюрист — А.М. Орлов и

диввоенюрист — Д.Я. Кандыбин Секретарь: военный юрист — А.С. Мазур

 

В 0 часов 20 минут председательствующий открыл судебное заседание и объявил, что подлежит рассмотрению дело по обвинению: бывшего коман­дующего Западным фронтом генерала армии Павлова Дмитрия Григорьеви­ча, бывшего начальника штаба Западного фронта генерал-майора Климов­ских Владимира Ефимовича - обоих в преступлениях, предусмотренных статьями 63-2 и 76 УК БССР; бывшего начальника связи штаба Западного фронта генерал-майора Григорьева Андрея Терентьевича и бывшего коман­дующего 4-й армией генерал-майора Коробкова Александра Андреевича — обоих в преступлении, предусмотренном ст. 180, п. «б», УК БССР.

Удостоверившись в самоличности подсудимых, председательствующий спрашивает их, вручена ли им копия обвинительного заключения и ознако­мились ли они с ним.

Подсудимые ответили утвердительно.

1    См. документы № 378, 379,408, 435, 436.

2    Ульрих Василий Васильевич (1889-1951) - армвоенюрист. В 1926-1948 гг. - председа­тель Военной коллегии Верховного суда СССР, одновременно в 1935-1948 гг. — заместитель председателя Верховного суда СССР.


Оглашается состав суда и разъясняется подсудимым право отвода кого-либо из состава суда при наличии к тому оснований. Отвода составу суда подсудимыми не заявлено. Ходатайств до начала судебного следствия не поступило.


Судебное следствие

Председательствуюший оглашает обвинительное заключение и спра­шивает подсудимых, понятно ли предъявленное им обвинение и признают ли они себя виновными.

1. Подсудимый Павлов. Предъявленное мне обвинение понятно. Винов­ным себя в участии в антисоветском военном заговоре не признаю. Участни­ком антисоветской заговорщической организации я никогда не был. <

Я признаю себя виновным в том, что не успел проверить выполнение командующим 4-й армией Коробковым моего приказа об эвакуации войск из Бреста. Еще в начале июня я отдал приказ о выводе частей из Бреста в лагеря. Коробков же моего приказа не выполнил, в результате чего три ди­визии при выходе из города были разгромлены противником.

... Я признаю себя виновным в том, что директиву Генерального штаба РККА я понял по-своему и не ввел ее в действие заранее, то есть до насту­пления противника. Я знал, что противник вот-вот выступит, но из Моск­вы меня уверили, что все в порядке, и мне было приказано быть спокой­ным и не паниковать. Фамилию, кто мне это говорил, я назвать не могу1.

Председательствующий. Свои показания, данные на предварительном след* ствии несколько часов тому назад, то есть 21 июля 1941 г., вы подтверждаете?

Подсудимый. Этим показаниям я прошу не верить. Их я дал, будучи в нехорошем состоянии. Я прошу верить моим показаниям, данным на предварительном следствии 7 июля 1941 г

Председательствующий. В своих показаниях от 21 июля 1941 г. (лд. 82 том 1 -й) вы говорите: «Впервые о целях и задачах заговора я узнал, еще бу­дучи в Испании, в 1937 г. от Мерецкова».

Подсудимый. Будучи в Испании, я имел одну беседу с Мерецковым, во время которой Мерецков мне говорил: «Вот наберемся опыта в этой войне и этот опыт перенесем в свои войска». Тогда же из парижских газет я узнал об антисоветском военном заговоре, существовавшем в РККА.

Председательствующий. Несколько часов тому назад вы говорили со­вершенно другое, и в частности о своей вражеской деятельности.

Подсудимый. Антисоветской деятельностью я никогда не занимался. Показания о своем участии в антисоветском военном заговоре я дал, буду­чи в невменяемом состоянии.

' По-видимому, Павлов не решился назвать фамилию народного комиссара обороньи СССР Маршала Советского Союза Тимошенко С. К.

2 Тухачевский Михаил Николаевич (1893-1937) — Маршал Советского Союза (1935). Я ноября 1925 г. - начальник Штаба РККА. С мая 1928 г. - командующий войсками Ленин­градского военного округа. С 1931 г. — заместитель наркомвоенмора и председателя Рев­военсовета СССР, начальник вооружений РККА, с 1934 г. — заместитель наркома обороны, с 1936 г. — первый заместитель наркома ооороны и начальник Управления боевой подго­товки. 10 мая 1937 г. назначен командующим войсками Приволжского военного округа. 22 мая 1937 г. арестован по обвинению в участии в антисоветском военном заговоре. 11 июня 1937 г. Специальным судебным присутствием Верховного суда СССР осужден по ст. 58-16, 58-8 и 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания. Определением Военной коллегии Вер­ховного суда СССР от 31 января 1957 г. реабилитирован посмертно.

Председательствующий. На том же лд. 82 1-го тома вы говорите: «Цели и задачи заговора, которые мне изложил Мерецков, сводились к тому, что­бы произвести в армии смену руководства, поставив во главе армии угод­ных заговорщикам людей — Уборевича и Тухачевского»2.

Такой разговор у вас с ним был?

Подсудимый. Такого разговора у меня с ним не было.

Председательствующий. Какие разговоры вы имели с Мерецковым об^ антисоветском военном заговоре по возвращении из Испании?

Подсудимый. По возвращении из Испании в разговоре с Мерецковым о вскрытом заговоре в армии я спросил у него, куда мы денем эту сволочь? Мерецков мне ответил: «Нам сейчас не до заговорщических дел. Наша ра­бота запущена, и нам надо, засучив рукава, работать».

Председательствующий. На предварительном следствии 21 июля 1941 г. вы говорили по этому поводу совершенно другое. И, в частности, на лд. 83 1-го тома вы дали такие показания: «По возвращении из Испании в разго­воре с Мерецковым по вопросам заговора мы решили в целях сохранения себя от провала антисоветскую деятельность временно не проводить, уйти в глубокое подполье, проявляя себя по линии службы только с положи­тельной стороны».

Подсудимый. На предварительном следствии я говорил то, что и суду. Следователь же на основании этого записал иначе. Я подписал.

Председательствующий. На лд. 86 тех же показаний от 21 июля 1941 г. вы говорите: «Мы поддерживали все время с Мерецковым постоянную связь. Последний в неоднократных беседах со мной систематически высказывал свои пораженческие настроения, доказывал неизбежность поражения Красной Армии в предстояшей войне с немцами. С момента начала воен­ных действий Германии на Западе Мерецков говорил, что сейчас немцам не до нас, но в случае нападения их на Советский Союз и победы герман­ской армии хуже нам от этого не будет».

Такой разговор у вас с Мерецковым был?

Подсудимый. Да, такой разговор у меня с ним был. Этот разговор про­исходил у меня с ним в январе 1940 г. в Райволе.

Председательствующий. Кому это «нам хуже не будет»? Подсудимый. Я понял его, что мне и ему. Председательствующий. Вы соглашались с ним?

Подсудимый. Я не возражал ему, так как этот разговор происходил во время выпивки. В этом я виноват.

Председательствующий. Об этом вы докладывали кому-либо? Подсудимый. Нет, и в этом я также виноват.

Председательствующий. Мерецков вам говорил о том, что Штерн яв­лялся участником заговора?

Подсудимый. Нет, не говорил. На предварительном следствии я на­звал Штерна участником заговора только лишь потому, что он во время гвадалахарского сражения отдал преступное приказание об отходе час­тей из Гвадалахары. На основании этого я сделал вывод, что он участник заговора.

Председательствующий. На предварительном следствии (лд. 88 том 1-й) вы дали такие показания: «Для того чтобы обмануть партию и правитель­ство, мне известно точно, что Генеральным штабом план заказов на воен­ное время по танкам, автомобилям и тракторам был завышен раз в 10. Ге­неральный штаб обосновывал это завышение наличием мощностей, в то время как фактически мощности, которые могла бы дать промышлен­ность, были значительно ниже... Этим планом Мерецков имел намерение на военное время запутать все расчеты по поставкам в армию танков, тра­кторов и автомобилей».

Эти показания вы подтверждаете?

Подсудимый. В основном да. Такой план был. В нем была написана та­кая чушь. На основании этого я и пришел к выводу, что план заказов на во­енное время был составлен с целью обмана партии и правительства.

Председательствующий оглашает показания подсудимого Павлова, данные им на предварительном следствии (лд. 89 том 1-й), о его, Павлова, личной предательской деятельности и спрашивает подсудимого, подтвер­ждает ли он эти показания.

Подсудимый. Данные показания я не подтверждаю. Вообще, команду­ющий связью не руководит. Организацией связи в армии руководит на­чальник штаба, а не командующий. Этот пункт, что я сознательно не руко­водил организацией связи в армии я записал для того, чтобы поскорее предстать перед Пролетарским судом.

Мои показания и в отношении УРов, что я якобы сознательно не ста­вил вопрос о приведении их в боеготовность, также не отвечают действи­тельности. Подчиненные мне укрепленные районы были в лучшем состо­янии, чем в других местах, что может подтвердить народный комиссар обо­роны СССР

Председательствующий. По этому поводу Климовских на предваритель­ном следствии показал: «Работы по строительству укрепленных районов проходили чрезвычайно медленно. К началу военных действий из 600 ог­невых точек было вооружено 189 и те не полностью оборудованы» (лд. 25 том 2-й).

Подсудимый. Климовских говорит совершенно верно. Об этом я докла­дывал Центральному Комитету. Председательствующий. Когда? Подсудимый. В мае 1941 г.

Председательствующий. О «боеготовности» укрепленных районов вы сами на предварительном следствии показали: «Я сознательно не ставил резко вопрос о приведении в боеготовность укрепленных районов, в ре­зультате УРы были небоеспособны, а УРовские войска даже по плану мая не были развернуты».

Подсудимый. Эти показания я подтверждаю, только прошу вычеркнуть из них слово «сознательно».

Председательствующий. Свои показания от 21 июля 1941 г. вы заканчи­ваете так: «Будучи озлоблен тем обстоятельством, что многие ранее близ­кие мне командиры Красной Армии были арестованы и осуждены, я из­брал самый верный способ мести — организацию поражения Красной Ар­мии в войне с Германией...

Я частично успел сделать то, что в свое время не удалось Тухачевскому и Уборевичу, то есть открыть фронт немцам» (лд. 92 том 1-й).

Подсудимый. Никакого озлобления у меня никогда не было. У меня не было оснований быть озлобленным. Я был Героем Советского Союза. С прошлой верхушкой в армии я связан не был. На предварительном следст­вии меня в течение 15 дней допрашивали о заговоре. Я хотел скорее пред­стать перед судом и ему доложить о действительных поражениях армии. р1озтому я писал о злобе и называл себя тем, кем я никогда не был.

Председательствующий. Свои показания от 11 июля 1941 г. вы подтвер­ждаете?

Подсудимый. Нет, это также вынужденные показания.

Председательствующий оглашает выдержку из показаний подсудимого Павлова, данных им на предварительном следствии 11 июля 1941 г. (лд. 65 том 1-й) следующего характера: «...Основной причиной поражения на За­падном фронте является моя предательская работа как участника заговор­щической организации, хотя этому в значительной мере способствовали и другие объективные условия, о которых я показал на допросе 9 июля».

Подсудимый. Все это записано неверно. Это мои вынужденные показа­ния.

Председательствующий. Что вы скажете относительно своих показаний от 9 июля 1941 г.

Подсудимый. Эти показания также совершенно не отвечают действи­тельности. В этот день я чувствовал себя хуже, чем 21 июля 1941 г.

Председательствующий. 9 июля1941 г. на лд. 59 тома 1-го вы дали такие показания: «В отношении авиации. Я целиком доверил на слово рассредо­точение авиации по полевым аэродромам, а на аэродромах — по отдель­ным самолетам, не проверил правильность доклада командующего ВВС Копеца1 и его заместителя Таюрского2. Допустил преступную ошибку, что авиацию разместили на полевых аэродромах ближе к границе, на аэродро­мах, предназначенных для занятий на случай нашего наступления, но ни­как не обороны».

Эти показания вы подтверждаете?

Подсудимый. Это совершенно правильно. В начале военных действий Ко-пец и Таюрский доложили мне, что приказ народного комиссара обороны СССР о сосредоточенном расположении авиации ими выполнен. Но я физи­чески не мог проверить правильность их доклада. После первой бомбежки авиадивизия была разгромлена. Копец застрелился потому, что он трус

1 Копец Иван Иванович (1908-1941) — генерал-майор авиации, Герой Советского Со­юза (1937). В 1928 г. окончил Ленинградскую военную теоретическую школу летчиков, в 1929 г. — Качинскую военную авиационную школу летчиков, в 1935 г. — курсы усовершен­ствования высшего начсостава при Военной академии Генштаба РККА. Участвовал в на­ционально-революционной войне испанского народа 1936-1939 гг. Участник советско-финляндской войны 1939-1940 гг., командовал ВВС 8-й армии. В 1941 г. — командующий ВВС Западного Особого военного округа, с начала войны — командующий ВВС Западно­го фронта. Покончил жизнь самоубийством 23 июня 1941 г.

Таюрский Андрей Иванович (1900-1942) - генерал-майор авиации, заместитель комак дующего ВВС Западного фронта. Арестован 8 июля 1941 г. по обвинению «в преступной без­деятельности в руководстве ВВС Западного фронта». 13 февраля 1942 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден «за бездействие, проявленное по руководству военными операци­ями», к высшей мере наказания. Определением военного трибунала МВО от 24 марта 1958 г. постановление Особого совещания при НКВД СССР от 13 февраля 1942 г в отношении Та­юрского А. И. отменено и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

На вопросы члена суда диввоенюриста тов. Кандыбина подсудимый Павлов ответил: «Я своевременно знал, что немецкие войска подтягива­лись к нашей границе, и согласно донесениям нашей разведки предпола­гал о возможном наступлении немецких войск. Несмотря на заверение из Москвы, что все в порядке, я отдал приказ командующим привести войска в боевое состояние и занять все сооружения боевого типа. Войскам были розданы патроны. Поэтому сказать, что мы не готовились, нельзя.

Свои показания, данные в начале предварительного следствия в отно­шении командующего 4-й армией Коробкова я полностью подтверждаю.

После того как я отдал приказ командующим привести войска в боевой состояние, Коробков доложил мне, что его войска к бою готовы. Наделе же оказалось, что при первом выстреле его войска разбежались.

Состояние боеготовности 4-й армии, находящейся в Бресте, я не про­верял. Я поверил на слово Коробкову о готовности его частей к бою». . (

На вопросы члена суда диввоенюриста тов. Орлова подсудимый Павлов ответил: «Я считаю, что все войска Западного фронта к войне были вполне подготовлены. И я бы не сказал, что война застала нас врасплох и непод­готовленными. В период 22-26 июня 1941 г. как в войсках, так и в руковод­стве паники не было, за исключением 4-й армии, в которой чувствовалась полная растерянность командования.

При отходе на новые оборонительные позиции неорганизованности не было. Все знали, куда надо было отходить.

К противовоздушной обороне столица Белоруссии Минск была подго­товлена, кроме того, она охранялась 4 дивизиями».

Член суда тов. Орлов. А чем объяснить, что 26 июня Минск был брошен на произвол судьбы?

Подсудимый. Правительство выехало из Минска еще 24 июня.

Член суда тов. Орлов. При чем здесь правительство? Вы же командую­щий фронтом.

Подсудимый. Да, я был командующим фронтом. Положение, в Koropoil оказался Минск, говорит о том, что Минск полностью обороной обеспе­чен не был.

Член суда тов. Орлов. Чем объяснить, что части не были обеспечены бо­еприпасами?

Подсудимый. Боеприпасы были, кроме бронебойных. Последние нахо­дились от войсковых частей на расстоянии 100 километров. В этом я вино­вен, так как мною не был поставлен вопрос о передаче складов в наше рас­поряжение.

По обороне Минска мною были приняты все меры, вплоть до доклада правительству.

2. Подсудимый Климовских. Предъявленное мне обвинение понятно. Виновным себя признаю во второй части предъявленного мне обвинения, то есть в допущении ошибок по служебной деятельности.

Председательствующий. В чем именно вы признаете себя виновным?

Подсудимый. Я признаю себя виновным в совершении преступлений, изложенных в обвинительном заключении.

Председательствующий. Свои показания, данные на предварительном следствии, вы подтверждаете?

Подсудимый. Показания, данные мною на предварительном следствии, о причинах поражения войск Западного фронта я полностью подтверждаю.

Председательствующий. На предварительном следствии (лд. 25 том 2-й) вы дали такие показания: «... 2-я причина поражения заключается в том, что работники штаба фронта, в том числе и я, и командиры отдельных со­единений преступно халатно относились к своим обязанностям как до на­чала военных действий, так и во время войны».

Эти показания вы подтверждаете?

Подсудимый. Подтверждаю полностью.

Член суда тов. Орлов. Скажите, был ли выполнен план работ по строи­тельству укрепленных районов?

Подсудимый. Работы по строительству укрепленных районов в 1939-1940 гт. были выполнены по плану, но недостаточно. К началу военных действий из 600 огневых точек было вооружено 189 и те не полностью обо­рудованы.

Член суда тов. Орлов. Кто несет ответственность за неготовность укре-прайонов?

Подсудимый. За это несут ответственность командующий войсками Па­влов, пом.комвойсками по УРам Михайлин1 и в известной доле я несу от­ветственность как начальник штаба.

Член суда тов. Орлов. Кто несет ответственность за отсутствие самосто­ятельных линий и средств связи для общевойскового командования ВВС и ПВО?

Подсудимый. За это несет ответственность начальник связи Западного фронта и я как начальник штаба.

Член суда тов. Орлов. Вы располагали данными о том, что противник концентрирует войска?

Подсудимый. Такими данными мы располагали, но мы были дезинфор­мированы Павловым, который уверял, что противник концентрирует лег­кие танки.

Первый удар противника по нашим войскам был настолько ошеломля­ющим, что он вызвал растерянность всего командного состава штаба фронта. В этом виновны Павлов как командующий фронтом, я как началь­ник штаба фронта, начальник связи Григорьев, начальник артиллерии и другие командиры.

Член суда тов. Орлов. Вы являлись участником антисоветского заговора?

Подсудимый. Участником антисоветского заговора я никогда не был.

Член суда тов. Орлов. Показания участников антисоветской заговорщи­ческой организации Симонова и Батенина, данные ими на предваритель­ном следствии в отношении вас. вам известны? Если да, то что вы скажете в отношении их показаний?

Подсудимый. Показания Симонова и Батенина мне хорошо известны. Их показания я категорически отрицаю. Повторяю, что участником анти­советской заговорщической организации я не был.

Член суда тов. Орлов. Как вы считаете, Минск в достаточной степени был подготовлен к обороне?

1 Михайлин Иван Прокофьевич (1892-1941) — генерал-майор, помощник командую­щего войсками Западного фронта по укрепленным районам. Погиб в бою 23 июня 1941 г в районе г. Волковыска Гродненской области.


Подсудимый. Я считаю, что Минск к обороне был подготовлен недоста­точно. В Минске действовала авиация, но ее было мало. Фактически обо­рона Минска была недостаточной.

Член суда тов. Кандыбин. Подсудимый Павлов на предварительном следствии дал такие показания: «Командир мехкорпуса Оборин1больше занимался административными делами и ни в коей мере не боевой готов­ностью своего корпуса, в то время как корпус имел более 450 танков. Обо­рин с началом военных действий потерял управление и был бит по частям. Предательской деятельностью считаю действия начальника штаба Санда-лова2 и командующего 4-й армией Коробкова». Что вы скажете в отноше­нии показаний Павлова?

Подсудимый. Показания Павлова я подтверждаю.

3. Подсудимый Григорьев. Предъявленное мне обвинение понятно. Ви­новным себя признаю в том, что после разрушения противником ряда уз­лов связи я не сумел их восстановить.

Председательствующий. Свои показания, данные на предварительном следствии, вы подтверждаете?

Подсудимый. Первые свои показания, данные в Минске, а также пока­зания, данные 21 июля 1941 г., я подтвердить не могу, так как дал их выну­жденно. Свои собственноручные показания я полностью подтверждаю.

Член суда тов. Орлов оглашает показания подсудимого Григорьева, данные им на предварительном следствии 5 июля 1941 г. (лд. 24-25 том 4-й), о том, что он, Григорьев, признает себя виновным:

1) в том, что не была бесперебойно осуществлена связь штаба фронта с действующими частями Красной Армии;

2)- в том, что им не было принято решительных мер к формированию частей фронтовой связи по расписаниям военного времени;

3) в том, что им не было принято решительных мер к своевременному исправлению поврежденых проводов и пунктов связи как диверсантами, так и в результате бомбардировки самолетами противника.

Подсудимый. Первый и третий пункты моих показаний я полностью подтверждаю. Второй же пункт, хотя я и признал себя виновным, но он ко мне совершенно не относится, так как я мобилизацией не занимался. Правда, я несу косвенную ответственность и за это.

1    Оборин Степан Ильич (1892-1941) — генерал-майор, командир 14-го механизирован­ного корпуса. Арестован 8 июля 1941 г. по обвинению «в нарушении воинской присяги, проявленную трусость и преступную бездеятельность». 13 августа 1941 г. Военной коллеги­ей Верховного суда СССР осужден по ст. 193-17., п. «б», и 193-22 УК РСФСР к высшей ме­ре наказания. Постановлением Пленума Верховного суда СССР от 11 января 1957 г. при­говор Военной коллегии Верховного суда СССР от 13 августа 1941 г. в отношении Обори­на С. И. отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

2    Сандалов Леонид Михайлович (1900-1987) - генерал-полковник (1944). С 1940 т. -начальник штаба 4-й армии. В июле-ноябре 1941 г. — начальник штаба Центрального и Брянского фронтов, с декабря 1941 г. - начальник штаба 20-й армии. С сентября 1942 г.-начальник штаба Брянского, с октября 1943 г. - 2-го Прибалтийского, с апреля 1945 г. - 4-го Украинского фронтов. С июля 1945 г. — начальник штаба Прикарпатского военного ок­руга, в 1946-1947 гг. — заместитель начальника Главного штаба Сухопутных войск, он же начальник Управления Главного штаба, в 1947-1953 гг. — начальник штаба — первый заме­ститель командующего войсками Московского военного округа. В 1953-1955 гг. — в распо­ряжении министра обороны СССР. С сентября 1955 г. - в запасе.

Член суда тов. Орлов. Свои собственноручные показания от 15 июля 1941 г. вы начинаете так: «Война, разразившаяся 22 июня 1941 г., застала За-

ладный Особый военный округ к войне неподготовленным» (лд. 67 том 4-й). Эти показания вы подтверждаете? Подсудимый.Да, подтверждаю.

Член суда тов.Орлов. Давая показания об обстановке в штабе округа пе­ред началом войны, вы говорите: «Война, начавшаяся 22 июня, застала За­падный Особый военный округ врасплох. Мирное настроение, царившее все время в штабе, безусловно, передавалось и в войска. Только этим «бла­годушием» можно объяснить тот факт, что авиация была немецким нале­том застигнута на земле. Штабы армий находились на зимних квартирах и были разгромлены и, наконец, часть войск (Брестский гарнизон) подвер­галась бомбардировке на своих зимних квартирах» (лд. 76 том 4-й).

Эти показания соответствуют действительности?

Подсудимый. Да.

Член суда тов. Орлов. Чувствовалось ли в штабе округа приближение войны?

Подсудимый. Нет. Начальник штаба округа Климовских считал, что все наши мероприятия по передвижению войск к границе есть мера предупре­дительная.

Член суда тов. Орлов. Кто во всем этом виновен?

Подсудимый. Виновны в этом командующий Павлов, начальник штаба Климовских, член Военного совета Фоминых' и другие.

Член суда тов. Орлов. На лд. 79 4-го тома вы дали такие показания: «Вы­езжая из Минска, мне командир полка связи доложил, что отдел химвойск не разрешил ему взять боевые противогазы из НЗ. Артотдел округа не раз­решил ему взять патроны из НЗ, и полк имеет только караульную норму по 15 патронов на бойца, а обозно-вещевой отдел не разрешил взять из НЗ по­левые кухни. Таким образом, даже днем 18 июня довольствующие отделы штаба не были ориентированы, что война близка... И после телеграммы начальника Генерального штаба от 18 июня войска округа не были приве­дены в боевую готовность».

Подсудимый. Все это верно.

1 Фоминых Александр Яковлевич (1901-1976) - генерал-майор. В июне-июле 1941 г.член Военного совета Западного фронта. С июля 1941 г. — военный комиссар 124-й стрел­ковой дивизии, с октября 1941 г. — военный комиссар тыла Юго-Западного фронта. В ноя­бре 1941 г.-августе 1942 г. - член Военного совета 39-й армии, с ноября 1942 г. - член Воен­ного совета Северной группы войск Закавказского фронта, в январе-ноябре 1943 г. - член Военного совета Северо-Кавказского фронта. С ноября 1943 г. — член Военного совета Ор­ловского военного округа. После войны - на политической работе в Советской Армии.


4. Подсудимый Коробков. Предъявленное мне обвинение понятно. Виновным себя не признаю. Я могу признать себя виновным только лишь в том, что не мог определить точного начала военных действий. Приказ народного комиссара обороны мы получили в 4.00, когда против­ник начал нас бомбить. К исполнению своих обязанностей командующе­го 4-й армией я приступил 6 апреля 1941 г. При проверке частей более боеспособными оказались 49, 75 и 79-я стр. дивизии. Причем 79-я стр. дивизия ушла в 10-ю армию. 75-я стр. дивизия находилась на левом фланге. Боеготовность остальных частей была слаба. События разверну­лись молниеносно. Наши части подвергались непрерывным атакам круп­ных авиационных и танковых соединений противника. С теми силами, которые я имел, я не мог обеспечить отпора противнику. Причиной по­ражения моих частей я считаю огромное превосходство противника в авиации и танках

Председательствующий оглашает выдержки из показаний подсудимого Павлова, данных им на предварительном следствии (лд. 30 том 1-й), о том, что Коробковым была потеряна связь с 49-й и 75-й стр. дивизиями, и (лд. 33) о том, что в 4-й [армии] чувствовалась полная растерянность командо­вания, которое потеряло управление войсками.

Подсудимый. Показания Павлова я категорически отрицаю. Как може! он утверждать это, если он в течение 10 дней не был у меня на командном пункте. У меня была связь со всеми частями, за исключением 46-й стр. ди­визии, которая подчинялась мехкорпусу. На предварительном следствии меня обвиняли в трусости. Это неверно. Я день и ночь был на своем посту. Все время был на фронте и лично руководил частями. Наоборот, меня все время обвиняло 3-е Управление в том, что штаб армии был очень близок к фронту.

Председательствующий. Подсудимый Павлов на предварительном след-' ствии дал о вас такие показания: «Предательской деятельностью считаю действия начальника штаба Сандалова и командующего 4-й армией Ко­робкова. На их участке совершила прорыв и дошла до Рогачева основная мехгруппа противника и в таких быстрых темпах только потому, что ко­мандование не выполнило моих приказов о заблаговременном выводе ча­стей из Бреста» (лд. 62 том 1-й)

Подсудимый. Приказ о выводе частей из Бреста никем не отдавался. Я лично такого приказа не видел.

Подсудимый Павлов. В июне по моему приказу был направлен коман­дир 28-го стрелкового корпуса Попов1с заданием к 15 июня все войска эва­куировать из Бреста в лагеря.

Подсудимый Коробков. Я об этом не знал. Значит, Попова надо привле-1 кать к уголовной ответственности за то, что он не выполнил приказа ко­мандующего.

Больше судебное следствие подсудимые ничем не дополнили, и он! было объявлено законченным.

1 Попов Василий Степанович (1894-1967) - генерал-полковник (1944), Герой Совет! ского Союза (1945). С 1939 г. - командир 28-го стрелкового корпуса, с сентября 1941 г.-заместитель командующего 50-й армией, с февраля 1942 г. - командующий 10-й армией, с' апреля 1944 г. — заместитель командующего 1-м Белорусским фронтом. С мая 1944 г. - ко-' мандующий 70-й армией на 1-м и 2-м Белорусских фронтах. После войны, в 1945-1947 гг., командовал армией. В 1947-1957 гг. — начальник курсов усовершенствования командиров стрелковых дивизий и начальник факультета Военной академии им. М. В. Фрунзе. С 1958 г. работал в Генеральном штабе Вооруженных Сил СССР. С 1959 г. — в отставке

Предоставлено последнее слово подсудимым, которые сказали" Подсудимый Павлов. Я прошу исключить из моих показаний вражец скую деятельность, так как таковой я не занимался. Причиной поражения' частей Западного фронта являлось то, что записано в моих показаниях от 7 июля 1941 г., и то, что стрелковые дивизии в настоящее время являются не­достаточными в борьбе с крупными танковыми частями противника. Ко­личество пехотных дивизий не обеспечит победы над врагом. Надо немед­ленно организовать новые противотанковые дивизии с новой материаль­ной частью, которые и обеспечат победу.

Коробков удара трех механизированных дивизий противника выдер-рсать не мог, так как ему было нечем бороться с ними.

Я не смог правильно организовать управление войсками за отсутствием достаточной связи. Я должен был потребовать радистов из Москвы, но Втого не сделал.

В отношении укрепленных районов. Я организовал все зависящее от |меня. Но должен сказать, что выполнение мероприятий правительства бы-Из замедлено.

Я прошу доложить нашему правительству, что в Западном Особом фронте измены и предательства не было. Все работали с большим напря­жением. Мы в данное время сидим на скамье подсудимых не потому, что совершили преступления в период военных действий, а потому, что недос­таточно готовились в мирное время к этой войне.

2.  Подсудимый Климовских. Участником антисоветской заговорщиче-
ской организации я не был. Меня оговорили Симонов и Батенин. Их по-
►казания разбирались Центральным Комитетом, и, если бы они были прав-
доподобны, меня никогда не направили бы на должность начальника штаба.

Я признаю себя виновным в ошибках, которые были мною допущены в своей служебной деятельности как до войны, так и во время войны, но про­шу учесть, что эти ошибки в работе мною были допущены без всякого зло­го умысла.

Я прошу доложить высшему командованию Красной Армии о том. что­бы во время военных действий высший командный состав находился при [войсках и на месте исправлял те или иные ошибки.

Я прошу дать мне возможность искупить свою вину перед Родиной, и я все силы отдам на благо Родины.

3.  Подсудимый Григорьев. Работа связи проходила в очень тяжелых ус-
ловиях, ибо враг нанес решительный удар и нарушил как телеграфную, так
и телефонную связь.

Я никогда не был преступником перед Советским Союзом. Я честно старался исполнять свой долг, но не мог его выполнить, ибо в моем распо­ряжении не было частей. Части не были своевременно отмобилизованы, не были своевременно отмобилизованы войска связи Генштаба.

Если только мне будет дана возможность, я готов работать в любой должности на благо Родины.

4.  Подсудимый Коробков. 4-я армия, по сути, не являлась армией, так
как она состояла из 4 дивизий и вновь сформированного корпуса. Мои ди-
визии были растянуты на 150 км. Сдержать наступление 3 мехдивизий про-
тивника я не мог, так как мои силы были незначительными и пополнение
ко мне не поступало.

Первые два дня с начала военных действий моим частям двигаться нельзя было из-за огромного количества самолетов противника. Букваль­но каждая наша автомашина расстреливалась противником. Силы были неравные. Враг превосходил нас во всех отношениях.

Ошибки в моей работе были, и я прошу дать мне возможность искупить свои ошибки.

Суд удалился на совещание, по возвращении с которого председатель­ствующий в 3 часа 20 минут огласил приговор и разъяснил осужденным их право ходатайствовать перед Президиумом Верховного Совета СССР о по­миловании.

В 3 часа 25 минут председательствующий объявил судебное заседание за­крытым.

Председательствующий армвоенюрист                        В.Ульрих

Секретарь военный юрист                                             А. Мазур

ЦА ФСБ России

№438 Приговор

Военной коллегии Верховного суда СССР по делу Павлова Д. Г., Климовских В. Е., Григорьева А.Т. и Коробкова А. А.'

22 июля 1941 г.

Сов. секретно

Приговор

Именем Союза Советских Социалистических Республик Военная коллегия Верховного суда Союза ССР в составе:

Председательствующего — армвоенюриста В. В.Ульриха

Членов: диввоенюристов А. М. Орлова и Д. Я. Кандыбина

При секретаре — военном юристе А. С. Мазуре

В закрытом судебном заседании в г. Москве

22 июля 1941 г., рассмотрела дело по обвинению:

Павлова Дмитрия Григорьевича, 1897 года рождения, бывшего команду­ющего Западным фронтом, генерала армии;

Климовских Владимира Ефимовича. 1895 года рождения, бывшего на­чальника штаба Западного фронта, генерал-майора;

Григорьева Андрея Терентьевича, 1889 года рождения, бывшего началь­ника связи Западного фронта, генерал-майора;

Коробкова Александра Андреевича, 1897 года рождения, бывшего ко­мандующего 4-й армией, генерал-майора, в преступлениях, предусмотрен­ных статьями 193-176 и 193-206 УК РСФСР.

Предварительным и судебным следствием установлено, что подсудимые Павлов и Климовских, будучи: первый — командующим войсками Западно­го фронта, а второй — начальником штаба того же фронта, в период начала военных действий германских войск против Союза Советских Социалисти-

 

'См. документы № 378, 379,408,435, 436, 437.

ческих Республик проявили трусость, бездействие власти, нераспорядитель­ность, допустили развал управления войсками, сдачу оружия противнику без боя и самовольное оставление боевых позиций частями Красной Армии, тем самым дезорганизовали оборону страны и дали возможность противни­ку прорвать фронт Красной Армии.

Г Обвиняемый Григорьев, являясь начальником связи Западного фронта и (располагая возможностями к налаживанию бесперебойной связи штаба фронта с действующими воинскими соединениями, проявил паникерство, преступное бездействие в части обеспечения организации работы связи фронта, в результате чего с первых дней военных действий было нарушено управление войсками и нормальное взаимодействие воинских соединений, К связь фактически была выведена из строя. I Обвиняемый Коробков, занимая должность командующего 4-й армией, проявил трусость, малодушие и преступное бездействие к возложенным на него обязанностям, в результате чего вверенные ему вооруженные силы по-шесли большие потери и были дезорганизованы.

Таким образом, обвиняемые Павлов, Климовских, Григорьев и Коробков вследствие своей трусости, бездействия и паникерства нанесли серьезный ущерб Рабоче-Крестьянской Красной Армии, создали возможность проры­ва фронта противником на одном из главных направлений и тем самым со­вершили преступления, предусмотренные статьями 193-176 и 193-206 УК РСФСР.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 319 и 320 УПК ' РСФСР, Военная коллегия Верховного суда СССР

приговорила: L, Павлова Дмитрия Григорьевича, Климовских Владимира Ефимовича, Григорьева Андрея Терентьевича и Коробкова Александра Андреевича ли­шить воинских званий: Павлова — «генерал армии», а остальных — «генерал-майор», и подвергнуть всех четверых высшей мере наказания — расстрелу с [конфискацией всего лично им принадлежащего имущества

На основании ст. 33 УК РСФСР возбудить ходатайство перед Президиу­мом Верховного Совета СССР о лишении осужденного Павлова звания Ге­роя Советского Союза, трех орденов Ленина, двух орденов Красной Звезды, юбилейной медали в ознаменование «20-летие РККА», а осужденных Кли­мовских и Коробкова — орденов Красного Знамени и юбилейных медалей «20-летие РККА».

. Приговор окончательный и кассационному обжалованию не подлежит.

I Председательствующий —                                         В. Ульрих

Члены:                                                                           А.Орлов

Д. Кандыбин

ЦА ФСБ России

В приговоре Военной коллегии Верховного судаСССР действия подсудимых Павлова Д.Г. и Климовских В.Е. были переквалифицированы со ст. 58-16 и 58-11 УК РСФСР (в об-Ешительном заключении) на ст. 193-176 и 193-206 УК РСФСР.

В 1957 г. архивное уголовное дело по обвинению Павлова Д. Г., Климовских В. Е., Гри­горьсва А. Т. и Коробкова А. А. было пересмотрено. Определением Военной коллегии Вер­ховного суда СССР от 31 июля 1957 г. приговор Военной коллегии Верховного суда СССР от 22 июля 1941 г. в отношении указанных лиц отменен по вновь открывшимся обстоятель­ствам и дело прекращено за отсутствием в их действиях состава преступления. Павлов Дмитрий Григорьевич, Климовских Владимир Ефимович, Григорьев Андрей Терентьевичи Коробков Александр Андреевич полностью реабилитированы (посмертно).

№439

Директива Управления особых отделов НКВД СССР № 38672 об усилении бдительности при формировании и отправлении воинских эшелонов

22 июля 1941 г.

Всем начальникам особых отделов

Отмечены случаи, когда при формировании воинских эшелонов на стан­циях отправления на вагонах краской или мелом указывается станция на­значения.

Такие действия приводят к разглашению направления передвижения войск.

В целях недопущения подобных фактов

предлагается:

При формировании воинских эшелонов работникам особых отделов ок­ругов обеспечивать тщательный осмотр вагонов и все надписи, указываю­щие станцию назначения, уничтожать.

В случае обнаружения подобных надписей производить расследование, выявлять авторов и привлекать их к строгой ответственности.

Зам. нач[альника]Управления] особых отделов НКВД СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                          Милыитейн'

ЦА ФСБ России

1 Мильштейн Соломон Рафаилович (1899-1955) - с ноября 1938 г. — секретарь Тбилис­ского комитета КЩб) Грузии, с марта 1939 г. — председатель предметно-методической ко­миссии Высшей школы НКВД СССР. С февраля 1941 г. — начальник Главного транспорт­ного управления НКВД СССР. С марта 1941 г. - 1-й заместитель наркома лесной промыш­ленности СССР С августа 1941 г. - заместитель начальника Управления особых отделов НКВД СССР. С июля 1942 г. — начальник Транспортного управления НКВД СССР С мая 1943 г. - начальник 3-го Управления НКГБ СССР. С сентября 1947 г. - исполняющий обя­занности начальника Главного управления охраны МГБ на железнодорожном и водном транспорте. В январе 1948 г. откомандирован в распоряжение ЦК ВКП(б). С марта 1951 г.-заместитель начальника Управления ИТЛ строительства железных рудников МВД СССР. С марта 1953 г. - заместитель министра внутренних дел Узбекской ССР. В июле 1953 г. аре­стован. 25-30 октября 1954 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст. 58-1 «б» УК РСФСР к высшей мере наказания. Не реабилитирован.


Перевод жизнедеятельности государства на военные рельсы был теснейшим образом связан с транспортом, особенно железнодорожным, так как он обеспечивал бесперебой­ную доставку к фронту огромного количества войск, военной техники, вооружения, бое­припасов, продовольствия и снаряжения. Все это требовало строжайшего соблюдения бдительности при формировании, отправлении и транспортировке эшелонов.

В обеспечении безопасности их движения по железным дорогам страны наряду с транспортными органами принимали участие и особые отделы НКВД.

 

 

№440

Директива Особого отдела НКВД Северо-Западного фронта № 0367 о задачах особых органов в условиях военного времени1

22 июля 1941 г.

 

Всем начальникам особых органов Северо-Западного фронта

Поставленные перед нашими органами партией и правительством зада­чи исключительно ответственны и от выполнения их в значительной мере будет зависеть положение на фронте.

Для выполнения этих задач необходимо максимальное напряжение всех сил и энергии каждого чекиста, беззаветная преданность и храбрость каждо­го работника — от начальника до рядового бойца.

Между тем до сих пор многие руководители-особисты не сумели еще пе­рестроиться и кое-где ощущается в оперативной работе инертность, медли­тельность, а подчас недостаточная бдительность и отсутствие политической зрелости в борьбе с враждебными элементами.

С этими вредными явлениями в нашей работе надо немедленно покон­чить и решительно перестроить всю работу, подчинив ее интересам борьбы со шпионажем, предательством в частях Красной Армии и дезертирством.

Работу особых отделов надо построить так, чтобы не фиксировать уже совершившиеся факты, а предупредить все недочеты и в корне пресекать элементы расхлябанности, вредительства и предательства.

Установлены многочисленные случаи, когда в части направляются ми­ны, тогда как в этих частях нет минометов, и, наоборот, когда направляются снаряды, которые вовсе не нужны, тогда как в других частях в них ощущает­ся острая необходимость.

Случаи самовольного оставления боевых рубежей, паническое бегство и бросание материальной части командирами соединений и красноармейца­ми также не единичны.

Самое опасное заключается в том, что виновные в этом остаются безна­казанными и продолжают творить свои гнусные дела. Некоторые особые от­делы даже не удосужились по таким фактам провести хотя бы простое рас­следование, не говоря уже об арестах и предании виновных суду.

' См. документы № 416, 430.

Вся агентура должна быть направлена на выявление таких лиц, кото­рые своим бездействием или враждебными намерениями срывают меро-


приятия командования по укреплению фронта и повышению боеспособ­ности частей.

Борьба с предательством в частях Красной Армии должна быть поставле­на в центр внимания каждого чекиста, как и борьба со шпионажем.

В этой области, несмотря на многочисленные факты засылки в наш тыл шпионов, диверсантов-парашютистов, наши органы очень мало сделали.

Шпионы-парашютисты безнаказанно орудуют в наших тылах дивизий, корпусов, армий, меры борьбы с ними недостаточны.

Необходимо широко использовать в этом направлении местные органь! НКВД, организовать многочисленную сеть осведомления в ближайшем ты­лу, с тем чтобы сделать совершенно невозможным какое бы то ни было пе­редвижение не только шпионов-парашютистов, но и всякого подозритель­ного человека, появившегося в расположении части или в ее тылу.

Вокруг тыловых учреждений армий, а подчас и на командных пункта! болтается без дела очень много людей. Особые отделы их не знают, не про­веряют, а между тем среди них могут подвизаться вражеские лазутчики-шпионы, которые, пользуясь нашей беспечностью, безнаказанно шпионят и предают нас

Надо организовать в штабах, учреждениях и в тылу такой образцовый по­рядок, чтобы исключить возможность проникновения туда врагов, а всех пробравшихся выловить, разоблачить и беспощадно с ними расправиться.

Борьба с дезертирами, паникерами и трусами является главной задачей, наших органов наряду с борьбой со шпионами и предательством.

Созданные в тылу каждой дивизии, корпуса и армии оперативные грр-пы и войсковые подразделения, направленные на усиление особых отделов, должны быть так расставлены и использованы, чтобы закрыть все пути для бегства дезертиров.

Особые отделы должны установить строжайшую дисциплину и порядок в тылах дивизий, корпусов и армий, с тем чтобы в течение ближайших не­скольких дней покончить с дезертирством и паникой.

Предоставленные особым отделам права обеспечивают полностью вы­полнение этой задачи.

Вопрос сейчас в том, как эти права сумеет использовать каждый началь­ник органа.

Успех нашей работы стоит в прямой зависимости от того, как каждый на­чальник органа сумеет мобилизовать, направить и использовать весь аппа­рат, личным примером и работой увлекая чекистов на безупречное выполне­ние поставленных партией и правительством задач.

Настоящую директиву проработайте со всем оперативным составом, ра'зч работайте конкретные мероприятия и результаты доложите мне специаль­ной докладной запиской к 1 августа 1941 г.

 

Начальник Особого отдела НКВД Северо-Западного фронта
генерал-майор                                                                Бочков]


Донесение начальника Управления НКВД по г. Москве и Московской области М.И.Журавлева наркому внутренних дел СССР Л.П.Берии о результатах налета вражеской авиации на Москву в ночь на 22 июля 1941 г.

 

22 июля 1941 г.

 

По предварительным данным:

1.  Всего пострадало в результате налета — 792 чел., из них:
убито — 130 чел.;

тяжело ранено — 241 чел.; легко ранено — 421 чел.

2.  Разрушено зданий — 37.

3.     Нанесено повреждений: водопровода — 2; газовой сети — 3; электросети — 3.

4.  Возникло пожаров — 1166, из них:

на оборонных объектах — 36;

на объектах военведа — 70;

на объектах жел.дор. транспорта — 8;

на объектах хозяйственного значения — 241;

внаучныхи культурно-зрелищных учреждениях— 151;

в жилом секторе — 660.

Наиболее крупные пожары имели место: на товарной станции Бело­русского вокзала; на ликеро-водочном заводе (Самокатная улица); на Тишинской площади (колхозный рынок); на Волочаевской улице, дом № 40 (склады военведа); на Ленинградском шоссе в поселке «Сокол» (бараки); на Грузинском валу (хлебозавод и пакгаузы); в Трубниковском переулке (группа домов); на Трехгорной мануфактуре (хлопковые скла­ды); на заводе «Пролетарский труд»; на заводе «Москвотоль»; в здании японского посольства (улица Спиридоновка1, 34), на Софийской набе­режной, дом № 14.

1 Правильно — Спиридоньевская улица.

К 9 час. 22 июля все пожары были локализованы. На ст. Подмосковная сильно повреждено 100 метров железнодорожного пути, а также 19 вагонов с грузом, электросеть и телефонная станция.


В Москворецком, Таганском и Тимирязевском районах самолетами про­тивника были сброшены контрреволюционные листовки.

Начальник УНКВД по г.Москве и Московской области

старший майор госбезопасности                                 Журавлев

ЦА ФСБ России

В тот же лень комендант Московского Кремля Н. К.Спиридонов направил специаль ное донесение наркому внутренних дел СССР Л. П. Берии, в котором сообщалось: «21 ию­ля 1941 г.в 22 часа 10 минут с объявлением воздушной тревоги гарнизон Московского Кре­мля был приведен в боевую готовность. За время воздушной тревоги на территории Крем­ля имели место следуюшие факты.

1.  Одной бомбой фугасного действия, начиненной аммоналом, весом 250 кг, в Большом
Кремлевском Дворце пробита крыша, потолочное перекрытие в Георгиевском зале. Бомба
не взорвалась, а, дойдя до пола зала, развалилась, образовав бесформенную воронку.

В месте проникновения бомбы в крыше пробито отверстие 40x50 см и в потолке -90x100 см.

2.  На чердаке Дворца найдена неразорвавшаяся термитная бомба весом 1 кг.

3.  На склоне Тайницкого сада, в 30 м от Большого Кремлевского Дворца, упала бомба фугасного действия весом 50 кг, которая взорвалась, не причинив никакого ущерба.

Диаметр воронки — 5 м, глубина — 2 м.

4.  В районе тепловой станции Кремля сброшено 2 зажигательные бомбы весом по 1 кг
(изготовления 1936 г.).

Бомбы были погашены.

5.  В районе Комендантской башни со стороны бывшего Александровского сада упала
наливная зажигательная бомба весом 25 кг, которая ударилась о Кремлевскую стену.

Горючее (нефть), разбрызганное на площади до 60 м2. не воспламенилось.

6.  В районе Боровицких ворот было сброшено 5 зажигательных бомб весом по 1 кг (об-
разца 1936 т.) и одна - в районе Никольских ворот.

Сброшенные бомбы ущерба не причинили.

Во время взрыва малой зажигательной бомбы красноармейцу Гордону Л. Е., стоящему на посту у Боровицких ворот, запорошило глаза. Зрение не повреждено. На месте ему бы­ла оказана первая медпомощь.

Вражеские самолеты на протяжении 5,5 часов неоднократно появлялись над Кремлем на высоте от 2 до 5 км. Комендант Московского Кремля генерал-майор Спиридонов» (ЦА ФСБ России).

Анализ вышеприведенных документов, связанных с первым налетом вражеской авиа­ции на Москву, показывает, что противник стремился нанести целенаправленные удары по Московскому Кремлю и ряду важных оборонных объектов.

Оценка результатов воздушного налета на Москву говорит о том, что экипажи немец­ких самолетов, участвовавших в налетах 22 июля 1941 г., могли быть снабжены точными данными по объектам — целям бомбометания, полученными немецкой разведкой еше ло начала войны от работников германского посольства, военного атташе торгпредства и со­трудников немецкой авиакомпании, совершавших рейсы по маршруту Москва-Берлин Существенную помощь немецким летчикам оказывали также агенты-сигнальщики, кото­рые были заранее засланы немецкой разведкой в г.Москву и Московскую область.

В результате принятых оперативных мер попытки гитлеровцев провести широкую раз­ведывательно-диверсионную, террористическую и другую подрывную деятельность в Мо­скве и на ее подступах не имели успеха (см.: Чекисты на защите столицы. М., 1982, с. 7).


Приказ НКВД СССР № 00960 об организации курсов подготовки оперативных работников для особых отделов НКВД СССР

23 июля 1941 г.

1.  Организовать при Высшей школе НКВД курсы подготовки опера-
тивных работников для особых отделов НКВД СССР численностью 850
человек.

Продолжительность занятий на курсах установить 24 рабочих дня1. Занятия организовать согласно прилагаемому учебному плану2.

2.  Начальником курсов назначить начальника Высшей школы НКВД комбрига тов. Давыдова Н.К.3, которому к 24 июля 1941 г. представить мне на утверждение тематический план занятий.

3.  К занятиям приступить с 26 июля 1941г.

Заместителю начальника 1-го Управления НКВД майору государствен­ной безопасности тов. Судоплатову и начальнику истребительного отряда старшему лейтенанту государственной безопасности тов. Руденко к 24 ию­ля с.г. освободить помещение Высшей школы НКВД.

4.  Установить для слушательского состава курсов стипендию в размере 600 рублей в месяц и бесплатное питание из расчета 8 рублей 92 копейки на человека в сутки.

5.     Начальнику Финансово-планового отдела НКВД СССР бригинтен-данту тов. Берензону4 обеспечить курсы в финансовом и материальном от­ношении.

Заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга      Абакумов

ЦА ФСБ России

Настоящий приказ был издан с учетом новых задач, которые стали возникать перед во­енной контрразведкой в условиях боевых действий.

1    11 августа 1941 г. курсы перешли на трехмесячную программу подготовки.

2    Приложение не публикуется.

'Давыдов Никанор Карпович (1897-1981) - комбриг (1940). С августа 1938 г. - началь­ник Отдела кадров НКВД СССР. С февраля 1939 г. - начальник Центральной школы НКВД СССР. С марта 1939 г. - начальник Высшей школы НКВД СССР. В январе 1942 г. освобожден от занимаемой должности и направлен в распоряжение Отдела кадров НКВД СССР с последующим направлением в Действующую Красную Армию. С августа 1942 г. находился на различных руководящих должностях в войсках Калининского фронта, При­волжского, Львовского и Таврического военных округов. В августе 1953 г. уволен в запас.

4 Берензон Лазарь Израилевич (1898-?) — генерал-майор интендантской службы (1943). С июня 1938 г. - начальник Центрального финансово-планового отдела НКВД СССР. С февраля 1941 г. - начальник Финансово-планового отдела НКВД СССР. С авгу­ста 1943 г. - начальник Центрального финансового отдела НКВД СССР. В марте 1946 г. ос­вобожден от занимаемой должности по личной просьбе с оставлением в распоряжении От­дела кадров НКВД СССР. Приказом министра Вооруженных Сил СССР № 01844 от 6 де­кабря 1949 г. уволен в отставку.


Подготовка значительного числа оперативных работников для нужд особых отделов


НКВД, а затем и переход на 3 х месячную программу обучения диктовались объективно! необходимостью, в первую очередь развертыванием новых частей и соединений, а также гибелью многих военных контрразведчиков. В ходе учебы слушатели курсов вместе с по­стоянным составом школы в августе-сентябре 1941 г. принимали участие в строительстве оборонительных сооружений, в мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и ди­версантами противника в Москве и ее окрестностях. После окончания курсов слушатели немедленно отправлялись в распоряжение особых отделов. Так, например, в октябре 1941 г в распоряжение Особого отдела НКВД Московского военного округа было направлено 238 человек, а в декабре 1941 г. в другие особые отделы было откомандировано еще 194 слу­шателя (см.: Постников Л. А. Краткий очерк истории Высшей школы КГБ СССР имени Ф. Э. Дзержинского. М., 1990, с. 50-51)

 

 

№443

 

Директива Калининского обкома ВКП(б) , и УНКГБ по Калининской области № 1824 4 секретарям горкомов и райкомов ВКП(б), начальникам МРО и ЖДО НКГБ об усилении контроля За работой радиоузлов

23 июля 1941 г.

За последнее время участились случаи трансляции местными радиоузла­ми антисоветских передач радиостанций противника. Следствием установ­лено, что антисоветские передачи транслируются в то время, когда работни­ки радиоузлов, включив радиоаппаратуру, на продолжительное время поки­дали свое рабочее место, оставляя радиоузел без присмотра.

В связи с этим предлагаем:

1.  Тщательно проверить всех работников местных радиоузлов и тех из них, которые не внушают полного политического доверия или по своим де­ловым качествам не могут обеспечить работу радиоузла, немедленно с рабо­ты снять и заменить новыми, хорошо проверенными работниками.

2.  Установить такой порядок на радиоузлах, чтобы никто, кроме допу­щенных к этому делу работников, не мог соприкасаться с радиоаппаратурой.

3.  Строго предупредить работников радиоузлов и лиц, отвечающих за эту работу, что за оставление радиоаппаратуры без присмотра и допущение ка­ких бы то ни было передач заграничных радиостанций они будут привле­каться к уголовной ответственности по законам военного времени.

Секретарь Калининского обкома ВКП(б)                         Бойирв

Нач. УНКГБ по Калининской области

майор госбезопасности                                                  Токарт


Распоряжение начальника УНКВД по Калининской области № 763 младшему лейтенанту госбезопасности А. Т. Михайлову о порядке выполнения указания Калининского обкома ВКП(б) по вопросу организации партизанских отрядов

23 июля 1941 г.

Согласно указаниям тов. Бойцова3 по вопросу организации партизан­ских отрядов свяжитесь с секретарем тов. Абрамовым4, сообщите ему полу­ченные Вами задания и действуйте на местах по его распоряжению.

 

Начальник Управления НКВД по Калининской области

старший лейтенант госбезопасности                              Павлов

ЦА ФСБ России

В Калининской области, как и в других областях, краях и республиках Советского Со­юза, в развертывании и ведении партизанской борьбы в гитлеровском тылу активное уча­стие принимало областное Управление НКВД. Оно занималось формированием и подго­товкой партизанских отрядов и диверсионных групп, руководило их боевыми операциями, налаживало связи с ними, обеспечивало оружием, боеприпасами, техникой, продовольст­вием и одеждой. Вместе с партийным и советским активом органы госбезопасности яви­лись ударной и цементирующей силой еще неопытных партизанских формирований.

В Калининской области уже в июле было создано 12 партизанских отрядов в составе 735 человек, которые в первой половине июля сражались с регулярными частями против­ника. К концу лета 1941 г. партизанское движение в области охватывает все новые районы.

1    Михайлов Алексей Тимофеевич (1903-?) - подполковник милиции (1946). С октября 1938 г - начальник 1 -го отделения 2-го отдела УГБ УНКВД по Калининской области. С мая 1941 г. - начальник 2-го отделения ОБХСС УНКВД по Калининской области. С июня 1941 г. - временно исполняющий должность начальника отдела, а с октября 1942 г. - началь­ник отдела ОБХСС Управления милиции УНКВД по Калининской области. С июля 1946 г.-заместитель начальника УМВД по милиции Сталинабадской области. С мая 1947 г. — замес­титель начальника ОУМ УМВД по Кемеровской области. С сентября 1947 г. - заместитель начальника Управления милиции УМВД по Кемеровской области. С февраля 1949 г. - на­чальник ВУС горотделения милиции Вирумаского УО НКВД ЭССР. С мая 1949 г. - началь­ник ОУР Управления милиции УМВД по Фрунзенской области. С августа 1950 г. — началь­ник ОБХСС Управления милиции УНКВД по Таласской области Киргизской ССР. С марта 1951 г. - начальник отдела ОБХСС УМГБ по Таласской области Киргизской ССР.

2    См. документы № 337, 345, 368,415.

3    Бойцов Иван Павлович — 1-й секретарь Калининского обкома ВКП(б).

4    Абрамов Александр Алексеевич (1904-?) — с июля 1938 г. по октябрь 1941 г. — 2-й се­кретарь Калининского обкома ВКП(б). С июля по август 1941 г. руководил формировани­ем истребительного батальона, подпольных групп и партизанских отрядов в г. Великие Лу­ки. В декабре 1942 г. находился на политработе в частях 3-й Ударной армии, освободившей п Великие Луки от немецко-фашистских оккупантов.


К началу сентября 1941 г. здесь действовало уже 55 отрядов в составе 1650 человек.


Партизаны особенно активизировали боевые действия в решающий период Москов­ской битвы 1941-1942 гг.

По неполным данным, партизанские отряды Калининской области с сентября до кон­ца ноября 1941 г. уничтожили 863 солдата и офицера, 107 грузовых автомашин разных си­стем с боеприпасами, горючим, продовольствием и людьми, подорвали 15 легковых авто­машин, 110 мотоциклов, 2 войсковые радиостанции, пустили под откос 5 воинских эшело­нов.

Особенно успешно действовали партизанские отряды, где командирами являлись Д. Е. Арсеньев, Н. А. Ермолаев, А. Н. Щербаков и другие (см.: Великая Отечественная вой­на 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 536-537).

 

 

№445

Из письма резидентуры НКВД СССР в Тегеране

о намерениях фашистской Германии активизировать разведывательно-диверсионную деятельность в республиках Средней Азии1

23 июля 1941 г.

 

...Немцы усиленно интересуются Туркестаном с целью заброски туда разведчиков и диверсантов... они дали задание «Патриоту»2:

-    ...Наладить связь из Тегерана до границы... подыскать на границе про­водников... разработать способ связи с ними.

-    ...Подыскать людей в Туркестане и наладить связь с ними.

-    ...Выяснить, возможна ли организация вооруженного восстания в Тур­кестане.

-    ...Выявить дислокацию советских войск. Немцев особенно интересуют железные дороги Красноводск-Ашхабад-Мерв3, Мерв-Кушка и Мерв-Буха-ра, а также куда направлены парашютные войска, ранее находившиеся в сте­пи в районе Ашхабада, и куда передвигаются мотомехчасти из района Ашха­бад- Красноводск.

ЦА ФСБ России

Вместе с немецко-фашистскими разведслужбами резко активизировали свою деятель­ность против СССР, и особенно на границе, органы иранской разведки. В этих целях ап­параты пограничных комиссаров были укреплены опытными разведчиками. В разведыва­тельную работу активно включались также соответствующие отделы штабов 3,4, 15 и 19-й пехотных дивизий, дислоцированных вблизи границы СССР.

1    См. документы № 359, 386.

2    Агент резидентуры НКВД СССР

3    Мерв — ныне г. Мары.

Высшими чинами иранской армии уточнялись оперативные направления, проводи­лись учения и рекогносцировки, форсировались строительство и ремонт дорог, идущих к границе СССР, увеличивалась численность пограничной охраны.

Реакционные круги Ирана поощряли создание вооруженных отрядов в пограничной полосе для вторжения в Советское Закавказье. В Ардебиле 22 июня 1941 г. состоялось со­вещание глав шахсеванских племен, на котором они поклялись в верности правительству и обязались сформировать вооруженные отряды из своих соплеменников, ранее занимав­шихся бандитизмом на советской территории. В качестве поощрения правительство отме­нило для шахсеван ограничения в пользовании пастбищами в пограничной полосе (см.: Пограничные войска СССР в годы второй мировой войны 1939-1945. М., 1995, с. 267).

 

№446

Спецсообщение Особого отдела НКВД Северного фронта' № 131142 в Военный совет фронта о мероприятиях Особого отдела НКВД 8-й армии2по ликвидации бандитских групп на территории Эстонии

24 июля 1941 г.

Особым отделом НКВД 8-й армии с 16 по 20 июля 1941 г. проводились оперативные мероприятия по выявлению и ликвидации контрреволюцион­ных бандитских элементов и формирований на территории Эстонии.

Группой бойцов лейтенанта Гомаюнова3 17 июля 1941г. в районе Ярва-Яани при попытке к бегству был убит один бандит. Проведено четыре обы­ска, в результате которых изъят один револьвер «Наган» и три радиоприем­ника. 15 июля 1941 г. заградотрядом4 в районе расположения 320 сп пойма­ны два шпиона из местного населения, которые сообщили противнику о расположении наших частей. Шпионы расстреляны на месте.

1    Образован 24 июня 1941 г. на базе Ленинградского военного округа. С 28 июня в опе­ративном подчинении фронта находился и Балтийский флот. 23 августа 1941 г. был разде­лен на Ленинградский и Карельский фронты.

2    Сформирована в октябре 1939 г. на базе Новгородской армейской оперативной груп­пы в Ленинградском военном округе. В августе 1940 г. включена в Прибалтийский Особый военный округ (с 22 июня 1941 г. — Северо-Западный фронт). Участвовала в приграничном сражении 1941 г. С 14 июля 1941 г. действовала в составе Северного, с 27 августа - Ленин­градского фронта. С начала сентября до начала ноября оборонялась на Ораниенбаумском плацдарме (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М, 1985, с. 183).

Гомаюнов Василий Акимович (1914-?) — лейтенант, с июня 1940 г. — командир стрел­кового взвода, командир комендантского взвода 106-го пограничного отряда, с июля 1941 г. - командир конного взвода Особого отдела НКВД 8-й армии. С декабря 1941 г. — коман­дир отдельного стрелкового взвода Особого отдела НКВД Приморской оперативной груп­пы. С марта 1942 г. — временно исполняющий обязанности заместителя командира роты по разведке 106-го пограничного полка, с апреля 1942 г. — заместитель командира 4-й роты по разведке 106-го пограничного полка. С мая 1942 г. - начальник 4-й погранзаставы 106-го пограничного полка, с сентября 1942 г. — начальник 15-й погранзаставы 106-го погранич­ного полка. С ноября 1942 г. - командир комендантского взвода 104-го пограничного пол­ка. С июня 1943 г. — командир взвода противотанковых ружей резервной заставы 1-го ба­тальона 104-го пограничного полка. С августа 1943 г. служил в ОКР «Смерш» НКВД по ох­ране тыла Ленинградского фронта. С августа 1951 г. — в У МВД по Волынской области.

4 Заградотряд, или отряд заграждений, — постоянное или временное воинское форми­рование, создаваемое для выполнения боевой или специальной задачи.


16 июля 1941 г. в лесу в районе расположения 320 сп задержаны три ме­стных жителя с телефонным аппаратом. Задержанные включались в про­вода связи с целью подслушивания разговоров. Задержанные расстреля­ны.

16 июля 1941 г. заставой лейтенанта Гомаюнова в районе м. Ракке задер­жаны 4 бандита, у которых изъято 20 кг взрывчатки и одна винтовка. Аресто­ван один кулак — соучастник этой банды.

17 июля 1941 г. в районе м. Вахнья, в 15 км северо-западнее Раквере, за-1 ставой ликвидирована банда. Глава банды, по специальности врач, при по­пытке к бегству был ранен и после допроса расстрелян.

В районе м. Пайде задержаны 2 бандита, которые переданы местным ор­ганам НКВД.

Заставой лейтенанта Юрьева1 в ночь на 20 июля 1941 г. в районе м. Кяру задержаны 4 бандита, в том числе одна женщина, которые переданы в мест­ный отдел НКВД.

За 17 и 18 июля 1941 г.задержано дезертиров с фронта 14 человек, кото­рые направлены в распоряжение коменданта г. Нарвы

19 июля 1941 г.группа диверсантов противника в количестве 4 человек при попытке возвратиться за границу в районе м. Кирп была обнаружена на­шим наблюдателем на переднем крае обороны 43 сд 50 ск. В перестрелке ко­мандиром отделения 147 сп младшим сержантом Рубаном и красноармей­цем Кудряшевым два диверсанта были убиты, а двое скрылись на нашей сто­роне. У убитых обнаружено: 2 пистолета «Суоми», 500 патронов к ним, кар­ты, схема на кальке, блокнот с записями на финском языке, деревянная ко­робка с тремя капсюлями, 2 капсюля с проводниками, взрыватель замедлен­ного действия и 3 гранаты.

Переводом записей установлено, что группа диверсантов в количестве 8 человек перешла границу 30 июня 1941 пи действовала в прифронтовой по­лосе на нашей территории в течение 19 дней, вела наблюдение за движени­ем на дорогах и совершала диверсионные акты.

Так, в записях за 2 июля 1941 г. отмечен спуск под откос товарного соста-4 ва в 5 км от ст. Карисалми. Указанная диверсия действительно имела место. Паровоз с двумя товарными вагонами сошел с рельсов. Жертв не было, дви­жение быстро было восстановлено.

В записях за 7 июля 1941 г.указывается о совершенном диверсантами на­падении на автомашины, в результате которого было убито около 25 чело­век. Факт нападения имел место, причем в перестрелке с диверсантами бы­ли убиты 5 человек и 8 человек ранены.

За 11 июля 1941 г.диверсантами отмечен взрыв железнодорожного по­лотна в районе ст. Мустамяки, что также имело место

 

Юрьев Петр Михайлович U918-?) - майор запаса (1965). С марта 1940 г. - замести­тель политрука 11 -й заставы 3-го пограничного отряда войск НКВД в г. Петрозаводске и в м. Хабусари Большегорного района КФССР. С октября 1941 г.- секретарь партбюро от­дельной саперной роты отдельной пограничной бригады в г. Сестрорецке (Ленинградский фронт). С апреля 1942 г. — инструктор политработы отдельной саперной роты 27-й особой бригады С августа 1942 г — политрук отдельной истребительной противотанковой диви­зии. С апреля 1944 г. - командир огневого взвода 44-го гвардейского артиллерийского пол­ка 16-й гвардейской стрелковой дивизии, затем начальник разведки. Приказом КГБ при СМ СССР № 366 от 15 июня 1960 г. уволен в запас по выслуге установленных сроков дей­ствительной военной службы.

По записям можно судить о том, что диверсионная группа, действовав­шая в составе 8 человек, позднее разделилась на две группы. Связь с дивер­сантами поддерживалась при помощи радио и самолета.

В целях очистки территории от переброшенных разведчиков противника Особым отделом НКВД 23-й армии' силами приданной роты бойцов произ­водится тщательное прочесывание местности, отмеченной в дневнике уби­того диверсанта, как наиболее вероятной для обнаружения остальных ди­версантов.

Начальник Особого отдела НКВД Северного фронта

комиссар госбезопасности 3 ранга                                Куприн

ЦА ФСБ России

Данное сообшение Особого отдела НКВД Северного фронта является одним из пер­вых, гдераскрывается диверсионно-разведывательная деятельность эстонских национа­листов на стороне противника. В Эстонии, как и в других Прибалтийских республиках, по мере оккупации их территории немецкими властями стали создаваться формирования вспомогательной полиции и полиции безопасности, отряды самообороны и команды осо­бого назначения из числа местных националистов. В свою очередь абвер и финская раз­ведка с первых дней войны активно использовали националистов для организации доб­ровольческих диверсионно-десантных отрядов («Эрна II» и др.) и заброски их в тыл Крас­ной Армии. Заброска немецко-финской агентуры в начальный период войны на террито­рию Эстонии осуществлялась на самолетах, катерах, подводных лодках, шлюпках... Аген­тура должна была вести разложенческую работу среди местного населения, собрать данные о Балтийском флоте, частях Ленинградского военного округа, ленинградской промыш­ленности , совершать диверсионные акты на железных дорогах и других военных объектах.

На участке 6-го пограничного отряда и ряда других отрядов Прибалтийского погра­ничного округа органами абвера с помощью местных националистов удалось создать сеть бандформирований (25-30 человек), которые оперировали северо-западнее Ракве-ре и в ряде других населенных пунктов. Противнику на участках 6-го пограничного и рядадругих отрядов удалось осуществить выброску десантов, которые насчитывали от 50 до 70 человек.

Содержание документа свидетельствует о том, что диверсантам в отдельных случаях удавалось осуществить запланированные диверсионные акции, но вместе с тем выявлено и стремление к преувеличению эффективности проводимых операций,

По мере отступления частей Красной Армии и оставления территории Эстонии вой­скам НКВД Северного фронта удалось обезвредить значительное количество диверсантов противника, уничтожить десятки бандитских отрядов, задержать большое число дезерти­ров с фронта (см. также документ № 390).

 

 

 

 

 

 

 

 

' 23-я армия 24 июня 1941 г.была включена в состав Северного фронта и до конца ию­ля обороняла Государственную границу СССР с Финляндией севернее и северо-восточное г. Выборга, с 31 июля 1941 г. вела оборонительные бои на Карельском перешейке. С сентя­бря 1941 г.обороняла северо-западные подступы к Ленинграду.

Приказ командования Северо-Западного фронта № 40 о выселении социально опасных и неблагонадежных лиц из фронтовой и прифронтовой полосы

25 июля 1941 г.

На основании ст.3, п. «з», Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 22 июня 1941 г.

приказываю:

в трехдневный срок выселить из прифронтовой полосы в северо-восточ­ные области Союза ССР всех социально опасных и неблагонадежных лиц с семьями по спискам, представленным Новгородским межрайотделением НКГБ и горотделением милиции.

Комендантам военных гарнизонов Бологое, Старая Русса, Валдай, Холм, Вышний Волочек и Торжок произвести такое же выселение социально опас­ных лиц из фронтовой полосы по спискам, представленным им районными органами НКВД и милиции.

Выселению подлежат: бывшие кулаки; лица, судимые в прошлом за контрреволюционные преступления; лица, имеюшие переписку с родствен­никами, проживающими в Германии и Финляндии; уголовные преступники и лица, враждебно настроенные к Советской власти.

При выселении этих лиц руководствоваться существующими положени­ями и инструкциями, преподанными1 органами НКВД, которые и проводят эту операцию в соответствии с действующими положениями.

Командующий войсками СЗФ

генерал-майор                                                           Собенников1

Член Военного совета СЗФ

корпусной комиссар                                                    Богаткин1

Начальник штаба СЗФ

генерал-лейтенант                                                        Ватутин

ЦА ФСБ России

1    Так в тексте документа.

2    Собенников Петр Петрович (1894-1960) — генерал-лейтенант (1944). С марта 1941 г.-командующий 8-й армией. В июле-августе 1941 г. - командующий Северо-Западным фронтом, в сентябре-октябре 1941 г. — командующий 43-й армией, с 1942 г. — заместитель командующего 3-й армией. С 1945 г. командовал объединением, был заместителем коман­дующего войсками военного округа. В 1955-1959 гг. — начальник курсов «Выстрел».

3    Богаткин Владимир Николаевич (1903-1956) - генерал-лейтенант (1942). В 1938-1939 гг.-начальник Политического управления СибВО, в 1939-1940 гг. — член Военного совета 1-й Особой Краснознаменной Дальневосточной армии, с марта 1940 г. - начальник Политуп­равления и член Военного совета МВО. С июля 1941 г. — член Военного совета Северо-За­падного фронта, с июля 1943 г. — начальник инспекторской группы Главного политическо­го управления Красной Армии, с апреля 1944 г. — член Военного совета 2-го Прибалтий­ского фронта, с апреля 1945 г. — член Военного совета Ленинградского фронта. В 1945-1946 гг. — член Военного совета ЛВО, в 1946-1949 гг. — заместитель по политической части ко­мандующего войсками ЛВО. В 1950-1951 гг. — заместитель по политчасти начальника Уп­равления высших военно-учебных заведений, в 1951-1955 гг.— начальник политотдела Ге­нерального штаба Вооруженных Сил СССР.

Справка начальника УНКГБ по г. Москве и Московской области П.Н.Кубаткина

об условиях хранения продовольственных и других госрезервов на базах Московского территориального управления резервов

25 июля 1941 г.

Московское территориальное управление государственных резервов имеет на территории г.Москвы и Московской области пять баз.

Как показала проверка, техническое состояние помещений, сторожевая и противопожарная охрана баз не обеспечивают хранения резервов в усло­виях ПВО.

На Волочаевской базе в г.Москве (Волочаевская ул., д. 40, п/я 231) хра­нится на миллиарды рублей ценных металлов, авторезины, сахара, консер­вов, противогазов и газетной бумаги. Кроме того, на складе № 4 этой же ба­зы хранится 340 т магния.

Хранение такого большого количества магния грозит в случае возникно­вения пожара на складе № 4 от бомбардировки осветить Москву на 2 дня магниевым пожаром.

Потолочные перекрытия складов сооружены из 2,5-сантиметровых до­сок, в некоторых местах засыпаны опилками или вовсе оголены.

Профессиональной пожарной дружины на базе не имеется. База обслу­живается городской пожарной командой. В то же время на складские поме­щения площадью 200 кв. м имеется только один огнетушитель.

Деревянные перекрытия, как это показал возникший в результате бом­бардировки пожар на складе № 1 (в ночь на 23 июля 1941 г.), способны толь­ко быстро распространять огонь. В результате пожара были испорчены 15 вагонов сахара.

На складах Бирюлевской базы (ст. Бирюлево Ленинского района Мос­ковской обл.) хранится 118 тыс. т зерна. Зерно хранится в 11 деревянных си-лосах', выкрашенных в белый цвет, расположенных в непосредственной близости друг от друга.

Водонасосная станция базы находится на совершенно открытом месте и представляет собой мишень для бомбардировки с воздуха. В случае пораже­ния станции имеющиеся на базе противопожарные установки будут парали­зованы.

В результате бомбардировки базы вражескими самолетами в ночь на 24 июля 1941 г. возник пожар в 2 силосах и получила повреждения насосная станция.

Из хранившихся на складе 22 тыс. т пшеницы сгорело 5-10%.

 

Вероятно, речь идет о силосных хранилищах — сооружениях для хранения силоса (башни, траншеи и ямы).


На Люберецкой базе (ст Люберцы, п/я 4227) хранится авиаполотно, по-1 дошвенная кожа, шеллак, консервы, греческая губка и др.

База находится на совершенно открытой местности и маскировки не имеет.

На территории базы совершенно не имеется водоемов, и в случае загора! ния угрожает опасность полного уничтожения всех складских помещений.

В целях предотвращения возможного уничтожения с воздуха складских помещений и хранящихся в них продуктов необходимо:

а)  рассредоточить продукцию, имеющуюся на базах МТУР:

б)  усилить противовоздушную и противопожарную охрану баз государст-
венных резервов.

Начальник Управления НКГБ по г. Москве и Московской области
комиссар государственной безопасности 3 ранга       Кубаткин

ЦА ФСБ России

 

№449

Из сообщения нью-йоркской резидентуры НКВД СССР об отношении США к экспорту в СССР и Японию

25 июля 1941 г.

... В правительстве США сильны разногласия по вопросу экспорта в СССР и Японию. Представители армии и администрации по контролю за экспортом требуют снятия контроля за экспортом в СССР. Государствен­ный департамент и представители флота резко возражают.

В отношении экспорта в Японию государственный департамент и флот настаивают на непрекрашении экспорта, а армия возражает. Джоуг-рин2от имени государственного департамента категорически заявил, что он и впредь будет проводить свою политику ограничения экспорта в СССР...

ЦА ФСБ России

Правительство США вело политику ограничения экспорта в СССР до тех пор, пока не увидело, что гитлеровский блицкриг на Востоке терпит провал.

1    См. документы № 414, 422.

2    По-видимому, имеется в виду Грин Джозеф Кой — помощник государственного сен ретаря США по специальным вопросам и заведующий специальным отделом государст­венного департамента США.

30 октября 1941 г.Рузвельт сообшил в Москву о решении правительства США прелое/ тавить Союзу ССР беспроцентный заем в размере 1млрд. долларов. 7 ноября 1941 г. он рас­пространил действие закона о предоставлении взаймы или в аренду оружия и военных ма­териалов (ленд-лиз) на СССР.

Решение американского правительства было с удовлетворением встречено в СССР. В своем послании Рузвельту Сталин писал, что оно рассматривается как исключительно серьезная поддержка Советского Союза в его гигантской и трудной борьбе с общим вра­гом. В послании также сообщалось о готовности Советского правительства поставлять США те товары и сырье, которые имеются в его распоряжении и в которых могут нуждать-сяСоединенные Штаты. В октябре — ноябре 1941 г. США направили в СССР на основе за­кона о ленд-лизе вооружение и военные материалы на сумму 545 тыс. долларов при общей стоимости американских поставок на все страны 741 млн. долларов (см.: История второй мировой войны 1939-1945 (в двенадцати томах). М., 1975, т. 4, с. 175).

 

№ 450

 

Директива НКВД СССР № 252 об организации партизанских отрядов и диверсионных групп, предназначенных для заброски в тыл противника1

27 июля 1941 г.

 

В практике организации партизанских отрядов и диверсионных групп, предназначенных для заброски в тыл противника, имеют место серьезные недочеты, могущие полностью сорвать намеченные мероприятия:

1.  Отряды и группы сколачиваются наспех, буквально за несколько ча­сов, из лиц, которые друг друга не знают, не умеют обращаться с оружием, в частности с гранатами и взрыввеществами.

2.  Для отрядов и групп не выделяются проводники из местных жителей, невыдаются карты и компасы.

3.     Отряды и группы инструктируются коротко, в результате чего они не получают достаточно ясного представления о том, что и как они должны де­лать.

4.  Вопросы одежды, питания совершенно не продумываются.

В итоге такие отряды и группы в лучшем случае разваливаются, не дохо­дя до линии фронта, а в худшем — попадают в руки противника и расстрели­ваются.

Такая организация отрядов и групп не только недопустима, но и преступ­на. Руководящие товариши, виновные в такой организации дела, будут при­влечены к строжайшей ответственности.

Предлагаю при организации групп и отрядов тщательно прорабатывать все связанные с этим делом вопросы, учтя вышеизложенное, и направлять в тыл противника только такие группы и отряды, которые в результате тща­тельной подготовки действительно могут справиться с возложенными на них задачами.

 

' Директива адресована наркомам внутренних дел и начальникам управлений НКВД республик и областей, объявленных на военном положении.

Все уже организованные Вами группы и отряды заново проверьте с точ­ки зрения их готовности.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                              Меркулов

ЦА ФСБ России

 

№451

Сообщение Особого отдела НКВД Южного фронта № 00431 в Управление особых отделов НКВД СССР о настроениях румынских войск

27 июля 1941 г.

 

21 июля с.г. в г.Тирасполе работниками Особого отдела [НКВД] Южно­го фронта были приняты три ходока, оставленные нами с разведывательны­ми целями в тылу неприятеля в г. Бендеры (Бессарабия).

Выполняя наше задание, указанные лица вели беседу с румынскими сол­датами.

В процессе беседы было установлено, что румынские солдаты пережива­ют острую нехватку хлеба и что общее настроение румынских солдат — в бой не ходить.

Среди румынских солдат, и главным образом командного состава, име­ются факты разложения, мародерства, грабежа.

В разговоре румынские солдаты высказывают большую боязнь вступать в бой с советскими войсками. Подтверждением этому служит хотя бы тот факт, что румынские войска в течение суток боялись войти в г. Бендеры, то­гда как наши войска находились по правую сторону Днестра.

Пришедшие ходоки рассказали, что очень легко можно пробрать в тыл противника. В частности, один из пришедших сообщил, что он избежал пле­на и задержания немецко-румынскими войсками только потому, что румын­скому солдату отдал свой хлеб. В некоторых направлениях, в частности в на­правлении г. Кагул (Бессарабия), можно пройти почти незамеченным.

Пришедшие ходоки сообщили, что немцы и румыны сосредоточивают свои силы для наступления в районе Бендеры-Дубоссары.

 

Нач. Особого отдела НКВД Южного фронта

комиссар госбезопасности 3 ранга                               Сазыкин

ЦА ФСБ России

В конце июля 1941 г.против Южного фронта наступали 11-я немецкая и 3-я румын­ская армии, венгерский корпус, словацкие дивизии, к которым позднее присоединился итальянский корпус. С территории Румынии в сторону Одессы наступала 4-я румынская армия.


Директива Управления особых отделов НКВД СССР № 39212 об усилении работы заградительных отрядов по выявлению и разоблачению агентуры противника, перебрасываемой через линию фронта

 

28 июля 1941 г.

 

Управление особых отделов НКВД СССР располагает данными, что гер­манская разведка вербует в широком масштабе взятых в плен военнослужа-гдих Красной Армии, затем перебрасывает их под видом побега из плена на нашу территорию.

Имеют место случаи, когда немцы переодевают своих агентов в красно­армейскую форму, снабжают их документами, отобранными у военноплен­ных, и внедряют в части Красной Армии.

Завербованным даются задания шпионско-диверсионного характера, а также задание вести пораженческую агитацию, распространять провокаци­онные слухи о непобедимости германской армии, о якобы хорошем, теплом обращении немцев с пленными красноармейцами, с тем чтобы уговорить красноармейцев сдаваться в плен и не оказывать немцам сопротивления в боях.

18 июля с.г. Особым отделом [НКВД] Юго-Западного фронта был задер­жан лейтенант Супрун, который на допросе показал, что он вместе с красно­армейцами Овсянниковым и Ложкиным бежал из плена. Допросом Овсян­никова и Ложкина было установлено, что немцы их завербовали и перебро­сили на нашу сторону для шпионской работы. Супрун также был завербован немцами.

25 июня попавший к немцам в плен и завербованный там для шпионско-диверсионной работы в Красной Армии красноармеец Данилов Ф.И. был переброшен на нашу территорию на германском самолете.

Задержанный мл. сержант Кашишян на допросе показал, что немцы ос­вободили его из плена с заданием пропагандировать хорошую жизнь крас­ноармейцев в германском плену и хорошее обращение там с ними.

Одним из серьезных средств выявления засылаемых к нам агентов гер­манской разведки являются организованные заградительные отряды, кото­рые должны тщательно проверять всех без исключения военнослужащих, неорганизованно пробирающихся с фронта в прифронтовую полосу, а также военнослужащих, группами или в одиночку попадающих в другие части.

Однако имеющиеся материалы говорят о том, что работа заградитель­ных отрядов еще недостаточно организована, проверка задержанных лиц проводится поверхностно, зачастую не оперативным составом, а военно­служащими.


В целях выявления и беспощадного уничтожения агентуры противника в частях Красной Армии предлагаю:

1.  Усилить работу заградительных отрядов, для чего выделить в отряды опытных оперативных работников. Установить, как правило, что опрос всех без исключения задерживаемых должен производиться только оперработ­никами.

2.  Всех лиц, возвратившихся из германского плена, как задержанных за­градительными отрядами, так и выявленных агентурным и другим путем, арестовывать и тщательно допрашивать об обстоятельствах пленения и по­бега или освобождения из плена.

Если следствием не будут добыты данные о причастности их к органам германской разведки, таких лиц из-под стражи освобождать и направлять на фронт в другие части, установив за ними постоянное наблюдение как со сто­роны органов особого отдела, так и со стороны комиссара части.

3.  Наиболее серьезных арестованных, и в первую очередь лиц начсоста­ва, после обстоятельных предварительных допросов направлять для продол­жения следствия в Управление особых отделов НКВД СССР со всеми име­ющимися на них материалами.

4.  Разоблаченных агентов германской разведки подробно допрашивали о том, кто персонально их вербовал, какие задания они получили при вербов­ке (особенно в прифронтовой полосе), каким способом их перебросили на нашу территорию, с кем они должны были поддерживать здесь связь, кто еще из военнопленных был завербован разведкой, что им известно о дейст­вующих частях германской армии (разведывательные данные).

Полученные в процессе следствия материалы немедленно оперативно использовать. Одновременно эти же материалы направлять в Управление особых отделов НКВД СССР.

5.  Всемерно усилить в частях Красной Армии работу агентурно-осведо-мительной сети, направив ее на выявление шпионов, антисоветского эле­мента, лиц, подготовляющихся к переходу на сторону врага. В случае обна­ружения у военнослужащих к-р фашистских листовок, разбрасываемых противником с самолетов, таких лиц немедленно арестовывать.

6.  Списки всех лиц, возвратившихся из плена, а также данные о всех слу­чаях выявления и разоблачения агентуры противника из числа возвратив­шихся из плена направлять в Управление особых отделов НКВД СССР

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР начальник Управления особых отделов НКВД

комиссар госбезопасности 3 ранга                              Абакумов

ЦА ФСБ России

Издание Управлением особых отделов НКВД СССР настоящей директивы свидетельст­вует о важности работы заградительных отрядов. Последние начали организовываться еще в июне 1941 г.Они создавались с разрешения Ставки ВГК. Им приходилось решать различные задачи: помогать командному составу в поддержании дисциплины и твердого порядка, пресе­чении бегства, ликвидации паники, в том числе выявлять и разоблачать агентуру противника.

Ко второму месяцу войны органы советской военной контрразведки уже накопили оп­ределенный опыт, который необходимо было учитывать и использовать в оперативной де­ятельности.

Обращает на себя внимание требование о том, чтобы в деятельности заградительных отрядов обязательно принимали участие оперативные работники. Именно им. как квали­фицированным специалистам, предписывалось проводить опрос задерживаемых лиц.

Вопреки до сих пор бытующему в определенных кругах мнению, что заградительные отряды выполняли исключительно карательные функции, директива четко регламентиро­вала порядок освобождения задержанных из-под стражи и направления их на фронт в дру­гие части в случае, если не будут добыты данные о причастности их к органам германской разведки.

Вместе с тем пункт 5 директивы необоснованно требовал ареста военнослужащих, у которых были обнаружены фашистские листовки. Это обстоятельство однозначно расце­нивалось как подготовка к переходу на сторону врага, хотя в действительности могло быть проявлением простого любопытства.

 

№453

Указание НКВД Азербайджанской ССР № 665544 о строгом соблюдении требований конспирации при использовании средств связи

28 июля 1941 г.

Всем начальникам управлений, отделов, горотделов и райотделений НКВД Азербайджанской ССР. наркому внутренних дел Нахичеванской АССР, начальнику УНКВД Азербайджанской ССР по ИКАО1

В соответствии с письмом секретаря ЦК КП(б) Азербайджана тов. М.Д.Багирова и Председателя СНК Азербайджанской ССР тов. Кулиева2за № 335 от 24 июля 1941 г., разосланным всем секретарям горкомов и райко­мов партии и председателям горрайисполкомов,

предлагаю:

' Нагорно-Карабахская автономная область.

2 Кулиев Теймур Имам Кули оглы (1896-?) — с октября 1934 г. — председатель спец­коллегии Верховного суда Азербайджанской ССР, с октября 1936 г. — председатель Вер­ховного суда Азербайджанской ССР, с ноября 1937 г. — Председатель СНК Азербайджан­ской ССР. С марта 1946 г. — Председатель Совета Министров Азербайджанской ССР, с апреля 1953 г. — заместитель Председателя СМ Азербайджанской ССР. С июля 1953 г. по март 1956 г. — Председатель СМ Азербайджанской ССР. В 1954-1956 гг. — директор вино­градарского совхоза в Кировабаде. Решением ЦК КП Азербайджана от 28 августа 1956 г исключен из членов КПСС «за грубые нарушения соцзаконности и активное содействие преступлениям Багирова и его банды». Решением КПК при ЦК КПСС от 28 марта 1957 г. это решение подтверждено.


1.     Обратить особое внимание своего аппарата на условия пользования средствами связи в обстановке военного времени, когда всякая непродуман­ная передача служебных сообщений по телефону и телеграфу может повлечь разглашение государственной и военной тайны и быть использована контр­революционным элементом и агентами иностранных разведок во враждеб­ных нам целях.

2.  Передачу и прием телефонограмм как по г. Баку, так и по всем районам республики прекратить.

3.  Пользование городскими, а в особенности междугородными телефо­нами в служебных целях сократить до минимума, а по серьезным служебным вопросам осуществлять руководителю органа НКВД лично самому, не допус­кая разглашения сведений, составляющих государственную и военную тайну.

4.  Сократить до минимума передачу телеграмм из управлений и отделов
наркомата в районы и из районов в наркомат. В особо важных случаях пере-
давать их записками по прямому проводу с изъятием ленты, пользуясь услу-
гами проверенных работников телеграфа.

При переговорах по прямому проводу начальникам органов НКВД при­сутствовать только лично, обеспечивая сохранность изымаемых лент.

5.  Установить строжайший контроль за повседневной работой органов связи и за точным соблюдением ими всех требований, предъявленных пись­мом тт. Багирова и Кулиева. Нарушителей привлекать к ответственности.

6.  При выявлении фактов передач по телефону или телеграфу сведений, составляющих государственную или военную тайну, немедленно выявлять источников отправления и получения таких передач и привлекать их к уго­ловной ответственности.

Надо понимать значение четкой и бесперебойной работы органов связи в условиях военного времени, а всякое использование средств связи во вра­ждебных и провокационных целях рассматривать как предательство и бо­роться с ними со всей строгостью военного времени.

Народный комиссар внутренних дел Азербайджанской ССР

старший майор государственной безопасности              Якубов

ЦА ФСБ России

В данном указании рассматриваются важные задачи, касающиеся правил пользования средствами связи в обстановке военного времени. Изучая документ с юридической точки зрения, необходимо упомянуть о следующих обстоятельствах.

В п. 6 указания предлагается выявлять источники отправления и получения по телефо­ну или телеграфу сведений, составляющих государственную или военную тайну, то есть конкретных лиц, и привлекать их к уголовной ответственности.

В этом же п. 6 рекомендуется рассматривать использование средств связи во враждеб­ных и провокационных целях как предательство и применять соответствующие каратель­ные меры

Более правильным было бы говорить о доказанной виновности конкретных лиц, раз­глашающих государственную или военную тайну при использовании средств связи. Что же касается юридической квалификации виновных лиц, то бороться с ними следовало строго с учетом обстановки военного времени, но обязательно на основании действовавшего уго­ловного законодательства.


Постановление Государственного Комитета Обороны № ГКО-325сс о создании Западного и Резервного фронтов и подчинении Центрального и Резервного фронтов непосредственно Ставке Верховного Командования

29 июля 1941 г. I

Государственный Комитет Обороны признал необходимым:

1.  Объединить части Западного фронта с частями Главнокомандования Западного направления в единый Западный фронт, а Маршала Советского Союза зам. наркома обороны тов. Тимошенко С. К. считать одновременно Главкомом Западного направления и командующим Западным фронтом.

2.  Генерал-лейтенанта тов. Еременко А. И. назначить заместителем тов. Тимошенко по Западному фронту.

II

Центральный фронт подчинить непосредственно Ставке Верховного Командования.

III

1 Резервные армии в 1941 — начале 1943 гг. формировались в военных округах и входи­ли в резерв Ставки ВГК, которая использовала их для массирования сил и средств на ре­шающих направлениях путем усиления ими действующих фронтов или создания новых. Так. в июле 1941 г. вводом в сражение на Московском направлении 14 дивизий из резерв­ных армий (29. 30, 24 и 28-я резервные армии) враг был остановлен и сорвана его попытка сходу прорваться к Москве (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 606).

1.  Сосредоточить командование резервными армиями' Вяземско-Ржев­ской линии в одних руках и назначить командующим этими армиями зам. наркома обороны генерала армии тов. Жукова Г.К. с упразднением обоих участков, северного и южного, и с подчинением расположенных на этой ли­нии армий непосредственно командующему.

2.  Генерал-лейтенанта тов. Артемьева П. А. освободить от командования южным участком резервных армий и предложить ему приступить к исполне­нию обязанностей командующего Московским округом и командующего резервной группой Можайской линии.

3.  Генерал-лейтенанта тов. Богданова И. А. освободить от командования северным участком резервных армий и назначить заместителем командую­щего резервными армиями Вяземско-Ржевской линии.

4.  В связи с назначением генерала армии тов. Жукова командующим ре­зервными армиями Вяземско-Ржевской линии освободить тов. Жукова от обязанностей начальника Генштаба.

5.  Назначить Маршала Советского Союза зам. Наркома Обороны т.Ша­пошникова Б. М. начальником Генштаба РККА.


6.  В связи с объединением командования Западного направления и За­падного фронта передать освободившихся работников штаба и средства свя­зи Западного направления тов. Жукову для формирования штаба командую­щего резервными армиями.

7.  Назначить товарищей Круглова и Попова членами Военного совета резервных армий Вяземско-Ржевской линии.

8.  Впредь резервные армии Вяземско-Ржевской линии именовать Ре­зервным фронтом1, а командующего этими резервными армиями — коман­дующим Резервным фронтом, подчиненным непосредственно Ставке.

 

Председатель Государственного Комитета Обороны    И. Станин

ЦА ФСБ России

 

 

№455

 

Директива УНКГБ и УНКВД по Калининской, области № 807 начальникам МРО НКГБ, ГО и РО НКВД о мерах по улучшению организации партизанских отрядов и диверсионных групп, направляемых в тыл противника2

29 июля 1941 г.

 

В практике организации партизанских отрядов и диверсионных групп, предназначенных для заброски в тыл противника, имеют место серьезные недочеты, могущие полностью сорвать намеченные мероприятия, а именно:

1    В состав Резервного фронта вошли 24, 31, 32, 33, 34 (до 6 августа), 43 и 49-я (с 7 авгу­ста) армии. В конце августа - начале сентября войска Резервного фронта успешно прове­ли Ельнинскую операцию 1941 г., в ходе которой разгромили крупную группировку про­тивника и ликвидировали Ельнинский выступ.

10 октября 1941 г. Резервный фронт был объединен с Западным фронтом в один Запад­ный фронт (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 607).

2    См. документ № 444.


1.  Отряды и группы иногда сколачиваются наспех, буквально за несколь­ко часов, из лиц. которые друг друга не знают и которые не умеют обращать­ся с оружием, в частности с гранатами и взрывчатыми веществами.

2.  Для отрядов и групп не всегда выделяются проводники из местныхжи-телей, не выдаются карты и компасы.

3.  Отряды и группы инструктируются коротко, в результате чего они не получают достаточного представления о том, что и как они должны делать.

4.  Вопросы одежды и питания продумываются недостаточно или совер­шенно не продумываются.

В результате указанных недочетов перебрасываемые в тыл противника диверсионные группы и партизанские отряды не в состоянии полностью выполнить возложенные на них задачи и могут попадаться в руки врага и расстреливаться.

Такая организация не только недопустима, но и преступна. Руководящие товарищи, виновные в допущении отмеченных недочетов, будут привле­каться к строжайшей ответственности.

Предлагаем:

1.  Партизанские отряды формировать главным образом из бойцов истре­бительных батальонов и гласных сотрудников НКВД и НКГБ, волевых, пре­данных Советской власти людей, членов партии, комсомольцев и актива, а также всесторонне проверенной, абсолютно надежной, безусловно предан­ной Советской власти агентуры, способной выполнить возлагаемые на нее боевые задачи в тылу противника (уничтожение складов, баз. железнодо­рожных сооружений и путей, уничтожение мелких отрядов и начсостава противника, организация крушений и уничтожение воинских эшелонов и военных грузов противника, средств связи и др.).

2.  Заблаговременно организовывать базы необходимого оружия и пита­ния для партизанских отрядов и диверсионных групп.

3.     Руководителей партизанских отрядов и диверсионных групп снаб­дить через воинские части необходимыми картами и компасами, заблаго­временно обучить всех бойцов владению оружием (гранатами, винтовкой, пулеметом и др.), а также надлежащим образом обмундировать (штатской одеждой).

4.  В состав партизанских отрядов и диверсионных групп включать води­телей автомашин и другого подвижного боевого парка.

5.  Заблаговременно руководителями партизанских отрядов и диверсион­ных групп должна быть тщательно изучена местность района их действия как по карте, так и в натуре (дороги, тропы, места укрытия — леса, болота и др.), подходы к важным базам противника, местам передвижения войск.

6.  Разработать связь руководителей партизанских отрядов и диверсион­ных групп с подпольными партийными руководителями, для чего заблаго­временно подобрать соответствующие надежные конспиративные кварти­ры. Кроме того, тщательно разработать методы и способы связи партизан­ских отрядов с территорией, не занятой противником, на случай необходи­мости помочь вооружением, боеприпасами и др.

7.  В целях предотвращения провалов партизанских отрядов и диверсион­ных групп ориентировать руководителей этих отрядов и групп о лицах, не внушающих политического доверия, которые могут остаться в тылу против­ника в районе действия партизанских отрядов и диверсионных групп.

8.  Оперативный состав, влитый в партизанские отряды, проинструкти­ровать на выявление возможно просочившихся в эти отряды предателей.

9.  Партизанские отряды и диверсионные группы тщательно проинструк­тировать о их деятельности и совместно с руководителями партизанских отрядов и диверсионных групп (с каждым отдельно) разработать планы их действий на ближайшее время с учетом местных условий и тактики про­тивника.

10. Для партизанских отрядов и диверсионных групп, перебрасываемых в тыл противника через фронтовую линию, совместно с руководителями этих отрядов и групп разработать план этих перебросок и обязательно выде­лить проводников, знающих местность, причем переброски проводить по согласованию с командованием воинских соединений и особыми отделами.

11.           Работу по формированию партизанских отрядов и диверсионных групп проводить в контакте и под руководством местных партийных орга­нов.

12. С данным указанием ознакомить первых секретарей горкомов и рай­комов ВКП(б) и секретаря обкома ВКП(б) тов. Абрамова при посещении им вашего района.

13. Аналогичные указания ранее были даны устно тт. Рыжикову, Фин-кельбергу, Ильницкому и Михайлову.

 

Начальник УНКГБ по Калининской области

майор госбезопасности                                                  Токарев

Начальник УНКВД по Калининской области

старший лейтенант госбезопасности                              Павлов

ЦА ФСБ России

Угроза вражеского вторжения нависла над Калининской областью в первые же меся­цы войны. В связи с этим партийные и советские организации области повсеместно раз­вернули деятельность по подготовке к вооруженной борьбе с захватчиками. Особое внима­ние при этом уделялось западным районам области, которым непосредственно угрожало вторжение врага. В первые же дни войны сюда были командированы секретари обкома И. П. Бойцов, П. С. Воронцов, А. А. Абрамов, заведующие отделами и другие ответствен­ные работники областного комитета партии и облисполкома, которые провели большую работу по формированию народного ополчения, истребительных батальонов, партизан­ских отрядов и подпольных организаций. Большую помощь руководств}' области в форми­ровании партизанского движения, как о том свидетельствует публикуемый документ, ока­зали органы государственной безопасности, что способствовало эффективной борьбе ка­лининских партизан с немецкими оккупантами.

К концу октября 1941 г. на территории области действовали 55 партизанских отрядов (свыше 1600 бойцов), 21 подпольный райком и 2 горкома партии. Партизаны области осо­бенно активизировали боевые действия в решающий период Московской битвы 1941-1942 гг. (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 537; Совет­ские партизаны. М., 1963, с. 81-82).


Спецсообщение начальника УНКВД УССР по Киевской области в оперштаб НКВД УССР о полученных разведданных

[Не ранее 29 июля 1941 г.]

Находящаяся с 26 по 28 июля с.г. в селах Макаровского района наша раз­ведка установила следующее.

В селе Руровщина Макаровского района в колхозе размещена конница до 300 сабель, на окраинах села стоят три орудия и часть орудий расположе­на возле реки Ирпень.

В селе Мотыженка Макаровского района в саду средней школы нахо­дится штаб небольшого войскового соединения, возле штаба стоит не­сколько линий усиленной охраны, на окраинах села установлены дально­бойные орудия.

В селе Копылово Макаровского района расположено большое количест­во конницы, в саду стоит до 300 танков и автомашин, в школе размещен госпиталь.

В селе Бузово Макаровского района в колхозе им. К.Маркса установле­ны зенитные пулеметы, в конторе колхоза размешен штаб-комендатура. В селе находится до 200 лошадей противника.

В селе Фасовая Макаровского района в сельском клубе размещена сани­тарная часть, на территории колхозов им. Шевченко и Горького установлено до 6 орудий.

В селе Юрово Макаровского района в саду расположен обоз, в помеще­нии школы находится штаб.

На 28-м км Житомирского шоссе, примерно в 4 км в сторону, около ху­тора Жуков Хмельнянского сельсовета Макаровского района стоит конница до 500 сабель, лошади таврированы под номером 134. В конце хутора Жуков по направлению к Бучи в крайней хате размещен штаб.

В селе Бучи Киевского района находится около 80 танков и расположен штаб небольшого соединения. На крыше штаба установлен зенитный пулемет.

В лесу возле села Ясногородка Быщевского района находится до 500 ло­шадей, мотоциклисты и велосипедисты1.

По донесению указанной разведки, немецкая армия у населения забира­ет свиней, птицу и т.д., а в ряде сел (Маковице, Мотыжен) забирают коров. Кроме того, изрыли все огороды колхозников. Колхозников насильно заста­вляют убирать урожай.

Немецкая армия не имеет бензина и хлеба.

' Речь идет о войсках 6-й немецкой армии и танковых соединениях 1-й танковой груп­пы из группы армий «Юг», которые к 11 июля 1941 г. вышли к р. Ирпень (15-20 км запад­нее Киева) и пытались сходу захватить Киев. 30 июля 1941 г. войска 6-й армии возобнови­ли наступление на Киев.

2 Сметана Роман Семенович (1890-1944) - бывший староста немецкой администра­ции, 8 августа 1944 г. военным трибуналом войск НКВД Украинского округа приговорен по ст. 54-1а УК УССР к высшей мере наказания.


В селе Мотыжен назначен староста Сметана Роман2, бывший кулак, в се­


ле Копылово старостой назначен Марченко, прибывший из ссылки, в селе Фасовал назначен старостой Донец — единоличник, который все время ук­лонялся от уплаты налогов.

По сообщению оперуполномоченного Обуховского РО НКВД, 29 июля с.г днем на дороге между селами Триполье и Гусачевкой бронемашины про­тивника наскочили на мину, одна вышла из строя. Обслуга обеих бронема­шин на месте приступила к ремонту. Для уничтожения бронемашин против­ника был выслан истребительный батальон Обуховского района, который забросал гранатами и бутылками с бензином неисправную бронемашину, и она сгорела, а вторая бронемашина вместе с обслугой сгоревшей машины отступила и скрылась

 

Начальник УНКВД по Киевской области

капитан госбезопасности                                        Череватенко'

 

ЦА ФСБ России

 

№457

Соглашение между Правительством СССР и Польским Правительством

30 июля 1941 г.

' Череватенко Михаил Иванович (1903-?) — капитан госбезопасности (1939). С января] 1939 г. — начальник УНКВД по Ворошиловградской области. С марта 1941 г. — начальник УНКВД по Киевской области. В августе 1942 г. пропал без вести.

1.  Правительство СССР признает советско-германские договоры 1939 г. касательно территориальных перемен в Польше утратившими силу. Поль­ское Правительство заявляет, что Польша не связана никаким соглашением с какой-либо третьей стороной, направленным против Советского Союза.

2.  Дипломатические сношения будут восстановлены между обоими Пра­вительствами по подписании настоящего Соглашения и будет произведен немедленный обмен послами.

3.  Оба Правительства взаимно обязуются оказывать друг другу всякого* рода помощь и поддержку в настоящей войне против гитлеровской Герма­нии.

4.  Правительство СССР выражает свое согласие на создание на террито­рии СССР польской армии под командованием, назначенным Польским Правительством о согласия Советского Правительства. Польская армия на территории СССР будет действовать в оперативном отношении под руко­водством Верховного Командования СССР, в составе которого будет состо­ять представитель польской армии. Все детали относительно организации командования и применения этой силы будут разрешены последующим Со­глашением.


5. Настоящее Соглашение вступает в силу немедленно с момента его подписания и ратификации не подлежит. Настоящее Соглашение составле­но в 2 экземплярах, каждый на польском и русском языках, причем оба тек­ста имеют одинаковую силу.

К Соглашению приложен Протокол следующего содержания: «Советское Правительство предоставляет амнистию воем польским гра­жданам, содержашимся ныне в заключении на советской территории1в ка­честве ли военнопленных или на других достаточных основаниях, со време­ни восстановления дипломатических сношений».

Печатается по: Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной воины. М., 1946, т. 1, с. 138.

Подписанию настоящего Соглашения предшествовали встречи министра иностран­ных дел А. Идена отдельно с премьер-министром Польши В. Сикорским и советским по­слом в Англии И. М. Майским. Обмен мнениями последних произошел 5 июля 1941 г. В ходе этой встречи В. Сикорский заявил, что он был в прошлом противником русской по­литики Пилсудского, никогда не хотел раздробления и ослабления России, а, наоборот, стремился к созданию добрых отношений между Россией и Польшей. Он рад, что теперь, наконец, представляется случай обеим странам стать товарищами по оружию в борьбе против германизма, или гитлеризма, вообще, против германской агрессии. Однако, не­смотря на подобные заявления, переговоры между сторонами были крайне сложными. Польская сторона сразу же выдвинула проблему границ, претендуя на возвращение укра­инских и белорусских земель.

Советская сторона предложила отложить временно рассмотрение проблемы советско-польской границы, сосредоточившись на решении сложных вопросов по налаживанию со­ветско-пол ьского сотрудничества в борьбе против фашистской Германии, в первую оче­редь по созданию польских вооруженных частей в СССР. Ввиду спорных моментов пере­говоры подчас находились на грани срыва. Все же под давлением английского правитель­ства польская сторона в конечном итоге пошла на подписание соглашения о восстановле­нии дипломатических отношений между СССР и Польшей и о создании польской армии на территории Советского Союза. 30 июля 1941 г. в Лондоне в присутствии премьер-мини­стра Великобритании У. Черчилля и министра иностранных дел А. Идена было подписано Соглашение между Правительством СССР и Польским Правительством. От имени СССР Соглашение подписал Чрезвычайный и Полномочный посол СССР в Великобритании И. М. Майский, а от имени Польского Правительства премьер-министр В. Сикорский.

14.10.09 / Просмотров: 7975 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2019 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.