Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Часть 9

При военных советах армий были созданы также оперативные группы штабов парти­занского движения

Позднее, 3 августа 1942 г., были образованы Южный и Ставропольский штабы парти­занского движения

При военных советах армий были созданы также оперативные группы штабов парти­занского движения:

Ленинградского штаба — при Военных советах 23,34,59,4,52,11, S3 и 1 -й Ударной ар­мий;

Карело-Финского штаба - при Военных советах 14, 19, 32-й армий; Западного штаба - при Военных советах 20, 5, 23, 43, 50, 10 и 16-й армий; Брянского штаба - при Военных советах 3, 13,40, 48 и 61-й армий; Украинского штаба — при Военных советах 36,6, 37, 28, 12, 18, 9, 56, 27, 57-й армий; Калининского штаба - при Военных советах 3-й, 4-й Ударной, 34,41,22,25 и 30-й ар­мий;

Сталинградского штаба — при Военных советах 1, 62, 63 и 64-й армий.

Центральный штаб партизанского движения работал под непосредственным руковод­ством ЦК ВКП(б) и Ставки ВГК, а республиканские и областные штабы, подчинявшиеся в оперативном отношении Центральному штабу, действовали под руководством ЦК ком­партий республик и обкомов партии. Контакт и взаимопонимание между партийными ор-инами и штабами были полными.

Вершинин Сергей Яковлевич (1896-1970). С 1937 г. - начальник УНКВД по Рязан­ской области. С 1938 г. - начальник ГУПО НКВД СССР С 1939 г. - начальник Тайшетско­го лагеря военнопленных НКВД. С 1940 г. - начальник Норильского ИТЛ НКВД. С 1942 г. — начальник штаба партизанского движения в Карелии. В 1945-1947 гг. — предста­витель уполномоченного СНК СССР по делам репатриации в Германии.

1 Поветкин Филипп Филиппович (1905-1983) - генерал-майор (1943). В Красной Ар­мии с 1920 г. Окончил Военную академию РККА им. М.В.Фрунзе (1936). С июня 1941 г -в распоряжении Разведывательного управления Генерального штаба РККА С сентября 1941 г. - начальник разведывательного отдела Карельского фронта, с июля 1942 г. — на­чальник разведывательного отдела штаба партизанского движения при Военном совете Карельского фронта. В ноябре 1942 г. освобожден от должности начальника разведыва­тельного отдела Карельского фронта, в январе 1943 г. вновь на нее назначен. С марта 1944 г. до конца Великой Отечественной войны — начальник разведывательного отдела 2-го Украинского фронта. В послевоенные годы: начальник разведывательного отдела Одесского военного округа (сентябрь 1945 - декабрь 1946), в распоряжении Главного раз­ведывательного управления ГШ ВС СССР, затем в распоряжении Главного управления кадров ВС СССР (январь — июль 1948), начальник штаба 22-й стрелковой дивизии (август 1947 - апрель 1952), начальник штаба 18-го стрелкового корпуса (май 1952 - май 1954), начальник ПВО Западно-Сибирского военного округа (июнь 1954 — август 1957), воен­ный советник начальника Разведывательного управления ГШ Румынской народной ар­мии (сентябрь 1957 — июнь 1958), в распоряжении Главного разведывательного управле­ния ГШ ВС СССР, затем - главнокомандующего сухопутными войсками (июль — ноябрь 1958). С декабря 1958 г. - заместитель командира 43-го стрелкового корпуса. 22 октября 1966 г. уволен в отставку.

Награжден орденом Ленина, орденами Суворова и Кутузова II степени, тремя ордена­ми Красного Знамени и медалями.


Опираясь на представительство Центрального и республиканских штабов, связывав­шихся по радио с партизанскими отрядами и соединениями, командующие фронтами по­лучали возможность организовывать оперативное и тактическое взаимодействие парти­занских отрядов и действующих войск (см.: Партия во главе народной борьбы в тылу вра­га. 1941-1944. М.. 1976. с. 203, 204).


Письмо резидента НКВД СССР в Стокгольме о прогерманском «нейтралитете» Швеции

31 мая 1942 г.

Шведские уступки и помощь немцам заключаются в следующем:

1) проведение в последнее время репрессий против политэмигрантов, систематическая конфискация журнала «Ди Вельт», конфискация ряди шведских газет за антинемецкие статьи, официальное открытие немецкого пропагандистского центра, на котором присутствовали представители шведского правительства, усиление антисоветской пропаганды в печати, конфискация приложений к нашему бюллетеню, запрещение распростра­нения нот В.М.Молотова;

2) усиление транзита немецких военных материалов в Норвегию и осо­бенно в Финляндию;

3) предоставление немцам шведских пароходов для перевозки угля из портов Западной Германии в Гамбург;

4) ремонт шведами немецких военных автомобилей, поступающих hj Финляндии;

5) отправка рыбы в Германию и 18 тысяч тонн продовольствия финнам (рожь, пшеница, мука, мясо, консервы) при продолжающемся сокращении норм выдачи продовольствия в самой Швеции.

Кроме того, в Финляндию отправляются металлы для военных нужд и перевязочные средства, подошвенная кожа и деревянные барки;

6) строительство шведами по заказу немцев 38 различных судов водоиз­мещением от 2400 до 8200 тонн (общим водоизмещением 57 800 тонн). 9 су­дов уже сданы немцам, а остальные будут поставлены в 1942 и 1943 гг.;

7) изготовление по заказу немцев фирмой «Болиндерэй» 8 тысяч газогене­раторов для грузовиков. Часть из них уже отправлена из Стокгольма в Ригу.

Поставка производится партиями от 600 до 900 штук в месяц. Указанная фирма сейчас ведет переговоры с немцами об изготовлении еще 30 тысяч газогенераторов;

8)     характер развития шведско-германских торговых отношений.

По договору в 1941 г. немцы должны были поставить шведам 5,7 милли­она тонн угля и кокса, но поставили только 3,5 миллиона тонн, из которых 2,5 миллиона - через порты Штеттин, Данциг и Гдыня. За первые 5 месяцев текущего года через указанные порты в Швецию поступило около 200 тысяч тонн. Через Роттердам и другие северные порты за эти же 5 месяцев посту пило 1,4 миллиона тонн. Таким образом, вместо 2,5 миллиона тонн по до­говору шведы получили только 1,6 миллиона. Последние дни немцы вре­менно вовсе прекратили поставку угля, и шведские пароходы возвращают­ся пустыми. Немцы объясняют это затруднениями с транспортом, вследст-вии чего они не могут доставить уголь в порты. Шведы считают, что поми­мо транспортных затруднений у немцев самих ощущается недостаток угля.


В 1941 г. немцы поставили шведам 240 тысяч тонн железа (балки, судо­вые плиты, рельсы, проволока и прочее). В этом году немцы поставляют же­лезо только для изготовления своих собственных заказов.

Находящиеся в Стокгольме англичане в беседах с нами выражают воз­мущение пронемецким нейтралитетом Швеции. Как заявил помощник ан­глийского коммерческого атташе Барбер. Швеция, по их расчетам, сейчас обеспечивает своей высококачественной рудой всю полугодовую продук­цию военных заводов Германии. В связи с этим в Лондоне считают, что бы­ло бы выгоднее, если бы Швеция открыто примкнула к державам оси, ибо в таком случае английские бомбардировки лишили бы Германию шведской руды.

В отношении нас шведы в последнее время ведут себя вызывающе.

1. Пресс-бюро миссии на днях установило, что нота В.М.Молотова от 27 апреля1, посланная пресс-бюро 17 мая, задержана на почте. На наш запрос МИД объяснил, что шведское правительство считает нежелательным рас­пространение данного документа, и предложил забрать его с почты обратно. При этом совершенно случайно выяснилось, что начиная с февраля больше 100 тысяч пакетов с нотой В.М.Молотова, докладом2 и приказом И.В.Ста­лина были практически негласно конфискованы: все пакеты складывались в подвале, хотя почта регулярно получала деньги за отправку. Когда мы по­требовали у министерства иностранных дел объяснения, нам ответили, что произошло «недоразумение» и пакеты будут немедленно разосланы.

2. В последнее время в квартиры членов советской колонии в их отсут­ствие являются сотрудники тайной полиции со своими ключами. Несколь­ко дней тому назад полиция таким образом забралась ночью в пресс-бюро, где была застигнута уборщицей.

3. Установлено открытое наблюдение за миссией и другими советскими учреждениями, причем за рядом сотрудников наблюдение ведется особен­но усиленно, а у самой миссии часто дежурит полицейский автомобиль. От­мечены случаи, когда посетителей миссии при выходе тут же арестовывали.

1 Речь, по всей видимости, идет о ноте Советского правительства от 27 апреля 1942 г., которая была вручена всем послам и посланникам стран, с которыми СССР имел дипло­матические отношения, «О чудовищных злодеяниях, зверствах и насилиях немецко-фа­шистских захватчиков в оккупированных советских районах и об ответственности герман­ского правительства и командования за эти преступления».

1 Вероятно, имеется в виду доклад Председателя ГКО и народного комиссара обороны И.В.Сталина на торжественном заседании Московского совета депутатов трудящихся с партийными и общественными организациями города Москвы о 24-й годовщине Вели­кой Октябрьской социалистической революции.


Архив СВР России


Справка УНКВД по Ленинградской области о деятельности немецкой разведки на Ленинградском и Волховском фронтах

[Май 1942 г.]

В лагерях среди военнопленных немецкая разведка имеет агентуру, ко­торая информирует о настроениях военнопленных и одновременно дает от­зывы о лицах «хорошего» поведения, «благонадежных» и «способных», ко­торые могут быть использованы для разведывательной работы.

Военнопленные, намеченные для вербовки, вызываются в штаб лагеря, где немецким офицером при помощи переводчика заполняется анкета с обычными установочными данными, подробно записываются сведения о местонахождении всех близких родственников, судимости, местах службы и т.п.

В беседе выясняется настроение вербуемого, его отношение к Советской власти, обращается его внимание на безнадежность положения и необходи­мость подумать о будущем, указывается на возможность заслужить лучшие условия жизни. Если вербуемый заявляет о ненависти к советскому строю, то ему ставится вопрос, как бы он желал бороться с Советской властью — с оружием в руках или в качестве разведчика в тылу Красной Армии.

В лагерях производится вербовка и в полицию для работы в оккупиро­ванных районах.

По получении согласия на работу в качестве разведчика или на службу в полиции в анкете записывается, что вербуемый «желает бороться против большевиков».

Кроме того, в анкете делают оттиск указательного и безымянного паль­цев руки и записывают приметы. Анкета подписывается.

На отбираемых для разведывательной работы лиц обычно берутся также «рекомендации» от предателей из числа военнопленных, работающих в ла­герной полиции.

Хорошее впечатление на офицеров разведки производит лично напи­санное заявление примерно следующего содержания: «Я, мл. лейтенант Го­лованов Иван Сергеевич, желаю бороться против большевиков ввиду того, что ненавижу большевистский строй».

После согласия на работу в пользу немцев разведчики получают допол­нительное питание в лагере военнопленных.

В последующем из лагеря военнопленных завербованные лица направ­ляются в школу разведчиков, где всем им присваивают клички. Однако это делается неконспиративно, отчего многие знают друг друга и по фамилии, и по кличке.

После подготовки в школе разведчик получает легенду и задание по ра­боте в советском тылу, снабжается документами, командировочными удо­стоверениями.


Производится комплектование групп по 3 человека (из них один радист) и уточняется задание. В намеченный район действия разведгруппы достав­ляются самолетом и сбрасываются на парашютах в форме красноармейцев или среднего комсостава Красной Армии.

В случае порчи рации и невозможности ее исправления разведчик дол­жен, собрав разведданные, самостоятельно изыскать способы нелегального перехода линии фронта, явиться в передовые части германской армии и, за­явив, что является немецким агентом, потребовать направления в разведор­ганы.

О поведении в районе деятельности разведывательной группы разведчи­ки получали следующие указания: рацию установить в лесу, вблизи населен­ного пункта, самой группе устроиться на жительство на окраине деревни, в доме стариков, или познакомиться с женщинами (желательно с машинист­ками воинских частей или оборонных объектов), вступить в ними в интим­ную связь.

Разведчикам рекомендовалось знакомиться с военнослужащими и полу­чать от них интересующие немцев сведения.

Питаться рекомендовалось за счет того, что можно купить у местного населения. Все выброшенные разведчики прошли подготовку в специаль­ных разведывательных школах, о которых из показаний арестованных уста­навливается следующее.

По Варшавской школе1

Школа расположена в дачном месте, в 10 км от Варшавы, вблизи быв­шей дачи Пилсудского, где размещен штаб немецкой разведки. Классами служат бараки, сбитые из досок.

Контингентом учащихся являются советские военнопленные, отобран­ные главным образом из лагерей Гродно, Хаммельбурга, Гогенштейна.

В школе обучается от ПО до 150 человек, которые подразделяются на группы разведчиков и радистов численностью по 10-12 человек. Выпуск производится через каждые 4-5 недель.

Срок обучения — от 2 недель до 2,5 месяца.

Основной предмет преподавания — разведывательная работа в тылу Красной Армии. Все остальные дисциплины подчинены основной. Учащи­еся обучаются умению определять количество, род и направления перебра­сываемых войск.

Преподается топография — пользование компасом и картами, ориенти­ровка на местности.

В радиогруппах основная дисциплина — радиодело, пользование прием-но-передаточной рацией, кодом, шифром.

Начальником школы является немец в звании ротмистра, фамилия не­известна2.

' См. документы № 868, 921.

1 Начальником Варшавской школы с октября 1941 г. по апрель 1945 г. являлся майор Моос, кличка «Марвиц». Звание ротмистра имел его заместитель Браунек Адольф Адоль­фович, который находился в этой должности с апреля до конца 1942 г.


Преподавателями в основном являются военнопленные из числа быв­ших командиров Красной Армии:

1.  Бывший полковник Красной Армии под кличкой «Быков»'. О себе рассказывает, что раньше служил в Красной Армии в штабе разведки. В на­чале войны с Германией находился в академии в Москве, в плен попал в ок­тябре — ноябре 1941 г. Русский, возраст свыше 40 лет, полного телосложе­ния, лысый. Преподает разведку, топографию и строевую подготовку.

2.  Подполковник под кличкой «Шевгунов» Василий Павлович2, о себе рассказывает, что в 1937 г. был майором РККА, но за пьянство уволен в за­пас. Во время финской войны был снова призван в армию, получил звание подполковника, командовал полком. Одно время служил начальником ар­тиллерии Полоцкого укрепрайона. Русский, возраст 40 лет, среднего роста, телосложение среднее, лицо продолговатое, волосы каштановые, стрижка ежиком, на шее имеется большая вздутость. Преподает разведку.

3.  Генерал-майор3, русский, волосы черные, смуглый, рост средний, хо­дит согнувшись, голову держит нагнувши. Работает в штабе немецкой раз­ведки, заготавливает документы, которые лично подписывает, уходящим в разведку дает легенды.

4.  Мюллер4— ефрейтор, о себе рассказывал, что ранее находился в Поль­ше, до войны бывал в Москве. Хорошо владеет польским языком, на рус­ском языке говорит с украинским акцентом, преподает радиодело.

5.  Ефремов5, по национальности финн, бывший военнослужащий Крас­ной Армии, преподает радиодело.

Прибывших в школу курсантов одевают во французскую военную фор­му. При отправлении из школы и в пути следования одевают в бельгийскую форму, которая заменяется перед выброской в тыл Красной Армии на фор­му военнослужащих РККА.

Первый выпуск разведчиков был произведен в начале января с.г.

По школе на ст. Сиверская'Ленинградской области

Школа расположена на ул. Малая Набережная, по направлению от Ле­нинграда на левой стороне от линии железной дороги. Дом двухэтажный, состоит из 9 комнат, из них 4 комнаты на нижнем этаже и 5 комнат на верх­нем. Дом имеет две веранды: одна выходит на улицу, другая — к оврагу, на­ходящемуся в 10 метрах от дома.

Недалеко от дома расположен небольшой деревянный сарай.

'«Быков» - кличка Козлова Петра Сергеевича. В Варшавской разведывательной шко­ле преподавал до июня 1942 г. С июня 1942 г. начал работать в Полтавской разведшколе.

•' «Шевгунов» - правильно «Шелгунов», кличка Степанова Василия Павловича. До ноября 1943 г. был комендантом Варшавской школы, преподавал агентурную разведку и вел стрелковую подготовку.

1 Рихтер Борис Стефанович (Степанович) - клички «Рудаев» и «Мусин Иван Ивано­вич». Бывший начальник штаба 6-го корпуса Красной Армии, генерал-майор.

4 Мюллер Отто — унтер-офицер, инструктор радиодела.

1 Ефремов Алексей, кличка «Лауренц» — преподаватель радиодела.

' В п. Сиверская Гатчинского района по ул. Малая Набережная на даче Кириллова на территории леспромхоза дислоцировалась абвергруппа 112 (известна как Сиверский пере­правочный пункт), занимавшаяся разведывательной деятельностью в ближайшем тылу Ленинградского и Волховского фронтов. Агентура готовилась в школах немецкой развед­ки в городах Валга и Стренчи, а также непосредственно при группе (см. документ № 847).


Вход в дом через веранду, расположенную к оврагу. Вход на второй этаж дома через большую комнату первого этажа, веранду и узкую деревянную лестницу.

Подготовка разведчиков проходит в индивидуальном порядке. Обучают разведывательной работе в тылу Красной Армии, умению пользоваться кар­той, компасом. В зимнее время три раза в неделю проводилась тренировка на лыжах в сопровождении патруля.

Посылка разведчиков производится в Ленинград и в расположение час­тей Красной Армии Ленинградского и Волховского фронтов. Кроме того, подготовлялись отдельные группы разведчиков-диверсантов для переброски якобы в г. Вологду и на Волгу, причем разведчики, предназна­чавшиеся дпя выброски в Вологду и на Волгу, ранее обучались в других шко­лах, расположенных на территории Германии и Польши.

Руководящий состав школы:

1.     Лейтенант контрразведки, фамилия неизвестна1.

2.     Обер-лейтенант, хорошо владеющий русским языком, фамилия неиз-
вестна2.

3.  Комендант школы Владимир Яковлевич', военнопленный, добро­вольно сдавшийся в начале войны, якобы являвшийся еще до войны немец­ким шпионом. Приметы: среднего роста, блондин, с лысиной, маленький курносый нос, на лице много веснушек. Малоразговорчив, нервный, выпи­вает, любит женщин.

4.  Офицер штаба в чине полковника4, приезжает регулярно в школу по субботам, а также периодически для работы с особо интересными военно­пленными.

Школа охраняется тремя солдатами-эстонцами по имени Артур, Хель-мут и Карл (живут в отдельной комнате, в первой при входе в дом через ве­ранду по правой стороне). Вооружены тремя наганами, двумя русскими ав­томатическими винтовками и немецким автоматом.

В 500 метрах от школы, в отдельном доме бывшей леспромконторы, рас­положен штаб разведгруппы противника, ведущей разведывательную рабо­ту на Ленинградском фронте и КБФ. Дом имеет 12 комнат, где работают и живут руководящий состав школы, солдаты и шоферы.

Кадры для Сиверской школы разведчиков вербуются из числа военно­пленных, содержавшихся в Сиверском лагере.

Все выявленные связи задержанных в Ленинграде и Ленинградской об­ласти германских разведчиков нами активно разрабатываются.

1 По всей видимости, речь идет о лейтенанте Рудине Борисе, кличка «Редер», который с начала 1942 г. до ноября являлся начальником абвергруппы 112.

' Вероятно, имеется в виду обер-лейтенант фон Клейст, являвшийся заместителем на­чальника абвергруппы 112.

' Кирсанов В.Я. — изменник Родины, бывший капитан Красной Армии, комендант и инструктор Сиверского переправочного пункта.

' Речь, по всей видимости, идет о Сидорове Дмитрии Герасимовиче, кличка «Спасов Алексей Степанович», занимавшемся подготовкой агентуры в абвергруппе 112.


В целях перехвата работы германской разведки и дезинформации гер­манского командования от имени тихвинской группы разведчиков ведется радиообмен с передачей радиограмм, текст которых пересылается 2-м Уп­равлением НКВД СССР.

Мероприятия':

1.     Продолжаем активный розыск Печалина и Жаворонкова.

2.     Рация используется для дальнейшей дезинформации разведорганов и
командования немецкой армии.

Одновременно разрабатываются легендированные мероприятия по вы­броске нашей агентуры в тыл противника и вызову на нашу территорию не­мецкой агентуры и официальных сотрудников германской армии.

3.     В связи с тем что из всех арестованных немецких разведчиков заслу-
живает доверия только Голованов, обрабатываем его для выброски к нем-
цам.

4.     Ушаков А.Д. завербован ОО КБФ и переброшен в тыл противника.
Список агентуры противника, подготовленной и подготавляемой нем-
цами к переброске в тыл Красной Армии, прилагается'.

ЦА ФСБ России

№964

Директива НКВД СССР начальникам ОО НКВД фронтов и армий об усилении борьбы с изменой Родине

[Май 1942 г.]

Противник приступил к интенсивной агитации и пропаганде среди на­ших войск с целью склонить их к добровольной сдаче в плен и переходу во­еннослужащих Красной Армии на сторону немцев.

За последнее время имеют место случаи перехода на сторону противни­ка красноармейцев, главным образом семьи которых проживают на терри­тории, занятой противником, осужденных трибуналами за различные пре­ступления с посылкой на фронт, и прибывшего пополнения из лагерей и трудпоселений.

Установлено, что случаи измены Родине имеют место в тех частях, где особые отделы плохо организовали агентурно-оперативную работу и не провели необходимых мероприятий, которые бы исключали возможность перехода на сторону противника.

Предлагаю:

1 См. документы № 913, 920,927. 1 Приложение не публикуется.


1.  Проверить состояние агентурно-оперативной работы в полках, ба­тальонах и ротах передовой линии фронта. В этих же частях наладить аген-турно-осведомительную сеть в каждом отделении.

2.  Всю осведомительную сеть тщательно проинструктировать в соответ­ствии с нашей директивой № 24440 от 28 сентября 1941 г.


3. Иметь на списочном учете всех находившихся в плену у немцев, в ок­ружении, вышедших при сомнительных обстоятельствах, осужденных три­буналами за различные преступления с посылкой на фронт, досрочно осво­божденных из лагерей, трудпоселенцев, имеющих родственников на терри­тории, оккупированной немцами, а также учесть земляческие группы. Весь этот контингент обеспечить агентурным освещением и разработкой.

4. Немедленно и решительно принимать меры в отношении лиц, выска­зывающих намерение изменить Родине. Расследование и следствие по де­лам таких лиц проводить в сжатые сроки, при этом подробно выясняя все обстоятельства и участников.

В необходимых случаях по договоренности с командованием частей и трибуналами приведение приговоров в отношении осужденных за попытку к измене Родине к ВМН организовать перед строем с последующим доведе­нием решения трибунала до каждого военнослужащего части.

5.     Срочно закончить расследование по всем делам изменников Родине
для заочного их осуждения.

В отдельных случаях приговоры по таким делам через командование и политаппарат объявить личному составу, разъясняя им закон об изменниках Родине.

6. Договориться с командованием частей, чтобы командиры подразделе­ний лично обеспечивали боевое охранение и дозоры проверенными лица­ми. Чаще проверяли бы несение бойцами службы боевого охранения и под­держивали бы с ними систематическую связь через специально выделенных связных.

7. Для усиления агентурно-оперативной работы, выполнения указанных мероприятий и оказания практической помощи уполномоченным, обслу­живающим полки, батальоны, командировать в дивизии опытных опера­тивных работников аппарата особых отделов фронтов и армий.

С директивой ознакомить весь оперативный состав и хранить в ОО ар­мии и фронта.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                     Абакумов

ЦА ФСБ России


Приказ НКВД СССР № 001124 о работе 4-го Управления НКВД СССР и 4-х отделов НКВД-УНКВД

1 июня 1942 г.

1.  Возложить на 4-е Управление НКВД СССР и на 4-е отделы НКВД-УНКВД организацию и руководство агентурно-разведывательной и дивер­сионной деятельностью в тылу противника.

2.  Во изменение параграфа 3 приказа № 001151 за 1941 г.' утвердить при­лагаемое при этом положение о 4-х отделах НКВД-УНКВД2.

3.  Утвердить прилагаемый при этом штат и расстановку личного состава 4-го Управления НКВД СССР5.

4.  Оставить за штабом истребительных батальонов НКВД СССР руко­водство деятельностью истребительных батальонов НКВД-УНКВД по при­лагаемому списку, организовать штабы истребительных батальонов, выде­лив для их укомплектования необходимое количество штатных единиц и работников за счет штатной положенности 4-х отделов.

5.  В рамках существующей штатной положенности НКВД-УНКВД в трехдневный срок разработать и представить на утверждение в Отдел кадров НКВД СССР новые штаты 4-х отделов и штабов истребительных батальо­нов.

6.  Начальнику 4-го Управления НКВД СССР оказать практическую по­мощь НКВД-УНКВД в перестройке работы 4-х отделов.

Народный комиссар внутренних дел                                       Берия

ЦА ФСБ России

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 503. ; Приложение не публикуется. 1 Приложение не публикуется. ' Список не публикуется.


Для организации разведывательно-диверсионной и контрразведывательной работы в тылу врага приказом НКВД СССР № 00145 от 18 января 1942 г.было образовано 4-е Уп­равление (см. документ № 780). Изданные приказы по организации 4-го Управления НКВД СССР и работе 4-х отделов НКВД-УНКВД позволили органам государственной безопасности перестроить свою работу применительно к военной обстановке, устранить многие недостатки. Начиная со второй половины 1942 г. противодействие органов госбез­опасности гитлеровской разведке резко возросло. Попытки вражеских агентов развернуть шпионскую, диверсионно-террористическую и иную подрывную деятельность быстро и решительно пресекались (ЦА ФСБ России).

Указание НКВД СССР № 223 об агентурно-оперативных мероприятиях по предотвращению диверсий на железнодорожном транспорте

1 июня 1942 г.

Наркомам внутренних дел республик, начальникам управлений НКВД краев и областей, начальникам ТО НКВД

За последнее время на ряде железных дорог имели место случаи загора­ния вагонов вследствие воспламенения химического вещества, которым были пропитаны полы вагонов.

Расследованием установлено, что наряду с проявлением преступной ха­латности со стороны железнодорожников в деле подготовки вагонов, пода­ваемых под погрузку воинских грузов (очистка, промывка после выгрузки соответствующих грузов), имеются все основания подозревать возможные попытки вражеской агентуры к совершению диверсии.

2 мая 1942 г. на один из снаряжательных заводов был подан крытый ва­гон, пол которого оказался пропитанным химическим веществом, воспла­меняющимся от трения.

13 мая с.г. на ст. Усово Западной железной дороги был подан под погруз­ку на военный склад крытый вагон, в котором после загрузки снарядами за­горелся пол. Оказалось, что в этом случае пол был пропитан химическим веществом.

27 мая с.г. на один из заводов по окончании погрузки взрывгрузов заго­релся вагон вследствие того, что пол в вагоне был пропитан легковоспламе­няющимся составом. До этого случая на заводе произошло самозагорание спецукупорки, в которой находились заряженные снаряды, причем экспер­тизой было установлено, что доски спецукупорки пропитаны были фосфо­ром и сероуглеродом, закрепляющими компонентами.

В целях разоблачения диверсионных намерений агентуры германской разведки

предлагается:

1.     Пересмотреть и усилить дополнительными вербовками противоди-
версионно-осведомительную сеть на заводах, сортировочных станциях, по-
грузочных дворах, в местах хранения и погрузки легковоспламеняющихся
веществ, а также в пунктах погрузки и выгрузки взрывматсриалов.

Особое внимание обратить на насаждение противоливерсионной аген­туры среди промывщиков вагонов, грузчиков, лиц, занятых укладкой бое­припасов в спецукупорку и погрузкой боеприпасов в подвижной состав.

2.         Пересмотреть оперативный учет в транспортных отделах заводов, уда-


лив политически неблагонадежных лиц и обеспечив соответствующее аген­турное наблюдение за работниками этих отделов.

3. Начальникам транспортных отделов НКВД пересмотреть оператив­ный учет среди работников, связанных с осмотром и подачей вагонов для погрузки снарядов и взрывгрузов, и отвести от этой работы политически со­мнительных лиц.

4. Проверить порядок хранения дезинфицирующих средств на складах санитарных участков и устранить имеющиеся ненормальности.

5. Договориться с железнодорожной администрацией о выделении спе­циальных лиц для осуществления контроля за надлежащей подготовкой ва­гонов, подаваемых под погрузку воинских грузов.

О принятых мерах донести к 25 июня 1942 г.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                     Меркулов

ЦА ФСБ России

Решением ЦК ВКП(б) и СНК СССР на особо важных объектах промышленности и транспорта вводился институт помощников директоров оборонных объектов по найму и увольнению. В основном это были офицеры органов госбезопасности. Они получали от находившихся у них на связи осведомителей сигналы о нарушении режима секретности и другую важную для органов госбезопасности информацию, принимали меры к устране­нию этих нарушений, лично участвовали в проверке данных о подозрительном поведении отдельных лии.

Транспортные органы госбезопасности широко практиковали вербовку розыскных агентов среди работников железнодорожных и речных вокзалов, камер хранения, спра­вочных бюро, ресторанов, составителей поездов, ремонтников вагонов и т.д. В связи с тем что немецко-фашистская разведка в годы войны засылала в тыл Красной Армии большое количество агентов для совершении диверсий на военных и промышленных объектах и железнодорожном транспорте, органы государственной безопасности вербовали так на­зываемых осведомителей - противодиверсионников среди советских граждан (ЦА ФСБ России).


Справка УНКВД по Орловской области об организации и деятельности партизанских отрядов и разведывательно-диверсионных групп на временно оккупированной противником территории области

1 июня 1942 г.

Управлением НКВД по Орловской области совместно с партийными ор­ганизациями в период наступления вражеских войск сформировано и оста­влено для боевых действий в тылу противника 72 партизанских отряда и 91 партизанская группа в количестве 3915 бойцов и командиров партизан. В том числе переброшено было через линию фронта 14 отрядов.

Кроме того, было сформировано и переброшено за линию фронта 330 разведывательно-диверсионных групп в количестве 951 бойца. 2 истреби­тельные группы в количестве 34 бойцов и 120 связников.

Партизанские отряды и группы формировались из числа проверенных, преданных нашей Родине людей, главным образом членов и кандидатов в члены партии. В составе партизанских отрядов и групп оставлено 235 работ­ников НКВД, милиции, военизированной пожарной охраны, значительная часть которых возглавила партизанские формирования.

Партизанские кадры заранее прошли специальную подготовку в школе, через которую обучено 2359 человек. Школа давала необходимую подготов­ку для партизанских действий, как-то: подрывное дело, владение личным оружием, партизанская тактика, изготовление простейших мин и др.'

Сформированные и подготовленные партизанские отряды и группы в процессе боевых действий и проведения соответствующей работы среди на­селения явились базой для дальнейшего роста бойцов-партизан за счет ме­стного населения, бойцов и командиров, оставшихся по тем или другим причинам в окружении.

Поданным на 15 мая, в районах области, которые заняты противником, в настоящее время активно действуют 60 партизанских отрядов в количест­ве 9240 бойцов и командиров.

Практика партизанской борьбы выдвинула новые организационные формы партизанского движения в населенных пунктах, занимаемых парти­занами, под руководством головных партизанских отрядов. Из числа мест­ных жителей создаются группы самообороны; таких групп самообороны в данное время на территории области организовано 165 в количестве свыше 16 ООО бойцов, все они вооружены и принимают активное участие в уничто­жении сил и техники противника.

 

' См. т. 2 настоящего сборн ика, документы № 494, 511, 587, а также документ № 891.

Население оккупированных районов настолько озлоблено против не­мецких захватчиков, что в группы самообороны идут целыми семьями, включая подростков и женщин, изыскивают оружие. Эти группы самообо­роны стали грозой для немецких захватчиков.

Таким образом, всего партизанских кадров находится под ружьем и ак­тивно действует против врага в захваченных противником районах области свыше 25 ООО человек.

В трудные для партизан моменты в ряде районов все население поднимает­ся на помощь партизанам против захватчиков, и партизанское движение, по существу, перерастает во всенародное восстание против врага в этих районах.

Некоторые итоги боевой деятельности партизан

1. Свыше 500 населенных пунктов освобождены партизанами, из этих населенных пунктов изгнаны немецкие органы власти и гарнизоны, восста­новлена Советская власть и на протяжении нескольких месяцев удержива­ется силами партизан, несмотря на то что враг бросал против партизан крупные войсковые соединения. Советская печать справедливо называет города и районы, где установлена Советская власть, «партизанским краем», а объединенные партизанские отряды, действующие под командованием т. Емлютина', именуются отрядами «партизанского фронта»

2. Партизаны беспощадно уничтожают живую силу и технику врага, раз­рушают его коммуникации, средства связи.

По неполным данным, партизанами истреблено и убито 12 252 солдата, 375 офицеров, 29 агентов гестапо, 2090 полицейских, старост и предателей, ставших на службу к немцам. Взято в плен 74 офицера, 172 солдата, 162 по­лицейских и представителя органов немецкого административного аппара­та. В это количество не входит живая сила врага, уничтоженная партизана­ми в железнодорожных эшелонах, спущенных под откос.

3 Уничтожено в воздухе и путем налетов на аэродромы противника 44 вражеских самолета и 3 самолета подбито.

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 540, а также документы № 804, 851, 862, 864,911,925.


4. Пущено под откос 32 железнодорожных эшелона, в том числе 5 эше­лонов, груженных техникой врага, танками, самолетами, артиллерией, и 2 бронепоезда

5. На разных дорогах и направлениях разрушено около 205 километров железнодорожного пуги, взорваны 41 железнодорожный мост, 84 моста на шоссейных и грунтовых дорогах.

6. Разгромлено 9 воинских штабов, 8 управлений полиции и командатур.

7. Взорвано и сожжено 42 танка и бронемашины, 418 автомашин, 6 цис­терн с горючим, 9 тягачей с прицепами, 21 склад и базы продовольствия и вооружения.

8. В бою с противником партизаны захватили крупные трофеи: свыше 10 танков и бронемашин, 14 орудий, 154 пулемета, свыше 4000 винтовок, 29 минометов, 14 автомашин. 6 мотоциклов. 25 велосипедов, 135 лошадей, 146 повозок, 1200 мин, 3382 снаряда, свыше полумиллиона штук патронов, не­сколько сот голов скота и других видов продовольствия и вооружения.

9.     Собрано большое количество разведданных о силах противника, про-
движении сил и техники, выявлены десятки аэродромов и площадок.

10. Разгромлена крупная контрреволюционная организация «Всея Рос­сия»1, 54 участника ее расстреляны.

11. Организованно проведена среди населения оккупированных рай­онов подписка на военный заем и в Фонд обороны страны на сумму свыше 3 миллионов рублей, в счет этой подписки собрано и переправлено через линию фронта в Государственный банк свыше 2,5 миллиона рублей денег и облигаций.

12. Силами партизан и местным населением построены и действуют в тылу противника 2 бронепоезда. Партизанские отряды имеют производст­венные предприятия для обслуживания нужд партизан: кожевенный завод, сапожные мастерские, колбасное производство, скипидарный завод, швей­ные мастерские, парикмахерские, бани и другие необходимые предприятия.

13. Большая политическая работа проводится среди населения и парти­зан, два письма товарищу Сталину подписали свыше 30 тысяч человек. На собраниях в селах принято обращение к населению освобожденных рай­онов. Это обращение подписали 50 ООО жителей оккупированных районов.

Выпущены сотни листовок и обращений к населению, распространяют­ся среди населения сводки Советского Информбюро, партизанами выпус­каются печатные газеты.

Таков далеко не полный перечень боевых итогов партизан.

Героические подвиги отрядов и отдельных партизан изложены в наград­ных листках2на представляемых к награде бойцов и командиров партизан.

Начальник Управления НКВД по Орловской области

майор государственной безопасности                               Фирсанов

ЦА ФСБ России

'Правильно — «Национал-социалистическая трудовая партия России», которая была создана по указанию немецких властей. Организатором и руководителем этой партии был Воскобойник К.П., его заместителем - Каминский Б.В. Воскобойник и его окружение начали активную борьбу против партизанского движения. Пытаясь запугать партизан, он издал приказ, в котором писал: «Предлагаю всем партизанам, оперирующим в Брасов-ском районе и близлежащих окрестностях, а также всем лицам в недельный срок, то есть не позднее 1 января 1942 г., сдать старостам все имеющееся у них оружие, а самим явить­ся для регистрации к старосте в поселок Локоть. Являться небольшими i руппами в 2-3 че­ловека. Все неявившиеся будут считаться врагами народа и уничтожаться беспощадно» (см.: Незримого фронта солдаты. Тула, 1971, с. 128).

2 Наградные листы не публикуются.


В 1942 г. на территории Орловской области широко развертывалась борьба партизан против фашистских оккупантов. Еше в начале 1942 г. среди руководителей партизанских отрядов и партийных организации родилась идея о создании единого руководящего цен­тра по партийной линии и линии командования. Эту инициативу партийных организаций и командования партизанских отрядов, действовавших в юго-западных районах области, одобрил обком ВКП(б) и Военный совет Брянского фронта. 23 апреля 1942 г. они приня­ли решение об объединении отрядов Брянского. Севского. Суземского, Трубчевкого, По-гарского, Почепского и Выгоничского районов под единым командованием. Командую­щим объединенными партизанскими отрядами был назначен Д. М.Е мл юти н, комиссаром - А.Д.Бондаренко.

В южных районах Орловской области партизанское движение развивалось еше более ак­тивно. Наличие больших лесных массивов в Навлинском. Суземском и Трубчевском районах с учетом деятельности подпольных организаций создавало благоприятные условия для разви­тия партизанского движения. К маю 1942 г.в южных районах Орловской области партизана­ми было освобожено от оккупантов 345 населенных пунктов. Партийные и советские органы в освобожденной местности занимались восстановлением разрушенного хозяйства.

Таким образом, к середине 1942 г. на территории Орловской области образовалось три мощных очага партизанского движения, имевшие общую протяженность около 200 км и ширину 40-50 км. От оккупантов были освобождены 500 сел и деревень, где проживало около 200 тыс. человек. Почти полностью партизанами контролировались Клетнянский, Дятьковский. Жуковский, Брянский, Жирятинский, Трубчевский, Брасовский. Почеп-ский, Комаричский, Выгоничский, Севский и Суземский районы. В 60 партизанских от­рядах Орловской области сражалось более 25 тыс. человек (см.: Партийное подполье. Де­ятельность подпольных партийных органов и организаций на оккупированной советской территории в годы Великой Отечественной войны. М., 1983, с. 160-162).

 

 

№968

 

Сообщение 2-го Управления НКВД СССР в НКВД СССР с изложением текста телеграммы командира партизанского отряда Д.В.Емлютина о применении противником химических отравляющих веществ1

3 июня 1942 г.

3 июня 1942 г. в 11.00 начальник УНКВД по Орловской области Фирса­нов по ВЧ передал следующий текст телеграммы командира партизанского отряда Емлютина.

«Озверелый враг применил против нас химию, ОВ «фосген». Применял из баллонов. Отравлено много мирных жителей, 20 человек умерло. Настро­ение партизан не сломлено, борьбу продолжаем с еще большей силой. Под­робности вышлю дополнительно.

Емлютин»

Начальник 2-го Управления НКВД СССР

комисссар государственной безопасности 3 ранга             Федотов

ЦА ФСБ России

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 678, а также документы № 879, 881.958.


Противником в нарушение Женевского протокола 1925 г о запрещении применения ОВ в военных целях отравляющие вещества использовались и ранее. В ноябре 1941 г. противник при­менил их в Одесских катакомбах, в середине 1942 г — Аджимушкайских каменоломнях и ряде других районов (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 41,506).

Приказ НКВД СССР № 001143 о порядке формирования штабов истребительных батальонов в республиках и областях прифронтовой полосы

4 июня 1942 г.

В дополнение приказа НКВД СССР № 001124 от 1 июня 1942 г. «О рабо­те 4-го Управления НКВД СССР и 4-х отделов НКВД-УНКВД»1

приказываю:

1. На формирование штабов истребительных батальонов в Карело-Фин­ской, Украинской и Грузинской ССР, Ленинграцской, Калининской, Смо­ленской, Московской, Тульской, Орловской, Воронежской, Курской, Рос­товской и Читинской областях и Краснодарском, Хабаровском и Примор­ском краях обратить личный состав отделений четвертых отделов по орга­низации, руководству и подготовке истребительных батальонов.

2. Штабы истребительных батальонов сформировать по прилагаемым штатам2.

3. На должности начальников штабов истребительных батальонов на­значать кадровых командиров войск НКВД. В трехдневный срок предста­вить кандидатуры начальников штабов и их заместителей для утверждения.

4. Средний и старший начсостав войск НКВД, направляемый в истреби­тельные батальоны и штабы истребительных батальонов, числить в кадрах войск НКВД как состоящий в длительной командировке. Заработной платой начсостав удовлетворять соответственно прилагаемому тарифному перечню'.

5. Обеспечить штабы истребительных батальонов необходимым авто­транспортом и лимитами на горючее. Штабам истребительных батальонов принять все вооружение, состоящее в батальонах и хранящееся на складах как заручное4.

6. Материально-хозяйственное обеспечение истребительных батальонов Московской и Ленинградской областей и Краснодарского края возложить на ОМТОХОЗО УНКВД5.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                       И.Серов

_______                                                                        ЦА ФСБ России

1См документ № 965. 1 Приложение не публикуется. 'Приложение не публикуется. Так в тексте документа.

5См. т. 2 настоящего сборника, документы № 542,669, а также документы № 805,825.

Ориентировка Управления особых отделов НКВД СССР № 16/22128 о действующей в г. Мценске немецкой разведывательной школе, готовящей подростков для совершения шпионских и диверсионных акций в частях Красной Армии1

5 июня 1942 г.

Особым отделом Брянского фронта на основании агентурных и следст­венных материалов установлено существование в г. Мценске разведыва­тельной школы германской военной разведки, которая готовит подростков в возрасте 11 — 13 лет с последующей засылкой их на нашу сторону для сбо­ра шпионских сведений.

Обучающиеся в Мценской разведшколе малолетние разведчики воспи­тываются в духе преданности германскому фашизму, изучают технику кон­спирации, способы сбора разведывательных данных, а также технику совер­шения диверсионных актов.

Арестованный несовершеннолетний германский разведчик2 «Рославец» — Кузьмичев Н.И., 1929 г. рождения, окончивший германскую разведшколу в г. Мценске, имел задание офицера германской разведки Мореца про­браться в г. Ефремов, вступить в одну из воинских частей Красной Армии в качестве воспитанника и собирать сведения о наличиии в Ефремове вой­сковых соединений, их численности и вооружении.

На случай задержания при перехоле линии фронта Кузьмичев был про­инструктирован офицером германской разведки Морецом выдавать себя за сына рабочего Конотопского завода Рославца Тимофея, которого немцы расстреляли как коммуниста, и вместе с отцом немцами также убита его мать. Желая мстить немцам за смерть родителей, он перешел линию фрон­та с тем, чтобы вступить в одну из действующих частей Красной Армии для осуществления своей цели.

Умело используя легенду, полученную от германской разведки, Кузьми­чев при переходе линии фронта арестован не был, сумел устроиться воспи­танником 18-го армейского запасного стрелкового полка и лишь впоследст­вии был разоблачен как агент германской разведки агентурным путем.

Сообщается для ориентировки в работе.

Зам. начальника Управления ОО НКВД СССР                  Мильштейн

_______                                                                        ЦА ФБС России

' Ориентировка была разослана начальникам особых отделов НКВД фронтов, воен­ных округов, флотов, флотилий и армий (см. также документ № 812). ! См. документы № 812, 842, 849


Немецкая разведка засылкой детей и подростков в советский тыл занималась уже в са­мом начале войны. Одной из первых информации по этому вопросу явилось сообщение УНКВД по Смоленской области от 4 сентября 1941 г. № 3044/2 в Особый отдел НКВД За­падного фронта. В первые месяцы войны дети и подростки направлялись органами абве­ра в тыл Красной Армии, как правило, за вознаграждение и без особой на то подготовки (см. т. 2 настоящего сборника, документы № 528, 688, 738). Но уже спустя два месяца ор­ганами абвера организуются специальные школы, где готовили из числа подростков раз­ведчиков и диверсантов. Подобные школы были созданы в г. Сланцы, в дер. Мануйлово Полавского района Ленинградской области, в г. Бобруйске (см. т. 2 настоящего сборника, доку мент № 719, а также доку мент № 812).

Позже абверкомандой 203 была создана диверсионная школа подростков в м. Гем-фурт, вблизи г. Кассель (Германия). Именовалась она «Особая команда Гемфурт». Началь­ником школы являлся унтер-офицер Шимек Роберт Антонович. В школе обучались подростки обоих полов от 13 до 17 лет. Набор производили из сирот, находившихся в дет­ских домах в Орше и Смоленске. Вербовали подростков-мальчиков якобы в «Русскую ос­вободительную армию», а девушек - в школу медицинских сестер. В школе после соответ­ствующей обработки подросткам объявляли, что из них будут готовить агентов-диверсан­тов, добивались согласия и оформляли вербовку. Одновременно в школе обучалось от25 до 75 человек. Обучение продолжалось 1-2 месяца, а некоторых агентов обучали полгода и больше. Переброска окончивших школу агентов осуществлялась абверкомандой 203 са­молетами со Смоленского и Минского аэродромов (ЦА ФСБ России).

 

 

№971

 

Спецсообщение УНКВД по Ленинградской области № 328 в НКВД СССР об аресте в г. Тихвине немецких разведчиков1

6 июня 1942 г.

6 июня с.г. в Тихвине УНКВД ЛО арестованы два немецких разведчика:

Ястребов-Китайский Александр Александрович, 1921 г. рождения, уро­женец Ростовской обл., ст. Синявская, русский, гражданин СССР, бывший красноармеец 1-й роты 68-го сп 70-й сд, разведчик-радист;

Бабак Григорий Иванович, 1921 г. рождения, уроженец Омской обл., ст. Драгунская, русский, гражданин СССР, бывший красноармеец 92-готанко­вого полка 46-й танковой дивизии Калининского фронта.

Ястребов-Китайский и Бабак были задержаны в комендантском управ­лении г. Тихвина, куда они явились для оформления командировочных до­кументов, выданных им немецкой разведкой.

Следствием установлено, что оба разведчика в августе 1941 г. попали [в] плен к немцам и были направлены [в] лагерь военнопленных в г. Рига2

 

' См. документы № 912, 917, 920,927.

'Вг.Риге немецкими оккупантами было образовано несколько лагерей, в том числе для военнопленных. Особенно крупным был Саласпилский лагерь, где фашистами было уничтожено свыше 100 тыс. советских военнопленных и мирных жителей, заподозренных в связях с партизанами (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 613,628).

В декабре 1941 г. они были завербованы для разведывательной деятель­ности бывшим капитаном Красной Армии Плетневым1, находящимся в плену.

После вербовки были направлены в г. Валк — школу разведчиков, кото­рая помещается по Семинарной ул., 19%

В школе обучались с 15 февраля по 20 мая с.г., изучали радиоприем на слух, работу на ключе, шифрование.

После окончания школы разведчики от приехавшего из Пскова капита­на немецкой армии фон Регенау' получили инструктаж и задание:

1. Разведать укрепления и их характер на участке Вологда—Черепо­вец—Тихвин.

2. Выявить минные поля и аэродромы, установив количество и типы са-молетов.

3.     Установить пути следования войсковых частей до линии фронта.

4 Выяснить, продолжает ли поступать на фронт американское и англий­ское вооружение.

5. По каким путям доставляется вооружение к линии фронта.

Добытые данные передавать через рацию по коду на латинском алфави­те, на волнах 59 и 56 метров; позывные со стороны разведчиков - «НАМ», ответ центра — «ВОЛ».

От немецкой разведки Ястребов-Китайский и Бабак получили докумен­ты: красноармейские книжки 225-го сп и командировочные предписания по маршруту Тихвин—Череповец—Вологда.

В ночь на 3 июня Ястребов-Китайский и Бабак были выброшены с са­молета на парашюте в районе г. Устюжна Вологодской обл.

Совместно с ними был выброшен третий разведчик:

Фомичев Анатолий, одет в форму воентехника 2 ранга частей связи, при себе имеет удостоверение личности и командировочное предписание 225-го сп |в] котором указано, что он командируется на базы снабжения в Черепо­вец, Вологду и Тихвин.

Является старшим этой группы разведчиков.

После приземления Фомичев отстал от Ястребова и Бабак, последние, зарыв рацию, направились в Тихвин

Допросами разведчиков установлено, что школа в г. Валк подготовила к выброске в тыл Красной Армии 38 разведчиков и 7 радистов, в числе кото­рых:

1 Плетнев В.А. - официальный сотрудник абверкоманды 104. Занимался вербовкой агентуры в Рижском лагере военнопленных и направлением ее в школы немецкой развед­ки.

' Речь идет о Вачгской разведывательной школе. Первое время школа размешалась в г. Валге Эстонской ССР, ул. Семинара, и имела два отделения — разведчиков и радистов.

'«Фон Регенау», «Хольмстон» — Смысловский Борис Алексеевич — генерал-майор (см. документ № 815).


1. Карпов Николай Карпович, кличка «Гулаг«, бывший ст. лейтенант Красной Армии.

2. Ботвинко Николай, кличка «Гава», бывший мл. лейтенант Красной Армии частей связи.

3. Добровольский Иван, кличка «Орел», бывший ст. лейтенант артилле­рии Красной Армии.

4. Людный Кузьма, на правой руке — татуированная надпись «Кузя». На груди татуировка — изображение орла.

5. Губарь Георгий, кличка «Короленко», ранее награжден орденом Крас­ной Звезды.

6.     Сергеев Федор, бывший красноармеец.

Школой руководит немец — капитан Шнеллер'. Преподаватели — док­тор Шуберт[1], унтер-офицер Блюме[2], унтер-офииер Мушник[3], ефрейтор Ле-

термозе[4].

В школе преподают также белоэмигранты по кличкам «Шамиль», «Фи-латьев», «Перелешин», «Садко», «Попов», последний является старшиной школы[5].

Ястребов и Бабак также показали, что 26 мая с аэродрома г. Сольцы Ле­нинградской области выброшены две группы разведчиков. Одна группа — в район г. Осташков в составе: радист — по имени Иван, кличка «Щука»; вто­рой разведчик — Добровольский Иван; третий — Людный Кузьма.

Другая группа выброшена (в] район г. Калинина в составе: радист — [noj имени Петр; второй разведчик — [по] имени Григорий; третьего арестован­ные не знают.

Следствие продолжаем, меры по розыску разведчика Фомичева и рации нами приняты.

Начальник Управления НКВД по Ленинградской области

комиссар государственной безопасности 3 ранга              Кубаткин

ЦА ФСБ России

1 Шнеллер, он же фон Шиллинг — капитан-лейтенант. С октября 1941 г. — начальник абвергруппы 112, с 1942 г. — начальник отделения Валгской школы, а не школы, как ука­зано в тексте документа. Начальником Валгской школы с сентября 1941 г. был подполков­ник фон Ризе, или Ризен Адольф, кличка «Рудольф». С 1944 г. являлся преподавателем в полку «Курфюрст».

■ По всей видимости, речь идетоГодило-Годлевском Александре Евгеньевиче. Пос­ледний являлся преподавателем в школе и имел клички «Шуберт» и «Александров» и про­звище «доктор».


Ястребов-Китайский Александр Александрович и Бабак Георгий Иванович 23 июля 1942 г. Особым совещанием при НКВД СССР осуждены к высшей мере наказания. При­говор был приведен в исполнение в Ильинском сельсовете, в 30 км от г. Тихвина, в при­сутствии местных жителей.


Сообщение НКВД СССР № 1005/Б в ГКО о полученных резидентурой НКВД СССР в Стокгольме агентурных данных о готовящемся наступлении немецких войск на Южном фронте и под Ленинградом

7 июня 1942 г.

Резидент НКВД СССР в Стокгольме передал следующие сведения, по­лученные агентурным путем:

1.Наш источник, связанный с английской разведкой в Швеции, ссыла­ясь на данные, почерпнутые из немецких кругов, сообщил, что во второй декаде июня (в десятых числах) немцы, надеясь закончить к этому сроку все приготовления, предпримут наступление на Южном фронте. С целью от­влечения сил Красной Армии с Южного фронта немцами одновременно бу­дут начаты активные наступательные операции на Центральном фронте.

2. Советник польской миссии в Стокгольме Пильх сообщил, что в Фин­ляндию прибыли три немецкие дивизии из Восточной Пруссии, предназна­ченные для наступления на Ленинград'.

Сведения о прибытии в Финляндию трех немецких дивизий проверя­ются.

Народный комиссар внутренних дел СССР                             Берия

ЦА ФСБ России

 

 

 

 

 

' 19 июля 1942 г. генеральный штаб сухопутных войск Германии информировал коман­дование группы армий «Север», что в настоящее время имеются соображения «вместо на­ступления на фронте Кронштадтской бухты начать наступление на Ленинград с задачей овладеть городом, установить связь с финнами севернее Ленинграда и тем самым выклю­чить русский Балтийский флот». 21 июля 1942 г. в директиве ОКБ № 44 говорилось: «Не позднее чем в сентябре будет взят Ленинград и благодаря этому высвобождены финские силы». В директиве № 45 от 23 июля 1942 г. группа армий «Север» получила конкретные указания о подготовке новой операции по захвату Ленинграда: «Операции, к которым сейчас ведется подготовка на участках фронта групп армий «Центр» и «Север», должны быть проведены быстро, одна за другой. Таким путем в значительной мере будет обеспе­чено расчленение сил противника и падение морального духа его командного состава и войск.

Группе армий «Север» к началу сентября подготовить захват Ленинграда. Операция получает кодовое наименование «Фойерцаубер» («Волшебный огонь») (см.: История Вто­рой мировой войны 1939-1945 (в двенадцати томах). М., 1975, т.5, с. 237).

Сообщение НКВД СССР № 1006/Б в ГКО с изложением данных, полученных от резидента НКВД в Стокгольме, о готовящемся наступлении немецких войск на Карельском перешейке

7 июня 1942 г.

Резидент НКВД СССР в Стокгольме передал следующие сведения, по­лученные агентурным путем из Хельсинки:

1.  Со второй половины мая началась усиленная переброска немецких войск через порт Ханко, откуда по железной дороге Ханко—Хювинкя и да­лее на Лахти ежедневно проходит 6-7 эшелонов с войсками, которым при­дана полевая и зенитная артиллерия.

2.  В порт Котка прибыло 14 транспортов с немецкими войсками, кото­рые железнодорожными эшелонами направляются в Коувола.

3.  На Карельском перешейке в районе Лемпаала проводится подготовка к большому наступлению'. Эти сведения получены от финского офицера, вернувшегося из Лемпаала в Хельсинки 28 мая.

4.  На металлозаводе в Хельсинки (ул. Ленротегатан, 18) началось изгото­вление фанат для наполнения газами, которые предназначены к использо­ванию гранатометами. На этом же заводе изготовляются части к газовым маскам.

Народный комиссар внутренних дел СССР                             Берия

ЦА ФСБ России

1 Имеется в виду планируемое наступление немецко-фашистских войск на Ленинград (см. документ № 972).


Немецко-фашистское командование, собирая в начале июня 1942 г.крупные силы на Карельском перешейке, рассчитывало захватить северные районы СССР и стремилось до­биться объединения финских и немецко-фашистских войк с целью создания второго кольца блокады вокруг г.Ленинграда. Однако эти планы противника не осуществились на практике. В упорных боях войска Карельского фронта остановили противника и вынуди­ли его перейти к обороне (см.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: энциклопедия. М., 1985, с. 321).

Сообщение представителя УНКВД по Ленинградской области в г. Тихвине № 245 в УНКВД области о приведении в исполнение решения Особого совещания при НКВД СССР в отношении немецких агентов Л.А.Юшкова и Г.А.Куликова1

7 июня 1942 г.

Решение Особого совещания при НКВД СССР в отношении немецких агентов парашютистов Юшкова Леонида Александровича, Куликова Гурия Алексеевича приведено в исполнение в 14 час. 7 июня с.г.

Парашютисты расстреляны на месте выброски их на парашютах с само­лета противника у дер. Липная Горка Тихвинского района. При расстреле присутствовали 50 колхозников, большинство члены семей военнослужа­щих Красной Армии, принимавших участие в розыске и задержании пара­шютистов.

Ответственным за проведение операции был зам. начальника 1-го спец­отдела ст. лейтенант госбезопаности Пятин2.

Расстрел производили 12 красноармейцев 5-й дивизии войск НКВД под командой капитана Ильинского. Из красноармейцев никто трусости не проявил

Тов. Пятин разъяснил колхозникам о том, что «немецкие шпионы — из­менники социалистической Родины, предатели Ваших отцов, детей и му­жей, выброшенные с самолета противника, не явившиеся и добровольно не раскаявшиеся в своей предательской работе, пролетарским судом пригово­рены к расстрелу».

В ответ на это от колхозников последовали бурные аплодисменты.

От места расстрела колхозники находились в 70 метрах. После расстре­ла, подойдя ближе к расстрелянным изменникам, колхозники заявляли: «Собакам собачья и смерть», «Из-за них мы несем такие лишения».

1     См. документ № 927.

2     Пятин Иван Дмитриевич (1904 - ?) - полковник (1947). С марта 1940 г. - начальник 6-го отделения 1-го спецотдела УНКВД по Ленинградской области. С апреля 1942 г. — за­меститель начальника I -го спецотдела УН КВД по Ленинградской области. С марта 1949 г. - старший оперуполномоченный моботделения МВД г. Сыктывкара Коми АССР.

С сентября 1949 г. — заместитель начальника отдела лагпункта № 3 Ухтижелага МВД С апреля 1950 г. — начальник 1-го отделения отдела режима и надзора службы Управления Ухтижелага.

В мае 1954 г. приказом МВД СССР № 1322 уволен из органов в запас по болезни.


В момент, когда расстрелянных стали грузить в машину, одна из колхоз­ниц спросила: «Не в Тихвин ли Вы их повезете?» Ее соседка заявила: «Таких сволочей надо не в Тихвин везти, а выбросить в грязную канаву и завалить мусором, а не землей».


В отношении Жаворонкова приговор в исполнение не приведен Он следует этапом из Малой Вишеры.

Зам. начальника Управления НКВД по Ленинградской области

майор госбезопасности                                                        Иванов1

ЦА ФСБ России

 

№975

 

Сообщение закордонного агента НКВД СССР об обращении группы высших офицеров

германской армии к А.Гитлеру с предложением заключить компромиссный мир с целью спасения Германии от военного поражения2

11июня 1942 г.

Иванов Иона Иванович (1900 - ?) - комиссар милиции 2 ранга (1947). С июня 1939 г. - заместитель начальника Управления НКВД-НКГБ-НКВД по Ленинградской области. С июня 1943 г. - первый заместитель начальника УНКГБ по Ленинградской области. С ию­ля 1944 г. — заместитель начальника УНКВД по милиции г Ленинграда. С января 1952 г -заместитель начальника УМВД по Ивановской обл. С апреля 1953 г. - начальник Управ­ления милиции, он же заместитель начальника УМВД по Ивановской области. •' См. документы № 928, 931, 949.

' Людендорф Эрих (1865-1937) — военный и полтический деятель Германии, генерал пехоты (1916), один из авторов теории «тотальной войны».

' В результате поражения в войне и мощного национально-освободительного движе­ния в конце 1918 г. Австро-Венгрия распалась.


Несколько высших офицеров германской армии, в том числе генерал от инфантерии Д.Ветцель, бывший начальник генштаба при Людендорфе3, об­ратились к Гитлеру с меморандумом, в котором резко критикуют положение германской армии и предлагают в интересах спасения Германии предпри­нять немедленные шаги для заключения мира. Все эти офицеры в настоя­щее время арестованы, так как было установлено, что они успели перепра­вить копию меморандума за границу (вероятно, в Швейцарию). В меморан­думе указывается, что, несмотря на высокое тактическое обучение отдель­ных частей армии, прекрасную обученность и взаимодействие пехоты и авиации, а также удачное сосредоточение политического и военного руко­водства в одних руках, в этой войне была повторена роковая ошибка про­шлой войны. Эта ошибка заключается в том, что на армию были возложены стратегические задачи без реального учета ее возможностей, в связи с чем Германия попала сейчас в положение австро-венгерской монархии4. Эта ошибка усугубляется тем обстоятельством, что в тылу воюющей армии не­достает уверенности, народ не знает, что его ждет завтра, и такое положение неизбежно приведет к краху Германии. Поэтому офицеры, прошедшие школу прошлой войны, движимые любовью к родине, считают себя выну­жденными обратиться к Гитлеру и просить его предпринять, пока не позд­но, шаги к спасению Германии. Это спасение они видят в заключении ком­промиссного мира. Если такой мир будет предложен противнику еще до на­ступления лета и решающих боев, то есть надежда, что Германия выйдет из этой войны с честью.

Архив СВР России

В своих воспоминаниях о военных годах шеф политической внешней разведки Вальтер Шеллснберг указывает, что летом 1942 г.среди высшего военного командования Германии, руководителей различных государственных учреждений созрело мнение о не­возможности окончательной победы. Это порождало в их среде желание достичь компро­мисса со своими противниками путем тайных переговоров.

При этом учитывалось, что Сталин был недоволен союзниками, поскольку отклады­валось открытие второго фронта: Англия ждала прибытия стратегических материалов из Америки. Все это, по мнению Шелленберга, создавало предпосылки для установления контактов с советской стороной одновременно с началом переговоров с Западом. К этому времени немцам было известно о попытках японцев выступить в качестве посредников, которые считали возможными переговоры о компромиссном мире с Россией.

Вавгусте 1942 г. Шелленберг. по его словам, имел разговоре Гиммлером, который одо­брил идею подготовки возможного заключения компромиссного договора с противни­ками по войне, сделав объектом этих договоров те страны и территории, которые были за­воеваны Германией до 22 июня 1941 г.

Такого же мнения придерживался и министр иностранных дел нацистской Германии советник Гитлера по внешней политике Иоахим фон Риббентроп, который в своих мему­арах пишет: «Я придерживаюсь взгляда, что фюреру необходимо совершенно решающим образом облегчить ведение нами войны, а потому прошу его немедленно представить мне полномочия для установления через советского посла в Стокгольме мадам Коллонтай контакта со Сталиным с целью заключения мира, причем, раз того уже не миновать, со сдачей большей части завоеванных на Востоке областей...»

Однако Гитлер не пожелал разговаривать с Риббентропом на эту тему и вел с ним речь лишь о положении дел в Африке. В последующие дни ему не представилось никакой воз­можности еще раз заговорить с Гитлером о его плане установления контакта со Сталиным (см.: Риббентроп И. фон. Между Лондоном и Москвой. Воспоминания и последние запи­си. Перевод с немецкого. М., 1996, л. 197; Шелленберг В. Лабиринт. Мемуары гитлеров­ского разведчика. Пер. с англ. М.. СП «Дом бируни», 1991, с. 290-306).


Сообщение НКВД СССР № 16/23484 в Главное политическое управление Красной Армии о формировании германским командованием на временно оккупированной территории Украины Украинской национальной добровольческой армии1

13 июня 1942 г.

По сообщению Особых отделов НКВД Южного и Юго-Западного фрон­тов, германское командование на временно оккупированной территории УССР активно формирует Украинскую национальную добровольческую ар­мию из украинского населения и из числа завербованных ими пленных бывших военнослужащих Красной Армии.

Формирование частей Украинской добровольческой армии широко пропагандируется среди местного населения оккупированных районов и в лагерях военнопленных с целью показа своей «освободительной» миссии.

Добровольцам, записавшимся в украинские национальные части, с це­лью поощрения создаются улучшенные условия содержания в лагерях.

Задержанный Особым отделом 56-й армии 6 мая с.г. Максименко, уро­женец с. Ново-Троицкое Сталинской области, показал, что он является сол­датом так называемой «Украинской добровольческой армии». 20 апреля с.г. был мобилизован немцами и направлен на сборный пункт в г. Мариуполь2, там уже находилось около 5000 жителей районов, временно оккупирован­ных противником, мобилизованных в «Украинскую добровольческую ар­мию».

В Мариуполе Максименко был одет в немецкую форму, получил винтов­ку советского образца и с группой в 40 человек, мобилизованных украин­цев, был направлен в хутор Веселый Таганрогского района, где проходил строевую подготовку и нес охрану Таганрогского залива.

См документ № 789.

1Вг. Мариуполе в формировании Украинской национальной добровольческой армии наряду с германским командованием принимали участие и органы абвера. В частности, подобной деятельностью занималась абвергруппа 103, которая подчинялась абверкоман­де 101. В г. Мариуполе абвергруппой 103 формировались и другие «добровольческие» от­ряды из антисоветски настроенных военнопленных донских, кубанских и терских казаков для боевых действий против частей Красной Армии в случае отступления немцев с окку­пированных территорий.


В апреле с.г. в Ольгинском районе Сталинской области и в других насе­ленных пунктах оккупированных областей Украины немцы насильно моби­лизовали мужское население в возрасте от 17 до 45 лет и всех зачислили в «Украинскую добровольческую армию».


Командный состав «Украинской добровольческой армии» состоит из ук­раинцев и русских бывших командиров Красной Армии, перешедших на сторону немцев, руководство которыми осуществляют немцы.

По показаниям Максименко, мобилизованные немцами украинцы на­строены против немецких захватчиков и ждут наступления Красной Армии для того, чтобы перейти на ее сторону.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

начальник Управления особых отделов                             Абакумов

ЦА ФСБ РФ


Перечень вопросов, разработанных УНКВД по Ленинградской области для использования при допросе немецких агентов А.А.Ястребова-Китайского и Г.И.Бабака, переброшенных самолетом 2 июня 1942 г. на территорию Вологодской области и захваченных в результате проведения радиоигры «Кварц»'

13 июня 1942 г.

Арестованных необходимо дополнительно допросить по следующим во­просам:

1.  Подробнее об обстоятельствах пленения Бабака Г.И. и Ястребова-Ки­тайского А.А. немецкими войсками: с кем вместе они попали в плен, судь­ба этих людей, не было ли в данном случае добровольного перехода на сто­рону немцев.

2.  Подробно об обстановке в лагерях для советских военнопленных; на­личие в лагерях полицейских и надсмотрщиков из среды военнопленных, каким путем подбирались немецким командованием эти лица. Имели ли место случаи отправки военнопленных в гестапо, кого именно. Производи­ло ли немецкое командование группировку военнопленных по националь­ному признаку или по признаку происхождения из одной местности. Про­изводился ли отбор радистов.

3.  Каким путем производился отбор военнопленных для комплектова­ния школ немецких разведчиков. Предшествовала ли этому какая-либо по­литическая обработка военнопленных, принималось ли во внимание соци­альное происхождение военнопленного, наличие судимостей и т.д. Требова­лись ли для назначения в школу разведчиков рекомендации от лиц из сре­ды военнопленных, поступивших в полицию.

4.  Как происходило оформление в школу разведчиков: заполнялись ли какие-либо анкеты, отбиралась ли автобиография, [устанавливались ли] родственные и другие связи. Характер отбираемого обязательства, когда присваивалась кличка

Кто осуществлял вербовку, чем угрожали в случае отказа. Имело ли мес­то фотографирование вербуемого.

1 Вопросник утвержден заместителем начальника УНКВД по Ленинградской области (см. документы № 912.917, 920,927, 971, 974). ' См. документы № 922, 971.


5.     Подробно об обстановке в Валгской школе немецких разведчиков:
режим, распределение по группам, организация обучения, какие предметы
преподавались, по каким пособиям. Давались ли материалы о новых типах вооружения Красной Армии. Кто преподавал, фамилии, приметы, клички. Кто занимался составлением легенд, способы легализации и т.п.

6.  Подробнее о контингенте обучавшихся в Валгской школе разведчи­ков: кто обучался, фамилии, клички, места рождения, в каких частях Крас­ной Армии ранее служили, внешние приметы. Кто из обучавшихся уезжал из школы на выполнение задания немецкой разведки, куда, возвращались ли. Способы переброски через линию фронта.

7.  Подробно об инструктаже, который получили Бабак и Ястребов-Ки­тайский перед выброской: поведение на нашей территории, способы лега­лизации, каким путем собирать нужные шпионские сведения. Желательное место расположения рации, на кого из местного населения ориентировать­ся для подыскания квартиры. Каким путем и где встретиться после призем­ления на парашютах. Поведение в случае порчи рации.

По этим же вопросам допросить Бабака и Ястребова-Китайского о их поведении после приземления на нашей территории.

8.     Подробнее о штабе разведки 18-й немецкой армии в г.Пскове: где рас-
положен (по возможности дать хорошие ориентиры), состав официальных
сотрудников, фамилии, звание, внешние приметы, форма одежды. Органи-
зация выдачи фиктивных документов.

Кроме вышеизложенного необходимо тщательно допросить обвиняе­мых разведчиков по имеющейся ориентировке КРО УНКВД по Ленинград­ской области о Валгской школе, так как в процессе проведенных допросов никаких данных о них не получено.

Внести исправления в фамилию одного из руководителей разведки 18-й немецкой армии капитана фон Регенау, так как в протоколах везде ошибоч­но указано «фон Регенам» или «фон Регенал»1.

Составил: зам. нач. отделения КРО УНКВД по Ленинградской области
лейтенант госбезопасности                                              
Шустиков1

1 «Фон Регенау», он же «Хольмстон», — кличка Смысловского Бориса Алексеевича (см. документ № 815).

В тексте документа допущена неточность. Смысловский Б.А. не являлся руководите­лем разведки 18-й немецкой армии. Он возглавлял контрразвелывательный орган «Зон-дерштаб Р». Последний был создан абвером в 1942 г. и занимался агентурной разведкой и разложением партизанских отрядов, выявлением лиц, связанных с партизанами; под­польных антифашистских групп и организаций. Смысловский Б.А. имел воинское звание генерал-майор, а не капитан, как указано в тексте.

1 Шустиков Сергей Сократович (1914 - ?) - полковник (1954). С ноября 1940 г. - заме­ститель начальника 1-го отделения ЭКО УНКВД по Ленинградской области. С марта 1941 г. — старший оперуполномоченный 3-го отделения КРО УНКГБ по Ленинградской области. С апреля 1942 г. — заместитель начальника 6-го отделения КРО УНКВД по Ле­нинградской области, затем заместитель начальника 5-го отделения. С июля 1943 г. — на­чальник 2-го отделения 2-го отдела УНКГБ по Ленинградской области. С декабря 1944 г. - начальник 2-го отдела УНКГБ по Новгородской области. С октября 1946 г. — начальник 4-го отдела УМ ГБ по Новгородской области. С июня 1952 г. - заместитель начальника Уп­равления милиции УМГБ по Иркутской области.


ЦА ФСБ России

Указание НКВД СССР № 2852/22158 наркомам внутренних дел Грузинской, Азербайджанской и Армянской ССР об агентурно-оперативных мероприятиях по пресечению подрывной деятельности турецкой разведки

14 июня 1942 г.

Данными закордонной агентуры погранвойск устанавливается, что в Турции происходит стягивание первой армии под командованием генерала Селим-паши к советским границам. Пункты дислокации намечены: Игдыр, Каре, Ардаган, Сарыкамыш. В связи с этим нужно ожидать оживления дея­тельности турецкой разведки. Примите срочные меры по активизации ра­боты нашей проверенной агентуры, в особенности в приграничных районах республик. Направьте работу на выявление каналов проникновения враже­ской агентуры, предотвращение возможных диверсионных актов. О приня­тых мерах немедленно телеграфно сообщите.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                     Меркулов

ЦА ФСБ России

После оставления частями Красной Армии в мае—июне 1942 г. Крыма нейтралитет Турции приобретал все более условный характер. Турецкое правительство стало беспре­пятственно пропускать через проливы корабли и вооруженные суда стран фашистского блока.

Одновременно с этим турецкие полевые войска и пограничная охрана активизирова­ли провокационные действия против советских пограничников и местного населения на­ших приграничных районов. В летние месяцы 1942 г., когда немецко-фашистские войска вели наступление на Северном Кавказе, турецкая пограничная охрана 8 раз обстреливала наши пограничные наряды, 15 раз турецкие пограничники и местные жители в дневное время при ясной видимости нарушали границу. Турецкая разведка усилила разведыватель­ную, диверсионную и подрывную деятельность особенно в период тяжелой для нашей ар­мии обстановки на фронте (август - октябрь 1942 г.).Тольков 1942 г. на этом участке гра­ницы было задержано 47 турецких агентов (см.: Пограничные войска СССР в годы Вто­рой мировой войны 1939-1945. М., 1995, с. 265).


Сообщение закордонного агента НКВД СССР о подготовке японцами провокаций на границе СССР с Маньчжоу-Го

14 июня 1942 г.

По данным из кругов японской военной миссии в Харбине, японское командование в Маньчжурии получило указание создавать на советской границе пограничные конфликты. В частности, возможен залет японских самолетов в глубь советской территории.

Архив СВР России

В течение 1942 г. на советско-маньчжурской границе имели место 16 случаев обстрела наших пограничных застав, нарядов, советских граждан и территории со стороны япон­ских военнослужащих и полицейских. Неоднократно предпринимались попытки захвата и увода в Маньчжурию наших военнослужащих и местных жителей (см.: Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939-1945. М., Граница, 1995, с. 276).

 

№980

 

Докладная записка НКВД Крымской АССР № 17642 во 2-е Управление НКВД СССР о деятельности германских разведывательных органов на территории Крымской АССР

17 июня 1942 г.

1     Керченский полуостров - восточная часть Крымского полуострова. С севера омыва­ется Азовским морем, с юга - Черным морем, на востоке — Керченским проливом. Пло­щадь - около 3 тыс. км2.

2     Первый раз г. Керчь войсками Красной Армии был оставлен 16 ноября 1941 г., а за­тем освобожден 30 декабря 1941 г. Второй раз был оккупирован немецко-фашистскими войсками в середине мая 1942 г. Противник создал многочисленные опорные пункты. Особенно сильно были укреплены город и порт Феодосия.

На территории Керченского полуострова немецкими спецслужбами была развернута широкая разведывательно-диверсионная и контрразведывательная деятельность по выяв­лению подозрительных лиц среди населения этого региона (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 329, 331).


С оккупацией немцами Керченского полуострова' в г. Керчь прибыл ап­парат гестапо, морской разведки, полевой жандармерии и комендатур, ко­торые развернули работу по выявлению коммунистов, комсомольцев, депу­татов Советов, партизан и лиц, сочувствующих Советской власти2.


Кроме того, гестапо через городскую управу провело полный учет еврей­ского и крымчакского' населения, которое впоследствии зверски расстре­ляло наряду с русскими и лицами других национальностей, заподозренны­ми в сочувствии к Советской власти.

Всего ими было расстреляно только в г.Керчи более 7 тысяч человек и в г.Феодосии — около 2 тысяч человек, в том числе малолетние дети и стари­ки.

Помимо того, гестапо занималось выявлением всех эвакуировавшихся из Керчи руководящих партийных и советских работников, в первую оче­редь работников органов НКВД и лиц, связанных с ними.

Особое внимание гестапо, комендатуры и полевая жандармерия уделяли насаждению агентуры для выявления партизан, находившихся вАджимуш-кайских и Старо-Карантинских каменоломнях, их баз и свя щ, для чего да­валось своей агентуре задание выявить:

1. Сколько в каждом отряде партизан.

2. Какое вооружение они имеют.

3. Имеют ли связь с Кубанью и как она осуществляется.

4. Наличие продуктов питания и воды.

5. Кто и где из членов их семей проживает.

Такое задание получил завербованный работником гестапо Гримом ку­лак Буханцов Иван Антонович, 1889 г. рождения, русский, гражданин СССР,беспартийный, и другие разоблаченные агенты гестапо в количестве 30 человек, из которых 22 человека уже осуждены к ВМН.

Наряду с этим германское военное командование и гестапо занимались вопросами и экономического порядка. Так, например, арестованный нами Ковганенко Виталий Давидович, 1902 г. рождения, по профессии юрист, признался, что был завербован начальником гестапо и получил задание со­брать данные среди компетентных лиц о потенциальных ресурсах железной руды и нефти на Керченском полуострове и возможности восстановления металлургического завода имени Войкова и Камыш-Бурунского железоруд­ного комбината.

По этому вопросу немецкое командование писало в Берлин специаль­ную докладную записку, в которой излагалось мнение о возможности экс­плуатации керченской руды.

Активную разведывательную работу проводила морская разведка, со­стоящая в основном из русских белогвардейцев-эмигрантов, которые вербовали также агентуру для заброски на Кубань. Кавказ, даже перевер­бовывали нашу агентуру, забрасываемую из Таманского полуострова2 в Керчь.

1 Крымчаки — малочисленная народность. Живут главным образом в городах Крыма (Симферополь, Севастополь, Керчь. Феодосия) и на Кавказе (Новороссийск, Сухуми). Язык относится к тюркским языкам, однако большинство крымчаков считает родным языком русский. Верующие крымчаки - иудаисты.

1 Таманский полуостров омывается Азовским морем на севере и Черным морем — на юге, в Краснодарском крае. Площадь — около 2 тыс. км'.


Как установлено следственным и агентурным путем, в состав морской разведки входили следующие белогвардейские офицеры, ранее проживав­шие в Болгарии:

1. Савченко Константин Васильевич, уроженец Одессы, 40-45 лет, высо­кого роста, седой, лицо смуглое, глаза карие1.

2. Назаров Иван Иванович, среднего роста, блондин, глаза голубые, на правой шеке шрам, на котором носит наклейку пластыря2.

3. Станчулов Леонид Федорович, 40-45 лет, среднего роста, брюнет, нос ровный'.

4.     Янковский Илья, по национальности болгарин.

5.     Лейтенант, немец, фамилия не установлена, который возглавлял мор-
скую разведку4.

Все они носили форму немецкого офицера.

Из показаний Постниковой Марии Арсентьевны, у которой жили ука­занные офицеры, Савченко в беседе высказывался, что в Керчи они пробу­дут недолго и что, как только займут Севастополь, их штаб переедет туда. Кроме того, Савченко ей говорил, что якобы Назаров и Станчулов прибы­ли в Керчь еще до отхода частей Красной Армии.

Из деятельности морской разведки в Керчи установлено следующее:

1.  В начале декабря 1941 г. нами была переброшена с Кубани на Керчен­ский полуостров группа из 5 человек для разведывательной и подрывной ра­боты в тылу у немцев. Один из этой группы — Белозерец, из казаков ст.Фан-таловской, будучи арестован морской разведкой5, признался во всем и вы­дал весь состав группы, часть которой арестовали и расстреляли, а его, Бе-лозерца, перевербовали и перебросили на Кубань с разведывательными за­даниями. Белозерец в этом был нами разоблачен, предан суду военного три­бунала, решением которого осужден к высшей мере наказания'.

2.  10 января 1942 г. НКВД СССР ориентировал нас о радиоперехвате те­леграммы немецкого резидента «Сирра»' относительно подводной станции подслушивания на трассах подводной кабельной связи Азово-Черномор-ского бассейна, как источник этих сведений указывался Васинский Алек­сандр Федосеевич, заведующий кабельной базой Керчи.

1 Савченко К. В. (1898 - ?) — сотрудник морской разведывательной команды «Марине Айнзатцкомандо дес Шварцен Меерс» до 1942 г., затем резидент «АСТ юга Украины» в Одессе. В 1943 г. перешел в «АСТ Крым». Арестован органами госбезопасности и привле­чен к уголовной ответственности.

'Назаров И.И., он же Илья Иванович, — резидент «АСТ юга Украины» на станции Марганец и в г. Николаеве, затем резидент «АСТ Крым» в г. Геническе, впоследствии ре­зидент абверкоманды 301.

' Станчулов Л.Ф. (1916 - ?), кличка «Фишер», - резидент «АСТ юга Украины» до мар­та 1943 г., затем резидент контрразведывательного органа АО 3 при штабе командующего тылом немецкой армейской группы А в Херсоне и Одессе. Арестован органами госбезо­пасности и привлечен к уголовной ответственности.

' По всей видимости, речь идет о лейтенанте Бирмане Германе, который вначале руко­водил форгруппой в команде «Марине Айнзатцкомандо дес Шварцен Меерс», а затем с группой белоэмигрантов был передан в «АСТ юга Украины».

5 См. документ № 860.

* Белозерец В.Ф. осужден 31 декабря 1941 г. военным трибуналом 51-й отдельной ар­мии по ст. 58-1«б» УК РСФСР к высшей мере наказания.

' Речь идет о морской разведывательной команде Черного моря («Марине Айнзатцко­мандо дес Шварцен Меерс»). Начальником органа был корвет-капитан Ротт по кличке «Сирр».


Произведенной проверкой был установлен не Васинский, а Васютин-ский Александр Федосеевич, завхоз кабельной базы г. Керчи, который, бу­дучи арестован, признался, что с прибытием в Керчь немецких оккупантов он был вызван к офицеру морской разведки, после непродолжительной об­работки был им завербован и передал ему шпионские сведения, имеющие важное государственное значение, об установленном в 1941 г. в районе Се­вастополя подводном шумопеленгаторе, о трассах подводной кабельной связи Азово-Черноморского бассейна, а также содействовал морской раз­ведке в использовании в шпионских целях Константинова Михаила Ва­сильевича — старшего техника кабельной базы.

Константинов, будучи арестован, признался, что он был враждебно на­строен к Советской власти, поэтому уклонился от эвакуации и с приходом немецких оккупантов в Керчь через Васютинского установил связь с офице­рами морской разведки и передал последним секретные сведения государст­венной важности о трассах подводной кабельной связи Азово-Черноморско­го бассейна Севастополь—Новороссийск, Новороссийск—Туапсе, Туап­се—Сухуми, а также всей подводной связи Керченского пролива и о прове­денных им секретных оборонных работах в районе Севастополя. 21 декабря 1941 г. он, Константинов, содействовал офицерам морской разведки в орга­низации подслушивания в местах соединения подводных кабелей, связываю­щих Приморскую армию1 через Новороссийске Генштабом РККА.

Кроме того, Константинов и Васютинский по заданию немецкого ко­мандования организовали восстановление в Керчи телефонной связи для германского командования и его административно-хозяйственных органов и для этой цели ими был привлечен ряд работников связи из числа антисо­ветски настроенных и социально чуждых лиц.

Всего по делу арестовано 11 человек. Дело следствием закончено и на­правлено на рассмотрение военного трибунала Крымского фронта2.

По материалам следствия также установлено, что вышеуказанных офи­церов морской разведки посещали моряки и ряд военнопленных красноар­мейцев, некоторые из них жили в их квартире по нескольку дней, а затем куда-то уезжали. Среди красноармейцев фигурирует молодой человек из станицы Фанталовской, который по приметам является вышеуказанный Бел озерец.

Всего на Керченском полуострове выявлено и арестовано — 61 агент ге­стапо, морской разведки и военных комендатур.

В основном это местные жители, социально чуждый и уголовный эле­мент, некоторые из них были в плену в Германии, а также служили в РККА и сдались в плен противнику.

Наиболее характерными делами являются:

1 Приморская армия сформирована в июле 1941 г. на Южном фронте. До 19 авгу­ста именовалась как отдельная Приморская армия. Участвовала в обороне Одессы и Севастополя. В начале июля 1942 г. Приморская армия была эвакуирована на Кавказ, где ее управление было расформировано, а ее соединения и части переданы в другие армии.

1 Васютинский А.Ф. и Константинов М.В. 1 июня 1942 г. осуждены военным трибуна­лом войск НКВД по охране тыла Северо-Кавказского фронта по ст. 58-1«а» УК РСФСР к высшей мере наказания каждый. Остальные проходившие по делу лица осуждены к раз­личным срокам наказания.


1. Дело группы работников гестапо, по которому арестованы Бейгулова Ольга Харитоновна, 1920 г. рождения, русская, член ВЛКСМ, до ноября 1941 г. служила фельдшером в 320-й сд.

Бейгулова с группой девушек — Железняк Анисией Трофимовной, Его­ровой Зинаидой Николаевной, Тальгрен Екатериной Захаровной и Тюри-ной Феодорой Захаровной (все арестованы) — поступили на службу в геста­по, были тесно связаны с офицерами гестапо, от которых получали деньги, подарки и задания по выявлению партизан, коммунистов и советских ра­ботников, что они активно выполняли1.

Особенно близки они были с офицером гестапо Фельдманом, который о себе рассказывал, что он уроженец России, до 1933 г. проживал в СССР, не­далеко от Ленинграда, а в 1933 г. выехал в Берлин, где женился. Из Германии в СССР якобы приезжал в составе делегации как переводчик.

Фельдман в гестапо ведал еврейским отделом и проводил все операции по подготовке к расстрелу еврейского населения.

Бейгулова призналась, что она, дезертировав из РККА, осталась в Кер­чи и, перейдя на службу в гестапо, дала свое согласие офицерам Фельдману и Шульцу вести работу по выявлению коммунистов, партизан и евреев, за что получала вознаграждение. Кроме того, Бейгулова показала, что она и остальные работавшие с ней в гестапо, ныне арестованные, должны были пройти школу разведчиков для работы в тылу Красной Армии.

Аналогичные задания имели и остальные арестованные.

2. Дело группы предателей среди партизан, по которому арестованы Лукьяненко Даниил Федорович, Самарин Федор Васильевич и Федорченко Андрей Калинникович.

Лукьяненко дезертировал из партизанского отряда, был арестован геста­по, где выдал местонахождение базы отряда, после чего был завербован ге­стапо и получил задание склонить к этому других партизан. Выполняя это задание, Лукьяненко обработал из других отрядов партизан Самарина и Фе­дорченко, и последние также, будучи завербованы гестапо, выдали базы от­рядов.

Все они осуждены военным трибуналом к ВМН.

Среди завербованной гестапо агентуры были также и коммунисты, как, например, арестованный Золотоверхое Константин Васильевич, член ВКП(б), признался, что он как боец истребительного батальона был аресто­ван гестапо и, дав согласие работать на гестапо, был освобожден и по их за­данию вел предательскую работу.

Аналогичное показание дал арестованный Климов Афанасий Никитич, член ВКП(б), бывший боец истребительного батальона, который был аре­стован гестапо и освобожден после вербовки, причем Климов выдал геста­по местонахождение базы партизанского отряда.

'30 июня 1942 г. военным трибуналом войск НКВД по охране тыла Северо-Кавказско­го фронта осуждены Бейгулова О.Х по ст. 58-1 «б» УК РСФСР и Железняк А.Т. по ст. 58-1 «а» УК РСФСР к высшей мере наказания.


Арестованный Кущ Александр Прокофьевич признался, что он. служа в РККА, в сентябре 1941 г. сдался в плен к немцам под Винницей, с плена бе­жал в Крым, где был арестован гестапо и завербован для ведения разведы­вательной работы в тылу Красной Армии. Кущ при бегстве немцев из Фео­досии был нарочно оставлен гестапо в тюрьме вместе с 8 другими аресто­ванными, для того чтобы, оставшись в тылу Красной Армии, вести разведы­вательную работу.

Следственным и агентурным путем установлено, что большую преда­тельскую деятельность проводили в деревнях старосты, которые оказывали активную помощь германским разведорганам по выявлению партизан, коммунистов и советских работников. Некоторых из старост немецкое ко­мандование представляло к награде.

Характерным в этом отношении является староста дер. Паша-Салынь Туленко Гавриил Иванович, бывший кулак, который занимался предатель­ством партизан и лиц, противодействующих немецким захватчикам1. Из за­хваченных документов видно, что германский офицер ст. лейтенант Гутген-бергер в своем донесении, сообщая об активной помоши ему со стороны Ту­ленко и других старост в розыске партизан и советских разведчиков, указы­вает, что необходимо наградить Туленко за борьбу с партизанами и саботаж­никами.

О ликвидированных делах на немецкую агентуру по г. Севастополю на­ми уже сообщалось Вам № 003/22 от 2 марта 1942 г.

В последнее время в производстве имелось дело на переброшенного че­рез линию нашего фронта известным оберлейтенантом германской развед­ки, русским белогвардейцем Малишевским Александром Сергеевичем2 — Лисаковского Владимира Васильевича', о котором сообщалось в адрес зам. наркома внутренних дел Союза ССР комиссара государственной безопас­ности тов. Меркулова № 188 от 16.IV. 1942 г.

Лисаковский по телеграфному требованию нач. 4-го Управления НКВД СССР старшего майора государственной безопасности тов. Судоплатова 29.V.c.r. этапирован в их распоряжение.

Необходимо отметить, что Малишевский проводил очень активную ра­боту на Крымском участке фронта по заброске в наш тыл агентуры, исполь­зуя для этого преимущественно военнослужащих Красной Армии, попав­ших в плен к противнику и содержащихся в лагерях для военнопленных в городах Симферополе, Феодосии и Джанкое, причем Малишевский непо­средственно руководит переброской своей агентуры через линию фронта.

В феврале с.г. на Крымском участке фронта при попытке перехода ли­нии фронта наших войск были задержаны 6 агентов немецкой разведки, за­вербованные и переброшенные Малишевским, а именно:

1 Малишевский А.С. - белоэмигрант, лейтенант германской армии, руководитель мельдекопфа абвергруппы 101. Этот мельдекопф забрасывал в советский тыл наиболее квалифицированную агентуру с заданиями вербовать агентов и создавать резидентуры. Для обратного возвращения агентура имела основной пароль «Щ Пушкин» (по кличке Малишевского - «Пушкин»).

'Лисаковский В.В. арестован 24 марта 1942 г. и 3 марта 1943 г. осужден к 5 годам ис­правительно-трудовых работ в ИТЛ строгого режима.

4 Шакиев Сулейман 7 мая 1942 г. военным трибуналом Крымского фронта осужден по ст. 58-1 «б» УК РСФСР к высшей мере наказания.


1. Шакиев Сулейман, 1900 г. рождения, уроженец г. Керчи, татарин, гра­жданин СССР, бывший десятник Керченского отделения Эпрон, в Красной Армии с августа 1941 г., сдался в плен к немцам в ноябре 1941 г."

2. Фиоренли Михаил Николаевич, 1897 г. рождения, уроженец и житель г. Керчи, грек, гражданин СССР, беспартийный, парикмахер, в Красной Ар­мии с сентября 1941 г., а с 7 ноября 1941 г. сдался в плен.

3. Логвин Митрофан Васильевич, 1918 г. рождения, уроженец с. Левый-Россош Воронежской области, житель хут. Калинин Ладожского района Краснодарского края, русский, беспартийный, службу проходил во 2-м Черноморском пехотном полку, в плен сдался 19 декабря 1941 г.

4. Харченко Виктор Иванович, 1909 г. рождения, уроженец г. Степана­керт АзССР, житель г. Баку, где проживал по Коргановской улице, д. 18, рус­ский, кандидат ВКП(б), до мобилазации в РККА — начальник компрессор­ного цеха Бакмясокомбината, в плен сдался 29 января 1942 г.1

5. Цабадзе Соломон Алексеевич, 1909 г. рождения, уроженец с. Саиихури Кварельского района Грузинской ССР. со средним образованием, член ВКП(б), службу проходил в 816-м сп 396-й сд, в плен сдался 19 декабря 1941 г.

6. Шавдия Шота Викторович, 1912 г. рождения, уроженец г. Зестафони Грузинской ССР, грузин, имеет незаконченное высшее образование, канди­дат ВКП(б), до мобилизации в РККА работал в Тбилиси зам. нач. отдела снабжения Лимантреста, службу проходил в 63-м гсп 63-й гсд, в плен сдал­ся 19 января 1942 г.2

Все они признались, что были завербованы Малишевским и последним переброшены с разведывательными и диверсионными заданиями в приф­ронтовую полосу, а также с задачей проникновения нглубокий тыл.

По материалам следствия на указанных агентов разведки установлено, что немецкая разведка особое внимание обращает при подборе агентуры для заброски пленных красноармейцев закавказских национальностей.

В Симферополе в специальном помещении при лагере для военноплен­ных находилось до 50 пленных, бывших красноармейцев, которые обраба­тывались для вербовки с целью заброски к нам. Для обработки военноплен­ных грузин немецкая разведка использует находящихся в Симферополе во­еннослужащих немецкой армии грузин-эмигрантов.

По этому вопросу Цабадзе показал, что в Симферополе ему было устро­ено знакомство с солдатами немецкой армии — эмигрантами-грузинами Цицишвили, 33 лет. происходит из Горийского района ГССР, нелегально бе­жал из Грузии в 1928 г., Бежанишвили Шотта, 34 лет, происходит из Тбили­си, где отец его работает врачом в жел. дор. больнице, Надарешвили, также нелегально бежавший из Грузии, и Джакели.

1 Харченко В.И. 8 апреля 1942 г. военным трибуналом войск НКВД по охране тыла Крымского фронта осужден по ст. 58-1 «б» УК РСФСР к высшей мере наказания.

! Шавдия Ш.В. 8 апреля 1942 г. военным трибуналом войск НКВД по охране тыла Крымского фронта осужден по ст. 58- 1«б» УК РСФСР к высшей мере наказания.

' Так в тексте документа.


Цацишвили' и Джакели сообщили Цабадзе, что немцами в начале вой­ны против СССР из числа грузин-эмигрантов был организован доброволь­ческий отряд в составе 300 человек, который участвовал в боях с Красной Армией со стороны Румынии, и что немецкое командование готовило в марте-апреле с.г. крупное наступление на Крымском участке фронта, с этой целью стягивало большие войсковые соединения, и в частности цЬормиро-вало национальные дивизии из числа находящихся нСимферополе и Фео­досии пленных красноармейцев армян и грузин, командование над которы­ми возлагается на бывшего майора меньшевистской армии, а ныне герман­ского офицера Чхеидзе.

Арестованный Шавдия показал, что в разговоре с Джакели о планах на будущее последний сообщил, что в Германии вопросами политической и экономической переделки Грузии после ее захвата немцами занимаются ряд эмигрантов, как-то:

1. Генерал Нацвалов, занимается военными вопросами и формировани­ем национальных частей из числа военнопленных, который должен якобы скоро прибыть в Крым.

2. Какабадзе — руководитель общей политики (будущей) Грузии, являет­ся якобы правой рукой Розснберга в деле упраапения оккупированными странами.

3. Каландадзе — руководитель политической части и пропаганды, напи­савший книгу «о новом порядке», который будет осуществляться в оккупи­рованных странах.

Большое участие в пропаганде «нового порядка» также принимает быв­ший министр временного правительства, ныне профессор Церетели (по-видимому, речь идет не о министре, а о генерале Михако Церетели - идео­логе грузинской фашистской организации «Тетри-Георги») и известные эмигранты Датешидзе и Метревели.

В области литературы работает Робакидзе Григол, последний имеет пра­во издания своих произведений на немецком языке.

Излагая теорию о «новом строе» в Закавказье Джакели рассказывал, что основой в государстве будет частная собственность, однако 16 дней в году каждый гражданин должен будет работать в пользу государства. Размер при­былей будет ограничен пределом определенной суммы, сверх которой госу­дарство будет конфисковывать.

В отношении армян, сотрудничающих с немецкой разведкой в Крыму, арестованный Шавдия показал, что при офицере немецкой разведки Гарт-нер находится армянин-эмигрант Гайдан и двое армян бывших военнослу­жащих Красной Армии, один из них летчик, а второй топограф.

Дела на всех указанных арестованных велись Особым отделом НКВД Крымского фронта в контакте с нами.

До отступления из Керченского полуострова были взяты на учет и орга­низован розыск выявленной агентуры противника, а также всех предателей, изменников Родины и пособников врагу, бежавших с немцами и скрывших­ся с Керченского полуострова.

Семьи этой категории учета в количестве более 500 были уже оформле­ны на выселение в Казахскую ССР, однако осуществить это мероприятие не успели в силу неполучения своевременно санкции.

Также был проведен учет порайонно агентуры противника и выявлен­ных предателей и изменников Родины, находящихся на территории Крыма, еще занятой противником.

По линии КРО совместно с Особым отделом были подготовлены и пе-
реброшены в тыл противника 8 человек, прибывших из Феодосии в Ленин-
ский район при отступлении частей     Красной Армии, с заданием раз-
ведывательного характера и для выяснения режима, установленного окку-
пантами в г. Феодосии и окрестностях.

Двое из переброшенных вернулись обратно и сообщили данные о дисло­кации воинских частей противника в г. Феодосии, сосредоточении огневых точек, возможных местах прохода через линию фронта противника и уста­новленном режиме в Феодосии. Эти данные были использованы военным командованием и разведотделом.

В настоящее время на Таманском полуострове группа работников КРО НКВД Крыма ведет работу по вербовке агентуры для заброски в тыл про­тивника с разведывательными и диверсионными заданиями и для внедре­ния в разведывательные органы противника.

Народный комиссар внутренних дел Крымской АССР

майор государственной безопасности                         Гр. Каранадзе'

ЦА ФСБ России

По имеющимся в ФСБ России архивным данным, разведывательные и контрразведы­вательные органы фашистской Германии уделяли серьезное внимание проведению соот­ветствующей работы на оккупированной территории Северного Кавказа, Керченского полуострова и юга Украины. Об этом свидетельствует создание на оккупированной терри­тории многочисленных специальных органов, каждый из которых осуществлял меропри­ятия по решению своих специальных задач. Из этих органов известны следующие:

I. Морская разведывательная абверкоманда, условно названная «Нахрихтенбеобах-тер» (сокращенно ИБО), которая была сформирована в конце 1941 - начале 1942 г. в Бер­лине, затем направлена в Симферополь, где находилась до октября 1943 г.по ул. Совет­ской, дом 6.

В оперативном отношении команда подчинялась непосредственно управлению «Аб­вер-заграница» и была придана штабу адмирала Шустера, командовавшего немецкими военно-морскими силами юго-восточного бассейна.

Команда собирала разведывательные данные о Военно-Морском Флоте Советского Союза на Черном море и о речных флотилиях Черноморского бассейна. Одновременно команда вела разведывательно-диверсионную работу против Северо-Кавказского и 3-го Украинского фронтов, а в период пребывания в Крыму — борьбу против партизан.

Сбор разведывательных данных команда осуществляла через агентуру, забрасываемую в тыл Красной Армии, а также путем опроса военнопленных, в основном бывших военно­служащих Советского Военно-Морского Флота и местных жителей, имевших какое-либо отношение к военно-морскому и торговому флотам.

Агентуру вербовали из советских военнопленных — изменников Родины, главным об­разом моряков, содержавшихся в лагерях Крыма и Северного Кавказа, а также из местно­го населения.

Агентура проходила предварительное обучение в специальных лагерях в мест. Тавель, в Сименце и мест. Бешуй. Часть агентуры для более глубокой подготовки направляли в Варшавскую разведывательную школу.

В тыл Красной Армии агентура перебрасывалась, как правило, группами по 2-3 чело­века. Группе придавался радист с портативной радиостанцией. Связь с агентурой поддер­живалась через радиостанции в Керчи, Симферополе и Анапе.

1 Каранадзе Григорий Тиофилович (1902 - 1970) - генерал-лейтенант (1945). С февра­ля 1941 г. — нарком госбезопасности Крымской АССР, с июля 1941 г. — нарком внутренних дел Крымской АССР. С декабря 1942 г. - нарком внутренних дел Дагестанской АССР. С мая 1943 г. — нарком внутренних дел Грузинской ССР. В апреле 1952 г. приказом МВД СССР № 438 уволен из органов в связи с арестом. С апреля 1953 г. — зам. министра вну­тренних дел Грузинской ССР. В октябре 1953 г. приказом МВД СССР № 1634 освобож­ден от должности заместителя министра внутренних дел Грузинской ССР.


Разведывательные операции в районах, прилегающих к линии фронта, проводили айнзатцкоманды и передовые отряды Н БО. Одной из таких команд являлась «Марине Аб­вер Айнзатцкомандо» (команда морской фронтовой разведки) под командованием капи­тан-лейтенанта Ноймана. Команда начала деятельность с мая 1942 г. и оперировала на Керческом участке фронта, затем под Севастополем.

Продвигаясь с передовыми частями немецкой армии, команда собирала документы с уцелевших и затонувших судов, в учреждениях Советского флота и опрашивала военно­пленных.

Разведывательные данные команда добывала через агентуру, забрасываемую в совет­ский тыл.

2.    В июле 1941 г. штаб командующего немецкими морскими силами юго-восточного
бассейна адмирала Шустера сформировал в районе г. Пятра-Нялш в Румынии морскую
разведывательную команду Черного моря («Марине Айнзатцкомандо дес Швариен Ме-
ерс»). Во главе команды был поставлен офицер германского военно-морского флота кор-
вет-капитан Ротт, кличка «Сирр».

В команду вошло около 30белоэмигрантов. В задачу команды входил сбор разведыва­тельных данных о военном и торговом флотах Черного и Азовского морей, о портах, пор­товых сооружениях и предприятиях судостроительной промышленности, об организации и состоянии обороны побережья.

Разведку проводила агентура из числа изменников Родины - бывших моряков и ме­стных жителей.

Постоянного места дислокации на оккупированной советской территории команда не имела, а следовала за передовыми частями германской армии, выделяя из своего состава по мере надобности так называемые форгруппы — передовые оперативные группы. Такая форгруппа была создана в сентябре 1941 г. во главе с лейтенантом Бирманом, которая дей­ствовала подОдессой, а затем соединилась в основной командой.

Сотрудники команды занимались розыском в г.Николаеве советских морских карт, оборудования и документов заводов им. Марити и «Северная верфь», сбором сведений о выпущенных ими судах. Они собирали и привлекали к восстановительным работам спе­циалистов, среди которых вербовали агентуру.

До конца 1941 г. команда Ротта и ее форгруппа действовали в Симферополе, Керчи, Ма­риуполе и Николаеве. Сотрудники форгруппы Бирмана в Керчи собрали важные сведения о расположении минных полей и о фарватерах Керченского пролива и района Севастополя, о местонахождении отдельных судов и состоянии укреплений в районе Новороссийска.

С середины мая до конца июля 1942 г.команда в обновленном составе дислоцирова­лась в Мариуполе, а форгруппа Бирмана — в Таганроге.

3.    Абвергруппа 202 была придана 17-й немецкой армии и проводила диверсионно-раз-
ведывательную работу против частей Красной Армии Южного участка фронта (полевая
почта № 43043). Абвергруппу последовательно возглавляли капитан Бухгольц Макс Бер-
нард, подполковник Вайнерт Иозеф, обер-лейтенант Гене. До июля 1942 г. группа дисло-
цировалась в Горловке Сталинской области, откуда переехала в Краснодар, по ул. Воро-
шилова, дом 24.

Абвергруппа 202 имела мельдекопфы в Анапе, Нальчике, Ставрополе и в станицах Пашковской и Белореченской.

Агентуру вербовали в лагерях для военнопленных в Краснодаре, Миллерово Ростов­ской области и в станиие Крымской.

При переброске в тыл Красной Армии агентура получала задание разведывательно-диверсионного характера, а также ей поручалось проведение разложенческой работы сре­ди советских военнослужащих, склонение их к переходу на сторону немецких войск.

4.    Абвергруппа 301 с 1941 г. до августа 1942 г. действовала при 11-й немецкой армии,
подчинялась абверкоманде ЗА, имела номер полевой почты - 42512. Абвергруппу последо-
вательно возглавляли корвет-капитан Кромвель, капитан Вольф Эрих и обер-лейтенант
Крюгер Рудольф.

Группа проводила активную контрразведывательную работу на территории Крыма, Северного Кавказа, Латвии.

В подчинении группы было несколько мельдекопфов. которые создавались в зависи­мости от необходимости в населенных пунктах, вблизи от места ее дислокации. Во время пребывания в Крыму и на Северном Кавказе группа проводила работу в контакте с ру­мынскими контрразведыватсльными органами.

Выброшенным в тыл Красной Армии агентам для обратного возвращения на сторону немцев давали пароль: «Щ - часть 301».

5.     Абвергруппа 302 условно именовалась «Геркулес» и действовала при 17-й немецкой
армии. С 1941 г. до июля 1942 г. группа подчинялась абверкоманде ЗА, имела номер поле-
вой почты - 05325 (по другим данным, - 42512). Позывной радиостанции — «Шитар». На­чальниками абвергруппы последовательно были капитан Вечорек Бруно (или Карл), лей­тенанты фон Форнер и Деверз.

В подчинении группы имелось несколько мельдекопфов.

Группа вербовала агентуру и проводила контрразведывательную работу на территории Крыма.

6.    Абвергруппа 320 была сформирована весной 1942 г. и придана 17-й немецкой армии.
Полевая почта № 42512. поыпной радиостанции — «Доле».

До июля 1942 г. группа подчинялась абверкоманде ЗА. Начальниками группы после­довательно были майоры Тильп. или Тиль. Файст, капитаны Беркман и Гофман. В подчи­нении группы имелось несколько мельдекопфов.

Группа занималась контрразведывательной работой на временно оккупированной немцами территории Крыма и Кубани.

7.    «Абверштелле юга Украины» созлан в октябре 1941 г., дислоцировался в г. Николае-
ве, по Адмиральской ул., в домах 2 и X. Был зашифрован под воинскую часть. Орган вхо-
дил в подчинение «АСТ Украина» и проводил контрразведывательную деятельность на
территории Николаевской, Херсонской, Сталинской, Запорожской, Кировоградской и
Одесской областей, а до июля 1942 г.также на территории Крыма.

Начальником органа и одновременно руководителем реферата морской контрразвед­ки был корвет-капитан Хаун.

Контрразведывательная работа проводилась через штатные резидентуры, состоявшие из 2-3 штатных резидентов, которые самостоятельно вербовали для себя агентуру.

Штатные резидентуры были в Николаеве, Херсоне. Кировограде. Вознесенске. Одес­се и других городах Украины.

Всю работу «АСТ юга Украины» вел в тесном контакте с органами СД. ГФП и переда­вал им агентурные материалы для реализации.

Штатные резиденты наряду с вербовкой агентов-осведомителей насаждати агентур­ную сеть среди технического персонала судостроительных заводов, а также засыл&1иква­лифицированных агентов-провокаторов в подпольные партийные группы и их окруже­ние.

Кроме указанных такие же резидентуры «АСТ юга Украины» действовали в Таганроге, Мариуполе. Керчи, Феодосии. Первомайскс. Кривом Роге. Мелитополе. Знаменке, Но-во-Украинке. Николаеве и других городах.

8.    Тайная полевая полиция (Гехаймфельдполицай — ГФП) была полицейским испол-
нительным органом военной контрразведки в действующей германской армии.

Руководящие установки подразделения ГФП получали от управления «Абвер-загра­ница», в состав которого входил специальный реферат ФПДВ (полевая полиция воору­женных сил), возглавляемый полковником полиции Крихбаумом.

Официальный состав ГФП комплектовался из сотрудников гестапо и криминальном полиции.

Тайная полевая полиция выполняла функции гестапо в зоне боевых действии, а также в ближних армейских и фронтовых тылах.

В ее задачу входило главным образом производство арестов по указанию органов во­енной контрразведки, ведение следствия по делам о государственной измене, предатель­стве, шпионаже, саботаже, антифашистской пропаганде среди военнослужащих немец­кой армии, а также расправа с партизанами и другими советскими патриотами, боровши­мися против оккупантов.

Органы ГФП проводили контрразведывательную и карательную деятельность в окку­пированных районах, вблизи линии фронта. Для выявления советской агентуры, партизан и связанных с ними советских патриотов тайная полевая полиция насаждала агентуру сре­ди гражданского населения.

Полевая жандармерия, служба порядка, вспомогательная полиция, местные коменда­туры и другие административные и полицейские немецкие органы были обязаны всех аре­стованных в зоне военных действий по подозрению в шпионаже и антифашистской дея­тельности направлять в ГФП.

Группы ГФП и контрразведывательные команды и группы абвера взаимно информи­ровали друг друга об арестах разведчиков и иных подозрительных лиц.

На советско-германском фронте было выявлено более 20 групп ГФП.


В частности, 727-я группа, районом действия которой были Северный Кавказ и Крымская область. Штаб ее в разное время дислоцировался в станицах Старо-Титоров-ская и Большое Разноголье Краснодарского края, в Керчи и Симферополе. Начальник группы — комиссар полевой полиции Мольде.

9. Подвижные формирования полиции безопасности и СД — оперативные группы (айнзатцгруппен) для карательной деятельности на советской территории были созданы еще накануне войны, в мае 1941 г.Всего было создано при основных группировках немец­кой армии четыре оперативные группы — А, В. Ц, Д.

В составе оперативных групп были подразделения — особые команды (зондеркоман-до) — для действий в районах передовых частей армии и оперативные команды (айнзатц-командо) — для действий в армейском тылу. Оперативные группы и команды были уком­плектованы из чиновников гестапо и уголовной полиции, а также из сотрудников СД.

Перед оперативными группами, оперативными командами и особыми командами по­лиции безопасности и СД были поставлены следующие задачи.

В зоне боевых действий и ближних тылах захватывать и обыскивать служебные здания и помещения партийных и советских органов, воинских штабов и ведомств, здания орга­нов государственной безопасности СССР и всех других учреждений и организаций, где могли находиться важные оперативные или секретные документы, архивы картотеки и то­му подобные материалы.

Производить розыск, арест и физическое уничтожение оставленных в немецком тылу для борьбы с оккупантами партийных и советских работников, сотрудников разведыва­тельных и контрразведывательных органов, а также попавших в плен командиров, полит­работников Красной Армии.

Выявлять и репрессировать коммунистов, комсомольцев, руководителей местных со­ветских органов, общественный и колхозный актив, сотрудников и агентов органов совет­ской разведки и контрразведки.

Преследовать и истреблять еврейское население.

В тыловых районах бороться со всеми антифашистскими проявлениями и нелегаль­ной деятельностью против Германии, а также информировать командующих тыловыми областями немецкой армии о политическом положении в подведомственной им местно­сти.

Оперативные органы полиции безопасности и СДнасаждали среди гражданского на­селения агентуру. В качестве агентов использовались деревенские старосты, волостные старшины, сотрудники созданных немцами административных и других учреждений, по­лицейские, лесники, владельцы буфетов, закусочных, ресторанов и т.д.Агентура своди­лась в резидентуры, которые возглавлялись наиболее зарекомендовавшими себя перед ок­купантами лицами.

Оперативные группы и команды полиции безопасности и СД включали особые ко­манды и оперативные команды. Так, оперативная группа Д состояла из двух особых ко­манд и четырех оперативных команд: особые команды 10а и 106, оперативные команды Па, 116, 11, 12.

Оперативная группа Д (полевая почта № 47540) проводила операции на правом край­нем фланге южной группировки немецких войск в Молдавии, на юге Украины, в Крыму и на Кавказе.

Во главе группы был поставлен начальник 3-го Управления РСХА оберфюрер СС Олендорф, а после его отзыва в Берлин в апреле 1942 г. - оберфюрер СС Биркамп.

Особые и оперативные команды группы состояли из 150-170 человек, в том числе из 25-30 работников гестапо. Командам было придано по взводу охранной полиции и по взводу войск СС. Из них создали так называемые экзекуционные команды для расстрелов и физического уничтожения советских граждан.

Во время пребывания группы Д в Крыму при командах были созданы для вооружен­ной борьбы с партизанами воинские подразделения, названные «добровольческими та­тарскими батальонами» (ЦА ФСБ России).


Сообщение закордонного агента НКВД СССР

о поездке А. Гитлера в Финляндию и об усилении в финляндских правящих кругах антигерманских настроений

18 июня 1942 г.

Немцы не знали о поездке В.М.Молотова', но знали о ведущихся совет­ско-англо-американских переговорах и о том, что англичане и американцы обрабатывают некоторые финские круги за выход Финляндии из войны. Боязнь такого исхода заставила Гитлера поехать в Финляндию2. Хотя фин ны заверили его, что будут продолжать войну и активно помогать немцам под Мурманском и Ленинградом, однако после отъезда Гитлера настроения в Финляндии за выход из войны стали еше сильнее. На финнов отрезвляю­ще повлияли договор СССР с Англией1 и соглашение с Америкой4. Они бо­ятся открытия второго фронта на севере, это вынудит их вступить в войну против Америки и Англии.

1 В конце мая — начале июня 1942 г. народный комиссар иностранных дел СССР В.М.Молотов находился с визитами в Лондоне и Вашингтоне, в ходе которых прорабаты­вался и вопрос о возможностях создания второго фронта в Европе (см.: Дипломатический словарь. М., Наука 1984, т. I, с. 229; Внешняя политика Советского Союза в период Оте­чественной войны. М., 1946, с. 283-285).

! К весне 1942 г. отношения между Финляндией и Германией обострились. Немецкое военное командование было недовольно решением о демобилизации из финской армии солдат старших возрастов. Немцы требовали также увеличения поставок никеля, молиб­дена, меди и других стратегических материалов. Германия стремилась к укреплению воен­ного и политического союза с Финляндией. Именно это послужило причиной визита Гит­лера в Финляндию 4 июня 1942 г., хотя внешне поводом этой поездки было 75-летие К.Маннергейма. В ходе ответного визита 27 июня 1942 г. в ставке Гитлера стороны согла­совали планы будущих военных операций, предусмотрев увеличение финских войск и техники на северном участке восточного фронта (см.: История Второй мировой войны 1941-1945. М., 1975, т. 5, с. 100).

' 26 мая 1942 г. в Лондоне между СССР и Великобританией был подписан Договор о союзе в войне против гитлеровской Германии и ее сообщников в Европе и о сотрудничг стве и взаимной помощи после войны.

411 июня 1942 г. в Вашингтоне между СССР и США было подписано соглашение о принципах, применяемых к взаимной помощи в ведении войны против агрессии и о сот­рудничестве в послевоенное время в целях обеспечения мира и безопасности.


 

Архив СВР России

Постановление Государственного Комитета Обороны № 1922 «Об образовании при Государственном Комитете Обороны Комиссии по эвакуации»

22 июня 1942 г.

1.     Образовать при ГКО Комиссию по эвакуации в составе:
Шверник Н.М.

Микоян А.И.

Косыгин А.Н.

Сабуров М.З.

Меркулов В.Н. (НКВД).

Арутюнов Б.Н. (НКПС).

Ермолин П.А.1 (зам. начальника тыла КА).

2.     Установить, что Комиссия свои решения об эвакуации предприятий,
всякого имущества и населения вносит на утверждение ГОКО и дает распо-
ряжения, обязательные для всех наркоматов и местных органов во исполне-
ние постановлений ГОКО по эвакуации.

Председатель ГОКО                                                          И.Сталин

1 Ермолин Павел Андреевич (1897 - ?) - генерал-лейтенант (1943). Участник Граждан­ской войны. С марта 1941 г. - начальник Управления устройства тыла и снабжения Ген­штаба КА. С августа 1941 г. — зам. начальника Управления тыла КА. С апреля 1946 г. — по­мошник начальника Генштаба ВС по планированию, вооружению и снабжению. С сентя­бря 1948 г. - начальник канцелярии МВС. С августа 1950 г. — в распоряжении СМ СССРс оставлением в кадрах СА. С февраля 1953 г. прикомандирован к ЦК КПСС с оставлением в кадрах СА. С апреля 1953 г. - в распоряжении ГШ САдля особых поручений при минист­ре обороны. С ноября 1954 г. — зам. начальника тыла Министерства обороны. С мая 1955 г. - первый зам. начальника тыла Министерства обороны. Приказом Министерства обо­роны № 462 от 20 мая 1959 г. уволен в запас по ст. 59, п. «б» (по болезни), с правом ноше­ния военной формы одежды.


РЦХИДНИ. ф. 644. on. I. д. 40, л. 54. Копия

 

Сообщение закордонного агента НКВД СССР о военных поставках Швеции в Германию

22 июня 1942 г.

По соглашению с немцами шведы поставили Германии в январе 1942 г. 150 самолетов. Кроме того, уже в течение полутора лет шведы поставляют немцам ежемесячно 30 зенитных орудий, которые изготовляются на заводе Бофорса.

В соответствии с договором 1940 г. шведы поставили немцам 30 тысяч свиных туш. В 1941 г. они должны были поставить 30 тысяч свиных туш, но не смогли этого сделать и покрыли недостачу коровьими тушами.

В 1942 г. шведы ежемесячно продают немцам по шестьсот-семьсот ло­шадей. В провинции Сконэ немцы арендовали несколько коневодческих хозяйств, где тренируют лошадей для военных нужд, а затем переправляют их в Финляндию и Норвегию.

Архив СВР России

Кроме этого. Швеция поставляла Германии железную руду, ферросплавы, качествен­ную сталь, целлюлозу, искусственное волокно, шарикоподшипники, станки, электрообо­рудование, инструменты, морские суда. По сравнению с 1939 г., шведский экспорт в Гер­манию в 1942 г. почти удвоился, составив 410,3 млн. марок (см.: История Второй мировой войны 1939-1945 (в двенадцати томах). М., 1975, т. 5, с. 89).


Сообщение закордонного агента НКВД СССР о подготовке фашистской Германии к применению отравляющих веществ в войне против СССР1

23 июня 1942 г.

Польской разведке стало известно, что 4 и 5 июня в Варшаву прибыли составы с газовыми бомбами и баллонами длиной 120 сантиметров. Бомбы как будто наполнены ипритом и сильнодействующим удушливым газом. Из Варшавы они были отправлены на 60 самолетах в Минск, Смоленск и Вязь­му.

Архив СВР России

Потерпев сокрушительное поражение пол Москвой, гитлеровское командование предпринимало отчаянные попытки победоносно завершить «восточный поход». Серьез­ная ставка делалась и на применение в войне химического оружия. В этих целях против­ник при подготовке к летним 1942 г. и последующим операциям стал доставлять химиче­ское оружие в различные районы СССР, в том числе Минск, Смоленск, Вязьму. Позже факт подготовки немцев к химической войне подтвердил перешедший на советскую сто­рону инженер-лейтенант германской армии К.Глузгалс, сообщивший, что он в конце 1942 г. был ознакомлен с секретным приказом Верховного главнокомандования, обязывающим немецкие войска закончить подготовку к химической войне к февралю 1943 г.

Однако фашистская Германия, имея большой арсенал химического оружия (к концу 1942 г. ее мощности по производству ОВ достигли 180 тыс. тонн в год), на применение его в широких масштабах не решилась, ввиду неотвратимого возмездия со стороны Советско­го Союза и государств антигитлеровской коалиции.

1 См. документы № 881,958,968.


На недопустимость применения фашистской Германией химического оружия в отно­шении СССР обращало внимание правительство Англии. В ходе апрельской (1942 г.)пе­реписки между И.Сталиным и У.Черчиллем была достигнута договоренность, что англий­ская сторона в начале мая 1942 г.обратится к Германии и Финляндии с предупреждением относительно применения Англией химического оружия в случае, если Германия и Фин­ляндия прибегнут к этому оружию в войне против СССР. Английское правительство обе­щало поставить в СССР некоторые средства обороны и др. (см.: Военно-исторический журнал, 1995, № 1, с. 25; Служба безопасности (журнал), 1993, № 4, с. 15; Великая Отече­ственная война 1941-1945. М.: энциклопедия, 1985, с. 771; Советско-английские отноше­ния во время Великой Отечественной войны 1941-1945. Документы и материалы. М., 1983, т. 1,с. 216, 218,219).

Постановление Государственного Комитета

Обороны № ГОКО-1926сс о порядке привлечения к уголовной ответственности членов семей изменников Родины

24 июня 1942 г.

1.  Установить, что совершеннолетние члены семей лиц (военнослужа­щих и гражданских), осужденные судебными органами или Особым сове­щанием при НКВД СССР к высшей мере наказания по ст. 58-1 «а» УК РСФСР и соответствующим статьям УК других союзных республик: за шпионаж в пользу Германии и других воюющих с нами стран, за переход на сторону врага, предательство или содействие немецким оккупантам, служ­бу в карательных или административных органах немецких оккупантов на захваченной ими территории и за попытку измены Родине и изменнические намерения, подлежат аресту и ссылке в отдаленные местности СССР на срок пять лет.

2.  Установить, что аресту и ссылке в отдаленные местности СССР на срок пять лет подлежат также семьи лиц, заочно осужденных к высшей ме­ре наказания судебными органами или Особым совешанием при НКВД СССР за добровольный уход с оккупационными войсками при освобожде­нии захваченной противником территории.

3.  Применение репрессий в отношении членов семей, перечисленных в пунктах 1и 2, производятся органами НКВД на основании приговоров су­дебных органов или решений Особого совещания при НКВД СССР.

Членами семьи изменника Родины считаются: отец, мать, муж, жена, сыновья, дочери, братья и сестры, если они жили совместно с изменником Родины или находились на его иждивении к моменту совершения преступ­ления или к моменту мобилизации в армию в связи с началом войны.

4.     Не подлежат аресту и ссылке семьи тех изменников Родины, в соста-
ве которых после должной проверки будет установлено наличие военнослу-
жащих Красной Армии, партизан, лиц, оказывающих в период оккупации
содействие Красной Армии и партизанам, а также награжденных орденами
и медалями Советского Союза.

Печатается по: «Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий». М., Республика. 1993 с. 93-94.

План-задание 4-го Управления НКВД СССР

разведывательно-диверсионной группе «Храбрецы», направляемой в тыл противника на оккупированную территорию Белорусской ССР1

25 июня 1942 г. 1

Кировский и Бобруйский районы Могилевской области являются по своему расположению сплетением стратегических шоссейных и железных дорог, по которым осуществляются массовые переброски войск и техники противника на Западное и Юго-Западное направления фронта.

Для агентурно-разведывательной работы и разрушения железнодорож­ных и шоссейных магистралей Бобруйск—Могилев, Бобруйск—Жлобин, Бобруйск—Слуцк, Бобруйск—Глуск, Бобруйск—Рогачев, Бобруйск—Пухо-вичи, Бобруйск-Осиповичи—Минск, Бобруйск—Гомель и Бобруйск—Рот-мировичи, а также для нарушения нормальной деятельности других комму­никаций, используемых противником, направляется оперативная группа «Храбрецы» в количестве 14 человек.

1 Рабпевич Александр Маркович (1898-1961) — полковник. Герой Советского Союза (1944), участник Гражданской войны и национально-революционной борьбы испанского народа 1936-1939 гг. С 1942 г. — командир 10-й роты Отдельной мотострелковой бригады особого назначения. С июля 1942 г. по июль 1944 г. - командир спецгруппы «Храбрецы» 4-го Управления НКВД-НКГБ СССР, действовавшей в Гомельской и Минской областях. С марта 1945 г. — комендант НКГБ БССР. С февраля 1946 г. — начальник 1-го отделения опе­ративного отдела НКГБ БССР. С февраля 1949 г. - заместитель начальника отдела охраны МГБ Белорусской ССР. В сентябре 1952 г. приказом МГБ СССР № 5768 уволен из органов по состоянию здоровья. Умер 11 апреля 1961 г. Его именем названа улица в пгт. Кировск.

' Змушко Степан Васильевич (1905 - ?) - подполковник госбезопасности (1944). С ап­реля 1941 г. - начальник городского межрайотдела УНКГБ по Витебской области, затем заместитель начальника отделения СПО УНКВД по Семипалатинской области. В февра­ле 1942 г. откомандирован в распоряжение НКВД Белорусской ССР. С января 1944 г. — на­чальник УНКГБ по Минской области. С ноября 1945 г. — заместитель начальника УНКГБ-УМГБ по Брестской области. С апреля 1947 г. — начальник Новогрудского ГО УМГБ по Барановичской области. С июля 1952 г. — начальник Слонимского ГО УМГБ-УМВД по Барановичской области. С мая 1954 г. — уполномоченный УКГБпо Гродненской области БССР в г. Слониме. В 1955 г. приказом КГБ при СМ СССР № 578 уволен из орга­нов по состоянию здоровья.

* Синкевич Михаил Владимирович — с 1941-1942 гг. - рядовой ОМСБОН НКВД СССР. В 1942-1944 гг. - радист спецотряда «Храбрецы» НКВД-НКГБ СССР, действовав­шего в Полесской и Пинской областях. С сентября 1944 г. — курсант Могилевской МКШ НКГБ. В 1944 г за выполнение спецзадания награжден медалью «Партизану Отечествен­ной войны» I степени.

' Приложение не публикуется.


Командиром группы «Храбрецы» назначить тов. Рабцевича A.M.2, ко­миссаром — тов. Л инке К. К., нач. разведки — тов. Змушко СВ.', радистом — тов. Синкевич М.В.4 (справки прилагаются)'.

Группе «Храбрецы» поручить следующие задачи:

1.     Вести военно-политическую разведку.

Группа через агентуру выявляет местонахождение войск и техники про­тивника, изучает морально-политическое состояние армии1, наличие резер­вов, строительство оборонительных рубежей и узлов сопротивления, подго­товку противника к ведению химической войны, места расположения аэро­дромов, материальных и продовольственных баз, направление движения войск и перегруппировку их.

Группа изучает политико-экономическое положение во временно окку­пированной противником территории Бобруйского и Кировского районов Могилевской области.

2.     Группа организует диверсии на коммуникациях противника в районе
своей деятельности, используя подрывников своей группы и привлеченных
для этой цели местных проверенных людей.

3.     Систематически разрушает линии связи, используемые противником.

4. В процессе своей работы по мере выявления уничтожает изменников Родины, полицейских, агентов гестапо, представителей военной и граждан­ской администрации немецких оккупантов.

5. В случае необходимости устанавливает связь с соседними действую­щими опергруппами и партизанскими отрядами, не сообщая ни под каким видом никому из них место своего базирования.

III

Группа «Храбрецы» должна развернуть активную работу с агентурой, ис­пользуя для этой цели членов опергруппы, хорошо знающих Кировский, Бобруйский районы и районы Минской области.

По линии агентурно-разведывательной работы группе поставить следу­ющие задачи:

'Имеется в виду немецкая армия.


1.  Предварительно провести тщательную проверку и связаться с остав­шейся агентурой в Кировском и Бобруйском районах, использовать ее для ведения разведывательной работы...

2.  Вербовать агентов из числа населения, находящегося на оккупирован­ной территории, проверяя предварительно их на боевых заданиях и путем опроса лиц из их окружения.

3.  Организовать надежные конспиративные квартиры и тайники в Боб­руйском и Кировском районах и подготовить условия для легализации на­шей агентуры, могущей быть переброшенной в тыл противника.

4.  Внедрять завербованную агентуру в аппарат противника с целью по­лучения необходимой нам информации, организации саботажа и облегче­ния действий наших партизанских отрядов, а также для выявления агенту­ры, насаждаемой противником на временно оккупированной территории.

5.  Готовить специальную агентуру, которая по своим данным может быть направлена в глубокий тыл противника сразу после окончания подготовки, а также с отступающим противником. Эту агентуру ориентировать на оседа­ние в глубоком тылу врага.


Для связи с центром группе придается рация типа «Белка-2». Дни и часы работы станции установлены расписанием. В случае потери связи по радио группа «Храбрецы» связывается с сосед­ней группой НКВД СССР, для чего дается два места явок:

1.  В 11 км на юго-восток от г. Минска находится д. Гатово. На восток от нее в 1,5 км - роща, а в центре ее - поляна.

2.  В 23 км на юго-восток от г. Минска находится д. Молчаны. На северо-восток от нее в 1,5 км - роща, ее западная опушка.

При потере радиосвязи с группой из-за порчи рации НКВД СССР дает необходимые указания группе путем передачи их вслепую в установленные по расписанию дни и часы.

В том случае, если на условленные места явок для связи с соседней группой никто не придет, группа «Храбрецы» высылает своего курьера через линию фронта для установления связи с НКВД СССР также по условленному паролю.

Для курьерской связи с группой устанавливаются следующие пароли.

От центра в группу - пароль: «По дороге в Осиповичи стоят три брошен­ных трактора. Давайте возьмем их». Отзыв: «Мы подобрали один СТЗ. Нам достаточно». От группы в центр - пароль: «Марков прислал Вам карбюра­тор». Отзыв: «Вот спасибо. Он нам очень нужен».

IV

На оперативные расходы группе выдается: 5000 рублей сов. знаками; 2000 марок немецкими оккупационными марками. Сумма ежемесячного пособия составит 3525 рублей.

Переброску группы предполагается осуществить самолетом «       » июня

с.г. (схема посадочных площадок при этом прилагается)'.


Начальник 2-го отделения 1-го отдела 4-го Управления НКВД СССР майор госбезопасности


Шарок2


Зам. начальника 4-го Управления НКВД СССР

старший майор госбезопасности                                       Мельников

Зам. начальника Управления особых отделов НКВД СССР

майор госбезопасности 3 ранга                                             Панова

' Схема не публикуется.

! Шарок Григорий Федорович (1900 - ?) — полковник (1943). С июля 1941 г. - руково­дитель опергруппы Особой группы при наркоме НКВД СССР (22-я армия Калининского фронта). С февраля 1942 г. — начальник отделения (по спецзаданиям) 2-го отдела 4-го Управления НКВД СССР. С декабря 1942 г. - начальник 2-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР. С ноября 1943 г. — начальник 2-го Управления НКГБ БССР. С июня 1944 г. - заместитель начальника Управления НКГБ по Брестской области. С октября 1946 г.начальник УМГБ по Молодеченской области БССР, с января 1948 г. — заместитель началь­ника 1-го отдела 5-го Управления МГБ СССР. С октября 1949 г. — заместитель начальни­ка 1-го отдела 7-го Управления МГБ СССР. В мае 1954 г. приказом КГБ при СМ СССР№ 216 уволен в запас по возрасту.


ЦА ФСБ России

С момента образования 4-го Управления Н КВД СССР и 4 х Управлений республик их подразделения выполняли ответственные задания Ставки Верховного Командования по уничтожению вражеских коммуникаций при наступательных операциях Красной Армии в Белоруссии, Прибалтике и на Украине. Выполнение этих задач поручалось диверсион­но-разведывательным группам. При направлении их в тыл противника 4-м Управлением с руководителями групп, как правило, разрабатывались планы-задания операций. В них предусматривалось: когда и на каком участке железной дороги необходимо совершить ди­версию, какие использовать силы и средства, как обеспечить скрытность движения груп­пы к объекту, как организовать ее отход после выполнения задания и т.д. Большое внима­ние при организации диверсионных актов на железных дорогах уделялось ведению аген-турно-войсковой разведки, изучению дислокации воинских гарнизонов противника и по­лицейских формирований, связи между ними, выявлению топографических особенно­стей местности, определению наиболее уязвимых в диверсионном отношении участков.

Агенты оперативных групп собирали данные об объектах диверсий, обеспечивали не­заметное проникновение на них участников групп. Часто диверсионные акты совершали сами агенты. Однако диверсионная деятельность оперативных групп на железных дорогах в первый период войны не получила широкого размаха. Органы государственной безопас­ности в то время еще не располагали таким количеством подрывников, чтобы их можно было включать в каждую группу, направлявшуюся за линию фронта.

На эффективности диверсионных ударов отрицательно сказывался недостаточный опыт их подготовки и проведения, слабое знание группами оперативной обстановки, а также отсутствие агентов на многих железнодорожных узлах, станциях и других объектах. Диверсии на железнодорожных коммуникациях очень часто совершались без учета инте­ресов командования Красной Армии и партизанских формирований. Нередко диверсион­ные акты осуществлялись на второстепенных объектах.

Во второй период Великой Отечественной войны диверсионная деятельность опера­тивных групп на железных дорогах приняла более широкий размах. Органы госбезопасно­сти в это время получали всестороннюю и более подробную информацию о положении на временно оккупированной советской территории. Больше стали знать о противнике и оперативные группы. Им стало легче планировать свои действия (ЦА ФСБ России)


Из директивы НКВД СССР № 251 об усилении оперативно-чекистского обслуживания объектов Гражданского воздушного флота

26 июня 1942 г.

Наркомам внутренних дел союзных и автономных республик,

начальникам управлений НКВД краев и областей, начальникам транспортных отделов НКВД

Транспортные отделы НКВД не уделяют должного внимания оператив­но-чекистскому обслуживанию гражданской авиации и неудовлетворитель­но выполняют директиву НКВД СССР об агентурно-оперативной и проти-водиверсионной работе на этом важном участке

Многие аэропорты не обслуживаются вовсе. Противодиверсионное ос­ведомление почти отсутствует, антисоветские элементы выявляютя слабо. Разработка подучетного элемента ведется неудовлетворительно.

Не случайно поэтому в ТО и ОТО Н КВД по объектам ГВФ нет заслужива­ющего внимания разработок, по которым через агентуру вскрывались бы ди­версионные и иные контрреволюционные намерения враждебных элементов.

За последнее время в ряде подразделений Гражданского воздушного флота увеличилось число катастроф и аварий с транспортными самолетами, причем некоторые из них носят подозрительный по диверсии характер. В марте с.г. на одном из моторов самолетов ПС-84 авиатехником Мейзером (по национальности немец) перед вылетом на боевое задание была недовер­нута гайка крепления крышки коромысла одного из цилиндров мотора, в результате чего самолет возвратился, не выполнив боевого задания.

На самолете ПС-84, прибывшем в апреле с.г. с Ташкентского завода, бы­ло обнаружено, что на моторах подрезаны дюритовые шланги, что могло в полете привести к катастрофе.

5 апреля с.г. в Ташкентском аэропорту в моторе самолета АП 3288 было забито посторонними предметами отверстие тройника, предназначенное для отвода масла.

Расследование аварий зачастую производится формально, и агентура при этом, как правило, не используется, вследствие чего работники, произ­водящие расследование, находятся на поводу у создаваемых на местах ава­рийных комиссий, в состав которых подчас попадают непосредственно ви­новники аварий.

Охрана аэропортов поставлена крайне неудовлетворительно, что созда­ет возможность проникновения на территорию порта диверсантов и шпио­нов.

Предлагаю:

I. Немедленно приступить к налаживанию оперативно-чекистского об­служивания объектов Гражданского воздушного флота, строго руководству­ясь при этом циркуляром НКВД СССР № 216 от 27 августа 1941 г.1 и дирек­тивой НКВД СССР № 178 от I мая 1942 г.г

[...]

5. Для расследования катастроф и аварий самолетов выделять опытных оперативных работников, а по случаям, подозрительным по диверсии, опе­ративно-следственные мероприятия возглавлять лично начальникам ТО НКВД.

Руководство работой отделений и групп, обслуживающих гражданскую авиацию, возлагаю лично на начальников транспортных отделов НКВД. О ходе выполнения настоящей директивы докладывать ТУ Н КВД СССР

Зам.народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга                                     Меркулов

ЦА ФСБ России

1 Документ не публикуется. Документ не публикуется.


С начала войны гражданская авиация в оперативном отношении была подчинена НКО. Для обслуживания действий армии и флота были сформированы особые авиагруп­пы, отряды и соединения ГВФ, личный состав которых считался призванным в Красную Армию. К осени 1942 г. на фронте находилось 15 отдельных частей ГВФ, подчинявшихся военным совета фронтов и армий. 2 дивизии ГВФ выполняли полеты по заданиям Ген­штаба и Центрального штаба партизанского движения при Ставке ВГК. В последующем особые авиагруппы были переформированы в отдельные авиаполки. Части и соединения ГВФ использовались для поставки военных грузов войскам, эвакуации раненых, высадки десантов, обеспечения партизан вооружением, боеприпасами и продовольствием, под­держания связи Ставки ВГК со штабами фронтов и армий (а последних - с подчиненны ми войсками), подготовки летно-технического состава для ВВС и выполнения ряда дру­гих задач (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М, 1985, с 37).


Из отчета ЭКО УНКВД по Куйбышевской

области № 5/27121 в НКВД СССР о результатах агентурно-оперативной работы с 1 сентября 1941 г. по 1 июня 1942 г.

26 июня 1942 г.

 

 

Агентурно-оперативный контроль и профилактическая работа по заводам оборонной промышленности области

Наряду с агентурно-оперативной работой оперативным составом эконо­мического отдела и горотделов УНКВД в отчетном периоде проделана зна­чительная профилактическая работа в направлении своевременного преду­преждения через партийные и советские органы срыва производственных программ заводами, выпуска и отправки на фронт недоброкачественной продукции, а также контроля за ходом восстановления эвакуированных за­водов и [выполнения] специальных заданий Государственного Комитета Обороны по выпуску первоочередной оборонной продукции для фронта.

Всего за время с 1 сентября 1941 г. по 1 июня 1942 г. нами было направ­лено свыше 150 сообщений на имя первого секретяря Куйбышевского обко­ма ВКП(б) и в НКВД СССР, сигнализирующих о разного рода недочетах, ненормальностях в работе отдельных оборонных заводов, по которым при­нимались соответствующие меры.

О неудовлетворительной работе оборонных заводов было направлено 28 сообщений в обком ВКП(б) и 34 - в ЭКУ НКВД СССР.

О выпуске недоброкачественной продукции заводами № 42 и 15 НКБ, № 3 НКВ, № 13 НКХП и др. направлено свыше 15 сообщений в обком ВКП(б) и ЭКУ НКВД СССР.

По тем же заводам в обком ВКП(б) и ЭКУ НКВД СССР был направлен ряд сообщений о скоплении готовой продукции, которое угрожало безопас­ности этих заводов.

В результате принятых мер на сегодня заводы от готовой продукции раз­гружены.

О недостатках, тормозящих восстановление эвакуированных заводов в части как строительных работ, так и монтажа оборудования, также система­тически информировали обком ВКП(б) и ЭКУ НКВД СССР, причем обком ВКП(б) принимал соответствующие решения по этому вопросу, ставя их на обсуждение бюро.

Помимо письменных сообщений по ряду отстающих заводов системати­чески устно информировали секретарей обкома ВКП(б), директоров и пар­торгов UK ВКП(б) заводов о всех недостатках, тормозящих нормальную ра­боту.

По отдельным недостаткам, вскрываемым агентурой, по вопросам про­изводственной деятельности заводов принимали меры на месте путем лич­ного вмешательства оперативных работников.

В порядке профилактики нами принимались меры к ускорению продви­жения грузов, следуемых в адреса оборонных предприятий, и в необходи­мых случаях производился их розыск через транспортные органы НКВД.

Принимались также меры через транспортный отдел НКВД к ускорению отгрузки с оборонных заводов готовой продукции, необходимой для фронта.

Оперативный состав экономического отдела УНКВД повседневно кон­тролировал ход выполнения специальных заданий ГКО по выпуску отдель­ных изделий оборонной продукции

По распоряжению народного комиссара внутренних дел Союза ССР тов. Берия в конце первой декады мая на завод № 15 в г. Чапаевск была направ­лена оперативная группа работников УНКВД, возглавляемая начальником 2-го отделения ЭКО УНКВД, которая в течение всего мая работала по обес­печению своевременной разгрузки прибывающих на завод транспортов, и в первую очередь с корпусами 120 и 82 м/м мин

Эта группа также занималась вопросом погрузки и отправки с завода го­товой продукции и контролировала ход выполнения задания ГКО по снаря­жению 120 и 82 м/м мин.

В результате работы группы было выгружено различных грузов для заво­да № 15 3553 вагона и 4 баржи, погружен и отправлен с завода 1571 вагон го­товой продукции.

Задание Государственного Комитета Обороны по снаряжению 82 и 50 м/м мин выполнено, по 120 м/м минам - не выполнено из-за отсутствия корпусов.

В течение мая по телеграфному указанию наркома внутренних дел тов. Берия оперативный состав экономического отдела также контролировал ход выполнения и своевременную отгрузку специальной продукции, изго­товляемой заводами № 42 Н КБ и им. Куйбышева по отливке корпусов 120 м/м мин, о чем ежедневно по ВЧ информировали Экономическое управле­ние НКВД СССР.

Выполнение этих заданий ГКО продолжает находиться под нашим опе­ративным контролем до настоящего времени.

Нашим вмешательством предотвращена отгрузка на Юго-Западный фронт 24 000 76 м/м снарядов с военного склада № 22 из Сызрани, которые бракованными были сданы на этот склад заводом № 15.

Предварительное расследование факта выпуска заводом № 15 бракован­ных снарядов производством закончено, ожидаем получения Вашей санк­ции на привлечение виновных к уголовной ответственности.

В результате нашей информации обкому ВКП(б) и ЭКУ НКВД СССР о наличии семейственности и аморальных проступков среди руководящих работников завода № 13 Н КХП директор завода Григоров приказом по Нар­комату снят с работы, а секретарь партийного комитета завода Богатов ото­зван на другую работу по решению партийных организаций.

В апреле силами оперативного состава экономического отдела и горот-делов НКВД проведена проверка охраны 20 важнейших заводов и предпри­ятий оборонной промышленности и хранения секретных документов.

В процессе проверки установлено, что охрана этих заводов и предпри­ятий, и особенно пропускной режим, стоит на низком уровне, это в первую очередь относится к группе безымянских авиазаводов.

Хранение совершенно секретных и мобилизованных документов как на предприятиях, так и в ряде областных организаций также было в неудовле­творительном состоянии.

О состоянии охраны предприятий нами был информирован заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР тов. Кобулов и секретарь Куйбышевского обкома ВКП(б) тов. Никитин.

10 апреля этот вопрос обсуждался на бюро Куйбышевского обкома ВКП(б), которое вынесло решение, обязывающее директоров предпри­ятий, секретарей городских и районных комитетов ВКП(б), а также руково­дителей партийных организаций оборонных предприятий немедленно упо­рядочить вопрос охраны предприятий, лично занявшись этим вопросом.

Помимо регулярного информирования обкома ВКП(б) и ЭКУ НКВД СССР о недостатках в производственной деятельности заводов нами в от­четный период по сигналам агентуры был создан ряд экспертных техниче­ских комиссий для документации отдельных существенных фактов, влияю­щих на нормальную производственную деятельность заводов.

Например, по заводу № 42 Н КБ имелись сигналы о частых авариях, про­исходящих в водохозяйстве. Созданная экспертная комиссия установила, что на заводе отсутствует плановость в ремонте водосети, вследствие чего последняя ремонтировалась от случая к случаю. Через директора завода приняты соответствующие меры к налаживанию планового ремонта водо­сети.

По заводу № 179 НКСМ была создана техническая комиссия для про­верки состояния оборудования и постановки дела планово-предупреди­тельного ремонта этого оборудования, так как имевшиеся сигналы свиде­тельствовали, что оборудование находится в запушенном состоянии и пла­ново-предупредительный ремонт его проходит с нарушением графика.

Комиссия установила эти недостатки, через директора завода приняты меры к их устранению.

Начальник УНКВД по Куйбышевской области

майор государственной безопасности                                  Блинов'

Начальник ЭКО УНКВД по Куйбышевской области

капитан государственной безопасности                        Чередниченко2

ЦА ФСБ России

 

'Блинов Афанасий Сергеевич (1904 - 1961) — генерал-лейтенант (1945). С февраля 1941 г. — начальник УНКВД по Ивановской области. С января 1942 г. — начальник УНКВД по Куйбышевской области. С декабря 1942 г.— начальник 3-го Управления НКВД СССР С мая 1943 г. — начальник УНКГБ-УМГБ по Московской области. С мая 1946 г. — замес­титель министра госбезопасности СССР. В августе 1951 г. освобожден от занимаемой должности приказом МГБ СССР 454 от 28.08.51 г. Лишен звания генерал-лейтенан­та как дискредитировавший себя за время работы в органах госбезопасности (приказ КГБ СССР № 00775 от 04.12.54 г.).

' Чередниченко Моисей Михайлович (1905-1953) — полковник (1945). С сентября 1939 г.

К середине 1942 г. в Куйбышеве были сосредоточены многие эвакуированные из Мо­сквы центральные учреждения и весь дипломатический корпус. На территории области в большом масштабе велись оборонительные работы, восстанавливались эвакуированные предприятия, развертывалась гигантская работа по подготовке резервов для Красной Ар­мии. Почти во всех районах области, прилегающих к водным и железнодорожным путям, были созданы военные склады и базисные центры. По железной дороге и Волге непрерыв­ным потоком шли военные грузы и людские резервы. Область была превращена в круп­нейшую базу снабжения фронта.

Вместе с тем в области отсутствовал должный контроль заходом восстановления эва­куированных заводов, нарушались сроки выполнения производственных программ, допу­скались случаи выпуска и отправки на фронт недоброкачественной продукции, не была налажена система охраны предприятий.

Эта обстановка, безусловно, учитывалась агентурой иноразведок и всякого рода враж­дебными элементами, которые с первых дней войны пытались развернуть на территории области широкую подрывную работу.

Наибольшую активность проявляла немецкая разведка. Уже с первых дней войны на территории области было выявлено 12 немецких агентов, в том числе 7 агентов, специаль­но подготовленных и переброшенных через линию фронта.

Из 81 немецких агентов, арестованных на территории области за годы войны, 43 бы­ло арестовано в 1942 г.

Активную подрывную деятельность на территории области пытались развернуть и ор­ганы румынской разведки (ЦА ФСБ России).

 

— начальник 1-го отдела ЭКО УНКВД по Челябинской области. С марта 1942 г. - начальник ЭКОУНКВД по Куйбышевской области. С июня 1943 г. - начальник 2-го отдела УНКГБ по Куйбышевской области. С декабря 1943 г. — заместитель начальника УНКГБ по Одесской области. С мая 1945 г. — начальник Управления НКГБ по Закарпатской области. С февраля 1946 г. — начальник Управления НКГБ по Полтавской области. С января 1952 г.- начальник Управления милиции, он же заместитель начальника УМГБ по Сталинской области.



' Блюме или Блюм Отто - унтер-офицер, начальник отделения радистов.

' Блюме или Блюм Отто - унтер-офицер, начальник отделения радистов.

' Мушник Эдуард - унтер-офицер, преподаватель радиодела.

[4] Так в тексте документа. Правильно — Мазер-Летер Бруно Отто — унтер-офицер, а не ефрейтор, как указано в тексте документа, являлся начальником радиомастерской.

' «Филатьев», «Филатов», «Назаренко» — клички Пастушевича, он же Жребкевич, Ко­вальский, Телянтев или Вячеславцев (возможно, кличка), Вениамина Михайловича - ка­питан, с 1941 г. — комендант. Затем преподаватель истории России. С июня 1944 г. - пре­подаватель политподготовки в разведшколе в г. Вайгельсдорфе. «Попов» — кличка Каши-рина Сергея Константиновича, являлся начальником учебной части и преподавателем ди­версионного дела, затем старшим преподавателем агентурной разведки в разведыватель­ной школе в г. Вайгельсдорфе.

02.11.09 / Просмотров: 6867 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2018 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.