Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Часть 5

В случае внезапного нападения японских вооруженных сил на войска Дальневосточного фронта Ставка Верховного Главнокомандования

Директива Ставки ВГК № 170149 командующему войсками Дальневосточного фронта о задачах и способах действий в случае внезапного нападения Японии

16 марта 1942 г.

В случае внезапного нападения японских вооруженных сил на войска Дальневосточного фронта Ставка Верховного Главнокомандования

приказывает:

1.     Силами 2-й Краснознаменной армии', 66-й стрелковой дивизии (35-й
армии)[1], 1-й' и 25-й[2]армий, особого стрелкового корпуса и Тихоокеанского
флота упорной обороной не допустить противника на территорию СССР на
благовещенском, приханкайском и приморском направлениях; прочно
удерживать о. Сахалин, Камчатку, побережья Тихого океана и Охотского
моря. Удержание Благовещенского района, Иманского района и всего При-
морья обязательно при всяких обстоятельствах.

Обратить особое внимание при обороне побережья на прочное закрытие устья р. Амур, имея усиленное прикрытие истребительной авиацией Нико­лаевского укрепленного района, подтянув часть бомбардировочной авиа­ции в район Софийского.

' 2-я Краснознаменная армия сформирована в июле 1938 г. в составе Краснознамен­ного Дальневосточного фронта как 2-я армия, с сентября 1938 г. - 2-я Отдельная Красно­знаменная армия, с июля 1940 г. - 2-я Краснознаменная армия. До августа I94S г. прикры­вала дальневосточные границы СССР, готовила резервы для Действующей Армии.

' 35-я армия сформирована в июле 1941 г. всоставе войск Дальневосточного фронта на базе 18-го стрелкового корпуса. Первоначально в армию входили 35,66 и 78-я стрелковые дивизии, 109-й УР, ряд артиллерийских и других частей. Обороняла государственную гра­ницу в Приморье.

1 1-я Краснознаменная армия сформирована в июле 1938 г. в составе Краснознамен­ного Дальневосточного фронта как 1-я Приморская армия; всентябре после расформиро­вания Дальневосточного фронта преобразована в 1-ю Отдельную Краснознаменную ар­мию; в июле 1940 г. в связи с восстановлением Дальневосточного фронта вновь включена


ные границы СССР.


2.     На сунгарийском направлении силами 15-й и 35-й армий (без 66-й
стрелковой дивизии), резерва фронта и Амурской Краснознаменной воен-
ной флотилии до пятого дня войны упорной обороной не допустить против-
ника форсировать реки Амур и Уссури, а с пятого дня войны разбить проти-
востоящие японо-маньчжурские части и к двадцать пятому дню войны вый-
ти на фронт Фугдин, Баоцин, где прочно закрепиться, обеспечивая хаба-
ровское направление и Уссурийскую железную дорогу.


3.     Штаб фронта — Хабаровск.

4.  Разграничительная линия с Забайкальским фронтом: р. Ольдой, Свер-беево, г. Кулуншань, Нэхэ (карта — 1 500000); все для Забайкальского фрон­та включительно.

5.  Прибывающие из центра две танковые бригады, три артиллерийских полка УСВ, три гвардейских минометных полка и пять дивизионов БЕПО с зенитными установками используются распоряжением командующего вой­сками фронта в связи с задачами, возложенными на армии фронта, с доне­сением Ставки о принятом решении.

6.     На военно-воздушные силы фронта, армий и ТОФа возлагаются задачи:

а)     истребительной авиацией прикрыть сосредоточение, развертывание и
действия войск фронта и авиации и уничтожать в воздушных боях авиацию
противника;

б)    в тесном взаимодействии с наземными войсками уничтожать живую
силу противника, пытающегося атаковать наши войска, массируя удар по
его главным группировкам непосредственно на поле боя и в тактической
глубине, содействовать наступлению сунгарийской группировки фронта;

в)     последовательными ударами по японским аэродромам и базам, рас-
положенным в Маньчжурии и Корее, уничтожать авиацию противника;

г)     действовать по железнодорожным узлам в Харбине, Мукдене, Чаньчу-
не, Дэйо —Сампо, Гирине, Лафачжане, Эхо и разрушить оба железнодорож-
ных моста через р. Сунгари у Харбина;

д)    совместно с Тихоокеанским флотом воспретить перевозки войск про-
тивника с Японских островов в Корею и Северную Маньчжурию и нанести
поражение военно-морским силам противника, пытающимся с транспорта-
ми или без них приблизиться к нашим берегам;

е)     для действий по Японским островам командующему войсками Даль-
невосточного фронта из состава фронта к 25 марта 1942 г. передать ТОФу
один авиационный дальнебомбардировочный полк в количестве 30 самоле-
тов ДБ-3.

Всей дальнебомбардировочнои авиацией Тихоокеанского флота произ­водить налеты группами по 8-10 самолетов на Токио, Иокосуку, Майдзуру и Оминото с целью разрушения промышленных объектов, военно-морских и воздушных баз.

7.     На Тихоокеанский флот возлагаются задачи:

а) Оборона побережья от устья р. Тумень Ула до бухты Озерная, освобо­див от обороны побережья 25-ю армию.

Владивостокский район обязательно удержать при всяких условиях.

В связи с этим усилить сухопутные части ТОФ передачей к 25 марта 1942 г. одного стрелкового полка (208-й стрелковой дивизии), дислоцируемого в Ека­териновке.

По сформировании фронтом стрелковых бригад командующему войска­ми Дальневосточного фронта передать в оперативное подчинение команду­ющего ТОФ две стрелковые бригады (из пяти формируемых) для обороны Владивостокского тылового рубежа.

Для этой же цели командующему Тихоокеанским флотом, по указанию народного комиссара Военно-Морского флота, сформировать одну стрел­ковую морскую бригаду

б)     Закрытие Татарского пролива от проникновения в него судов против-
ника, для чего с началом ледохода заминировать устье р. Амур и фарватеры
в Татарском проливе с севера и юга, обеспечив при этом безопасность хож-
дения наших судов.

Подготовить плавучие мины для использования их в контроперациях в Татарском проливе при вторжении противника.

в)     Во взаимодействии с авиацией Дальневосточного фронта воспретить
перевозки войске Японских островов в порты Кореи и Маньчжурии и пре-
рвать морские сообщения в Японском море.

г)      Производить крейсерские операции подводных лодок в Японском,
Желтом и Охотском морях.

В Тихом океане не выдвигать подводных лодок к восточным берегам Японских островов, но охрана восточного и северного берегов о. Сахалин и залива Байкал должна быть усилена подводными лодками.

На основании настоящих указаний в штабе Дальневосточного фронта в месячный срок разработать подробный план действий войск фронта и воен­но-морских сил ТОФа в двух экземплярах, из коих один нарочным к 5 мая 1942 г. представить в Генеральный штаб Красной Армии. Порядок разработ-" ки плана и допуска лиц к его разработке — в соответствии с директивой на­родного комиссара обороны № 503267 от 14 февраля 1941 г.1

Не ожидая окончания разработки плана, на местах принять меры для поддержания в полной боеготовности войск и флота к выполнению поста­вленных в настоящей директиве задач.

Ставка Верховного Главнокомандования                          И.Сталин

Б. Шапошников

ЦАМО, ф. 148а. on. 3763, д. 1П.М.9-14. Подлинник

 

Правительство СССР, Ставка ВГК уделяли постоянное внимание совершенствова­нию обороны Дальневосточного рубежа Советского государства по причине усиления здесь активности японской военщины. Несмотря на то что еше 13 апреля 1941 г.в Москве между Советским правительством и правительством Японии был подписан пакт о нейтра­литете, согласно которому стороны обязались «поддерживать мирные и дружественные отношения между собой и взаимно уважать территориальную целостность и неприкосно­венность другой договаривающейся стороны», японское правительство продолжало нару­шать этот пакт и другие ранее заключенные соглашения.

Квантунской армии, размешенной у дальневосточных границ СССР согласно прило­женной к приказу императорской ставки № 578 от 3 декабря 1941 г.директиве№ 1048.ста­вилась задача: «в соответствии со складывающейся обстановкой осуществить усиление полготовки к операциям против России. Быть в готовности начать боевые действия вес­ной 1942 г.».

10 января 1942 г. генеральным штаб японской армии издал директиву № 1073, предпи­сывающую командованию сухопутных войск направлять на «северный фронт» части, вы­свобождающиеся после операций на юге.

15 января 1942 г. император Японии потребовал от начальника генерального штаба Сугиямы доклад о результатах советского контрнаступления под Москвой. В своем докла­де Сугияма, дав оценку положения Советского Союза, особо подчеркнул: «СССР, сохра-

 

' Документ не публикуется.

нив около 40% своей промышленной моши, последовательно восстанавливает производ­ство, и мы не должны недооценивать его».

22 января, отвечая на вопрос императора о сроках проведения операции против СССР, Сугияма заявил, что, по его мнению, «в настоящее время до лета сего года нецеле­сообразно проводить наступательную операцию на севере».

Одновременно японским генеральным штабом был составлен оперативный план на­ступательных операций на 1942 г., который оставался действительным вплоть до 1944 г. Являвшийся с 1940 по 1944 г. офицером оперативного управления генштаба японской ар­мии подполковник Сэдзима давал на Токийском процессе следующие показания: «Как и предыдущие оперативные планы, план 1942 г. был наступательным. Операции должны были начаться внезапно... В Маньчжурии намечалось сосредоточить около 30 дивизий...

По плану генштаба решение о начале войны должно было быть принято в марте, а на­чало боевых действий - в мае 1942 г. Для осуществления такого графика перед войсками Квантунской армии ставилась задача опередить противника в подготовке к войне и соз­дать положение, позволявшее по своему усмотрению нанести первыми удар в момент, благоприятный для разрешения северной проблемы».

Советское правительство. Ставка ВГК вынуждены были держать на Дальнем Востоке и в Сибири войска в постоянной боевой готовности для отражения возможного японско­го нападения. Из 5493 тыс. человек общего состава Вооруженных Сил Советского Союза на Дальнем Востоке и у южных границ находилось 1568 тыс., или свыше 28%. Из 4495 тан­ков, имевшихся на вооружении Красной Армии в то время, на Дальнем Востоке и у юж­ных границ СССР находился 2541 танк, из 5274 самолетов там же оставался 2951 самолет.

Настоящая директива Ставки ВГК командующему войсками Дальневосточного фронта определяла )алачи и способы действий в случае внезапного нападения Японии на СССР (см.: Дипломатический словарь. В 3-х томах. М.. Наука, 1986, т. 3, с. 369-370; Кош­кин А.А. Крах стратегии «спелой хурмы»; Военная политика Японии в отношении СССР, 1931-1945 гг. М„ Мысль, 1989, с. 139-151).

Аналогичная директива Ставки ВГК была направлена и в адрес командующего вой­сками Забайкальского фронта.

 

№855

 

Директива НКВД СССР № 116 об агентурно-оперативных мероприятиях по выявлению и розыску заброшенных противником на территории СССР разведывательно-диверсионных групп и агентов-одиночек

17 марта 1942 г.

Народным комиссарам внутренних дел союзных и автомномных республик, начальникам управлений НКВД краев и областей, начальникам особых отделов фронтов, округов и флотов, начальникам транспортных отделов НКВД, начальникам оперативных управлений и отделов НКВД СССР

За последнее время участились случаи выброски немцами с самолетов разведывательных и диверсионных групп и агентов-разведчиков-одиночек с рацией.

Органами НКВД в период с 3 по 15 марта 1942 г. в Вологодской, Яро­славской, Калининской, Ивановской и Куйбышевской областях задержано

5 групп с 22 участниками и 4 немецких разведчика-одиночки, завербован­ные немцами из числа находившихся у них в плену бывших военнослужа­щих Красной Армии.

Некоторые из участников групп добровольно явились в органы НКВД и способствовали задержанию соучастников.

НКВД СССР располагает данными о наличии в прифронтовой полосе еше не задержанных немецких разведывательных и диверсионных групп и агентов-одиночек.

Из показаний задержанных немецких диверсантов и разведчиков уста­навливается, что германские разведывательные органы подготавливают за­броску ряда новых групп и агентов-одиночек с задачей разведывания нали­чия резервов Красной Армии и разрушения наших коммуникаций.

В целях обеспечения изъятия всех забрасываемых к нам резведчиков и диверсантов и успешной борьбы с ними

предлагаю:

1.  Борьбу с забрасываемыми на нашу территорию противником разве­дывательными и диверсионными группами и агентами-одиночками сосре­доточить в КРУ НКВД СССР и КРО НКВД-УН КВД.

2.  Обязать все органы НКВД (территориальные, транспортные, эконо­мические, особые, войсковые, МПВО, милицию) при получении сведений о заброшенных противником разведчиках и диверсантах или при задержа­нии лиц, оказавшихся диверсантами и разведчиками, немедленно сообщать

06      этом в ближайшие НКВД-УНКВД и во 2-е Управление НКВД СССР, на-
правляя задержанных и обнаруженные при них рации, документы, взрывча-
тые и отравляющие вещества и прочее по указанию последних.

3.  Все оперативные органы НКВД (териториальные, транспортные, эко­номические, особые, войсковые, милиция) обязаны принимать активное участие в розыске диверсантов и разведчиков, в точности выполняя указа­ния местных УНКВД.

4.  Командиры войсковых частей НКВД обязаны выделять по требова­нию начальников УНКВД подразделения бойцов для прочесывания мест­ности в целях обнаружения диверсантов и разведчиков.

5.  Органам НКВД в центре и на местах установить тесный контакте частями ПВО и службой ВНОС для своевременного получения от них сведений о возможных выбросках с самолетов противника диверсантов и разведчиков.

6.  Начальнику 2-го спецотдела НКВД СССР усилить наблюдение за эфиром, организовав круглосуточную службу по возможности на всем диа­пазоне волн, используемом противником в радиослужбе.

7.  Меры по розыску диверсантов и разведчиков в соответствии с имею­щимися сведениями в каждом отдельном случае принимать быстро и без за­держек, используя для этого все находящиеся в распоряжении местных ор­ганов НКВД средства: оперативные группы, подразделения войсковых час­тей НКВД и истребительных батальонов, применяя милицейские и иные заслоны, поисковые группы, мобилизуя в отдельных случаях местное насе­ление и совпартактив.

8. Агентурные комбинации по установлению радиосвязи с противником и использование для этой цели задержанных разведчиков могут иметь мес­то в каждом отдельном случае только с санкции и по указанию НКВД СССР.

Всю работу по использованию захваченных у германской агентуры ра­диостанций для дезинформации противника и проведения других агентур­ных комбинаций сосредоточить в КРУ НКВД СССР.

Народный комиссар внутренних дел СССР                             Берия

ЦАФСБ России

В соответствии со стратегическими планами немецко-фашистского командования по нанесению в 1942 г. главного удара на южном участке фронта руководителями немецких спецслужб при армейских группировках «Юг-5». «Юг-А» и «Дон» было создано 7 крупных абиеркоманл и 15 абвергрупп, а также специальные органы «Унтернемен Цеппелин». •■ Зонлсрштаб Р» («Особый штаб Россия») и др. Перед разведывательными органами про-гнвнпка были поставлены задачи по сбору информации о планах командования Красной Армии, дислокации группировок советских войск, проведению диверсионной деятельно­сти в тылах Сталинградского, Донского, Южного и Северо-Кавказского фронтов.

С усилением подрывной деятельности на южном направлении разведывательные ор­ганы противника принимали меры к изучению других участков советско-германского фронта. Активизировалась заброска вражеских агентов в Волгоградскую, Ярославскую, Куйбышевскую, Саратовскую и другие области. С учетом увеличения заброски агентуры противника руководство НКВД СССР постоянно ориентировало подчиненные органы на местах и конкретизировало их задачи по ее выявлению и розыску. Именно этой цели и служила настоящая директива (ЦА ФСБ России).

Справка 1-го Управления ГУПВ НКВД СССР о разоблаченных агентах разведывательных органов противника на западной границе за первое полугодие 1941 г.

17 марта 1942 г.

За первое полугоде 1941 г. (с 1 января по 18 июня 1941 г.) из числа нару­шителей, задержанных на западной границе, разоблачено 339 агентов раз­ведывательных органов противника, из них:

агентов германской разведки — 219 человек;

агентов румынской разведки — 92 человека;

агентов венгерской разведки — 28 человек.

Зам. начальника 1-го Управления ГУПВ СССР                 А.Леонтьев

РГВА. ф.32880. оп.4.д. I. л. 34. Подлинник

Германские спецслужбы еше до вероломного нападения на СССР все чаше стали вы­полнять задания, связанные с непосредственным обеспечением вторжения войск фаши­стской Германии на территорию Советского Союза. Они забрасывали в СССР агентов с заданиями подбирать и вербовать агентов-сигнальщиков, намечающих цели бомбежки для германской авиации, а также организовывать в советском тылу опорные базы для вра­жеских десантов и разведывательно-диверсионных групп.

Подрывную деятельность против СССР немецко-фашистская разведка проводила не только своими силами, но и с помошью разведок других государств. Еше в январе 1941 г.руководителями абвера и венгерской разведки было заключено соглашение о проведении шпионажа в районе венгерско-советской границы и о вербовке немецкой разведкой на венгерской территории агентов из числа проживающих там русских белоэмигрантов. Та­кое же соглашение руководителями абвера было заключено и с румынской разведкой (ЦА ФСБ России).


Сообщение НКВД СССР № 398/Б в ГКО

и Генеральный штаб Красной Армии о разведывательных данных, поступивших от командира партизанского отряда В.Н.Воронова1, действующего в районе г. Витебска

17 марта 1942 г.

Командир партизанского отряда НКВД СССР ст. лейтенант т. Воронов В.Н. 15 марта 1942 г. по радио сообщил, что на участке железной дороги Ви­тебск — Городок немцы строят оборонительные сооружения. У Витебска, в районе военного лагеря, строятся противотанковые препятствия.

В д. Ризы расположен гарнизон в 200 солдат, прибывших две недели то­му назад из Берлина и проходящих военную подготовку. Возрастной состав солдат — преимущественно молодежь 16 лет и старики 60 лет.

Вокруг д. Кашино поля заминированы. В д. Судники на горе расположе­на батарея немецкой тяжелой артиллерии.

Народный комиссар внутренних дел                                       Берия

ЦАФСБ России

В первых числах февраля 1942 г. 3-я и 4-я Ударные армии вышли на подступы к Вели­ким Лукам, Велижу и Демидову, а 249-я стрелковая дивизия с 4-й Ударной армией прорва­лись к Витебску. Стремясь остановить продвижение частей Красной Армии, немецко-фа­шистское командование выдвинуло против них 4 пехотные дивизии, переброшенные из Западной Европы. Противник пытался превратить населенные пункты в узлы сопротив­ления, минировал дороги, устраивал завалы.

 

 

 

 

 

Воронов Владимир Николаевич - инженер-майор. С июля 1941 г. - командир артил­лерийской батареи 2-го мотострелкового полка отдельной мотострелковой бригады осо­бого назначения (ОМСБОН) НКВД СССР. С февраля 1942 г. - командир партизанского отряда «Гроза», действовавшего в Белоруссии (тыл противника). С сентября 1942 г. - на­чальник штаба батальона отдельного отряда особого назначения НКВД СССР. С февраля 1944 г. - командир партизанского отряда «Гвардия», действовавшего на Украине, в Бело­руссии и Литве (тыл противника). С сентября 1944 г. - начальник штаба отдельного баталь­она отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР. С января 1945 г. - главный инже­нер УШ ОСДОР МВД Молдавской ССР. В мае 1954 г.приказом МВД СССР № 1828 уво­лен в запас Министерства обороны.

Приказ НКВД СССР № 00539 об организации Бакинской межкраевой школы НКВД

18 марта 1942 г.

В соответствии с приказом народного комиссара внутренних дел Союза ССР № 00429 от 4 марта 1942 г.'

приказываю:

1.     Организовать в г. Баку межкраевую школу НКВД на 150 человек слу-
шательского состава.

2.  Вновь организованную школу именовать «Бакинская межкраевая школа НКВД».

3.  Народному комиссару внутренних дел Азербайджанской ССР подго­товить соответствующее помещение для размещения школы, обеспечить школу казарменным инвентарем, оборудованием, автотранспортом и уком­плектовать начальствующим и преподавательским составом.

4.  Начальнику ЦФПО НКВД СССР обеспечить Бакинскую межкраевую школу НКВД финансированием.

5 Первый набор школы укомплектовать в количестве 100 человек за счет вновь пришедших на работу в органы НКВД согласно прилагаемой разверстке'.

6. Занятия с первым набором начать с 1 мая 1942 г. Срок обучения уста­новить 4 месяца. Кандидаты, утвержденные мандатной комиссией, обязаны прибыть в школу 27 апреля 1942 г.

Зам.народного комиссара внутренних дел СССР

ст.майор госбезопасности                                               Обручников

1 См. документ № 831.

' Приложение не публикуется.


ЦАФСБ России

Из указания НКВД СССР № 117 об усилении борьбы с агентурой немецкой разведки, антисоветскими формированиями и группами из белогвардейско-монархического элемента

18 марта 1942 г.

Наркомам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД краев и областей, начальникам 1-го и 2-го Управлений НКВД СССР, начальнику Управления особых отделов НКВД СССР, начальнику Управления погранвойск НКВД СССР

После нападения фашистской Германии на Советский Союз часть быв­шего офицерства и белоказачества заняла патриотическую позицию, что нашло свое выражение в честной службе в Красной Армии, участии в пар­тизанском движении и патриотической пропаганде.

Наряду с этим наиболее непримиримым из этих элементов с началом войны перешли к активным формам антисоветской работы.

Из ликвидированных за время войны дел видно, что белогвардейско-монархические элементы пытаются создать антисоветские формирования и свою деятельность направляют к совершению диверсионных и террористи­ческих актов, повстанчеству, распространению антисоветских листовок и пораженческой, фашистской агитации.

Антисоветская деятельность белогвардейско-монархических элементов зачастую организуется и направляется немцами.

Немецкая разведка практикует засылку в наш тыл с шпионскими и ди­версионными заданиями белоэмигрантов и их детей, а также использует связи монархистов и офицеров в СССР в целях шпионажа и террора.

Многие местные органы НКВД своевременно не учли этого и не приня­ли необходимых мер к перестройке агентурной работы в соответствии с тре­бованиями войны, в результате чего антисоветская работа белогвардейско­го и монархического подполья пресекается не всегда своевременно и лик­видируется медленно.

В целях усиления агентурно-оперативной работы по борьбе с белогвар-дейско-монархическими элементами

предлагаю:

1. Сосредоточив всю работу по борьбе с белогвардейско-монархической контрреволюцией в аппаратах СПО НКВД-УН КВД, усилить агентурно­


оперативную работу по бывшим офицерам, «бывшим людям»1 и белоказа­кам.

Принять меры к полному восстановлению учетов бывших офицеров бе­лых армий, белоказаков, офицеров царской армии, дворян, помещиков, видных чиновников царской администрации, кадетов и бывших участников различных монархических организаций. (Использовать с этой целью имею­щиеся в органах НКВД учетные материалы, агентурные данные, регистра­ционные сборники особоучетников, изданные Особым отделом ОГПУ в 1924 г., архивные дела на административно высланных, материалы краевых и областных архивов, старые списки «лишенцев»2.)

2.  Проанализировав все имеющиеся материалы, установить места груп­пирования подучетного элемента, и в первую очередь на оборонных пред­приятиях, с целью выявления формирований.

3.  Немедленно приступить к агентурному выявлению эмиссаров и фа­шистской агентуры из числа белогвардейцев, забрасываемых в наш тыл немцами и белоэмигрантскими центрами из-за кордона. В частности, выяв­лять фашистскую агентуру среди белоэмигрантов и других белогвардейских элементов, эвакуированных из Прибалтики, Бессарабии, Западной Украи­ны и Белоруссии, принимая меры к их агентурной разработке.

1-1

6.     Бывших офицеров белых и царской армии, белоказаков и реэмигран-
тов, помещиков и прочий монархический элемент, достаточно изобличен-
ный в активной антисоветской работе, арестовывать.

Агентурно-следственной работой вскрывать организованную антисо­ветскую деятельность, выявлять связи с центрами белоэмигрантских орга­низаций за кордоном и иноразведками

7.  Особым органам и аппаратам КРУ ориентировать 3-е Управление НКВД о всех выявленных белогвардейцах, содержащихся в лагерях среди военнопленных германской армии, и имеющихся среди них участниках за­кордонных белоэмигрантских организаций (РОВС, НТСНП, РФС и др.).

8.  1-му Управлению НКВД систематически ориентировать СПУ о всех поступающих материалах по линии борьбы с белогвардейской контррево­люцией.

Разведывательному отделу пограничных войск НКВД СССР о всех за­держанных на границе белогвардейцах, эмиссарах и курьерах белоэмиг­рантских организаций, перебрасываемых в Советский Союз, сообщать 3-му Управлению НКВД СССР.

К 15 апреля 1942 г. представить в 3-е Управление НКВД СССР краткие докладные записки о проделанной работе по выполнению настоящего ука­зания.

1 См. документ № 812.

' В Конституции РСФСР 1924 г. были установлены правовые ограничения для эксплу­ататорских групп населения. Ограничения коснулись всего лишь 2-3 процентов взросло­го населения Российской Федерации. Эта категория лиц в разговорной речи называлась «лишенцами».


К запискам приложить подробные справки по наиболее серьезным раз­работкам, характеристики на ценную агентуру с планами ее использования и соображения о возможностях переброски агентуры за кордон или на ок­купированные немцами территории.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                    Меркулов

ЦАФСБ России

 

№860

 

Ориентировка НКВД СССР об усилении подрывной деятельности германской разведки и националистического подполья на Кавказе и мероприятиях по ее пресечению

[Не ранее 18марта 1942 г.]

По точным данным, немцы развивают весьма активную деятельность по подготовке агентуры, разведывательных, диверсионных групп, десантных отрядов и специальных частей из лиц кавказских национальностей, наме­ченных для действий на Кавказе.

На временно оккупированной территории Советского Союза немцы со­здают отдельные воинские подразделения и группы из военнопленных гру­зин, армян, азербайджанцев, ингушей и других кавказских национально­стей, возглавляемые бывшими командирами Красной Армии тех же нацио­нальностей, попавшими к немцам в плен. Среди личного состава этих под­разделений эмигранты-националисты, прибывшие из разных стран, ведут усиленную антисоветскую пропаганду, призывают к походу «под знаменем царицы Тамары» против большевиков.

В разведывательных и диверсионных школах германской разведки соз­даны отдельные группы из числа военнопленных кавказцев.

Особо активно в этом направлении ведут работу южная группа герман­ской разведки и морская разведка. Разведывательные пункты этих групп германской разведки располагают значительными кадрами подготовленных агентов, заготавливают для них парашюты, вооружение.

Часть агентов с заданиями разведки, диверсии, связи с бандформирова­ниями, подыскания пригодных для высадки десантов площадок уже выбро­шена.

В Турции, [в] г. Игдыре, немцами создана «Кавказская организация», со­стоящая из квалифицированных разведчиков и действующая под прикры­тием фирмы по торговле овчинами. Организация располагает значительны­ми средствами, оружием, кадрами подготовленной для работы на Кавказе агентуры.

Аналогичные нелегальные организации создаются в Иране и Ираке. Немецкая разведка для шпионско-диверсионной деятельности исполь-


зует зарубежные кавказские антисоветские организации, располагающие связями на Кавказе. Руководитель организации «Мели Мудафа» Гаджи Ма-мед оглы, находящийся в Иране, по заданию немцев ведет работу по нала­живанию связи с членами этой организации в Тбилиси, Баку, Кировабаде и Нахичевани.

Самолетами секретной воздушно-разведывательной группы верховного командования германских ВВС проводится разведка и фотографирование основных железнодорожных и шоссейных путей, пунктов концентрации промышленности и пригодных для высадки десантов площадок.

По агентурным сведениям, в Тбилиси немцами создана шпионская ре-зидентура из азербайджанцев, располагающая радиопередатчиком.

Предлагаю:

1.  Максимально усилить разработку националистического подполья и подозрительных по шпионажу и диверсии подучетных элементов, ставя пе­ред собой целью выявление линий связи с германскими разведывательны­ми органами.

2.  При следствии по ликвидированным организациям, бандам и делам одиночек обязательно выявлять возможное наличие связи участников с гер­манской разведкой.

3.  Проводить тщательную фильтрацию всех лиц, прибывших с террито­рии, оккупированной немцами, или из-за границы, в целях выявления гер­манской агентуры.

4.  В ходе допросов разоблаченных агентов разведки и прибывших с ок­купированной территории лиц добывать разведывательные данные о наме­чаемых и проводимых немцами мероприятиях по Кавказу.

5.  В соответствии с директивой НКВД СССР № 116' принять меры по всем органам и войскам НКВД к тому, чтобы ни один агент или группа переброшен­ных немцами агентов не остались необнаруженными и невыловленными.

6.  Усилить наблюдение за эфиром в целях обнаружения нелегальных ра­диостанций, выбрасываемых немцами с агентурой.

7.  При выявлении германских агентов, ликвидации антисоветских на­ционалистических организаций изыскивать пути для приобретения агенту­ры, внедрения ее в германскую разведку и перехвата связи ее с национали­стическим подпольем.

О всех данных по существу настоящей ориентировки немедленно ин­формировать НКВД СССР.

Зам.народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                     Меркулов

ЦАФСБ России

Замысел противника по овладению Кавказом изложен в директиве гитлеровского ко­мандования № 45 от 23 июля 1942 г. (условное наименование «Эдельвейс»). Приступая к

 

' См. документ № 855.

выполнению этого плана, военное руководство Германии намеревалось окружить и унич­тожить советские войска южнее и юго-восточнее Ростова и овладеть Северным Кавказом. Затем предполагалось обойти Главный Кавказский хребет с запада и востока, одновремен­но преодолеть его с севера через перевалы. С выходом в Закавказье враг надеялся устано­вить непосредственную связь с турецкой армией, 26 дивизий которой были уже разверну­ты на границах с СССР. Фашистские захватчики считали, что. как только немецкие вой­ска прорвутся на Кавказ, среди его народов начнутся распри и восстания. Чтобы способ­ствовать этому, гитлеровская разведка пыталась заранее и в ходе наступления подготовить на Кавказе свою агентуру из националистических элементов.

В этих целях немцы всячески содействовали возникновению различных «националь­ных комитетов», засылали туда опытную разведывательно-диверсионную агентуру, специ­ализировавшуюся в организации повстанческого движения.

Для решения этих задач фашисты активно культивировали и подогревали национали­стические настроения посредством присвоения различным «национальным комитетам», «легионам», группам имен исторических лиц, выражавших «национальные интересы» своего народа, а также популярных литературных героев.

Например, разведгруппы, сформированные из грузин, назывались «Тамара I» и «Та­мара 2» по имени царицы Грузии Тамары, правившей в 1184-1213 гг. (см. т.1 настоящего сборника, документ № 62, а также документ № 812); особая команда, выполнявшая спец­задания на отдельных участках Северо-Кавказского фронта, называлась «предприятие Шамиль» по имени руководителя освободительного движения кавказских горцев Шами­ля, возглавлявшего его в 1834-1859 гг.

Нацистами начиная с 1942 г. большое значение придавалось формированию и боевому использованию легионов (батальонов), составленных из советских военнопленных нерус­ской национальности. По немецким данным, было создано немало подобных формирова­ний: туркестанских и татарских — 42, грузинских - 11, из народов Северного Кавказа - 12, азербайджанских - 13, армянских - 8 (см.: Великая Отечественная война 1941-1945 г.: эн­циклопедия. М.,1985, с. 100; История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 (в шести томах). М.,1961, т.2, с. 455; Вопросы истории, 1995, М» 4, с. 22).

 

№861

 

Приказ НКВД СССР № 00566 о мерах по усилению радиоконтрразведывательной работы

20 марта 1942 г.

В конце января 1942 г. контрольно-слежечными радиостанциями 2-го спецотдела НКВД СССР была зафиксирована новая учебно-тренировочная линия радиосвязи между двумя подцентрами германской разведки.

Дальнейшее наблюдение показало, что в первой половине февраля пос-. ле краткого перерыва одна из точек изменила характер работы и, по данным пеленгаторной сети, местонахождение ее определялось на нашей террито­рии.

Одновременно дешифровальная группа 2-го спецотдела НКВД СССР раскрыла шифр, применявшийся при обмене, и обеспечила расшифровку перехватываемых телеграмм. Это в сочетании с работой оперативно-розы­скной группы 2-го спецотдела НКВД СССР, выехавшей в район действия радиостанции, позволило с помощью одного из оперативных управлений и частей НКВД арестовать большую группу агентов германской разведки. За удачно проведенную операцию по разработке и ликвидации шпионской ра­диостанции

приказываю:

объявить благодарность следующим сотрудникам 2-го спецотдела НКВД СССР:

1) инженеру мл. лейтенанту госбезопасности Салтыкову B.C.;

2) оперуполномоченному сержанту госбезопасности Квартальновой Т.П.';

3) оперуполномоченному сержанту госбезопасности Сафроновой В.А.2;

4) ст. оперуполномоченному лейтенанту госбезопасности Канишеву СВ.;

5) ст. радиооператору сержанту госбезопасности Линникову П.Д.;

6) ст. радиооператору сержанту госбезопасности Голубеву СВ.;

7) ст. радиооператору сержанту госбезопасности Данилову В.М.;

8) мл. радиооператору сержанту госбезопасности Ларичеву Н.;

9) ст. радиооператору сержанту госбезопасности Могила Е.И.;

10)     ст. радиооператору сержанту госбезопасности Еремичеву Д.А.

Учитывая необходимость усиления радиоконтрразведывательной рабо­ты, наркомам внутренних дел союзных и автономных республик и началь­никам управлений краев и областей, где дислоцированы контрольно-сле-жечные радиостанции и пеленгаторные пункты, обеспечить тесную опера­тивную связь между вторыми и пятыми спецотделами для использования расшифрованных материлов радиоперехвата в интересах контрразведыва­тельной работы. В этих же целях обеспечить тесную связь вторых спецотде­лов с оперативными отделами и следственными частями, в первую очередь по линии 2-го Управления и Управления особых отделов. Кроме того, необ­ходимо уделить серьезное внимание радиоконтрразведывательным станци­ям и пеленгаторным пунктам и оказать необходимую помошь в их работе.

С приказом ознакомить оперативный состав пятых отделений и радио-контрразведывательных станций вторых спецотделов НКВД-УН КВД.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                     Меркулов

______ ________________________________________ ЦА ФСБ России

1Квартальнова Тамара Павловна - старший лейтенант (1943). С января 1942 г.-опер­уполномоченный 5-го отделения 2-го спецотдела НКВД СССР. С мая 1943 г. - оперупол­номоченный 3-го отделения отдела «Б» НКГБ СССР, затем 10-го отделения. С июня 1946 г. - оперуполномоченный 5-го отделения отдела «Р» МГБ СССР. С февраля 1952 г.-референт бюро переводов 5-го Управления 1-го Главного управления МГБ СССР. С мар­та 1953г. - старший переводчик бюро переводов 17-го отдела 2-го Главного управления МВД СССР. В 1953 г. приказом МВД № 1324 уволена в запас по сокращению штатов.

-'Сафронова Вера Александровна - капитан (1946). С декабря 1941 г. - оперуполномо­ченный 5-гоотделения 2-го спецотдела НКВД СССР. С мая 1943 г. - оперуполномоченный 10-го отделения отдела «Б» НКВД СССР. С июня 1946 г. - оперуполномоченный 5-го от­деления отдела «Р» МГБ СССР. С сентября 1947 г. - оперуполномоченный 3-го отделения отдела «Р» аппарата уполномоченных МГБ СССР в Германии. С июля 1952 г. - оперупол­номоченный 3-го отделения отдела «А-6» аппарата уполномоченных МГБ СССР в Герма­нии. С сентября 1953 г. - переводчик 3-го отделения 4-го спецотдела МВД в Германии. В 1955 г.приказом КГБ № 1114 уволена в запас по сокращению штатов.


Сообщение НКВД СССР № 450/Б в ГКО и Генеральный штаб Красной Армии о боевой и разведывательно-диверсионной деятельности партизанских отрядов под командованием А.Н.Сабурова и Д.В.Емлютина

20 марта 1942 г.

Командиры партизанских отрядов НКВД УССР товарищи Сабуров и Емлютин по радио сообщают, что штабы противника1 из Орла выехали в с. Поныри (3 км западнее ст. Поныри по железной дороге Орел-Курск).

Железные дороги Брянск—Дмитриев—Льговский и Брянск— х. Михай­ловский выведены из строя. На всем протяжении пути все мосты взорваны.

Железнодорожный узел х. Михайловский партизаны разрушили.

Немцы пытаются восстановить железнодорожное движение на участке Брянск-Навля, но эти попытки срываются партизанами.

Железнодорожные мосты у ст.Синезерки восстановлены.

Немцами восстанавливается железнодорожный мост через р. Навля. На работах занято 250 немцев, расселившихся в вагонах-теплушках, окрашен­ных в белый цвет. Теплушки стоят на обоих берегах реки.

В Навле установлены 3 зенитных орудия.

По дороге Глухов—Рыльск установлено движение гужевого и автомо­бильного транспорта с войсками противника. В сутки проходит до 1000 че­ловек.

Восточнее Малоархангельска и в районе Новгород-Северского против­ник строит оборонительные укрепления, дзоты и окопы.

Народный комиссар внутренних дел СССР                             Берия

1 В документе речь идет о немецко-фашистских войсках 2-й танковой армии группы армий «Центр».


ЦАФСБ России

Из докладной записки НКВД УССР № 332/сн Военному совету Южного фронта о формировании «добровольческих» отрядов и частей на оккупированной территории Украины1

23 марта 1942 г.

По имеющимся в нашем распоряжении материалам, германским ко­мандованием на территории оккупированных областей Украины формиру­ются вооруженные так называемые «добровольческие» отряды и части.

Эти части и отряды противник формирует для использования их на фронте в борьбе с Красной Армией, для заброски их в наш тыл с диверси­онными целями, для выполнения задач по войсковой разведке на фронте, а также для выполнения карательных функций на оккупированной терри­тории по борьбе с партизанами, активными советскими элементами и по охране важных объектов.

Формирование этих частей проводится германским командованием при активном участии украинских националистов под лозунгами созда­ния на Украине Украинской армии' «для зашиты свободы и независимо­сти Украины», которых для нее добилась германская армия, «для защиты украинской государственности», «для спасения Украины» и т.п. и отмеча­ется в Киевской, Днепропетровской, Кировоградской, Полтавской, Харьковской, Сталинской областях, в западных областях Украины и в «генерал-губернаторстве».

Поданным, требуюшим уточнения, деятельное участие в создании этих частей принимает известный член провода ОУН полковник Мельник Анд­рей, а на Днепропетровщине командиром формируемого украинского «до­бровольческого» корпуса «Вильне козацтво» являлся предатель — генерал-лейтенант Корнеев.

1 См. документ № 785.

! Речь идет о т.н. «украинской национальной армии», которая начала создаваться по указанию немцев А.Мельником в восточных областях Украины в начале 1942 г. Однако эта «идея» здесь не получила никакой поддержки. В последующем усилиями немецкого ко­мандования и украинских националистов, главным образом на базе «добровольческих» отрядов мельниковцев, а также из числа местных жителей западных областей Украины была сформирована 14-я дивизия СС «Галичина». Командиром дивизии был назначен на­чальник «военного штаба» ОУН бывший петлюровский генерал В.Курманович. Части ди­визии дислоцировались вместе с немецко-фашистскими гарнизонами в западных облас­тях Украины, в Польше и Чехословакии и принимали участие в боях с партизанами, а за­тем на фронте против частей Красной Армии. В районе г. Броды Львовской области летом 1944 г. дивизия СС «Галичина» была окружена и разбита.


Комплектование частей идет за счет вербовок в них украинских нацио­налистических элементов из числа дезертиров, военнопленных, лиц, укло­нившихся в свое время от призыва в Красную Армию, кулаков, уголовни­ков.

Структурное построение Украинской армии, суля по имеющимся мате­риалам, выглядит следующим образом: отряды или батальоны, сведенные в полки и далее в дивизии и корпус. В составе имеются пехотные и кавале­рийские подразделения. Численность отрядов колеблется от 100-150 до 300-400 человек и выше.

В разных местах эти отряды и части носят различные названия, как-то: «Вильне национальна часть», «добровольческий» или «казачий» отряд и т.п.

На вооружении частей Украинской армии состоят винтовки и другое оружие советского образца. В сформированных частях организованно про­водятся занятия по боевой подготовке.

Солдаты этих частей одеты по-разному. В одних местах — в немецкую форму и черные папахи, в других — казачью форму, но наиболее распростра­ненной формой являются красноармейские шинели и гимнастерки без пет­лиц с желто-голубой повязкой или треугольником на левом рукаве и гайда­мацкие шапки.

По-разному также организовано довольствие их. В некоторых местах они состоят на довольствии германской армии и получают продукты нарав­не с немецкими солдатами...

Вокруг создания «добровольческих» частей Украинской армии украин­ские националисты на страницах своей фашистской прессы подняли боль­шую шумиху, всемерно восхваляя оккупантов, высказывая уверенность, что украинские части окажут большую помощь немецким оккупационным вой­скам в их борьбе с Советским Союзом...

Отряды и части формируемой Украинской армии до использования их на фронте и в нашем тылу германским командованием широко ис­пользуются для выполнения карательных функций на оккупированной территории.

В этих случаях в их задачи входит: выявление и ликвидация партизан­ских отрядов, агентуры советской разведки и лиц, антифашистски настро­енных; патрульная служба на дорогах для задержания всех подозрительных и лиц, не имеющих документов; охрана лагерей военнопленных и т.п.

Германские власти этим отрядам и частям предоставили неограничен­ные права в действиях, вплоть до расстрела.

В силу выполняемых обязанностей эти отряды и части в ряде мест среди населения получили название «украинские карательные отряды».

Используя эти отряды и части для выполнения карательных функций, германское командование преследует, очевидно, цель не только оказать по­мощь частям СС и полицейским органам, но и добиться таким путем бое­вой «выучки» и «закалки» этих отрядов и частей, прежде чем направлять их на фронт или в наш тыл.

В организации отрядов и частей Украинской армии в ряде мест непо­средственное участие принимают офицеры германской армии.

Командный же состав для этих отрядов и частей подбирается также из военнопленных командиров Красной Армии по национальности украин­цев, ставших на путь предательства.

Известны случаи, когда германское командование попавший в плен ко­мандный состав Красной Армии украинской национальности группируете специальных лагерях.

В этих лагерях германскими властями формируются специальные воен­ные школы из военнопленного командного состава Красной Армии укра­инской национальности.

В школах военнопленные (командный состав Красной Армии) обучают­ся тактике, строевому, подрывному и автоделу.

Эти учащиеся в лагерях военнопленных содержатся на обших основани­ях. Свободное хождение по городу не разрешено, вооружения никакого не имеют. Занятия посещают в своей красноармейской форме без знаков раз­личия.

Из поступивших материалов видно, что формирование «добровольче­ских» отрядов и частей Украинской армии германское командование орга­низует не только на добровольных началах путем вербовки антисоветских националистических элементов.

Наряду с вербовкой вышеуказанных элементов германские власти про­водят ряд подготовительных мероприятий по мобилизации в армию укра­инского населения оккупированных областей Украины...

Известно, что германскими военными властями на правобережье Укра­ины также проведен военный учет лиц украинской национальности в воз­расте от 16 до 50 лет.

Представители германских военных властей во время регистрации воен­нообязанных в некоторых случаях объявляли последним, что они весной будут призваны в армию.

Этим мероприятиям сопутствует широкое распространение среди насе­ления слухов о предстоящей мобилизации в армию, а равно призывы на страницах фашистской печати о необходимости создания украинских час­тей для борьбы с большевиками.

В связи с проводимой германским командованием вербовкой в Украин­скую армию и подготовкой мобилизации в эту армию призывных контин-гентов в ряде мест оккупированных областей Украины отмечаются факти отрицательного отношения к этим мероприятиям оккупантов.

Зарегистрированы факты, когда население оккупированных областей Украины мероприятия германских властей по формированию Украинской армии расценивает как слабость Германии и стремление ее спровоцировать украинский народ на борьбу с Советской властью.

Среди лиц призывных возрастов и даже дезертиров, испробовавших все «прелести» немецких «новых порядков», отмечается боязнь мобилизации и нежелание участвовать в войне против своих братьев, находящихся в Крас­ной Армии. Среди этих лиц имеют место высказывания, что, если их воору­жат и пошлют на фронт против Красной Армии, они перейдут на сторону последней.

Установлены случаи, когда военнопленные во время вербовки их в Ук­раинскую армию дают свое согласие служить в ней лишь только потому, что хотят избежать голодной смерти в лагерях и тюрьмах, где они содержатся...

Помимо формирования германским командованием Украинской армии агентурными и документальными данными установлено, что на оккупиро­ванной территории Украины и Крыма германское командование формиру­ет специальные воинские части из числа военнопленных.нацменов1 — быв­ших жителей Кавказа, татар и донских казаков.

В подборе людей для формируемых спецчастей из военнопленных нац­менов Кавказа и татар германское командование широко использует лич­ный состав своих разведорганов.

Командный состав для этих частей также подбирается из военноплен­ных нацменов.

Подбор личного состава в эти части идет в первую очередь за счет анти­советских элементов.

Германское командование формируемые спецчасти из нацменов Кавка­за намерено использовать в подготавливаемом наступлении на Кавказ.

Есть основания предполагать, что некоторые из этих частей могут быть в необходимых случаях выброшены противником для действий в на­шем тылу.

Кроме того, из поступивших данных известно, что на оккупированной территории Орловской области германским командованием создана контр­революционная организация, именующая себя «Партия всей России»2.

«Партия всей России» выпустила декларацию, в которой объявила, что она ставит перед собой задачу — борьбу с ВКП(б) и Советским прави­тельством.

Руководящий центр этой контрреволюционной организации находится в с. Локоть Брасовского района.

В селах Брасовского района руководящим центром этой контрреволю­ционной организации создано несколько низовых ячеек.

Из состава участников этой организации создан вооруженный отряд численностью до 200 человек, имеющий на своем вооружении винтовки, 10 станковых пулеметов и другое оружие. В связи с наличием сведений о фор­мировании противником вышеуказанных отрядов и частей нами проводят­ся следующие мероприятия:

1.     Организовано агентурное наблюдение за формируемыми германским
командованием отрядами и частями в целях подробного выяснения их чис-
ленности, вооружения, боевой сплоченности, точных мест размещения, пе-
редвижения, районов действия и выполняемых задач.

Приняты меры к выявлению новых пунктов формирования.

2.  Изыскивается возможность по внедрению нашей агентуры в состав этих отрядов и частей для наблюдения за их замыслами, разложения их из­нутри и ликвидации командного состава.

3.  Подготавливаются партизанские отряды для нападения и разгрома сформированных отрядов и частей на оккупированной противником терри­тории.

1 Имеются в виду представители национальных меньшинств.

' Настоящая партия по разным источникам имела разночтения в названии. Так. в до­кладных записках НКВД УССР она проходит как «Русская национальная партия» (см. до­кумент № 836) и «Партия всей России», а орловские чекисты и партизаны области в сво­их воспоминаниях именуют ее как «Национал-социалистическая трудовая партия Рос­сии» (см.: Незримого фронта солдаты. Тула, 1971, с. 127) или «Народная социалистическая партия России» (см.: Советские партизаны. М., 1963, с. 189).


4.         Направлено внимание агентуры на выявление пунктов и мест в нашем
тылу, куда могут просачиваться эти отряды, возможных явок пособников, заложенных складов оружия и баз.

Народный комиссар внутренних дел УССР                       Сергиенко

ЦАФСБ России

 

 

 

 

 

Кроме указанных вооруженных отрядов и групп в настоящей докладной записке в это же время (начало 1942 г.) украинские националисты, действуя в угоду гитлеровским окку­пантам и по их подсказке, начали создавать на территории Украины и другие типы фор-вирований, в частности лжепартизанские отряды. Последние по замыслу немецкого ко­мандования должны были оказывать ему помощь в подавлении подпольно-партизанско­го движения на Украине.

Одновременно в этот период формируется и так называемая Украинская повстанче­ская армия (УПА). Вооруженные отряды для нее создавались как мельниковцами, так и бандеровцами. Мобилизация в УПА проводилась как на добровольной основе, так и в принудительном порядке. Украинскую молодежь вовлекали в нее большей частью обма­ном и угрозами.

Оуновцы (идейные предводители) широко пропагандировали УПА как военное фор­мирование украинского народа якобы для борьбы с немецкими оккупантами, на деле ве­ли активную вооруженную борьбу против советских партизан и Красной Армии, террори­зировали и грабили население, убивали мирных жителей, участвовали в противопартизан-ских экспедициях, оказывали всяческую помощь немцам. Во главе УПА стояли «главное командование» и его «штаб». Командующим УПА вначале был Клячковский (кличка «Клим Савур»), а затем Р.Шухевич. УПА была разделена на четыре группы: северную, юж­ную, восточную и западную. Во главе каждой группы стояли «командующий» и его «штаб». Группы разбивались по полкам на «курени» (батальоны), сотни (роты), «четы» (взводы) и «ропы» (отделения). На вооружении УПА имелись винтовки, автоматы, стан­ковые и ручные пулеметы, минометы, пушки и другая боевая техника.

В УПА действовал специальный агентурно-разведывательный орган — «служба безо­пасности» (СБ), которую возглавлял «командующий» УПА. Основная задача СБ состояла в том, чтобы насаждать агентуру для шпионской, диверсионной и террористической дея­тельности в партизанских отрядах и в тылу Красной Армии, а также готовить агентуру, ко­торая, оставаясь на территории, освобождаемой от немецко-фашистских захватчиков, должна была внедряться в агентурный аппарат органов государственной безопасности и предотвращать проникновение в УПА агентуры советских органов госбезопасности. СБ занималась составлением списков коммунистов и советских активистов, которые оунов­цы намечали физически уничтожить. Одновременно «служба безопасности» уничтожала рядовых участников УПА, которые высказывали просоветские взгляды или выражали не­довольство тем, что УПА ведет борьбу не с немецко-фашистскими захватчиками, а с пар­тизанами и частями Красной Армии.

По мере приближения линии фронта к территории Украины многие рядовые уча­стники вооруженных формирований стали колебаться, отказываться от вооруженной борьбы с Красной Армией и разбегаться. А главари УПА, потеряв надежду образовать с помощью гитлеровской Германии марионеточное государство, стали объявлять себя врагами АТитлера.

Впоследствии, чтобы предотвратить полный развал подполья и удержать его участ­ников под своим влиянием, главари ОУ Н и У ПА создали единый «всеукраинский руко­водящий центр», так называемая «Украинская головна визвольна рада» (УГВР) (ЦА ФСБ России).


Сообщение НКВД СССР № 472/Б в ГКО и Генеральный штаб Красной Армии о боевой деятельности партизанских отрядов под командованием Ф.Ф.Озмителя1, С.А.Ковпака и Н.И.Воронцова

23 марта 1942 г.

Командир партизанского отряда НКВД СССР, действующего в Смолен­ской области, лейтенант Озмитель Ф.Ф. по радио сообщает, что отрядом убито 9 солдат и офицеров, захвачены станковый пулемет, 6 винтовок, 3 уп­ряжки, расстреляно 5 предателей, направлено в распоряжение военкомата 50 человек.

Командир партизанского отряда, действующего в Путивльском районе Черниговской области УССР, т. Ковпак радирует, что его отряд насчитывает в настоящее время 385 человек. За время своей боевой деятельности отря­дом уничтожено 706 немецких солдат, 36 офицеров, в том числе 2 генерала, и 185 полицейских. Кроме этого, уничтожено 4 танка, 25 автомашин с вой­сками и грузами противника, 3 продвольственных склада и 13 участковых телеграфно-телефонных линий2.

Командир партизанского отряда, действующего в Трубчевском районе Орловской области, т. Воронцов радирует, что за время с 8 февраля по 17 марта 1942 г. его отрядом уничтожены 41 полицейский и староста.

Народный комиссар внутренних дел СССР                             Берия

1 Озмитель Федор Федорович (1918-1944) - Герой Советского Союза (1944, посмерт­но), старший лейтенант, командир чекистских отрядов «Грозный» и «Гром», действовав­ших в годы Великой Отечественной войны на территории Смоленской и Витебской обла­стей. Погиб в июне 1944 г., командуя штурмовой группой по прорыву окружения близ оз. Палик Борисовского района Минской области.

' Партизаны из соединения С.А.Ковпака в середине марта 1942 г. овладели ст.Тете-рев, взорвали мост и вывели из строя железную дорогу Корыстень—Киев на 45 дней (см.: ИТАР-ТАСС. Приложение к календарю дат и событий «50 лет Великой Отечест­венной войне». Выпуск № 4, с. 5).


ЦАФСБ России

Сообщение НКВД СССР № 476/Б в ГКО о данных, полученных из японских дипломатических кругов в Софии, относительно готовящегося наступления немецких войск на восточном фронте и намерениях Японии напасть на СССР

23 марта 1942 г.

Резидент НКВД СССР в Софии сообщает следующие сведения, полу­ченные им от заслуживающего доверия источника «Грина».

Помощник японского военного атташе в Софии Татеиси, поддерживаю­щий контакт с немецким военным атташе, сообщил источнику, что к пред­стоящему наступлению немецкое командование соредоточит на восточном фронте до 300 дивизий, из которых до 200 немецких, а остальные 100 выста­вят союзные Германии страны. Немецкие войска будут состоять из 120 ди­визий первой очереди, 60-70 — второй и 20-30 — третьей очереди. Все эти дивизии будут снабжены новейшим оружием и артиллерией, новыми тан­ками и самолетами1.

По сведениям, имеющимся у Татеиси, главный удар будет якобы нане­сен на южном участке фронта с задачей прорваться через Ростов к Сталин­граду и на Северный Кавказ, а оттуда по направлению к Каспийскому мо­рю. Этим путем немцы надеются достигнуть источников кавказской нефти и в последующем через Иран и Ирак выйти в тыл английским и советским войскам, действующим на Ближнем Востоке. В случае удачного исхода опе­рации с выходом к Волге у Сталинграда немцы намерены повести наступле­ние на север вдоль Волги, чтобы нарушить коммуникации между централь­ными и восточными районами СССР и лишить советское командование возможности подвоза к фронту продовольствия и резервов.

1 К весне 1942 г. вооруженные силы Германии состояли из 232 дивизий, 10 бригад и 6 воздушных флотов. Красной Армии противостояли 178 немецких дивизий и 8 бригад, то есть около 80 процентов всех сухопутных войск Германии, и 4 воздушных флота. Осталь­ные соединения гитлеровской армии (за исключением трех дивизий, действовавших в Се­верной Арфике) находились в оккупированных странах Европы. Значительная часть этих сил также предназначалась для переброски на советско-германский фронт. Кроме того, Красной Армии противостояли 39 дивизий, 12 бригад и воздушные силы союзников фа­шистской Германии (см.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945 (в шести томах). М., 1961. т.2, с.398).


По сведениям, имеющимся у японского военного атташе в Турции Ци-куды, немцы этим летом не только будет стремиться выйти к Волге и Кас­пийскому морю, но предпримут также активные операции против Москвы и Ленинграда, так как захват их является для немецкого командования воп­росом престижа.

По словам Цикуды, в японских военно-морских кругах в Турции убеж­дены, что немцы сделают роковую ошибку, если они в 1942 г. предпримут попытку завести свою армию далеко в глубь Советского Союза. Японцы со­ветуют немцам нанести Красной Армии ряд молниеносных ударов, ограни­чившись лишь операциями в центрально-европейской части СССР до Вол­ги, и не углубляться далее на восток. В этих же кругах опасаются, что если летнее немецкое наступление не будет успешным и война затянется до зи­мы 1942 г., то поражение немцев будет неизбежным.

По сведениям, полученным от того же Цикуды, в Берлине и в кругах не­мецкого посольства в Анкаре и Софии начинают чуть ли не открыто выра­жать недовольство политикой Японии, отказывающейся сейчас напасть на СССР на Дальнем Востоке. Немцы заявляют, что подобное поведение Япо­нии дает возможность советскому командованию безнаказанно брать вой­ска с Дальнего Востока и направлять их на запад против Германии, и счита­ют, что такое положение в дальнейшем нетерпимо'.

Японский посол в Софии Ямаджи после встречи с советником немецко­го посольства Морманом направил в Токио телеграмму, в которой рекомен­дует правительству теперь же напасть на СССР и уничтожить его военно-морские базы на Дальнем Востоке, что лишит США возможности исполь­зовать эти базы в будущих операциях против Японии. Ямаджи в этой же те­леграмме делает вывод, что если Япония не начнет войны с СССР теперь же, то положение Германии в ближайшее время будет чрезвычайно тяже­лым, так как напряжение там достигло предела.

Народный комиссар внутренних дел СССР                             Берия

' На советско-германский фронт из состава Дальневосточного фронта в годы войны направлены 23 дивизии (16 стрелковых, 2 кавалерийские, 4 танковые, I моторизованная), 19 бригад (3 стрелковые, 3 воздушно-десантные, 13 артиллерийских) и авиачасти (всего около 250 тысяч человек, 3,3 тысячи орудий и минометов, 2 тысячи танков), а также свы­ше 100 тысяч человек маршевого пополнения, (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с.229).


UA ФСБ России

Сообщение НКВД СССР № 503/Б в ГКО о полученных резидентом НКВД СССР в Стокгольме агентурных данных относительно планов весенних операций германской армии на восточном фронте и в бассейне Средиземного моря

27 марта 1942 г.

Резидент НКВД СССР в Стокгольме получил агентурным путем сле­дующие данные.

Полковник немецкой армии Штелле, посетивший в середине февра­ля с.г. ставку генерал-фельдмаршала фон Бока в Польше, сообщил ис­точнику о своем разговоре с фон Боком по вопросу о планах весенних операций германской армии.

Бок рассказал, что окончательного плана операций еще не выработа­но, но существуют два варианта.

Первый вариант заключается в общем наступлении против СССР на всем фронте.

«Учитывая слабость Финляндии, — заявил Бок, — которая в конеч­ном счете рано или поздно потерпит полный крах, мы должны укрепить северный участок фронта за счет собственных ресурсов. Если Финлян­дия вопреки ожиданиям сможет продолжать борьбу и дальше, то все равно понадобится подкрепление на финский фронт. Каждая разумная операция в этом направлении должна преследовать основную цель -разрыв советских коммуникаций с Северным Ледовитым океаном. Для достижения этой цели нужно бросить более мощные силы, нежели те, которые мы там имели до сих пор.

Когда встанет вопрос о переброске этих сил и создании надежных этапных линий, наши отношения со Швецией подвергнутся испытани­ям. Если нам не удастся получить уверенность в Швеции как перспек­тивной территории для организации нашего марша и наших баз, то это значит, что наша северная армия будет предоставлена случайностям, тем более что не следует забывать также об опасности английского втор­жения в Норвегию.

Война на два фронта на севере при наличии единственной линии связи с Германией через Балтийское море поставила бы Германию в весьма трудное положение, тем более что эта единственная линия связи была бы в этом случае поставлена под контроль иностранного государ­ства, то есть Швеции.

Если наша цель на севере заключается в том, чтобы прервать связь СССР с Ледовитым океаном, то нашей целью на юге должна быть также изоляция СССР от внешнего мира. Это наступление должно быть на­правлено против советских коммуникаций, и, после того как они попа­дут под наш контроль, мы будем иметь возможность обсуждать план дальнейшего развития операций».

По словам Бока, второй вариант весенних операций состоит в про­никновении через Средиземное море на Ближний Восток.

«В этой войне Японии уже удалось осуществить проникновение на за­пад и серьезно угрожать Индии. А связи с этим немецкое проникновение на Ближний Восток стало актуальным. Подобное наступление требует прежде всего эффективного контроля в бассейне Средиземного моря. Ос­новные удары должны быть направлены через Испанию и Турцию. В от­ношении Испании можно быть уверенным, что она не окажет никакого сопротивления, а что касается Турции, то ее политика еще не ясна.

Наше решение в отношении операций на советском фронте мы при­мем, исходя их конкретной обстановки, с учетом сил русских, японских успехов и действий англичан.

Имеются две возможности: или мы попытаемся создать эластичный фронт, рассчитывая при этом, что известную часть завоеванной нами советской территории нам удастся удержать, или же мы будем оборо­няться на новой «линии Зигфрида»1. Возможно также, что мы вначале изберем эластичный фронт, с тем чтобы потом перейти к постоянной обороне на «линии Зигфрида».

Полковник Штелле полагает, что новая «линия Зигфрида» будет проходить примерно по старой советско-польской границе, так как спе­циальные заявки организации Тодта' на поставку пленных и строитель­ство казарм для них касаются главным образом ряда местностей, распо­ложенных вдоль этой границы.

1 «Линия Зигфрида», позиция Зигфрида, Западный вал (Siegfriedstellung, Wfcstwall) сис­тема долговременных пограничных укреплений, возведенных фашистской Германией в 1935-1939 гг. вдоль западных границ от Нидерландов до Швейцарии. Общая протяжен­ность около 600 км, средняя глубина 35 - 100 км. Делилась на 3 сектора - Северный (Кле­ве - Трир). Центральный (Трир - Карлсруэ) и Южный (Карлсруэ - Базель). Состояла из трех полос: вновь созданных - обеспечения и главной, а также дооборудованной тыловой, периода 1-й Мировой войны, т.н. «позиции Гиндербурга». Насчитывала около 16 тысяч фортификационных сооружений: подземных убежищ для войск, долговременных пуле­метных и артиллерийских сооружений, пунктов управления, зенитно-артиллерийских по­зиций и складов боеприпасов; имелись противотанковые и противопехотные загражде­ния. В ходе 2-й Мировой войны «линия Зигфрида», занятая немногочисленными немец­кими войсками, преодолевалась союзниками с сентября 1944 г. по март 1945 г. После 2-й мировой войны наземные сооружения и заграждения разрушены, подземные сооружения частично сохранились и используются войсками НАТО (см.: Военная энциклопедия (в восьми томах). М., Воениздат, 1995, т.З, ст. 282-283).

: Организация Тодта — полувоенная правительственная организация, занимавшаяся разработкой и строительством автомобильной и железнодорожной сети в целях улучшения возможностей переброски войск в случае войны. Также осуществляла проектирование и возведение оборонительных сооружений, в т.ч. Западного вала, (см: также т.2 настоящего сборника, документ №74 (трофейный).


По сведениям того же источника, командование германской армией сейчас сосредоточено в руках Кейтеля. Его ближайшими помощниками являются фон Бок и Рундштедт. Браухич привлекается лишь в качестве советника. Кейтель не считается способным генералом, но является по­слушным орудием в руках Гитлера. Несмотря на то что Бок и Рундштедт являются ближайшими помощниками Кейтеля, они по-прежнему про­должают находиться в оппозиции к Гитлеру.

Народный комиссар внутренних дел СССР                             Берия

ЦАФСБ России

Поражение вермахта зимой 1941/1942 г. явилось его первым крупным поражением во Второй мировой войне. На советско-германском фронте с июня 1941 г. до конца апреля 1942 г. сухопутные войска Германии потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без ве­сти более 1,5 миллиона человек. За это время вермахт лишился около 4 тысяч танков и штурмовых орудий. До конца января 1942 г. военно-воздушные силы Германии потеряли около 7 тысяч самолетов, из них безвозвратно около 5 тысяч. Для усиления своих группи­ровок немецко-фашисткому командованию в течение первых десяти месяцев войны при­шлось перебросить на Восток 60 дивизий и 21 бригаду (см.: История Второй мировой вой­ны 1939-1945. М., 1975,т.4,с.483).

 

 

№867

 

Сообщение НКВД СССР № 506/Б в ГКО о полученных резидентом НКВД СССР в Софии данных относительно планов наступления немецких войск на восточном фронте в момент обострения японо-советских

отношений, а также об истощении материальных и людских резервов Германии1

27 марта 1942 г. Резидент НКВД СССР в Софии сообщает.

В начале марта с.г. члены специальной комиссии болгарского военного министерства по делам военных заказов посетили Германию и из бесед с ря­дом авторитетных лиц в Германии выяснили следующее.

Наступление на восточном фронте немцы намечают к моменту наиболее резкого обострения японо-советских отношений, ибо рассчитывают, что Советский Союз будет вынужден оттянуть часть своей живой силы и техни­ки на восток, а, воспользовавшись этим, немцы нанесут молниеносный удар Красной Армии.

1 См. документы № 832,865, 867.


Германское правительство оказывает в этом направлении сильное давле­ние на Японию. В случае провала готовящегося наступления на восточном фронте немцы весьма скептически расценивают дальнейшие перспективы войны с Советским Союзом, считая, что в этом случае им грозит крах, так как продолжать войну германская армия не сможет.

Члены комиссии из личных наблюдений вынесли впечатление, что на­селение Германии буквально голодает, так как регулярно выдается только хлеб. Жиры и мясо население получает крайне редко.

Под ружье поставлено все мужское население. Мужской труд везде, где позволяют условия, заменен женским, материальные и людские резервы страны быстро истощаются.

Народный комиссар внутренних дел СССР                             Берия

ЦА ФСБ России

Поражение гитлеровской армии на советско-германском фронте, и особенно под Мо­сквой, заметно отразилось на морально-психологическом состоянии немецкого населе­ния. Участились случаи проявления недовольства гитлеровским режимом, росло недове­рие к геббельсовской пропаганде. В борьбе с начавшимся в умах немцев кризисом гитле­ровскому руководству пришлось прибегать к чрезвычайным мерам. Особенно усилились судебные расправы.

В своих воспоминаниях И. Риббентроп отмечал: «...После вызванной погодными ус­ловиями катастрофы зимой 1941/42 г., в результате которой наша армия, как известно, за­стряла перед Москвой и весь Восточный фронт зашатался, я по случаю новогоднего позд­равления на рубеже 1941-1942 гг. впервые заговорил с фюрером о возможности заключе­ния мира с Россией...» (см.: История Второй мировой войны 1939-1945. М., 1975, т. 4, с. 483, 484; Риббентроп И. Между Лондоном и Москвой. Воспоминания и последние запи­си. М., Мысль, 1996, с. 196).


Директива Управления ОО НКВД СССР № 16/9569 об агентурно-оперативных мероприятиях по розыску и аресту агентуры германской военной разведки, действующей на участках Южного и Юго-Западного фронтов*

28 марта 1942 г.

Начальникам особых отделов НКВД фронтов, военных округов и спецлагерей

Особыми отделами НКВД Южного и Юго-Западного фронтов арестова­на группа переброшенных на нашу сторону активных агентов германской военной разведки: Хаханов — быв. старшина противотанкой батареи 609-го стр. полка 139-й стр. дивизии; Стрельников — быв. мл. сержант 490-го стр. полка; Грек — быв. командир батальона связи 1 -го стр. корпуса; Бутенко -быв. командир радиовзвода 2-й стрелковой дивизии; Прокопенко — быв. командир взвода 21-го КАП; Иванов —быв. ком. пульроты 82-го стр. полка; Белый — быв. нач. связи 31-го кав полка 5-го кавкорпуса; Гура - быв. зав. делопроизводством 820-го мотомехполка; Гацько — быв красноарм. радист 1-го отдельного дивизиона связи 6-го казачьего корпуса; Загорский — быв. нач. связи 152-й кав. казачьей дивизии; Марченко — быв. инженер 7-й тан­ковой дивизии 13-го танкового корпуса; Глинов — быв. ком. роты 206-го стр. полка 99-й стр. дивизии; Юрасов — быв. красноармеец, Александрович -быв. красноармеец; Курбатов — быв. ком. роты; Сахаров — быв. шофер; Со­колов — быв. инженер строительного батальона; Яненко — быв. ком. взвода; Сухорукое — быв. мл. командир1.

На следствии эти арестованные сознались в том, что они являются аген­тами германской военной разведки, переброшенными с заданием устано­вить состояние, численность и вооружение частей Красной Армии, дейст­вующих на Южном и Юго-Западном фронтах.

Арестованные разведчики показали, что они завербованы германской разведкой во время нахождения их в лагерях для военнопленных, обучены в специальных школах, которые находятся в м. Милосна под Варшавой2, в г Полтаве' и в 10 км от Вены в Доме туриста4.

Окончивших школу в Милосне и под Веной доставили в г.Полтаву, где к ним влили разведчиков, окончивших Полтавскую школу, после чего сме­шанными группами из разных школ перебрасывали на нашу сторону.

По показаниям арестованных, руководителями школы в м. Милосна яв­лялись офицеры германской разведки — майор Баулин и капитан Миллер',

 

" Примечания см. в конце документа.

старшиной школы — бывший командир полка 8-й сд Красной Армии Сте­панов В.П., по кличке «Шелгунов»6, который 15 января 1942 г. прибыл в г. Полтаву и был назначен руководителем школы разведчиков, расположен­ной в г. Полтаве. Преподавателем являлся бывший майор Красной Армии Кривицкий А.И., по кличке «Быстрый», который в настоящее время явля­ется руководителем школы разведчиков7, размещенной в здании бывшей школы ФЗУ трикотажной фабрики в г. Полтаве.

Перечисленные выше германские шпионы назвали ряд других агентов разведки, переброшенных и подготовленных к переброске на нашу сторону.

Прилагая при этом список агентов", переброшенных и намечаемых к пе­реброске на нашу сторону германской разведкой, действующей на участке Южного и Юго-Западного фронтов, предлагаю принять энергичные меры к розыску и аресту этих разведчиков.

О каждом факте обнаружения и ареста указанных в списке лиц немед­ленно сообщать в Управление особых отделов НКВД СССР.

Зам. начальника Управления ОО НКВД СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                 Мильштейн

ЦА ФСБ России

В первый период Великой Отечественной войны немецкая разведка организовала множество разведывательно-диверсионных школ по подготовке квалифицированной агентуры (см. документ № 812).

Заброска подготовленной агентуры в тыл советских войск, как правило, производи­лась не самими школами, готовившими агентуру, а абверкомандами или их передовыми филиалами.

В большинстве случаев агентам выдавались фиктивные документы (см. документ № 869).

Примечания

128-29 апреля 1942 г. военным трибуналом Юго-Западного фронта Прокопенко Павел Григорьевич, Белый Семен Петрович, Гура Александр Григорьевич, Гацько Иван Яковле­вич, Загорский Петр Антонович, Марченко Иван Трофимович, Глинов Николай Христо-форович, Юрасов Владимир Николаевич, Александрович Михаил Константинович, Кур­батов Александр Фролович, Сахаров Евгений Сергеевич, Сухорукое Иван Васильевич осуждены по ст. 58-1«б» УК РСФСР к высшей мере наказания каждый.

2 сентября 1942 г. Особым совещанием при НКВД СССР Яненко Евгений Сергеевич, Соколов Владимир Александрович осуждены по ст. 58-1 «б» УК РСФСР к высшей мере на­казания каждый.

' Речь идет о Варшавской разведывательной школе, которая была организована еще в октябре 1941 г. и находилась в непосредственном подчинении штаба «Валли». Она явля­лась центральной и показательной по вопросам подготовки квалифицированной агенту­ры из советских военнопленных. Размещалась школа на даче Пилсудского в мест. Сулею-век, близ железнодорожной станции Милосна (21 км восточнее Варшавы), имела номер полевой почты - 57219. С момента ее образования и до января 1943 г. в ней существовало два отделения (лагеря): в первом обучались разведчики-радисты, предназначавшиеся для работы в глубоком тылу Советского Союза, во втором - разведчики для работы в ближнем тылу Красной Армии. Одновременно в школе обучалось до 350 человек. В нее вербовали агентов из военнопленных Красной Армии, в основном среднего командного состава, и лиц с высшим и средним образованием, содержавшихся в лагерях в гг. Хаммельбурге, Дан­циге, Седлеце, Замостье, Кельце, Холме, Ковеле, Виннице и Ченстохове.

Комплектованием школы, как правило, занимался лично начальник школы майор Моос, кличка «Марвиц». Его заместителями были ротмистр Браунек Адольф Адольфович, кличка «Броницкий» (с апреля до конца 1942 г.), капитан Рудин Борис, кличка «Редер» (с


ноября 1942 г.), капитан Вебер или Вейбер. Срок обучения в Варшавской школе колебал­ся от 2 до 6 месяцев.

Выброска окончивших школу агентов производилась в прифронтовую полосу и глу­бокий тыл СССР (Москва, Молотов, Казань, Горький, Сталинград и др.).

1Полтавская разведывательная школа была создана еше в конце 1941 г. (см. т.2 насто­ящего сборника, документ № 673, а также документ № 812).

' Речь идет о Брайтенфуртской разведывательной школе, находившейся в 20 км запад­нее Вены. Она была создана за несколько месяцев до нападения фашистской Германией на СССР. Первое время в ней обучались белоэмигранты, завербованные в Балканских странах.

В начале войны на базе этой школы был организован проверочно-подготовительный лагерь, в который направлялись отобранные для вербовки советские военнопленные. После предварительной подготовки они направлялись для обучения в Варшавскую разве­дывательную школу.

В марте 1942 г. этот лагерь был реорганизован в самостоятельную разведывательную школу, подчиненную штабу «Валли». Начальником школы был подполковник Аренберг Роберт, комендантом - изменник Родины, бывший капитан Красной Армии Глазенап Игорь Леонидович, кличка «Глама».

В школе было три группы по 20-40 человек в каждой. Первая из них, «Технише-Люфт» (теническая авиационная), готовила агентов для ведения разведывательной работы по авиационным заводам в СССР.

Вторая группа «Люфт» (авиационная) готовила агентов для выявления военно-воз­душных сил Красной Армии и их резервов.

Третья группа готовила разведчиков для сбора сведений в ближайших тылах Красной Армии.

Разведчики для первых двух групп вербовались из антисоветски настроенных военно­служащих Красной Армии — летчиков, штурманов, техников, артиллеристов-зенитчиков и инженерно-технического персонала аэродромной службы.

В группе общевойсковой разведки изучали тактику Красной Армии, топографию и методы составления разведывательных донесений.

Срок обучения в школе был около 3 месяцев. По окончании школы разведчиков на­правляли в Варшавскую разведшколу, откуда их перебрасывали в тыл СССР.

5По всей видимости, речь идет об унтер-офицере Мюллере Отто, который являлся инструктором радиодела в Варшавской разведывательной школе.

* Степанов Василий Павлович (клички «Шелгунов», «Вязов Николай Иванович», «Мартынов») с конца 1941 г. по ноября 1943 г. в Варшавской разведывательной школе был комендантом и преподавателем агентурной разведки и стрелковой подготовки.

7Кривицкий Александр Иванович (клички «Быстрый», «Вишневский», «Смирнов») в Варшавской разведывательной школе преподавал агентурную разведку и занимался изго­товлением фиктивных документов. В январе — марте 1942 г. временно работал в Полтав­ской разведывательной школе, затем снова был возвращен в Варшавскую разведыватель­ную школу.

" Список не публикуется.


Директива НКВД СССР № 129 об усилении борьбы с агентурой противника, действующей на нашей территории под прикрытием советских документов

28 марта 1942 г.

Всем начальникам особых отделов фронтов

Имеющиеся многочисленные факты указывают на то, что в последнее время германская военная разведка с целью зашифровки и легализации пе­ребрасываемой на нашу сторону шпионской агентуры снабжает ее различ­ными гражданскими' и воинскими документами, как-то: паспортами, удо­стоверениями командного и начальствующего состава, красноармейскими книжками, командировочными удостоверениями, оперативными предпи­саниями и различными справками.

Эти документы частично были захвачены разведкой в период наступле­ния германской армии или были отобраны у военнопленных и гражданско­го населения, изъяты у убитых и раненых бойцов, командиров и политра­ботников или сфабрикованы разведкой.

Документально установлено также, что германская разведка заготавли­вает сейчас для снабжения перебрасываемой на нашу сторону агентуры зна­ки различия, эмблемы и петлицы различных родов войск Красной Армии, бланки проездных документов, военно-медицинские справки о заболева­нии и состоянии здоровья, бланки телеграмм и паспортов, различные кау­чуковые штампы и печати.

Пользуясь беспечностью и слабой бдительностью командного состава, а также недостаточно жестокой проверкой документов, вражеская агентура зачастую имеет возможность свободно передвигаться в фронтовой и приф­ронтовой полосе, не задерживается, а во многих случаях задержания отпус­кается по той причине, что документы не вызвали подозрений.

Учитывая особую опасность агентуры противника, действующей на на­шей территории под прикрытием различных советских документов,

приказываю:

I. Организовать в фронтовой и прифронтовой полосе проверку и жест­кий контроль документов у всех лиц, передвигающихся в одиночном поряд­ке либо в составе небольших подразделений и команд, а также тщательную фильтрацию задерживаемых. При проверке предъявляемых документов особое внимание обращать на их подлинность, время выдачи, на подписи и содержание документа, обязательно проверяя и сличая все имеющиеся у данного лица документы, практикуя краткий устный опрос.

2.  Задерживать до выяснения всех граждан мобилизационных возрастов и подозрительных женщин, пытающихся завязать знакомство с военнослу­жащими, а также подростков и детей, обнаруживаемых в расположении во­инских частей и не проживающих в данном населенном пункте.

3.  Имея в виду, что агентура противника, избегая шоссейных дорог, [а также дорог с оживленным движением], зачастую пробирается проселоч­ными дорогами и окольными путями в обход населенных пунктов, усилить проверку документов в этих местах, выставляя в нужных случаях секреты. Всех задерживаемых на проселочных дорогах подвергать особо тщательной фильтрации.

4.  Организовать наблюдение за хранением в воинских частях, штабах и других управленческих органах бланков удостоверений и красноармейских книжек, следя за их учетом и порядком выдачи, а также за хранением блан­ков, штампов и печатей и порядком выдачи командировочных и других удо­стоверений. Командиров частей, соединений и начальников органов, ха­латно относящихся к воинским документам, привлекать к ответственности.

5.  Весь оперативный состав органов особого отдела и командный состав войск охраны тыла проинструктировать в соответствии с настоящими ука­заниями.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР              Меркулов

ЦА ФСБ России

 

 

 

 

 

 

 

 

На советско-германском фронте действовали 6 разведывательных,6 диверсионных и Sконтрразведывательных абверкоманд. В подчинении каждой команды находилось от 2до 6 абвергрупп. Здесь же на временно оккупированной советской территории также дей­ствовали органы полиции безопасности и СД, их диверсионно-разведывательные подраз­деления и террористические формирования.

Органы германской разведки при заброске своей агентуры в наш тыл снабжали ее раз­нообразными фиктивными воинскими и гражданскими документами в соответствии с разработанной легендой, явками к агентуре, паролями для возвращения через линию фронта, денежными суммами в зависимости от характера задания. Как правило, фиктив­ные документы заполнялись в школе, абвергруппе или абверкоманде, где агенты проходи­ли подготовку. Они оформлялись на настоящую или вымышленную фамилию. Обычно каждый агент получал для легализации книжку советского солдата или удостоверение, свидетельство о болезни или ранении, требование на проезд по железной дороге, чистые бланки документов с печатями и другие документы и их бланки. Характер заданий аген­там, окончившим разведывательные и диверсионные школы и курсы германской развед­ки, полностью соответствовал пройденному курсу обучения (см. документ № 848).


Докладная записка начальника 4-го Управления НКВД СССР П.А.Судоплатова заместителю народного комиссара внутренних дел СССР о результатах направления в спецорганы противника агента «Гейне» от имени легендированной организации «Монастырь»1

28 марта 1942 г.

17 февраля с.г. за линию фронта на Гжатском направлении по агентурно­му делу «Монастырь» был переброшен агент 4-го Управления Н КВД СССР «Гейне» под видом курьера существующей в Москве церковно-монархиче-ской группы.

Направляя нашего агента к немцам от имени организации, мы имели в виду следующие задачи:

1)     создать канал, по которому можно будет забрасывать нашу специаль-
ную агентуру в Германию и на оккупированную территорию;

2)     дезинформировать германское командование о положении в СССР;

3)      выяснить круг вопросов, интересующий германскую разведку в
СССР.

Находясь на оккупированной территории в течение месяца, «Гейне» по­бывал в Гжатске, Смоленске и Минске.

15 марта с.г. «Гейне» с минского аэродрома на самолете был доставлен на нашу территорию и сброшен на парашюте в районе Рыбинска Ярославской области. Вместе с «Гейне» в самолете следовал германский разведчик-ра­дист с рацией под кличкой «Краснов», прошедший специальную подготов­ку в Варшавской разведывательной школе

На основании информации «Гейне» принятыми УНКВД по Ярослав­ской области мерами «Краснов» был обнаружен, арестован и доставлен в Москву.

«Гейне» получил задание Смоленского разведывательного пункта вести на нашей территории активную военно-политическую разведку. Кроме то­го, он привез указания для монархической группы, заключающиеся в следу­ющем:

1 См. документы № 783, 797.


1) активизировать антисоветскую пропаганду среди населения, всячески восхваляя гитлеровскую Германию и «новый европейский порядок»;

2) вести агитацию за немедленное окончание войны;

3) развернуть диверсионную и саботажническую деятельность;

4) приступить к созданию подпольных ячеек организации в промыш­ленных и областных городах СССР.


Согласно легенде «Гейне» сообщил немцам, что организацией, от имени которой он послан, сконструирован в Москве радиопередатчик, который не может действовать из-за отсутствия кварцев. Перед отъездом немцы вручи­ли «Гейне» кварцы и телеграфный ключ, прося наладить регулярную работу передатчика.

Для того чтобы «Гейне» мог сам работать на передатчике, его в течение двух недель обучали в Смоленске два немецких инструктора-радиста.

Для передачи разведывательных сведений по радио немцы снабдили «Гейне» двумя шифрами и позывными.

Обер-лейтенант из Смоленского разведывательного пункта, который непосредственно работал с «Гейне», обещал для развертывания диверсион­ной работы прислать в Москву необходимое оружие, взрывчатые вещества и специальных людей.

В качестве явки для германской агентуры, которая будет направлена в Москву, «Гейне» сообщил немцам заранее подготовленный нами адрес отца его жены.

«Гейне» отмечает большой интерес, проявленный работниками Смолен­ского разведывательного пункта в отношении формирования кавалерий­ских частей Красной Армии и наличия войск союзников на Западном фронте, и в частности в Москве.

Кроме того, немцы настойчиво просили «Гейне» регулярно информиро­вать их о результатах бомбежки Москвы, точно указывая, где упали и что разрушили германские бомбы.

В Гжатске, Смоленске и Минске «Гейне» собрал заслуживающие внима­ние военно-политические разведывательные данные.

В связи с тем что посылка «Гейне» за линию фронта дала положительные результаты, позволяющие рассчитывать на реализацию всех намеченных нами по этой легенде задач, целесообразно дальнейшую игру с германской разведкой продолжать.

В целях укрепления легенды и положения «Гейне» в германских разве­дорганах следовало бы в ближайшие дни начать регулярную передачу нем­цам дезинформационных материалов'.

Начальник 4-го Управления НКВД СССР

ст. майор госбезопасности                                             Судогыатов

1 Для продолжения операции 30 апреля 1942 г. «Гейне» вышел в эфир на связь с развед­центром противника. В ходе сеансов радиосвязи по согласованию со 2-м Управлением НКВД СССР и планом дезинформации, подготовленным Генштабом Красной Армии, не­мецко-фашистской разведке были переданы сведения о передвижениях войсковых час­тей, артиллерии и танков в различных направлениях к линии фронта. При этом работа агента «Гейне» и участников легендированной организации, использовавшихся в опера­ции втемную, тщательно контролировалась литерными мероприятиями и службой наруж­ного наблюдения.

24 августа 1942 г. по условленным адресу и паролю из разведцентра противника в г.Смоленске прибыли первые два курьера с заданием по сбору и передаче сведений о пе­редвижении транспорта и военных частей по Белорусской и Ржевской железным дорогам. Они были арестованы и включены в игру. Операция «Монастырь» успешно продолжалась в последующие годы.


ЦА ФСБ России


План боевых действий второго партизанского отряда оперативно-чекистской группы НКВД БССР и Особого отдела Западного фронта1

29 марта 1942 г.

1.  Партизанский отряд, организованный оперативно-чекистской группой НКВД БССР и Особым отделом Западного фронта в составе 60 человек, пере­бросить в Могилевскую область БССР для партизанской борьбы с немецкими захватчиками, подрывной и разведывательной деятельности в тылу противника.

2.  Район действия партизанского отряда определить районы Могилев-ской области и, главным образом, районы, расположенные в четырехуголь­нике — Бобруйск, Могилев, Рогачев, Кричев.

3.  Назначить командиром партизанского отряда младшего лейтенанта государственной безопасности Зебницкого Николая Васильевича2, комис­саром — техника-интенданта 2 ранга Кривенченко Ивана Павловича'.

4.  В состав отряда входят:

а)     оперработников НКВД — 3 чел.;

б)     средних командиров РККА — 6 чел.;

в)     младших командиров РККА — 26 чел.;

г)     рядовых бойцов — 15 чел.

(Именной список состава отряда прилагается4.)

5.     Для более эффективного действия в тылу противника партизанский
отряд разбивается на 2 оперативно-ударные группы по 25 человек в каждой.
Группа возглавляется командиром, его помощником и политруком и дейст-
вует самостоятельно по заранее разработанному плану руководством отря-
да. О проведенной работе оперативная группы отчитывается перед коман-
дованием отряда путем специальных связных.

Руководство же отряда в свою очередь о проделанной работе, а также о до­бытых разведывательных данных в тылу противника систематически доносит в 4-е Управление НКВД СССР (путем имеющихся в отряде раций и шифра).

6.     Вооружение отряда:

а)     автоматов — 15 шт.;

1 План утвержден заместителем наркома внутренних дел Союза ССР В.Н.Меркуловым и членом Военного совета Западного фронта И.С.Хохловым 29 марта 1942 г.

: Зебниикий Николай Васильевич (1919-1975) - майор. Герой Советского Союза (1944). В Красной Армии - с 1940 г. С июня 1941 г. - командир взвода отряда особого назначения Западного фронта, действовавшего на территории Витебской и Смоленской областей. В апреле 1942 г. стал комиссаром, а в июле того же года - командиром партизанского специ­ального отряда «Вторые», который сражался с врагом на территории Могилевской, Гомель ской. Орловской, Смоленской и Черниговской областей. После Великой Отечественной войны работал в органах КГБ. Уволен из органов госбезопасности в соответствии с прика­зом КГБ № 183 от 10 марта 1955 г. по ст.54, п.«е» (по служебному несоответствию).

' Кривенченко Иван Павлович - техник-интендант 2 ранга, комиссар партизанского отряда, затем начальник штаба 2-го партизанского отряда опергруппы НКВД БССР и ОО НКВД Западного фронта.

4 Список не публикуется.


б)     самозарядных винтовок — 15 шт.;


в)     немецких винтовок — 20 шт.;

г)     револьверов — 15 шт.;

д)     ручных фанат — 200 шт.;

е)     тол в шашках — 100 кг;

ж)    жидкость «КС» — 50 бут.;

з)     коротковолн. радиостанц. — I шт.

7.     Перед партизанским отрядом в тылу противника стоят следующие ос-
новные задачи:

а)     организация диверсионных актов, особенно на железнодорожных ма-
гистралях Могилев—Кричев, Могилев—Рогачев, | взрывы] мостов, складов с
боеприпасами, с горючим и продовольствием, крушение поездов с воински-
ми эшелонами, вооружением, боеприпасами, продовольствием, разрушение
узлов и линий связи, уничтожение самолетов на аэродромах противника;

б)     уничтожение воинских групп и гарнизонов противника, а также их штабов,
полицейских, жандармерии и пособников фашистских оккупационных властей:

в)     захват штабных работников и документов у германского командования:

г)     сбор разведывательных данных о противнике, а также об их пособни-
ках и передача этих сведений по радио в 4-е Управление НКВД СССР;

Примечание. При возможности сведения о противнике партизанский отряд передает в ближайшее расположение командованию частями Крас­ной Армии.

д)     насаждение агентуры и создание резидентуры в тылу противника из
числа преданных Советской власти людей;

е)     активизация деятельности существующих партизанских отрядов в
районах Могилевской области;

ж)    организация новых партизанских отрядов из числа местного населе-
ния, доказавших свою преданность Советской власти;

з)     проведение широкой агитационной работы среди местного населения
о победах и наступлении Красной Армии, о разгроме немецких частей, чем
поднять население' на активную борьбу с немецкими захватчиками.

Партизанский отряд перебросить в первых числах апреля с.г. в район расположения 16-й [и] 61-й армий2.

8.     Поручить Цанава и Судоплатову разработать инструкцию действий
этого партизанского отряда на основе утвержденного плана.

Начальник оперативно-чекистской группы НКВД по БССР, начальник ОО НКВД Западного фронта

комиссар госбезопасности 3 ранга                                    Л.Цанава

Начальник 4-го Управления НКВД СССР

Пристальное внимание НКВД СССР и Особого отдела Западного фронта к террито-' Так в тексте документа.

г 16-я и 61-я армии с весны 1942 г. до середины 1943 г. на Брянском и Западных фрон­тах вели оборонительные и наступательные бои южнее и юго-западнее Белева (см. т. 2 на­стоящего сборника, документ № 642).

ст. майор госбезопасности                                             Судоплатов

ЦА ФСБ России

рии Могилевской области БССР объяснялось тем, что к этому времени здесь резко повы­силось сопротивление населения оккупантам, активизировались действия партизанских отрядов, которые стали проводить более крупные боевые разведывательно-диверсионные операции.

Так, 20 марта 1942 г. партизанские отряды И.З.Изохи, В.ИЛивенцева. В.П.Свистуно-ва, В.М.Сырпова разгромили Кличевский опорный пункт гитлеровцев. При этом было убито 120 фашистов и полицейских, уничтожен склад продовольствия. В итоге этой опе­рации город Кличев, а к апрелю 1942 г. и весь Кличевский район были полностью очище­ны от оккупантов. Эту зону партизаны удерживали около двух лет.

Разработка подобных совместных планов НКВД СССР и особых отделов фронтов способствовала более квалифицированному руководству партизанским движением, по­вышению его результативности, лучшей координации действий партизанских отрядов (см.: Советские партизаны. Из истории партизанского движения в годы Великой Отечест­венной войны. М., 1963, с.459).

 

№872

Сообщение НКВД СССР № 548/Б в ГКО и Генеральный штаб Красной Армии о показаниях членов экипажа сбитого под г. Сталинградом немецкого разведывательного самолета

31 марта 1942 г.

По сообщению УНКВД по Сталинградской области, 25 марта 1942 г. под г. Сталинградом, в районе х. Ляпичево, сбит и сгорел немецкий разведыва­тельный самолет «Юнкерс-88».

Захвачен экипаж самолета в составе: пилот — лейтенант Гроссе, штур­ман-наблюдатель — фельдфебель Беркенгоф. радист — капрал Митшке и стрелок — унтер-офииер Дейнингер.

По показаниям захваченных немецких летчиков, самолет входил в со­став 2-го разведывательного отряда главнокомандующего вооруженными силами Германии, дислоцирующегося в г. Николаеве на старом аэродроме, который сейчас именуется немцами «Николаев-Восток».

Город Николаевбыл оккупирован 17 ашуста 1941 г. соединениями 11-й немецкой ар­мии (8 дивизий) и 48-м немецким моториюванным и венгерским корпусами. В районе г.Николаева сосредоточились крупные силы немецкой авиации, которая наносила удары с воздуха по частям Красной Армии юго-западного направления. С целью ограничения маневра вражеской авиации советскими военно-воздушными силами осуществлялись бомбардировки аэродромов, расположенных в Николаевской области.

В нарушении авиационных коммуникаций противника активное участие принимали и подпольшики-патриоты г. Николаева. В марте 1942 г. на военном аэродроме за Ингуль-ским мостом в результате крупнейшей диверсии было уничтожено 20 самолетов и складе несколькими тоннами авиационного бензина. Позже на аэродроме в с. Широкая Балка было взорвано 2 самолета и несколько тонн горючего (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с.488: История Великой Отечественной войны Совет­ского Союза 1941-1945 (в шести томах). М., 1961, т.2, с.ЮЗ; Николаевшина в годы Вели­кой Отечественной войны 1941-1945 гг. Документы и материалы. Одесса, 1964, с. 100-104).


Гроссе и Беркенгоф также показали, что в Николаеве расположен штаб воздушных сил генерала Лойера и три аэродрома бомбардировочной авиа­ции, обслуживающей Южный фронт'.

2-й разведотряд по заданиям германского главного командования с де­кабря 1941 г. ведет разведку глубокого тыла СССР в районах Черноморско­го побережья до г. Батуми включительно, Сталинграда, Ростова, Саратова, Каменска и Пятигорска.

Задачей разведки, по словам летчиков, является: по Черному морю -выявление движения военных и торговых кораблей, их тоннажа, состояние портов и их обороны; по Сталинградскому району — выявление по желез­ным и грунтовым дорогам движения войск и боеприпасов, выявление путей снабжения сталинградской военной промышленности и отправки вооруже­ния фронту, а также наличия аэродромов на подходах к Сталинграду.

Захваченные немецкие летчики затребованы для допроса в Москву

Народный комиссар внутренних дел СССР                             Берия

ЦАФСБ России

 

№873

 

План агентурно-оперативных мероприятий Второго управления НКВД СССР и УНКВД по Вологодской области по перевербовке и переброске в тыл к немцам агента германской разведки Н.В.Алексеенко

[Март 1942 г.]

1 В 1942 г. на территории Вологодской области по железно юрожным и во шыч путям провозились военные и народнохозяйственные грузы, двигались эшелоны с войсками, вооружением, боеприпасами, продовольствием. Северная железная дорога была единст­венной магистралью, питавшей Ленинградский фронт. На Вологодчине формировались воинские части, санитарные поезда, в эвакогоспиталях находились на лечении солдаты и офицеры Красной Армии с Карельского, Ленинградского, Центрального и других фрон тов, проживаю большое количество эвакуированного из временно оккупированных обла­стей населения. Именно поэтому противник пытался активизировать в этот период разве­дывательно-диверсионную деятельность на территории Вологодской области.

Всего в 1942 г. на территории Вологодской области органами НКВД было ликвидиро­вано несколько групп, состоящих из 23 агентов-парашютистов, в том числе два агента-связника. Забрасывались они на территорию областгг пли совершения диверсии и прове­дения шпионско-разведывательной деятельности. При задержании агентов-парашюти­стов было изъято большое количество оружия, боеприпасов, рации, крупные суммы денег ШАФСБ России).


В ночь на 28 февраля 1942 г. германская разведка штаба командования немецкой армии Северного фронта перебросила на самолете через линию фронта в Хвойнинский район Ленинградской области группу разведчиков — бывших командиров Красной Армии военнопленных в количестве 3 че­ловек с заданием достичь г. Вологду1, где собрать для германской разведки шпионские материачы.

Для выполнения заданий группа была снабжена портативной радио­станцией портфельного типа, огнестрельным оружием и крупной суммой денег.

В составе переброшенной группы следующие лица, окончившие специ­альную школу разведчиков в г. Валк1.

1.    Алексеенко Николай Васильевич, 1914 г. рождения, уроженец г. Воло-
чаевска Хабаровского края, украинец, гр-н СССР, бывший член ВЛКСМ до
17 октября 1941 г, то есть до момента пленения немцами, в РККА с 1936 г.,
по званию старший сержант. До плена нач. снабжения участка наблюдения
и связи Краснознаменного Балтийского флота в г.Кярдла острова Даго. Все
родные и родственники проживают на территории СССР.

В группе разведчиков выполнял обязанности ст. радиста.

2.    Лихогруд Иван Федорович, 1913 г. рождения, уроженец с. Соломельки
Ераклиевского района Киевской области, украинец,
rp-н СССР, беспартий-
ный, в РККА с 1940 г., по званию лейтенант. До плена командир 3-й пуле-
метной роты 126-й стр. дивизии, дислоцированной в г. Риге. Все родные и
родственники проживают на территории СССР, временно оккупированной
немцами.

В группе разведчиков выполнял обязанности помощника радиста.

3.    Диев Николай Алексеевич, 1921 г. рождения, он же Иванов Геннадий
Осипович, 1922 г. рождения, уроженец Воскресенского района Саратовской
области, русский,
rp-н СССР, бывший член ВЛКСМ с 1936 г. по 18 августа
1941 г., то есть до момента пленения немцами, холост, в РККА с 1940 года,
по званию лейтенант РККА. Все родные и родственники проживают на тер-
ритории СССР. До плена командир роты истребительного батальона 125-й
стр. дивизии

1 Правильно — Валка — город, раионный центр в Латвии, на границе с Эстонией, же­лезнодорожная станция. Известен с XIII века. К г. Ватка примыкает г. Валга (Эстония), составляя с ним. по существу, один город (до 1920 г. единый город Валк). В г. Валга по ул. Семинара размещалась разведывательная школа, которая была организована в сентя­бре 1941 г. абверкомандой 104. Она условно именовалась «Русская колонна» и была за­шифрована как школа по подготовке полицейских для оккупированных территорий СССР (полевая почта № 18232).

Школа имела два отделения — разведчиков и радистов. В апреле 1942 г. отделение ра­дистов было переведено в м. Белое озеро (18км от Риги).

В августе 1942 г. на территории Латвии в г. Стрснчи (немцы переименовав его в г. Штаккельн) было организовано еще одно отделение Ватговской разведывательной шко­лы. Здесь прибывшие агенты (разведчики и радисты) формирование в группы для рабо­ты в советском тылу и прохотили дополнительное обучение.

В сентябре 1942 г. отделение радистов из м. Белое озеро перебазировалось в г. Стрен-чи. В связи с этим центр по подготовке агентуры из г. Валга переместился в г. Стренчн.

В первые месяцы существования Ватговской разведывательной школы в ней обуча­лись агенты из русской белоэмигрантской молодежи. Впоследствии агентов вербовав в лагерях военнопленных в городах Валга, Тане, Пярну и Рига

Отобранные на вербовку военнопленные из общих лагерей направлялись в специать-ный подготовительный лагерь (Рига. Двинская улица, д.25), где они изучались и проходи­ли предварительную подготовку, а затем небольшими группами направлялись в школу.

Одновременно в школе обучалось до 150 агентов. Срок обучения колебался от 2 до 3 месяцев

Выброска агентов осуществлялась абверкомандой 104. дислоцировавшейся в г.Пско­ве, затем в м. Белое озеро, абвергруппой 111 (г Губорск, впоследствии г. Рига) и абвергруп-пой 112 (станция Сиверская, затем г. Резекне).


В группе разведчиков выполнял обязанности разведчика.

6 марта 1942 г. при проверке документов на ст. Бабаево был задержан Алексеенко, который рассказал о цели перехода на территорию СССР.7 марта были задержаны Диев Н.А., он же Иванов Г.О., и Лихогруд И.Ф.'

В процессе ведения следствия установлено, что переброшенная группа разведчиков должна регулярно передавать в штаб разведки немецкого ко­мандования Северного фронта следующие шпионские сведения, собирая их в г. Вологде:

1. Дислокация воинских частей, их наименование, количество частей и полностью ли они укомплектованы, фамилии командиров и комиссаров дивизий, какой возраст призван в РККА, имеется ли еще призывной кон­тингент.

2. Имеются ли танки и артиллерия, их количество, достать наставления ко всем минометам и особенно наставления и чертежи о советских автома­тических 122-мм минометах, выяснить количество самолетов на Вологод­ском аэродроме.

3.Установить, как работает железнодорожный транспорт, какие и куда идут эшелоны по направлению к Ленинграду, прибывают ли грузы из Анг­лии через Архангельский порт, прибывают ли эшелоны с пополнением для Красной Армии из Сибири, выявить связки (кольца) между Кировской и Северной, Ярославской и Северной, Октябрьской и Северной железными дорогами и другие сведения.

4. Установить, какие в Вологде предприятия работают на оборону и ка­кая вырабатывается ими продукция.

Сбор шпионских материалов должен происходить путем опроса населе­ния и путем личного наблюдения. При даче задания явочных квартир рези-дентуры германской разведки не было дано.

В процессе ведения следствия и изучения через__ 2агентуру аресто-
ванных разведчиков этой группы устанавливается, что наиболее правдивые
и подробные показания о своей преступной изменнической работе дает
арестованный Алексеенко, подробно рассказавший как о методах связи с
германской разведкой через портативную радиостанцию и обусловленно-
сти, существовавшей между ними на случай провала и работу под диктовку
советской разведки', так и о всех известных ему фактах содержания военно-
пленных в лагерях, обучении в школе разведчиков и других интересующих

нас данных. Арестованный__ дает также полные показания, но___

агентурой характеризуется как болтун, в связи с чем требует дополнитель­ной тщательной проверки.

Арестованный_____ вообще отдачи правдивых показаний отказывается,

вводя в заблуждение следствие.

'25 июля 1942 г. Лихогруд И.Ф. и Диев Н.А., он же Иванов Геннадий Остапович. Осо­бым совещанием при НКВД СССР осуждены пост. 58-1 «б» УК РСФСР к высшей мере на­казания.

2 Здесь и далее прочерки в документе. ' Так в тексте документа.


В результате показаний Алексеенко, через приданную ему портативную радиостанцию, установлена связь с радиостанцией германской разведки и передано две радиограммы, дезинформирующие немцев относительно ра­боты железнодорожного транспорта. Текст радиограммы передан общего порядка, ни в коей мере не ориентирующий немцев о работе Вологодского железнодорожного узла.

Как показал Алексеенко, он должен был передавать немцам шпионские сведения по специально обусловленному лозунговому шифру, имея для этой цели ключ, позывной своей («ЛАИ») и немецкой радиостанции («ВАС»), часы работы — 12 час. 20 мин. и 16 час. 20 мин. и длину волн'.

Для выявления агентуры немцев в нашем тылу и дезинформации коман-
дования противника будем продолжать комбинацию по поддержанию свя-
зи ______ с радиостанцией германской разведки, подготавливая одновре-
менно с этим немцев через радиостанцию__ о постепенном переходе

линии фронта в индивидуальном порядке участников группы разведчиков.

Кроме этого, передачей немцам дезинформирующих материалов преду­сматривается передача в тексте радиограмм нескольких фактов о якобы имевших место крушениях в районе ст. Подборовье, где должна была совер­шать диверсионные акты переброшенная для этой цели специальная дивер­сионная группа, нами задержанная, радиостанция которой из-за отсутствия запасного комплекта ламп не работает. Из этой группы диверсантов нами также намечаются к перевербовке и переброске в тыл к немцам отдельные ее участники.

Для выполнения комбинаций по дезинформации немцев, перевербовке и переброске в тыл к немцам одного из участников шпионской группы на­мечаем проделать следующее:

I. Дезинформация немецкой разведки.

1.     В очередной радиограмме (третьей по счету) передать текст следующе-
го содержания:

«Прибыли в Вологду. Наблюдается много военных. При попытках выяс­нить назначение, ведут себя очень осторожно. Ищем полезных нам людей. Жалеем, что мало взяли денег, испытываем в этом отношении трудность».

1 Рация Алексеенко Н.В. (разработка «Хозяин») была советской контрразведкой вклю­чена в радиоигру по дезинформации руководства абверкоманды 104, находившейся в го­роде Пскове и готовившей указанную группу разведчиков к выброске в советский тыл. Ра­диоигра велась с 7 апреля по 31 декабря 1942 г. За это время передано разведке противни­ка 118 радиограмм под шифром «ЛАИ», принято от разведцентра противника 50 радио­грамм под шифром немецкой радиостанции «ВАС».

На протяжении радиоигры, продолжавшейся девять месяцев, проводилась дезинфор­мация противника по различным вопросам (ЦА ФСБ России).


2. В следующей радиограмме передать через__ немцам малознача­щее дезо о работе железнодорожного транспорта, в котором также указать, что между Северной и Кировской железными дорогами имеется связка (кольцо) от Беломорска до Обозерской. Последняя в действительности су­ществует и немцам в настоящее время хорошо известна, но прибывшим из плена разведчикам эта ветка не известна, так как действовать она начала лишь во время войны с Германией.

3. В третьей радиограмме (пятой по счету) вновь передать немцам о тру­дности выполнения задания в связи с отсутствием документов и недоста­точным количеством денег, попросив их о материальной помощи. Одновре­менно с этим предупредить немцев, что радиостанция может иметь неожи­данные перерывы в работе, вызванные необходимостью соблюдения кон­спирации.

4.  Для демонстрирования возможных перерывов в работе, вызванных конспирацией, одну из радиограмм намечаем передать текстом не полно­стью, предупредив немцев, что мешают работать, а в другие часы суток по расписанию передать остальной текст радиограммы, объяснив немцам спе­циальной радиограммой о перерыве в работе, вызванном необходимостью соблюдения конспирации.

5.  В случае получения от немцев ответа о невозможности передать для      денег заинтересовать их сообщением о якобы имеющемся случае до­стать интересные данные, но нужны для этого деньги. В этой же радиограм­ме        просит указаний о разрешении «перехода» линии фронта за день­гами        , в которой указывает, что, если он не вернется к определенному

сроку, все участники группы вынуждены будут также вернуться из-за отсут­ствия денег.

6.     В последующей радиограмме для большей заинтересованности нем-
цев к полученным дезинформирующим их материалам сообщить дезо о
дислокации воинских соединений в Вологде, согласованное с командова-
нием Архангельского военного округа1, так как формирование и направле-
ние частей происходит через АВО.

7.___________ В последующей радиограмме      передает немцам, что «случайно»

добыл интересные данные, но передать их трудно в связи с неполадками ра­диостанции и поэтому вынужден возвращаться обратно. Для этого в тече­ние нескольких дней передает им о том, что их не слышит, прося их позыв­ной.

Цель этих передач:

а)     выяснить, имеется ли у немцев в Вологде агентура, через которую не-
мецкая разведка сможет передать__ для ведения шпионской работы

деньги или же послать его к одному из своих агентов за их получением;

б)     уменьшить число участников шпионской группы, тем самым умень-
шить возможность получения шпионских материалов для передачи нем-
цам;

в)______________________________ подготовить немцев к тому, что            не собирается им изменять, а,

наоборот, намерен вернуться к ним обратно и принести с собой ряд интере­сующих их шпионских материалов.

В случае прихода к_____ агента германской разведки последний будет

нами взят в тщательное наблюдение; если это житель г.Вологды, приступим к активной его разработке, в противном случае арестуем.

II. Перевербовка шпионской группы.

Для переброски в тыл к немцам с разведзаданием намечается из группы

разведчиков перевербовать_ , на которого располагаем следующими

материалами:

' Архангельский военный округ был образован в марте 1940 г.

Управление округа сформировано на базе управления 15-й армии (г.Архангельск). Ок­руг включал территорию Архангельской, Вологодской областей. Коми АССР. В годы вой­ны на территории Архангельского военного округа формировались и готовились резервы и маршевое пополнение для Действующей Армии. Здесь были сформированы 28-я и 39-я армии. I января 1945 Архангельский военный округ был переименован в Беломорский во­енный округ (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М„ 1985, с.69).


        , 1914 г. рождения, уроженец г.Волочаевска Хабаровского края, ук-
раинец, гр-н СССР, бывший член ВЛКСМ с 1938 г. до 17 октября 1941 г., то есть до момента пленения немцами, с незаконченным средним образовани­ем (в 1929 г. окончил семилетнюю школу, в 1937 г. — школу связи РККА), из семьи кустаря-колесника, бросившего семью в 1916 г., женат. В РККА слу­жил с 1936 г. радистом в морских частях Краснознаменного Балтийского флота, по званию старший сержант.

Все родные и родственники_____ проживают на территории СССР.

Жена —______ Нина Всеволодовна, 1912 г. рождения, проживает в г. Ста-
линграде по ул. Рабоче-Крестьянская, д. 74, кв. 3. Живет вместе со своими
родителями и сыном Юрием, 1937 г. рождения.

Мать —______ Анна Яковлевна. 50 лет, уроженка ст. Ивановской Красно-
дарского края, проживает в г. Горьком по ул. Грузинская, л. 46, кв. 9, ижди-
венка сына.

Брат —       Иван Васильевич, 1908 г. рождения. По призыву в РККА

выехал из ст. Ивановской Краснодарского края. Служил в г. Горьком в 50-м стрелковом полку, капитан РККА, орденоносец, депутат Верховного Сове­та СССР.

Брат —       Алексей Васильевич, 1910 г. рождения, служит в РККА.

техник-интендант 2 ранга, служил в 1940 г. в Гралеково Уссурийской облас­ти ДВК.

Брат —______ Александр Васильевич, 1911 г. рождения, в 1930 г. выехал

из ст. Ивановской к отцу на ДВК, где сейчас находится, не знает.

Брат —______ Анатолий Васильевич. 1916 г. рождения, служит в РККА на

Дальнем Востоке в г. Хабаровске.

Мать и все братья до совершеннолетия работали в ст. Ивановской Крас­нодарского края по найму на черновых работах.

_______ попал в плен к немцам на острове Даго 17 октября 1941 г., где он в

г. Кярдла выполнял обязанности начальника снабжения участка службы на­блюдения и связи Краснознаменного Балтийского флота.

При взятии в плен был направлен в Рижский лагерь военнопленных
№ 350, в котором находился до января 1942 г., то есть до момента напра-
вления в школу разведчиков в г.__ .

В декабре 1941 г._____ был завербован германской разведкой для веде-
ния активной борьбы против Советской власти через своего приятеля Ши-
рина, служившего полицейским в лагере № 350. После дачи подписки бо-
роться против Советской власти был зачислен на учебу в школу разведчиков
вместе с Шириным. До момента отъезда из лагеря в школу разведчиков

____ по рекомендации Ширина был зачислен полицейским, выполняя в

лагере в течение декабря 1941 г. обязанности полицейского.

В первый момент задержания на ст. Бабаево 6 марта 1942 г. неправильно
назвал цель своего появления на территории СССР, заявив, что бежал из
плена от немцев, но в этот же день дал показания о действительной цели на-
хождения в тылу Красной Армии и помог задержать скрывшихся при его за-
держании ___ и_____ , указав при этом, где спрятали радиостанцию.

_______ по характеру мягок, притворяется простачком, в действительности

хитер, подхалим, в своих действиях решителен и осторожен, довольно изворот­лив, любит похвастать, разговорчив, веселый. Во время учебы в школе развед­чиков среди немцев и слушателей пользовался авторитетом и доверием.

Таким его характеризуют и арестованные совместно с ним и____ .

От_______ агентуры на____ компрометирующих материалов не полу-

чано.

Учитывая, что____ _ дал подробные показания о своей изменнической

деятельности, точно рассказал о методах связи с германской разведкой че-
рез портативную радиостанцию, имеет всех родных и родственников, про-
живающих на территории СССР, за время учебы в школе разведчиков поль-
зовался авторитетом среди немцев и слушателей школы, а также имеет свя-
зи среди местного населения (русских) в г. , он намечен нами к пере-
вербовке и переброске в тыл к немцам сдачей ему специальных конкретных
заданий.

При перевербовке_____ будет крепко предупрежден, что в случае изме-
ны вся его семья и родственники будут подвергнуты репрессии со стороны
органов Советской власти, а сам он объявлен будет вне закона.

III. Переброска в тыл к немцам.

Показаниями участников шпионской группы установлено, что герман­ская разведка штаба немецкого командования Северного фронта, перебра­сывая их в тыл Красной Армии, дала всем им на случай перехода линии фронта пароль: «Их бин дейтшен агент майор фон Петергоф», имея в под­нятой правой руке что-либо белое, по которому солдаты немецкой армии обязаны доставить переходящего границу в штаб к офицеру, а оттуда в штаб командования Северного фронта.

Капитан германской разведки штаба Северного фронта Регенау объяс­нил перед переброской каждому участнику группы, что линию фронта мож­но переходить на любом участке Северного фронта как к немцам, а также и к финнам и лучше всего в разрывах между частями Красной Армии. Регенау настаивал на переходе к немцам, не называя при этом конкретного пункта перехода.

Предусматривалось, что возвращение к немцам участники группы могут осуществить путем временного поселения на жительство в одном из погра­ничных сел, где идет наступление немцев, и после занятия этого села авто­матически останутся у них на занятой территории.

1.     Исходя из имеющегося пароля и указаний капитана германской раз-
ведки Регенау, нами намечена переброска    в тыл к немцам на одном из

участков ленинградского направления Северо-Западного фронта.

2.     Переброску осуществить в районе разрыва между частями Красной
Армии, для чего связаться с особым отделом одной из армий северо-запад-
ного направления фронта и с их содействием осуществить переход          

линии фронта.

3.  При переброске_____ будет иметь форму одежды, выданную немца­ми, без оружия и документов.

4.  В случае задержания патрулем немецкой армии__ должен дейст­вовать в соответствии с указаниями, полученными от офицера германской разведки Регенау, то есть назвать пароль и поднять правую руку вверх, дер­жа в ней что-либо белое.

5.                          Переброску            осуществить в первой половине апреля 1942 г.. так

как выполнение задания рассчитывалось на месяц и в крайнем случае воз­вращение предусматривалось в апреле.

6. При переброске______ нами будет тщательно проинструктирован о

линии своего поведения перед немцами, о цели своего перехода линии фронта, как и что говорить о выполнении задания немцев, и снабжен де­зинформирующими немцев шпионскими материалами.

7._______ также будет тщательно проинструктирован о том, чтобы он ни

в коем случае не говорил, что был арестован органами НКВД, передавал немцам под диктовку советской разведки дезинформирующие материалы, характер полученного задания и принес дезинформирующие их материалы.

8. Задание______ и характер дезинформирующего немцев материала со-
ставляется отдельно.

Старший оперуполномоченный 2-го Управления НКВД СССР
лейтенант госбезопасности                                                   
Юрьев'

[Согласен:]начальник КРО УНКВД по Вологодской области

старший лейтенант госбезопасности                                    Соколов2

ЦАФСБ России

Радиостанция агентурного дела «Хозяин» согласно комбинации в январе 1943 г. была закрыта, а Алексеенко Н.В. из игры выведен. 17 июля 1944 г. Особым совещанием при НКВД СССР он был осужден пост. 58-1«б» УК РСФСР на 8 лет лишения свободы. Вдаль-нейшем, учитывая ходатайство начальника УНКГБ по Вологодской области, срок наказа­ния был снижен до 3 лет лишения свободы (ЦА ФСБ России).

Мероприятия по оперативной радиоигре и дезинформации немецкой разведки осу­ществляли: начальник УНКВД по Вологодской области майор ГБ Галкин Лев Федорович, начальник КРО УНКВД по Вологодской области ст.лейтенант ГБ Соколов Александр Дмитриевич, начальник 1-го отделения КРО УНКВД по Вологодской области лейтенант ГБ Ходан Дмитрий Данилович. Галкин Л.Ф. и Соколов А.Д. за выполнение задания в во­енное время Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 сентября 1943 г. были на­граждены орденами Красной Звезды.

1 Юрьев Михаил Михайлович (1911-?) - в органах госбезопасности с 1938 г.. в 1941-1943 гг. - ст.оперуполномоченный 5-го отделения 1-го отдела 2-го Управления НКГБ СССР, затем в НГКБ СССР.

; Соколов Александр Дмитриевич (1905-?). В 1941-1943 гг. - начальник КРО УНКВД по Вологодской области. В марте 1943 г. был отозван в распоряжение ОК НКГБ СССР.


Продолжением радиоигры «Хозяин» в последующем стала агентурная разработка «Подрывники», действовавшая на территории Вологодской области под руководством Главного управления контрразведки НКО «Смерш».

Спецсообщение УНКВД по Приморскому краю

во 2-е Управление НКВД СССР о мероприятиях по пресечению разведывательной деятельности сотрудников японского консульства в г. Владивостоке

2 апреля 1942 г.

С началом военных действий между Японией и США поведение и на­строение японцев, проживающих во Владивостоке, резко изменилось. Из консульства они выходили редко и, находясь под впечатлением побед япон­ской армии1, очень часто устраивали банкеты по всякому незначительному поводу.

Нашей агентуре, работающей в консульстве, рассказывая об успешном продвижении японской армии, они заявляли, что войны между СССР и Японией не будет и что, несмотря на наличие договора с Германией, они в этом вопросе имеют самостоятельную политику.

Такое поведение японцев продолжалось до 20 февраля, то есть до мо­мента возвращения из Японии вице-консула Нея Сабуро, который, видимо, выезжал в Токио за получением указаний о поведении их во Владивостоке.

1 Военные действии Японии против США начались внезапным нападением без объя­влении войны на основные базы США и Великобритании в бассейне Тихого океана и в Юго-Восточной Азии 7 декабри 1941 г., хотя подготовка к этому велась тщательно и дол­го.

Воина началась мощным ударом японского авианосного соединения по кораблям Ти­хоокеанского флота США в Перл-Харборе, в результате которого американцы понесли тя­желые потери. В тот же лень авиационные соединения Японии совершили массирован­ные налеты на аэродромы Филиппин.

По существу, японские вооруженные силы решили осуществить операции начального периода войны в два этапа, а не в три этапа, как это ранее планировалось. Первый этап, с 7 текабря 1941 г. до середины февраля 1942 г.. включат одновременное проведение трех крупных стратегических операций японских вооруженных сил: Гавайской. Филиппин­ской и Малайской, а также несколько частных операций на других направлениях.

Второй этап (середина февраля - конец апреля 1942 г.) составили операции по захва­ту японскими вооруженными силами крупнейших островов Голландской Индии - Явы и Суматры, овладению Бирмой и важными районами в юго-западной части Тихого океана-Новой Гвинеей и архипелагом Бисмарка.

В результате проведении успешных стратегззческих операций на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии к концу апреля 1942 г. Японии захватила богатейшие источники сы­рья и важные стратегические районы. Японские войска овладели к этому времени Гонкон­гом. Малайей. Филиппинами, Голландской Индией. Бирмой, островами Новая Британия, Новая Ирландия. Адмиралтейства. Гуам, Уэйк, Гилберта, частью Соломоновых островов, оккупировали Таиланд и вышли на подступы к Австралии и Индии (см.: История второй мировой войны 1939-1945. М., 1975, т. 4, с. 382-404).


С его приездом веселое и беззаботное поведение сотрудников консуль­ства заметно изменилось, банкеты почти совсем прекратились, и об успеш­ном продвижении японской армии разговоров не слышно.

Были проведены сборы всех женщин-японок — жен сотрудников кон­сульства и фирмы «Ничиро»1 для выезда в Японию. Ожидали прихода паро­хода, но, поскольку наше правительство не дало разрешения на приход па­рохода во Владивосток, сейчас идет подготовка к отправке их в Японию по железной дороге через станцию Отпор".

Японцы стати говорить о возможном возникновении войны между СССР и Японией". Так, например, сотрудник консульства Канамару наше­му источнику «Новому» заявил: «Война между СССР и Японией может быть, и если она будет, то будет очень тяжелой, потому что и русские и японцы сильные. Потом японцы могут оказаться в более выгодном положе­нии, чем русские, потому что они могут быстро прервать все пути сообще­ния Дальнего Востока с Центром и тогда Дальневосточная армия продер­жится каких-нибудь два-три месяца».

3 марта с.г. сотрудник консульства Айкава показывал источнику «Ново­му» на карте острова, которые заняты японскими войсками, причем все они обведены красным карандашом.

На этой же карте красным карандашом обведены Сахалин, Камчатка и Владивосток. Когда источник спросил его, почему обведена наша террито­рия или это входит в ближайший японский план, Айкава на это ответил сле­дующим образом: «Это я сам обвел Вашу территорию, но может быть и так».

Разговаривая по вопросу о взаимоотношении между СССР и Японией, Айкава 13 марта заявил: «Советский Союз думает, что японское правитель­ство оттянуло свои войска от границы. Это, конечно, неверно. Японские войска по-прежнему будут стоять на своих местах, и если Советский Союз предоставит Америке Камчатку и Сахалин, то японское правительство при­мет необходимые меры по отношению к СССР». Все это, как сказал Айка­ва, говорил в своей речи премьер-министр Тодзио.

С возвращением вице-консула Нея японцы заметно активизировали свою разведывательную деятельность.

Ней Сабуро и сотрудник Канамару систематически ведут наблюдение за военными и торговыми судами, находящимися в бухте Золотой Рог.

В сборе подобных сведений консульству помогает сотрудник рыбопро­мышленной фирмы «Ничиро» Оцука, который тесно связан с консульст­вом, посещая последнее ежедневно.

Такие сотрудники консульства, как Хонда и повар Кадама, ежедневно ходят по магазинам, базарам, где прислушиваются к разговорам, смотрят, какие продукты продаются, по какой цене, и докладывают об этом консулу.

В последнее время участились случаи посещения японцами ресторанов «Челюскин» и «Золотой Рог», где они заходят в общий зал. просиживают

 

См. i. I iiuciuHiiicinсборника, шкучсш Nc 24.

П| |. Отпор - ныне |. Забайкалье к в Читинской области.

См.т.2насюяшею сборника, документы Ns 325. 372. 414. 561. а также документы Nj 832. 865.

Вопросы советско-японских отношений волновали в тот период Великой Отечествен­ной войны и советское руководство (см. подробнее: Запись беседы народного комиссара иностранных дел СССР Молотова В.М. с послом Великобритании в СССР господином Керром. состоявшейся 28 марта1942 г.- Советско-английские отношения во время Вели­кой Отечественной воины 1941-1945.Документы и материалы (вдвухтомах). М., 1983,т.1, с.213-216).

там часами, прислушиваются к разговорам советских граждан и стараются завязать разговор с последними.

20 марта, зайдя в ресторан «Челюскин», секретарь консульства Огата и сотрудник конторы «Ничиро» Оцука, заказали ужин, после чего во втором часу ночи Оцука посетил номер представителя польского посольства Залэн-ского, у которого пробыл 10-12 минут (подробно по этому вопросу мы сооб­щили Вам № 3555 от 28 марта 1942 г.1).

Сотрудники японского консульства, в том числе и консул Ота, выезжа­ют на легковой машине за пределы города к запретным зонам, где ведут на­блюдение.

Несмотря на имеющуюся возможность получить необходимое количе­ство рабочих для выполнения подсобных работ (перевозки угля, мусора), Канамару прибегает к найму рабочих самостоятельно, минуя домоуправле­ние горкомхоза.

Как отмечено, этих рабочих японцы угощают папиросами, чаем, хорошо платят за работу. В процессе общения расспрашивают о жизни и быте насе­ления города.

Разговаривая с нашей агентурой, имея явно разведывательные цели, Ка­намару задает неожиданные различные вопросы, а иногда разным источни­кам одни и те же вопросы, перепроверяя таким образом ответы. Так, напри­мер, 17 марта Канамару неожиданно спросил источника «Нового»: «Почему Вас не берут в армию? Куда направляют призванных — на Запад или остав­ляют здесь?», и ряд других вопросов, связанных с призывом в РККА. По данным нашей агентуры, японцы намерены в весенний и летний периоды выезжать за город поездом, в частности, Канамару неоднократно источни­ку «Леванову» говорил: «Как настанет тепло, мы вместе с Вами будем весе­ло проводить время за городом». Приехав из Японии, Ней Сабуро стал про­являть повышенный интерес к укрепленным районам, зенитным установ­кам, судам, находящимся в порту, а также к другим объектам оборонного значения. Наряду с этим Н[аружным] Наблюдением] зафиксировано два случая, когда Ней Сабуро интересовался колодцами общего пользования. Стараясь придать этому интересу «случайный» характер, Ней мимоходом осматривал и быстро отходил. Этому факту мы придаем серьезное значение, имея в виду возможность бактериологического заражения их японцами. Подобный акт со стороны японцев возможен, поскольку известно, что кон­сул Ота Хидэо, работая в 1935 г. секретарем японского консульства в Ново­сибирске, через своих агентов заразил зернопродукты в Ишимском районе, чем вызвал эпидемию септической ангины, повлекшей за собой большие человеческие жертвы.

1 Документ не публикуется. 1 Не прилагаются.


Если до 1940 г. сотрудники японского консульства имели возможность вести наблюдение за движением военных и торговых судов в бухте Золотой Рог, а также за разгрузкой и погрузкой параходов непосредственно с балко­на здания консульства, то начиная с 1941 г. этой возможности они лишены, ввиду того, что вид на бухту закрывает строительство большого жилого до­ма. В подтверждение изложенного высылаем фотоснимки2.

Этим обстоятельством и объясняется систематическое хождение япон­цев по улицам и возвышенностям, откуда хорошо видны бухты и порт.

Несмотря на то что возможности для личного наблюдения японцев ог­раничены, все же, в силу того что Владивосток и его окрестности почти сплошь являются запретными зонами, японцам удается путем личного на­блюдения собирать существенные данные об оборонной мощи частей ар­мии и флота, расположенных во Владивостоке, а также о продвижении во­енных и торговых судов.

В целях максимального сокращения и сужения возможностей личного наблюдения сотрудников японского консульства считаем целесообразным проведение следующих мероприятий:

1.     Запретить японцам выезд на машине, по железной дороге, а также и
выход за пределы г. Владивостока, в частности на 2-ю Речку, Чуркин мыс и
в дачные районы.

Осуществить это мероприятие путем предупреждения японцев через дипагента, а также путем выставления 2-3 милицейских постов под видом регулировщиков движения.

Во избежание возможных инцидентов желательно подобные ограниче­ния применить и к другим иноконсульствам.

2. Поскольку за февраль и март с.г. имело место четыре случая самосто­ятельного найма рабочих для выполнения подсобных работ в консульстве, считаем необходимым через дипагента НКИД поставить в известность японское консульство о нежелательности этой практики при наличии до­моуправления горкомхоза, которое может удовлетворить все их просьбы.

3. Установлено, что японцы, посещая рестораны, умышленно занимают места в залах общего пользования, тем самым получают возможность широ­кого общения с посетителями и изучать их настроения. Чтобы сократить до минимума возможность общения японцев с посетителями, принимаем ме­ры через дирекцию ресторанов к надлежащему приему и обслуживанию иностранцев не в залах общего пользования, а в отдельных кабинах.

Просим санкционировать проведение намеченных нами мероприятий, а также необходимых указаний по линии НКИД.

Начальник УНКВД по Приморскому краю

старший майор госбезопасности                                        Гвишиани

Зам. начальника КРО УНКВД по Приморскому краю

капитан госбезопасности                                               Митрофанов'

1 Митрофанов Федор Алексеевич (I900-?) - полковник (1943). С февраля 1942 г. - заме­ститель начальника КРО УНКВД по Приморскому краю. С февраля 1944 г. - начальник 2-го отдела НКГБ по Запорожской области УССР В марте 1947 г приказом МГБ СССР № 798 уволен в запас по выслуге лет.


ЦА (РСБ России

Ориентировка НКВД СССР № 137 начальникам ОО НКВД фронтов и военных округов о тактико-технических

данных радиостанций, состоящих на вооружении агентуры, забрасываемой на советскую сторону

4 апреля 1942 г.

По имеющимся в Управлении особых отделов НКВД СССР данным, германская разведка в последнее время стала снабжать свою агентуру, за-Зрасываемую на нашу сторону, радиостанциями, размещенными в двух сум­ках противогаза «УБ». В одной из сумок помещается передатчик с приемни­ком и двумя анодными батареями («Петрике»), в другой — третья анодная батарея, две батареи накала (одна запасная), антенна и противовес, ключ, телефоны, шнур питания, кварцы, запасные лампы и инструмент.

Из первой сумки ясно выдаются острые края приемопередатчика, из второй, в середине, — катушка с антенной и противовесом.

Размеры первой сумки (с радиостанцией) — 300x190x870 мм, второй -260x230x100 мм. Вес — соответственно 5,2 и 6,65 кг.

Схема, мощность и диапазон волн радиостанций в основном такие же. как в известных чемоданах и портфельных батарейных станциях.

Изложенное сообщается для ориентировки и задержания подозритель­ных в этом отношении лиц.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

начальник Управления особых отделов Н КВД СССР        Абакумов

ЦАФСБ России

Вооружение у немецких разведчиков и диверсантов было как правило «штатное» со­ответствующее «званию» и «должности». Из средств связи применялись портативные ра­диостанции КВ-диапазона, которые подгонялись под две противогазные сумки. Такое ос­нащение, по мнению руководителей германской разведки, не должно было в случае по­верхностной проверки нарядами вызвать подозрения.


Письмо заместителя начальника Особого отдела НКВД Южного фронта № СЧ/003778 заместителю военного прокурора Южного фронта о выявленных фактах нарушений уголовно-процессуального законодательства при расследовании уголовных дел и наказании виновных1

4 апреля 1942 г.

В январе с.г. 23-м Краснознаменным погранполком войск НКВД охра­ны тыла Южного фронта были направлены в Особый отдел НКВД 12-й ар­мии материалы предварительного следствия на 21 чел., задержанных и дав­ших показания в полку о принадлежности их к немецкой разведке.

Поскольку при ведении дальнейшего следствия в ОО НКВД 12-й армии все эти арестованные от ранее данных показаний отказались, заявив, что показания они дали вымышленные, всилу применения к ним при допросам методов физического воздействия или уговоров дать показания под предло­гом освобождения их из-под стражи и устройства на работу. Особый отдел НКВД 12-й армии направил этих арестованных обратно в 23-й КПП.

С целью проверки следработы в 23-м погранполку нами в феврале с.г. была послана группа следователей, которая на месте проверила состояние следработы полка и передопросила всех 21 арестованного, отказавшихся от ранее ланных ими показаний.

В результате проверки были установлены грубые нарушения законов и норм УПК при ведении следствия в полку, и в частности из 21 арестованно­го 5 девушек, ни в чем не виновные, из-под стражи были освобождены, 3 человека разоблачены как дезертиры и преданы суду военного трибунала, а остальные 13 человек, как возвратившиеся из немецкого плена, направлены для дальнейшей работы с ними в лагерь военнопленных в г. Старобельск.

В отношении лиц, допустивших грубые нарушения законов и норм УПК при ведении следствия в полку, нами оформляется арест для предания их су­ду военного трибунала.

Зам. начальника ОО НКВД Южного фронта

капитан госбезопасности                                               Шарашенидзе

ЦАФСБ России

Содержание документа от 4 апреля 1942 г. еше раз подтверждает, что действовавшие в годы Великой Отечественной войны законы соблюдались при расследовании уголовных дел в органах НКВД. Нарушения законодательства соответствуюшими должностными ли­цами пресекались, а лица, их допустившие, приачекались к ответственности.

 

'См. документы № 830, 845.

Из указания Управления особых отделов НКВД СССР № 16/10954 об усилении агентурно-оперативного обслуживания фронтовых и армейских санитарных органов и учреждений1

5 апреля 1942 г.

Управление особых отделов НКВД СССР не получает от вас никаких материалов о состоянии агентурно-оперативного обслуживания фронтовых и армейских санитарных органов и учреждений (сануправления фронта, санотделов армий, фронтовых и армейских эвакопунктов, полевых подвиж­ных и фронтовых эвакогоспиталей, фронтовых санитарных поездов, банно-прачечных поездов и отрядов, эпидемических отрядов, медико-санитарных батальонов, отдельных рот медицинского усиления и пр.), учета и разработ­ки подучетного шпионского и к/р элемента.

Поступающие спецсообщения о заболеваниях сыпным тифом и недоче­тах в эвакуации раненых только регистрируют имевшие место факты без указания конкретных виновников и не вскрывают характер деятельности вражеского элемента в санитарной службе Красной Армии.

Однако имеющиеся в распоряжении Управления особых отделов НКВД СССР данные свидетельствуют об активном использовании агентурой про­тивника и антисоветским элементом санитарных органов и учреждений Красной Армии для проникновения в их состав, чтобы иметь возможность проводить к/р работу среди раненых военнослужащих и заниматься сбором военных сведений.

1 Указание адресовано начальнику Особого отдела НКВД Юго-Западного фронта старшему майору госбезопасности Н.Н.Селивановскому. На первом листе указания име­ются две резолюции:

«тт. Беленький, Устинов

Написать в армии — потребовать к 25.04. необходимые данные для доклада. Исполь­зовать также имеющиеся материалы здесь. 11.04.1942 г. (подпись)»; «т. Конопля н ко Для исполнения 11.4 (подпись)».

На этом же первом листе указания стоит штамп: «Взято на контроль. Срок исполнения. 1.05.1942г.»


Слабая агентурно-оперативная работа по указанным объектам дает воз­можность а/с и к/р элементу легко укрывать свою преступную деятель­ность, так как при имевшей место практике нарушители санитарного режи­ма никакой ответственности не несут. Первичная обработка раненых и эва­куация в тыл производятся преступно небрежно, медицинское обслужива­ние, санобработка и питание раненых организовываются плохо, что значи­тельно затягивает срок лечения и возвращения бойцов в строй. Все это в большинстве случаев для виновников остается безнаказанно.

Агентура противника, переброшенная на нашу территорию под видом раненых, вышедших из окружения, во многих случаях в период нахождения в госпиталях и санитарных поездах безнаказанно распространяет всевоз­можные провокационные слухи, ведет антисоветскую агитацию, используя госпитальную обстановку для сбора сведений шпионского характера. В свя­зи с изложенным

предлагаю:

1.     Усилить агентурно-оперативное обслуживание фронтовых и армей-
ских санитарных органов и учреждений в соответствии с директивой народ-
ного комиссара внутренних дел Союза ССР № 66 от 20/11 1942 г.'

2.     К 1 мая с.г. представьте докладную записку, в которой осветите:

1)  количество санитарно-медицинских органов, частей и учреждений, находящихся в обслуживании Особого отдела;

2)  обеспечение указанных объектов агентурно-осведомительной сетью, ее работоспособность;

[..]

4)  количество выявленного и арестованного за последние 3 месяца шпи­онского и антисоветского элемента, изменников Родины, самострельщи-ков и симулянтов как среди постоянного состава работников санитарных органов, так и среди раненых и больных военнослужащих, находящихся на излечении;

5)  количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности за нару­шение санитарного режима, злоупотребления и халатное отношение к лече­нию и эвакуации раненых.

Зам. начальника Управления особых отделов НКВД СССР

старший майор госбезопасности                                        Тутушкин

1 См. документ № 812.


ЦА ФСБ России

Указание НКВД СССР № 2218/12686 о выявлении и ликвидации специальных групп, создаваемых немцами для разведки районов действия советских партизан1

8 апреля 1942 г.

НКВД СССР установлено, что немиы формируют из числа пленных красноармейцев и местного антисоветского элемента специальные группы для разведки районов действия наших партизан.

Разведгруппы имеют рации и маскируются под партизанские отряды.

Дайте указания всем резидентурам, агентурно-диверсионным группам и партизанским отрядам, действующим в тылу врага, о проявлении макси­мальной осторожности, выявлении этих групп и их ликвидации.

Зам.наркома внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                     Меркулов

ЦАФСБ России

Для активизации борьбы с партизанским движением в оккупированных районах СССР немецкими спецслужбами в марте 1942 г.был создан контрразведывательный орган «Зонлерштаб Р» («Особый штаб Россия»). Последний дислоцировался в Варшаве, по ул. Хмельная, л.7. позднее — по ул. Новый Свят, д.5, и маскировался вывеской «Восточная стро­ительная фирма Гильген», полевая почта № 06100 В. Структурно «Зонлерштаб Р» состояли из нескольких отделов, имевших самостоятельные направления деятельности (разведка против партизанских отрядов, контрразведка, антисоветская пропаганда в целях разложения парти­занских отрядов и др.).

Практическую деятельность «Зондерштаб Р» проводил через межобластные резиден­туры, имевшие наименование разведывательно-резидентские области (вся оккупирован­ная немцами советская территория делилась до июля 1943 г.на пять, а позднее - на четы­ре разведывательно-резидентские области).

Областные и районные резидентуры создавались главным образом в местах наиболее активной деятельности партизанских отрядов и действовали под прикрытием различных хозяйственных организаций.

Через сеть информаторов и разведчиков из местных жителей резидентуры вели рабо­ту по выявлению партизанских отрядов, их руководящею состава, численности, партий­ной прослойки, наличия работников НКВД-НКГБ. средств связи с центром, районов действий, баз снабжения и вооружения. С целью разложения и сктонения партизан к пе­реходу на сторону немцев резидентуры внедряли агентов в состав партизанских отрядов.

1 Направлено наркомам внутренних дел УССР, Карело-Финской ССР. начальникам УНКВД по Мурманской, Ленинградской, Калининской, Смоленской, Орловской, Кур­ской, Тульской, Воронежской, Ростовской областям и Краснодарскому краю.


В контрразведывательной работе резидентуры широко применяли маршрутные по­ездки агентов в районы действий партизанских отрядов под видом переписи скота, учета беспризорных детей, торговали штучными товарами. Необходимые сведения агентура до­бывала путем разработки лиц, связанных с партизанами.

В отдельных случаях создавались вооруженные лжепартизанские группы. Во главе их стояли проверенные агенты, и такие группы направлялись в районы дислокации парти­занских отрядов с целью разложения личного состава и совершения террористических ак­тов над командирами.

Наряду с разведкой партизанских отрядов «Зондсрштаб Р» проводил контрразведыва­тельную работу по выявлению советских разведчиков-парашютистов и участников анти­фашистских подпольных организаций.

Работал штаб в тесном контакте с германскими контрразведывательными и каратель­ными органами СД и ГФП, отделами I Ц воинских частей, фельд- и ортскомендатур (ЦА ФСБ России).

 

№879

Указание НКВД СССР № 2272/13007 наркому внутренних дел УССР по сбору разведывательных данных о подготовке немцев к ведению химической войны, о выявлении и уничтожении немецких химбаз и складов, дислоцированных на временно оккупированной территории Украины1

9 апреля 1942 г.

По нашим данным, противник усиленно готовится к химической войне, подвозит к фронту средства химнападения: ОВ, дегазаторы, химмины, арт-химснаряды, авиахимбомбы, противогазы, накидки, организует химбазы.

Химбазы и склады, по нашим данным, уже организованы в городах Харь­кове, Ясиноватой, Горловке, Паялограде, Днепропетровске. Бориславе и Николаеве. Подвоз ОВ к фронту производится в баллонах, бочках, цистер­нах и больших стеклянных ампулах, похожих на авиабомбы, которые имеют на таре следующие опознавательные знаки: слезоточивые — белые полосы или круги, раздражительные - синие, удушающие - зеленые, нарывные -желтые. Автотранспорт, перевозящий ОВ. имеет знаки желтого слона.

Срочно дайте указания действующим и уходящим в тыл врага агентуре. дивгруппа1и партизанским отрядам о ведении активной химразведки, обра­тив особое внимание на выявление и уничтожение химбаз и складов силами партизан, а также на захват и доставку нам образцов средств химнападения.

Добытые данные немедленно сообщать нам.

 

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

В гог же день 4-м Управлением НКВД СССР было дано указание командирам пар­тизанских отрядов и оперативно-чекистских групп, действующих в тылу противника, со­бирать разведывательные данные о подготовке немецких войск к везению химической войны, выявлять и уничтожать немецкие базы и склады отравляющих вешеств.


комиссар госбезопасности 3 ранга                                       кобу.юв

Пристальное внимание органов госбезопасности к вопросу ведения противником химической войны объяснялось тем, что еше в ноябре 1941 г.отравляющие вещества были применены в Одесских катакомбах, в конце мая 1942 г. — в Аджимушкайских ка­меноломнях в чертег. Керчи (см. т. 2 настоящего сборника, документ № 514, а также до­кумент № 958).

Указание сыграло важную роль в добывании данных о применении противником хи­мических отравляющих веществ. Одним из первых подобных донесений было сообщение командира партизанского отряда Д.В.Емлютина (см документ № 968)

Вопросы возможности применения немцами химического оружия на советско-гер­манском фронте и принятия ответных мер обсуждались на самом высшем уровне руково­дителями Советского государства и Великобритании в марте - апреле 1942 г. (см.: Совет­ско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Доку­менты и материалы (в двух томах). М., 1983, т.1, с.211, 216-220).

 

№880

Указание НКВД СССР № 145 об усилении агентурно-оперативной работы по обеспечению выполнения постановления ГКО о мероприятиях по предупреждению эпидемических заболеваний

9 апреля 1942 г.

НКВД союзных и автономных республик, УНКВД краев и областей,

начальнику Транспортного управления НКВД СССР, начальнику Главного управлении милиции, начальнику Тюремного управления НКВД СССР, начальнику Главного управления лагерей, начальникам ТО НКВД железных дорог, начальникам дорожных отделов милиции

Поступающие из НКВД-УНКВД сообщения свидетельствуют о продол­жающихся эпидемических заболеваниях в отдельных республиках, краях и областях.

Местные органы НКВД недостаточно активно проводят агентурно-опе-ративную работу по обеспечению выполнения постановления Государст­венного Комитета Обороны от 2 февраля 1942 г. о мероприятиях по преду­преждению эпидемических заболеваний1.

Предлагаю:

1 Документ не публикуется


1. Усилить агентурно-оперативные мероприятия по выявлению ненор-мальностей в работе органов здравоохранения, лечебно-санитарных и бы­товых учреждений, фактов поздней госпитализации больных, задержки де­зинфекции и санитарной обработки очагов заболеваний.

2. Добиться выполнения постановления ГКО от 2 февраля 1942 г. в час­ти развертывания бань, санпропускников, дезокамер.

3. Отделам по борьбе с хищением социалистической собственности на­правлять агентуру на выявление расхитителей мыла и других предметов са­нитарии в торговой сети и санитарно-лечебных учреждениях Наркомздра-ва.

ОБХСС в целях предупреждения и устранения условий, способствую­щих хищениям, проводить также гласную проверку фактического поступ­ления на склады мыла и его правильного распределения.

Лиц, виновных в хищении и разбазаривании, привлекать к ответствен­ности.

4. Обеспечить через соответствующие органы контроль за соблюдением санитарной дисциплины на вокзалах, призывных пунктах, в местах общест­венного пользования, зрелищных предприятиях, школах, гостиницах, ба­нях, парикмахерских.

5. Органам милиции принять срочные меры по очистке вокзалов, при­вокзальных районов, эвакопунктов, домов ночлега и пр. от бездомных эле­ментов и обеспечить выполнение приказа уполномоченного ГКО т. Мите-рева' от 3 марта 1942 г. по санитарной очистке населенных пунктов, актив­но применяя штрафование нарушителей.

6. Транспортным органам НКВД усилить агентурно-оперативные ме­роприятия по обеспечению работы больниц, санитарно-пропускных пун­ктов, дезокамер, не допуская имеющихся до сих пор случаев несвоевре­менного снятия с поездов и госпитализации пассажиров, заболевших в пути следования.

7. Обеспечить проведение своевременной санитарной обработки заклю­ченных в камерах предварительного заключения, тюрьмах, лагерях, коло­ниях, пересыльных пунктах и при этапировании.

Выявляемые недостатки устранять через местные органы, привлекая к уголовной ответственности лиц, саботирующих и срывающих выполнение мероприятий по предупреждению эпидемических заболеваний.

О положении с эпидемическими заболеваниями среди населения и ре­зультатах принятых Вами мер сообщайте докладными записками 5-го и 20-го числа каждого месяца.

О массовых эпидемических вспышках доносите немедленно телегра­фом.

Зам.народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга            В.Меркулов

' Митерев Георгий Андреевич (1900-1977) - в 1939-1947 гг. - нарком, министр здраво­охранения СССР. В 1947-1954 гг. - директор НИИ санитарии. В 1954-1971 гг. - председа­тель исполкома Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР.


ЦА ФСБ России

Указание НКВД СССР № 144 об усилении борьбы с бактериологической диверсией противника1

10 апреля 1942 г.

В обстановке войны работа органов НКВД по борьбе с бактериологиче­ской диверсией приобретает все большее значение и должна быть направле­на на своевременное пресечение намерений агентуры иностранных разве­док и антисоветских формирований по совершению диверсий бактериоло­гическими средствами.

В период, предшествовавший войне, органами и пограничными войска­ми НКВД были выявлены созданные вражескими разведками группы, а также задерживались перешедшие государственную границу агенты ино-разведок, имевшие задание совершать бактериологические диверсии и мас­совые отравления ядами продуктов питания и источников водоснабжения в приграничных областях и в тылу Советского Союза.

Наибольшую активность в подготовке бактериологической диверсии проявляли националистические контрреволюционные формирования, в некоторых случаях выполнявшие прямые задания иностранных разведорга­нов в этом направлении, ликвидированные в западных областях УССР, БССР и в Литовской ССР.

При переходе госграницы в западные области Украины был задержан крупный агент иноразведки Т., у которого при обыске были изъяты таблет­ки, оказавшиеся при их исследовании высушенными бактериями сибир­ской язвы, обладавшими усиленной смертоносностью.

Т. назвал ряд агентов разведки, обосновавшихся в западных областях Ук­раины и Белоруссии и готовивших совершение актов бактериологической диверсии.

Арестованный Кемеровским горотделом УНКВД Новосибирской обла­сти врач Байков А.В. показал, что в 1940 г. он совершил бактериологическую диверсию путем введения бактерий брюшного тифа в водоем водонасосной станции комбината № 392. При этом Байков воспользовазся тем обстоя­тельством, что водонасосная станция не имела в то время установок для хлорирования воды.

В результате этой диверсии заболело брюшным тифом 70 человек, их ко­торых 5 человек умерло.

'См. т.1 настоящего сборника, документы № 218. 245. 253; т.2, документы № 413, 678, а также документ № 879.


Брюшотифозные бактерии Байков А.В. получил почтовой посылкой из г. Пскова от резидента разведки, с которым Байков поддерживал связь тай­нописью вплоть до июля 1941 г.

С началом войны между Германией и СССР НКВД стало известно, что разведывательные органы Германии ведут активную работу по выяснению дислокации и состояния бактериологических институтов, используя в этом направлении забрасываемую агентуру, а также антисоветские элементы внутри страны.

Находившийся продолжительное время в СССР крупный резидент гер­манской разведки профессор Цейсе Генрих после выдворения в Германию в конце 1932 г. занимал там руководящее положение в ведомстве здравоохра­нения, ас приходом к власти Гитлера, являясь членом фашистской партии, по имеющимся данным, возглавил работу по подготовке бактериологиче-сой войны и диверсий против Советского Союза.

Из числа агентов германской разведки, связанных с Цейссом, НКВД СССРарестован профессор-микробиолог, немец Гартох 0.0., который 4ок­тября 1941 г. показал, что во время пребывания в Германии он в 1923 г. был завербован разведкой, а с 1925 г. по заданиям Цейсса вел шпионскую и вре­дительскую работу в области микробиологии.

Гартох О.О. принимал активное участие в создании антисоветской орга­низации среди микробиологов. Практическая подрывная работа этой орга­низации состояла в выпуске недоброкачественных бактериологических препаратов (вакцин, сывороток) и в разработке наиболее эффективных ме­тодов проведения бактериологических диверсий в момент войны Германии против СССР.

Арестованный в июле 1941 г. немец Штритер В.А.. научный сотрудник Всесоюзного института экспериментальной медицины, показал, что, являясь с 1932 г. агентом германской разведки, он систематически передавал шпион­ские сведения о заболеваниях населения в СССР и проводимых научных ра­ботах по выработке новых средств борьбы с инфекционными болезнями.

Имеющиеся в НКВД СССР данные показывают, что германская развед­ка, и особенно ее военные органы, ставят перед забрасываемой в СССР агентурой задачу совершения бактериологических диверсий. Наряду с за­броской агентуры извне германская разведка использует для совершения диверсионных актов освобожденных из тюрем, бывших кулаков и другие антисоветские и неустойчивые элементы, завербованные для этой цели на территории, временно оккупированной германскими войсками.

При занятии с. Боков-Антраиит Ворошиловгралской области немцами был завербован ученик школы Черешнев Н.И., которому при переброске через линию фронта наряду с заданиями по сбору военно-шпионских све­дений было поручено отравить питьевую воду в колодцах в расположении частей Красной Армии.

Арестованный в г. Ливны Орловской области Белоглазов СП. показал, что, являясь старшим поваром одной из гвардейских частей Красной Ар­мии, попав в плен к немцам, был завербован последними и получил задание по возвращении в часть произвести отравление пищи в котлах.

УНКВД по Кустанайской области Казахской ССР в результате агентур­ной разработки арестован бывший участник националистической к-р орга­низации ветврач Нурмухамедов Х.Г, следствием по делу которого установ­лено, что он подготавливал заражение сибирской язвой жителей г. Кустаная и распространение эпизоотии среди скота. Для выращивания культуры си­бирской язвы Нурмухамедов похитил в областной ветбаклаборатории 4 пробирки с питательной средой.

По вскрытой УНКВД по Горьковской области антисоветской группе, возглавляемой техником автозавода Душиным А.А., было установлено, что Душин организовал на дому лабораторию по выращиванию микробов желу­дочно-кишечных болезней.

Все эти факты свидетельствуют о возрастающей опасности совершения бактериологических диверсий агентурой иноразведок и антисоветских фор­мирований внутри страны.

В соответствии с циркуляром НКГБ СССР № 28 от 23 мая 1941 г. и теле­граммой НКВД СССР № 6122 от 11 ноября 1941 г.1 органами НКВД прове­дены мероприятия по выявлению подучетных контингентов в учреждениях и институтах микробиологии, эпидемиологии и санитарии, насаждению противодиверсионной сети осведомления, наблюдению за состоянием хра­нения и учета бактериальных культур и бакпрепаратов.

Однако в работе местных органов Н КВД по линии борьбы с бактериоло­гической диверсией имеют место существенные недостатки.

Многие НКВД-УНКВД узко поняли свои задачи по предупреждению бактериологической диверсии, свели их только к профилактическим меро­приятиям, не ведут глубокой агентурной работы по обеспечению выполне­ния директивных указаний НКВД СССР в этой области.

Агентурная разработка лиц, подозреваемых в бактериологической дивер­сии и в связях с иностранными разведками, ведется медленно, внимание аген­туры не направляется на вскрытие организованной вражеской деятельности антисоветских элементов и выявление их практической подрывной работы.

Местные органы НКВД не всегда учитывают возможные тяжелые пос­ледствия медлительности в разработке этих лиц, в руках которых находится такое острое оружие, как бактерии.

В работе, связанной с обеспечением борьбы против эпидемических за­болеваний, мероприятия органов НКВД часто сводятся к фиксации поло­жения и информации о возникших эпидемических вспышках и не прини­маются меры к выявлению подрывной работы антисоветских элементов в системе органов и учреждений здравоохранения, которые могут умышлен­но использовать создавшуюся «объективную обстановку» в целях распро­странения эпидемий.

Предлагаю:

1 Документы не публикуются.


1. Максимально усилить агентурно-оперативную работу по борьбе с бакте­риологической диверсией на основе циркуляра № 28 и телеграммы № 6122.

2. Агентурно-оперативные мероприятия не ограничивать агентурными возможностями и объектами обслуживания СПО НКВД-УНКВД, использо­вать для этой цели также и агентуру по линиям работы КРО, ЭКО и транс­портных отделов в части выявления агентуры иностранных разведок, имею­щих задания по бактериологической диверсии, и пресечения диверсионных актов в системе предприятий пищевой промышленности, общественного пи­тания и водоснабжения. Руководству НКВД-УНКВД постоянно координи­ровать все мероприятия по линии борьбы с бактериологической диверсией.

3. В районах прифронтовой полосы и на территориях, освобожденных от немецких оккупантов, особое внимание направить на выявление вражеской агентуры, забрасываемой и вербуемой противником с задачами бактериоло­гической диверсии, применяемых немцами. Эту работу вести в тесном кон­такте с органами Управления особых отделов НКВД.

4. Задерживаемых агентов немецкой разведки тщательно обыскивать и при обнаружении у них всякого рода ампул, таблеток и медикаментов на­правлять их нарочным в НКВД СССР, обеспечив тщательную упаковку.

5. Особым отделом лагерей военнопленных тщательно допрашивать и обращать внимание на агентурное обслуживание поступающих пленных врачей, добиваясь получения известных им данных о бактериологических средствах противника и методах бактериологической войны и диверсий, го­товящихся немецким командованием и наукой.

6. Форсировать имеющиеся агентурные разработки в отношении лиц, подозреваемых в бактериологической диверсии, и одновременно приобре­тать квалифицированную агентуру, способную не только сигнализировать о дефектах работы в области бактериологии, эпидемиологии и санитарии, но и вскрывать организованную вражескую деятельность.

7. Органам милиции усилить наблюдение за состоянием хранения в со­ответствующих учреждениях ядов и сильнодействующих вешеств. выявляя также лиц, хранящих на дому бактерии инфекционных заболеваний, и при­влекая нарушителей к уголовной ответственности.

Активизировать работу органов милиции по наблюдению за санитар­ным состоянием населенных пунктов, обратив особое внимание на сани­тарную и общух охрану водопроводных сооружений, источников водоснаб­жения и водоохранных зон.

8. Не оставлять без тщательной агентурной проверки и расследования по­ступающих сигналов по фактам и явлениям, свидетельствующим о попытках совершения бактериологических диверсий со стороны вражеской агентуры.

9. Профилактическую работу построить в сс<ггветствии с указаниями циркуля­ра № 28 от 23 мая 1941 г., широко применяя маршрутные командировки агентуры из числа медицинских специалистов в местности, где появляются вспышки эпиде­мических заболеваний, с задачей установления причин возникновения эпидемий.

Активную агентурную разработку подозрительных по бактериологиче­ской диверсии элементов в санитарно-бактериологических учреждениях, портовых карантинных пунктах, на наблюдательных станциях вести в на­правлении выявления их возможных связей с агентурой иноразведок.

Отчетность о результатах агентурно-оперативной работы по борьбе с бактериологической диверсией представлять в установленные телеграм­мой № 6122 сроки, сообщая о важнейших происшествиях по этой линии и о появлении подозрительных на диверсию заболеваний немедленно.

Зам.народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга            В.Меркулов

ЦА ФСБ России



в его состав как 1-я Краснознаменная армия. До августа 1945 г. прикрывала дальневосточ­

[2] 25-я армия сформирована в июне 1941 г. в составе Дальневосточного фронта. В армию вошли 39-й стрелковый корпус. 105-я стрелковая дивизия, 106, 107, 108, 110 и 111-й УР,ряд отдельных частей. С начала войны армия прикрывала государственную границу в Приморье.

02.11.09 / Просмотров: 4091 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2018 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.