Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Часть 1

В целях усиления работы по выявлению немецких шпионов и диверсан­тов, забрасываемых в наш тыл, предупреждения возможных бандитских про­явлений на территории районов.

Сборник    документов

1 июля - 31 декабря 1942 года

№ 995

Директива Ставки ВГК № 170474 командующему 7-й резервной армией об организации обороны Сталинграда

2 июля 1942 г.

1. Намеченный вами план обороны Сталинграда утверждается.

2. Расположение стрелковых дивизий на первом рубеже возражений не встречает. Остальные три сд необходимо иметь на втором рубеже, одну из них — в районе Ивановка, Красноармейск.

3. Обеспечение стыка с соседом справа (5-й резервной армией) до Но­вогеоргиевской возлагается на вас.

4. Предусмотрите мероприятия, обеспечивающие быструю переброску ди­визий второго эшелона в любом из направлений, вызываемых обстановкой.

5. Для борьбы с авиадесантами противника необходимо всю террито­рию армии распределить на дивизионные полосы, в дивизиях создать под­вижные резервы из имеющихся средств и сил.

6. Просимые вами средства усиления (кроме стрелковой дивизии и тан­ковых бригад) будут поступать по мере возможности.

7. Выселение жителей из домов, необходимых под оборонительные со­оружения, производить по договоренности с местными органами власти.

8. О введении военного режима в зоне обороны армии будет особое распоряжение.

9. КП штарма можно разместить в районе ст. Садовая, не выводя оттуда радиостанций НКВД.

10. Вопрос об обеспечении флангов на Волге разрешен оперативным подчинением вам 2-й бригады РК ВВФ1.

По поручению Ставки А.Василевский

Верховного Главнокомандования

ЦЛМО, ф. 48а. оп.3408. 0.71, .1.443.

Подлинник

Резервные армии срормировались в военных округах и входили в резерв Ставки ВГК. которая использовала их для сосредоточения сил и средств на решающих направлениях путем усиления ими действующих фронтон или создания новых. Так, в июле 1941 г. вво­

12-я бригада речных кораблей Волжской военной флотилии.

дом в сражение на Московском направлении 14 дивизий из резервных армий (29, 30, 24 и 28-й резервных армий) враг был остановлен и сорвана его попытка с ходу прорваться к Москве. В июле 1942 г. 7, 5 и 1-я резервные армии были переименованы соответственно в 62, 63 и 64-ю армии и на их основе 12 июля 1942 г. создан Сталинградский фронт (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 606).

№ 996

Письмо Сталинградского обкома ВКП(б) горкомам и райкомам ВКП(б) о борьбе со шпионами и диверсантами, забрасываемыми на территорию области

2 июля 1942 г.

В целях усиления работы по выявлению немецких шпионов и диверсан­тов, забрасываемых в наш тыл, предупреждения возможных бандитских про­явлений на территории районов и активизации борьбы с дезертирующим элементов необходимо обеспечить проведение следующих мероприятий:

1. Привести в боепую готовность все подразделения истребительных батальонов как в райцентре, так и на периферии, пополнить их личным составом за счет партийно-советских работников и беспартийных активис­тов и обеспечить необходимым количеством транспортных средств для ис­пользования в оперативных целях.

2. Установить во всех населенных пунктах круглосуточное дежурство. Для несения дежурств использовать бойцов истребительных батальонов, партийно-советских работников, молодежь, женщин-активисток и другой актив из среды беспартийных. Вменить в обязанность дежурным проверять всех лиц, вновь прибывающих в населенный пункт. Проинструктировать бригадиров и трактористов тракторных бригад о мерах борьбы с диверсан­тами, дезертирами и помощи в этом органам НКВД.

3. Не менее 3 раз в месяц совместно с начальниками РО УНКВД прово­дить на территории района массовое патрулирование силами бойцов ис­требительных батальонов, работников милиции, воинских частей, дисло­цированных в населенных пунктах района, а также партийно-советских работников района с целью проверки и задержания всех подозрительных лиц. С этой же целью ввести патрулирование по дорогам на подходах к населенным пунктам и периодическое прочесывание лесов, балок и других мест, могущих служить укрытием.

Всех лиц, задержанных без документов или с просроченными документа­ми, не внушающих доверия, направлять для проверки в райотделение Н КВД

Центр документации новейшей истории Волгоградской области, ф.ПЗ, on./2, д.82, л. 61.

Настоящее письмо Сталинградского обкома ВКП(б) было направлено горкомам и райкомам ВКП(б) за 15 дней до начала оборонительных боев под г. Сталинградом (17 июля — 18 ноября 1942 г.). В нем излагались положение и рекомендации по применению истребительных батальоноп в борьбе с вражескими диверсантами и парашютными час­тями противника.

Письмо сыграло важную роль в мобилизации трудящихся города и области по вступ­лению их в эти формирования, оказании помощи частям Красной Армии в героической обороне г. Сталинграда. Из трудящихся города было сформировано 79 истребительных батальонов общей численностью 13 тысяч человек.

Областной комитет партии требовал значительной активизации деятельности истре­бительных батальонов: участие их бойцов в круглосуточном дежурстве в населенных пунктах, массовом патрулировании и проверке документов у вновь прибывших граждан, оказание действенной помощи органам НКВД (см.: Военный энциклопедический сло­варь. М.. 1983, с. 155).

№ 997

Из докладной записки начальника Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко в ЦК ВКП(б) о состоянии партизанских отрядов на 1 июля 1942 г.

3 июля 1942 г.

На 1 июля 1942 г. руководство фронтовых и Центрального штабов парти­занского движения осуществляется над 608 партизанскими отрядами. Это данные об отрядах с установленными связями.

По фронтам

Количество

Численный

 

отрядов

состав

Карело-Финский фронт

13

1575 человек

партизанского движения

 

 

Ленинградский фронт

58

5024 человек

партизанского движения

 

 

Калининский фронт

44

7260 человек

партизанского движения

 

 

Западный фронт

94

23 727 человек

партизанского движения

 

 

Брянский фронт

161

31 827 человек

партизанского движения

 

 

Украинский фронт

238

12 133 человека

партизанского движения

 

 

ИТОГО:

608

81 546 человек

Кроме того, в Центральном штабе имеются сведения о 1626 действую­щих партизанских отрядах численностью свыше 400 ООО человек. Однако и эти сведения являются далеко не полными. Ежедневно появляются сведе­ния и устанавливаются связи с десятками новых действующих отрядов...

Начальник Центрального штаба партизанского

движения Пономаренко

Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД) был создан по решению Го­сударственного Комитета Обороны 30 мая 1942 г. при Ставке Верховного Главнокоман­дования (см. документ N° 961). С первых дней создания ЦШПД занимался вопросами дальнейшего развития партизанского движения, подбором, подготовкой и отправкой в тыл противника организаторов народной борьбы, установлением надежной двусторон­ней связи с отрядами и бригадами, координацией и согласованием действий партизанс­ких формирований с регулярными частями Красной Армии.

Как видно из докладной записки, только в течение одного месяца ЦШПД удалось установить связь с 608 партизанскими отрядами и и дальнейшем направить их удары по врагу с целью оказания оперативного содействия Красной Армии в осуществлении ее стратегических планов и замыслов во втором полугодии 1942 г.

В летней кампании 1942 г. партизаны в интересах оборонительных операций Красной Армии решали следующие задачи: затруднение перегруппировок вражеских войск, уничто­жение живой силы, боевой техники противника и срыв его снабжения, отвлечение сил на охрану тыла, разведка, наведение советских самолетов на цели, освобождение военноплен­ных. Действия партизан отвлекли 24 вражеские дивизии, в том числе 15—16 из них постоян­но использовались на охране коммуникаций. В августе 1942 г. произведено 148 крушений железнодорожных эшелонов, в сентябре— 152, в октябре — 210, в ноябре — 238. В последу­ющем ЦШПД принимал меры по увеличению количества партизанских отрядов и их чис­ленности, улучшал организационную структуру и управление партизанскими силами (см.: Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопедия. М, 1985, с. 531—532).

Начальникам особых отделов фронтов, военных округов, флотов, отдельных армий и флотилий

По указанию народного комиссара тов. Л.П.Берии, в целях наиболее полного обеспечения оперативно-чекистским обслуживанием частей Крас­

ЦА ФСБ России



4 июля 1942 г.

ной Армии и Военно-Морского Флота аппарат Управления особых отде­лов реорганизован.

Новая структура аппарата Управления особых отделов построена по признаку родов войск и рассчитана на оперативное обслуживание объектов сверху донизу.

Сущность реорганизации заключается в том, чтобы направить главное внимание особых отделов на выявление и разработку шпионов, изменни­ков, террористов, диверсантов, членовредителей, дезертиров и прочего кон­трреволюционного элемента, подрывающего мощь Красной Армии и Во­енно-Морского Флота.

По новой структуре в аппарате Управления особых отделов на 1-й от­дел, обслуживающий Генеральный штаб Красной Армии, возложено руко­водство работой фронтовых особых органов, обслуживающих штабы фронтов и армий.

Учитывая возрастающее значение в настоящей войне танков, артилле­рии, химии1, связи и инженерных войск и их численный рост, на базе 3-го отдела организовано два отдела:

а) отдел по обслужшшнию артиллерийских, танковых и гвардейских ми­нометных частей Красной Армии, Главного артиллерийского управления, а также соответствующих академий и учебных заведений;

б) отдел по обслуживанию химических и военно-инженерных частей, строительства оборонительных укреплений, проводимого Наркоматом обо­роны (УОС), частей связи и соответствующих академий и военно-учеб­ных заведений.

На ранее существовавший 4-й отдел Управления возложено руко­водство агентурно-оперативной работой особых органов фронтон по ро­дам войск: пехота, кавалерия и артиллерия, входящая в состав дивизий, руководство и обобщение опыта работы по борьбе с антисоветскими националистическими формированиями, дезертирством, изменой Роди­не, членовредительством, терроризмом, трусостью, паникерством, рас­пространением провокационных слухов и другой антисоветской деятель­ностью враждебного элемента в частях Красной Армии, а также организация заградительной службы.

Придавая исключительное значение новым формированиям частей Крас­ной Армии, проводимым во внутренних округах, и для улучшения в этих целях агентурно-оперативной работы особых отделов военных округов со­здан специальный отдел по руководству работой особорганов военных ок­ругов по общевойсковым соединениям, новым формированиям, запасным частям, учебным заведениям.

Этот же отдел агентурно обслуживает Главное управление формирова­ния и комплектования Красной Армии.

Упразднены контрразведывательные отделения в отделах и создан контр-разведынательный отдел Управления с задачей руководства контрразведы­вательной работой особых органов фронтов и округов.

В связи с этим особые отделы НКВД фронтов, флотов, военных округов и отдельных армий должны информировать Управление особых

1Имеются в виду химические войска.

отделов по отдельным вопросам применительно к ныне существующей структуре Управления.

Несмотря на неоднократные предупреждения, особые отделы все еще до сих пор продолжают присылать в Управление особых отделов докумен­ты, которые не представляют оперативного интереса и в значительной мере составлены на основании устаревших фактов и официальных данных.

В связи с этим необходимо сократить присылку такого рода материалов.

Информация должна быть предупредительной и своевременной.

В Управлении особых отделов надлежит представлять только наиболее важные донесения, тщательно проверенные на месте, по вопросам:

а) предупреждения провала боевых операций, подготовки предатель­ства, дезертирства, террористических намерений, самострела, трусости, па­никерства, преступной деятельности лиц командно-начальствующего со­става, подрывающих боеспособность частей Красной Армии и кораблей ВМФ, о серьезных недочетах в состоянии частей КА и ВМФ с указанием мероприятий, принятых особым отделом на месте;

б) по наиболее серьезным фактам пресечения антисоветской деятельно­сти вражеских элементов;

в) о представляющих интерес фактах разведывательной работы против­ника и о нашей контрразведывательной работе;

[...]

е) о серьезных фактах бездеятельности и морально-бытового разложе­ния командно-начальствующего состава;

ж) о количестве арестованных шпионов, диверсантов, террористов, де­зертиров, самострелыциков, трусов и других в соответствии с действующи­ми приказами и инструкциями об этом, о количестве задержанных загра­дительными отрядами и оперативными заслонами.

Одновременно информация должна представляться и по другим наибо­лее важным вопросам жизни частей Красной Армии и Флота, представля­ющим оперативно-чекистский интерес.

Донесения по особо важным вопросам должны сообщаться телеграфно.

При всех обстоятельствах особые отделы обязаны по выявленным недо­четам принимать меры на месте, добиваясь у командования и военного совета реализации своих материалов.

О случаях непринятия командованием мер по серьезным материалам особого отдела сообщать в Управление особых отделов.

При этом прилагается структура Управления особых отделов с указани­ем объектов обслуживания каждого отдела1.

С настоящей директивой ознакомить оперативных работников особых отделов фронтов, флотов, армий и военных округов.

Для ознакомления оперативных работников особых отделов армий, флотилий и военно-морских баз командировать ответствен­ных работников фронта — флота, не ниже начальника отделения, который должен вместе с начальником особого отдела армии, флотилии и ВМБ ознакомить с ней оперативный состав и он же должен эту директиву доставить в особый отдел фронта — флота.

1Приложение не публикуется.

Приложение1.

В особые отделы корпусов, дивизий и другие соединения директиву не направлять.

Настоящая директива является строго секретной, и все экземпляры ее подлежат возврату в Управление особых отделов в течение 15 дней. Началь­ник особого отдела фронта или флота несет персональную ответственность за то, чтобы эта директива не попала противнику или была утеряна.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

начальник Управления особых отделов Абакумов

ЦА ФСБ России

№ 999

План Особого отдела 61-й армии о переброске агентов «Федоровой» и «Лихачевой» в тыл врага для выполнения разведывательных заданий

5 июля 1942 г.

Переброску агентов произвести в районе боевых действий 149-й или 350-й сд, для чего выехать на передовую линию. Если, выполняя тактическую зада­чу, то или иное подразделение части будет временно отходить, то агентам ос­таться на территории, которая будет заниматься немцами.

МАРШРУТ

В том случае, если агенты останутся на территории, временно оставляе­мой частями Красной Армии, то они после прихода немцев немедленно дви­гаются вперед по направлению Дворики, Вытебет, Еленск, присоединяются к массе «эвакуированных» немцами.

[Если переброска] будет произведена в момент боя, то агенты ускорен­ным темпом проходят линию боев, также вливаются в массу «эвакуирован­ных» и движутся в том же направлении.

Путь следования агенты избирают по своему усмотрению, в зависимос­ти от обстановки. Если будет возможность, то агенты в дороге заводят знакомства с чинами полиции, горуправы или какого-либо другого органа власти, работающего на немцев, и в дальнейшем используют это знаком­ство для выполнения возложенных задач.

1Приложение не публикуется.

1 I

ЗАДАЧА

Перед агентами поставить следующую задачу. По прибытии в г.Орджо-никидзеград агенты устанавливают месторасположение органа контрраз­ведки, который находится по шоссе Брянск — Орджоникидзеград. Следуя по шоссе со стороны Брянска, перейдя линию жел. дороги, — направо, во дворе несколько домов. Налево от входной калитки — небольшой кирпич­ный домик с двумя парадными входами, направо — небольшой деревян­ный домик. Сзади этого дома к полотну жел. дороги [примыкает] деревян­ный дом с двумя отдельными входами. После установления этого агенты должны познакомиться с кем-либо из обслуживаемого1 персонала этого учреждения. Затем, используя дорожные знакомства и новые, устроиться на любую работу в расположении контрразведки. Агенты ни в коем случае не подают виду, что им знакомо это учреждение. При поступлении на работу они добиваются того, чтобы их ознакомили, что это за учреждение, кто там работает.

Когда эта задача будет выполнена и агенты добьются доверия предста­вителей этого учреждения, они выполняют следующую задачу:

1. Выявляют руководящий состав этого учреждения, знакомятся с их биографическими данными и узнают слабые стороны каждого из них.

2. Знакомятся с личным составом разведчиков, выясняют их места рож­дения, местонахождение родственников, клички, подлинные фамилии и прочие биографические данные. Узнают,.когда, где и с какой задачей будут переброшены на нашу сторону.

3. Узнают, из какого контингента немецкая разведка вербует шпионов.

4. Устанавливают, с какими из учреждений города контрразведка поддер­живает деловые связи, каким путем, через кого эти связи осуществляются.

Когда под натиском Красной Армии немцы будут уходить из города, то один из агентов уходит с ними, а второй «не успевает» и остается для связи с нами. Первый, после того как контрразведка изберет себе новую резиден­цию, бежит оттуда и идет к линии фронта для встречи с нами.

ЛЕГЕНДА

Во избежание провала агентам даются следующие легенды.

Агенту «Федоровой». «Федорова» рассказывает о себе полные биографи­ческие данные о том, что она учительница, работала в одной из сельских школ Белевского района. Осенью, когда Красная Армия отступила и школа прекратила свое существование, она перебралась на жительство в Белев. В Белеве она познакомилась с офицером, с которым она вместе жила на квар­тире. Об офицере она отзывается положительно, мать у нее осуждена в 1940 г. к 5 годам тюрьмы. Где она сейчас находится, «Федорова» не знает. Отец осужден в 1936 г., сослан, где находится, — неизвестно. Они с подругой не верят в силу Красной Армии и поняли, что немце ведут борьбу за лучшее будущее России, поэтому, когда немцы оставляли г. Белев, она тоже ушла с ними и находилась в с. Зайцеве Когда было и Зайцево оставлено, то они с подругой ушли в Вытебет, где и проживали, а последнее время находились на оборонных работах в районе Волхова.

' Так в тексте документа.

r'

Сейчас n связи с сильными боями, боевыми действиями в том районе они идут дальше в тыл и хотят пройти в Орджоникидзеград и Брянск, устро­иться на работу и выжидать, пока красных не прогонят из родных мест.

Агенту «Лихачевой». Она из семьи преподавателя, семья жила на Даль­нем Востоке, в 1937 г. отца арестовал НКВД, мать из школы выгнали. Жить стало нечем, решили уехать в места, где не знают об аресте отца. Приехали и поселились в Белеве. Мать стала учительствовать в районе, а «Лихачева» продолжала учиться в десятилетке. Когда получила свидетельство об окон­чании школы, ввели плату за обучение. Дальше учиться не смогла, не было средств для оплаты за учебу. Пришлось поступить учительницей. С подру­гой дружили как преподаватели, много было общего, а последнее время, когда покинули Белев, просто сроднились, делились мыслями.

На стороне Советской власти оставаться не хотели, так как боялись преследования НКВД. Где сейчас мать, — не знает, но она тоже хотела из Белева выезжать, разлучила внезапность отьезда. Сейчас с подругой идут в Орджоникидзеград. чтобы работать и ждать освобождения Белевского рай­она от Красной Армии, в остальном говорить по легенде «Федоровой».

Если до 15 августа Орджоникидзеград не будет освобожден нашими войсками, то, начиная с 16 августа каждое воскресенье до 15 сентября аген­ты идут на связь на улицу Горького от дома № 10 до дома № 16 включи­тельно. Время встречи с 12.00 до 12.15. Для опознания агента со связным тот и другой в правой руке держат веточки. При встрече здороваются и между ними происходит следующий разговор:

Связной: «Я Вас где-то видел...»

Агент: «Где-нибудь на Родине».

Связной: «Вы в Белеве были?»

После этого агент назначает уже подготовленное место для передачи материалов и переговоров.

Оперуполномоченный 6-ю отделения ОО НКВД 61-й армии лейтенант госбезопасности

Степанов

СОГЛАСЕН.

Начальник 6-го отделения ОО НКВД 61-й армии

ст. лейтенант госбезопасности Жуков

ЦА ФСБ России

План агентурно-оперативных мероприятий по делу «Кварц» КРО У НКВД по Ленинградской области'

6 июля 1942 г.

26 апреля 1942 г. был задержан агент немецкой разведки «Малахов», выброшенный немцами на парашюте с самолета с рацией вместе с группой приданных ему 2 разведчиков из числа бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в немецком плену, которые позднее также были арестованы (дело «Кварц»)2.

В процессе следственной обработки «Малахов» дал исчерпывающие и ценные показания, касающиеся обстоятельств и методов вербовки и под­готовки разведчиков в разведшколе. Одновременно сообщил ряд данных в отношении известной ему немецкой агентуры, в результате чего на терри­тории Ленинградской области вскоре была обнаружена и ликвидирована еще одна диверсионно-шпионская резидентура.

Через посредство изъятой рации «Малахова» была соответственно ле-гендирована, а позднее установлена «деловая» связь с разведкой штаба 18-й германской армии.

Полученные нами по ходу этой комбинации депеши от немцев свиде­тельствуют об ее успешном развитии. Разведорганы противника довольны результатами работы «группы» и проявляют заинтересованность в ее даль­нейших успехах.

Кроме того, немцы предложили доставить требуемые для «нужд» развед­группы «Малахова» продукты, деньги, питание для рации, запросили устано­вочные данные «Малахова», на которые он хочет иметь новые документы.

После сообщения «Малаховым» требуемых немецкой разведкой дан­ных о документах последняя обещала в среду 24 июня с.г. окончательно сообщить, когда и где «Малахов» получит требуемое.

Однако, несмотря на повторные напоминания «Малахова» о затрудне­ниях в работе, необходимости срочной помощи, разведка противника огра­ничивалась малоконкретными обещаниями и их последняя радиограмма от 29 июня с.г. гласила:

«Не унывайте, помощь близка. Пошлю все нужное. Ротмистр».

В целях форсирования комбинации в этот же день от имени «Малахова» подана депеша:

«52 (Захаров) из Бокситогорска еще не вернулся. Без документов выхо­дить опасно. Голодаю, когда будет помощь».

2 июля с.г., не реагируя на требования «Малахова», немцы дали задание:

1План утвержден начальником Управления НКВД по Ленинградской области комиссаром госбезопасности 3 ранга П.И.Кубаткиным. 1 См. документы № 912, 917, 920, 927, 971, 977.

«Давайте точные сведения о транспорте, различая по грузу, номера час­тей и настроение».

Срок действия выданных «Малахову» немецкой разведкой командировоч­ных предписаний истек, в связи с чем дальнейшее его передвижение по рай­ону реально сопряжено с риском провала, что ясно для немцев, и не исклю­чено, что последняя депеша дана с целью проверки. Учитывая это, с целью отвода возможных подозрений от имени «Малахова» 3 июля передана депеша:

«Без новых документов работать боюсь. Проверка строгая. Жду помощи».

Исходя из задач:

1. Отвести от «Малахова» возможные подозрения немецкой разведки, создать ему обстановку доверия и авторитета со стороны разведорганов противника.

2. Внедрить под видом связников от «Малахова» 1—2 квалифицирован­ных агентов в разведку врага.

3. Легендированными мероприятиями добиться переброски в помощь «Малахову» квалифицированных работников германской разведки с пос­ледующей перевербовкой их, провести следующие мероприятия:

1) до получения от немцев батарей, новых документов «Малахову» ни­каких разведывательных данных не передавать. На очередном радиообмене передать депешу:

«Истечение срока командировки 52 не вернулся. Опасаюсь его провала. Оставаться в этом районе старыми документами без действительных коман­дированных предписаний связи строгой проверкой, без продуктов, денег — не могу. Возвращаюсь обратно, укажите район перехода линии фронта»;

2) в случае если депеша «Малахова» останется без ответа или будет получе­на санкция на обратный переход, организуем возвращение «Малахова» с рас­четом специально разработанной линии его поведения: «перспективностью» работы побудить разведку противника перебросить его вторично с новой груп­пой разведчиков и параллельно с этим получить через «Малахова» новые контр­разведывательные данные о разведорганах и школах противника, перебро­шенной и подготовляемой к переброске агентуры;

3) если в ответ на телеграмму «Малахова» немцы перебросят к нему связника или представителя разведки, поступаем соответственно плану 2-го Управления НКВД СССР;

4) при условии, что немцы сбросят «Малахову» документы, деньги, пи­тание для рации с самолета:

а) продолжаем дальнейшую радиоигру и дезинформацию германского командования, обеспечив при этом «выполнение» агентом заданий развед­ки, создание ему доверия и авторитета в глазах немцев;

б) легендируя появившуюся у «Малахова» возможность «изъять» из одно­го из штабов воинской части ряд оперативных документов через «его старого друга», якобы антисоветчика, работающего штабным командиром этой час­ти, и «согласовав» этот вопрос с немецкой разведкой, организуем «хищение» документов, переправу их немцам с указанным командиром — нашим про­веренным агентом_', которого таким образом подставляем гер­манской разведке с специально разработанным заданием;

1Прочерк в тексте документа.

в) в целях заполучить на нашу территорию одного из работников гер­манской разведки разрабатываем легенду и через рацию «Малахова» сооб­щаем немцам якобы о наличии возможности «использовать» в разведцелях женщину-врача одного из госпиталей командного состава Красной Армии, известную ему как женщина, склонная к флирту, любительница увеселе­ний и подарков, не интересующаяся политикой и недовольная в настоя­щий момент своим положением, жизнью, но пользующаяся благодаря сво­ей внешности большим влиянием на мужчин и п связи с этим имеющая большие связи в армии, в том числе среди старшего и высшего начсостава.

В ходе «подготовки» этой комбинации немцами через v Малахова» со­здать естественную необходимость участия в ней более опытного и квали­фицированного разведчика, чем «Малахов», как для проведения обработ­ки, так и для вербовки врача, а в последующем и ее связей.

Следует ожидать, что германская разведка перед переброской разведчи­ка будет интересоваться возможностью укрытия последнего. В этом случае от имени «Малахова» якобы после соответствующего изучения этого воп­роса даем ряд ложных вариантов, в том числе возможность «направления» разведчика в госпиталь для лечения или госпиталь выздоравливающих, где и будет осуществлено знакомство разведчика с врачом.

Нач. 5-го отделения КРО УНКВД по Ленинградской области лейтенант госбезопасности

Серебров'

СОГЛАСЕН.

Начальник КРО УНКВД по Ленинградской области

майор государственной безопасности Занин2

ЦА ФСБ России

1 Ссребров Евгений Константинович (1907-?) - подполковник (1948). С марта 1941 г. — заместитель начальника 4-го отделения КРО УНКГБ по Ленинградской области. С августа 1941 г. — начальник 5-го отделения КРО УНКВД по Ленинг­радской области. С марта 1943 г. - врид. начальника КРО УНКВД по Куйбышев­ской области. С июля 1943 г. — заместитель начальника 2-го отдела УНКГБ по Куйбышевской области, затем начальник 2-го отдела. С января 1945 г. — замести­тель начальника 2-го отдела УНКГБ по Ульяновской области. С мая 1949 г. -начальник 1-го отделения 2-го отдела УМГБ по Великолукской области. В июне 1949 г. приказом МГБ СССР № 2056 уволен из органов.

2 Занин Семен Федорович (1901—,) - полковник (1943). С марта 1941 г. - на­чальник КРО УНКГБ г. Ленинграда. С июля 1942 г. - начальник КРО УНКВД по Ленинградской области. С июня 1943 г. — заместитель начальника УНКГБ по Ле­нинградской области. С марта 1944 г. — начальник УНКГБ по Иркутской области. Сиюня 1954 г. - начальник 5-го отдела УКГБ поСвердловской области. В августе

1956 г. приказом КГБ при СМ СССР № 432 уволен из органов по болезни. В июле

1957 г. приказом КГБ № 198 во изменении приказа № 432 от 27 августа 1956 г. считать уволенным по фактам, дискредитирирующим высокое звание офицера.

Из директивы НКВД СССР № 265 об усилении борьбы с дезертирством и уклонением от военной службы

7 июля 1942 г.

Наркомам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД краев и областей, начальникам транспортных отделов НКВД, особых отделов округов и гарнизонов

Несмотря на ряд указаний НКВД СССР об усилении борьбы с де­зертирством и уклонением от военной службы, в организации этой ра­боты на местах имеют место серьезные недочеты.

До сего времени не налажен действенный оперативный контакт между органами, ведущими борьбу с дезертирством.

Отдельные аппараты СПО, несмотря на приказ народного комис­сара о возложении на них наблюдения за борьбой с дезертирством, своевременно не организовали необходимого контроля и самоустра­нились от руководства этой работой.

Агентурно-осведомительная сеть местных органов НКВД недоста­точно направлена на розыск дезертиров, несмотря на то, что в ряде областей агентурно выявлены фркты привлечения дезертиров враждеб­ными элементами к активной антисоветской работе, наличие повстан­ческих настроений и образование формирований из числа дезертиров.

Следствием по делам арестованных дезертиров до конца не вскры­ваются организаторы и пособники.

Существенным недостатком в организации борьбы с уклонением от призыва и мобилизации является все еще слабая борьба со взяточниче­ством, несистематический контроль за паспортным режимом, эпизоди­ческие проверки и облавы как в местах скопления, так и на всех видах транспорта, сельских и городских магистралях.

Предлагаю:

1. Наркомам внутренних дел союзных и автономных республик, на­чальникам УНКВД краев и областей провести совещания представите­лей НКВД, ведущих борьбу с дезертирством, на которых обсудить прак­тические мероприятия по контактированию и усилению работы по борьбе с дезертирством и уклонением от службы в Красной Армии.

2. Аппаратам СПО НКВД-УНКВД в соответствии с приказом НКВД СССР № 001713 от 25 декабря 1941 г. проверить работу местных орга­нов НКВД и оказать практическую помощь в организации борьбы с дезертирством и уклонением от военной службы.

[.-]

4. Усилить агентурно-оперативную работу среди националистичес­ких и других контрреволюционных элементов, особенно в национальных районах, вскрывая среди них организаторов и пособников дезертиров, а также выявляя формирования и их участников, ориентирующихся на этот контингент в целях подрывной и повстанческой работы.

5. При разработке материалов на подозреваемых в повстанческой деятельности учитывать необходимость выявления возможных связей разрабатываемых с дезертирами, уклоняющимися от призыва и моби­лизации, находящимися на нелегальном положении.

[...]

10. Негласно проверять и разрабатывать граждан, состоящих на уче­те военнообязанных из числа эвакуированных и вышедших из окруже­ния, немецкого плена, подозрительных по антисоветской работе, шпи­онажу и диверсии.

[...]

12. В паспортизированных местностях строго осуществлять паспорт­ный режим, используя работу по проведению паспортной системы, для выявления дезертиров и уклоняющихся от воинской службы.

13. При проведении проверок документов и массовых операций с це­лью выявления уклоняющихся органам НКВД и милиции руководство­ваться приказом НКО Союза ССР за № 064 от 24 января 1942 г. «О порядке передвижения военнообязанных в военное время и мероприятий по борьбе с уклонением их от учета и призыва и мобилизации», объявленным прика­зом НКВД СССР за № 026 от 28 августа 1942 г.

14. Транспортным органам НКВД вести агентурно-оперативную работу по борьбе с дезертирством и уклонением от призыва и мобилизации в Красную Армию по всей железнодорожной сети, на водных путях, станциях, узлах, портах и пристанях в соответствии с циркуляром НКВД СССР № 220 от 29 января 1941 г.1

15. На территории, освобожденной от противника, тщательно проверять всех лиц призывного возраста, остававшихся в оккупированных местностях, несмотря на своевременное объявление призыва их в Красную Армию.

16. Следствие по делам о дезертирах вести в соответствии с директивой НКВД СССР № 283 от 6 декабря 1941 г.

Следственные дела на дезертиров заканчивать в кратчайшие сроки и направлять по подсудности в соответствии с приказом НКВД СССР № 001613 от 21 ноября 1941 г.

17. Органам НКВД, проводившим следствие по делам дезертиров и лиц, уклоняющихся от службы в Красной Армии, сообщать соответствующим нар­коматам о решении суда или осуждения Особым совещанием НКВД СССР для лишения членов семей осужденных права на получение государственно­го пособия, помощи и других льгот, предоставляемых военнослужащим2.

18. В целях упорядочения отчетности в работе территориальных органов по борьбе с дезертирством и уклонением от военной службы НКВД-УНКВД 2 раза в месяц к 5-му и 20-му числам после каждых

' См. т. 2 настоящего сборника, документ № 513. ! Так в тексте документа.

отчетных двух недель представлять НКВД СССР информацию по прилагаемой форме1. Представление декадных сведений отменяется.

Транспортным отделам НКВД в те же сроки и по такой же форме представлять информацию в ТУ НКВД СССР соответственно.

Транспортному управлению НКВД СССР копии сводных инфор­мации о результатах борьбы с дезертирством на железнодорожном транспорте направлять в 3-е Управление НКВД СССР.

О принятых мерах сообщите к 5 августа 1942 г.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга Меркулов

ЦА ФСБ России

Отступление на первых порах частей Красной Армии, временная оккупация гитлеровскими войсками ряда местностей Советского Союза вызвали у некото­рых военнослужащих чувство страха и растерянности, неверие в конечную побе­ду. Следствием этому явились случаи дезертирства и измены Родине, уклонение от военной службы и другие тягчайшие преступления, подрывающие боеспособ­ность частей Красной Армии и наносившие тяжелый морально-политический ущерб советским войскам.

Государственный Комитет Обороны 17 июля 1941 г. принял постановление № 187сс (см. т. 2. настоящего сборника, документ № 411). На основании этого постановления особые отделы получили право не только ареста, но и расстрела изменников и дезертиров.

Президиум Верховного Совета СССР внес изменения и дополнения в пункты 7, 12, 22 статьи 193 УК РСФСР, направленные, главным образом, на усиление уголовной ответственности за дезертирство.

№ 1002

Из доклада Крымского обкома партии в ЦК ВКП(б) и Центральный штаб

партизанского движения о борьбе крымских партизан в тылу у немцев и предательской роли татарских националистов

7 июля 1942 г.

[...]

Нужно особо отметить как отрицательное явление отношение извест­ной части татарского населения к партизанскому движению, особенно в

' Приложение не публикуется.

деревнях Коуш, Стиля, Хорбик, Куру-Узень, Ускут, Ени-Сала и др. (южно­бережной части). Эти населенные пункты не только не оказывают помощи партизанам в их борьбе с немецко-румынскими захватчиками, а, наоборот, активно помогают немецко-румынским захватчикам бороться с партизана­ми. Как правило, сочувствующая партизанам часть [населения! или выеха­ла из этих деревень, или уничтожена.

Во всех горных татарских деревнях немецким командованием созданы из татар «добровольческие» отряды по борьбе с партизанами во главе с немецкими или румынскими инструкторами. Все состоящие в этих от­рядах обмундированы в румынскую или немецкую форму, вооружены оружием, захваченным немцами при отходе Красной Армии, а также пулеметами и минометами. Все лица, входящие в отряды, получают зарплату, продовольствие, освобождены от налогов, получили лучшие наделы садов, виноградников, табачных плантаций. Эти «Добровольские» отряды несут дозорную службу и при появлении партизан сейчас же подается сигнал тревоги. Особенно враждебно проявило себя население деревень Ени-Сала, Улу-Узень, Ускут, Баксан, Кучук-Узень, Шелен, Ворон, Коуш, Бешуй, Арпат, Орталан и др1.

В селении Коуш насчитывается в «добровольческом» отряде 345 чело­век из татар-дезертиров и местных жителей. Коуш является местом форми­рования контрреволюционных отрядов из татар. Это село с первых дней боевых действий партизан в Крыму являлось для немецко-румынских ок­купантов поставщиком проводников, предателей и провокаторов.

Староста селения Коуш Хасанов Осман (бывший член ВКП(б) по зада­нию немцев грабил лояльную к Советской власти часть населения. Деревня превращена в сильный укрепленный пункт системой дзотов, ходов сооб­щения и т.д., сооружены проволочные заграждения, минированы подсту­пы. Коушинский карательный отряд 24 марта полностью сжег д. Лаки за сочувствие и оказание помощи партизанам. В селе была произведена дикая расправа над жителями, расстреляно много женщин и детей.

В д. Кокозы имеются немецкие инструкторы, ведущие обучение «доб­ровольцев».

По данным разведки партизан, в апреле в Симферополе закончено обу­чение 15 ООО «добровольцев»-татар, обмундированных в немецкую форму и подготовленных к отправке на фронт.

Предварительно можно сказать о таком поведении некоторой части та­тарского населения следующее, что нам известно:

Большую роль в этом сыграла фашистская демагогия, обман и подкуп. Немцы обещают татарам «автономию», «Крым — для татар».

1. В начале отхода наших войск (ноябрь 1941 г.) немцы начали вооружать татарское население горных деревень, агитируя их за создание групп само­обороны якобы для защиты деревень от бандитизма и грабежей, так как, дес­

1В д. Ускут, например, насчитывалось в «добровольческом» отряде 130 чело­век, в д. Туак — 100 человек, в д. Кучук-Узень — 80 человек. Подобные формирования имелись и в других населенных пунктах. Враждебно проявляли себя татарские национа­листы по отношению к партизанам и в ряде других деревень (Азек, Айссрез, Ваши, Биэ in, Биюк-Яшлаев, Бия-Сала, Камашлык, Казанлы, Карасу-Баши. Капсихор. Киш-лав, Кутлак. Куртлук, Молбай, Отузы, Стиля, Султан-Сарай, Тома) (ЦА ФСБ России).

кать, Советская власть ушла, а нам некогда заниматься внутренними делами. Затем эти группы «самообороны» были переведены на казарменное положе­ние и обязаны были выполнять приказы немецкого командования.

Нужно отметить, что при отступлении наших частей (ноябрь 1941 г.) среди татар было много дезертиров из Красной Армии, их в первую очередь и исполь­зовали немцы.

2. В свое время репрессированные органами Советской власти кулаки и националистические элементы после отбытия наказания возвращались в Крым на свои прежние места жительства, особенно в конце 1940 г. и начале 1941 г. За ними было установлено наблюдение не по оперативно-чекистской линии, а по нашей. И как сейчас установлено через партизан, они и явились тем материалом, который используется немцами в каче­стве своих представителей (старосты, начальники полиции и др.). Напри­мер, в деревнях Баксан, Коуш, Ени-Сала эти враги всех лиц, сочувствен­но относящихся к партизанам, выселили, а многих под страхом заставили работать на врага.

3. Разжигание национальной розни. При наделении «дружинников», состоящих в группах по борьбе с партизанами, участками садов, виног­радников, табачных плантаций и другим имуществом немцы отбирают все это у населения нетатарской национальности (русских, греков) и наделяют татар.

Кулакам возвращают принадлежавшие им ранее виноградники, скот, причем, забирая колхозный скот для выдачи кулакам, прикидывают, сколько приплода имелось бы у этого кулака за время колхозного строя, и выдают из колхозного стада.

В то же время следует отметить, что татары степной части Крыма не проявляют такой враждебности к партизанам, как татары горной части. Нередко проявляют свои симпатии партизанам, не поддерживают немец­ких фашистов, ждут прихода Советской валсти, и немцы это видят. Как на интересный факт можно указать, что в степную часть Крыма для несения полицейской службы немцы направили горных татар.

ЦА ФСБ России

Вербовка в «добровольческие» формирования на оккупированной территории Крыма проводилась согласно положениям и инструкциям немецкого Верховного главнокомандования.

Особым приказом Верх.ком.сухопутных армий П/№ 8000/42 от V1I.42 г. объявлено «Положение о местных вспомогательных силах на Востоке», где определены следующие принципы формирования «добровольческих отрядов» из крымских татар.

Подбор

Подбор добровольцев из местных жителей и русских солдат-военнопленных ведет батальон. Принимает присягу на верность фюреру — штаб батальона.

Использование

Подбор добровольцев преследует цель заменить немецких солдат добровольцами. Из добровольцев создаются строительный батальон, вспомогательные части по борьбе с партизанами и т.д.

Руководящие указания по обращению с добровольцами

Добровольцы идут к нам, чтобы создать себе лучшие условия в настоящем и будущем, а поэтому необходимо создать для них лучшие жизненные условия. Воспи­тывать их в духе борцов с большевизмом. Прививать им 'воинскую гордость» (пу­тем выдачи обмундирования и знаков различия). Немецкий солдат должен быть об­разцом для добровольцев. Младший комсостав специально подбирать для обслуживания добровольцев. Препятствовать панибратству. Немецкий солдат должен оставить за собой превосходство, но в то же время проявлять заботу о добровольцах.

Добровольцев, говорящих по-немецки, назначать доверенными лицами.

Одежда и знаки различия

Добровольцы носят свою русскую военную форму или гражданское платье с по­вязкой на левом рукаве с надписью «на службе немецкой армии».

В отдельных случаях выдается старая форма немецкой армии. Единообразие формы соблюдать необязательно.

Денежное содержание

Денежный вопрос урегулирован в «Положении о местных вспомогательных силах на Востоке».

Добровольцы получают содержание по 3 разрядам: 1-й разряд: 30 марок — 375 руб. 2-й разряд: 36 марок — 450 руб. 3-й разряд: 42 марки — 525 руб.

Первый разряд могут получать все добровольцы. Второй разряд — до 20% всего состава добровольцев. Третий разряд — 10% добровольцев.

Каждый перевод во 2-й и 3-й разряды должен быть подтвержден письменным распоряжением командира батальона.

Продовольствие

Добровольцы получают продовольствие бесплатно в таком же количестве, как и солдаты данного подразделения.

Расквартирование

Квартира бесплатная. Добровольцы размещаются отдельно от немецких сол­дат. Обеспечить охрану, особенно на случай налета русских солдат и партизан.

Обучение и вооружение

Вооружение добровольцам выдается навсегда. Запрещается выставлять добро­вольцев на охрану склада с боеприпасами и оружием.

Отпуск

Отпуск санкционируется только батальоном в деревню, занятую немцами (к родным) после проверки...»

Под руководством немецких инструкторов отряды «добровольцев» проходили военное обучение и уже в январе 1942 г. вступили в вооруженную борьбу с парти­занскими отрядами (ЦА ФСБ России).

1Указание адресовано только начальникам УНКВД по Харьковской, Воро­шиловградской и Сталинской областям.

' Сыромолотный Иван Константинович (1903—?) — полковник (1943). В Крас­ной Армии - в 1925—1927 гг. и с 1941 г. В июне 1941 г. — второй секретарь Никола­евского обкома КП(б)Украины. С сентября 1941 г. - начальник 8-го отдела поли­туправления Южного фронта, с апреля 1942 г. - член Военного совета того же фронта. С августа 1942 г. — заместитель начальника Украинского штаба партизанского дви­жения. В октябре 1942 г. направлен в тыл противника и назначен членом штаба соединения партизанских отрядов Сумской области. С июля 1943 г. до октября 1945 г. — член Военного совета 5-й Гвардейской армии. Уволен в запас 28 октября 1945 г.

Указание НКВД УССР и Украинского штаба партизанского движения № 652/сп о передаче партизанских отрядов из НКВД Украинскому штабу партизанского движения'

7 июля 1942 г.

В связи с организацией Украинского штаба партизанского движения, в задачи которого входит руководство всеми партизанскими отрядами и фор­мированиями, и выделением этой отрасли работы из системы органов НКВД

Предлагаем:

1. УНКВД немедленно передать по территориальности начальникам соответствующих оперативных групп, фронтов и армий все партизанские отряды, как находящиеся на линии фронта, так и действующие в тылу противника.

2. Одновременно с этим передать находящееся в опергруппах и пред­назначенное для партизан вооружение; боеприпасы; снаряжение и обмун­дирование; запасы продовольствия; личные дела, списки личного состава партизанских отрядов, документы, связанные с переброской и дислоциро­ванием партизанских отрядов, находящихся на линии фронта и в тылу противника; всех курьеров-связников, подготовленных для выброски на связь с партизанскими отрядами, и подрывников, предназначенных для партизанских отрядов; списки курьеров-связников, направленных в тыл противника для связи с партизанскими отрядами.

3. В процессе приема начальникам оперативных групп тщательно озна­комиться с личным составом партизанских отрядов и групп подрывников, отсеян на месте весь непригодный для боевых действий в тылу противника элемент, который УНКВД должен быть немедленно направлен в распоря­жение военкоматов.

4. Передачу произвести следующим порядком:

а) 4-й отдел УНКВД по Сталинской и Ворошиловградской областям передает члену Военного совета Южного фронта бри гадком иссару Сыро­молотному2 с последующим распределением по опергруппам армий Юж­ного фронта;

б) 4-й отдел УНКВД по Харьковской области передает опергруппе при 28-й армии мл. лейтенанту г/б т. Нырко1 и опергруппе при 38-й армии т. Потапову.

Начальникам опергрупп принять партизанские отряды, группы под­рывников и курьеров-связников в соответствии с сектором действия ар­мий, на участке которых они находятся.

Передаче не подлежат агенты, явки и резиденты, подготавливаемые и находящиеся в тылу противника, использующиеся в целях разведки.

Подробные указания о работе и задачах 4-х отделов УНКВД, а равно и оперативных групп Украинского штаба партизанского движения будут даны дополнительно по соответствующим линиям.

Приемо-передаточные акты составить в 2 экз., выслать в 4-е Управле­ние НКВД УССР и Украинский штаб партизанского движения, возвратив вместе с ними настоящие указания.

Врио народного комиссара внутренних дел УССР

майор госбезопасности Савченко

Начальник Украинского штаба партизанского движения

майор госбезопасности Строкач

ЦА ФСБ России

Украинский штаб партизанского движения (УШПД) был образован в июне 1942 г. в соответствии с постановлением ГКО от 30 мая 1942 г. Возглавил его заместитель наркома внутренних дел УССР Т.А.Сгрокач, который с самого начала воины по указанию ЦК КП(б) Украины занимался формированием истребительных батальонов и партизанских отрядов.

В состав УШПД вошли и ответственные партийные работники — Л.И.Найдск, Л.П.Дрожжин, Н.А.Кузнсцов и другие. Работа штаба началась в исключительно тяжелых условиях развернувшегося летнего наступления немецких войск, когда почти вся терри­тория республики была оккупирована противником.

В сферу задач УШПД вошли такие, как обеспечение количественного и качествен­ного роста партизанских сил, создание новых отрядов и групп, планомерное распределе­ние их по всей территории Украины, материально-техническое обеспечение партизанс­ких формирований, планирование мероприятий по усилению боевой и разведывательно-диверсионной деятельности партизан в масштабе всей республики и ее отдельных областей и руководство ими. УШПД вменялось в обязанность своевременное доведение до партизанских формирований и организация исполнения ими директив и приказов ГКО, ЦК КП(б) Украины и ЦШПД, своих собственных планов, распоряже­ний и приказов. С этой целью использовались радиосредства, авиация, а в особых случа­ях — институт офицеров связи штабов партизанского движения. Одним из главных

1Нырко Игорь Васильевич (I9I3-?) - подполковник (1952). С апреля 1941 г. -заместитель начальника отдела кадров, он же начальник Особой инспекции УНКГБ по Ровенской области, затем заместитель командира соединения партизанских отря­дов генерал-майора А.Н.Сабурова. Позже начальник отделения 4-го отдела УНКГБ по Сумской области УССР. С августа 1945 г. - на партийной работе. С июля 1948 г. — заместитель начальника Управления МГБ по Ровенской области по кадрам. С мая 1953 г. — начальник отдела кадров УМВД по Ровенской области. С декабря 1953 г. — заместитель начальника Гошанского РО УМВД по Ровенской области, затем на­чальник отдела кадров УМВД по Ровенской области. В сентябре 1954 г. приказом КГБ при СМ СССР № 697 уволен в запас по сокращению штатов.

направлений в работе УШПД являлась организация оперативного и тактического взаи­модействия партизанских сил республики с Военными советами Юго-Западного и Юж­ного фронтов, мобилизация усилий партизан, подпольщиков и населения Украины на оказание широкой помощи советским войскам в быстрейшем разгроме противника.

Меры, принятые Украинским штабом партизанского движения для усиления воору­женной борьбы украинского народа в тылу врага, незамедлительно дали свои положи­тельные результаты. Если в апреле 1942 г. партизанские отряды вывели из строя 4 тысячи гитлеровцев и их пособников, подорвали на минах 13 вражеских эшелонов и уничтожи­ли 21 шоссейный и железнодорожный мост, то уже в августе, по неполным данным, ими было выведено из строя 6,5 тысячи вражеских солдат и офицеров, пущено под откос 37 эшелонов и взорвано 37 шоссейных и железнодорожных мостов.

В результате напряженной организационной и политической работы, проделанной НКВД УССР и УШПД. сеть партизанских отрядов на оккупированной территории Укра­ины значительно расширилась и укрепилась. Так, если на 1 мая 1942 г. ЦК КП(б) Украины имел сведения о 766 украинских партизанских отрядах (свыше 26 тысяч бойцов) и 613 диверсионно-разведывательных группах (около 2 тысяч человек), то уже к концу 1942 г. на Украине действовало свыше 1 тысячи подпольных партийных и комсомольских органов, организаций и групп, 5 крупных партизанских соединений, около 900 партизанских отря­дов и свыше 1 тысячи диверсионных и разведывательных групп (всего около 77 тысяч партиотов).

В сентябре — ноябре 1942 г. УШПД переправил в тыл противника 59 организаторс­ких групп (629 партийных работников), имевших задание возглавить вооруженную борь­бу народных масс, установить связи с действующими партизанскими отрядами и создать новые. К сентябрю 1942 г. была установлена связь с 400 партизанскими отрядами, дей­ствовавшими на территории Сумской, Черниговской, Житомирской, Винницкой, Харь­ковской, Днепропетровской, Кировоградской и Львовской областей. В результате рас­ширения партизанского движения на территории Украины к концу 1942 г. начали образовываться партизанские края и зоны. Партизаны контролировали обширные райо­ны в ряде областей.

Талантливыми организаторами партизанского движения на Украине явились В.А.Бегма, А.И.Гаевой. М.С.Гречуха, А.Н.Зленко, Л.Р.Корниец, Д.С.Коротченко, М.С.Спивак, В.Ф.Сгарчснко, И.К.Сыромолотный и другие. Достойно выполняли свои обязанности, будучи на командных и политических постах, В.Е.Еременко, Д.Н.Медве­дев, Я.И.Мельник. С.А.Ковпак, П.Ф.Куманек, С.В.Руднев, А.Н.Сабуров, А.Ф.Федоров и другие (см.: Великая Отечественная война 1941 — 1945: энциклопедия. М., 1985, С. 540-541; Советские партизаны. Из истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М., 1963, с. 330).

Сообщение НКВД СССР № 1214/Б в ГКО с изложением содержания доклада

руководителя Объединенного разведывательного комитета США У. Донована

8 июля 1942 г.

Направляем содержание доклада руководителя Объединенного разведы­вательного комитета США Донована, сделанного им на секретном совеща­нии сотрудников американского посольства и корреспондентов американс­ких газет в Англии.

Содержание доклада получено НКВД СССР из Лондона агентурным путем.

«Неудачи 8-й армии в Ливии2 принесли английскому общественному мне­нию величайшее разочарование и вызвали огромное недовольство. В свою очередь это повлекло за собой широкое обсуждение этих неудач американс­кой общественностью и усилило в США недовольство Англией. Необходимо иметь в виду, что подобного рода разочарования могут в последующие не­сколько месяцев повториться еще не раз. Для того чтобы ответить на вопрос, почему 8-я армия показала себя с такой плохой стороны, необходимо рас­смотреть генеральную стратегию войны в целом. Возможно, что мы пыта­лись защищать значительно удаленные друг от друга районы при помощи раз­дробленных сил, не способных эффективно отразить нападение на любой защищаемой ими территории. Эта точка зрения является исходным момен­тов в нашем анализе. Вопрос стоит таким образом: не лучше ли было разрабо­тать генеральный стратегический план, наметить опорные пункты, которые должны быть удержаны любой ценой, и сознательно пожертвовать, в случае нападения на них, некоторыми промежуточными точками, не играющими особой роли в защите основных пунктов, отдав их противнику без размыш­лений о престиже, о потере войск и вооружения, как это было при сражении за Голландскую Индию3. Может быть, например, было бы гораздо разумнее

1 Донован Уильям Джозеф - генерал, один из руководителей американской разведки в годы 2-й Мировой войны, руководитель объединенного разведывательного комитета США.

новое наступление против Ритчи, и английский гарнизон в Тобруке после отчаянного сопротивления капитулировал.

5Голландская Индия, то есть Нидерландская Индия (Индонезия), бывшая до 17 августа 1945 г. колонией. В марте 1942 г. Индонезия была оккупирована японскими военными силами, перед которыми капитулировали голландские власти (см.: Советская историческая энциклопедия. М.: Советская энциклопедия, 1963, т. 4, с. 495-496; 1964, т. 5, с. 936).

пожертвовать такими пунктами, как Тобрук' и Мальта2, вместо тогочтобы рисковать чрезмерными потерями торговых судов, военных кораблей и лю­дей, пытавшихся их защищать, которые могли бы быть использованы для на­копления сил в тех опорных пунктах, где можно было бы обеспечить общее превосходство и откуда можно было бы начать наступательные операции в данном районе. Исход битвы за Ливию, например, был решен не в процессе военных действий, а много месяцев тому назад, когда разрешение главных проблем Дальнего Востока привлекло к себе всеобщее внимание. Важней­шие недостатки 8-й армии относятся не к области военных материалов и люд­ского состава, который количественно и качественно был примерно равно­ценный у обеих сторон.

Большое количество американских танков типа «Грант» было брошено непосредственно на фронт, в то время как много таких машин, не подготов­ленных к боям, осталось в тылу. Однако эта активная сила была поддержана некоторым количеством танков типа «Матильда» и «Черчилль» и другими ти­пами британских машин, с тем чтобы уравновесить силу огня и маневрен­ность соединений Роммеля. Танки типа «Грант» неуклюжи и представляют собой слишком большую мишень в условиях пустыни. Производство такого типа танков в Америке было прекращено и заменено новой моделью, под­вергшейся значительным изменениям. Некоторые типы английских танков также не выдерживали никакой критики по сравнению с немецкими типами танков. Однако силы противников были в общем почти равны. Людской со­став обеих сторон как количественно, так и качественно был примерно рав­ноценным, и англичане в течение определенного времени имели, возможно, даже преимущество.

Некоторые недостатки в технике вооружения кроме указанных выше так­же сказались на исходе военных действий. Так, например, немецкая 88-мил­лиметровая пушка оказалась гораздо лучшим видом оружия многоцелевого назначения, чем английская 75-миллиметровая или даже 25-фунтовая. Кро­ме того, особенно сильно ощущалось отсутствие пикирующих бомбардиров­щиков и самолетов-торпедоносцев. Тем не менее главным недостатком яв­лялось отсутствие координации в действиях воинских частей, которые должны были бы предварительно тренироваться в совместных действиях и изучить все практические проблемы транспорта, снабжения и ведения боевых опера­ций настолько хорошо, чтобы приспособиться к любому виду военных дей­ствий и найти выход из любого положения с возможной быстротой. В то вре­мя как Роммель имел войска, которые он постоянно пополнял и тренировал, англичане, наоборот, постепенно отводили свои лучшие воинские части

' Тобрук - порт, расположенный в Кирснаикс (северо-восточная часть Ли­вии). Этот порт находился в руках англичан.

1Мальта - государство, расположенное в центральной части Средиземного моря на о. Мальта и близлежащих островках. В 1800 г. Мальта была завоевана Англией и стала се колонией. Англичане создали на Мальте мощную военно-морскую базу, стратегическое значение которой возросло с открытием Суэцкого канала в 1869 г. Как военно-морская база использовалась Англией в годы 1-й и 2-й мировых войн. В 1940-1943 гг. Мальта подвергалась ожесточенным бомбежкам со стороны немецкой и итальянской авиации, а также обстрелам и блокаде с моря (см.: Советская историческая энциклопедия. М., I96S, т. 8, с. 988).

2 Or ибороны к наступлению. Г. 3

27

и нарушали связь новых подкреплений с оставшимися на месте старыми подразделениями. Так, например, австралийские части были переброшены обратно в Индию, а южноафриканские были использованы для проведе­ния операций на Мадагаскаре1. С большой поспешностью они были за­менены другими частями, не имевшими никакого опыта военных дей­ствий в пустыне и никогда не тренированными как единое целое.

Все вышеуказанное относится к числу главных недостатков, которые сыграли свою роль в проигрыше ливийской кампании. Подобного поло­жения можно избежать в дальнейшем только на основе совершенно но­вых принципов ведения войны, сводящихся к тому, чтобы сконцентри­ровать все внимание на опорных пунктах и предотвратить любые опасности, угрожающие этим опорным пунктам, или пересмотрев поло­жения генеральной стратегии. Это должно быть сделано в Северной Аф­рике точно так же, как и в остальных частях Британской империи.

И в Америке, и в Англии вопрос о втором фронте стал злободневной темой. Особенно острая полемика по этому вопросу возникла в Англии. Редакторы газет в Америке в свою очередь с большим шумом требуют но­востей, которые могли бы подогревать вопрос о втором фронте, вынуж­дая тем самым людей изменить свое отношение к этому вопросу против их убеждения. Большинство предполагает, что открытие второго фронта в ближайшем будущем является весьма проблематичным, а реакция анг­лийского и американского общественного мнения на ливийские собы­тия, несомненно, сводится к тому, что'второй фронт не может быть от­крыт немедленно. Ливийская кампания показала, что союзные силы все еще только обороняются и в случае открытия второго фронта взяли бы на себя слишком большой риск. Все же политическое давление повлекло за собой известные обязательства, на выполнении которых общественное мнение будет настаивать и которые могут в результате вызвать преждев­ременные действия. Открытие второго фронта на континенте этим летом с военной точки зрения является нецелесообразным, поскольку для под­готовки и накопления людских и материальных ресурсов потребуется ряд месяцев. Весна будущего года, несомненно, является более благоприят­ным сроком, так как дополнительное время позволит провести необхо­димую подготовку войск и нужные приготовления, особенно обучение подразделений полной координации своих действий, что является осно­вой согласованных операций войск. Однако обязательства или, что еще скорее, военные затруднения стран оси могут сделать открытие второго фронта возможным и необходимым. Придавать вопросу о втором фронте широкую огласку нецелесообразно, ибо огласка представляет известную опасность, потому что вселяет в умы общественного мнения слишком боль­шие надежды.

Генерал Маршалл2и другие не менее ответственные лица подчерк­нули, что второй фронт будет открыт во Франции. Они не лгали и не пытались напрасно тревожить врага. Эта цель была намечена серьезно

1 Мадагаскар — остров в Индийском океане, примерно в 400 км к востоку от Африки. Плошадь — 590 тыс. км2. Основная часть государства — Мадагаскар.

2 См. документ № 892.

и принята всеми, но вопрос о времени еще не решен. В течение ближай­ших месяцев в Англии будут сконцентрированы крупные и полностью во­оруженные силы. Через месяц начнутся мощные налеты авиации на Гер­манию, и вскоре после этого будет сконцентрировано достаточное количество войск для создания возможностей нападения на побережье.

Ожидается колоссальный приток людей. Это внимание к Европе озна­чает, что другие возможные пункты наступления должны быть оставлены без внимания.

Вопросы морского транспорта представляют собой такую проблему, которая сильно ограничивает все возможности. Так, например, значи­тельные силы должны были быть переброшены в Австралию, которая в течение последних месяцев пользовалась монопольным правом на полу­чение большей части продукции промышленности, морского транспорта и людских резервов. В боях в Коралловом море1 целесообразность этого была доказана, в результате чего были пресечены попытки Японии про­должить свои прежние успехи и быстро закончить оккупацию Австралии. Однако теперь главная задача в этой области выполнена, и дальнейшая переброска материалов в эту часть земного шара будет нерациональной, так как накопление ресурсов для нападения на страны оси должно быть направлено против наиболее уязвимого места этих стран. В связи с освобождением большого количества судов, занимавшихся выполнением вышеуказанной задачи, большие конвои могут быть направлены в других направлениях, главным из которых будет Британия. То, что имело место в Австралии, будет проведено в Англии, однако на это требуется много времени.

Прибытие экспедиционных сил улучшит моральное состояние и будет способствовать размещению войск на шести важных ударных базах, позво­ляющих произвести нападение сразу в нескольких направлениях и создать резервы людей и военных материалов, что в конечном счете будет означать окончание периода обороны и откроет возможности для перехода к на­ступлению

Другим не менее ответственным районом являются Аляска2 и Алеутс­кие острова-1, которые за последние несколько недель приобрели весьма важное значение. В настоящее время стало известно, что Япония сконцен­трировала, в частности, на советско-маньчжурской границе минимум 30 дивизий и транспортные суда все еще продолжают подвозить подкрепле­ния, возможно, с Филиппин'1 или из районов, расположенных южнее.

1 Коралловое морс — полузамкнутое море Тихого океана у берегов Австралии, Н.Гвинеи, Н.Каледонии.

2 Аляска — полуостров на северо-западе Северной Америки (США, штат Аляс ка), между Бристольским заливом Берингова моря и Тихим океаном. Длина — 700 км. Ширина - 10—170 км.

3 Алеутские острова — архипелаг из 110 островов и множества скал на севере Тихого океана (США, штат Аляска). Расположены по дуге. Длина — 1740 км. Пло­щадь — 37,8 тыс. км3. 4 группы островов: Лисьи, Андреяновские, Крысьи и Ближние.

' Филиппины — государство в Юго-Восточной Азии, на островах Филиппинско­го архипелага в западной части Тихого океана; свыше 7000 островов, крупнейшие Лусон, Минданао, Самар, Негрос, Палаван, Панай, Миндоро, Лейте, Себу, Бохоль, Масбатс.

Морские бои у острова Мидуэй1 и у Алеутских островов представляли собой, как выяснилось, попытку отвлечь американский флот от опорных баз, предназначенных для удара по Японии или операций в других направ­лениях.

Возможно, что японское нападение на СССР будет совершено до конца этого лета, так как для захвата и удержания позиций на Байкале и Амуре потребуется значительное время при условии, что СССР сможет продер­жаться в войне на два фронта.

С другой стороны, немцы рассчитывают на совместные операции с япон­цами, и в настоящее время они, очевидно, сконцентрировали на восточном фронте необходимые материалы и вооружение, и их наступление может начаться в ближайшем будущем. Подобного наступления Японии можно также ожидать в любой момент, причем военные силы и их дислокация должны быть соответствующим образом учтены. Такого рода выступление, несомненно, открывает новые перспективы.

Что касается Севастополя, то он, как и Тобрук, представляет собой пункт второстепенного значения, стоящий, однако, известного риска и потерь некоторого количества военных материалов и людского состава в целях отвлечения внимания противника и помощи более широким стратегичес­ким намерениям.

Американские самолеты, приземлившиеся в Турции, совершили нале­ты с баз, расположенных в Сирии и в Иране. Польза от этих налетов была довольно ограниченной, но они имели большую ценность с моральной точки зрения. Трудно предполагать, чтобы эти рейды могли бы отразиться на немецких атаках на восточном фронте.

Северная Африка представляет собой особенно важное пространство, и государство, владеющее этим пространством, имеет у себя в руках центр всех коммуникаций. Известно, что Африка представляет собой удобный плацдарм для ведения современной механизированной войны. Африка является свое­го рода ключом к нескольким континентам, и, если союзники смогут скон­центрировать все свое внимание на этой территории и сохранить в своих ру­ках линию связи Атлантики с Суэцем2, далее, если вслед за этим не последует непосредственной угрозы самому континенту, они получат жизненно важ­ную линию, которая поможет задержать врага в одном ограниченном

1Атолл (острое) Мидуэй расположен в районе Гавайских островов на Тихом океане. В годы Второй мировой войны на атолле Мидуэй распологалась база подводных лодок США. По этой базе с целью се захвата японское военное командование готовилось нане­сти удар, выделив десант численностью до 5 тысяч человек и сформировав соединения военно-морских сил кул,, вошли 11 линейных кораблей, 6 авианосцев с 293 самолетами, 16 крейсеров, 53 эскадренных миноносца транспорты, различные вспомогательные суда. В конце мая 1942 г. корабли и суда этих соединений взяли курс на Мидуэй. Японское командование не смогло обеспечить внезапность нападения, так как американцы перехва тили и расшифровали секретные радиосообщения и подготовились к отражению удара. Они сосредоточили северо-восточнее Мидуэя 3 авианосца с 243 самолетами, 8 крейсеров и 14 эсминцев. В ходе боев 4—6 июня 1942 г. японцы потеряли 4 авианосца, I крейсер и 253 самолета. Американская сторона потеряла 1 авианосец, 1 эскадренный миноносец и 150 самолетов. Японский флот возвратился к местам базирования (см.: История Великой Оте­чественной войны Советского Союза 1941—1945. М., 1961, т. 2, с. 599).

!Суэц — город и порт в Египте, у выхода из Суэцкого канала в Красное море. Админи­стративный центр — Мухафазы Суэц. Торгово-транзитный центр международного значения.

пространстве, где он постепенно может быть стеснен и ослаблен до такой степени, что последующая атака сможет привести к его уничтожению. По­зднее отсюда может быть произведена высадка союзных войск в Италию, Фран­цию, на Пиренейский полуостров1или на Балканы.

Этим операциям должно предшествовать полное изгнание противника из Северной Африки, что требует концентрации главных сил. Однако, преж­де чем будет начато сколько-нибудь эффективное наступление, американс­кие войска должны будут приобрести опыт и дисциплину в совместных дей­ствиях, а Северная Африка является как раз тем плацдармом, который может помочь в этом отношении.

Эффективная помощь Китаю может быть организована только через Аляс­ку и Камчатку, что может быть осуществлено лишь в том случае, если СССР и Япония будут находиться в состоянии войны. На случай такой возможности необходимо достигнуть предварительного соглашения с СССР и выработать совместные военные планы. Поражение, нанесенное японскому флоту в мор­ском бою у острова М идуэй, очень серьезно и отняло у японского флота значи­тельную часть его наступательных сил для операций в Тихом океане. Однако силы японского морского флота все еще достаточны для проведения успеш­ных операций в западной части Тихого океана и, возможно, в Охотском море.

Вопрос о вторжении в Северную Норвегию был отвергнут на том основа­нии, что для выполнения этой задачи потребуется достаточно большое коли­чество кораблей. Кроме того, береговая полоса Норвегии сильно укреплена и вооружена. До сих пор неясно, сколько авианосцев Германия сможет выста­вить, но в настоящее время совершенно точно установлено, что «Граф Цеп­пелин» почти готов для проведения операций. Другие важные морские со­единения Германии занимают оборонительные позиции в Северном море и у норвежских берегов. Таким образом, в настоящий момент вопрос вторже­ния в Норвегию пока что отпадает.

Англичане отдают должное успехам русских в борьбе против фашизма и чувствуют себя в долгу перед ними. Известно, что в Америке эти настроения не так сильны, хотя возможно, что в случае войны СССР с Японией настро­ение американского общественного мнения изменится. Европа является ре­шающим фактором в войне с фашизмом, и именно в Европе эта война будет выиграна. Нет никакого сомнения в том, что Америка, позиции которой в Тихом океане сейчас более безопасны, будет базировать свою главную стра­тегию на разрешении европейских проблем, включая Средиземное море и Ближний Восток».

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

ЦА ФСБ России

1Пиренейский (Иберийский) полуостров расположен на юго-западе Европы. Омывается Атлантическим океаном с Бискайским заливом. Гибралтарским про­ливом. Средиземным морем Площадь — 582 тыс. кмг.

Сообщение закордонного агента НКВД СССР о переговорах У. Черчилля и Ф. Рузвельта в Вашингтоне

9 июля 1942 г.

В результате переговоров' Черчилль и Рузвельт пришли к следующим выводам:

1. Американские силы в течение ближайших двух месяцев должны быть доведены в Англии до 350—400 тысяч, а в Исландии — до 250 тысяч человек. В настоящее время в Исландии имеется около 150 тысяч человек.

2. В Австралию больше войск посылать не будут. Решение не распрост­раняется на отдельные виды военных материалов. Все войска в Австралии будут использованы не для оборонительных, а для наступательных опера­ций. Приблизительно через месяц они будут готовы для проведения этих операций. Наступательные операции не будут предприняты до тех пор, пока Япония не вступит в войну против СССР. То же самое относится к проведению наступательных операций против Бирмы. Все приготовления американцев и англичан в бассейне Тихого океана базируются на их тео­рии, что Япония нападет на Советский Союз, оттянет свои войска из бас­сейна Тихого океана и этим создаст благоприятную обстановку для союз­ников. У американцев и англичан имеется полная уверенность, что японцы нападут на СССР этим летом или в крайнем случае осенью.

3. Черчилль и Рузвельт пришли к выводу, что основная стратегия англи­чан и американцев должна быть направлена против стран оси2в Северной Африке. Поэтому решено принять все меры, чтобы сохранить контроль в Сре­диземном море и не дать возможности правительству «Виши»3передать под контроль немцев и итальянцев французские владения в Северной Африке. Пока положение в Северной Африке не будет урегулировано в пользу англи­чан и американцев, вопрос об открытии второго фронта стоять не может

Несмотря на все неудачи английской армии в Ливии, англичане и аме­риканцы меньше всего боятся за исход ливийской кампании. Основными проблемами, которые их волнуют, являются две: больше всего их пугает возможность попытки немцев открыть военные операции против Сирии или Турции, а с другой стороны, они опасаются за французские владения в Северной Африке.

' Речь, по всей видимости, идет о переговорах У.Черчилля и Ф.Рузвельта на второй Вашингтонской конференции (18-26 июня 1942 г.).

2Речь идет об агрессивном военно-политическом союзе фашистской Германии, Италии и Японии.

' Марионеточное французское правительство Виши располагало вооруженными си­лами, которые насчитывали свыше 200 тысяч человек в сухопутных войсках, 5 линейных кораблей, 11 крейсеров, свыше 30 эскадренных миноносцев и более 20 подводных лодок (см.: История Второй мировой войны 1939—1945 (в 12 томах). М., 1975, т. 5, с. 367).

4. Черчилль и Рузвельт решили не предпринимать против Алеутских ост­ровов никаких крупных операций1, кроме авиационных, так как это может обойтись очень дорого в смысле людских потерь, а ценность островов сейчас для американцев невелика.

5 Решено помогать всеми возможными средствами Китаю и послать туда как можно больше авиации, с тем чтобы китайцы продолжали оказывать со­противление японцам2.

Архив СВР России

№ 1006

Закрытое письмо Особого отдела НКВД Северо-Западного фронта3 № 08529/4 о недостатках в следственной работе4

9 июля1942 г.

Проверка следственной работы ряда особорганов и просмотр многих след­ственных дел в порядке надзора показали, что особые отделы следствие про­водят плохо и допускают большие ошибки.

Основными недочетами в следственной работе являются:

а) необоснованные, не вызываемые необходимостью аресты, особенно по окраске «антисоветский элемент», и необъективное ведение следствия;

б) недостаточная активность следствия по разоблачению агентуры врага, организующей к-р преступления в армии;

в) недостаточно тщательное и всестороннее рсследование случаев пере­хода на сторону врага;

г) поверхностное, неряшливое следствие, многочисленные случаи нару­шения норм УПК.

Эти недочеты настолько серьезны, что если они не будут немедленно ус­транены, то могут значительно понизить эффективность всей работы особых отделов.

1 Начиная с лета 1942 г. и до середины 1943 г., несмотря на наличие значительных сил на Тихом океане, американцы цели бои за ряд островов, в том числе за небольшие острова Атту и Кыска в западной части Алеутской грады, лишь отдельными полками при содействии небольшого числа военных кораблей и частей авиации.

2 Великобритания и США стремились упрочить свои позиции в различных районах боевых действий, в том числе и в Китае, прилагали усилия к тому, чтобы он активизиро­вал борьбу против японцев.

В июле 1942 г. было заключено американо-китайское соглашение о ленд-лизе, но его реализация затруднилась из-за отсутствия путей сообщения с Китаем.

3 См. документ № 789.

* Письмо разослано во все особые отделы НКВД Севсро Западного фронта.

/.НЕОБОСНОВАННЫЕ АРЕСТЫ

Особый отдел 144-й обр арестовал красноармейца Волкова П.А. за то, что он в разговоре с бойцами плохо отозвался о качестве пищи и недостат­ках организации питания в части.

Несмотря на то что это был единственный разговор со стороны Волкова и что он по службе характеризуется положительно, Особый отдел инкри­минировал Волкову контрреволюционную агитацию, прокурор это неле­пое обвинение утвердил и Волков был приговорен военным трибуналом к расстрелу. (ВТ СЗФ отменил приговор, дело прекращено.)

Старший сержант 1276-го сп Ковалев Д.Х. читал в присутствии бойцов письмо, полученное от жены — работницы столовой. Она жаловалась на неправильное действие зав. столовой, которая угрожала ей увольнением с работы, если она не сдаст теплые вещи в фонд обороны. Прочитав это место, Ковалев заявил: «Разве есть такой закон, чтобы насильно сдавать веши», и добавил, что после войны, если останется жив, он «свернет за это голову зав. столовой».

Это письмо Ковалев прочел и политруку.

Вместо того чтобы принять меры через соответствующее УНКВД для проверки этого случая и наказания зав. столовой за возмутительную, провокационную выходку и тем самым устранить повод для недоволь­ства Ковалева и внушить ему веру и уважение к советским законам, Особый отдел 384-й сд арестовал и предал суду Ковалева «за высказыва­ние клеветы на мероприятия Советской власти», и Ковалев был приго­ворен к расстрелу. (Приговор отменен.)

Почему становятся возможными такие факты в нашей практике?

Потому что в этих случаях начальники особых отделов решали вопрос не гак. как подобает серьезным партийным деятелям, а с нетерпимым в чекис­тской работе легкомыслием, не вникая в существо материалов, не контроли­ровали и не проверяли правильность информации негласного аппарата.

Потому, далее, что наши особисты зачастую не дают себе труда разоб­раться во всех деталях дела, выяснить причины того или иного проступка или нездоровых настроений, не видят разницы между действительно ан­тисоветским проявлением, вытекающим из враждебного отношения к со­циалистическому строю, и выражением недовольства тем или иным не­дочетом, трудностью.

Некоторым особистам невдомек, что одно дело — преступление, ска­жем, штабного работника, политрука или грамотного, развитого красноар­мейца, распространяющих пораженческие взгляды, и другое дело — недо­уменные вопросы малограмотного бойца, не разбирающегося в политике и не находящего зачастую правильного ответа на мучающие его сомнения из-за плохо еще поставленной у нас политической работы с каждым бой­цом в отдельности.

Нередки случаи, когда особые отделы, агентурно выявляя нездоровые настроения отдельных бойцов, не информируют об этом сразу же военко­ма, лишая тем самым политаппарат возможности своевременно воздей­ствовать на таких бойцов мерами воспитания, убеждения, разъяснения. Оставляя этих бойцов длительное время без индивидуального большевист­ского воздействия, мы сами иногда допускаем возможность усиления и разжигания их отрицательных настроений со стороны вражеских элемен­тов, доводя таким образом дело до необходимости ареста.

Это видно из ряда дел, когда арест последовал через много месяцев после того, как имели место первые проявления нездоровых настроений обвиняемых (дело Каширина Н.И. — ОО 86-й обр, Сладкова В.И. — ОО 34-й армии1, Сечина ВН. — ОО 254-й сд). Весьма вероятно, что в этих и многих других случаях дело не дошло бы до ареста, если бы наряду с агентурным наблюдением за такими бойцами об их первых колебаниях, мнениях, неправильных суждениях был информирован военком и с ними работали бы старательно и терпеливо политрук, коммунист, агитатор. С другой стороны, поверхностное, неряшливое, неглубокое следствие, про­веденное кое-как, на скорую руку, приводит к тому, что корни, источ­ники антисоветских высказываний или других преступлений обвиняемо­го не вскрываются, не выясняется, чье вражеское влияние тут сказалось, и, таким образом, более скрытые контрреволюционные элементы и аген­тура противника — организаторы разложенческой работы в частях — остаются неразоблаченными.

//. О КАЧЕСТВЕ СЛЕДСТВИЯ

Некоторые наши работники склонны низкое качество следствия объяснять условиями боевой обстановки, которая требует быстрого рас­следования и суда. Это неправильная точка зрения. Наоборот, как раз необходимость быстрого завершения следствия усиливает значение качества в следственной работе. Тщательные, продуманные следствен­ные мероприятия, соблюдение норм УПК, аккуратное оформление следственных документов, внимательное отношение к деталям, мето­дам, подробностям дела — все это не замедляет, а ускоряет расследо­вание и окончательное решение по делу.

Какие недочеты наиболее распространены и приводят обычно к за­тяжке следствия, к протестам и отмене приговоров низовых ВТ, к воз­вращению дел на доследование?

Протокол задержания не составляется даже тогда, когда есть на это возможность. Арест зачастую оформляется санкцией прокурора толь­ко через 5— 10 дней после фактического ареста.

Показания подследственного и свидетелей, даже когда они явно со­мнительны и неправдоподобны, не проверяются. В частности, верят на слово являющимся с повинной агентам противника, не проверяют во всех деталях их показания. При допросе таких лиц и вообще подо­зреваемых в связи с немецкой разведкой вопросы ставятся так, что они наводят подследственного на готовые ответы, подсказывают ему «схе­му» показаний.

При задержании лиц без документов, признающихся в дезертирстве, и вообще в отношении арестованных не из своей части личность не уста­навливается, соответствующие части и особорганы не запрашиваются.

134-я армия сформирована в июле 1941 г. в Московском военном округе. К концу июля в нес входили 257, 259, 262-я сд, 25 и 54-я кд, ряд отдельных частей. В составе Северо-Западного фронта участвовала во фронтовом контрударе в рай­оне Старой Руссы (август 1941 г.), затем в Демянских операциях (1942—1943 гг.).

В Бологовской опергруппе 5-е отделение ОО НКВД СЗФ по мно­гим делам задержанных в тылу лиц в гражданской одежде и без всяких документов (дела Юкляева Н.П., Власова Е.И., Юшкова В.Т. и др. — вел следствие уполномоченный Богомолов1) ограничивалось первич­ным допросом, признанием задержанного, что он дезертировал из та­кой-то части, и передавало дело в суд.

Никакой проверки личности задержанных не проводилось, не вы­яснялось даже, существуют ли названные ими части, действительно ли из этих частей дезертировали такие бойцы, когда был совершен побег, где скрывался задержанный, с кем сменялся обмундированием и т.п. В результате непроверенные и сомнительные личности приговаривались на Шлете применением ст. 28 и направлялись в действующие части. Не ясно ли, что противник в расчете на применение ст. 28 таким путем легко может засылать в наши части свою агентуру?

Показания обвиняемого и свидетелей записываются неполно и не так, как показывает допрошиваемый, не его словами, а произвольно формулируются и «обобщаются» следователем. Очные ставки записы­ваются с явными нарушениями УКП. Вместо подробного изложения всего, что показывает свидетель, следователь ограничивается вопро­сом: «Подтверждаете ли вы ранее данные показания?», на что обычно следует ответ: «Да, подтверждаю». Ответы, объяснения и заявления об­виняемого по существу всех фактов не фиксируют, а записывают лишь ничего не говорящий ответ: «Не подтверждаю» или «Категорически отрицаю».

При допросе после предъявления обвинения формула обвинения и признания излагается обшей фразой, признает или не признает обви­няемый себя виновным, без конкретного перечня тех преступных дей­ствий, в которых подследственный обвиняется.

Допросом не выясняются причины и обстоятельства, толкнувшие его на преступление. К следственным делам не приобщается такой не­обходимый документ, как объективная боевая и политическая харак­теристика командования. Результаты следствия не используются для сигнализации командованию и политаппарату о недочетах в боевой и политической работе в части.

Все эти промахи в значительной мере происходят потому, что на­чальники ОО армий, дивизий, бригад лично следствием занимаются мало, сами допрашивают редко, в ходе следствия протоколы допросов не проверяют, следователей на конкретных ошибках не учат.

1Богомолов Алексей Петрович (1906—?) — майор (1947). С мая 1941 г. — начальник Будапештского РО НКГБ Молдавской ССР. С марта 1942 г. — следователь опергруппы ОО НКВД Северо-Западного фронта. С сентября 1942 г. — оперуполномоченный ОО НКВД контрразведки «Смерш» Северо-Западного и 2-го Прибалтийского фронтов. С марта 1945 г. — оперуполномоченный резерва УКР «Смерш» Горьковского военного округа. С октября 1945 г. — старший оперуполномоченный ОКР «Смерш» 1-й учебной танковой бригады Горьковского военного округа. С февраля 1946 г. — оперуполномочен­ный резерва ОКР МГБ Беломорского военного округа. С октября 1946 г. - старший оперуполномоченный Каменского РО УМГБ по Пензенской области. С апреля 1948 г. -начальник Кучкинского РО УМГБ по Пензенской области. С февраля 1951 г. - оперу­полномоченный Камсшкирского РО УМВД но Пензенской области. С сентября 1953 г. - на работе в органах милиции УМВД по Пензенской области.

Кроме этого, сказывается и отсутствие повседневного делового кон­такта особых отделов с прокурором дивизии, бригады в ходе самого следствия. Многие недоделки, неясности и ошибки, из-за которых по­том дело месяцами гуляет по инстанциям и возвращается на доследо­вание, могли быть легко устранены, если бы еще в процессе следствия посоветовались, проконсультировались с прокурором.

ОО 254-й сд 11-й армии' вели следствие по делу бывшего бойца 240-го лыжбата Босенко П.Л. Задержанный особдивом 1 апреля Босенко показал, что 28 марта группа бойцов 240-го лыжбата, в том числе и Бо­сенко, была предательски уведена к немцам командиром взвода мл. лей­тенантом Антоненко. 30 марта Босенко был завербован немецкой раз­ведкой, а 31 марта переброшен на нашу сторону. Несмотря на то что следствие по этому делу особдив, а затем и особарм растянули на два месяца, главный и простой вопрос не проверили: был ли 28 марта в 240-м олб факт исчезновения или пленения группы военнослужащих и при каких обстоятельствах это произошло. Между тем Босенко не назвал на следствии ни одной фамилии из тех 9 красноармейцев, с которыми он попал в плен, а его показания от 22 мая об обстоятель­ствах вербовки явно сомнительны и смехотворны: «... 30 марта вече­ром, когда нас заводили в баню, немецкий офицер, подошедший к бане, взял меня за рукав стеганки и сказал: «Пойдем со мной...». Дав мне задание и получив согласие на выполнение его, офицер отослал меня обратно в баню...» И при таком состоянии следствия дело считается законченным и направляется в суд!

Задержанный 13 мая некий Коноваленко показал, что с августа 1941 г. до мая 1942 г. был в плену у немцев, завербован ими и 5 мая перебро­шен под видом бежавшего из плена на нашу сторону. Записанные в протоколах показания Коноваленко полны несуразности, например:

1. Немцы дали ему поддельную советскую справку о прошлой суди­мости и отбытии наказания в ИТЛ Для чего? Чтобы скорее взяли его под подозрение и задержали9

2. При переброске немцы одели его в новое красноармейское об­мундирование. Зачем? Разве не ясно, что, если немецкая разведка дей­ствительно легендировала побег Коноваленко из лагеря военноплен­ных, он не был бы одет «с иголочки»?

Приняв все рассказы Коноваленко за чистую монету, ОО 11-й ар­мии без всякой проверки его личности счел на этом следствие закон­ченным.

В спецсообщении ОО 11-й армии об аресте Особым отделом 133-й сбр сержанта Балакина ничего не говорится о том, какую же практи­ческую антисоветскую работу вел Балакин до ареста. Зато сообщается, что на следствии он показал следующее: «... До коллективизации крестьяне материально были лучше обеспечены, чем теперь... Во время коллекти­

111-я армия сформирована в 1939 г. в Белорусском особом военном округе. В 1940 г. включена в состав Прибалтийского военного округа (с 17 августа 1940 г. — Прибалтийс­кий особый военный округ). В составе Северо-Западного фронта вела оборонитель­ные бои западнее и юго-западнее Каунаса и Вильнюса. Армия нанесла контрудары по противнику в районах Сольны и Ст. Русса, затем обороняла рубеж восточнее Ст Руссы. В 1942 г. — начале 1943 г. участвовала в Демянских операциях.

визации наше правительство подошло очень круто. Бухарин в свое время говорил...» (дальше излагается «бухаринский путь»). Затем особарм вслед за особригом сообщает, что «по вопросу снабжения частей Красной Армии Балакин на следствии показал следующее: «Нас кормят очень плохо. Если бы я не был голоден, то не кушал бы конину. Нам говорят, что немецкие солдаты питаются плохо, а выходит наоборот». Получа­ется, что вместо показаний о своей преступной разложенческой рабо­те среди бойцов арестованный дает «показания» о плохом снабжении Красной Армии, ведет контрреволюционную беседу со следователем и «доказывает» ему «правоту Бухарина».

Начальнику ОО НКВД 241-й сд ст. лейтенанту госбезопасности Добровольскому1 еще 21 февраля с.г. приказом ОО НКВД СЗФ за незаконное содержание под стражей без санкции прокурора в течение 24 суток красноармейца Сергеева и плохое руководство следственной работой был объявлен выговор. И после такого предупреждения в по­рочной практике руководства особдива ничего не изменилось.

Дезертировавшие красноармейцы Булатов и Моряков задержаны еще 31 марта. Постановление на арест вынесено II апреля, а через месяц, 14 мая, еще не было предъявлено обвинение.

Красноармеец Мельников Т.И. арестован 10 апреля, а первый про­токол допроса по делу составлен только 10 мая.

Красноармеец Тарутин А.А. был задержан 19 апреля при попыт­ке совершить измену Родине. Постановление на его арест оформи­ли лишь 9 мая. Тарутина допросили только 14 мая, и до конца июня следствие еще не было закончено.

С 1 января по 15 июня с.г. из частей 241-й сд перешел на сторону противника 31 человек. А заочно осужден, в результате плохой рабо­ты особдива, только один изменник!

Добровольский снят с должности начальника особдива и будет привлечен к строгой ответственности.

///. О РАССЛЕДОВАНИИ ФАКТОВ ИЗМЕН

Не все еще работники особых органов осознали полностью ту ответ­ственность, которую мы, особисты, несем за каждый случай измены во­еннослужащих. Не все оперработники понимают, что каждый переход на сторону противника — это крупный провал в нашей работе, это пораже­ние особого отдела и серьезный выигрыш врага, ибо добровольный уход

1Добровольский Пион Артемьевич (1915—?) - подполковник (1949). С июня 1941 г. — следователь следственной части ОО НКВД Западного фронта. С апреля 1944 г. — старший следователь 2-го отделения 4-го отдела УКР «Смерш» 3-го Бело­русского фронта. С августа 1944 г. — заместитель начальника 1-го отделении 4-го отдела УКР «Смерш» 3-го Белорусского фронта. С октября 1945 г. — заместитель начальника 1-го отделения 4-го отдела УКР «Смерш» Барановичского военного ок­руга, затем помощник начальника ОКР «Смерш» 3-го Гвардейского стрелкового корпуса Белорусского военного округа. С сентября 1946 г. — заместитель начальни­ка, затем начальник следотдела УМГБ по Бобруйской области. С декабря 1950 г. — начальник следотдела УМГБ по Молодечненской области. С марта 1951 г. — началь­ник следотдела УМГБ по Гомельской области. С августа 1953 г. — заместитель на­чальника 5-го отдела УМВД по Гомельской области. В 1954 г. приказом КГБ при СМ СССР № 427 уволен из органов в связи с переходом на партийную работу.

к немцам, да еше в окруженную 16-ю армию1, не только дает в руки против­ника какие-то, иногда весьма важные сведения, известные изменнику, но пря­мо укрепляет моральный дух и силу сопротивления немецких солдат.

Вот почему каждый случай измены должен расцениваться как действи­тельно чрезвычайное событие в воинской части, требущее самого тщатель­ного, всестороннего расследования как для точного установления самого факта ухода к врагу, так и для выяснения всех прямых и косвенных при­чин, условий, лиц, способствовавших возникновению изменнических за­мыслов и осуществлению их.

Вот почему нетерпимо, когда некоторые начальники особых отделов дивизий и бригад не считают для себя обязательным лично на месте проис­шествия расследовать каждый случай измены, вскрыть все его корни, най­ти и устранить те промахи в собственной работе, из-за которых измена не была предотвращена.

Именно недооценкой фактов измен и нашей ответственности за них объясняется однобокость информации особых органов. Как правило, до последнего времени спецсообшения обходили вопрос не только о степени виновности и ответственности уполномоченных, не сумевших предупре­дить измену; остаются также неосвещенными и вопросы о том, в какой мере быстро, тщательно, всесторонне проведено оперсоставом расследова­ние по уже совершившемуся факту, кто персонально вел это расследова­ние, был начальник особого отдела на месте происшествия, проверял сам уполномоченный во всех деталях обстоятельства, при которых произошел переход к противнику (осмотр местности, уточнение времени, обнаруже­ние следов, личный опрос очевидцев и т.п.), или он проводил канцелярс­кое следствие, сидя на КП полка и веря на слово командирам отделения, взвода, роты, которые не всегда заинтересованы в полном раскрытии ис­тинной картины происшествия.

Особый отдел НКВД Северо-Западного фронта

предлагает:

1. Следствие по делам арестованных за шпионаж, изменнические по­пытки и намерения вести, как правило, в особых отделах армий и фронта.

Все материалы расследования, проведенного особыми отделами диви­зий и бригад по фактам совершенных измен, направлять в ОО армий. Осо-барм заканчивает оформление следственного дела, составляет заключение по нему и через прокурора армии передает в военный трибунал армии для заочного осуждения.

2. Запретить начальникам особых отделов подписывать постанов­ления на арест, о предъявлении обвинения и обвинительные заклю­чения без личного ознакомления со всеми материалами дела.

116-я армия (12 динизий) вермахта входила в немецкую группу армий «Север». В ходе Демянской операции 1942 г. (7 января — 20 мая) войска Северо-Западного фронта, наступая в условиях лесисто-болотистой местности, при глубоком снежном покрове, 25 февраля за­вершили окружение 6 дивизии 16-й армии немцев. Ликвидация их затянулась из-за недо­статка сил. Противнику удалось 23 апреля прорвать фронт окружения и образовать так называемый «рамушсиский коридор». Дальнейшие попытки советских войск ликвидировать демянскую группировку успеха не принесли. В ходе Демянской операции противник понес значительные потери (см.: Военный энциклопедический словарь. М., 1983, с. 228).

3. При проведении уполномоченным негласного документирования и первичных следственных мероприятий в полку, на объекте начальник особоргана должен рассмотреть и утвердить план этих мероприятий, пе­речень подлежащих выяснению вопросов; такой же план следственных мероприятий должен утвержаться в начале следствия по каждому делу.

4. Начальникам особорганов провести совещание всех следователей подчиненных особорганов. На совещании подвергнуть критическому разбору состояние следственной работы особых отделов в разрезе насто­ящей директивы.

5. Начальникам ОО дивизий и бригад провести оперативное совеща­ние уполномоченных по вопросу предварительного негласного и гласно­го расследования, особенно по агентурным материалам, и личного учас­тия уполномоченных в расследовании случаев измен.

Особый отдел НКВД Северо-Западного фронта предупрежден, что ре­шительное, честное исправление недочетов и ошибок в чекистской рабо­те ни в коей мере не должно и не может ослабить борьбу с вражескими элементами и агентурой противника в частях Красной Армии. Наоборот, устранение изложенных в письме и подобных им недостатков сделает более точными и эффективными наши удары по врагу.

С закрытым письмом ознакомить под расписку всех оперативных работ­ников.

Нач. Особого отдела НКВД СЗФ    ■ старший майор госбезопасности Бабич

ЦА ФСБ России

№ 1007

Телеграммы французского посла в Швейцарии МИД «Виши» о попытках немцев заключить сепаратный мир с Великобританией и США

и о секретных встречах в Швейцарии представителей английских, американских и германских банков1

11 июля1942 г.

1. «Немецкие круги в Швейцарии считают войну для Германии проиг­ранной, но надеются на возможность заключения компромиссного мира. В ближайшее время они повторят свои попытки в этом направлении в отно-

1Добыто закордонной агентурой НКВД СССР

шении англичан и американцев. Посольство США в Берне не отрицало по­пыток немцев начать переговоры, но квалифицировало это как малозначи­тельный факт».

2. «Крупные английские и американские банки отправили в Швей­царию своих представителей, которые уже имели несколько секретных встреч с представителями германских банков. На этих встречах обсуж­дались вопросы послевоенного финансирования Германии и эконо­мического устройства Европы».

Архив СВР России

Это была уже не первая и не последняя, добытая советскими органами госбезопасно­сти информация о ведении закулисных переговоров немцев с представителями США и Англии в отношении возможного заключения сепаратного мира. Необходимость веде­ния немцами подобных переговоров в первую очередь объяснялось тем, что с июня 1941 г. и до конца апреля 1942 г. на советско-германском фронте только сухопутные войска Германии потеряли убитыми, ранеными и пропавшими без вести более 1,5 млн. человек. Это почти в 5 раз превышало все потери, понесенные гитлеровцами в Польше, Северо-Западной и Западной Европе и на Балканах. За это время вермахт лишился значительно­го количества танков, штурмовых орудий и самолетов. Чувствительным был и мораль­ный урон, понесенный противником, — в ходе зимней кампании 1941/42 г. гитлеровские военные трибуналы осудили 62 тысячи солдат и офицеров за дезертирство, самовольный отход, неповиновение и тл. Были отстранены от занимаемых постов 35 генералов, в том числе генерал-фельдмаршалы В.Браухич, Т. Бок, генерал-полковник X. Гудсриан (см.: Великая Отечественная война 1941 — 1945: энциклопедия. М., 1985, - с. 466; История Второй мировой войны 1939-1945 (в 12 томах). М., 1975, т. 4, с. 483; а также документы № 928. 931. 949, 975).

№ 1008

Из сообщения НКВД СССР № 1242/Б в ГКО об агентурных данных относительно предполагаемых изменений в кабинете министров Великобритании, открытия второго фронта и усиления прогерманских настроений в правительственных кругах Турции

11 июля1942 г.

Агент НКВД СССР в г. Куйбышеве1, находящийся в близкой свя­зи с вице-консулом американского посольства Смитом, сообщил, что I июля 1942 г. Смит доверительно рассказал ему следующее:

1В г. Куйбышеве в 1942 г. находились часть центральных и правительственных учреждений, а также дипломатический корпус, эвакуированные из Москвы еще в октябре 1941 г.

«Недавно посольством из государственного департамента США полу­чена телеграмма, в которой предлагается принять меры к тому, чтобы узнать причину отъезда Криппса из СССР, насколько реальна возможность по­лучения Криппсом поста премьера, каковы личные взгляды последнего на это. Поручение департамента вызвано, как указывается в телеграмме, тем, что во время последнего свидания с Рузвельтом Черчилль заявил, что им, видимо, придется недолго работать вместе, так как на него, Черчил­ля, взваливают все неудачи на фронтах.

Черчилль далее сказал, что у него имеется сильный конкурент в лице Криппса, который имеет поддержку не только в кабинете министров в лице Идена, но и со стороны Советского правительства, предпочитаю­щего иметь на посту премьера Криппса.

Рузвельт ответил, что он не потерпит изменения в руководстве анг­лийского правительства и лично вмешается в этот вопрос, так как он счи­тает, что, начав вместе с Черчиллем войну, они вместе ее и закончат.

Согласно пожеланию Рузвельта один из американских представите­лей в Лондоне имел беседу по этому вопросу с Иденом и заявил ему, что в связи с появлением в прессе статей, прочащих на пост премьера Крип­пса, и стремлением последнего к этому президент Рузвельт отнесся бы к этому крайне неодобрительно, считая, что во время войны нельзя произ­водить смену кабинета. Президент хотел бы, чтобы Криппсу было нео­фициально передано, что он, Рузвельт, примет все меры давления для того, чтобы его личный друг Черчилль остался на посту премьера на все время войны.

Иден будто бы ответил, что он никакой информации по этому вопро­су не имеет и никаких неофициальных заявлений для передачи Криппсу принимать не будет...

В другой телеграмме, поступившей из государственного департамента США, посольству поручено выяснить настроения населения СССР по воп­росу об открытии второго фронта. В телеграмме сказано, что департамент очень недоволен, что советская пресса после посещения Молотовым Ва­шингтона и Лондона1 слишком много и пространно писала о втором фронте, так как в результате этого советское население и армия могут подумать о том, что второй фронт будет открыт скоро, в то время как он может быть открыт не ранее сентября...

Из Турции поступают очень плохие известия2. Влияние Германии с каж­дым днем растет. Турки все более и более склоняются в сторону держав оси.

1 Речь идет о визитах народного комиссара иностранных дел СССР В.М. Молотова (коней мая — начало июня 1942 г.) (см. документ № 981).

2 Гитлер в своих захватнических планах рассматривал Турцию как нового союзника. Во время встречи с Б. Муссолини в Зальцбурге (29-30 апреля) он заявил, что Турция медленно, но верно идет по направлению к «оси».

По замыслам немецкого командования, захват Кавказа с его нефтяными богатства­ми мог ускорить вовлечение в войну Турции на сторону рейха и позволит занять выгод­ное положение для вторжения вермахта в страны Среднего Востока.

В течение июля - августа 1942 г. на переговорах с премьером Ш. Сараджоглу гер­манский посол Ф. Папен усиленно настаивал на военном выступлении Турции против СССР. Турции был представлен германский кредит в 100 млн. марок. Последняя с пониманием отнеслась к этому предложению и выделенным кредитам, так как уничто­жение Советского Союза являлось «извечной мечтой» турок. Турецкая сторона заявила, что страна вступит в войну в тот момент, когда армия будет располагать достаточным

В случае если будет занят Египет, а на его спасение, по мнению амери­канцев, нет никакой надежды, начнется продвижение немцев дальше к Кавказу. Можно ожидать, что тогда Турция окончательно перейдет на сторону Германии, поскольку Турции обещаны лучшие условия, чем ус­тановленные Германией в оккупированных ею странах».

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

Архив СВР России

№ 1009

Сообщение НКВД СССР № 1248/Б в ГКО и НКИД СССР с изложением содержания перехваченных телеграмм министра иностранных дел Японии Сигенори Того японскому послу в СССР относительно опубликованных в английской печати данных о подготовке Японии к нападению на Советский Союз'

11 июля1942 г.

Привожу содержание перехваченных НКВД СССР телеграмм ми­нистра иностранных дел Японии Того в Куйбышев японскому послу. Телеграммы переданы открытым текстом (клер):

«Из Токио от министра иностранных дел Того, № 05010 от 6 июля 1942 г.

количеством вооружения. Турция, соблюдая нейтралитет, продолжала выполнять ценные для Германии посреднические функции по закупке стратегических матери­алов и сырья в нейтральных странах. Потеря Севастополя (4 июля 1942 г.)и Керчен­ского полуостроиа резко изменила обстановку на южном участке советско-германс­кого фронта. Перед вермахтом открылся кратчайший путь на Кавказ через Керченский пролив. Турция все чаше стала нарушать нейтралитет, пропуская через проливы в Черное море корабли и суда государств фашистского блока с боевой техникой, воо­ружением и боеприпасами. Но уже к ноябрю 1942 г. захватнические планы сорва­лись, попытки сокрушить СССР не увенчались успехом. Гитлеровский вермахт не смог прорваться в Закавказье. Провал немецких планов разгрома СССР оказал вли­яние на политику нейтральных государств, сотрудничавших с Германией и другими членами фашистского блока. Турция вынуждена была воздержаться от вступления в войну с СССР и дальнейшего сближения с государствами «оси».

1См. т. 2 настоящего сборника, документы № 352, 354, 372, 405, 414, а также документы № 832, 865, 882, 932. 939, 989.

В Куйбышев японскому послу. Передаю телеграмму из Мадрида № 0620.

Информационное бюро военного командования Англии опубликовало сегодня, 1-го числа, сообщение о том, что Япония за последнее время стягивает большое количество войск к границам Сибири, что рассматрива­ется как подготовка к нападению на СССР. Считаю, что в тот же день, когда Германия откроет генеральное наступление на всех фронтах, Япония займет советское Приморье. В настоящее время Япония сгруппировала в Маньчжурии и Монголии до тридцати дивизий.

Передал в Германию и Польшу.

Того»

«Из Токио от министра иностранных дел Того, № 91280 от 8 июля 1942 г.

В Куйбышев японскому послу.

Передаю телеграмму из Стокгольма № 02210.

Сообщаю краткое содержание спецтелеграммы из Лондона, помещен­ной в газете «Свенска Дагбладет»:

В Лондоне царит общая уверенность, что Япония в ближайшем буду­щем нападет на СССР. Приостановление японского наступления на Ин­дию расшифровывается как мера для скорейшего осуществления вышеука­занной цели, так как с этих фронтов1намечается переброска большого количества войск к советской границе. В качестве подобной же меры надо рассматривать переброску оккупационной армии с Филиппин на о.Фор-мозу. Широко развернувшиеся военные операции в Китае должны обеспе­чить все железнодорожные линии Индокитая через Гонконг. Занятие Але­утских островов произведено лишь для того, чтобы отрезать связь между Америкой и СССР, и для изоляции последнего. Все эти приготовления для выступления в подходящий момент должны быть скоро закончены. Пола­гают, что Япония выступит молниеносно без предупреждения2. Советский Союз это прекрасно понимает и усиленно готовится.

Того»

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

ЦА ФСБ России

Главные внешнеполитические усилия Японии в 1942 г. были направлены на укреп­ление союзнических отношений с Германией и Италией, расширение под эгидой Япо­нии блока марионеточных государств, называемого «сферой сопроиветания великой Во­сточной Азии», а также на то, чтобы внести разлад в антифашистскую коалицию. Еще в марте 1942 г. совет по координации действий императорской ставки и правительства Японии поставил перед дипломатами задачу — «вбить клин в отношения Советского Союз;! с Англией и США». В соответствии с этим министерство иностранных дел долж­

1 К маю 1942 г. японские войска овладели Гонконгом, Малайей, Филиппина­ми, Голландской Индией, Бирмой, островами Новая Британия.

2 К маю 1942 г. у дальневосточных границ СССР (в Маньчжурии и Корее) Япония сосредоточила 28 дивизий, насчитывающих 1,2 млн. человек, 5500 ору­дий, 1000 танков, 1400 боевых самолетов (см.: Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939-1945. М., 1995, с. 271).

но было попытаться склонить советское и германское правительства к заключению мира. При этом Япония стремилась не только расколоть антифашистскую коали­цию, но и обеспечить себе как «арбитру» передачу определенных районов совет­ского Дальнего Востока и привлечь германские вооруженные силы для решаю­щих действий в войне с Соединенными Штатами и Великобританией. Японский милитаризм хотел таким путем осуществить свою военно-политическую программу.

В 1942 г. Япония держала в прилегающих к СССР районах Дальнего Востока миллионную армию, создавая крайнюю напряженность на советском Дальнем Востоке, сковывая там значительные силы советских войск и тем самым оказы­вая непосредственную помощь фашистской Германии (см.: История Второй ми­ровой войны 1939-1945.  М.. 1975. т. 5. с. 102-105).

Сообщение закордонного агента НзКВД СССР о подготовке немцев к химической войне

В Берлине сейчас находится маршал Манштейн2 с генералом Шуль-цем. В разговорах с руководящими кругами нацистской партии и МИД последний подчеркивает, что потери, понесенные германской армией под Севастополем, могли быть вполовину меньше, если бы командование армией разрешило применить отравляющие газы.

Намек на преимущества химической войны для германской армии сде­лан Шульцем, несомненно, в соответствии с инструкциями хозяев. Ман­штейн является ярым сторонником применения отравляющих газов. Это не первый случай таких высказываний. Все признаки подтверждают тен­денцию германского военного командования преодолеть политические факторы, мешающие Германии начать химическую войну. Недавно пе­ред началом наступательных операций начальник штаба германской ар­мии Гальдер в специальном разъяснении, посланном в гитлеровское ми­нистерство информации, указал, как соответствующие органы этого министерства должны реагировать в случае, если гитлеровская армия

1 Информация получена из кругов чешской разведки.

2 Манштейн Эрих фон Лсвински (1887—1973) - генерал-фельдмаршал германс­кой армии (1942 г.). В 1939 г. — феврале 1940 г. — начальник штаба группы армий «■Юг», а затем группы армий «А». Во время нападения на Францию (1940 г.) коман­довал 38-м корпусом. В 1941 г. — командир 56-го танкового корпуса, участвовал в наступлении на Ленинград. С сентября 1941 г. по июль 1942 г. командовал 11-й армией при захвате Крыма и в период боев за Севастополь, а с августа 1942 г. осуще­ствлял руководство боевыми действиями под Ленинградом. С ноября 1942 г. до фев­раля 1943 г. — командующий группой армий «Дон», руководил неудачной операцией по деблокале окруженной под Сталинградом группировки. В феврале 1943 г. — марте 1944 г. командовал группой армий «Юг». Был отстранен от должности за неудачи и зачислен в резерв. В 1950 г. как военный преступник приговорен британским воен­ным трибуналом к 18 годам тюрьмы, но в 1953 г. освобожден.

1010

11 июля1942 г.

прибегнет к употреблению отравляющих газов: химическая война должна быть изображена как самое гуманное средство ведения войны, поскольку потери от действия газов являются необычайно малыми.

ЦА ФСБ России

Фашистская Германия понесла огромные потери под Севастополем (300 тысяч убиты­ми и ранеными), потерпела сокрушительное поражение под Москвой (с 16 ноября 1941 г. по 30 марта 1942 г. потери противника здесь составили свыше 488 тысяч человек). Утратив стратегическую инициативу на восточном фронте, германское руководство в целях ее перехвата из рук советского командования пыталось делать ставку на примене­ние химического оружия в войне (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энцик­лопедия. М., 1985, с. 465-466, 631 а также документы № 880, 958, 968. 984).

№ 1011

Сообщение НКВД СССР № 1255/Б в ГКО с изложением данных, полученных от резидента НКВД в Стокгольме, относительно планов наступления немецких войск на курско-воронежском направлении и состояния людских и материальных резервов Германии

12 июля 1942 г.

Резидент НКВД СССР в Стокгольме сообщает следующие дан­ные, полученные им агентурным путем:

1. По сведениям, исходящим из немецких кругов в Стокгольме и из Берлина, немецкое наступление на курско-воронежском направлении яв­ляется генеральным и имеет своей задачей разъединение южной и цент­ральной группировок войск Красной Армии. По немецким планам после взятия Воронежа1наступление дальше пойдет в двух направлениях: пра­вое крыло немецкой группировки будет направлено на юг, восточнее Ростова, имея своей задачей окружение советской армии на Украине, левое крыло пойдет в направлении Саратова вместо предполагавшегося ранее астраханского направления. Настоящий вариант наступления был при­нят исходя из того, что немецкое командование убедилось в трудности непосредственного удара на Ростов, имея в виду наличие там больших укреплений и сильной группировки Красной Армии.

2. По сведениям, полученным из тех же источников, наступление на Калининском направлении рассматривается немецким главным

1В начале июля 1942 г. немецко-фашистские войска прорвались к Воронежу и захватили плацдарм на левом берегу р. Дона в районе Воронежа.

командованием как вспомогательное, имеет своей целью оттянуть силы Крас­ной Армии с орловского направления, угрожающего немецкому левому флангу.

3. Несмотря на немецкие успехи на фронтах, настроение членов немец­кой миссии в Стокгольме, а также лиц, приезжающих из Германии, крайне нервозное. По их заявлению, Германия не располагает больше людскими резервами и все, что у нее имеется, поставлено ею сейчас на карту. Имеют­ся некоторые сведения о принудительной мобилизации в немецкую армию населения из оккупированных областей Украины.

4. По заявлению тех же лиц, слабым местом немецкой армии является сейчас авиация1. Резерв имеющихся самолетов настолько недостаточен, что на Воронежский фронт переброшена часть авиации даже из Египта.

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

ЦА ФСБ России

Немецко-фашистское командование, захватив весной 1942 г. стратегическую иници­ативу, подготовило летнее генеральное наступление на юг с целью разгромить противо­стоящие части Красной Армии и овладеть Кавказом. Эта задача возлагалась на группы армий «Юг», которая в дальнейшем была разделена на две группы армий: «Б» (армейская группа «Всйхс» — 2-я, 4-я танковые немецко-фашистские и 2-я венгерская армии; 6-я немецко-фашистская армия; генерал-фельдмаршал Ф.Бок) и «А» (1-я танковая и 17-я армии; генерал-фельдмаршал ВЛист).

28 июня 1942 г. из района северо-восточнее Курска армейская группа «Вейхс» начала наступление на воронежском направлении и прорвала оборону войск Брянского фронта.

30 июня 1942 г. 6-я немецкая армия перешла в наступление из района Волчанска в полосе Юго-Западного фронта и прорвала его оборону. К концу 2 июля 1942 г. против­ник продвинулся в полосе Брянского фронта на глубину 60-80 км и в полосе Юго-Западного фронта на глубину до 80 км, окружив западнее Старого Оскола часть сил 40-й и 21-й армий. 6 июля 1942 г. противник форсировал р. Дон и овладел большей частью Воронежа. К 7 июля 1942 г. противник расширил прорыв до 300 км по фронту и глубоко охватил с севера войска Юго-Западного фронта, стремясь к их окружению.

В ходе Воронсжско-Ворошиловградской операции (28 июня — 24 июля 1942 г.) части Красной Армии на юге были вынуждены под ударом превосходящих сил противника отойти на 150 — 400 км. Врагу удалось развернуть наступление в большой излучине Дона и создать прямую угрозу Сталинграду и Северному Кавказу, но советские войска в упор­ных боях сорвали планы немецко-фашистского командования по разгрому основных сил Красной Армии на юго-западном направлении, нанеся врагу тяжелый урон (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 177—178; Воен­ный энциклопедический словарь. М., 1983, с. 162).

1К началу войны с СССР Германия имела около 20 тыс. боевых, учебных и транспортных самолетов. Ее самолетный парк состоял в основном из таких типов самолетов, которые при­менялись в первую очередь для поддержки пехоты и танков на поле боя и в оперативной глу­бине. В то же время она не располагала специальными самолетами для штурмовых действий.

До конца января 1942 г. военно-воздушные силы Германии потеряли около 7 тыс. самолетов, из них около 5 тыс. безвозвратно.

Используя производственные мощности своей страны, присоединенных территорий и зависимых стран Европы, Германия отпустила на самолетостроение 38,7% обшей сто­имости вооружения и военных материалов. За год было выпушено 14,7 тыс. самолетов всех типов, из них 4428 бомбардировщиков и 4908 истребителей. В серийном производ­стве находились бомбардировщики «Юнкерс-87», «Юнкерс-88», «Хейнкель-111» и мо­дернизированные истребители «Мессершмитт-109 е» и «Мссссршмитт-109 ф» (см.: Ис­тория Второй мировой войны. М., 1975, т. 4, с. 483; т. 5. с. 91; История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. М., 1963, т. 1, с. 379).

Сообщение НКВД СССР № 1256/Б в ГКО с изложением данных, полученных от резидента НКВД в Лондоне, об итогах вашингтонских переговоров между Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем относительно планов дальнейшего ведения войны

12 июля 1942 г.

Наш резидент в Лондоне сообщает следующие агентурные данные, получен­ные от источника, связанного с кругами американского посольства в Англии:

«В результате переговоров в Вашингтоне Черчилль и Рузвельт пришли к следующим выводам:

1. Американские военные силы в Англии в течение ближайших двух месяцев должны быть доведены до 350—400 тысяч человек и в Исландии — до 250 тысяч человек. В настоящее время в Исландии имеется около 150 тысяч человек.

2. В Австралию решено больше войск не посылать, направлять лишь от­дельные виды военных материалов. Все войска, находящиеся в Австралии, будут использованы в дальнейшем не для оборонительных, а для наступатель­ных операций, к которым они будут готовы приблизительно через месяц. На­ступательные операции не будут проводиться до тех пор, пока Япония не всту­пит в войну против СССР. То же самое относится и к проведению наступательных операций в Бирме.

Все военные приготовления американцев и англичан в Тихоокеанском бассейне основаны на их предположении, что Япония нападет на Советский Союз, оттянет свои войска из бассейна Тихого океана и этим создаст там бла­гоприятную обстановку для союзников. У американцев и англичан имеется полная уверенность, что японцы нападут на СССР этим летом или в крайнем случае осенью. На этом предположении базируются все стратегические пла­ны американцев и англичан на Дальнем Востоке.

3. Черчилль и Рузвельт считают, что основные операции англичан и аме­риканцев против стран оси должны проводиться в Северной Африке. Поэто­му было принято решение принять все меры для того, чтобы сохранить кон­троль в Средиземном море и не допустить, чтобы правительство «Виши» передало в распоряжение немцев и итальянцев французские владения в Се­верной Африке. По мнению Черчилля и Рузвельта, до тех пор, пока положе­ние в Северной Африке не будет решено в пользу англичан и американцев, об открытии второго фронта не может быть и речи.

Возможно, что американцы и англичане попытаются организовать десант в Северной Норвегии, но вопрос отом, когда и где именно будет этот десант, еше не решен.

Несмотря на все неудачи английской армии в Ливии, англичане и аме­риканцы меньше обеспокоены перспективами ливийской кампании, чем судьбой французских владений в Северной Африке, а главное — возмож­ными военными операциями немцев против Сирии или Турции.

4. Черчилль и Рузвельт решили не предпринимать никаких операций в районе Алеутских островов, кроме действий военно-воздушных сил, так как крупные операции там могут обойтись очень дорого в смысле людских потерь, а ценность самих островов сейчас для американцев невелика.

5. Решено также помогать всеми возможными средствами Китаю и на­правлять туда как можно больше самолетов, с тем чтобы китайцы продол­жали оказывать упорное сопротивление японской агрессии».

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

ЦА ФСБ России

Речь идет о переговорах У.Черчилля и Ф.Рузвельта на второй Вашингтонской кон­ференции, проходившей с 18 по 26 июня 1942 г. Главной темой переговоров на этой конференции были будущая стратегия союзников и неожиданное и драматическое ухуд­шение обстановки в Северной Африке, где Э.Роммель 21 июня захватил Тобрук (кото­рый устоял против немецкого наступления в апреле 1941 г.) вместе с 33 тысячами войск и крупными запасами оружия и припасов. Рузвельт тотчас предложил усилить основа­тельно потрепанные английские и американские войска тремя сотнями танков «Шер-ман» последней модели и 100 самоходными гаубицами. Это великодушное предложение было принято Черчиллем с готовностью и благодарностью.

На второй Вашингтонской конференции кроме срочных военных вопросов рассматри­вался также вопрос о возможной разработке атомного оружия. (Вскоре после визита Черчилля Рузвельт приказал начать работы по созданию атомной бомбы.) (См.: Секрет­ная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны (Тайны истории в романах, повес­тях и документах). М., 1995, с. 257; История Второй мировой войны 1939-1945 (в 12 томах). М., 1975, т. 5, с. 478; Вторая мировая война. Два взгляда. М.: Мысль, 1995, с. 312).

№ 1013

Докладная записка УНзКВДпо Саратовской области во 2-й отдел ЭКУ НКВД СССР о состоянии охраны на заводе № 602 Наркомата боеприпасов

15 июля 1942 г.

Завод № 602 Наркомата боеприпасов занимается снаряжением и комп­лектацией боеприпасов, как-то: снарядов 37-мм ЗИК, 45-мм ОФ и гранат РГД-41, РГД-42, РГД-33 и Ф-1, поступающих с других заводов.

Завод по своему месторасположению является очень опасным как в пожарном, так и в диверсионном отношении, так как находится в черте города и окружен с двух сторон цехами и жилыми зданиями завода им. Ленина и с двух сторон улицей, по которой идет оживленное трам­вайное и автомобильное движение.

Завод совершенно не имеет запретной зоны.

Готовая (снаряженная) продукция завода в большом количестве (до 400 тыс. выстрелов) находится в двух деревянных складах, расположен­ных на территории заводского двора, причем один из складов располо­жен в 5 метрах от деревянного забора, которым огорожена территория завода, часть готовой продукции сложена на территории завода на насти­лы и покрыта брезентом1.

Кроме того, в связи с отсутствием на заводе складских помещений по­стоянно находятся в помещении основного цеха завода запасы взрывча­тых веществ в количестве 2—3 тонн при наличии территориальной неприс­пособленности завода и постоянного нахождения на заводе снаряженной продукции и взрывчатых веществ, завод на сегодня в должной мере как сторожевой, так и пожарной охраной не обеспечен.

Установленная на заводе № 602 военизированная вахтерская охрана имеет штатную положенность 76 человек.

По утвержденной дислокации на заводе установлено 13 постов.

Из них: внутренних постов — 4 и наружных — 9. Все посты суточные.

По состоянию на 10 июля 1942 г. на заводе имеется охраны только 42 человека, из которых: мужчин — 8, женщин — 34 и недокомплект охраны - 34 человека.

Из личного состава охраны имеется больных, а также одиноких жен­щин, имеющих детей без присмотра, — 20 человек.

В результате недокомплекта личного состава охраны и наличия в ох­ране людей, которые часто являются совершенно нетрудоспособными (ежедневно по бюллетеням не выходят на работу в среднем 2—3 челове­ка), остальной вахтерский состав охраны перерабатывает, причем при условии допуска переработки имеется возможность обслуживать только 6 постов (3 наружных, 2 внутренних и 1 обходной пожарник2).

Охрана заводских складов, находящихся от завода на расстоянии 12-15 км, в которых хранятся около 100 тыс. снаряженных гранат, 100 тонн тротила, свыше 2 тонн тетрила и другие взрывчатые вещества, ведется вахтерской охраной, состоящей из одних женщин в количестве 7 человек, тогда как складские помещения совершенно не приспособлены для хранения взрыв­чатых веществ, в окнах складских помещений не имеется решеток, по­мещения расположены на совершенно открытой местности, имея толь­ко однорядное проволочное ограждение, проходящее на расстоянии 50 м от помещений.

Проведенные экономическим отделом УНКВД проверки по состоя­нию охраны завода и складов показали, что боеспособность личного со­става охраны стоит на самом низком уровне и поставленные перед ним задачи не обеспечивает.

В частности, личный состав охраны в большинстве своем правил кара­ульной службы не знает. Имеют место случаи, когда многие вахтеры-женщи­

' Так в тексте документа. 1 Так в тексте документа.

ны на поенных занятиях отказывались стрелять по мишеням из мелкокали­берной винтовки, объясняя это своей боязнью. Имеются случаи самоволь­ного ухода с постов.

Директор завода № 602 Ненашев1 вопросом улучшения охраны завода совершенно не занимается. Людей, не способных по тем или иным причи­нам работать в цеху, Ненашев переводит в охрану, а здоровых людей из состава охраны (мужчин) переводит для работы в цеха и на другие производ­ственные работы. В результате в продолжении первого полугодия 1942 г. охрана все время была не укомплектована и качественный состав охраны ухудшился. Например, если на 1 апреля 1942 г. в охране завода было 47 человек, из которых 25 мужчин и 22 женщины, то по состоянию на 10 июля в охране имеется 42 человека, в том числе 8 мужчин и 34 женщины.

В настоящее время весь личный состав охраны завода директором Не­нашевым переведен на казарменное положение, но ни общежитием, ни питанием, ни постельными принадлежностями бойцы охраны не обеспе­чены, в связи с чем среди охраны имеются случаи вшивости.

Во время проверки состояния охраны завода № 602 в специально со­ставленном акте директору Ненашеву было предложено:

1. На территории завода выставить дополнительные круглосуточные посты.

2. В здании основного цеха установить около входных дверей вахтер­ский пост, который допускал бы в цех только лиц, имеющих отношение к этому цеху.

3. Доукомплектовать личный состав охраны завода.

Все эти предложения Ненашевым не выполнены, несмотря на то что эти предложения нами подтверждались.

Аналогичное положение на заводе и с противопожарными меропри­ятиями. Отделом пожарной охраны УНКВД 8—9 января 1942 г. было проведено обследование завода № 602 в противопожарном отношении, намечен ряд конкретных мероприятий, как-то: обеспечить территорию завода водой, для чего установить 10 подземных гидрантов со сроком исполнения 1 июля 1942 г.; в аммотольном и заливочном отделениях устроить 2 пожарных крана — срок 15 февраля 1942 г.; в основном цеху электролампы заключить в стеклянные колпаки, а временную электро­проводку заменить на постоянную; имеющиеся на территории завода разные постройки (бывшие частные дома) снести — срок исполнения март; очистить территорию завода от захламленности.

Проведенной проверкой выявлено, что все вышеуказанные предложе­ния Ненашевым также не выполнены и в целом противопожарное дело на заводе, наоборот, ухудшилось.

В мае 1942 г. по распоряжению командира 4-й бригады войск НКВД была создана междуведомственная комиссия, которая провела обследова­ние завода и признала необходимиы взять завод под охрану войск НКВД.

Все материалы обследования были направлены в штаб бригады войск Н КВД для утверждения, но до сих пор ответа по этому вопросу не поступило.

1Ненашев Петр Иванович (1903—?) - с декабря 1941 г. по сентябрь 1943 г. - директор завода № 602 в Саратове, затем был назначен директором Ташкентского завода № 574.

Считая, что в дальнейшем такое положение с охраной завода № 602 терпимо быть не может, прошу через Наркомат боеприпасов воздейство­вать на директора завода Ненашева об устранении всех имеющихся в деле охраны недостатков и о выполнении наших предложений, а также уско­рить разрешение вопроса о взятии завода под охрану войск НКВД.

Начальник Управления НКВД по Саратовской области Викторов' капитан госбезопасности

Начальник ЭКО УНКВД по Саратовской области Петров1

ст. лейтенант госбезопасности

ЦА ФСБ России

№ 1014

Директива Ставки Верховного Главнокомандования № 170518 командующему войсками Волховского фронта К.А. Мерецкову о доставке командующего, начальников штаба и связи 2-й Ударной армии из-за линии фронта1

17 июля 1942 г.

По Вашему донесению Власов, его начальник штаба и начальник связи находятся в партизанском отряде т. Сазонова4.

Ставка Верховного Главнокомандования приказывает Вам под Вашулич-ную ответственность принять все меры к тому, чтобы не позднее 19 июля Вла­сов и его люди были бы доставлены самолетами на территорию фронта.

Ставка считает делом Вашей части выполнить эту задачу.

Ставка приказывает Вам поставить всю авиацию фронта на выполне­ние этой задачи.

1 Викторов Василий Георгиевич (1912—?) — полковник (1956). С февраля 1941 г. -начальник УНКВД по Саратовской области. С января 1943 г. — заместитель начальника УНКВД по Горьковской области. С августа 1944 г. по декабрь 1946 г. — начальник УНКГБ по Ивановской области. В мае 1964 г. приказом КГБ при СМ СССР № 185 от 14 мая 1964 г. уволен в запас по ст. 59, п. «г» (по ограниченному состоянию здоровья).

2 Петров Марк Пантелеймонович - подполковник (1943). С сентября 1941 г. — началь­ник ЭКО УНКВД по Саратовской области. С июня 1944 г. - заместитель начальника УНКГБ по Кемеровской области. В мае 1948 г. приказом МГБ № 00169 уволен из органов.

3 См. документы № 898, 951.

4 По всей видимости, речь идет о секретаре Оредежского райкома партии Ф.И.Сазанове, который руководил партизанским движением в этом районе.

Об исполнении донести.

Ставка Верховного Главнокомандования И.Сталин

П.п. А.Василевский

Доложено т. Сталину и утверждено по телефону в 18 час. 30 мин. 17.7.

П.п. Василевский

ЦАМО, ф.148а, on. 3763, д. 126. л. 127.

Подлинник

№ 1015

Рапорт начальника [Острогожской] оперативной группы УНКВД по Воронежской области младшего лейтенанта госбезопасности М.М. Назарьева' заместителю начальника УНКВД области капитану государственной безопасности B.C. Соболеву1 о проделанной работе в тылу немецких войск

[Не ранее 18июля 1942 г.]

Доношу, что за 18 июля 1942 г. проделана следующая работа: 1. Опрошено 4 больных, вышедших из областной больницы после взятия города нашими частями, как-то: Потоков Иван Гаврилович,

1В подлиннике название города дано неразборчиво. Составители предполагают, что это г. Острогожск Воронежской области.

!Назарьев Михаил Михайлович — капитан (1944). С сентября 1941 г. — инструктор 3-го отделения 4-го отдела УНКВД по Воронежской области. С февраля 1942 г. — оперуполномо­ченный 2-го отделения 4-го отдела УНКВД по Воронежской области. С мая 1942 г. — инст­руктор 4-го отделения 4-го отдела УНКВД по Воронежской области. С сентября 1943 г. -начальник Новохоперского РО УНКГБ по Воронежской области. С сентября 1944 г. — начальник Зельвенского РО УНКГБ по Барановичской области. С августа 1945 г. — началь­ник Юратишского РО УНКГБ по Молодсчнснской области. В 1947 г. уволен из органов.

1Соболев Василий Семенович (18%—?) — полковник госбезопасности (1944). С июня 1940 г. — помощник начальника УНКВД по Ростовской области. С сентября 1941 г. — помощник начальника Управления НКВД по Воронежской области по неоперативным вопросам. С июня 1942 г. - ишеститель начальника Управления НКВД по Воронежской области. С мая 1944 г. - начальник УНКВД по Курганской области.

С сентября 1947 г. — начальник Управления лагеря МВД для военнопленных № 780 МВД УССР. С февраля 1950 г. — врио начальника военизированной охраны УИТЛК УМВД по Ростовской области. С ноября 1950 г. - начальник отделения режима УИТЛК УМВД по Ростовской области. В 1951 г. приказом МВД СССР № 1127 уволен в запас по состоянию здоровья.

проживавший по адресу: ст. Графская, ул. Советская, 1; Ситрукова Мария Ивановна; Куликова Мария Михайловна; Шляхова Мария Николаевна, которые показали, что «с 5 июля 1942 г. вбольнице находилось 175 боль­ных, которым давали кушать один раз в день супу без хлеба, а два после­дних дня до освобождения не давали ничего, больные не могли получить даже воды, несмотря на то что в больнице была все время сестра-хозяйка Анна Николаевна, которая больше уделяла внимания немцам, очень лас­ково к ним относилась, заводила их в свой кабинет и удовлетворяла все их просьбы. Няня, по имени Нина, ранее работала на заводе шофером, среди больных восхваляла немцев, говоря и «немцы — люди очень хорошие, они мне дали хлеба и масла, и очень вежливые люди; это неправда, что о них говорят у нас в Воронеже, — они люди хорошие». Нина дерзко относилась к больным и больше всего уделяла внимания немцам».

2. По сообщению упомянутых выше больных, немцы в помещении боль­ницы над головами больных установили пулеметные гнезда и вели огонь, не обращая внимания на больных. У одного больного, фамилия неизвестна, один из немцев потребовал документы, но он с ним отказался разговаривать, тогда этот немец взял его и пристрелил. Немцы на больных не обращали никакого внимания, и больные у них служили как оборонительное сооружение.

3. Больные также видели, как немцы на их глазах убили попавшего к ним в плен ст. лейтенанта Красной Армии (фамилия неизвестна, но доку­менты его находятся у сестры-хозяйки Анны Николаевны), который на предложение снять оружие ответил дерзостью и отказался сдаться в плен.

4. Обслуживающий персонал областной больницы мною намечено при­вести для тщательного допроса в [Острогожск]. 18 июля 1942 г. посылал за ними 2 милиционеров, которые пройти не смогли, сегодня это поручаю оперработнику из группы, придав ему милиционера.

5. При отходе немцев из областной больницы, а отходили они очень быстро (прыгали со второго этажа), они подожгли помещение, не обращая внимания на то, что в последнем находилось 175 больных. Наши красноар­мейцы из огня спасали больных и дали им после спасения покушать.

Принят возвратившийся из города Феоктистов1, который сообщил:

1. По ул. Урицкого расположено до полка мотопехоты (40—50 авто­машин).

2. На ул. Железнодорожников в больших корпусах (от завода «Элек­тросигнал») много немцев, ход по ул. Железнодорожников запрещен под угрозой расстрела.

3. В Пионерском саду немцами установлена 1 батарея (гаубица).

4. По ул. Цюрупы проход запрещен, кто появится на последней, будет расстрелян, по-видимому, в помещении конвойного батальона войск НКВД расположился штаб какого-то соединения.

1Феоктистов Константин Петрович, 1926 г. рождения, - Герой Советского Союза (1964). В июле 1942 г. ушел добровольно на фронт. Был разведчиком, тяжело ранен. В августе 1942 г. демобилизован. С 1964 г. — в отряде космонавтов. В октябре 1964 г. на многоместном космическом корабле «Восход» в качестве научного сотрудника совершил орбитальный космический полет вокруг Земли. Участник разработки космических кораблей и орбитальных станций. Доктор тех­нических наук, профессор, действительный член Международной академии аст­ронавтики. Его именем назван кратер на обратной стороне Луны.

5. На ул. Кольцовской, где конфетная фабрика, немцы установили пушки. Сколько, точно не установлено.

6. В общежитии мединститута по ул.Транспортной расположен немец­кий штаб какой-то части.

По железнодорожному транспорту и заводу им. Тельмана:

1.18 июля погружено оборудование с завода им. Тельмана на 20 вагонов.

2. Отправлено со станции |Острогожска] составов со ст. Придача — 2 состава по 40-50 вагонов каждый. Командование гарнизона по всем фак­там информировано.

Приложение: донесение Феоктистова2.

Нач. [Острогожской] опергруппы УНКВД Назарьев

младший лейтенант госбезопасности

ЦА ФСБ России

Эти разведданные опергруппой УНКВД по Воронежской области были добыты через две недели после оккупации большей части Воронежа немецко-фашистской группировкой «Всйхс» в период ее дальнейшего продвижения на воронежском на­правлении в конце июня—июля 1942 г. и активного сопротивления частей Красной Армии в ходе Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции.

№ 1016

Сообщение НКВД СССР № 1316/Б в ГКО с изложением данных, полученных от резидента НКВД в Стамбуле, о подготовке немецкого верховного командования к нанесению решающего удара в Египте и к высадке десанта на Кавказском побережье

19 июля 1942 г.

Резидент НКВД СССР в Стамбуле сообщает следующие данные, полу­ченные им агентурным путем:

I. По сведениям, исходящим из немецких кругов в Стамбуле, генерал Роммель посетил 9 июля с.г. ставку Гитлера, где просил подкрепления для

1Количество составов не указано. 1 Донесение не публикуется.

нанесения решающего удара в Египте. Роммелю были выделены дополни­тельные авиационные части, которые прибыли сейчас в Грецию и на Крит.

2. Последние успехи немцев на восточном фронте1не вызвали энтузиаз­ма в немецких кругах в Стамбуле, наоборот, продолжают иметь место упад­ничество и пессимистические высказывания. При этом указывают на боль­шие потери в войсках генералов Бока и Клейста2.

3. Немецкое верховное командование ведет усиленную подготовку к высадке десанта на Кавказском побережье. В болгарских и румынских пор­тах спешно подготавливается большое количество средних и мелких судов, которые по мере их готовности перебрасываются в Крымские порты. В Варне сосредоточиваются группы парашютистов, предназначенных для ди­версионных операций в нефтяных районах Кавказа.

4. Немецкое командование стягивает всех мобилизованных в армию лиц, знаюших Турцию, в Берлин, где создан центр для их специальной подготовки.

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

ЦА ФСБ России

1В результате неудачных для Красной Армии оборонительных операций на воронежском направлении и в Донбассе, продолжавшихся с 28 июня по 24 июля 1942 г., войска Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов вынуждены были отступить на 150-400 километров и оставить Донбасс. Противник вышел в боль­шую излучину Дона и создал непосредственную угрозу Сталинграду и Северному Кавказу.

гРечь идет о потерях немецкой группы армий «Центр», которая вела наступ­ления на главном московском направлении. Командующим этой группой с I апреля по 18 декабря 1941 г. являлся генерал-фельдмаршал фон Бок Федор. Его сменил фельдмаршал фон Клюге Гюнтер.

Только с 16 ноября по 5 декабря 1941 г. немецко-фашистские войска потеря­ли под Москвой свыше 155 тыс. убитыми и ранеными, около 800 танков, 300 орудий и до 1500 самолетов.

С января по 30 марта 1942 г. потери группы армий «Центр» составили 330 тыс. человек.

С 16 января по 15 июля 1942 г. фон Бок командовал группой армий «Юг» (сменив на этом посту генерал-фельдмаршала фон Рундштедта Герда), кото­рая также понесла немалые потери при подготовке плацдарма для нанесения ударов по Сталинграду и Кавказу.

Генерал-фельдмаршал фон Клейст Пауль Людвиг Эвальд во время вторжения в СССР командовал 1-й танковой армией, принимавшей участие в боях под Ро­стовом и на Северном Кавказе.

В ходе Донбасских оборонительных операций (29 сентября — 4 ноября 1941 г. и 7—24 июля 1942 г.). Ростовских наступательной (17 ноября — 2 декабря 1941 г.) и оборонительной операций (5 — 16 ноября 1941 г.) войска Красной Армии нанесли тяжелый ущерб частям и объединениям 1-й танковой армии (см.: Великая Отече­ственная война 1941 — 1945: энциклопедия. М., 1985, с. 248, 464-467, 620-621).

Сообщение резидента НКВД СССР в Анкаре о концентрации турецких войск на советской границе1

20 июля 1942 г.

Местные англичане подтверждают переброску турецких войск к нашей границе, определяя их количество в 1/3 всей турецкой армии, то есть в 500 тысяч человек2. Они стараются уверить, что эта концентрация войск не направлена против нас и преследует цель отразить возможные попытки немцев высадить на побережье Самсун—Трапезунд—Хопа1 десант для дей­ствий против нашего Закавказья.

Сведения о переброске турецких войск поступают ежедневно из многих источников. Анкара стала, по сути дела, перевалочным пунктом для частей, следующих ночами по гужевым дорогам. Кроме того, турки получают от немцев по 80 товарных вагонов в неделю.

Турецкая печать и радио, по существу, превратились в органы германс­кой пропаганды, рисуя в самых мрачных красках положение нашей страны и армии, а также возможные перспективы войны. Все очень похоже на подготовку общественного мнения против нас.

Архив СВР России

Переброска и концентрация Турцией крупных вооруженных сил на советско-турецкой границе были тесно связаны с планируемой немцами наступательной опе­рацией под названием «Эдельвейс» по захвату Кавказа. Реализация плана немцами началась 25 июля 1942 г.

1См. т. 2 настоящего сборника, документы № 292, 541. 636. а также докумен­ты № 902, 955, 1008.

!Турция на границе с СССР развернула 26 дивизий, с которыми должна была соединиться немецкая группа «А», а затем осуществить вторжение на Ближний и Средний Восток.

5Самсун, Трапезунд (Трабзон), Хопа — города на севере Турции и порты на Черном море.

Из докладной записки начальника 3-го отделения 208-го партизанского отряда им. И.В. Сталина Г.И. Гинзбурга' в Особый отдел НКВД Западного фронта о боевой деятельности и агентурном обеспечении отряда (по состоянию на 20 июля 1942 г.)

[Не ранее 20 июля 1942 г.]

Партизанский отряд № 208 им. Станина начал свою организованную дея­тельность в глубоком тылу противника — Руденском районе БССР.

Личный состав его в основном состоит из командиров, политработников и бойцов Красной Армии разбитых и рассеянных частей в начале войны 1941 г. Западного фронта и незначительной части из местного населения.

Общее количестволичного состава отряда составляет670 чел., из них: стар­шего ком. состава — 19 чел., среднего ком. состава — 117 чел., младшего ком. состава — 87 чел., рядового — 446 чел., из них 13 женщин.

Партизанский отряд разбит на три роты, батарею, разведвзвод, санчасть, хозвзвод и штаб отряда, который разделяется на 1-е отделение, 2-е разведот-деление и 3-е отделение.

Имеющиеся в отряде вооружение и боеприпасы по мере роста и деятель­ности отряда приобретались отрядом из брошеного вооружения при отступ­лении Красной Армии в 1941 г. Всего вооружения имеется: винтовок русских

 500 шт., немецких — 19 шт., ручных пулеметов — 41, из них один немец­кий, станковых пулеметов — 8 шт., автоматов ППД — 33 шт., немецких — 5 шт., револьверов системы «Наган» — 93 шт., 82-мм минометов — 2 шт., 45-мм пушек — 2 шт., 76-мм — 2 шт.; боеприпасов: патронов винтовочных русских

 153 220 шт., немецких — 2710 шт., патронов к ППД — 5000 шт., к немецким автоматам — 391 шт., к револьверу системы «Наган» — 514 шт., снарядов к 45-мм — 1271, к 76-мм — 144 шт., 82-мм мин — 80 шт., толу — 70 кг.

В вышеперечисленные цифры не входят прибывшие 18 июля 1942 г. вооружение и боеприпасы из штаба Западного фронта, а именно: 10 проти­вотанковых ружей, 15 автоматов ППШ и около 6000 патронов и один ящик взрывчатых веществ.

Примечание. Из указанного количества прибывших вооружения и боеп­рипасов из штаба Западного фронта часть распределена по другим отрядам, вошедшим в подчинение командования 208-го партизанского отряда.

Активное действие против немецко-фашистских захватчиков 208-й парти­занский отряд начал в последних числах декабря 1941 г. после объединения

1Гинзбург Григорий Иванович (1899—?). С 18 декабря 1941 г. по сентябрь 1942 г. являлся начальником Особого отдела 208-го партизанского отряда им.Сталина. В сентябре 1942 г. пропал без вести в Кличевском районе Могилевской области.

днух мелких партизанских отрядов, оперирующих в то время в Руденском районе БССР, с группой командиров Красной Армии, пришедших из Мин­ска во главе с полковником Ничипоровичем. Отряд также вырос за счет оставшихся в деревнях бойцов и командиров Красной Армии, которые вли­вались в отряд группами и поодиночке. В борьбе с гитлеровскими оккупан­тами и их приспешниками, предателями, полицейскими и агентами немец­кой разведки и диверсионной деятельности на железных дорогах, а также на шоссейных в районах Пуховичи, Рудинск, Червень, Борисова и Могилева1.

Отряд нанес немецким оккупантам большой урон, а именно за пери­од боевой деятельности отряда с 1 января 1942 г. по 25 мая 1942 г. уничтожено: немецких солдат — 633, офицеров — 106, агентов гестапо и полицейских — 266, ранено немецких солдат — 324, офицеров — 15. Уничтожено: грузовых машин — 9, легковых — 7, штабной автобус — 1, сожжена одна войлочная фабрика, зерна — 357 т, бензина — 120 т, мостов, имеющих стратегическое значение, — 5 шт., произведено круше­ние воинских эшелонов — 5 шт., разгромлено немецких комендатур — 2, полицейских участков — 5, потоплено и сожжено пароходов (мелких) — 2, барж — 2. Кроме того, в борьбе с гитлеровскими карательными отрядами взято много трофеев в качестве вооружения, боеприпасов, об­мундирования, лошадей и повозок. Кроме того, проведено разложение батальона изменников Родины, в результате чего 26 солдат и командиров с оружием перешли на сторону партизан и приняли участие в боях против немцев, за что немецкое командование расстреляло 11 солдат, а остальных разоружило и под конвоем отправило в Могилев.

Примечание. В связи с отсутствием сведений под руками о последних двух месяцах боевой деятельности сообщу дополнительно.

Основным руководителем 208-го партизанского отряда является полков­ник Ничипорович Владимир Иванович, 1900 г. рождения, член ВКП(б) с 1928 г., до 1941 г. — командир 144-го кав. полка 36-й кав. дивизии им. тов. Сталина, с 1941 г. и в начале военных действий — командир мотомехдивизии в Запад­ной Белоруссии. После поражения его части на Западном фронте он попал в окружение и впоследствии со всеми своими штабными работниками остался в Минске, где вел подпольную работу по сколачиванию партизанского отря­да. Среди бойцов-партизан пользуется исключительно большим авторитетом, в 208-й партизанском отряде находится с декабря 1941 г.2

Командир отряда — Яковлев Константин Михайлович, 1903 г. рожде­ния, член ВКП(б) с 1927 г. Военное звание — бригадный комиссар, до войны и в начале военных действий работал комиссаром корпуса в Запад­ной Белоруссии и попал во время военных действий в окружение, остался на жительство в г. Бобруйске БССР, где, по его словам, работал в подполье

1 Так в тексте документа.

2 Ничипорович Владимир Иванович (1900—1945) - генерал-майор (1943 г.). В Крас­ной Армии — с 1918 г. Участник Гражданской войны. С июня 1941 г. — командир 208-й моторизованной дивизии. С октября по декабрь 1942 г. - командир 208-го партизанско­го отряда. После учебы в академии (январь-апрель 1943 г.) назначен заместителем ко­мандира 4-го гв. кавалерийского корпуса. 25 мая 1943 г. был арестован органами НКВД по ст. 58-1 «б» УК РСФСР. 31 января 1945 г. умер, находясь под следствием в Бутырской тюрьме. Постановлением следственного отдела УКР «Смерш» от 17 февраля 1945 г. дело прекращено за смертью обвиняемого. Постановлением МГБ СССР от 4 октября 1952 г. дело прекращено за отсутствием состава преступления.

1 Or обороны к наступлению. Т. t

59

по организации партизанского отряда. Среди партизан и местного населе­ния пользуется авторитетом, в 208-м партизанском отряде работает с пос­ледних чисел апреля 1942 г.'

АГЕНТУРНО-ОПЕРА ТИВНОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ

За этот период с декабря 1941 г. по 20 июля 1942 г. боевой деятельно­сти 208-го партизанского отряда им. тов. Сталина 3-м отделением завер­бовано среди личного состава 60 человек, по окружению — 11 человек.

[-I

ЛИЧНЫЙ СОСТАВ 3-ГО ОТДЕЛЕНИЯ

Начальник отде.юния — Григорий Иванович Гинзбург, 1899 г. рожде­ния, по национальности еврей, член ВКП(б) с 1920 г., до войны и в начале военных действий работал заместителем нач. 3-го отд. бывшей 36-й кав. дивизии им. тов. Сталина, в 208-м партизанском отряде им. тов. Ста­лина работает с декабря 1941 г.

Уполномоченный 3-го отделения — Габец Захарий Тарасович, 1910 г. рождения, по национальности белорус, уроженец Березинского района БССР, до войны и во время войны работал уполномоченным 2-го отделе­ния Могилевского областного управления НКГБ.

За последнее время в связи с установлением связи 208-го партизанского от­ряда со штабом Западного фронта и объединением оперирующих других парти­занских отрядов под единым руководством (в районе Кличева) командование приступило к подбору работников 3-го отделения для использования на опе­ративную работу для обслуживания остальных партизанских отрядов.

Начальник 3-го отделения

208-го партизанского отряда им. Сталина

лейтенант госбезопасности Гинзбург

ЦА ФСБ России

208-й партизанский отрад им. И.В.Сталина возник 31 декабря 1941 г. в результате объе­динения партизанских отрядов Минской области, которыми руководили Н.П.Покровский и АД.Сергеев. Вновь образованный единый отряд возглавил бывший командир 208-й стрел­

1Яковлев Константин Михайлович (1905-?) - полковник (1943 г.). В Красной Армии -с 1927 г. Участник советско-китайского конфликта (1929 г.). С июня 1941 г. - замести­тель командира 5 го стрелкового корпуса по политчасти. В первые дни войны, находясь в расположении 86-й стрелковой дивизии, попал в окружение немецко-фашистских войск. В составе сборной группы дивизии и частично штаба 5-го стрелкового корпуса пытался выйти из окружения, совершая в тылу противника диверсии. С ноября 1941 г. по март 1942 г. - руководитель подпольного комитета в Бобруйске. С апреля 1942 г. — комиссар 208-го партизанского отряда. В сентябре-декабре 1942 г. - в распоряжении Главного политического управления Красной Армии. С января 1943 г — заместитель начальника политотдела 48-й армии. 14 июля 1943 г. был уволен в запас. 30 июля 1955 г. восстанов­лен в кадрах Советской Армии, назначен старшим инструктором по оргпартработс поли­тотдела Омского облвоенкомата. С июня 1958 г. — заместитель командира 478 го мото­стрелкового полка по политчасти. В октябре 1958 г. уволен в отставку.

копой дивизии В.И.Ничипорович. Комиссаром объединенного отряда стал Н.П.Пок­ровский, А.Д.Сергеев — заместителем кочиндира отряда по разведке. В апреле 1942 г. этот отряд перебазировался из Минской области в Кличсвскую зону Могилевской обла­сти, где находилась довольно сильная группировка партизан. По инициативе командира 208-го партизанского отряда полковника В.И.Ничипоровича произошло объединение партизанских сил Кличевской зоны. В его подчинение перешли отрады В.П.Свистунова, А.С Юрковцсва, В.М.Сырцова, В.И.Ливенцева, Г.М.Колбнсва, которым соответственно были присвоены номера 128, 277, 620, 752, 760. Так было положено начало организации Кличевского партизанского соединения. Его образование в июле 1942 г. санкционировал Военный совет Западного фронта. Руководить им стал командир 208-го партизанского отряда им. И.В.Сталина полковник В.И.Ничипорович, комиссаром — К.М.Яковлев, начальником штаба — В.М.Айрапетов. 208-й партизанский отряд возглавил В.А.Тихомиров.

Кличевское партизанское соединение явилось самой крупной группировкой парти­зан. Его отряды вели боевые действия в Кличевском, Белыническом, Бсрезинском, Оси-повичском. Кировском и Быховском районах Могилевской области, в Рогачевском и Журавичском районах Гомельской области.

Большую помощь партизанам в это время оказывал Военный совет Западного фрон­та На первый в Белоруссии партизанский аэродром доставляли патроны, тол, противо­танковые ружья, гранаты, мины. На Большую землю эвакуировали тяжелораненых бой­цов (см.: Всенародная борьба в Белоруссии против немецко-фашистских захватчиков в годы Великой Отечественной войны. В 3-х т. Минск, Беларусь, 1983, т. 1, с. 113, 208, 342, 409 443, 491, 586).


Докладная записка Ш£ВД СССР в ГКО о полученных данных о нахождении в окружении войск противника командования 2-й Ударной армии1 Волховского фронта3

По сообщению Особого отдела Н КВД Волховского фронта, от вышедших из окружения работников Особого отдела и командиров 2-й Ударной армии получены данные о нахождении в окружении командования этой армии.

1См. документы № 898, 951, 1014.

1Волховский фронт создан 17 декабря 1941 г. за счет сил левого крыла Ленин­градского фронта и резервов Ставки ВГК в составе 4, 52, 59 и 2-й Ударной армий и авиасоединений. В январе-апреле 1942 г. войска фронта вели тяжелые бои на любанском направлении. 23 апреля 1942 г. Ставка ВГК преобразовала Волховс­кий фронт в Волховскую оперативную группу войск, включив ее в состав Ленин­градского фронта, но уже 9 июня эта группа войск вновь была преобразована в Волховский фронт. В состав фронта кроме ранее входивших в него армий были включены 8-я и 54-я армии, а в августе — 14-и воздушная армия. В августе-сентябре 1942 г. войска фронта во взаимодействии с Ленинградским фронтов провели Синявинскую операцию, сорвав готовившийся план противника по зах­вату Ленинграда.


21 июля 1942г.

61

Военный совет 2-й Ударной армии, потеряв управление южной и за­падной фуппами войск, 23 июня с.г. принял решение вывести штаб армии в расположение 59-й армии1.

По приказу командующего армией генерал-лейтенанта Власова в этот же день были уничтожены все радиостанции, в результате чего была поте­ряна связь и с северной группой войск.

В 23 час. 23 июня Военный совет и штаб армии с командного пункта района Дровяное Поле перешли на командный пункт 57-й стрелковой бри­гады на восточный берег р. Глушица, ближе к месту прорыва частей про­тивника, а на другой день ночью вместе с сотрудниками Особого отдела, построившись в колонну, под прикрытием группы бойцов роты Особого отдела направились к выходу из окружения.

Не доходя р. Полисть, колонна сбилась с пути и, выдвинувшись север­нее, наткнулась на дзоты противника, которые открыли по ней пулемет­ный, артиллерийский и минометный огонь.

Возглавлявший передовое боевое охранение заместитель начальника Особо­го отдела НКВД армии Горбов2 согласно приказу командования боя не принял, отклонился вправо и продолжал двигаться вперед, вто время как члены Военно­го совета армии и группы командиров залегли в воронке и остались на месте.

Когда стихла стрельба, командующий армией Власов и начальник шта­ба армии полковник Виноградов1вернулись на командный пункт 382-й стрелковой дивизии и скрылись в лесу, а другие члены Военного совета и командиры разбрелись в разные стороны!

В частности, члены Военного совета армии Зуев4 и Лебедев5, начальник политотдела полковой комиссар Гарус6 и зам. начальника Особого отдела

1 Пятьдесят девятая армия сформирована в ноябре 1941 г. в Сибирском военном окру­ге. Первоначально в нее входили 366, 372, 374, 376, 378, 382-я сд, 78-я и 87-я кд, артилле­рийские, авиационные и другие части. После сформирования была передислоцирована в Архангельский военный округ, где вела оборонительные работы. С 17 декабря 1941 г. в состав Волховского, с 23 апреля по 8 июня 1942 г. и с 15 февраля 1944 г. в составе Ленин­градского фронта армия принимала участие в Ленинградской битве 1941 — 1944 гг.

2 Горбов Федор Трофимович — подполковник. С февраля 1942 г. — заместитель начальника ОО НКВД 2-й Ударной армии Волховского фронта. С ноября 1942 г. -заместитель начальника ОКР «Смсрш» 70-й армии Центрального фронта. 60-й армии 4-го Украинского фронта. С августа 1945 г. — зачислен в резерв ОКР «Смсрш» Кубанского военного округа на должность заместителя начальника ОКР «Смерш» армии. С ноября 1945 г. - в УКР «Смсрш» МВО.

1Виноградов Павел Семенович (1901-1942) - полковник (1938). В Красной Армии — с 1920 г. В июне 1941 г. — начальник штаба 25-го стрелкового корпуса. С августа 1941 г. — командир 292-й стрелковой дивизии, с ноября 1941 г. — 191-й стрелковой дивизии. В декабре 1941 г. назначен начальником штаба 4-й армии, в конце марта 1942 г. — 2-й Ударной армии. В июне 1942 г. пропал без вести.

1Зуев Иван Васильевич (1907—1942) — дивизионный комиссар (1941). В Красной Армии - с 1933 г. В июне 1941 г. — член военного совета 11-й армии. С декабря — член Военного совета 4-й армии. В марте 1942 г. назначен членом Военного совета 2-й Удар­ной армии. Погиб в июне 1942 г.

5Лебедев Николай Алексеевич (1903—1942) — бригадный комиссар. В июне 1941 г. -ответственный секретарь парткомиссии Орловского военного округа. С июля 1941 г. -секретарь парткомиссии политотдела 20-й армии, с сентября 1941 г. — военный комиссар Управления тыла той же армии. В феврале-мае 1942 г. - военный комиссар тыла Волхов­ского фронта. 22 мая 1942 г. назначен членом Военного совета 2-й Ударной армии. В июле 1942 г. пропал без вести.

' Гарус Иван Петрович (1906-1942) — бригадный комиссар (1942). В Красной Армии — с 1929 г. В июне 1941 г. — военный комиссар 92-й стрелковой дивизии. В декабре 1941 г. в

армии Соколов' примкнули к остаткам бойцов 382-й стрелковой дивизии, которыми командовал командир полка полковник Болотов2.

27 июня Зуев, Лебедев, Гарус и Соколов с отрядом бойцов численнос­тью до 600 человек двинулись вперед для выхода из окружения, но Болотов в пути в бою был тяжело ранен, управление отрядом потерял, и бойцы, попав под артиллерийский огонь противника, разбрелись по лесу, а часть бойцов сдалась в плен.

В лес также ушли члены Военного совета Зуев и Лебедев, зам. начальни­ка Особого отдела армии Соколов и начальник Новгородского райотдела НКВД Гришин3.

Направившись в разведку для установления местонахождения команду­ющего армией Власова с группой бойцов и командиров, Соколов и Гри­шин их нигде не нашли, вернулись обратно, но Зуева и Лебедева на месте также не застали и 5 июля с.г. вышли из окружения самостоятельно.

Из разговоров с командирами, фамилий которых Соколов не знает, ему известно, что Зуев якобы ранен.

Кроме того, Соколов, Гришин, а также вышедший из окружения начальник артснабжения 57-й стрелковой бригады Зубков4 заявили, что в их присутствии офицер связи Генштаба Хамов5, докладывая командиру

боях за Тихвин ранен, находился на излечении в госпитале. С февраля 1942 г — военный комиссар 259-й стрелковой дивизии В мае 1942 г. назначен начальником политотдела 2-й Ударной армии. Погиб в июне 1942 г.

1Соколов Андрей Иванович — подполковник (1943). С августа 1941 г. — заместитель начальника Особого отдела НКВД 34-й армии, он же начальник следственной части Северо-Западного фронта. С февраля 1942 г. — заместитель начальника Особого отдела НКВД 2-й Ударной армии Волховского фронта. С января 1943 г. — начальник ОО НКВД 43-й запасной стрелковой бригады Сибирского военного округа. С апреля 1944 г. -начальник ОКР «Смерш» 20-й запасной стрелковой дивизии Киевского военного окру­га. В марте 1946 г. уволен в запас по инвалидности с зачислением на учет военокомата.

гБолотов Иван Пахомович U902-I942) - в Красной Армии - с 1924 г. В июне 1941 г. — командир 77-го отдельного противотанкового дивизиона 92-й стрелковой дивизии. С февраля 1942 г. - заместитель командира 317-го стрелкового полка 92-й стрелковой дивизии. В марте 1942 г. назначен командиром 1238-го стрелкового полка 372-й стрелко­вой дивизии. Пропал без вести в конце июня 1942 г.

4Зубков Ни капор Степанович (1917-1942) - лейтенант (1942). В Красной Армии -с 1938 по 1940 г. и с июля 1941 г. Участник боев в районе р. Халхин-Гол. В июле-октябре 1941 г. — курсант Могилевского военно-пехотного училища. После окончания училища выбывает командиром взвода команды на фронт. В дальнейшем назначен командиром минометного взвода, а в апреле 1942 г. — командиром роты минометного батальона 57-й стрелковой бригады. Летом 1942 г. ранен, до октября 1942 г. находился на излечении в госпитале № 3122. С 5 октября 1942 г. - командир минометной роты 883-го стрелкового полка 193-й стрелковой дивизии. 3 октября 1942 г. погиб.

s Хамов Петр - лейтенант. В 1942 г. - офицер связи оперативного отдела 2-й Удар­ной армии. Пропал без вести в августе 1942 г

267-й стрелковой дивизии полковнику Потапову1 обстановку, сообшил, что Шашков2, начальник Особого отдела НКВД 2-й Ударной армии, будучи тяжело ранен, покончил жизнь самоубийством, а документы его были изъяты Хамовым. Тут же документы были переданы зам.начальни­ка Особого отдела Соколову, и последний их уничтожил. Хамов и Потапов из окружения не вышли.

Вышедший из окружения 8 июля начальник штаба 3-го батальона 57-й стрелковой бригады старший лейтенант Козырь5 сообщил, что от ко­мандира батальона связи 46-й стрелковой дивизии майора Розенберга4 (из окружения еще не вышел) ему известно, что генерач-лейтенант Вла­сов, начальник штаба армии Виноградов и командир 46-й стрелковой дивизии полковник Черный5 28 июня находились в лесу у р. Глушица.

' Потапов Павел Андреевич (1892-1944) — генерал-майор (1944). В Красной Армии -с 1919 г. Участник Гражданской войны. В июне 1941 г. - в распоряжении Военного совета Московского военного округа. С августа 1941г. — командир 1014-го стрелкового полка 288-й стрелковой дивизии. В январе-сентябре 1942 г. — заместитель, затем командир 267-й стрелко­вой дивизии. С октября 1942 г - командир 552-го стрелкового полка 141-й стрелковой дивизии, с ноября 1942 г. - командир той же дивизии. В феврале 194.1 г. назначен команди­ром 128-й стрелковой дивизии, в январе 1944 г. — 189-й стрелковой дивизии. Погиб 24 августа 1944г. в районе г.Элва (Эстония). Похоронен в г.Тарту (Эстония).

2Шашков Александр Георгиевич — майор (1941). С апреля 1941 г. — заместитель начальника УНКВД по Черновицкой области. С декабря 1941 г. — начальник Особо­го отдела 26-й армии Юго-Западного фронта, затем начальник ОО НКВД 2-й Удар­ной армии Волховского фронта.

В июне 1942 г. при окружении 2-й Ударной армии будучи тяжело ранен покон­чил жизнь самоубийством.

уКозырь Григорий Филиппович (1913-?) — майор (1943). В Красной Армии -с 1935 г. Участник советско-финляндской войны. Окончил курсы «Выстрел» (1945). В июне 1941 г. — помощник начальника штаба 593-го стрелкового полка 131-й стрелко­вой дивизии по разведке. В августе 1941 г. ранен, был в госпитале на излечении. С ноября 1941 г. — начальник штаба отдельного батальона охраны 2-й Ударной армии, с января 1942 г — начальник штаба 3-го отдельного стрелкового батальона 57-й стрелковой бригады, с сентября 1943 г. — в той же должности в 1077-м стрелко­вом полку 316-й стрелковой дивизии. В январе-апреле 1944 г. — на излечении в госпитале по ранению. В июне 1944 г. назначен преподавателем тактики 3-го Орд-жоникидзевского военно-пехотного училища. С февраля 1945 г. до конца Великой Отечественной войны — слушатель курсов «Выстрел». В послевоенные годы — пре подаватель тактики в военно-учебных заведениях Ставропольского округа. В июле

1946 г. уволен в запас. Награжден орденом Красной Звезды и медалями.

4 Командиром батальона связи 46-й стрелковой дивизии был майор Айзенберг, а не Розенберг, как указано в документе.

Айзенберг Борис Данилович (1906-1942) — майор (1942). В Красной Армии - с 1928 по 1938 г. и с 1940 г. В июне 1941 г. — помощник по связи начальника штаба 400-го стрелкового полка 89-й стрелковой дивизии. С июля 1941 г. — 844-го стрелкового полка 267-й стрелковой дивизии. В феврале 1942 г. назначен командиром отдельно­го батальона связи 46-й стрелковой дивизии. Пропал без вести в июне 1942 г.

5 Черный Федот Ефремович (1903—?) — полковник (1942). В Красной Армии — с 1925 г. В июне 1941 г. — помощник начальника отделения отдела укрепленных районов Гене­рального штаба Красной Армии. С июля 1941 г. — там же помощник начальника отдела Управления устройства тыла, вооружения и снабжения. С августа 1941 г. — помощник начальника отдела Главного управления тыла Генерального штаба Красной Ар­мии. В сентябре-ноябре 1941 г. — в распоряжении Военного совета Северо-Западного фронта. С декабря 1941 г. — начальник штаба, заместитель, затем командир 259-й стрел­ковой дивизии. В апреле 1942 г. назначен командиром 46-й стрелковой дивизии. 1 июля 1942 г. попал в плен противника. В 1945 г. освобожден советскими войсками, в декабре

1947 г осужден и лишен воинского звания.

14 июля германское радиовещение в сводке верховного командо­вания передало: «Во время очистки недавнего волховского кольца обнаружен в своем убежище и взят в плен командующий 2-й Удар­ной армией генерал-лейтенант Власов».

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л.Берия

ЦА ФСБ России

№ 1020

Директива НКВД СССР № 282 о мерах по розыску и аресту агентов немецкой военной разведки, прошедших обучение в Катыньской разведшколе

21 июля 1942 г.

Начальникам особых отделов НКВД фронтов,

7-й отдельной и резервных армий,

флотов, флотилий, военных округов и спецлагерей,

начальникам оперативных управлений НКВД СССР:

КРУ, ЭКУ, ТУ и 4-го Управления,

начальнику Управления войск НКВД по охране тыла

Действующей Красной Армии

За последнее время особыми отделами НКВД СССР арестовано несколько групп агентов германской военной разведки, прошедших обучение в Катыньской школе германских разведчиков и перебро­шенных в расположение частей Красной Армии.

В ночь на 1 июля с.г. на участке 5-й армии Особым отделом НКВД Западного фронта арестована группа германских шпионов в количе­стве 4 человек: бывший красноармеец 699-го противотанкового пол­ка Сафонов, бывший артист организованного немцами в г. Борисове «Белорусского народного дома» Коваленко, в прошлом трижды су­димый за уголовные преступления, бывший работник Борисовской электростанции Сушкевич и крестьянин Шишлов.

1Речь идет о немецкой разведшколе, которая первоначально размешалась в м.Печи вблизи г. Борисова, затем с февраля 1942 г. по апрель 1943 г. — в д. Катынь вблизи г. Смоленска, затем снова возвратилась в м. Печи. Называлась также Борисовской разведшколой.

Допросом этих шпионов установлено, что они были переброшены на нашу сторону с заданием разведать в районе Можайска расположение про­тивотанковых орудий, рвов, минированных полей, места концентрации наших танков и артиллерии и движение к линии фронта частей Красной Армии. Все они были вооружены германской разведкой русскими винтов­ками, револьверами «Наган» и снабжены фиктивными красноармейскими книжками и командировочными удостоверениями, что они якобы направ­ляются в Можайск: Коваленко, Сушкевич и Шишлов — в воинские части с особыми поручениями, а Сафонов — в райвоенкомат для принятия ново­го пополнения.

Особым отделом НКВД Калининского фронта в мае и июне с.г. аресто­вано 14 германских шпионов: жители Минска — Андронов и Зайцев, пос­ледний в прошлом судим за уголовные преступления, бывший командир Красной Армии капитан Харламов, бывший красноармеец Гульбис, быв­ший красноармеец 8947-го стрелкового полка Сидоров, бывший красноар­меец 1044-го стрелкового полка Лихачев, бывший красноармеец 8-й пара­шютно-десантной бригады Бекиров, бывший красноармеец 56-й мотодивизии 143-го танкового полка Комаров, бывший красноармеец 296-го стрелкового полка Штепа и др. На следствии арестованные показали, что, окончив Катыньскую школу разведчиков, они были переброшены гер­манской разведкой на нашу сторону под видом военнослужащих, бежав­ших из немецкого плена, и жителей территории, захваченной немцами, с заданием: Зайцев и Андронов — установить группировку наших войск в районе Оленино — Белый; Штепа — выяснить наличие частей Красной Армии в районе Старица — Калинин; Комаров — установить наличие ре­зервов наших войск на участках 39-й1, 41-й2 армий. Арестованный 20 июня с.г. Особым отделом Сталинградского военного округа бывший командир артдивизиона 545-го кап 51-го стрелкового корпуса 22-й армии ст. лейте­нант Топчий показал, что он был завербован германской разведкой во вре­мя нахождения его в плену, обучался в Катыньской, Борисовской и Крас­но-Борской разведывательных школах, а затем был снабжен германской разведкой поддельными документами и 5 февраля с.г. переброшен через линию фронта в тыл частей Красной Армии с заданием устроиться в одну из воинских частей для ведения шпионской работы.

При переходе линии фронта Топчий был задержан, направлен в спец­лагерь НКВД и после освобождения получил назначение на должность заместителя начальника школы среднего комсостава 4-й запасной артилле­рийской бригады, где и был разоблачен как агент германской разведки.

1 39-я армия сформирована в ноябре 1941 г. в Архангельском военном округе, подчи­нялась непосредственно Ставке ВТК. Первоначально в армию входили 357, 361, 369, 371, 377 и 381-я стрелковые дивизии, 76-я и 94-я кавалерийские дивизии, ряд отдельных частей. В декабре перегруппирована в район Торжка, включена в Калининский фронт и в его составе участвовала в Московской битве. В феврале — июне 1942 г. войска армии вели бои в полуокружении северо-западнее Вязьмы, а в июле — в полном окружении. В конце июля после выхода части войск армии из окружения она была расформирована.

2 41-я армия сформирована в мае 1942 г. на Калининском фронте на базе ряда опера­тивных групп. Первоначально включала 17-ю стрелковую дивизию, два гвардейских от­дельных минометных дивизиона и ряд других частей. До ноября 1942 г. войска армии обороняли рубежи западнее и юго-западнее г. Белый.

В феврале с.г. Особым отделом НКВД Брянского фронта были арес­тованы 3 германских шпиона: бывший красноармеец 6-й дивизии на­родного ополчения Митаев, бывший старший сержант артиллерийского зенитного дивизиона 21-й стрелковой дивизии Чертков и бывший воен­нослужащий 139-й стрелковой дивизии Черепов. На допросе арестован­ные показали, что были завербованы германской разведкой во время нахождения их в лагерях военнопленных, обучались в Катыньской школе разведчиков, а затем были переброшены через линию фронта в распо­ложение частей Красной Армии с заданием разведать группировку войск Красной Армии в районах Волхова, Зароща, Чернь, Спас-Демьянска и г.Кирова. Митаев, Чертков и Черепов были снабжены германской раз­ведкой поддельными документами: Митаев — справкой Орловской боль­ницы на вымышленную фамилию колхозника, якобы возвращающегося после лечения домой, Чертков и Черепов — красноармейскими книжка­ми и командировочными удостоверениями.

Управлением особых отделов НКВД СССР 17 мая с.г. арестован гер­манский шпион бывший начальник вещевого снабжения 188-й танковой бригады Фарафонов.

На следствии он показал, что был завербован германской разведкой во время нахождения его в плену, прошел обучение в Катыньской школе раз­ведчиков и 8 января с.г. без документов был переброшен на нашу сторону с заданием собрать сведения о частях Красной Армии, расположенных в районах Спас-Демьянска и г. Кирова.

Разоблаченные германские шпионы назвали ряд других известных им агентов разведки, подготовленных и переброшенных на нашу сторону.

Прилагая при этом список1 агентов, обученных в разведывательных шко­лах, переброшенных германской разведкой и намеченных к переброске в тыл частей Красной Армии

предлагаю:

принять меры к розыску и аресту этих разведчиков, а при аресте их немедленно сообщать в Управление особых отделов НКВД СССР.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

начальник Управления особых отделов Абакумов

ЦА ФСБ России

4 августа 1942 г. Военным трибуналом Калининского фронта Бскиров Нусре-дин Мсмстович, Гульбис Владимир Альфредович, Харламов Архип Родионович, Андронов Иван Филиппович, Зайцев Александр Кузьмич осуждены по ст. 58-16 УК РСФСР к высшей мерс наказания каждый.

12 августа 1942 г. Военным трибуналом Калининского фронта Сидоров Ми­хаил Александрович осужден по ст. 58-16 УК РСФСР к высшей мерс наказания. Военным трибуналом Калининского фронта от 12 августа 1942 г. высшая мера наказания заменена на 15 лет лишения свободы. Умер 14 марта 1943 г.

30 сентября 1942 г. Особым совешанием при НКВД СССР Топчий Петр Иг­натьевич осужден по ст. 58-16 УК РСФСР к высшей мере наказания.

1Список не публикуется.

Приказ НКВД СССР № 001534

0 мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника

в Тамбовской, Пензенской и Саратовской областях

22 июля 1942 г.

Для организации борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника распространить действие приказа № 00804 от 25 июня 1941 г.1 на Тамбовскую, Пензенскую и Саратовскую области.

Приказываю:

1 Начальникам УНКВД по Тамбовской, Пензенской и Саратовской областям организовать при городских и районных отделах (отделениях) НКВД истребительные батальоны по борьбе с парашютными десантами и диверсантами.

2. Назначить командиров истребительных батальонов в соответствии с п. 5 приказа НКВД № 00804 от 25 июня 1941 г.

3 Для руководства истребительными батальонами организовать при УНКВД штабы истребительных батальонов по прилагаемому штату2.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР Серов

ЦА ФСБ России

Необходимость издания настоящего приказа НКВД СССР диктовалась создавши­мися обстоятельствами военного времени в этом регионе. Сюда в 1941—1942 гг. из запад­ных районов страны было эвакуировано значительное число заводов, фабрик, выпускав­ших военную продукцию, людских ресурсов и материальных ценностей Эти и другие области становились главным военно-промышленным арсеналом СССР. Так, напри мер, только в г. Саратов были переброшены 80 предприятий и отдельных цехов, 100 тысяч человек, в Пензу — 12 промышленных предприятий и 35 тысяч человек.

Немецкая военная разведка абвер и Главное управление имперской безопасности в соответствии со стратегическими планами германского военного командования на 1942 г. наращивали усилия по подготовке и массовой заброске, как и в первые дни войны, в Действующую армию, прифронтовую полосу и глубокий тыл Советского Союза шпио­нов, диверсантов и террористов. Для выполнения этих задач были расширены действую­щие разведорганы и созданы 7 новых крупных абверкоманд и 15 абвергрупп, а также дополнительно организован ряд разведывательно-диверсионных школ. Вражеские спе­циальные службы направляли в советский тыл диверсионные группы и диверсантов-одиночек, ставили перед ними задачи по совершению диверсий на коммуника­циях, военных и промышленных объектах.

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 315.

2 Приложение не публикуется.

Органы НКВД придавали чрезвычайно важное значение борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника. В этих целях в названных областях прифронто­вой полосы были созданы истребительные батальоны, личный состав которых нес охра­ну важных народнохозяйственных объектов, вел борьбу с разведывательно-диверсион­ными группами и воздушным десантом врага. Издание данного приказа стало актуальным еще и потому, что линия фронта в середине июля 1942 г. значительно приблизилась к указанным в документе областям (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энцик­лопедия. М., 1985, с. 551, 634. 703; ЦА ФСБ России).

№ 1022

Сообщение НКВД СССР № 1330/Б в ГКО с изложением данных, полученных от резидента НКВД в Лондоне,

о предстоящей встрече Ф. Рузвельта и Шарля де Голля для обсуждения вопросов, касающихся положения во Франции, и об усилении внимания американцев к Африканскому театру военных действий1

22 июля 1942 г.

Наш резидент в Лондоне сообщает следующие агентурные дан­ные, исходящие из кругов американского посольства в Лондоне:

«В ближайшие дни по приглашению Рузвельта в Вашингтон выез­жает де Голль2 для обсуждения ряда вопросов, касающихся положе­ния во Франции, создавшегося в результате усиления прогитлеровс­кой деятельности правительства Лаваля1.

1 См. документы № 1004, 1005, 1012, 1016.

2 По всей видимости, имеется в виду встреча и беседа де Голля с представителями высшего командования американской армии и военно-морского флота, которые состо­ялись 23 июля 1942 г. На встрече присутствовали: генерал Д.Маршалл — начальник гене­рального штаба американской армии, адмирал Э.Кинг — главнокомандующий амери­канскими военно-морскими силами, генерал-лейтенант Д.Эйзенхауэр — главнокомандующий сухопутными силами США в Европе и три других генерала. В ходе беседы рассматривались вопросы, связанные с положением французских вооруженных сил, их численностью и вооружением, возможностью использования в борьбе против общего противника и др. Де Голль в ходе беседы высказался относительно открытия второго фронта и указал, что «с точки зрения союзной стратегии открытие второго фрон­та на Западе является настоятельной необходимостью» (см.: Шарль де Голль. Военные мемуары. Единство. 1942-1944 годы  М.: Изд. иностр. лит., 1960, т. 2, с. 399).

3 Лаваль Пьер (1883-1945) - премьер-министр Франции в 1931-1932 гг. и 1935-1936 гг.; в 1934—1935 гг. — министр иностранных дел. Сторонник «умиротворения» фашистских агрессоров. В 1942—1944 гг. — глава коллаборационистского правительства «Виши». В 1945 г казнен как изменник.

Целью предстоящих переговоров де Голля в США является составление плана мероприятий, направленных против подобного рода деятельности, а также принятие необходимых мер для укрепления позиций «свободных французов»1 в Экваториальной Африке.

В Вашингтоне полагают, что де Голль должен:

1. Укрепить свое правительство путем включения в национальный ко­митет некоторых влиятельных французских политических деятелей, бежав­ших в свое время из Франции в США.

2. Принять на себя командование французскими силами на Африканс­ком театре военных действий.

3. Совместно с американцами выработать план усиления позиций «сво­бодных французов» в Экваториальной Африке и в районе озера Чад свои­ми и американскими войсками.

4. Создать сеть аэродромов и другие коммуникационные линии для того, чтобы в случае необходимости можно было быстро провести концен­трацию сил для нападения на позиции противника в районе Дакара2 и в верховьях Нигерской равнины3.

5. Провести ряд мероприятий по координированию деятельности аме­риканской и французской разведок, особенно во Французской Северной Африке, что даст возможность установить там связь с движением «свобод­ных французов», действующих против правительства «Виши».

Все эти мероприятия вызваны уверенностью американцев в том, что немцы, как только увенчаются успехом'их наступательные операции на востоке (то есть будет отрезано снабжение СССР нефтью с Кавказа и Япо­ния будет втянута в войну с Советским Союзом), повернут свои войска в направлении Северо-Западной Африки. Американцы считают, что в этом случае главный удар немцев будет направлен против Касабланки4, Дакара и коммуникационных линий между этими пунктами.

Африканский театр военных действий, таким образом, приковы­вает сейчас к себе особое внимание американцев.

1Речь идет о патриотическом движении, ставившем целью борьбу за освобождение Франции от фашистских оккупантов, за национальную се независимость. Вначале оно именовалось «Свободная Франция» (с июня 1942 г. — «Сражающаяся Франция»). Пер­выми участниками этого движения были французские военнослужащие, находившиеся в Англии. Постепенно они стали притягательным центром всех французов, стремивших­ся к освобождению Родины. Осенью 1940 г. к организации примкнул ряд французских колоний (Камерун, Чад, Гобон и др.) и территорий, которые стали се опорной базой. К осени 1940 г. «Свободная Франция» располагала вооруженными силами (35 тысяч чело­век). Возглавлялось движение генералом Ш. де Голлем. Последний 26 сентября 1941 г. был признан Советским правительством «руководителем всех свободных французов, где бы они ни находились». Руководящий орган — Французский национальный комитет — в конце 1942 г. направил в СССР группу летчиков, позднее преобразованную в авиаполк «Нормандия-Неман». В 1943-1944 гг. ФНК был преобразован в Французский комитет национального освобождения (см.: История Второй мировой войны 1939—1945. В 12 т. М., 1974, т. 3, с. 148; Советский энциклопедический словарь. М., 1981, с. 1271; Советская историческая энциклопедия. М., 1971, т. 13, с. 759).

' Дакар — столица Сенегала. Расположена на полуострове Зеленый Мыс. Один из важнейших промышленных, транспортных и торгово-финансовых центров Западной Африки.

3Нигерская равнина находится на территории республики Нигер в Западной Африке. 4Касабланка — город на северо-западе Марокко. Административный центр префек­туры Касабланка. Порт в Атлантическом океане.

Указывают далее, что Донован во время своего недавнего пребыва­ния в Англии уделил много внимания вопросу расширения и активиза­ции разведывательной работы в Северо-Западной Африке, куда он по­слал несколько опытных разведчиков.

В их донесениях указывается следующее:

1. Средиземноморско-Нигерская железная дорога строится успеш­но, полотно проложено далеко за Колон-Бешар1.

2. Наблюдается переброска морским путем специально приспособ­ленных к работе в местных условиях быстроходных паровозов, в каче­стве топлива для которых используется ореховое масло. Немцы уже готовятся к открытию движения по дороге.

3. Отмечается концентрация большого количества вагонов в северо­африканских портах, особенно в Оране2.

4. По указанию немцев проводится ряд мероприятий для улучшения аэродромной сети в этом районе».

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

НА ФСБ России

№ 1023

Записка НКВД СССР № 17/3593 в Главный морской штаб ВМФ СССР о необходимости строгого соблюдения установленных правил при заходе британских и американских военных кораблей в северные порты' Советского Союза

22 июля 1942 г.

С начала войны северные порты Советского Союза стали посещать бри­танские и американские военные корабли".

В соответствии с «Временными правилами для иностранных военных кораблей, посещающих воды СССР», объявленными в «Извещении мо­реплавателям», № 5, 1938 г., прием иностранных военных кораблей возла­гается на старшего морского начальника, который регулирует все вопросы, связанные с пребыванием кораблей в водах СССР.

1 Колон-Бсшар — город в Алжире.

2 Оран — город на северо-западе Алжира. Административный центр вилайя Оран. Крупнейший транспортный и торгово-промышленный центр.

3 Имеются в виду города Архангельск, Северодвинск, Мурманск. * См. т.2 настоящего сборника, документы № 661, 695, 702.

По имеющимся у нас данным. Беломорская поенная флотилия не вы­полняет указанные «Временные правила», подтверждением чему служит следующее:

а) несмотря на обращение командования Архангельского пограничного отряда, Беломорская военная флотилия не создала должного режима в от­ношении иностранных военных кораблей и их экипажей;

б) для регулирования отношений с командованием иностранных воен­ных кораблей Беломорская военная флотилия выделила только одного офицера связи, который не в состоянии охватить все корабли:

в) иностранные военные корабли не охраняются, сход на берег и пропуск на корабли никем не регулируются, вследствие чего иностранные военные моряки могут бесконтрольно уходить в город в любое время и в любом коли­честве и возвращаться на свой корабль, когда им заблагорассудится;

г) во время нахождения в городе иностранные военные моряки зани­маются пьянством и мелкой контрабандой, завязывают связи с местным населением;

д) к иностранным военным кораблям бесконтрольно подходят катера и шлюпки с разными пассажирами, а около стоянок военных кораблей все­гда находится много советских граждан, главным образом подростков, по­купающих у моряков на советские деньги различные предметы. Борьбы с этим никто не ведет.

Просим распорядиться об устранении всех этих ненормальностей.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

генерал-майор Аполлонов

ЦА ФСБ России

№ 1024

Сообщение закордонного агента НКВД СССР о позиции англичан по вопросу открытия второго фронта в Европе

23 июля 1942 г.

За последнее время ни один из тех, кто занимает какой-либо официальный пост в Англии, не высказывает надежд на открытие второго фронта в 1942 г.1

Те, кто раньше высказывался в пользу выступления на континен­те, начали сомневаться в его возможности и повторять аргументы противников второго фронта.

1См. т. 2 настоящего сборника, документ № 635, а также документы № 1004, 1005, 1008, 1012.

Бывший парламентский вице-министр авиации Уилфрид Роберте1, ре­шительно настроенный в пользу второго фронта, ныне очень подавлен происходящими событиями.

Фредерик Ку, наиболее осведомленный американский корреспондент в Англии, уверен, что 1942 г. не будет ознаменован открытием второго фронта. Более того, он предполагает, что налеты на Германию и деятель­ность ударных групп на побережье континента будут сокращены и Анг­лия и Америка сконцентрируют все свое внимание на борьбе с подлодка­ми в Атлантическом океане. По мнению Ку, большинство самолетов будет использовано для установки минных полей и бомбежки баз подлодок в течение остающихся летних месяцев.

Ку также утверждает, что большинство американского комсостава не только никогда не помышляло о втором фронте в этом году, но даже не считало его осуществление возможным. Сам генерал Маршалл в действительности ни­когда не думал об открытии второго фронта, а просто считал упоминание о нем лучшим тактическим приемом, способствующим сковыванию в Запад­ной Европе возможно большего количества немецких войск.

Те, кто раньше высказывался против второго фронта, считая его несво­евременным (содержательница политического салона и агент-информатор ЦК Консервативной партии леди Галифакс2, министр информации Брен-ден Брэкен1и другие), заявляют теперь с почти полной определенностью, что второй фронт в 1942 г. открыт не будет.

Парламентский вице-министр информации Рональд Три, который все­гда высказывался против самой идеи второго фронта, готов теперь даже поспорить, что второго фронта в 1942 г. не будет.

Виктор Казалет4заявил 16 июля, что второй фронт невозможен и в этом году создан не будет.

Исполняющий обязанности руководителя американской секции англий­ского министерства информации Фрэнк Дэрвэлл5 уверяет, что открытие вто­рого фронта в этом году невозможно и неправильно и он будет создан не раньше весны 1943 г., поскольку еще нет вооружения и обмундирования для солдат и надо устранить угрозу судоходству в Атлантике, что надо сделать в пер­вую очередь. Дэрвэлл считает, что даже при наихудшем для русских исхо­

1 Роберте Уилфрид (1900-?) - образование получил в Грсшамз Скул и Беиллиол — колледже Оксфордского университета. В 1940 г. — помошник парламентского партийно­го организатора Либеральной партии, личный парламентский секретарь министра Арчи­бальда Синклера. С августа 1941 г. по март 1942 г. — министр авиации. Член Либеральной партии. Член парламента с 1935 г. по 1950 г. от Норт-Кембсрленда. В 1956 г. вступил в Лейбористскую партию.

2 Галифакс Дороти Эвелин Аугуста, урожденная Онслоу. С 1909 г. — жена лорда Галифакса Эдуарда, видного государственного деятеля Великобритании, в 1940-1946 гг. - посла Великобритании в США. Леди Галифакс с 1946 г. занимала пост при дворе королевы-матери Елизаветы, была отмечена рядом английских наград.

3 Брэкен Брендсн (I901-?) - с 1929 г. — член парламента избирательного округа Норт Паддингтон Великобритании. С 1940 г. - тайный советник и парламентский личный сек­ретарь премьер-министра Черчилля. С 1941 г. — министр информации Великобритании.

4 Казалет Виктор — майор английской армии, член парламента Великобритании, ярый антисоветчик. Являлся сторонником договоренности между Англией и фашистс­кой Германией.

s Дэрвэлл Фрэнк Онглей — в 1939—1945 гг. — заместитель директора американского отдела министерства информации Англии.

де (то есть если они отступят до Урала) они все равно будут существовать, пусть даже с одной группой армии вместо трех, что позволит им оттянуть на себя достаточное количество германских войск и обеспечить тем самым ус­пешное вторжение союзников на континент.

Начальник особых войск («коммандос») лорд Маунтбеттен1 не только решительно настроен против открытия второго фронта раньше весны 1943 г., но и высказывается против организации в широком масштабе рейдов на побережье континента в течение оставшегося времени. Маунтбеттен почти не скрывает того, что второй фронт в 1942 г. открыт не будет.

Целый ряд видных по занимаемому положению англичан придерживают­ся мнения, что о втором фронте нечего и думать, прежде чем будет переброшен в Англию по крайней мере миллион американцев. Их общее количество не пре­вышает пока 200тысяч человек. При существующих масштабах перебросок потребуется очень длительное время, прежде чем необходимое количество аме­риканских войск будет сконцентрировано на английских островах.

Что касается английских войск, необходимых для открытия второго фрон­та, то они длительное время занимались тренировкой, сейчас вооружены и готовы к выступлению. Однако решение о времени создания второго фронта стало политическим вопросом. Даже если Черчилль согласился в Вашинг­тоне на открытие второго фронта в этом году, ему ни в коем случае нельзя доверять. В нужный момент он может отказаться от принятого решения, сославшись на большие потери тоннажа в Атлантике, на бедственное поло­жение на Среднем Востоке, на отсутствие достаточного количества воору­жения и так далее. В деле открытия второго фронта Черчилль будет отделы­ваться проволочками до того момента, который он всегда имел в виду, то есть до 1943 г.

Архив СВР России

№ 1025

Сообщение закордонного агента НКВД СССР о позиции У. Черчилля по вопросу открытия второго фронта в Европе'

24 июля 1942 г.

15 июля Черчилль созвал закрытую пресс-конференцию редакторов круп­ных оппозиционных газет, на которой было зачитано правительственное со­

1Маунтбеттен Луис — английский военный и государственный деятель. В начале 2-й мировой войны командовал отрядом по борьбе с немецкими подводными лодками, авианосцем, с 1942 г. — командующий отрядами «коммандос».

' См. т. 2 настоящего сборника, документ № 635, а также документы № 1004, 1005, 1008, 1012.

общение о положении с морским тоннажем. После этого один из присутству­ющих задал Черчиллю вопрос, будет ли в этом году открыт второй фронт. Чер­чилль ответил буквально следующее: «Мне известно, что русские хотели бы видеть нас во Франции, да и сами мы хотели бы там быть. Однако сам по себе тот факт, что русские страдают, совсем не означает, что мы тоже должны стра­дать. Мы должны заставить страдать противника».

Этот ответ всеми присутствующими истолкован в том смысле, что никаких операций по открытию второго фронта в ближайшее время не предполагается.

Несколькими днями раньше министерство информации Англии разос­лало в редакции всех крупных английских газет секретный циркуляр, в котором газетам предлагалось руководствоваться на будущее тем, что анг­ло-советский договор 1942 г.1совсем не обязывает Великобританию откры­вать второй фронт в 1942 г. Одновременно газетам было категорически запрещено истолковывать факт прибытия американских войск в Великоб­ританию как имеющий какое-либо отношение к созданию второго фронта.

Архив СВР России

1026

Сообщение закордонного агента НКВД СССР о высказываниях лорда У. Бивербрука относительно перспектив англо-советского сотрудничества и открытия второго фронта в Европе'

24 июля 1942 г.

Лорд Бивербрук считает, что создание второго фронта в Европе не явля­ется истинным намерением английского кабинета. Во всем кабинете только Идеи высказывается в пользу создания второго фронта и тесного англо­советского сотрудничества. Сторонником этого рода политики также явля­ется Крэнборн1, но он, присутствуя на заседаниях военного кабинета, ни­когда не высказывался в ее пользу и не выражал публично свои взгляды по данному вопросу.

1Речь, по всей видимости, идет о договоре от 26 мая 1942 г. между СССР и Соединенным Королевством Великобритании о союзе в войне против гитлеровс­кой Германии и ее сообщников в Европе и сотрудничестве и взаимной помощи после войны.

1См. т. 2 настоящего сборника, документ № 635, а также документы № 1004, 1005, 1008, 1012, 1025.

3Крэнборн Роберт Артур Джеймс Сссиль — член кабинета министров Вели­кобритании, министр по делам колоний и лидер Палаты лордов.

Объяснение тому факту, что некоторые вице-министры, военные спе­циалисты и политики иного рода так сильно настроены против второго фронта, Бивербрук видит в том, что только немногие хотят уничтожить сильное немецкое государство на континенте. Большинство же из них не­достаточно умны, чтобы понять свой собственный интерес. Все подобного сорта лица живут в мире иллюзий и цепляются за старые идеи. Они заняты больше вопросами тарифов и налогов. Если в Германии лица, у которых недостаточны для понимания происходящего умственные способности, консультируются у астрологов1, то в Англии подобный сорт людей занят созданием схем послевоенного мира в соответствии с их собственными концепциями.

Архив СВР России

№ 1027

Приказ народного комиссара обороны Союза ССР № 227 о принятии мер по укреплению порядка и повышению дисциплины в войсках

28июля1942г.

Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большмим для него потерями, лезет вперед, рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население.

Бои идут в районе Воронежа на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами.

Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россош, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Часть войск Южного фронта2, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои зна­мена позором.

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Крас­

1 Имеется в виду пристрастие А.Гитлера и его приближенных к предсказани­ям астрологов в отношении судьбы Германии во Второй мировой войне.

2 28 июля 1942 г. Южный фронт был расформирован, а его войска переданы Северо-Кавказскому фронту.

ную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угне­тателей, а сама утикает на восток. Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения, и что хлеба у нас всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам. Каждый ко­мандир, красноармеец и политработник должен понять, что наши сред­ства небезграничны. Территория Советского государства — это не пусты­ня, а люди — рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети, территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, — это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги.

После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территорий, стало быть, намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более деся­ти миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значить загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину. Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеет возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке.

Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо, если не прекратим отступления, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог. Из этого следует, что пора кончить отступать. Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв. Надо упорно, до последней капли крови защищать каждую позицию, каждый метр совет­ской территории, цепляться за каждый клочок советской земли и отста­ивать его до последней возможности.

Наша Родина переживает тяжелые дни. Мы должны остановить, а затем отбросить и разгромить врага, чего бы это нам ни стоило. Немцы не так сильны, как это кажется паникерам. Они напрягают последние силы. Выдержать их удар сейчас, в ближайшие несколько месяцев, — это значит обеспечить за нами победу.

Можем ли выдержать удар, а потом и отбросить врага назад? Да, можем, ибо наши фабрики и заводы в тылу работают теперь прекрасно и наш фронт получает все больше и больше самолетов, танков, артил­лерии, минометов.

Чего же у нас не хватает? Не хватает у нас порядка и дисциплины в ротах, батальонах, полках, дивизиях и танковых частях, в авиаэскадрильях. В этом теперь наш главный недостаток. Мы должны установить в нашей армии строжайший порядок и железную дисциплину, если мы хотим спа­сти положение и отстоять нашу Родину. Нельзя терпеть дальше команди­ров, комиссаров, политработников частей и соединений, которые само­вольно оставляют боевые позиции. Нельзя терпеть дальше, когда команди­ры, комиссары и политработники допускают, чтобы несколько паникеров определяли положение на поле боя, чтобы они увлекали в отступление других бойцов и открывали фронт врагу. Паникеры и трусы должны ис­требляться на месте. Отныне железным законом дисциплины для каждого командира, красноармейца, политработника должно являться требование — ни шагу назад без приказа высшего командования.

Командиры рот, батальонов, полков, дивизий, соответствующие комис­сары и политработники, отступающие с боевой позиции без приказа свы­ше, являются предателями Родины. С такими командирами и политработ­никами поступать надо как с предателями Родины. Такой призыв нашей Родины. Выполнить этот призыв — значит отстоять наши земли, спасти Родину, истребить и победить ненавистного врага.

После своего зимнего отступления под напором Красной Армии, когда в немецких войсках расшаталась дисциплина, немцы для восста­новления дисциплины приняли некоторые суровые меры, приведшие к неплохим результатам. Они сформировали более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или не­устойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи.

Они сформировали далее около десятка штрафных батальонов из командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, лишили их орденов, поставили их на еще более опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи. Они сфор­мировали, наконец, специальные отряды заграждения, поставили позади неустойчивых дивизий и велели им расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиции и в случае попытки сдаться в плен. Как известно, эти меры возымели свое действие. Теперь немецкие войска дерутся лучше, чем они дрались зимой. И вот получа­ется, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, хотя у них нет возвышенной цели — защиты своей Родины, а есть лишь одна грабитель­ская цель — покорить чужую страну. А наши войска, имеющие возвы­шенную цель — защиту своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого поражения.

Не следует ли нам поучиться в этом деле у наших врагов, как учились в прошлом наши предки у врагов и одерживали потом над ними победу. Я думаю, что следует.

Верховное Главное Командование приказывает:

1. Военным советам фронтов и, прежде всего, командующим фронтами:

а. Безусловно, ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда.

б. Безусловно, снимать с поста и направлять в Ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронтом.

в. Сформировать в пределах фронта от одного до трех (см. по обста­новке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять сред­них и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.

2. Военным советам армий и, прежде всего, командующим армиями:

а. Безусловно, снимать с постов командиров и комиссаров корпусов и дивизий, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования армии, и направлять их в военный совет фронта для предания военному суду.

б. Сформировать в пределах армии 3—5 хорошо вооруженных заградитель­ных отряда1 (до 200 человек в каждом), поставить их в непосредственном тылу неустойчивых дивизий и обязать их в случае паники и беспорядочного отхода частей дивизии расстреливать на месте паникеров и трусов и тем самым по­мочь честным бойцам дивизии выполнить свой долг перед Родиной.

в. Сформировать в пределах армии от 5 до 10 (смотря по обстановке) штраф­ных рот (от 150 до 200 человек в каждой), куда направлять рядовых бойцов и младших командиров, провинившихся в нарушении дисциплины по трусо­сти или неустойчивости, и поставить их на трудные участки армии, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления перед Родиной.2

3. Командирам и комиссарам корпусов и дивизий:

а. Безусловно, снимать с постов командиров и комиссаров полков и батальонов, допустивших самовольный отход частей без приказа команди­ра корпуса или дивизии, отбирать у них ордена и медали и направлять их в военные советы фронта для предания военному суду.

б. Оказывать всяческую помощь и поддержку заградительным отрядам армии в деле укрепления порядка и дисциплины в частях.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, ко­мандах, штабах.

Народный комиссар обороны И.Сталин

ЦА ФСБ России

Во исполнение настоящего приказа народный комиссар юстиции СССР и Прокурор СССР 31 июля 1942 г. издали директиву № 1096. В ней квалифицируются действия командиров, комиссаров и политработников, привлеченных к суду за самовольное от­ступление с боевой позиции без приказа вышестоящих командиров и пропаганду

1Приказом № 227 окончательно закреплялись ранее принятые установки по форми­рованию заградительных отрядов. Как известно, идея их создания в частях и соединени­ях Красной Армии впервые была высказана в докладной записке командующим Брянс­ким фронтом А.И.Еременко (см. документ № 529) и реализована приказом Ставки Верховного Главнокомандования № 001919 (см. документ № 550). Действия загради­тельных отрядов в 1941 г. ограничивались пределами дивизий, где они и формировались.

!Срок пребывания в штрафных подразделениях определялся приказом по полку: до грех месяцев либо до ранения в бою, совершения подвига, представления к награде. Вопрос о досрочном снятии судимости военные трибуналы рассматривали прямо в рас­положении штрафных рот и батальонов, а нередко в госпиталях и лазаретах, поскольку судимость смывали своей кровью.

дальнейшего отступления частей Красной Армии, и определяются сроки расследования згой категории дел.

Директивой № 1096 от 31 июля определялось:

• 1. Действия командиров, комиссаров и политработников, привлеченных к военному суду командующими и военными советами фронтов за самовольное отступление с боевой позиции без приказа вышестоящих командиров, квалифицировать по ст. 58-1 «б» УК.

Расследование по этим делам проводить в срок 48 часов.

2. Действия лиц, преданных суду военного трибунала за пропаганду дальнейшею отступления частей Красной Армии, квалифицировать по ст. 58-10, ч. 2, УК РСФСР.

3. Военным прокурорам и председателям трибуналов принять решительные меры по оказанию командованию и политорганам реальной помощи к выполнению задач, по­ставленных в приказе народного комиссара обороны» (см : Сборник законодательных и нормативных актов о репрессиях и реабилитации жертв политических репрессий. М.: Республика, 1993, с. 41).

После издания приказа НКО № 227 были сформированы штрафные батальоны (для офицеров) и штрафные роты (для рядовых). Правовой статус для лиц, зачисленных в эти части, определялся специальными положениями, утвержденными приказом НКО № 298 от 28 сентября 1942 г.

16 октября 1942 г. был издан приказ НКО № 323 «О направлении в штрафные части военнослужащих, осужденных военными трибуналами с применением отсрочки испол­нения приговора до окончания войны».

В секретном приказе НКО № 0413 предписывалось командирам полков, дивизий и им равных частей «направлять своей властью в штрафные роты лиц сержантского и рядового состава за некоторые виды преступлений». К их числу были отнесены: самовольная отлуч­ка, дезертирство, неисполнение приказания, кража военного имущества, нарушение ус­тавных правил караульной службы и иные воинские преступления. Начальники гарнизо­нов, кроме того, могли направлять в штрафные роты задержанных дезертиров.

Приказ НКО № 227 был издан в условиях резкого обострения стратегической обста­новки на советско-германском фронте в результате неудачных боев советских войск в Крыму, под Харьковом, Воронсжом и в Донбассе. Немецко-фашистские войска на юго-западном направлении стремительно продвигались к Волге и Северному Кавказу. Советс­кие войска отступали с тяжелыми боями, оставляя врагу богатые промышленные и сельс­кохозяйственные районы. Это отрицательно повлияло на боеспособность советских войск. Приказ охарактеризовал опасность сложившейся обстановки и требовал от войск усилить сопротивление врагу и остановить его продвижение. Приказ сыграл большую роль в повы­шении стойкости советских войск и в создании перелома в ходе боевых действий. Созна­ние нависшей нал Родиной смертельной опасности придало советским войскам новые силы и укрепило их боевую стойкость. Главный призыв приказа «Ни шагу назад!» стал девизом каждой воинской части, каждого бойца и командира.

Сообщение закордонного агента НКВД СССР об оказании немцами давления на Японию с требованием ужесточить антисоветский курс и о переброске отборных немецких войск из Западной Европы на восточный фронт'

29 июля 1942 г.

Посетивший Берлин японский военный атташе в Стокгольме утверждал в начале июля, что немцы в резкой форме поставили перед Японией вопрос о том, что если она не имеет возможности объявить войну Советскому Союзу, то должна в отношении его по крайней мере занять более агрессивную позицию.

Как понял из своих разговоров в Берлине с представителями германс­кого генерального штаба японский военный атташе, немцы не верят в то, что Англия и Америка откроют в 1942 г. операции на континенте, и поэто­му перебросили самые лучшие войска из Франции, Бельгии и Голландии на восточный фронт2, оставив в этих странах только 30 дивизий. Эти диви­зии состоят или из потрепанных на восточном фронте частей, находящих­ся в этих странах на отдыхе и перегруппировке, или из контингентов стар­ших призывных возрастов, вновь мобилизованных в 1941 — 1942 гг.

Архив СВР России

№ 1029

Директива НКВД СССР № 305 о принятии мер по жалобам, связанным с работой органов военной цензуры

30 июля 1942 г.

В целях своевременного принятия надлежащих мер по жалобам, свя­занным с работой органов военной цензуры и отдельных цензоров'',

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 584.

2 К лету 1942 г. на советско-германском фронте гитлеровское командование сосредо­точило 237 дивизий (см.: Дипломатический словарь. В 3-х томах М., 1984. т. 1. с. 229).

3 Директива была разослана комиссарам внутренних дел союзных и автономных респуб­лик, начальникам УНКВД краев и областей и начальникам особых отделов фронтов и армий.

4 См. т. 2 настоящего сборника, документы № 373. 398. а также документ № 991.

предлагается:

1. По всем заявлениям, поступающим в отделение военной цензуры от граждан с жалобами на неудовлетворительную работу военной цензуры, немедленно производить расследование или проверку и весь материал вме­сте с объяснением начальника отделения и заключением о мерах взыска­ния в отношении виновников направлять во 2-й спецотдел НКВД СССР.

2. Запретить начальникам отделений военной цензуры без санкции нар­кома внудел республики, начальника управления или начальника особого отдела соответственно вступать в какую-либо переписку с авторами писем или лицами, обращающимися с жалобами.

3. В случае отсутствия в письмах каких-либо упомянутых в текстах вло­жений (денег или других предметов), равно как и при необходимости изъя­тия для пересылки обеспеченным путем каких-либо документов (паспорта, партбилеты, комсомольские билеты), в письма вкладывать краткие справ­ки, скрепленные номером цензора, обрабатывавшего письмо.

Тексты таких записок должны быть санкционированы наркомами внут­ренних дел республик, начальниками УНКВД или начальниками особых отделов фронтов—армий соответственно.

С настоящим циркуляром ознакомить всех работников военной цензуры.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

ЦА ФСБ России

№ 1030

Сообщение НКВД СССР № 1385/Б в ГКО с изложением данных, полученных от резидента НКВД в Лондоне, о позиции кабинета министров Англии по вопросу открытия второго фронта'

30июля1942г.

Наш источник в Лондоне в беседе с лордом Бивербруком выяснил следующее.

Черчилль действительно предлагал Бивербруку пост министра в воен­ном кабинете, но Бивербрук от этого предложения уклонялся.

По его мнению, во всем кабинете имеется только один человек — Идеи, высказывающийся в пользу создания второго фронта и тесного англо-совет­

1См. т. 2 настоящего сборника, документ № 635, а также документы № 1004, 1005, 1008, 1012. 1025, 1026.

ского сотрудничества. (Лорд Крэнборн также является сторонником этой поли­тики, но он никогда не выражал открыто своих взглядов по этому вопросу.)

Таким образом, войдя в кабинет, Бивербрук остался бы в меньшинстве и был бы вынужден в силу «коллективной ответственности» отказаться от идеи второго фронта.

Вместе с тем занятие им поста министра могло бы создать у английского народа ошибочное впечатление, что Бивербрук, известный своими намере­ниями немедленно создать второй фронт, решил войти в кабинет, будучи уверен­ным в согласии кабинета открыть второй фронт в приемлемый для Советского Союза момент, в то время как это не является истинным намерением кабинета.

Черчилль же именно потому и добивается возвращения Бивербрука в ка­бинет, что он желает не только навязать ему «коллективную ответственность», но и укрепить свои собственные позиции в глазах общественного мнения.

Бивербрук считает своей задачей сделать все от него зависящее для того, чтобы склонить британское правительство к скорейшему открытию второ­го фронта, и заявил, что не войдет в его состав до тех пор, пока вопрос о создании второго фронта не будет решен положительно.

Бивербрук заметил, что, если бы второй фронт был открыт еще в про­шлом году, Германия была бы уже разгромлена.

В отношении англо-советского договора Бивербрук считает, что глав­ным его недостатком является заявление о том, что обе договаривающиеся стороны признали необходимость создания второго фронта. Это заявление дало английскому народу основание предполагать, что правительство Анг­лии согласилось hj открытие второго фронта и даже, больше того, услови­лось с Советским правительством о месте и времени его создания Биверб­рук считает необходимым побудить общественное мнение к более решительному предъявлению требований об открытии второго фронта.

Бивербрук отметил, что еще в начале 1942 г. он предлагал послать в Советский Союз дополнительно (сверх обещанного количества) 500 танков и 500 самолетов, когда это было удобно сделать в условиях арктической ночи, и указал на теперешние затруднения с посылкой конвоев. В то время только Идеи поддерживал его предложения. При этом Бивербрук подчерк­нул хвастовство Литтлтона по поводу поставок Советскому Союзу 2000 танков, указав, что подобное количество представляет всего лишь 5 про­центов от общей потребности СССР в этом виде вооружения. Бивербрук выразил мнение, что Англия должна была бы непрерывным потоком на­правлять в СССР все необходимое вооружение.

Бивербрук заявил, что некоторые вице-министры, военные специали­сты и ряд политиков очень сильно настроены против второго фронта, и приходит к выводу, что только немногие действительно желают уничто­жения сильного немецкого государства. Бивербрук признался, что он сам до недавнего времени жил в мире старых идей, но в настоящее время пришел к выводу о необходимости создания нового мира, понимая, что старый мир изжил себя окончательно. По его мнению, все существую­щие в настоящее время в Англии планы разрешения послевоенных про­блем являются чепухой, и если в Германии люди с недостаточными умственными способностями консультируются у астрологов, то в Англии подобные люди заняты сейчас созданием своих собственных схем «пос­левоенного мира».

В настоящее время в Лондоне находятся недавно прибывшие секретарь Рузвельта Стив Эрли, генерал Маршалл и Гарри Гопкинс'.

По словам Бивербрука, Гопкинс2 является сторонником второго фрон­та и лучшим другом Советского Союза среди всех американцев, занимаю­щих влиятельные посты, Эрли, хотя и твердолобый консерватор, все же может оказать известное давление в пользу создания второго фронта.

Кроме указанных лиц в Лондоне находится также Буллит3, который является врагом СССР и Англии и от которого не следует ожидать ничего хорошего. Он часто встречается с Черчиллем и начальниками штабов.

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

ЦА ФСБ России

№ 1031

Сообщение закордонного агента НКВД СССР о решении правительства Великобритании не открывать второго фронта в Европе в 1942 г;

31 июля 1942 г.

Военный комитет Англии на своем заседании 25 июля принял решение второго фронта в этом году не открывать.

Архив СВР России

Решение о создании второго фронта было достигнуто и ходе переговоров между СССР, США и Англией, состоявшихся еще в мае-июне 1942 г. в Лондоне и Вашингтоне.

1 Последние прибыли в Лондон 16 июля, а возвратились обратно в Вашингтон 27 июля 1942 г. В составе этой делегации также был адмирал Эрнест Дж. Кинг — начальник главного штаба военно-морских сил США (с 26 марта 1942 г.). 29 июля 1942 г. Черчилль в своем послании Рузвельт)' сообщал о направлении И.Сталину памятной записки, в которой он заявлял: «Мы ведем приготовления для высадки на континенте в августе или сентябре 1942 г. Невозможно сказать заранее, будет ли обстановка подходящей, чтобы сделать эту операцию выполнимой, когда настанет время. Поэтому мы не даем обеща­ния по данному вопросу. Однако, если только эта операция покажется надежной и ра­зумной, мы без колебаний осуществим ее». Решение о неоткрытии второго фронта в 1942 г. военным комитетом Англии было принято 25 июля 1942 г. (см.: Тайны истории. Секретная переписка Рузвельта и Черчилля в период войны. М.: Терра, 1995, с. 265).

2 Гопкинс Гарри Ллойд (1890—1946) — американский государственный деятель. В 1938 1940 гг. — министр торговли США. В 1941 — 1945 гг. — советник, специальный по­мощник и личный представитель президента США.

' Буллит Уильям Кристиан — американский дипломат и журналист, в 1942—1943 гг. -специальный помощник морского министра США.

' См. т. 2 настоящего сборника, документ № 635, а также документы № 1004, 1005, 1008, 1012, 1025, 1026. 1030.

Переговоры завершились принятием совместного коммюнике (12 июня 1942 г.), в кото­ром указывалось, что «достигнута полная договоренность в отношении неотложных за­дач создания второго фронта в Европе в 1942 г.» США и Великобритания были заинте­ресованы в победе над фашистской Германией. Однако правящие круги Великобритании и США уклонились от выполнения своих обязательств. Открывать второй фронт недо­статочными, с их точки зрения, силами и в известной мере рисковать ими ради облегче­ния борьбы Советского Союза — своего союзника и в то же время идеологического противника — они не хотели. В результате англо-американиы избрали стратегию пери­ферийных действий, ожидая решающего изменения сил в свою пользу.

Этим, главным образом, можно объяснить ту двойственную политику руководителей США и Великобритании, которую они вели во взаимоотношениях с СССР по вопросу об открытии второго фронта на протяжении всего 1942 г. Под всякими предлогами они уклонялись от вторжения крупными силами на Европейский континент в то время, когда Советские Вооруженные Силы выдерживали огромную тяжесть ударов агрессора, п кровопролитных сражениях изматывали немецко-фашистскую армию, добиваясь пе­релома в борьбе с врагом в пользу антигитлеровской коалиции (см.: История второй мировой войны 1939—1945 гг. В 12 т. М., 1975, т. 5, с. 468; Советская военная энциклопе­дия. В 8 т. М., 1976, т. 2, с. 420).

№ 1032

Директива НКВД СССР особым отделам НКВД фронтов, военных округов, отдельных армий, флотов и флотилий о борьбе с дезертирством'

[Июль 1942 г.]

В целях более эффективной организации розыска и ареста лиц, дезерти­ровавших из рядов Красной Армии и Военно-Морского Флота, устанавли­вается следующий порядок:

1. Оперуполномоченные, обслуживающие части, в каждом факте дезер­тирства после тщательного местного розыска и детального расследования обстоятельств дезертирства должны не позднее 48 часов представить в осо­бый отдел соединения донесение о факте дезертирства с подробными уста­новочными данными на дезертира.

Особые отделы соединений по истечении 3 суток на основе полученно­го сообщения от оперработника доносят о факте дезертирства в вышестоя­щий особый отдел.

2. Особые отделы фронтов, отдельных армий, флотов и округов на основе полученных донесений от подчиненных особорганов сообщают:

' См. т. 2 настоящего сборника, документы № 286, 401, 416, 430, 440, 490, 722, 745, а также документы № 894, 1001.

на фронтах — всем особорганам, входящим в состав данного осо­бого отдела фронта, флота, управлению войск НКВД по охране тыла фронта, управлению НКВД и милиции, транспортным отде­лам НКВД и железнодорожной милиции прифронтовой полосы; в округах — УНКВД соответствующих областей и милиции, транс­портным отделам НКВД и железнодорожной милиции, на терри­тории которых предположительно может скрываться дезертир.

3. Если в течение 10 дней местный розыск дезертиров не даст положительных результатов, особые отделы фронтов, армий, фло­тов, флотилий должны объявить дезертиров во всесоюзный розыск и, составив по 2 экземпляра розыскных требований на каждого де­зертира, с приложением справки командования, подтверждающей дезертирство, направить в 1-й спецотдел НКВД СССР в г. Сверд­ловск.

4. При задержании и аресте дезертиров, объявленных как в мест­ном, так и во всесоюзном розыске, особые отделы и органы НКВД обязаны поставить в известность соответствующий особый отдел фронта, армии, флота, флотилии и 1-й спецотдел НКВД СССР для прекращения розыска.

5. Учет дезертиров особые отделы фронтов, отдельных армий, во­енных округов, флотов ведут по журналам согласно прилагаемой фор­ме' и ежемесячно к 5-му числу телеграфно представляют в 7-й отдел Управления ОО НКВД СССР (г. Москва) цифровую сводку о резуль­татах розыска дезертиров.

6. Директива Управления особых отделов НКВД СССР № 47684 от 1.10.41 г. отменяется.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

В годы Великой Отечественной войны в местный и всесоюзный розыск объявля­лись лица, совершившие государственные и иные преступления или обоснованно подозреваемые в их совершении, то есть преступлений, расследование которых на тот период было возложено на органы государственной безопасности. Задача розыс­ка заключалась в установлении местонахождения конкретных лиц. Инициаторами розыска являлись органы государственной безопасности, где рассматривались уго­ловные дела по факту совершенного преступления. Всесоюзный розыск организо­вывался на всей территории Советского Союза.

Местный розыск осуществлялся одним или несколькими органами государствен­ной безопасности на ограниченной территории, где, наиболее вероятно, могло нахо­диться разыскиваемое лицо. К проведению розыскных мероприятий сотрудники ор­ганов государственной безопасности кроме личного сыска привлекали представителей государственных, общественных организаций и агентуру (ЦА ФСБ России).

1Приложение не публикуется.

Спецсообщение Управления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии № 19/9-00208 в НКВД СССР о ликвидации пшионско-бандитской группы

[Июль 1942 г.]

По агентурным данным разведотделений 2-го и 98-го полков войск НКВД по охране тыла Юго-Западного фронта, 18 июня 1942 г. ликвидирована шпионско-бандитская группа в числе 5 человек, состоящая из бывших во­еннослужащих войск НКВД, осужденных военным трибуналом на разные сроки наказания с посылкой на фронт.

В бандгруппу входили:

1. Сушко Павел Савельевич, 1919 г. рождения, уроженец и житель м. Петровка того же района Днепропетровской области1, бывший крас­ноармеец 11-го ремонтного кавполка войск НКВД. Главарь банды, под кличкой «Борис».

2. Шеховцов Николай Федорович, 1919 г. рождения, житель с. Матвеев-ка Веселовского района Запорожской области, бывший старшина окруж­ной школы МНС войск НКВД г. Алма-Ата.

3. Селиверстов Анатолий Михайлович, 1914 г. рождения, житель с. Ново-Бессоновское Свердловской области, бывший красноармеец 11-го ремонт­ного кавполка войск НКВД.

4. Белебеха Владимир Иванович, 1924 г. рождения, житель с. Богусловка Купянского района Харьковской области, бывший красноармеец 50-го Зай-санского кавалерийского погранотряда НКВД.

5. Феденко Иван Иванович, 1922 г. рождения, житель с. Талалаевка Пажинского района Черниговской области, бывший красноармеец 50-го Зайсанского кавалерийского погранотряда НКВД.

Получив направление от штаба пограничных войск НКВД Казахской ССР [следовать| в распоряжение командира 19-й запасной бригады в г. Саратов для последующего направления на фронт, осужденные, следуя самостоятельно, в пути уничтожили полученные в штабе документы и ос­тановились в г. Ташкенте, где по обоюдной договоренности занялись ог­раблением граждан и военнослужащих на вокзале.

В частности, в Ташкенте с целью ограбления они споили двух лейте­нантов — Зайцева и Филиппова, у которых похитили документы и деньги.

В течение нескольких месяцев бандиты побывали в ряде городов Сред­ней Азии, похищая у пассажиров одежду, документы и деньги.

12 июня с.г., приехав в г. Куйбышев, бандиты выследили группу коман­диров-танкистов (батальонный комиссар и 3 младших лейтенанта), следую­ших в г. Москву. Присоединившись к ним и организовав в поезде пьянку, похитили у спяших: батальонного комиссара — пистолет, часы и деньги, у младших лейтенантов — документы, снаряжение и около 6000 руб.

Приобретя таким образом оружие, всевозможные документы и деньги, по инициативе и предложению Сушко — «Бориса» — банди­ты должны были приступить к шпионской работе, установив через линию фронта связь с германской разведкой.

Осуществляя этот план, Сушко, Шеховцов и Селиверстов выеха­ли в направлении г. Изюма для перехода через линию фронта и со­общения немцам шпионских сведений о военных заводах и частях Красной Армии, находящихся в Ташкенте, Алма-Ате, Актюбинске и других городах, которые им пришлось проехать

Сушко решил, что если немцы не поверят их сообщениям, то предложить свои услуги на совместный с немецкими разведчиками переход линии фронта, для того чтобы лично показать места нахож­дения оборонных объектов.

Белебеха и Феденко должны были направиться в Купянский рай­он, с. Богусловка, где, проживая у отца Белебеха, заниматься сбором шпионских сведений в прифронтовой полосе и ожидать прихода не­мецких частей для установления с ними связи.

Принятыми мерами розыска Сушко, Шеховцов и Селиверстов были арестованы разведотделением 98-го полка войск НКВД, Беле­беха и Феденко — разведотделением 2-го полка войск НКВД.

Все участники шпионско-бандитской группы были одеты в фор­му пограничных войск НКВД.

Арестованные с материалами следствия переданы в УНКВД по Харьковской области.

Начальник Управления войск НКВД по охране

тыла Действующей Красной Армии Леонтьев

РГВА. ф. 328S0. on. 4, 0. .166. лл. 82-84.

Копии

Белебеха В.И. арестован 16 июня 1942 г. ОО НКВД 2-го погранполка. 3 августа 1942 г. при попытке к бегству был убит.

Сушко П.С, Шеховцов Н.Ф., Селиверстов A.M. арестованы 24 июня 1942 г. Особым отделом НКВД Сталинградского фронта 15 июля 1942 г. в связи с тяже­лой боевой обстановкой они были расстреляны.

План дальнейшей разработки легенды по дезинформации немецкой радиостанции «Хозяин», составленный КРО УНКВД по Вологодской области

[Июль 1942 г.]

21 июня 1942 г. в результате проводимой легенды по дезинформации вра­жеской радиостанции «Хозяин» от немецкой разведки получена посылка1, рас­считанная на легализацию группы, как-то: батареи, документы, оружие, ком-составское обмундирование, деньги, продукты и др. Это обстоятельство в даль­нейшем дает возможность «легализовать» группу и легенду вести из города

Задачей легенды считать: продолжение дальнейшей дезинформации врага о движении воинских грузов и войск, направляющихся на фронты Отече­ственной войны, о наличии войск и вооружения в Вологде.

Второй задачей поставить: вызов к радисту «Орлову»2 в помощь двух разведчиков, для этого вывести из игры «Кресцова» и «Малиновского».

' В ночь на 22 июня 1942 г. в болотистое место на участке совхоза «Ермакове» Вологодс­кого района той же области с немецкого самолета были сброшены два парашюта (№ 6033185 и 6034052) немецкой фирмы «Шульц Гамбург». К парашютам были прикреплены багчоны в форме снаряда, имеющие номера 10494 и 20500. В баллоне № 10494 находилось три цилиндра (№ 15016, № 41865, № 14886). в баллоне № 20500 находилось четыре цилиндра (№ 014887, № 13888, № 41786, Nt 41866). В цилиндрах было обнаружено: № 15016 — 2 сухие батареи, 1 пара летнего комсоставского обмундирования, 20 пачек махорки, 3 кулька печенья; № 41865 — 5 красноармейских звездочек, 5 красноармейских пуговиц для шинели, 17 штук знаков различия в форме квадратов, 3 простых карандаша, 2 старых комсоставских ремня, 3 теплые фланелевые рубашки, 2 |пары) теплых кальсон, 2 летних комсоставских брюк защитного цвета, 3 пары петлиц на гимнастерки, 2 пары петлиц к шинели рядового состава, 1 пара петлиц для коман­дного состава, 3 пары старых фронтовых петлиц для шинели, 2 пары петлиц для гимнастерки; № 14886 — 2 польских револьвера системы «Радом», 1 револьвер системы «Наган», 3700 тыс. рублей, 2 чистых блокнота для шифррадиограмм, 5 маленьких коробок шокапада, документы; N° 014887 — 2 пачки соли; № 13888 — 2 летние комсоставские гимнастерки цвета хаки Кали­нинской фабрики, 6 сухих электробатарей; № 41786 — 3 комсоставские пилотки Тульской фабрики, 3 пары фланелевых портянок, 7 тюбиков с жиром, 2 пачки хлебных конце1ггратов. 1 кулек с приправой к супу № 7, 2 пакета дробленых бобов, 6 коробок «Есбиг» (горючий спирт и1я приготовления пищи), 4 банки молочных сливок, 1 септическая повязка, 1 пакет с солью, 2 кубика с гороховой мукой. 1 кусок мыла для бритья цилиндрической формы, 1 радиолампа КЛ-2, 3 радиолампы; № 41866 — 14 банок консервов. Парашюты, баллоны с их содержимым были доставлены оперативной ipyimoti в УНКВД по Вологодской области. Местные жители, обнаружившие парашюты с баллонами, до прибытия оперативной группы употребили в пищу 14 банок консервов. 5 коробок шоколада, 1 пачку консервированного хлеба, несколько банок консервированных сливок, колбасу, спиртные напитки, выкурили несколько пачек махорки (ЦА ФСБ России).

2«Орлов» — псевдоним Алекссснко Николая Васильевича, который в составе группы немецких агентов (три человека) был выброшен в ночь на 28 (ревраля 1942 г. на территорию Вологодской области. После заброски Алсксеснко Н.В. явился с повинной в органы госбезо­пасности. С его помощью были задержаны два других агента — Лихогруд И.Ф., Диев НА, он же Иванов ГО, которые впоследствии были осуждены к высшей мере наказания. Аюксеенко Н.В. («Орлов») был включен в радиоигру «Хозяин» (см. документ № 873).

И третье — легендировать наличие повстанческой организации среди высланного украинского кулачества, посылку от этой «органи­зации» через линию фронта нашей агентуры для внедрения после­дней в разведывательные органы противника

ПРАКТИЧЕСКИЕ МЕРОПРИЯТИЯ

Продолжение легенды.

11роживать в Вологде в одной квартире «Орлову», «Кресцову» и «Мали­новскому» «небезопасно» и может вызвать у немцев некоторые подозре­ния. Поэтому в очередной радиограмме станции «Хозяин» сообщить:

«В целях безопасности «Кресцов» и «Малиновский» по рекомендации Морогина устроились на другую квартиру — Советский проспект, 25, у машиниста депо Вологда Шибанова. Квартира очень удобная, хозяин квар­тиры систематически находится в поездках».

Надо полагать, что указанный нами хозяин кваргиры как человек, рабо­тающий непосредственно на железнодорожном транспорте, к тому же ма­шинист, заинтересует разведку и последняя потребует установления с ним делового контакта. На это в следующих радиограммах сообщить:

«В беседах хозяин квартиры высказывает неудовлетворенность работой, говорит, что нет свободного времени для отдыха, все время водит тяжело­весные поезда. Рассказывает о военных грузах, идущих из Архангельска. Но много говорить, видимо, боится».

Готовя хозяина квартиры на подставу для вербовки его немецкой раз­ведкой, через «Орлова» сообщить о нем краткую автобиографию, пример­но следующего содержания:

«В одной из бесед, за выпивкой, наш хозяин рассказал, что у него было большое желание учиться на инженера-путейца, но этого осуществить он не мог лишь только потому, что отец его был торговцем, а брат его несколь­ко раз судимый и в данное время умер в заключении, в результате чего он мог добиться только помощника машиниста. Война помогла ему выдви­нуться машинистом. Сейчас, говорит хозяин, в условиях войны к нему стало меньше придирок со стороны политотдела».

В заключение дать свою справку, что Шибанов развитый и умный чело­век, холост, не болтун, любит весело провести время, особенно с девушка­ми. Квартиру свою полностью доверяет нам

Рассредоточив на две квартиры и создав «благоприятные» квартирные условия, необходимо дать ряд дезоматериалов о движении воинских соста­вов с вооружением и людьми, о дислокации воинских частей, расположен­ных в окрестностях города, а также и в самом городе. Кроме того, дать несколько радиограмм о настроениях населения и ходе уборки урожая. Причем давать какие-либо дезоматериалы о работе промышленных пред­приятий Вологды не следует, так как разведка этих данных не требует.

С 1 по 15 августа 1942 г. передать станции «Хозяин» следующие дезома­териалы:

№ 1. «Мы сообщили, что познакомились со старшим лейтенантом Апо-столовым Сергеем, что он работает в штабе 457-й стр. дивизии. Это не та дивизия, штаб которой находится по Красноармейской набережной. Зада­ние дивизии и маршрут пока еще не выяснили. Сообщим дополнительно»

№ 2. С 1 по 3 августа дать лесоматериалы станции «Хозяин» о военных перевозках, идущих в сторону Череповца и Москвы. Текст согласовать со 2-м Управлением НКВД СССР.

№ 3. С 3 по 6 августа дать дезоматериалы о движении воинских соста­вов, идущих из Архангельска и обратно. Те же сведения о прибытии поез­дов с войсками со стороны Кирова. Текст согласовать со 2-м Управлением НКВД СССР.

№ 4. С 6 по 10 августа дать радиограмму о перевозках войск и вооруже­ния, идущих на Череповец, Москву и Архангельск. За это же время соста­вить радиограмму о настроениях населения. Причем использовать агентур­ные данные о высказываниях одного-двух подучетников, жалующихся на снабжение и восхваляющих дореволюционную жизнь.

№ 5. С 10 по 15 августа дать радиограмму о перевозках, наличии новых войск в Вологде и ее окрестностях, о подготовке снайперов и водителей танков. Подготовить и дать радиограмму о ходе уборки урожая.

Тексты радиограмм будут разработаны дополнительно.

Приблизительно 15 августа необходимо вывести из игры «Кресцова» и «Малиновского».

Вывод из игры двух разведчиков необходим потому, что срок докумен­там, по которым они «проживают» как отпускники, истекает (1 месяц 15 дней). С другой стороны, выведя из игры «Кресцова» и «Малиновского», мы будем иметь возможность вместо их просить в помощь радисту «Орло­ву» других разведчиков, так как один «Орлов» с теми задачами, которые на них возложены, не справится.

Вывод из игры «Кресцова» и «Малиновского» легендировать следую­щим образом:

1-й вариант. Примерно 15 августа «Орлов» даст радиограмму, что 14 августа горвоенкомат провел переосвидетельствование всех отпускников. «Малиновского» и «Кресцова» комиссия признала годными для несения военной службы. После комиссии сразу были зачислены в маршевую часть и, видимо, числа 16 будут направлены на фронт.

О себе «Орлов» сообщит, что он лично оставлен на две недели, так как после простуды у него образовалась сильная течь гноя из ушей. В дальней­шем он думает заменить документ о непригодности его к военной службе. От «Малиновского» и «Кресцова» ждет письма или их самих, так как, воз­можно, они сбегут с пути следования.

2-й вариант. «Орлов» проживает в Октябрьском районе Вологды. «Ма­линовский» и «Крссцов» проживают в Сталинском районе. Можно при­звать «Малиновского» и «Кресцова» Сталинским райвоенкоматом, кото­рый якобы проверял отпускников, в том числе вызвал «Малиновского» и «Кресцова». После осмотра комиссией оба были зачислены в часть. Он, «Орлов», видел, как их строем провели в казармы на Чернышевскую улицу. Он, однако, комиссии не проходил. Одновременно сообщит, что он себе изготовит документы о непригодности его к службе в РККА (периодичес­кие осмотры в гарнизонной комиссии имеют место).

3-й вариант. Наблюдая за движением поездов в 10 километрах от Волог­ды в сторону Ярославля, «Кресцов» и «Малиновский» были задержаны железнодорожной охраной. Оба были сданы военному коменданту вокза­ла. После проверки документов военный комендант вокзала направил

Q ]

4 От обороны к наступлению. Т.3

«Малиновского» и «Кресцова» в горвоенкомат для проверки личности и прохождения медицинской комиссии. Комиссия признала обоих годными к военной службе, а горвоенкомат направил их в минометный батальон, который отправился на фронт по направлению к Ленинграду. «Орлов» об этом якобы узнал из письма, которое пришло на квартиру в адрес Шибано­ва для «Орлова». По содержанию письма видно, что они намерены сбе­жать; одновременно обещали сообщить свои адреса, где они будут нахо­диться. Все это произошло в течение 2 суток.

Выводить из игры «Кресцова» и «Малиновского» другим образом, как-то: арест, побег куда-либо, как преследуемых — нецелесообразно, так как, опасаясь за провал, немцы, бесспорно, предложат Алексеенко покинуть Вологду и перейти линию фронта к немцам.

Отправка «Кресцова» и «Малиновского» на фронт по утвержденному одному из вариантов (наиболее целесообразно по 3-му) дает нам два пре­имущества:

1. Немецкая разведка, получив данные о том, что «Кресцов» и «Мали­новский» убыли на фронт, постарается через «Орлова» получить их адреса, установить с ними связь. Это обстоятельство даст нам возможность просле­дить в воинской части за лицами, разыскивающими «Кресцова» и «Мали­новского», и арестовать одного-двух агентов-связников.

2. У немцев возникнет необходимость в посылке одного-двух разведчи­ков в помощь «Орлову», так как от его одного «пользы» им будет мало. В то же время мы получим возможность требовать у немцев присылки новых людей для «работы» в их пользу.

ТАКТИКА «ОРЛОВА» ПОСЛЕ УХОДА «КРЕСЦОВА» И «МАЛИНОВСКОГО» В АРМИЮ

Оставшись один, «Орлов» сообщит «Хозяину», что работа его, однако, крайне затруднена и что он в дальнейшем намерен больше вращаться среди населения города и окрестностей и «через них добывать интересу­ющие нас сведения». При этом будет просить указаний об организации своей «работы».

Передав несколько дезоматериалов, «Орлов» сообщит станции «Хозя­ин», что он получил письмо от «Малиновского», который пишет, что слу­жит в 59-й армии1 командиром минометного взвода. О «Кресцове» сооб­щит, что тот служит также командиром стрелкового взвода в пехотном полку №_2. О скором свидении с «Орловым» «Малиновский» не пи­шет, видимо, дезертирство затруднено. Кроме того, «Кресцов» просил по­ставить в известность об их местонахождении.

Получив такие данные, немцы, по всей вероятности, дадут указания, чтобы «Малиновский» и «Кресцов» оставались служить в армии, так как для них 59-я армия представляет большой интерес, и, бесспорно, попросят уточнить их адреса.

Оставив в армии «Кресцова» и «Малиновского», «Орлов» запрашивает станцию «Хозяин», чтобы выслали ему на помошь 2 надежных людей, так

1 См. документ № 1019.

2 Пропуск в тексте документа.

как одному работать неудобно и сведения, взятые со слов других, не всегда являются точными.

Если немцы дадут согласие на переброску дополнительных разведчиков, установят срок, то им сообщить, что на месте выброски «Орлов» будет ждать. Одновременно дать адрес квартиры Шибанова, где проживали «Кресцов» и «Малиновский», как наиболее хорошей и безопасной квартиры.

ЛЕГЕНДИРОВАНИЕ КОНТРРЕВОЛЮЦИОННОЙ ОРГАНИЗАЦИИ СРЕДИ ВЫСЛАННОГО УКРАИНСКОГО КУЛАЧЕСТВА

На территории Вологодской области расположено 44 украинских трудпо-селков с общим количеством 8473 человека. Население поселков представля­ет из себя раскулаченных и высланных в 1930 году украинских кулаков. Боль­шинство мужского населения в возрасте свыше 40 лет, в прошлом являлись участниками белых армий и всевозможных банд, оперировавших на Украи­не. В данное время переселенцы живут в поселках. Работают в организован­ных сельскохозяйственных артелях и в лесной промышленности.

Для легендирования повстанческой организации избрать Вожегодский район, так как в этом районе нет крупных промышленных предприятий, и поэтому немцы не могут дать задание по диверсии. Второе — район распо­ложен в 140 км от Вологды, в этом районе есть наиболее квалифицирован­ная агентура, могущая быть использована по легенде.

Легенду начать так.

«Орлов» дает несколько радиограмм о настроениях населения, получен­ных им из «бесед» с хозяином квартиры Морогиным. В одной из своих передач «Орлов» сообщает разведке через радиостанцию «Хозяин», что он через Морогина познакомился с довольно интересными людьми — укра­инскими кулаками, высланными в Вологодскую область в 1930 году, кото­рые резко недовольны политикой Советской власти и в войне ориентиру­ются на Германию. Не скрывая, называют себя «самостийниками» и «сторонниками» Скоропадского.

В зависимости от реагирования немецкой разведки на сообщение о новом знакомстве в другой радиограмме сообщить:

«Вместе с Морогиным ездил к землякам в украинский поселок, так называемый Енальский Вожегодского района, за картошкой и овошами. Интересная картина: большая часть кулаков выражает симпатии немцам и «ждут» их победы над большевизмом. «Ждут» выезда на Украину.

Встречался с украинцем Бондаренко — уполномоченным по отгрузке материалов и запчастей. За выпивкой я ему сказал, что за время этой войны был в плену, но удалось вырваться. Бондаренко интересовался: каково от­ношение немцев к украинцам, будет ли самостоятельная Украина, издева­ются ли немцы, как можно перейти линию фронта и т.д. Я откровенно не говорил, так как боялся провокаторства».

«_1 у Морогина встретился с высланными с Украины Бондаренко и

Страмновым. Узнал интересную деталь — у Морогина брат проживает в Германии, остался там с империалистической войны. Исключению его из партии явилась причина — связь с братом. Изрядно выпивши, не боясь

1Здесь и далее прочерки в документе.

Морогина (видимо, старые друзья) и меня, Страмнов и Бондаренко говорят серьезно о наличии организации в Енальском и Чековском посел ке».

«__Морогин обратился с вопросом, что нужно сделать, чтобы

немецкие солдаты не застрелили при переходе линии фронта. Ду­маю, что из компании будут к вам ходоки. Скорее всего, пойдут ук­раинцы как наиболее смелые и озлобленные люди»

В зависимости от хода легенды и интереса к этой «организации» германской разведки необходимо будет уточнять в радиограммах от­дельные моменты, как-то: количественный состав легендируемой орга­низации, ее отдельных авторитетов, их положение, место работы и жительства.

Ввести в игру проверенных агентов из числа бывших кулаков-украинцев, высланных в Вологодскую область, а на случай их пере­проверки эту агентуру соответственно проинструктировать.

Если же немецкая разведка не обратит на это внимания и не про­явит никакого интереса, то продолжать работу по дезинформации врага в соответствии с его заданием, одновременно ставить целью вызов одного-двух разведчиков в помощь «Орлову».

Примечание: хозяин квартиры_наш агент « »;

хозяин квартиры__.

Начальник КРО УНКВД по Вологодской области

ст. лейтенант госбезопасности Соколов

Согласен.

Начальник Управления НКВД по Вологодской области

майор госбезопасности Галкин

ЦА ФСБ России

Радиоигра «Хозяин», начатая и проводимая Управлением НКВД по Вологод­ской области, постоянно находилась на контроле во 2-м Управлении НКВД СССР и Генеральном штабе Красной Армии. Подобная централизация позволяла орга­нам госбезопасности избежать противоречий в дезинформировании противника по поводу дислокации войск Красной Армии, их передвижения, обстановки на фронте и в тылу.

Советская контрразведка только с I мая по 1 августа 1942 г. передала вражес­ким разведывательным органам путем использования захваченных у агентов про­тивника радиостанций ложные сведения о сосредоточении на различных направ­лениях советско-германского фронта 255 советских стрелковых дивизий, 3 танковых армий, 6 танковых корпусов, 53 танковых бригад, 80 артиллерийских полков, 6 кавалерийских дивизий и 3 армейских штабов (см.: История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 — 1945 гг. М., 1965, т. 6. с. 139).

Спецсообщение начальника Управления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии № 19/9-00329 в НКВД СССР о разоблачении финских разведчиков

[Июль 1942 г.]

В дополнение к первичным материалам1 о разоблачении разведотделе-нием Управления войск НКВД по охране тыла Карельского фронта фин-разведчиков Мотина и Семенова, задержанных в районе оз. Лебер, след­ствием установлено:

Финразведчики Мотин и Семенов переброшены в тыл Карельского фрон­та отделением разведывательного отдела Генерального штаба финской ар­мии, дислоцируемым в 4 километрах юго-западнее г. Суомуссалми.

Это разведотделение ведет усиленную разведку подступов к г. Беломор-ску и железнодорожной магистрали Беломорск — Обозерская в целях пара­лизации последней.

Задержанным финразведчикам была поставлена задача произвести раз­ведку района Накханое — Рамое — Сосновец, Сосновец — Беломорск, пред­местий городов Беломорск, Онега и самих городов. По этим пунктам и на­правлениям разведчики обязаны были собрать следующие разведданные:

1. Состояние дорог и наличие оборонительных укреплений на линиях Кемь — Беломорск, Беломорск — Сосновец и Сосновец — Рамое — Накханое. Определить возможности прохождения пехоты в районе Нак­ханое — Рамое — Сосновец.

2. Количество железнодорожных путей на станциях Беломорск (Сорок-ская), Сумпосад, Нюхча, Малошуйка и Вонгуда. Состояние и загружен­ность железнодорожной ветки от ст. Беломорск (Сорокская) до ст. Вонгуда. Состояние охраны на этом участке жел. дор. ветки.

3. Оборудование и система охраны железнодорожного (20-метровый, железобетонный) моста в районе ст. Вонгуда в целях разрушения его сила­ми диверсионной группы, которую противник намерен выбросить в зави­симости от результатов предварительной разведки.

4. Место дислокации штаба Карельского фронта, а также местопребы­вание Карело-Финского правительства и его учреждений2.

5. Месторасположение складов, баз, зенитных батарей и аэродромов, особенно в районе г. Беломорска. Величина этих аэродромов, состояние рабочего поля и грунта, количество и качество аэродромных построек, ко­личество и типы самолетов, базирующихся на этих аэродромах.

6. Наличие воинских частей (каких) в г. Беломорске, места их расквартирования, контингент и система охраны казарм.

Первичные материалы не публикуются. 2 В 1942 г. временной столицей Карелии стал г. Беломорск.

7. Пропускная способность портов в Беломорске и Онеге: количество кранов, их грузоподъемность, с каким грузом и из каких стран пребывают пароходы в эти порты.

Агенты Мотин и Семенов были снабжены 2 радиостанциями и питани­ем к ним, шифром, 2 автоматами, ручными гранатами РГД-33, 4 пистоле­тами и продуктами питания на 15 суток.

Шифрованная радиосвязь намечалась через радиостанцию в г. Кухмо.

Возвращение агентов в Финляндию намечалось на конец июля на са­молете, который должен быть выслан в район оз. Лсбер.

В процессе допросов Мотина и Семенова от них получены следующие разведывательные сведения:

«...Начальником разведывательного отделения в Суомуссалми является лейтенант Каллома. При инструктаже последний особо обращал внимание на район оз. Лебер (6844)—Сосновец—Беломорск, предупредив при этом, что этот треугольник его интересует в смысле возможностей для прохожде­ния пехоты.

В г. Каяни находится радиостанция, которая обслуживается одним младшим лейтенантом, одним младшим сержантом и двумя девушками-радистками.

В центре г. Каяни, в четырехэтажном здании, где раньше был отель, размещается воинское учреждение, предположительно штаб.

В районе Суомуссалми старую и новую, построенную накануне войны 1939-1940 гг., дороги соединяет мост через р. Эмя. По признанию финнов следует1, что разрушение этого моста в значительной степени повлияет на быстроту переброски грузов на фронт» (из показаний Мотина).

Оба агента дали аналогичные показания о том, что в районе железнодо­рожной станции Хюрюнсалми на протяжении 2 км выстроены бараки раз­мером 30x15 метров, в которых размешены немецкие войска. В районе этих же бараков имеются около 500 лошадей2, 6 подвижных мастерских и до 20 санитарных машин. Личный состав, расквартированный в бараках, носит отличительный знак в виде цветка лилии. На автомашинах, принадлежа­щих этому немецкому лагерю, имеются знаки подковы, сапога и оленьей головы.

В первых числах июля с.г. в районе Суомуссалми наблюдалось боль­шое движение автомашин с личным составом и грузами, преимуществен­но с понтонами и моторными лодками, перебрасывавшимися на ухтин­ское направление.

В июне с.г. немецкие части, находившияеся на ухтинском направлении, были отведены в район Хюрюнсалми, откуда направлены в район Косень-га. Вместо снятых с Ухтинского направления немецких частей туда отправ­лены части финской армии (из показаний Семенова).

Оправдавшиеся показания, данные Мотиным и Семеновым, о месте, где ими была спрятана вторая радиостанция, выдача Семеновым шифра, а также идентичность показаний обоих агентов в отношении разведыватель­ных данных о противнике позволяли считать их поведение на следствии внушающим доверие.

1 Так в тексте документа.

2 Так в тексте документа.

На основании этого в целях зашифровки ареста обоих агентов _1 нами завербован, через него установлена радиосвязь с финс­кой разведкой и проводится работа по вызову самолета и установке шпионско-диверсионных групп в тылу фронта.

Мероприятия согласованы со 2-м Управлением НКВД СССР и на месте проводятся совместно с КРО НКВД Карело-Финской ССР.

Начальник Управления войск НКВД

по охране тыла Действующей Красной Армии

ст. майор госбезопасности Леонтьев

Начальник разведывательного отдела

майор госбезопасности Трофимов

РГВА. ф. 32880, on. 4. д 366, ял.143-146.

Подлинник

Еще в конце 1941 с. немецко-фашистским войскам удалось оккупировать 2/3 терри­тории Карелии (18 районов из 26), в том числе и столицу Карело-Финской ССР г. Петрозаводск, который был оставлен частями Красной Армии 20 октября 1941 г. Также были захвачены противником города Олонсц, Кандопога, Кексгольм, Сортавала, Вы­борг. На оккупированной территории Карелии оставалось 50—60 тыс. населения. В 1942 г. на не занятой противником территории находилось 75 тыс. жителей.

Летом 1942 г. планы фашистского политического руководства и военного командо­вания сводились к тому, чтобы, «...сохраняя положение на центральном участке, на севе­ре взять Ленинград и установить связь на суше с финнами, а на южном фланге фронта осуществить прорыв на Кавказ». В планы немецкого и финского командования также входило: выведение из строя Кировской (Мурманской) железной дороги, захват Мур­манска, Беломорска, Кандалакши, Вологды. Овладение этими городами, по мнению главнокомандующего финской армей' К.Маннсргейма, «имело решающее значение для хода военных операций на всем фронте северной России». Поэтому финское командова­ние с первых дней войны усиливало заброску своей агентуры в тыл Карельского фронта с целью проведения разведывательной и диверсионной деятельности, особенно на же­лезных дорогах. Так, за неполные два года противник предпринял 87 попыток прорыва диверсионно-разведывательными группами в тыл Карельского фронта. 33 группы и от­ряда были уничтожены пограничными заставами во взаимодействии с армейскими под­разделениями, 23 обнаружила разведка погранполков, охранявших тыл фронта, 27 про­рвались все же за первый рубеж тыла, но. вступив в бой с советскими пограничниками, вынуждены были отойти. И только четырем группам удалось достигнуть Кировской железной дороги и совершить диверсии. Разведотдел Управления войск НКВД по охране тыла Карельского фронта совместно с КРО НКВД Карело-Финской ССР и по согласо­ванию со 2-м Управлением НКВД СССР практиковал перевербовку финской агентуры и ее оперативное использование в интересах советской разведки (см.: Великая Отече­ственная война 1941 —1945: энциклопедия. М., 1985, с. 321-322; История Великой Отече­ственной войны Советского Союза 1941-1945 (в 6 т.). М., 1961, т. 2, с. 303; Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939-1945. М.: Граница, 1995, с. 215-216; Советские партизаны (из истории партизанского движения в годы Великой Оте­чественной войны). М., 1963, с. 644).

Из сообщения резидентуры НКВД СССР в Англии о расширении работы по линии научно-технической разведки

1 августа 1942 г.

Нами проведена вербовка «Пирата», от которого 26 июля был получен первый материал — совершенно секретный документ с теоретическими расчетами газовых турбин и использования реактивной силы струи воздуха. Материал написан итальянским экспертом по реактивным двигателям Пар-паравичини, находящимся сейчас в Англии, и представляет собой теорети­ческие основы нового типа самолетных двигателей...

Архив СВР России

Реактивный двигатель — двигатель прямой реакции, преобразующий какой-либо вид первичной энергии в кинетическую энергию рабочего тела (реактивной струи) и создающий реактивную тягу.

№ 1037

Сообщение НзКВДСССР № 1406/Бв ГКО с изложением данных, полученных от резидента НзКВДв Лондоне, об итогах вашингтонских переговоров между Ф. зРузвельтом и У. Черчиллем, посвященных выработке согласованной военной стратегии обеих стран

2 августа 1942 г.

В дополнение к нашему № 1256/Б от 12 июля 1942 г. сообщаем следу­ющие агентурные данные, исходящие из кругов американского посоль­ства в Англии:

«Во время вашингтонских переговоров между Рузвельтом и Черчил­лем1 были приняты следующие основные решения:

1Речь идет о переговорах Черчилля и Рузвельта на второй Вашингтонской конференции, проходившей с 18 по 26 июня 1942 г. (см. документы № 1005, 1012) 98

1. Приостановить отправку больших конвоев с войсками в Австралию и выработать совместно с австралийским правительством план реорганизации австралийской промышленности для того, чтобы находящаяся там армия снаб­жалась всем необходимым по возможности из местных ресурсов.

Было признано, что американские силы уже имеются в Австралии в размерах, обеспечивающих не только оборону Австралии, но и открытие наступательных операций в случае нападения Японии на советский Даль­ний Восток.

2. Довести американские военные силы в Индии до 250 ООО человек, сконцентрировав их на границе Бирмы, послать в этот район крупные ча­сти бомбардировочных и транспортных самолетов; направить индийскую промышленность на максимальное удовлетворение нужд армии и сокра­тить количество конвоев, посылаемых в Индию.

3. Армиям, находящимся в Австралии и Индии, при поддержке круп­ных военно-воздушных сил, сконцентрированных в этих районах, не вести наступательных операций до тех пор, пока Япония не нападет на СССР, после чего предпринять наступательные действия против Японии в Гол­ландской Индии и на островах южных морей, а китайским войскам при­ступить к операциям против Бирмы.

4. Признать основными стратегическими районами Англию и Ближний Восток (зона между Суэцким каналом и Персидским заливом):

а) послать в Англию американские войска в количестве 400 тысяч человек одновременно со значительным количеством самолетов и кораб­лей. Для этой цели вернуть в Атлантический океан основную часть конвоев, направившихся в Австралию, с тем чтобы они прибыли в Ан­глию в течение ближайших двух месяцев. (За последние три недели наблюдалось прибытие этих конвоев в английские порты. Отмечается, что оборона этих транспортов'так хорошо организована, что ни одно судно не было потоплено.) Разместить английские военные силы по всей Англии, создав при этом сильную ударную группу механизированных частей численностью от 3 до 4 механизированных дивизий в районе Северной Ирландии1. Если эти войска не будут использованы для вторже­

1Ирландия — государство в Западной Европе, на о. Ирландия. До 1921 г. — владение Великобритании; в 1921 — 1949 гг. — се доминион. Административно-территориальное деление - 26 графств. По англо-ирландскому договору 1921 г. 6 графств Северной Ирландии не вошли в состав Ирландского свободного государ­ства и в качестве искусственного государственного образования были включены в состав Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии.

С началом войны правительство Ирландии заявило о своем нейтралитете, мотивируя его невозможностью вступать в военные соглашения с Англией, удер­живающей под своим господством 6 северо-восточных графств страны.

В то же время' Ирландия, придерживаясь нейтралитета, в оснопном мнимого, как и ряд других европейских государств, сотрудничала с Германией, продолжала обеспечивать рейх стратегическим сырьем, продовольствием, рабочей силой и т.д. В начале 1941 г. после обмена США и Англии военными миссиями в Север­ной Ирландии началось строительство баз для американских вооруженных сил.

В конце декабря 1941 г. — начале 1942 г. на 1-й Вашингтонской конференции между представителями Англии и Соединенных Штатов были приняты соглаше­ния, предусматривающие замену английских военных сил в Северной Ирландии американскими и осушествление операции под кодовым наименованием «Маг­нит» по посылке туда американских войск.

ния на континент, то они будут предназначены для оккупации в необ­ходимый момент всей Ирландии. (Пока решено активизировать дипло­матические переговоры с Ирландией и по возможности достигнуть согла­шения с ирландским правительством.) Намечено проводить обучение американских войск десантным операциям. В каждой дивизии будут созданы специальные ударные части. Целью обучения должна явиться подготовка вторжения на континент в некоторых пунктах, в частности в районе Гавра1, а также в Испании. Окончательное время и место втор­жения будут установлены Стратегическим комитетом.  

Во время переговоров Черчилля и Рузвельта было решено, что никакие попытки серьезного вторжения на континент не будут предприниматься до весны 1943 г.;

б) производить концентрацию американских сил в районе Суэцкого ка­нала, имея в виду главным образом укрепление безопасности снабжения это­го района из Французской Экваториальной Африки и Бельгийского Конго. Эта линия снабжения требует большого развития системы аэродромов, шос­сейных и железных дорог и речного транспорта. Эти мероприятия усилят также стратегические возможности для оккупации Французской и Испанской Се­веро-Западной Африки. Намечено провести тщательную подготовку к про­ведению этих операций.

5. Добиться ликвидации всех потенциальных опорных пунктов стран оси на североафриканском побережье. Принять все меры к тому, чтобы отбросить Роммеля2 обратно к Триполи3и снова открыть коммуникации в Средиземном море. Намечается принять все меры к тому, чтобы организо­вать восстание во французских колониях и при наличии необходимых сил использовать любую возможность для оккупации французских западно­африканских портов.

Морские суда в этом районе должны быть готовы уничтожить любой французский корабль, пытающийся возврашться во Францию в случае разрыва между правительством «Виши»4и США или в случае предприня­та] странами оси новых широких операций в Средиземном море. Указан­ные мероприятия намечаются также в связи с предполагаемой концент­рацией германских войск в этом районе в течение зимы.

1Гавр — город во Франции. Порт в устье р. Сены.

гРоммель Эрвин — с 6 февраля 1941 г. являлся командующим африканским корпусом, который 21 марта 1941 г. разбил английские войска под командовани­ем генерала Арчибальда Вавсля близ Эль-Агсйла и двинулся на Тобрук (город и порт в Ливии), защищавший путь в глубь страны, к Нилу. Лишь к концу 1941 г. британским войскам удалось вернуться в Бенгази (город на севере Ливии). 27 мая 1942 г.. возобновив наступление, он нанес неожиданный удар англичанам, заста­вив противника отступить к границам Египта. 21 июня его войсками был захва­чен Тобрук - ключевой пункт британской обороны, а 33 тыс. его защитников попали в плен. В конце июня 1942 г. войска Роммсля находились уже возле Эль-Аламейна, в 100 км от Александрии и дельты Нила. Для союзнических войск это был один из самых драматических моментов за все время войны, (см: Энцикло­педия третьего рейха. М.: ЛОКИД-МИФ, 1996, с. 414).

J Триполи — столица Ливии, порт на берегу Средиземного моря.

4В Алжире и Морокко находились вооруженные силы, которые подчинялись марионеточному французскому правительству «Виши». Они насчитывали свыше 200 тыс. человек в сухопутных войсках, 5 линейных кораблей, 11 крейсеров, свы­ше 30 эскадренных миноносцев и более 20 подводных лодок (см.: История Вто­рой мировой войны 1939-1945. В 12 т. М., 1975, т. 5, с. 367).

6. Довести постоянный гарнизон в Исландии1 до 100 тысяч человек, провести там концентрацию морских судов и улучшить аэродром. В Ис­ландии намечено проводить тренировку войсковых частей в целях возмож­ного их использования для вторжения в Норвегию. Было отмечено, что Северная Норвегия является важным потенциальным пунктом вторжения, однако решение об открытии там второго фронта не было принято.

7. Увеличить военную помощь СССР в связи с предполагаемыми объе­диненными операциями Германии и Японии против Советского Союза. Проводить отправку вооружения главным образом через Персидский за­лив, так как этот путь менее опасен для конвоев и к тому же ближе к важнейшему участку фронта.

8. Отправить известное количество военных материалов в Китай2из портов Персидского залива через СССР по возможности воздушным путем через Алма-Ату. Увеличить снабжение Китая военными материалами, глав­ным образом старым вооружением, находящимся в СССР, взамен чего намечается предоставить Советскому Союзу новое английское и американ­ское вооружение. Предполагается создать концентрацию воздушных сил, используя развитие авиационных линий из Индии, и этим значительно усилить наступательные возможности китайских армий. Намечается удер­жать базы береговых районов, откуда могут быть произведены атаки против портов Северного Китая и даже, возможно, против Японии.

9. Провести в Англии концентрацию береговых судов для возможного вторжения на континент.

10. Провести дополнительно выделение судов для конвойных операций в целях борьбы с подводными лодками. Конвойная служба в Карибском море, где наиболее угрожает нападение со стороны подводных ло­док, будет организована только из новых морских единиц.

1Исландия — остров на севере Атлантического океана, на котором располо­жено государство Исландия.

В северной части Англии и в Исландии базировался мощный британский флот, включавший 4 линейных корабля, 9 крейсеров, до 20 эскадренных мино­носцев, а также подводные лодки и авиацию. Основной задачей сил флота было не допустить прорыва крупных немецких кораблей в Атлантику (см.: История Второй мировой войны 1939-1945. В 12 т. М., 1976, т. 6, с. 151).

1В ходе беседы Председателя Совета Народных Комиссаров СССР И.В.Ста­лина с послом США в СССР Стэндли, которая состоялась 2 июля 1942 г., наряду с другими вопросами рассматривался и вопрос о снабжении Китая.

Стэндли отметил, что «американское правительство просило его передать Со­ветскому правительству о своей заинтересованности в том, чтобы Китай продол­жал бы участвовать в войне. Для этого необходимо организовать снабжение Ки­тая извне». Он предложил возможный путь снабжения Китая от «города Карачи в Индии через Иран сначала по железной дороге, затем по шоссе до советской границы, оттуда через Советский Туркестан по железным дорогам до границы с Китаем и затем снова либо по шоссейным дорогам, либо воздушным путем».

Отвечая на вопрос Стэндли относительно снабжения Китая, Сталин сказал: «Дело в том, что ни в одном месте наши дороги не примыкают к китайским, поэтому трудно организовать снабжение Китая по нашим железным дорогам» -и предложил другой путь снабжения Китая — «от Бендер-Шахпур до Бендер-Шах по Трансиранской железной дороге, а от Бендер-Шах американцы могли бы по­строить железнодорожную линию, связывающую Трансиранскую линию с совет­ской железной дорогой...» (см.: Советско-американские отношения во время Ве­ликой Отечественной войны 1941 — 1945. М.: Политиздат, 1984, т. 1, с. 213, 215).

И. В дальнейшем решено концентрировать внимание только на одном или двух стратегических районах, что обеспечит сосредоточе­ние там основных ударных сил».

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

ЦА ФСБ России

Как известно, по итогам 2-й Вашингтонской конференции правящие круги США и Англии приняли решение, в котором на первом месте остался вопрос о сосредоточении американских сил в Англии в 1943 г. В нем также указывалось: «Весьма важно, чтобы Соединенные Штаты и Великобритания были готовы вести наступательные действия и в 1942 г.». В то же время в решении ставился вопрос о необходимости тщательно изучить возможность высадки десанта во Французской Северной Африке.

На очередном совещании, состоявшемся 20-25 июля в Лондоне, представители США и Англии приняли окончательное решение: вместо высадки в Северной Франции осуще­ствить в 1942 г. десантную операцию в Северной Африке. Так правительства США и Великобритании в одностороннем порядке отказались от открытия второго фронта в Ев­ропе в тяжелый для Советского Союза период, о чем подтверждает этот документ и дру­гие, ранее полученные органами госбезопасности СССР разведывательные сведения (см.: История Второй мировой войны 1939—1945. В 12 т. М., 1975, т. 5, с. 73).

№ 1038

Сообщение НКВД СССР № 1407/Б в ГКО и ЦК ВКП(б) об итогах борьбы с агентурой немецкой военной разведки

2 августа 1942 г.

С начала текущего года германская военная разведка усилила переброс­ку своей агентуры в ближайшие и глубокие тылы и части Красной Армии для проведения шпионской, диверсионной и другой подрывной работы.

С 1 января т.г. органами НКВД арестовано 7755 агентов противника, а всего с начала войны — 11 765 человек.

В отличие от прошлого года, когда германская военная разведка броса­ла в наши тылы наспех завербованных шпионов, диверсантов, распростра­нителей провокационных слухов и пропагандистов «силы и мощи герман­ской армии», значительная часть перебрасываемой в настоящее время германской агентуры обучена в специальных школах военных разведчиков и диверсантов.

1См. т. 2 настоящего сборника, документы № 284, 286, 307, 309, 315, 327, 416, 452, 458, 466, 518, 707, 714, 738, 744, 761, а также документы № 776, 789, 806, 810, 812, 815, 816, 834, 842, 856, 868, 903, 906, 923, 940, 941. 963. 980, 993.

НКВД СССР учтено 36 школ германской военной разведки на времен­но оккупированной территории, в которых обучается одновременно до 1500 разведчиков и диверсантов, завербованных противником из числа главным образом военнопленных командиров и бойцов Красной Армии.

Большую часть своей обученной агентуры противник забрасывает через линию фронта и на самолетах группами в 3-4, реже — в 10—20 человек. Некоторые из них снабжаются портативными радиостанциями для переда­чи шпионских сведений по радио.

Переброску своей агентуры на самолетах противник начал проводить с марта1.

За это время органами НКВД задержано 222 вражеских парашютиста, из них добровольно явилось 76 человек, убито при оказании сопротивления 15. У парашютистов изъято 74 радиостанции, значительное количество взрыв­чатых и зажигательных веществ, аппараты для подслушивания телефонных разговоров и различные принадлежности для диверсионных действий.

Из числа изъятых радиостанций немецких военных разведчиков ис­пользуется для дезинформации противника 31 радиостанция.

В числе задержанных парашютистов: 2 бывших старших командира Крас­ной Армии, 2 политрука, 71 бывшый средний командир, 134бывших млад­ших командиров и рядовых военнослужащих Красной Армии, находивших­ся в плену у немцев, 8 белоэмигрантов-кавказцев, 5 гражданских лиц.

Из указанного количества вражеских парашютистов расстреляно 83 че­ловека. 33 парашютиста расстреляны публично на месте их приземления в присутствии местных жителей, участвовавших в их розыске и задержании. На публичные расстрелы население реагировало положительно.

В марте-апреле основная часть вражеских военных разведчиков-пара­шютистов с радиостанциями была выброшена в городах Вологда, Ярос­лавль, Иваново, Горький, Куйбышев, Молотов, Рыбинск, Пенза, Сызрань, Саратов, Сталинград, Балашов и Казань с задачей собирать сведения о находящихся в этих пунктах частях Красной Армии, их вооружении, степе­ни обученности, национальном и возрастном составе, о характере и коли­честве воинских перевозок по железнодорожным магистралям, и особенно перевозок иностранной техники, поступающей из Архангельска, обеспе­ченности личного состава красноармейских частей и населения противо­химическими средствами и о работе промышленности на оборону.

Большая группа военных разведчиков-парашютистов противником была выброшена также в прифронтовую зону — города Ленинград. Тихвин, Вол­хов, Бологое, Селижарово, Осташков, Калинин, ст. Сонково (Ярославской железной дороги) с заданиями по разведке дислокации и численности войск и поступления пополнений на фронт, выяснения мест нахождения штабов, аэродромов и оборонных сооружений.

Диверсионные группы и диверсанты в этот период времени выбрасыва­лись противником на железнодорожные магистрали Северо-Западного, За­падного и Юго-Западного фронтов с задачей вывода из строя важнейших железнодорожных сооружений.

В мае-июне германские разведчики-парашютисты выбрасывались пре­имущественно на северо-западном направлении фронта (Волхов, Лодей­

1См. документ № 842.

ное Поле, Тихвин, Калинин, Кострома, ст. Овинищи Ярославской желез­ной дороги) с задачей вести наблюдение за передвижением воинских гру­зов по железным дорогам, а также на Кавказ.

Выброшенные на Кавказ разведчики имели задания пробраться в города Орджоникидзе, Грозный, Минеральные Воды, Новороссийск, Нальчик, Армавир, Сальск, Ростов, Адлер, Туапсе, Сухуми, Тбилиси, станица Беслан, Прохладная и Тихорецкая, выяснять дислокацию и ко­личество воинских частей в этих пунктах, разыскивать пригодные для воздушных десантов площадки, устанавливать связь с действующими бан­дами и националистическим контрреволюционным подпольем на Кавка­зе и активизировать их подрывную работу.

В июле, с начала активных действий противника на Юго-Западном фрон­те, германская военная разведка забрасывает своих разведчиков в места предполагаемой концентрации и подвоза наших войск на центральном, юго-западном и южном участках фронта (Тула, Елец, Тамбов, Мичуринск, Саратов, Балашов, Поворино, Ртищево, Калач, Сталинград, Грязи, Тихо­рецкая) с заданием вести наблюдение за передвижением красноармейских частей, боеприпасов и техники через эти пункты.

В этих же направлениях противник за последнее время выбрасывает также диверсионные группы с задачей разрушения железнодорожных путей и мостов.

Отмечаются попытки германских военных разведывательных органов заслать свою агентуру в части и органы управления Красной Армии.

Особым отделом НКВД Северо-Западного фронта арестован начальник продфуражного снабжения штаба отдельного понтонно-мостового батальо­на Кознов, который во время пребывания в плену был завербован германс­кой разведкой, обучался в разведывательной школе и переброшен на нашу сторону с заданием внедриться в штаб одной из частей Красной Армии.

Особым отделом НКВД Приволжского военного округа арестованы военнослужащие Джерело, Глухов, Кудряшев, которые были завербованы германской разведкой во время нахождения в плену, окончили развед­школу в г. Борисове и с рацией переброшены на нашу сторону с зада­нием проникнуть в части Красной Армии и собранные шпионские све­дения передавать по радио.

После перехода линии фронта все трое выдали себя за бежавших из немецкого плена и впоследствии были зачислены в части: Джерело — на­чальником радиостанции 7-го полка связи, Глухов — пом. командира взво­да 358-го стрелкового полка, Кудряшев — красноармейцем этого же полка1.

УНКВД по Воронежской области арестован радист радиодивизиона при штабе Юго-Западного фронта Пономарев, который, попав в плен под Лозовой, был завербован противником и под гарантию жизни его семьи, проживающей в Полтаве, переброшен на самолете на нашу сторо­

12 сентября 1942 г. Особым совещанием при НКВД СССР Джерело Моисей Васильевич, Глухов Сергей Васильевич, Кудряшев Серафим Дмитриевич осужде­ны по ст. 58-16 УК РСФСР к высшей мере наказания каждый. Заключением Главной военной прокуратуры от 4 июля 1997 г. вина Джерело М.В., Глухова СВ. и Кудряшева С.Д. нашла свое подтверждение и за содеянное они обоснованно привлечены к уголовной ответственности, а поэтому не подлежат реабилитации.

ну с заданием вернуться в свою часть, собирать и радировать распоря­жения штаба Юго-Западного фронта.

Противник делает также попытки внедрить свою агентуру в разведыва­тельные органы Красной Армии и органы НКВД.

НКВД УССР арестован некий Глухов, бывший красный партизан1, ко­торый в начале войны был назначен командиром объединенных партизан­ских отрядов Черниговской и Сумской областей УССР, но был задержан немцами, стал на путь предательства, завербовался к немцам и переброшен на нашу территорию с задачей проникнуть в аппарат НКВД УССР и полу­чить там данные о дислокации партизанских отрядов на Украине и другие разведданные. Тем же органом арестован бывший оперуполномоченный Дубновского райотделения милиции Ровенской области Поляков, который дезертировал, остался проживать на оккупированной территории, был за­вербован немцами для провокаторской работы по выявлению партизан и партийно-советского актива, а затем переброшен на нашу территорию с заданием устроиться на работу в органы НКВД и собирать для немцев шпионские сведения.

Наряду с этим германская разведка продолжает забрасывать свою аген­туру для разложенческой работы в частях Красной Армии с целью склоне­ния неустойчивых бойцов к переходу на сторону противника.

Особым отделом НКВД 21-й армии арестованы 18 немецких шпионов, прошедших подготовку в Харьковской школе германской военной разведки, — Хныкин, Баранов, Минаков, Максимов2и другие. Попав в плен в мае с.г., они были завербованы германской разведкой и переброшены в расположе­ние частей Красной Армии для ведения среди военнослужащих пораженчес­кой агитации за переход на сторону немцев. Особым отделом НКВД 55-й ар­мии Ленинградского фронта арестованы красноармейцы 657-го стрелкового полка 125-й стрелковой дивизии Смирнов и Бутупаев3, которые добровольно сдались в плен, были завербованы немцами и переброшены на нашу сторону с заданием вести разложенческую работу среди бойцов Красной Армии и орга­низовать групповые переходы красноармейцев на сторону противника.

Отдельные агенты военной разведки противника перебрасываются с за­даниями совершить терриристические акты в отношении командиров и ко­миссаров частей, а также лиц высшего командного состава Красной Армии.

' Вероятно, речь идет о партизане, принимавшем участие в Гражданской войне.

!10-11 июля 1942 г. военным трибуналом Юго-Западного фронта Хныкин Алек­сандр Михайлович, Минаков Александр Никанорович, Максимов Василий Владимиро­вич осуждены по ст. 58-16 УК РСФСР к высшей мере наказания каждый.

29 марта 1993 г. в соответствии со ст. I Закона Украинской ССР от 17 апреля 1991 г. «О реабилитации жертв политических репрессий на Украине» Хныкин A.M., Минаков А.Н. и Максимов В.В. реабилитированы.

29 июля 1942 г.'военным трибуналом Сталинградского фронта Баранов Федор Алек­сеевич осужден по ст. 58-16 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы с поражением в правах по пп. «а», «б», «в» ст.31 УК РСФСР сроком на 5 лет. Срок отбытия наказания исчислялся с 9 июня 1942 г.

Определением № 3479 Верховной коллегии Верховного суда СССР от 25 апреля 1959 г. приговор военного трибунала Сталинградского фронта от 29 июля 1942 г. в отношении Баранова Ф.А. отменен и дело о нем производством прекращено за отсутствием состава преступления.

5Правильно — Бутупуев. 10 октября 1942 г. Бутупуев Итимбай военным трибуналом 125-й сд осужден к высшей мере наказания.

Арестованный Особым отделом Западного фронта агент германской раз­ведки бывший младший лейтенант 74-го кав. полка 2-го гвардейского корпу­са Зайцев имел задание вернуться в свою часть и убить командира корпуса

За последнее время немцы через линию фронта и на самолетах активно начали забрасывать на Кавказ шпионскую агентуру из числа лиц кавказс­ких национальностей.

Ведущую роль в подготовке этой части агентуры противника играет быв­ший командующий дашнакской армией Дро и кавказская белоэмиграция.

Агентуре из кавказцев немцы дают задание вести разведку побережья Черного моря, устанавливать дислокацию воинских частей, укреплений, наблюдать передвижение войск, организовывать диверсии на транспорте, устанавливать связи с антисоветским националистическим подпольем и бандами, подготавливать посадочные площадки для вражеских десантов и сигнализировать германским самолетам при бомбежках.

8 мая с.г. на территории Абхазской АССР с немецкого самолета сбро­шена группа разведчиков с радиостанцией в составе 4 человек: Кампасьян (ст. группы, при приземлении разбил обе ноги и застрелился); Андриян К.К., Кочкувян, Харатьян Петро (задержаны), которые окончили разведш­колу в Симферополе, организованную бывшим дашнакским генералом Дро Канаяном. Задержанные разведчики имели задание выявить на побережье Абхазии посадочные площадки для вражеских самолетов, заминировать мосты на дорогах, ведущих к этим площадкам, выяснить возможности орга­низации вооруженных банд для террористических действий против мест­ных властей.

Агенты германской разведки в большинстве случаев перебрасываются в форме военнослужащих Красной Армии, снабжаются оружием совет­ского производства, крупными суммами денег (от 3 до 30 тысяч рублей), поддельными документами (красноармейскими книжками, справками эва­когоспиталей, служебными предписаниями действующих на фронте ча­стей Красной Армии, чистыми бланками со штампами и печатями), наборами печатей и штампов, а иногда и пакетами с фиктивными бо­евыми донесениями.

Благодаря этим документам, а также из-за недостаточной бдительности некоторых лиц командно-политического состава частей и советских орга­нов шпионам в ряде случаев удавалось беспрепятственно проникать через линию фронта, свободно передвигаться и оседать в тылу. В июне т.г. в Москве арестованы агенты германской разведки бывшие военнослужащие Красной Армии Брановский и Зуевич, которые еще в июле 1941 г. добро­вольно сдались в плен немцам, были завербованы, обучены в Борисовской школе разведчиков и переброшены в тыл Красной Армии.

Расследованием по делам разоблаченной агентуры противника устанав­ливается, что значительная часть ее после переброски в наш тыл не выпол­няет заданий противника.

Некоторые из них являются с повинной в советские органы, боль­шинство же, боясь ответственности, не делают этого и, пользуясь фик­тивными документами, полученными от немецкой разведки, устраивают­ся в тылу на работу.

Сброшенная в марте т.г. в районе Бологое с германского самолета груп­па диверсантов в количестве 8 человек, окончивших специальную школу в г. Валка1, после приземления по предложению ее руководителя бывшего капитана Красной Армии Чайка2приняла решение на немцев не работать и, бросив оружие, взрывчатые вещества и радиостанцию, разъехалась.

Значительную помощь в выявлении агентуры противника оказывает ме­стное население, нередко близкие родственники немецких агентов.

Заброшенный на самолете в апреле с.г. германский разведчик Горш­ков после приземления выехал в г. Челябинск к семье. Жена Горшкова, узнав с его слов, что он является германским агентом, немедленно за­явила об этом в местное УНКВД и помогла задержать его. Немецкий диверсант Русаев переброшенный в наш тыл на самолете в феврале с.г., выехал к семье в г. Уфу, где рассказал тетке о своей принадлежности к немецкой разведке и просил ее совета, как ему следует поступить. Сказав, что она об этом подумает, тетка немедленно сообщила о признании Русаева в НКВД и помогла его задержать.

За последнее время германская военная разведка, видимо, стала учиты­вать эти обстоятельства. Из допросов задерживаемых в последнее время немецких шпионов устанавливается, что германские разведывательные орга­ны, прежде чем перебрасывать завербованную агентуру в наш тыл, исполь­зуют ее для шпионской и провокаторской работы в лагерях для военноп­ленных, направляют в партизанские районы для выявления местонахождения партизанских отрядов и лиц, оказывающих им помощь, и т.п. Этим путем германская военная разведка стремится создать работоспособную есть сво­ей агентуры, действующей в нашем тылу.

За последнее время германская военная разведка засылает своих аген­тов в нашу прифронтовую полосу с заданием связаться со скрывающи­мися в лесах дезертирами и организовывать из их числа диверсионные группы для вывода из строя средств связи, мостов и для других дивер­сионных действий.

Народный комиссар внутренних дел СССР Л.Берия

ЦА ФСБ России

К середине 1942 г. непосредственно на временно оккупированной территории СССР действовала значительная сеть разведывательно-диверсионных школ противника.

Школы абвера, как его команды и группы, постоянно увеличивались по мере про­движения немецко-фашистских войск в глубь территории СССР. Так, например, в 1941 г. на оккупированной советской территории противник имел 13 школ, в которых одновре­

1 Группа имела задание — взорвать железнодорожное полотно Бологое-Ленинград. Все 8 человек окончили диверсионную школу, которая находилась в м. Вихула (Эсто­ния), а не в г. Валка.

2 Чайка Гавриил'Степанович 26 августа 1943 г. военным трибуналом МВО и МЗО г. Москвы осужден по ст. 58-16 УК РСФСР к высшей мере наказания. Определением № 3495 от 8 сентября 1943 г. Военной коллегией Верховного суда расстрел заменен на 20 лет лишения свободы с поражением в правах на 5 лет. Срок наказания исчислялся с 11 ноября 1942 г. Заключением Военной прокуратуры МВО от 10 декабря 1954 г. в пересмотре дела ему было отказано. Освобожден 2 ноября 1955 г. по Указу от 17 сентября 1955 г.

]Русаев Константин Афанасьевич 26 августа 1943 г. военным трибуналом МВО и МЗО осужден по ст. 58-16 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы. Срок наказания исчислялся с 11 ноября 1942 г. Заключением Военной прокуратуры МВО от 10 декабря 1954 г. в пересмотре дела ему было отказано.

менно обучалось свыше 2 тысяч вражеских агентов. К концу 1941 г. число агентов противника, засылаемых в советский тыл, составляло свыше 5 тысяч человек Посль разгрома немецко-фашистских войск под Москвой органами абвера еще дополни­тельно, к ранее существующим было создано 23 школы. В течение 1942 г. в 36 шко­лах на оккупированной территории Советского Союза обучалось свыше 10 тысяч германских разведчиков. Руководители фашистских спецслужб принимали меры к более качественной подготовке агентурных кадров. Шпионы, диверсанты и терро­ристы стали проходить специальное обучение в школах в течение трех — шести месяцев (см. документы № 812. 868).

Для проведения шиионско-диверсионной деятельности в тылах фронтов раз­ведка противника, как и в первые дни войны, перебрасывала туда разведыватель­но-диверсионные отряды и группы.

В мае 1942 г. на Западном фронте в район дислокации 2-го кавалерийского корпуса (позже 1-го гвардейского) под командованием П.А.Белова фашистская разведка направила под видом подразделения советских войск диверсионный от­ряд численностью свыше 300 солдат и офицеров. Перед отрядом стояла задача захватить штаб корпуса во главе с его командиром, внести дезорганизацию в управление советскими войсками.

В период подготовки частей Красной Армии к зимнему наступлению на Се­веро-Западном фронте с целью ликвидации демянской группировки вражеские разведывательные органы забросили в тыл фронта диверсионные группы и ди­версантов-одиночек для совершения подрывных действий на участках железной дороги Бологое-Старая Русса, Бологое—Торопси

В системе абвера в марте 1942 г. был создан специальный орган «Зондерштаб Р» («Особый штаб Россия»), который занимался разведкой и разложением парти­занских отрядов, выявлением лиц, связанных с партизанами, подпольных анти­фашистских групп и организаций (см. документ № 878).

В контакте с абвером и главным штабом верховного командования германс­кой армии, а также с имперским министерством по делам оккупированных вос­точных областей разворачивал подрывную работу против СССР созданный РСХА в марте 1942 г. специальный разведывательно-диверсионный орган под условным наименованием «Унтернемен Цеппелин» (предприятие Цеппелин). Последний осуществлял политическую разведку против Советского Союза и стран Ближнего Востока. Он состоял из руководящего центра, а также специальных войсковых формирований, особых команд и учебных лагерей, действовавших на советско-германском фронте.

Немецкими разведывательными органами совместно с имперским министер­ством по делам оккупированных восточных областей в 1941-1942 гг. было созда­но в Берлине несколько «национальных комитетов» (русский, грузинский, ар­мянский, азербайджанский, туркестанский, северо-кавказский, волго-татарский, калмыцкий). Перед этими комитетами немцы поставили задачу привлечь бело­эмигрантов и националистические элементы из числа изменников Родины, пере­брошенных на сторону немецко-фашистской армии, для активной борьбы про­тив Советского Союза (см. документ № 860).

Однако все попытки разведывательных служб противника подорвать боевую мошь Красной Армии, собрать информацию об основных группировках наших войск, резервах Ставки ВГК потерпели неудачу (ЦА ФСБ России).

Донесение начальника Управления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии № 19/9-00411 в НКВД СССР о задержании агента германской разведки на участке Южного фронта

2 августа 1942 г.

25 июля 1942 г. 24-м погранполкам по охране тыла Южного фронта на переправе через Манычский канал1задержан в форме красноармейца Бе-зуглов Никита Леонтьевич, 1922 года рождения, уроженец ст. Вознесенская Чечено-Ингушской АССР, бывший красноармеец 1395-го епб 29-й сапер­ной бригады 24-й армии2.

На допросе Безуглов изобличен в том, что он является агентом германской разведки и с диверсионными заданиями переброшен в тыл Красной Армии.

13 июля с.г. Безуглов и с ним красноармеец этой же части Тулынин в с. Глубоком попали в плен. Во время допроса сообщили германской раз­ведке сведения об оборонительных сооружениях, построенных их батальо­ном, после чего были завербованы: Безуглов под псевдонимом «Боков Фе­дор» и Тулынин под псевдонимом «Григорьев Иван Николаевич».

Обоим диверсантам были даны следующие задания:

1. Пробраться в тыл Красной Армии, разыскать свою часть и, исполь­зовав возможности Безуглова как повара, отравить приготовленную для батальона пишу.

2. После совершения диверсии в батальоне скрыться в г. Каменске3 и отравлять питьевые источники в местах дислокации частей и соединений Красной Армии.

3. При появлении немецкой авиации в местах, удобных для высадки десантов, подавать сигналы путем пуска трех ракет белого цвета.

4. Пробраться в г. Сталинград, установить места расположения заводов оборонного значения, после чего возвратиться обратно.

Для осуществления диверсионных актов германская разведка Безуг-лову и Тулынину выдала 116 порошков яда, ракетницу и 8 ракет, обес­печила их продуктами питания и деньгами, выдав на дорогу 2 кг колба­сы, 2 л водки, сухари и 2000 рублей.

Оба диверсанта были вооружены автоматами ППД и проинструк­тированы в случае задержания выдать себя за отставших от части в момент наступления.

1Правильно — Кумо-Манычский канал. Находится на Северном Кавказе в Кумо-Маныч-ской впадине, по которой обычно проходит условная граница между Европой и Азией. 1 См. документ № 537.

1Правильно - Каменск-Шахтинский, город (с 1927 г.), районный центр в Ростовской области. Пристань на реке Северский Донец. Железнодорожная станция (Каменская).

По показаниям Бсзуглова, его соучастник Тулынин после перехода линии фронта в одном изнаселенных пунктов ночью скрылся в неиз­вестном направлении.

Безуглов, боясь быть изобличенным при задержании, выданные ему автомат ППД, ракетницу и ракеты во время переправы бросил в р. Дон, а порошки яда сжег в с. М.Селенном.

Кроме того, Безуглов показал, что во время его допроса и вербовки германской разведкой присутствовал изменник Родины бывший коман­дир РККА, одетый в гимнастерку с черными петлицами со следами 2 квадратов и брюки цвета хаки, на внешней стороне кисти левой руки имеющий татуировку «Глушаков».

Приметы «Глушакова»: около 30 лет, рост средний, плотного телос­ложения, широкоплечий, лицо в веснушках, бритое, волосы рыжие, под­стриженные «ежом».

Безуглов с материалами следствия передан Сальскому РО НКВД1. Ту­лынин и «Глушаков» включены в розыск по Сталинградскому и Северо-Кавказскому фронтам.

Начальник Управления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии

ст. майор госбезопасности Леонтьев

Начальник разведывательного отдела*

майор госбезопасности Трофимов

РГВА, ф.32880. оп.4, Й.366, лл. 153-156.

Копии

№ 1040

Докладная записка командира 210-го партизан­ского отряда' Н.Ф. Королева и начальника

штаба С.С. Сумченко в НКВД БССР о боевой деятельности на территории Осиповичского района Белорусской ССР в 1941—1942 гг.

3 августа 1942 г.

Согласно решению ЦК КП(б)Б все партийно-советские работ­ники района должны оставаться на местах и проводить борьбу

1 28 июля 1942 г. военным трибуналом войск НКВД в.ч. 1125 Безуглов Н.Л. осужден пост. 58-1«б» УК РСФСР к высшей мере наказания.

2 210-й партизанский отряд был сформирован в конце марта 1942 г. С момента его организации он действовал главным образом на железнодорожных коммуникациях.

против гитлеровских захватчиков. Работники Осиповичского района КП(б)Б, райисполкома и межрайотдела НКГБ остались в тылу против­ника для выполнения этой задачи.

2 июля 1941 г. в Кличевском районе встретились с группой работни­ков НКГБ и НКВД, посланных Наркоматом внутренних дел БССР в Осиповичский район для борьбы с десантом и на случай занятия района немецкими войсками оставаться в тылу врага и проводить диверсионную работу, где и объединились в одну группу, которая состояла из 9 человек (персонально: 2-й секретарь РК КП(б)Б тов. Голант1, 3-й секретарь тов. Шиенок2, пред. райисполкома тов. Королев5, нач. межрайотдела тов. Мазур4, ст. опер-уполномоченный того же отдела тов. Лебедев5 и оперу­полномоченный Барбаков6, нач. КРО НКГБ Барановичской области Ру­бинов7, нач. Слонимского ГО НКВД тов. Сумченко8, нач. отделе­

1 Правильно - Голанл Рувим Хаимович - с июля 1941 г. по 2 июля 1944 г. являлся 2-м секретарем Осиповичского подпольного райкома КП(б) Белорусии.

2 Шиенок Александр Васильевич — с июля 1941 г. по 2 апреля 1943 г. являлся 3-м секретарем Осиповичского подпольного райкома КП(б) Белорусии.

1Королев Николай Филиппович (1906—1972) — генерал-майор (1943), Герой Совет­ского Союза (1944). С 1937 г. — заместитель председателя, затем председатель Осипович­ского райисполкома. Сражался в партизанских отрядах. Командир группы партизан, с марта 1942 г. - командир 210-го партизанского отряда, с января 1943 г. —командир 1-й Осиповичской партизанской бригады, преобразованной в июле 1943 г. в Осиповичскую военно-оперативную группу. С 1944 г. — председатель Могилевского горисполкома. 10 июня 1946 г. приказом МВС № 0372 уволен в запас по ст. 43, п.«а». В 1953-1957 гг. — секретарь Хотимского райкома КП(б) Белоруссии. С 1958 г. — на советской работе в Могилеве.

4 Мазур Сергей Акимович (I913-?) - майор госбезопасности (1943). С июни 1939 г.

 начальник райотдела НКВД БССР (г. Климовичи). С апреля 1941 г. — начальник Осиповичского межрайотдела УНКГБ по Могилевской области. С июля 1941 г. по 1943 г.

- командир партизанской бригады №. 13.

В 1947 г. приказом МГБ СССР № 3502 уволен в запас офицерского состава МГБ.

5 Лебедев Иван Алексеевич (19I5-?) - подполковник (1944). С апреля 1941 г. -старший оперуполномоченный Осиповичского межрайотдела УНКГБ по Могилевской области. С июля 1941 г. - находился в тылу противника на территории Могилевской области для организации партизанского движения. С января 1945 г. — начальник Речиц-кого РО УНКГБ по Гомельской области БССР. С марта 1946 г. — начальник 10-го отделения 2-го отдела УНКГБ по Гомельской области, затем начальник розыскного отделения. С августа 1947 г. - начальник отделения кадров УМГБ по Гомельской обла­сти. С марта 1951 г. по август 1953 г. - заместитель начальника отдела кадров УМГБ-УМВД по Гомельской области.

ьБарбаков Иван Макарович (1914-1945). С марта 1940 г. - помощник оперуполно­моченного Осиповичского РО НКВД Белорусской ССР. С мая 1941 г. - оперуполномо­ченный Осиповичского межрайотдела УНКГБ по Могилевской области, затем старший оперуполномоченный Осиповичского РО УНКГБ по Бобруйской области. С июля 1941 г. находился в тылу противника, где сначала являлся разведчиком Осиповичского парти­занского отряда, а с ноября 1942 г. по июль 1944 г. - оперуполномоченный этого же отряда. В апреле 1945 г. исключен из списков личного состава в связи со смертью.

7 Рубинов Кирилл Андреевич (1907-1942) - капитан (1939). С мая 1940 г. - замести­тель начальника 3-го отдела УГБ УНКВД по Барановичской области. С апреля 1941 г. -начальник контрразведывательного отдела УНКГБ по Барановичской области. В июне 1941 г. был направлен НКВД Белорусской ССР в тыл противника в качестве руководи­теля партизанского отряда. 31 августа 1942 г. погиб в бою.

8 Сумченко Степан Сергеевич (1906—1944) - до начала Великой Отечественной вой­ны работал начальником Слонимского ГО НКВД. В конце июля 1941 г. был направлен с группой чекистов на оккупированную территорию Осиповичского района для органи­зации партизанского движения. С марта 1942 г. являлся начальником штаба партизанс­кого отряда № 210. Погиб 7 января 1944 г.

ния Слонимского ГО НКГБ тов. Стельмах1) и возвратились в Осипович-ский район.

С начала прибытия группы в Осиповичский район приступили к организации партизанских групп из военнопленных и местного населе­ния, приобретали оружие и боеприпасы, проводили агитационно-пропа­гандистскую работу среди местного населения временно оккупированной немцами территории, а также занимались диверсионной и агентурно-оперативной работой.

В 1941 г. было создано 3 партизанские группы, из которых 2 группы жили на полулегальном положении в деревне, где были раскрыты гестапо и разбиты, а одна группа находилась в лесу и действовала под нашим руко­водством. В августе 1941 г. связались с группой десанта, которая была по­слана в тыл врага Западным фронтом для производства диверсионно-под-рывной работы под командованием ст. лейтенанта Пыжова2, после чего все действия производили взаимно.

За 1941 г. было сожжено два моста на шоссейной дороге Минск — Бобруйск и в районе Талька выпущен бензин и керосин Гродзянской нефтебазы, спущен под откос 1 немецкий эшелон, разбили Гродзянскую и Погорельскую полицию.

В конце марта 1942 г. организовался партизанский отряд № 210 из 3 мелких групп, которые до этого все действия производили взаимно.

В момент организации отряда насчитывалось 48 человек личного соста­ва. В настоящее время отряд состоит из 176 человек, из которых 4 парти­занские группы (в количестве 48 человек) по некоторым тактическим сооб­ражениям находятся отдельно, в 5—10 км от отряда, и выполняют все задания и поручения командования отряда. Кроме этого, имеется группа из 13 че­ловек, которая находится на полулегальном положении в деревне, воору­жена винтовками и 1 ручным пулеметом. Отряд вооружен автоматическим оружием и обеспечен боеприпасами посредственно, дальнейших перспек­тив на обеспечение отряда оружием и боеприпасами нет.

Личный состав отряда состоит из: номенклатурных работников ЦК КП(б)Б — 11 человек, военнослужащих — 96 человек, рабочих стеклозавода «Октябрь» и местных жителей — 69 человек. Мораль­но-политическое состояние личного состава партизанского отряда хорошее, все партизаны уверены в победе над врагом.

Основной задачей отряд перед собой ставил проведение диверси­онной работы на железной дороге, разрушение коммуникаций про-

1 Стельмах Иван Макарович (1912—?) — полковник (1948). С апреля 1941 г. — началь­ник отделения КРО Слонимского ГО УНКГБ по Барановичской области. С июля 1941 г. - организатор партизанского движения на территории Осиповичского и Кличевского районов Могилевской области. С апреля 1942 г. — начальник Особого отдела партизан­ского отряда № 210. С 25 апреля 1943 г. по март 1944 г. — начальник оперативной группы «Бсрезино». С мая 1944 г. — начальник УНКГБ-УМГБ по Могилевской области Бело­русской ССР. С апреля 1951 г. - заместитель министра МГБ БССР по кадрам. С марта 1953 г. - начальник отдела кадров МВД Белорусской ССР. С июня 1953 г. — заместитель министра внутренних дел Белорусской ССР.

С октября 1953 г. - начальник УМВД по Гомельской области. В 1959 г. приказом МВД СССР № 741 уволен в запас Советской Армии по служеб­ному несоответствию.

2 Пыжов Григорий Васильевич (1909—?) - с 17 июля 1941 г. по июль 1944 г. был коман­диром партизанской группы, а затем партизанского отрада № 215 имени В.ИЛенина.

тивника, уничтожение полицейских, шпионов и всех тех, кто взял оружие против социалистической Родины, а также проведение агитационно-пропа­гандистской работы среди населения против гитлеровских оккупантов и аген-турно-оперативной работы.

За период формирования отряда, то есть с 1 апреля по 1 августа, отря­дом проделана следующая работа: спушено под откос 18 поездов, их них: воинских эшелонов — 5, поездов с военной техникой и боеприпасами — 5, с горючим — 3, с продовольствием и живой силой — 1, со стройматериала­ми для мостов и ДЗОТов — 1, с военно-инженерными материалами (пон­тонные лодки и др.) — 1, с неустановленным грузом — 2.

Во время крушения 5 воинских эшелонов было убито около 3000 не­мецких, итальянских и мадьярских солдат и офицеров, а также было много раненых. Установлено, что во время крушения поездов с военной техникой было разбито 20 вагонов с танками, 22 вагона с орудиями, 5 вагонов с боеприпасами.

Необходимо отметить, что крушение поездов до 20 июня производи­лось ключом и лапой, путем разбора железнодорожного полотна. С 20 июня, после встречи с десантной группой, где с командиром «Овод» начали дей­ствовать на железной дороге совместно, путем взрыва1, так как у них были взрыватели, а мы имели некоторое количество тола. Результаты работы стали более эффективными: каждое крушение давало задержку движения поездов от 8 до 15 часов. Во время крушения 2 встречных поездов 14 мая была задержка поездов на 2 суток. В настоящее время взрыввещества из­расходованы, а производить диверсии путем разбора железнодорожного полотна ключом и лапой не представляется возможным, так как несется усиленная вооруженная охрана железной дороги, через каждые 25—30 мет­ров стоят парные охранники.

На местной магистрали Елизово-Осиповичи пущен под откос паровоз с 3 вагонами, следующие с немецкими солдатами и офицерами из стеклоза­вода «Октябрь» в Осиповичи (убито 50 человек). Кроме того, на ст. Уборок уничтожен паровоз и во время ремонта в Осиповичском железнодорожном депо выведено из строя 4 паровоза, которые на первом перегоне были сожжены и направлены на капитальный ремонт на завод, в результате чего каждый раз было задержано движение поездов на 4—5 часов.

Сбито и сожжено на шоссейной дороге немецких автомашин: грузовых — 4, легковых — 2, мотоциклов — 1, и движок внутреннего сгорания.

Выведено телеграфно-телефонные линии путем спиливания столбов и уничтожено провода на расстоянии 4 км по линии между Бобруйском-Борисовым, Борбуйском—Червенем и Свислочь—Осиповичами. Во время выезда полиции и немцев в деревню за скотом был подбит один танк. Разгромлены и уничтожены 3 сельуправления (Яновское, Погорельское и Якшицкое), почтовое отделение и аппаратура в Гродзянке. Разбита поли­ция в сельуправлениях Яновке, Погорелом, Липсне и Семкиной слободе, а также взорвана немецкая комендатура в мЛипене.

В обшей сложности по району обезврежено: полицейских — 54, немецких офицеров — 1, солдат и подофицеров — II, переводчиков гестапо — 1, ранено солдат и офицеров — 10.

Сожжено 2 овощехранилища и 1 сенной склад, в результате чего уничтоже­но принадлежащих немецкой армии: картофеля— 150 тонн, соломы — 100 тонн.

Сожжено 2 деревянных моста: Вязский — через реку Свислочь и между Липенем и Свислочью через реку Потеха. Отряд также занимается оператив­но-войсковой разведкой, для чего выделена группа разведчиков из опытных работников, которая возглавляется оперативным работником. На отчетное число разведка отряда имеет агентурно-осведомительную сеть из 64 человек, в результате чего выявлено и обезврежено 23 немецких шпиона.

В результате проделанной отрядом работы в районе 80% всего насе­ления Осиповичского района недовольны немецкими захватчиками и многие из них активно помогают партизанам. За последнее время име­ется больше тяготения в партизанские отряды местных жителей, но тор­мозом расширения партизанского движения во многих случаях является отсутствие вооружения'.

Первоочередной задачей перед отрядом мы ставим срыв проводимых немецкими властями мероприятий по заготовке сельхозпродуктов, а также уничтожение заготовленных сельхозпродуктов на складах и при транспор­тировке.

Для выполнения вышеуказанных мероприятий отряду необходимы взрыввешества: тол, детонаторы и электродетонаторы, бикфордов шнур, батареи для карманного фонаря, конфеты2и ключ № 2, противотанковые фанаты и противотанковое ружье, автоматическое оружие ППШ и ручные пулеметы Дегтярева, а также для регулярной связи отряду необходимы ра­ция и радист.

Поименованные материалы и вооружение просим выслать самолетом, место выброски подготовим и обеспечим ее безопасность.

Координаты сообщим через десантную группу 4-го отдела Наркомата внутренних дел Союза ССР, где командиром «Овод».

О дальнейших задачах и работе нашего партизанского отряда просим дать указания.

Приложения: список командного состава, работающего под вымыш­ленными фамилиями; список номенклатурных работников ЦК КП(б)Б3.

Командир-комиссар партизанского отряда № 210

старший политрук Королев

Начальник штаба партизанского отряда № 210

старший лейтенант Сумченко

ЦА ФСБ России

' Так в тексте документа.

2 Так в тексте документа.

3 Приложение не публикуется.

№ 1041

Сообщение НКВД СССР № 1420/Б в ГКО с  изложением данных, полученных от резидента НКВД в Лондоне, относительно решения английского правительства не открывать второго фронта в 1942 г.'

Резидент НКВД СССР в Лондоне на основании агентурных дан­ных, подтвержденных также источником из кругов американского посольства, сообщил следующее:

«25 июля военный кабинет Англии на своем заседании принял решение второго фронта в этом году не открывать».

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

Военный кабинет Англии принял данное решение, которое соответствовало уста­новкам 1-й Вашингтонской конференции (22 декабря 1941 г. — 14 января 1942 г.) и 2-й Вашингтонской конференции (18-26 июня 1942 г.). В ходе конференций, и особенно последней, У.Черчилль и Ф.Рузвельт наметили вместо открытия второго фронта в Евро­пе осуществить вторжение американских и английских войск во Французскую Северную Африку, нацеленное на обеспечение прежде всего собственных интересов (операция «Торч»). Учитывая отрицательную позицию своих союзников в отношении вторжения в Западную Европу, Советское правительство в первые месяцы 1942 г. официально больше не ставило перед ними этого вопроса.

При отсутствии второго фронта на западном направлении гитлеровское командова­ние к лету 1942 г. сосредоточило большие силы на советско-германском фронте, что существенно осложнило военную обстановку для СССР, поскольку он, как и прежде, мог рассчитывать только на собственные силы.

В этих условиях под давлением американской общественности весной 1942 г Руз­вельт счел необходимым дать СССР некоторые заверения, касающиеся второго фронта. В советско-американском коммюнике об итогах визита наркома иностранных дел СССР В.М.Молотова в Вашингтон в июне 1942 г. говорилось о достижении «полной догово­ренности в отношении неотложных задач создания второго фронта в Европе в 1942 г.». Британское правительство также было вынуждено согласиться на подписание англо­советского коммюнике с аналогичной формулировкой по этому вопросу. Однако вслед за этим Черчилль стал настойчиво убеждать Рузвельта отказаться от идеи открытия вто­рого фронта в 1942 г. и заменить его высадкой союзнических войск в Северной Африке.

Чтобы объяснить Советскому правительству, почему не выполняются взятые ранее обязательства, Черчилль в августе 1942 г. прибыл в Москву. США на этих переговорах представлял У.А.Гарриман. В памятной записке, врученной Советскому правительству 14 августа, Черчилль информировал о невозможности для Англии и США открыть вто-

4 августа 1942 г.

ЦА ФСБ России

1См. документы № 1008, 1024, 1025, 1026, 1030, 1031.

115

рой фронт в Европе в 1942 г. и о намерении пропссти в октябре 1942 г. операцию «Торч». Поддержанный представителем США Черчилль все же был вынужден заявить, что широкое вторжение на Европейский континент состоится только весной 1943 г. (см.: Дипломатический словарь. В 3 т. М., 1984, т. I, с. 229; Вторая мировая война. Два взгляда. М., 1995, с. 310, 312).

№ 1042

Директива НИД СССР № 319 о мерах по усилению агентурно-оперативной работы среди личного состава разведотделов и разведшкол Красной Армии

4 августа 1942 г.

Начальникам особых отделов НКВД фронтов, военных округов,

7-й отдельной и резервных армий, флотов, флотилий и военных округов

Особым отделом НКВД Западного фронта в июне с.г. разоблачены как агенты противника ряд разведчиков разведотдела штаба Западного фронта, перевербованные германской военной разведкой во время выполнения ими заданий разведотдела в тылу противника. Арестованный 11 июня с.г. быв­ший разведчик-радист разведотдела Степин на допросе показал, что, нахо­дясь на территории, временно занятой противником, в результате преда­тельства бывшего разведчика разведотдела штаба Западного фронта Куприна он совместно с другими разведчиками был арестован и перевербован гер­манской военной разведкой.

Степин в течение двух месяцев разъезжал с офицером германской воен­ной разведки Клаусом и занимался вылавливанием известной ему нашей агентуры, переброшенной разведотделом фронта в тыл противника.

В мае с.г. германская военная разведка перебросила Степина на нашу сто­рону под видом военнослужащего, бежавшего из плена, с заданием внедриться в агентурный аппарат разведотдела фронта, выявить готовящуюся там к пе­реброске в тыл противника агентуру и привести к немцам для перевербовки группу советских разведчиков с радиостанцией и новым шифром.

Другой агент германской военной разведки бывший разведчик разве­дотдела Берестнев, арестованный в июне с.г., на допросе показал, что, на­ходясь в Смоленске, он был перевербован тем же офицером Клаусом и переброшен на нашу сторону.

Берестнев получил задание по прибытии на нашу сторону заявить, что он завербован германской военной разведкой, имеет там связи и таким образом, дав повод особому отделу для перевербовки, внедриться в его агентурный аппарат и выявить агентуру особого отдела, заб­расываемую в тыл противника.

Арестованный 10 июля с.г. агент германской военной разведки Агеев на следствии показал, что по заданию разведки он проник в агентур­ный аппарат разведотдела штаба 33-й армии Западного фронта, выдал германской разведке двух агентов разведотдела, из которых Антонов был перевербован и впоследствии переброшен на нашу сторону со шпи­онским заданием.

Аналогичные факты перевербовки агентуры разведотдела Крас­ной Армии противником за последнее время были вскрыты также Особыми отделами Калининского и Ленинградского фронтов.

Разоблаченные шпионы Степин, Берестнев и другие назвали ряд известных им агентов противника из числа перевербованных быв­ших разведчиков разведотдела штаба Западного фронта, подготав­ливаемых к переброске и частично переброшенных на нашу сторо­ну со шпионскими заданиями.

Предлагаю:

организовать агентурно-оперативную работу среди личного со­става разведотделов и разведшкол таким образом, чтобы своевре­менно выявлять германских шпионов, проникающих в Красную Армию по этим каналам.

Принять меры к розыску и аресту германских шпионов, перечис­ленных в прилагаемом списке1.

При обнаружении германских разведчиков немедленно сообщать в Управление особых отделов НКВД СССР.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР Абакумов

ЦА ФСБ России

В тылу Западного фронта и на территории Смоленской области действовали органы абвера: разведывательная абверкоманда 103 и подчиненные ей абвергруппы 107, 109 и 113 (см. документы № 771, 812, 817, 842, 885, 921).

В этом регионе оперировала диверсионно-разведывательная абверкоманда 203 и под­чиненные ей абвергруппы 208, 209 (см. документ № 812). На территории Смоленской области дислоцировалась контрразведывательная абверкоманда 303 и подчиненные ей абвергруппы 307, 308, 309, 310, 315, 316, 318 (см. документы № 823, 904). Здесь же находились группы ГФП (тайная полевая полиция), 639-я, 742-я; оперативная группа Б полиции безопасности и СД со своими особыми командами 7а, 76, оперативной коман­дой 9 и особой командой Цеппелина.

В г. Смоленске по ул. Дзержинского, д. 22, размешалась диверсионная школа, органи зованная в декабре 1941 г. абверкомандой 203 (см. документ № 812) (ЦА ФСБ России).

1Список не публикуется.

Из спецсообщения заместителя начальника УНКВД по Воронежской области № 1/2082 капитана госбезопасности В.С.Соболева начальнику УНКВД области майору госбезопасности НАГолубеву о возвращении группы разведчиков из тыла противника1

4 августа 1942 г.

Центральной опергруппой УНКВД за 1—3 августа с.г. проделано следующее:

...3. Возвратились из тыла противника 3 разведчика (Феоктистов2, Ци-цылин и Луцик). По данным агентуры установлено, что главой Воронежа назначен Михайлов (все данные о нем выясняются). Все население Воро­нежа до Чижовки эвакуировано в тыл к немцам. По городу разрешено хождение по специальным пропускам, выданным немецкой комендатурой, находящейся в военном городке. Все граждане, не имеющие пропусков, задерживаются и направляются в комендатуру. На проспекте Революции, против дома связи, повешена женщина, лет 45—50, и на улице Кирова, около маслозавода, повешено 2-е мужчин, лет 50—60. У всех повешенных на груди имеются дощечки с надписью: «Несмотря на приказ, я вернулся в эвакуированную область и наказан за неподчинение, грабеж и шпионаж». На набережной Воронежа, в районе Вогрессовского моста, установлено не­сколько скрытых точек минометов противника, расположенных в домах...

Зам. начальника УНКВД по Воронежской области начальник 4-го отдела УНКВД

капитан госбезопасности Соболев

ЦА ФСБ России

1 Передано по ВЧ.

2 См. документ № 1015.

Циркуляр НКВД СССР № 328 о порядке сдачи в доход государства трофейных ценностей

5 августа 1942 г.

Из поступающей переписки и запросов с мест усматривается, что в органы НКВД прифронтовой полосы, особые отделы и погранич­ные войсковые части поступают трофейные ценности и инвалюта, которые в отдельных органах и частях накапливаются в местах сдачи.

Всем начальникам управлений и отделов НКВД СССР, НКВД-УН КВД республик, краев и областей, особых отделов НКВД, погра­ничных войск НКВД округов и частей пограничных войск НКВД

предлагается:

1. Все трофейные или случайно поступившие ценности (золотые, пла­тиновые и серебряные изделия, как-то: часы, броши, браслеты, серьги, кольца и др.), накопившиеся за время до выхода настоящего циркуляра, в декадный срок выслать в Финотделение НКВД СССР (г. Москва) для об­работки и сдачи в доход государства.

Ценности, высылаемые в центр, направлять при сопроводительных пись­мах с приложением описей, с указанием в последних, от кого, когда и при каких документах или при каких условиях они поступили.

2. Инвалюту, золото, платину и серебро россыпью и в слитках, а также монеты старого чекана и соввалюту в 3-дневный срок сдать в местные отделе­ния или полевые конторы Госбанка для зачисления в доход государства.

3. В дальнейшем соввалюту, инвалюту и ценности указанного проис­хождения не реже одного раза в месяц сдавать в доход казны на месте, а требующие обработки направлять в Финотделение НКВД СССР.

4. Расходование или временное заимствование валюты и ценностей на нужды органов категорически запрещается.

Виновные в нарушении этого будут привлекаться к строгой ответствен­ности.

5. В отношении порядка хранения, возврата, сдачи в доход государства и учета денежных сумм и ценностей арестованных руководствоваться инструк­цией, объявленной приказом НКВД СССР от 16 июня 1939 г. за №0173.

6. Начальникам особых отделов НКВД военных округов, фронтов, от­дельных армий, военных флотов и флотилий и начальникам пограничных войск и войсковых частей НКВД:

а) создать комиссии и самым тщательным образом проверить наличие и обеспечить отправку по назначению трофейных ценностей и инвалюты;

б) одновременно этим же комиссиям поручить проверить правильность и своевременность сдачи для оприходования оперативными работниками денежных сумм и ценностей, отбираемых при обысках и арестах, а также правильность их хранения, возврата, сдачи в доход государства и их учета в финансовых аппаратах;

в) обеспечить контроль за немедленным выполнением настояще­го циркуляра.

Начальник ЦФПО НКВД СССР Берензон

Зам. нач. Управления особых отделов НКВД СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга       Милыитеин

Зам. нач. Главного управления

пограничных войск НКВД СССР Яценко

ЦА ФСБ России

Еще в марте 1942 г. постановлением ГКО была создана Центральная комиссия по сбору трофейного вооружения и имущества. С началом массового освобождения совет­ской территории от немецко-фашистских захватчиков возрастал объем работы трофей­ных служб. С этой целью НКВД СССР издал настоящий циркуляр и потребовал от органов прифронтовой полосы создать комиссии, которые занимались бы сбором тро­фейных ценностей и валюты и их своевременной сдачей в доход государства.

№ 1045

Докладная записка начальника Особого отдела Волховского фронта старшего майора госбезопасности Д.И. Мельникова заместителю наркома внутренних дел Союза ССР комиссару госбезопасности 3 ранга B.C. Абакумову о срыве боевой операции по выводу войск 2-й Ударной армии1 из вражеского окружения*

6 августа1942 г.

По данным агентуры, опросам командиров и бойцов 2-й Ударной ар­мии, вышедших из окружения, и личным выездом на место во время бое­вых действий частей и соединений 2, 52 и 59-й армий установлено:

1На документе имеется резолюция: «Тов. Москаленко, изучите этот материал. Здесь имеются действия, подозрительные на злой умысел. 7.VI11. (Подпись неразборчива.)»

Москаленко И.И. — в 1942 г. являлся начальником 1-го отдела Управления особых отделов НКВД СССР.

* Примечания см. в конце документа.

Окружение 2-й Ударной армии в составе2 22, 23, 25, 53, 57, 59-й стрелко­вых бригад и 19,46,92,259,267,327, 282 и 305-й стрелковых дивизий против­нику удалось произвести только из-за преступно халатного отношения ко­мандующего фронтом генерал-лейтенанта Хозина, не обеспечившего выполнения директивы Ставки о своевременном отводе войск армии из-под Любани и организации боевых операций в районе Спасской Полисти.

Вступив в командование фронтом, Хозин из района д.Ольховки и болота Гажьи Сопки вывел в резерв фронта 4, 243 и 378-ю стрелковые дивизии.

Противник, воспользовавшись этим, построил узкоколейную железную дорогу в лесу западнее Спасской Полисти и беспрепятственно стал накап­ливать войска для удара по коммуникациям 2-й [Ударной] армии — Мяс­ной Бор — Новая Кересть (см. карты № 1 и № 2)А.

Командованием фронта оборона коммуникаций 2-й [Ударной) армии усилена не была. Северную и южную дороги 2-й [Ударной] армии прикры­вали слабые 65-я5 и 372-ялстр[елковые] дивизии, вытянутые в линию без достаточных огневых средств на недостаточно подготовленных оборони­тельных рубежах.

372-я стр[елковая] дивизия с боевым составом 2796 человек к этому времени занимала участок обороны протяжением 12 км отд. Мостки до отм. 39,0, что в 2 км севернее узкоколейной жел[езной] дороги.

65-я Краснознаменная стр[елковая] дивизия с боевым составом 3708 человек занимала участок обороны протяжением 14 км от угла леса южной просеки мук[омольного] завода до сарая, в 1 км от д. Крутик.

Командующий 59-й армией генерал-майор Коровников7 наспех утвер­дил неотработанную схему оборонительных сооружений дивизии, пред­ставленную командиром 372-й стрелковой дивизии полковником Сороки­ным8, штаб обороны ее не проверил.

В результате этого из выстроенных 8-й ротой 3-го полка этой же диви­зии 11 дзотов 7 оказались непригодными.

Командующий фронтом Хозин, начальник штаба фронта генерал-май­ор Стельмах9 знали, что противник против этой дивизии сосредоточивает войска и что они не обеспечат оборону коммуникаций 2-й Ударной армии, мер же к усилению обороны этих участков не предприняли, имея в своем распоряжении резервы.

30 мая противник после артиллерийской, авиационной подготовки t помощью танков повел наступление на правый фланг 311-го полка 65-й стрелковой дивизии

2.7 и 8-я роты этого полка, потеряв 100 бойцов и четыре танка, отступили.

Для восстановления положения была выброшена рота автоматчиков, которая, понеся потери, отошла.

Военный совет 52-й армии1" бросил в бой последние резервы — 54-й гвардейский стрелковый полк" с пополнением 370 человек. Пополне­ние было введено в бой с ходу, несколоченным, при первом соприкос­новении с противником разбежалось и было остановлено заград[ительными| отрядами особых отделов.

Немцы, потеснив части 65-й дивизии, подошли вплотную к селу Тере-мец-Курляндский и левым флангом отрезали 305-ю стрелковую дивизию.

В это же время противник, наступая на участке 1236-го [стрелкового] полка 372-й стрелковой дивизии, прорвав слабую оборону, расчленил вто­рой эшелон резервной 191-й стрелковой дивизии12, вышел на узкоколей­ную железную дорогу в районе отм. 40,5 и соединился с частями, наступа­ющими с юга.

Командир 191-й [стрелковой] дивизии13 неоднократно ставил вопрос перед командующим 59-й армией генерал-майором Коровниковым о не­обходимости и целесообразности вывода 191-й стрелковой дивизии к Мяс­ному Бору, с тем чтобы создать прочную оборону по северной дороге.

Коровников мер не принял, и 191-я [стрелковая| дивизия, бездействуя и не возводя оборонительных сооружений, осталась стоять в болоте.

Командующий фронтом Хозин и командующий 59-й армией Коровни­ков, будучи осведомлены о сосредоточении противника, все же считали, что оборона 372-й дивизии прорвана небольшой группой автоматчиков, поэтому в бой резервы не вводили, чем дали возможность противнику от­резать 2-ю Ударную армию.

Только 1 июня 1942 г. была введена в бой без артиллерийской поддерж­ки 165-я стрелковая дивизия, которая, потеряв 50% бойцов и командиров, положения не выправила.

Вместо организации боя Хозин дивизию из боя вывел и перебросил на другой участок, заменив ее 374-й стрелковой дивизией, которая в момент смены частей 165-й сд отошла несколько назад.

Имеющиеся силы своевременно в бой введены не были, наоборот, Хо­зин приостановил наступление и приступил к перемещению командиров дивизий: снял командира 165-й стрелковой дивизии полковника Солено-чан, назначил командиром дивизии полковника Морозова15, освободив его от должности командира 58-й стрелковой бригады.

Вместо командира 58-й |стрелковой] бригады был назначен командир 1-го стрелкового батальона майор Гусак16.

Также был снят начальник штаба дивизии майор Назаров" и на его место был назначен майор Дзюба18, в это же время был снят и комиссар 165-й [стрелковой] дивизии старший батальонный комиссар Илиш19.

В 372-й стрелковой дивизии был снят командир дивизии полковник Сорокин и на его место назначен полковник Синегубко2".

Перегруппировка войск и замена командиров затянулась до 10 июня. За это время противник сумел создать дзоты, укрепить оборону.

2-я Ударная армия к моменту окружения противником очутилась в крайне тяжелом положении, в дивизиях насчитывалось от двух до трех тысяч бойцов, истощенных ввиду недоедания и переутомленных непре­рывными боями.

С 12 по 18 июня 1942 г. бойцам и командирам выдавалось по 400 г конины и 100 г сухарей, в последующие дни выдавалось от 10 г до 50 г сухарей, в отдельные дни бойцы продуктов не получали вовсе, что увеличи­ло число истощенных бойцов и появились случаи смертности от голода.

Зам. нач. политотдела 46-й дивизии Зубов задержал бойца 57-й стрелко­вой бригады Афиногенова21, который вырезал из трупа убитого красноар­мейца кусок мяса для питания. Будучи задержан, Афиногенов по дороге умер от истощения.

Питание и боеприпасы в армии вышли, подвоз их воздухом из-за белых ночей и потери посадочной площадки у д. Финев Луг, по существу, был

невозможен. Забрасываемые самолетами боеприпасы и продовольствие в армию из-за халатности начальника тыла армии полковника Кресика22 пол­ностью собраны не были.

[Всего боепатронов] Отправлено для армии Собрано армией

7,62-мм патр[онов]

1 027 820

682 708

76-мм патр[онов|

2222

1416

37-мм зенитных снар[ядов]

1590

570

122-мм снар[ядов]

288

136

14,5-мм патр|онов]

1792

Не получено

Положение 2-й Ударной армии крайне осложнилось после прорыва противником линии обороны 327-й дивизии в районе Финев Луг.

Командование 2-й армии — генерал-лейтенант Власов и командир диви­зии генерал-майор Антюфеев23— не организовало обороны болота западнее Финев Луг, чем воспользовался противник, выйдя во фланг дивизии.

Отступление 327-й дивизии привело к панике, командующий армией генерал-лейтенант Власов растерялся, не принял решительных мер к задер­жанию противника, который продвинулся к Новой Керести и подверг ар­тиллерийскому обстрелу тылы армии, отрезал от основных сил армии 19-ю |гвардейскую| и 305-ю стрелковые дивизии.

[В] аналогично[м| положении] [оказались] и части 92-й дивизии, где уда­ром со стороны Ольховки двумя пехотными полками с 20 танками немцы при поддержке авиации овладели рубежами, занимаемыми этой дивизией.

Командир 92-й стрелковой дивизии полковник Жильцов24 проявил ра­стерянность и в самом начале боя за Ольховку потерял управление.

Отход наших войск по линии реки Кересть значительно ухудшил все положение армии. Артиллерия противника к этому времени стала уже про­стреливать огнем всю глубину 2-й армии.

Кольцо вокруг армии сомкнулось. Противник, форсировав реку Ке­ресть, зашел во фланг, вклинился в наши боевые порядки и повел наступ­ление на КП армии в районе Дровяное Поле.

Командный пункт армии оказался незащищенным, в бой была введена рота особого отдела в составе 150 человек, которая оттеснила противника и вела с ним бой в течение суток — 23 [июня] с.г.

Военный совет и штаб армии вынуждены были сменить место дисло­цирования, уничтожив средства связи и, по существу, потеряв управление войсками,

Командующий 2-й армией Власов, начальник штаба Виноградов про­явили растерянность, боем не руководили, а впоследствии потеряли всякое управление войсками.

Это было использовано противником, который беспрепятственно про­никал в тылы наших войск и наводил панику.

24 июня с.г. Власов принимает решение вывести штаб армии и тыловые учреждения походным порядком. Вся колонна представляла из себя мир­ную толпу с беспорядочным движением, демаскированную и шум|ную].

5 От оборины к наступлению. Т. 3

123

Противник идущую колонну подверг артиллерийскому и миноментно-му обстрелу. Военный совет 2-й армии с группой командиров залег и из окружения не вышел. Командиры же, направлявшиеся к выходу, благопо­лучно прибыли в расположение 59-й армии.

Только за два дня (22 и 23 июня с.г.) вышло из окружения 13 018 чело­век, из них 7000 раненых.

Последующий выход из окружения противника военнослужащих 2-й армии проходил отдельными мелкими группами.

Установлено, что Власов, Виноградов и др|угие| руководящие работ­ники штаба армии в панике разбежались, от руководства боевыми опе­рациями самоустранились и место своего расположения не объявили, законспирировали.

Военный совет армии, [в частности! 13 лице Зуева и Лебедева, проявил благодушие и не пресек панических действий Власова и Виноградова, ото­рвался от них, это усилило разброд в войсках.

Со стороны начальника особого отдела армии майора государствен­ной безопасности Шашкова своевременно не было принято решитель­ных мер по наведению порядка и предотвращению предательства в са­мом штабе армии.

2 июня 1942 г. в наиболее напряженный боевой период изменил Родине — перешел на сторону противника с [шифровальными документами — пом.нач. 8-го отдела штаба армии техник-интендант 2 ранга Малюк Семен Иванович25, выдавший противнику расположение частей 2-й Ударной ар­мии и место дислокации КП армии. (Прилагаю листовку.)

Со стороны отдельных неустойчивых военнослужащих отмечены слу­чаи добровольной сдачи в плен врагу.

10 июля 1942 г. арестованные нами агенты немецкой разведки Набо­ков и Кадыров2' показали: при допросах пленных военнослужащих 2-й Ударной армии в немецких развед|ывательных] органах присутствовали: командир 25-й стрелковой бригады полковник Шелудько27, пом. нач. опер, отдела армии майор Версткин28, интендант 1 ранга Жуковский24, зам. командующего 2-й [Ударной) армией по АБТВ полковник Горюнов50 и ряд других, которые предавали командно-политический состав армии немецким властям.

Вступив в командование Волховским фронтом, генерал армии тов. Мерецков повел группу войск 59-й армии на соединение с частями 2-й Ударной армии.

С 21 на 22 июня с.г. части 59-й армии прорвали оборону противника в районе Мясного Бора и образовали коридор шириной 800 м.

Для удержания коридора части армии развернулись фронтом на юг и на север, заняли боевые участки вдоль узкоколейной железной дороги.

К моменту выхода частей 59-й армии на реку Полисть выяснилось, что командование 2-й [Ударной] армии в лице начальника штаба Виноградова дезинформировало фронт и оборонительных рубежей на западном берегу реки Полисть не заняло.

Таким образом, локтевой связи между армиями не произошло.

В образовавшийся коридор 22 июня для частей 2-й [Ударной] ар­мии было доставлено значительное количество продуктов питания людьми и на лошадях.

Командование 2-й [Ударной] армии, организуя выход частей из окруже­ния, не рассчитывало на выход с боем, не приняло мер к укреплению и расши­рению основной коммуникации у Спасской Полисти и не удержало ворот.

В силу почти непрерывных налетов авиации противника и обстрела наземных войск на узком участке фронта выход для частей 2-й [Ударной| армии стал затруднен.

Растерянность и потеря управления боем со стороны командования 2-й [Ударной] армии окончательно усугубили обстановку.

Противник этим воспользовался и коридор закрыл

Впоследствии командующий 2-й |Ударной] армией генерал-лейтенант Власов окончательно растерялся, инициативу в свои руки взял начальник штаба армии генерал-майор Виноградов.

Последний свой план держал в секрете и никому об этом не говорил. Власов к этому был безразличен.

Как Виноградов, так и Власов из окружения не вышли. По заявлению начальника связи 2-й Ударной армии генерал-майора Афанасьева31, дос­тавленного 11 июля на самолете У-2 из тыла противника, они направля­лись лесом в Оредежском районе по направлению к Старой Руссе.

Местопребывание членов Военного совета Зуева и Лебедева неизвестно.

Нач 0[собого| о[тдела] НКВД 2-й [Ударной] армии майор государ­ственной безопасности Шашков, будучи ранен, застрелился.

Продолжаем розыск Военного совета 2-й Ударной армии путем заброс­ки агентуры в тыл противника и партизанских отрядов.

Приложения'2: рапорта оперативного состава и командиров 2-й [Удар­ной] армии, справки, карты.

Начальник 0[собого] о[тдела] НКВД Волх[овского] фронта

старший майор госбезопасности Мельников"

ЦА ФСБ России

Примечания

1 См. документы № 898, 951, 1014, 1019.

2 В докладной записке ошибки: на I нюня 1942 г. в боевой состав 2-й Ударной армии Волховской группы войск Ленинградского фронта входили: 19 гвардейская, 46, 92, 259, 267, 327, 382-я сд: 22. 23. 25, 53, 57. 59-я сбр; 305-я сд входила в боевой состав 52-й армии.

' 4-я и 24-я гв. сд 6-го гв. ск.

4 Здесь и далее по документу приложения не публикуются.

5 65-я сд входила в боевой состав 52-й армии.

6 372-я сд входила в боевой состав 59-й армии.

' Коровников Иван Терентьевич (1902-1976) - генерал-полковник (1955). С марта 1941 г. — заместитель командира танковой дивизии. В июне 1941 г. — комбриг. В ходе войны — заместитель командующего оперативной группой Двинского направления и Новгородс­кой армейской группой войск (1941). С января 1942 г. — командующий оперативной группой 2-й Ударной армии, в апреле 1942 г. — мае 1945 г. — 59-й армией. После войны — команду­ющий войсками Ставропольского военного округа, заместитель и 1-й заместитель начальни­ка Главного управления кадров Вооруженных Сил СССР, начальник Центрального авто­транспортного управления Министерства обороны СССР.

8Сорокин Дмитрий Самсонович (1901-?) - полковник (1942). В Красной Армии -с 1920 г Участник Гражданской и советско-финляндской войн. В июне 1941 г. — началь ник штаба 111-й стрелковой дивизии. С марта 1942 г. — командир 372-й стрелковой дивизии. В июне 1942 г. назначен начальником отдела устройства оперативного тыла штаба 59-й армии, в сентябре 1942 г — 24-й армии, в июле 1943 г. — начальником орготдела штаба Управле­ния тыла 4-й гвардейской армии. С декабря 1943 г — начальник штаба 5-й гвардейской воздушно-десантной дивизии. С октября 1944 г. до конца Великой Отече­ственной войны — начальник штаба Управления тыла 4-й гвардейской армии. В после­военные годы — на руководящих должностях в штабе тыла Одесского военного округа. Уволен из кадров Советской Армии 7 апреля 1952 г.

' Стельмах Григорий Давыдович (1900—1942) — генерал-майор (1941). В Красной Армии — с 1919 г. Участник Гражданской войны. В 1940 г. — командир стрелковой дивизии, затем — на преподавательской работе в Военной академии им. М.В.Фрунзе и Военной академии Генштаба. В июне 1941 г. — комбриг. В ходе войны — начальник штаба Волховского (декабрь 1941 г.-апрель 1942 г., июнь-октябрь 1942 г.), Юго-Западно­го (октябрь-декабрь 1942 г.) фронтов, помощник командующего Ленинградским фрон­том (апрель-май 1942 г.). Погиб в бою 21 декабря 1942 г.

1052-я армия сформирована в августе 1941 г. на Северо-Западном фронте на базе 25-го ск как отдельная армия с непосредственным подчинением Ставке ВГК. Первоначаль­но в нее входили 267, 285, 288, 292, 312 и 316-я сд, артиллерийские и другие части. Участвовала в Тихвинских оборонительной и наступательной операциях 1941 г. В янва­ре-апреле в составе Волховского фронта принимала участие в Любанской операции 1942 г.

" 54-й гв. сп 19-й гв. сд.

12 191-я сд на 1 июля 1942 г. входила в боевой состав 59-й армии.

13 Командиром 191-й сд с мая 1942 г. являлся подполковник Артеменко Николай Иванович (1906-1942). До назначения на эту должность он в июне 1941 г. был заместите­лем командира 584-го сп 199-й сд, с июля 1941 г. — начальником 1-го отделения штаба той же дивизии. С сентября 1941 г. — начальник штаба 366-й сд (она же с марта 1942 г. — 19-я гвардейская стрелковая дивизия). Погиб 5 сентября 1942 г. на Волховском фронте.

14 Соленов Павел Иванович (1901—1950) — полковник (1938). В Красной Армии -с 1920 г. Участник Гражданской войны и боев у озера Хасан. В июне 1941 г. — замести­тель начальника штаба по тылу 22-й армии. С октября 1941 г. — начальник полевой армейской базы 22-й армии. С декабря 1941 г. назначен командиром 165-й стрелковой дивизии. С июля 1942 г. — начальник отдела устройства оперативного тыла 52-й армии, с марта 1943 г. — командир 229-й стрелковой дивизии. В сентябре 1944 г.— мае 1945 г. — в резерве Ставки ВГК, затем — в распоряжении ГУК НКО, Военного совета ДВФ. В августе—сентябре 1945 г. - начальник отдела боевой подготовки штаба 16-й армии. В послевоенные годы — на командных должностях в Дальневосточном и Одесском воен­ных округах. Умер 13 февраля 1950 г.

15 Морозов Василий Иванович (1901-1985) - генерал-майор (1945). В Красной Армии

 с 1919 г. Участник Гражданской войны. В июне 1941 г. — начальник оперативного отдела, помощник начальника штаба 133-й стрелковой дивизии. С августа 1941 г. — слуша­тель ускоренного курса Академии. В ноябре 1942 г. назначен командиром 58-й отдельной стрелковой бригады, в июне 1943 г. — 165-й стрелковой дивизии. С января 1944 г. — в распоряжении Военного совета 2-го Прибалтийского фронта. С июня 1944 г. - начальник штаба 29-й гвардейской стрелковой дивизии. С августа 1944 г. до конца Великой Отече­ственной войны — командир 22-й гвардейской стрелковой дивизии. В послевоенные годы

 на командных должностях в Ленинградском, Дальневосточном, Уральском военных округах, военный советник в Румынии. Уволен из кадров Советской Армии в 1962 г.

14Гусак Михаил Потапович (1907—?) — подполковник (1942). В Красной Армии -с 1929 г. Окончил 3-ю пограничную школу войск ОГПУ (1934), курсы «Выстрел» (1945), Рижскую школу усовершенствования офицерского состава МВД (1953). В июне 1941 г. -командир роты 66-го стрелкового полка 61-й стрелковой дивизии. 15 июля 1941 г. ранен, до августа 1941 г. — на излечении в госпитале. После выздоровления до ноября 1941 г. — коман­дир батальона 103-го запасного стрелкового полка 60-й запасной стрелковой дивизии. С декабря 1941 г. — командир батальона, затем — заместитель командира 58-й стрелковой бригады. С сентября 1943 г. — на той же должности в 22-й стрелковой бригаде. В декабре 1944 г. — слушатель курсов «Выстрел». С января 1945 г. до конца Великой Отечественной войны

 командир 379-го стрелкового полка 60-й стрелковой дивизии внутренних войск НКВД. В послевоенные годы — в войсках НКВД. В апреле 1954 г. уволен в запас.

17Назаров Борис Данилович (1906—?) - полковник (1944). В Красной Армии — с 1928 г. Участник советско-финляндской войны. В июне 1941 г. — начальник отделения штаба 265-й стрелковой дивизии, с августа 1941 г. — начальник штаба той же дивизии. В июне 1942 г. тяжело ранен. После излечения в октябре 1942 г. назначен начальником штаба 2-й запасной стрелковой бригады. С июня 1943 г. по май 1944 г. — слушатель Академии. 14 мая 1944 г. назначен старшим помощником начальника направления груп­пы особых поручений Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии. С августа 1944 г. до конца Великой Отечественной войны — преподаватель Военной академии им. М.В.Фрунзе. В послевоенные годы — на командных должностях в Восточ­но-Сибирском военном округе. Уволен из кадров Советской Армии 23 мая 1946 г.

18Дзюба Елизар Николаевич (1906—?) — полковник (1943). В Красной Армии с 1928 г. Окончил высшую пограничную школу НКВД (1932), Военную академию им.М.В.Фрунзе (1941 г). В июне 1941 г. — слушатель Академии. С июля 1941 г. — начальник 1-го отделения штаба 267-й стрелковой дивизии, с декабря 1941 г. — командир 314-го стрелкового полка 46-й стрелковой дивизии. В феврале-апреле 1942 г. — на излечении после ранения. С мая 1942 г. — ст. помощник начальника оперативного отдела штаба Волховского фронта. С июня 1942 г. начальник штаба 165-й стрелковой дивизии, с августа 1943 г. — 229-й стрелко­вой дивизии. С января 1945 г. до конца Великой Отечественной войны — заместитель командира 120-й стрелковой дивизии. В последующие годы — старший преподаватель Военной академии им. М.В.Фрунзе. В декабре 1956 г. уволен из кадров Советской Армии.

" Установить имя и отчество Илиша не удалось.

20 Синегубко Николай Иосифович (1901 — 1974) — генерал-майор (1944). В Красной Армии — с 1922 г. В июне 1941 г. — командир 1011-го стрелкового полка 292-й стрелко­вой дивизии, с октября 1941 г. — командир 861-го стрелкового полка 294-й стрелковой дивизии, с мая 1942 г. — 3-го стрелкового полка 198-й стрелковой дивизии. В июне 1942 г назначен командиром 372-й стрелковой дивизии. С мая 1943 г. — заместитель командира 44-й стрелковой дивизии. В июле-ноябре 1943 г. — в резерве Ставки ВГК. С декабря 1943 г. до конца Великой Отечественной войны — командир 29-й запасной стрелковой бригады. Трижды ранен в годы войны. В послевоенные годы — на командных должностях в Белорусском и Киевском военных округах. Уволен из кадров Советской Армии в 1953 г. Умер 24 ноября 1974 г.

21 Установить имена и отчества Зубова и Афиногенова не удалось.

22 Кресик Сергей Николаевич (1902-1978) — генерал-майор технических войск (1944). В Красной Армии — с 1919 г. Участник гражданской войны и боев у озера Хасан. В июне 1941 г. — слушатель Академии. С июля 1941 г. — начальник оргпланового отдела Управ­ления тыла Северо-Западного фронта. В мае 1942 г. — начальник тыла 2-й Ударной армии, с сентября 1942 г. - начальник ВОСО 52-й армии, с ноября 1942 г. — Юго-Западного фронта. С мая 1943 г. до конца Великой Отечественной войны - начальник отдела воинских перевозок, затем заместитель начальника, начальник Управления воин­ских перевозок Центрального управления движения НКПС

В послевоенные годы — на той же должности до 1950 г., в дальнейшем — преподава­тель военной кафедры Московского института инженеров железнодорожного транспор­та. В 1960 г. уволен в запас.

23 Антюфеев Иван Михайлович (1897-1980) — генерал-майор (1942). В Красной Ар­мии — с 1918 г. Участник Гражданской войны. В июне 1941 г. — заместитель командира 95-й стрелковой дивизии. С сентября 1941 г. — командир 327-й стрелковой дивизии (с мая 1942 г. — 24-я гвардейская стрелковая дивизия). В июле 1942 г. — мае 1945 г. -в плену немецко-фашистских войск, освобожден американской армией. После прохож­дения спецпроверки восстановлен в кадрах Красной Армии и в марте 1946 г. зачислен слушателем курсов при Военной академии им. М.В.Фрунзе. С апреля 1947 г. — началь­ник военной кафедры Томского государственного университета. В декабре 1955 г. уволен в запас. Умер в сентябре 1980 г.

24 Жильцов Фаддей Михайлович (1902-?) — полковник (1940). В Красной Армии — с 1924 г. Участник боев на озере Хасан (1938). В июне 1941 г заместитель командира 239-й моторизованной дивизии. В августе 1941 г. — заместитель начальника Владивос­токского пехотного.училища. С сентября 1941 г. — слушатель Академии Генерального штаба. С ноября 1941 г. — командир 58-й стрелковой бригады, с марта 1942 г — 92 и стрелковой дивизии. С 4 июля 1942 г. по 8 мая 1945 г. — в плену немецко-фашистских войск. После спецпроверки в январе 1946 г. уволен из кадров Красной Армии.

25 Малюк Семен Иванович (1911-1942) — техник-интендант 2 ранга (1942). В Красной Армии — в 1934—1939 гг. и с 1941 г. Военного образования не имел, прошел практические (1940) и учебные (1941) сборы. С ноября 1941 г. — помощник начальника шифровального отдела 26-й армии, с декабря 1941 г. — 2-й Ударной армии. Пропал без вести в июле 1942 г.

* Биографические данные Набокова и Кадырова установить не удалось 21 Шелудько Павел Григорьевич (1897—1974) — полковник (1936). В Красной Армии - с 1919 г. Участник Гражданской и советско-финляндской войн. В июне 1941 г. ­помощник начальника курсов военной подготовки и переподготовки руководящих ра­ботников партийных комитетов. В июле 1941 г. — командир 279-й стрелковой дивизии, с ноября 1941 г. — 8-й гвардейской стрелковой дивизии, с декабря 1941 г. — 25-й отдель­ной стрелковой бригады. В июле 1942 г. - апреле 1945 г. - в плену фашистских войск. После спецпроверки восстановлен в воинском звании и в августе 1946 г. по состоянию здоровья уволен из кадров Советской Армии. Умер 2 августа 1974 г

2* Версткин Борис Михаилович (1908—?) - майор (1942). В Красной Армии - с 1930 г. Окончил Высшую школу войск НКВД (1941). В июне 1941 г. — помощник на­чальника отдела кадров Главного управления конвойных войск НКВД. С июля 1941 г.

- командир батальона 929-го стрелкового полка 254-й стрелковой дивизии. 8 августа 1941 г. ранен, до сентября 1941 г. — на излечении в госпитале. После выздоровления до декабря 1941 г. — слушатель Военной академии им.М.В.Фрунзе. С января 1942 г. — старший помощник начальника отдела кадров штаба Волховского фронта. В марте 1942 г. переведен на должность старшего помощника начальника оперативного отдела штаба 2-й Ударной армии. С 25 июня 1942 г. по 22 апреля 1945 г. — в плену немецко-фашистских войск. После спецпроверки восстановлен в воинском звании и 7 мая 1946 г. уволен из кадров Советской Армии по состоянию здоровья.

2g Жуковский Николай Сергеевич (1901 — 1942) — интендант I ранга (1940). В Крас­ной Армии - с 1919 г. Участник Гражданской войны. Окончил экстерном военно-пехот­ную школу (1932), курсы переподготовки старшего начсостава при Военно-хозяйствен­ном управлении РККА (1933). В июне 1941 г. — начальник отдела Управления Главного интендантского управления РККА. С ноября 1941 г. — армейский интендант 26-й армии, с декабря 1941 г. - 2-й Ударной армии. Пропал без вести во втором полугодии 1942 г.

30Биографические данные Горюнова установить не удалось.

" Афанасьев Алексей Васильевич (1897—?) — генерал-майор войск связи (1940). В Красной Армии — с 1918 г. Участник Гражданской войны. В июне 1941 г. — начальник Киевского военного училища связи им. М.И.Калинина. С ноября 1941 г. — на­чальник отдела связи 26-й армии, с декабря 194.1 г. — 2-й Ударной армии. С 25 июня по 24 июля 1942 г., в период окружения армии, находился в партизанском отряде под командованием бывшего секретаря Лужского райкома ВКП(б) Дмитриева И.Д. Из отря­да эвакуирован по болезни и после излечения в августе 1942 г. вновь назначен началь­ником отдела связи 2-й Ударной армии. С ноября 1943 г. — заместитель начальника Управления связи 2-го Украинского фронта, с декабря 1943 г. — начальник инженерно-командного факультета Военной электротехнической академии связи им. С.М.Буденно­го. В октябре 1944 г. — начальник Орджоникидзсвского военного училища связи, в апре­ле 1945 г. — Грозненского военного училища связи. В послевоенные годы — в войсках связи. В марте 1953 г. уволен из кадров Советской Армии.

иПриложения не публикуются.

33Мельников Дмитрий Иванович (1906—1956) — генерал-лейтенант. С августа 1941 г.

- заместитель начальника 1-го отдела УОО НКВД СССР. С сентября 1941 г. — начальник Особого отдела НКВД 7-й Отельной армии. С декабря 1941 г. — начальник Особого отдела Волховского фронта. С мая 1942 г. — начальник Особого отдела Ленинградского фронта. С июня 1942 г. — начальник Особого отдела Волховского фронта. С марта 1944 г. — начальник УКР «Смерш» Карельского фронта. С января 1945 г. — начальник УКР «Смерш» Резервного фронта, затем начальник УКР «Смерш» Приморской группы войск 1-го Даль­невосточного фронта. С сентября 1945 г. по сентябрь 1946 г. - начальник УКР МГБ Примор­ского военного округа. В 1949 г. работал в ВШ МГБ СССР, с 1953 г. - в 3-м ГУ МВД СССР.

20.11.09 / Просмотров: 11147 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2018 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.