Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Часть 3

 1553

Спецсообщение УКР «Смерш» Центрального фронта  2/13143 В ГУКР «Смерш» IIКО СССР о переброске в тыл противника агента «Давыдова»2

10 августа 1943 г.

В ночь на 5 августа сего года в районе с. Переступино ОКР «Смерш», где начальником является полковник Хачанов, переброшен в тыл противника наш агент «Давыдов».

Переброска осуществлена с целью внедрения нашего агента в «Русскую освободительную армию» на командную должность для проведения контр-разведывательной деятельности.

Для зашифровки за неделю до переброски агента участок обороны на пере­днем крае заняла группа бойцов охраны отдела «Смерш» под предлогом про­хождения практики курсантов школы младших лейтенантов.

К месту переброски «Давыдов» был доставлен в закрытой автомашине и в сопроюждении двух разведчиков полковой разведки выведен за передний край нашей обороны и оставлен в роще Глухой (350 м от передовой линии немцев).

1 Суханов Аркадий Алексеевич (1908—?) — полковник юстиции (1951). В Красной Армии с 1939 г. В июне 1941 г. — военный юрист, военный прокурор 133-й стрелковой дивизии. С марта 1942 г. — военный прокурор 18-й гвардейской стрелковой дивизии, с октября 1942 г. — 1-го гвардейского кавалерийского корпуса. С ноября 1942 г. — замести­тель военного прокурора 2-й гвардейской армии. С мая 1943 г. — военный прокурор 56-й армии, с декабря 1943 г. — 11-й воздушной армии. В послевоенные годы — в долж­ностях военного прокурора военных гарнизонов. Уволен в запас в ноябре 1958 г.

2 См. документы № 1512, 1513, 1523, 1528, 1549.

Для обратного перехода к нам «Давыдов» снабжен паролем: «Направь­те к капитану Белоцерковскому».

Начальник УКР «Смерш» Центрального фронта

генерал-майор Вадис

ЦА ФСБ России

Агент «Давыдов» успешно выполнил порученное ему задание и 21 апреля 1944 г. возвра­тился из тыла противника. 27 июля 1944 г. он представил органам контрразведки «Смерш» подробный отчет о проделанной работе.

№1554

Из задания руководителю оперфунпы Четвертого управления НКГБ УССР «За Родину» «Орлу»1 по организации агентурно-оперативной работы в тылу щютивника

10 августа 1943 г.

Для организации агентурной работы в тылу противника в Житомирс­кой области и г. Киеве « » 21943 г. Вы вместе с известной Вам опергруппой в составе «Искры», «Юрия», «Валентина» и радистки «При-тковой»3 будете на самолете выброшены на базу партизанского соедине­ния Героя Советского Союза т. Сабурова, действующего в Житомирской области. Приземлившись, радируете нам о благополучном прибытии к месту назначения, а затем связываетесь с командиром партизанского от­ряда т. Сабуровым. При встрече с т. Сабуровым или его заместителем пред­ставитесь как сотрудаики НКГБ УССР, прибывшие в тыл противника для выполнения специальных заданий органов НКГБ. Перед остальными уча­стниками партизанского отряда Вы выступаете как представители Укра­инского штаба партизанского движения.

Командируя Вас в тыл противника, лично перед Вами, а также вверенной Вам группой ставим следующие задачи:

1) приобретение агентуры НКГБ в рукоюдящих кругах «Русской освобо­дительной армии» (РОА);

1 Руководитель опергруппы «Орел» — Храпко Виктор Иванович, член партии с 1937 г., в органах госбезопасности с 1920 г. (см. документ № 1336).

2 Прочерк в документе.

5 «Искра» — Добье Борис Дмитриевич; «Юрий» — Козаков Георгий Харитонович, член партии, сотрудник органов НКГБ УССР; «Валентин» — Райденко Василий Тихонович, член партии, сотрудник органов НКГБ УССР; «Приткова» — Краснобаева Любовь Иосифовна, член ВЛКСМ.

2) внедрение агентуры НКГБ в РОА с задачей дальнейшего продвижения с РОА в эмифацию;

3) установление и разработка находящихся в Киеве разведывательных и диверсионтгьгх школ противника, внедрение в эти школы специальной аген­туры с целью выявления каналов проникновения в наш тыл агентуры про­тивника, а также установление лиц, подготавливаемых немецкой развед­кой для заброски к нам;

4) установление связи с наиболее ценной агентурой в городах Киеве и Житомире;

5) организация диверсий на железнодорожных коммуникациях противни­ка, в частности в городах Житомир, Бердичев, Коростень, Киев, и на важньк промыишенных с>бъектах в этих городах путем приобретения спецагентуры на с>бъектах и создания там диверсионных трупп;

6) создание условий для приема и продвижения агентуры и трупп НКГБ, забрасываемых в тыл противника.

[...]

Вьшолняя 3-й пункт задания об установлении в городах Киеве и Житоми­ре школ немецкой разведки, следует иметь в виду следующее.

По имеющимся у нас данным, зимой 1942/43 г. из городов Харькова и Пол­тавы в Пуша-Водицу, предместье г. Киева, были переведены школы немецкой разведки1.

Кроме того, в г. Киеве в доме, расположенном на углу Тимофеевской ул. и бульвара Шевченко, размещается немецкое учреждение, которое связано с де­ятельностью разведшкол противника.

Перепроверьте наши данные в этой части и, установив, что Вы действи­тельно имеете дело со школами германской разведки, примите меры к разра­ботке этих школ путем внедрения специально подобранной Вами агентуры и вербовки агентуры из инструкторского и слушательского состава. Установив наличие немецких разведшкол в г. Киеве, стремитесь установить наличие по­добных школ и в других местах оккупированной территории, а также за грани­цей.

Согласно заданию Вам поручается создать условия для приема и продви­жения нашей агентуры, забрасываемой нами в тыл противника.

В этих целях Вы должны подобрать и завербовать из числа местных жите­лей района дислокации отряда проюдников, которые и должны организовать продвижение нашей агентуры в соответствии с заданием. Одновременно Вам также поручается подобрать и завербовать несколько связников, задача кото­рых сюдится к установлению связи с агентурой, находящейся в распоряже­нии Вашей фуппы.

Находясь в партизанском отряде, займитесь изучением личного состава от­ряда в целях выявления и использования его связей на оккупированной тер­

1 В начале 1943 г. в связи с наступлением Красной Армии Полтавская разведшкола противника была переведена в дачный поселок Пуща-Водица в районе г. Киева. В июле-августе 1943 г. школа передислоцировалась на о. Хортица, в район Запорожья, где она именовалась «Вахткомандо». В августе этого же года школа переехала в с. Гущницы Винницкого района Винницкой области, а затем в с. Вороновицу, юго-восточнее г. Винницы, и находилась там до начала 1944 г. Начальником школы был майор Петхольц Карл Адольфович.

ритории для гшвдработы, а также в целях расширения состава Вашей фунпы за счет бойцов отряда, наиболее проверенных Вами на практической работе. Однако привлекать их для агентурно-оперативной работы, не получив на это нашей санкции, запрещаем.

Наряду с тем, что Вы будете сообщать нам разведданные, полученные от агентуры, вы также должны добывать разведданные путем допроса военноп­ленных солдат и офицеров, лиц, занимавших руководящие посты в админист­ративных и хозяйственных учреждениях. Если из числа таких лиц найдутся пригодные для нашей работы, о них немедленно доносите нам и, получив сан­кцию, используйте их.

Все добытые Вами сведения передаете нам через рацию, а особо ценные данные и собранные Вами подлинники различного рода документов, действу­ющих на оккупированной территории, нелегально издающиеся листовки, офи­циальные распоряжения и приказы направляете нам через специально посы­лаемых курьеров самолетом. Все направляемые сообщения, передаваемые Вами по рагхии, должны быть краткими, тщательно перепроверенными и уточнен­ными.

Направляемых вместе с Вами радистов используйте только по прямому на­значению, в их задачу входит обеспечение регулярной связи с нами и сохране­ние рации. Предупредите радистов, что они действуют только по Вашему или Вашего заместителя указанию и все указания, исходящие от Вас, для них явля­ются обязательными.

Категорически запрещаем Вам, находясь при партизанском отряде, пе­редавать руководству отряда какие-либо данные о проводимой Вами рабо­те. Разрешаем Вам информировать командование отряда только по вопро­сам, касающимся мероприятий немцев по внедрению своей агентуры в партизанский отряд, а также о намерении немцев по ликвидации отряда. Лично Вам без согласования с НКГБ УССР ни в коем случае из отряда без надлежащей охраны не уходить. В случае необходимости Вашего выезда из отряда для проведения соответствующей оперативной работы Вы должны об этом поставить нас в известность и, получив санкцию, выполнять.

Через агентуру, переданную Вам на связь, вновь приобретенную, а также путем опроса военнопленных собираете и передаете нам разведданные по сле­дующим вопросам:

1) об агентуре, вербуемой немецкими разведорганами для заброски в наш тыл;

2) о деятельности украинских националистов;

3) о наличии в городах Киеве и Житомире военных ффмирований РОА;

4) о деятельности административных и хозяйственных органов оккупан­тов, режиме, действующих документах на оккуггированной территории и т.д.;

5) о хозяйственных, политических и военных мероприятиях немецких вла­стей.

Учтите, что успех в вьшолнении поставленных перед Вами задач будет за­висеть от железной дис1гиплины в группе и безоговорочного вьшолнения при­казаний старшего, а также и от того, насколько правильно Вы создадите хо­рошие, деловые взаимоотношения с командованием партизанского объединения. Пгх^дупредите весь личный состав Вашей фугпты, что Ваши указания для них являются обязательными.

Старший оперуполномоченный Четвертого управления НКГБ УССР

ст. лейтенант госбезопасности Приймак1

СОГЛАСЕН

И.о. начальника Четвертого управления НКГБ УССР подполковник Решетов

ЦА ФСБ России

Оперативно-разведывательная группа «За Родину» в составе 4 оперработников и 2 радис­тов под руководством начальника отдела Четвертого управления НКГБ УССР Храпко Викто­ра Ивановича была заброшена в тыл противника 20 сентября 1943 г.

В течение почти шести месяцев группа через приобретенную агентуру и другие источ­ники в тылу противника получала и представляла в НКГБ УССР информацию о деятель­ности оуновского подполья и «Украинской повстанческой армии» (УПА).

Оперсостав группы имел на связи более 150 агентов, из которых были созданы рези-дентуры в городах Ельске, Овруче и Мозыре. В оуновское подполье и банды УПА вне­дрено 12 агентов. Выявлено около 300 участников националистического подполья и лиц, сотрудничавших с оккупантами.

Опергруппа добывала необходимые разведданные для партизанского соединения, обеспечивая разработку планов боевых операций против гарнизонов противника и про­движения по маршрутам рейдов. Ею были выявлены и обезврежены 8 агентов немецкой разведки и 23 предателя. Участниками созданных резидентур в городах Ельске, Белоко-ровичах, Словечно и Олевске осуществлен ряд диверсионных актов, которые нанесли серьезный урон противнику.

Группой добыты документы штаба 13-го немецкого железнодорожного батальона и ряд секретных приказов немецкого командования, а также данные о готовящейся про­тивником линии обороны по р. Западный Буг.

В начале ноября 1943 г. группа получила сведения об укреплении противником опор­ных пунктов в районе Мозырь—Коростень—Житомир, о возведении линии обороны по шоссе Киев—Житомир и концентрации артиллерийских подразделений на этом участке. Были получены данные о направлении немцами 46 врачей и фельдшеров, снабженных от­равляющими веществами, для проведения терактов в партизанских соединениях, о чем были проинформированы все партизанские отряды, и усилена борьба с проникновением к партизанам агентуры противника.

Агентурным путем были вскрыты и захвачены склады оружия и боеприпасов (38 пу­леметов, 17 минометов, 11 автоматов, 10 ООО патронов, другое оружие и снаряжение), принадлежавшие украинским националистическим организациям.

В декабре 1943 г. группа приняла участие в мероприятиях по продвижению агентуры Четвертого управления НКГБ УССР в глубокий тыл противника. Так, оперативно-разведы­

1 Приймак Иван Павлович (1914—?), полковник (1962). С мая 1941 г. — старший опе­руполномоченный 2-го отделения 3-го отдела 1 -го Управления НКГБ УССР, с октября 1943 г. — заместитель начальника 2-го отделения 1-го отдела 4-го Управления НКГБ УССР. Приказом НКГБ СССР № 618 от 30 апреля 1945 г. уволен из органов в запас в связи с переходом на партработу. Приказом КГБ № 503 от 12 августа 1960 г. зачислен в кадры КГБ и откомандирован в распоряжение КГБ СССР. С августа 1960 г. — помощник председателя КГБ при СМ УССР по кадрам. С декабря 1969 г. — заместитель председателя по кадрам — начальник ОК КГБ при СМ УССР. Приказом КГБ № 419 от 15 августа 1973 г. уволен в запас по ст. 59 п. а (по возрасту).

ютельные фуппы «Дружба», «Унитарцы», «Удар», «Корешсого» были обеспечены провод­никами и переправлены в соединения партизанских отрядов П.П. Вершигоры, И.И. Ши­това и Л.Я. Иванова. Отдельные небольшие группы и агенты-одиночки направлены для вы­полнения спецзаданий во Львовскую, Ровенскую, Всдъптскую, Станиславскую и Винницкую области.

Личный состав группы принимал непосредственное участие в боевых операциях парти­занского соединения по освобождению Ельска, Добровичей, Высоцка, Маневичей и других населенных пунктов.

Вьшолнив задание, группа «За Родину» в феврале 1944 г. вышла из вражеского тыла и прибыла в г. Киев.

За выполнение спецзадания в тылу врага Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 января 1944 г. руководитель группы Храпко В.И. награжден орденом Красного Знаме­ни (ПА ФСБ России).

 1555

Из задания руковддителю опергруппы Четвертого управления НКГБ УССР

«Вольвщы» «Петричу» по организации агентурно-оперативной работы в тылу противника

10 августа 1943 г.

Для организации агентурно-оперативной работы в тылу противника опергруппа НКГБ УССР "Волынцы" под Вашим руководством будет са­молетом направлена на базу соединения партизанских отрядов под коман­дованием Героя Советского Союза т. Федорова, действующего на террито­рии Волынской области.

[...]

Изучив агентурную обстановку на территории Вольгнской области, Вы приступаете к вьтолнению заданий НКГБ УССР, которые в основном сво­дятся к следующему:

а) разработка «Организации украинских националистов» (ОУН) и во­енных формирований этой организации;

б) проведение диверсионной работы на железнодорожных коммуни­кациях и важных промышленных объектах противника;

в) создание необходимых условий для приема от нас агентуры и продви­жение ее в соответствии с разработанными заданиями...

Изучив внимательно передаваемую Вам агентуру и ее возможности, стре­митесь в первую очередь внедрить лучших и проверенных агентов в руково­дящие круги ОУН, а также в военные формирования оуновцев.

Кроме того, в процессе разработки ОУН и их военных формирований Вы должны систематически приобретать новую агентуру с целью продвижения ее в руководящие круги ОУН.

[...]

При подборе кандидатов на «В» из числа националистов предварительно соберите о них характеризутощие данные, сообщите в НКГБ УССР и только после получения санкции приступайте к осуществлению вербовки.

2. Для оргашзации диверсий на железнодорожных коммуникациях и важных промъпшенных объектах противника Вы должны систематически из числа преданных Советской власти людей, работающих на этих объек­тах, вербовать специальную агентуру, а также создавать диверсионные груп­пы, ставя перед агентурой и группами конкретные задачи по совершению диверсионных актов. О каждом организованном и осуществленном по Ва­шему заданию диверсионном акте немедленно нам радируйте.

[...]

3. НКГБ УССР в настоящее время готовит специальную агентуру для про­движения ее через Вашу базу в городе Ковель, Луцк, Владимир-Вольшский, Ровно и Львов со спецзаданиями НКГБ. Вам необходимо тщательно изучить условия передвижения по оккупированной территории, состояние режима и другие ус­ловия, необходимью для легализации нашей агентуры. Займитесь созданием явочных и конспиративных квартир по пути следования в указанные города, подберите надежных агтгов-гтроюдников, проверенных уже на практической работе.

[.-]

Одной из важных задач, стоящих перед Вашей оперфуппой, является при­обретение агентуры в адмитстративных учреждениях с целью получения для нашей работы необходимых образцов документов, которыми мы могли бы снаб­жать свою агентуру, забрасываемую в тыл врага

4. Для организации курьерской связи с переданной Вам агентурой, а так­же с агентурой, которая будет Вами приобретаться на месте, Вы должны за­няться подбором и вербовкой курьеров-связников, используя в этих целях родственные и другие связи партизан и местное население, проживающее в интересующих нас населенных ггунктах.

5. При вербовке агентуры на месте, а также при подборе курьерского состава особое внимание уделяйте изучению намеченных к «В» кандида­тур. Прежде чем и спользовать их для вьтолнения наших заданий, необ­ходимо каждого проверять на конкретном деле, чтобы избежать предатель­ства и провокации.

6. По прибытии на партизанскую базу приступите к внимательному изу­чению личного состава партизанских отрядов с целью выявления лиц, осо­бенно из бывших чекистов, для дальнейшего пополнения Вашей опергруп­пы и использования этих людей на агентурно-оперативной работе. Предупреждаем, что к вопросу отбора людей для пополнения оперфугаш Вы должны всегда относиться с большой осторожностью и решать вопрос о при­еме того или иного человека в состав оперфуппы только после тщательной проверки и нашей санкции.

7. В агентурно-оперативной работе, которая Вам поручается, максимально используйте задерживаемых партизанскими глрядами и добровольно перешед­ших солдат и офицеров гфотивника, а также лиц, со<лоящих на службе в адми­нистративных и карательных органах противника.

8. Систематически добывайте через агентуру и партизанские отряды ин­тересующие нас документы и предметы экипировки, которые необходимы для обеспечения направляемой в тыл противника нашей агентуры. Вся до­бываемая Вами литература, издающаяся на оккупированной территории, а также листовки, приказы и распоряжения, предметы экипировки, денежные знаки должны Вами сохраняться и при первой возможности отправляться в НКГБ УССР.

9. Залогом успеха во всей работе оперфушты будут являться революцион­ная дисциплина и хорошо налаженные деловые взаимоотношения с коман­дованием и личным составом партизанского соединения.

И.о. начальника 1-го отдела Четвертого управления НКГБ УССР майор госбезопасности

Якушев

СОГЛАСЕН

И.о. замначальника Четвертого управления НКГБ УССР подполковник Решетов

НА ФСБ России

Опергруппа «Волъшцы» в составе 5 человек была направлена в тыл противника на тер­риторию Вольшской области 7 октября 1943 г.

За время нахождения в тылу врага опергруппой было приобретено 30 агентов, создано 2 резидентуры, с помощью которых выявлено и шгквидировано 25 активных оуновцев, полу­чены ценные разведывательные данные о деятельности украинских и польских националис­тических организаций, в том числе об «Украинской повстанческой армии» (УПА), «Украинс­кой народной самообороне» (УНС), польских антисоветских формированиях.

Наряду с этими данными группа добывала и сообщала в НКГБ УССР сведения воен­ного характера, которые передавались командованию Красной Армии.

В феврале 1944 г. вследствие быстрого продвижения частей Красной Армии на запад опергруппа «Волынцы» оказалась на освобожденной территории.

С мая по июль 1944 г. опергруппа «Волынцы» действовала в тылу противника само­стоятельно как спецотряд в количестве 120 человек (ЦА ФСБ России).

Спецсообщение Четвертого управления НКГБ СССР народному комиссару государственной безопасности СССР В.Н. Меркулову о договоре между правительством Германии и так называемымЯсским национальным комитетом

11 августа 1943 г.

Руководитель оперативной группы, действующей в районе местечка Докшицы Вилейской области БССР, капитан госбезопасности Неклюдов110 августа сего года сообщил текст договора, заключенного в Берлине меж­ду «Русским национальным комитетом»2 и германским правительством 10 июня 1943 г.

Ниже приводится текст договора.

«Договор.

Пункт первый. «Русский национальный комитет» действует на терри­тории России, подвластной Германии. «Комитет» содействует германским властям в проведении тотальной мобилизации и формирует русские на­циональные части для фронта. «Комитет» на оккупированной террито­рии не издает своих постановлений и подконтролен германскому прави­тельству.

Пункт второй. Вооружение и снаряжение русских национальных частей берет на себя германское правительство, и оно оставляет за собой право ис­пользовать их по своему усмотрению. Учредить в русских национальных час­тях должность шеф-офицера с широкими полномочиями.

1 Неклюдов Валентин Леонидович (1910—1979), подполковник, Герой Советского Союза (1944). С 1933 г. — в органах госбезопасности. Участвовал в Великой Отечествен­ной войне с октября 1941 г. С февраля 1942 г. — комиссар, с августа 1942 г. — командир спецотряда НКГБ СССР «Боевой», действовавшего во вражеском тылу в Витебской, Минской, Калининской областях и Литовской ССР. В 1944—1958 гг. работал в органах госбезопасности Минска, Могилева, в МВД Молдавской ССР. С 1958 г. — в запасе. На­гражден орденами Ленина, Красного Знамени, Отечественной войны 2 степени, Крас­ной Звезды, медалями.

2 Так называемый «русский комитет» был образован 27 декабря 1942 г. в Берлине. В его состав вошли — А.А. Власов (председатель), В.Ф. Малышкин (секретарь), Г.Н. Жиленков, И.А. Благовещенский, Ф.И. Трухин и др. К Власову был прикреплен постоянный пред­ставитель вермахта Штрик-Штрикфельдт.

В тот же день «комитет» выступил с обращением к бойцам и командирам Красной Ар­мии и всему русскому народу. В нем говорилось, что «русский комитет» ставит задачу свер­гнуть Советское правительство, уничтожить большевизм, создать новое русское правитель­ство и заключить мир с Германией. Наряду с этим в указанном обращении содержался призыв к бойцам и командирам Красной Армии, ко всем советским людям вступать в так называе­мую «русскую сювободительную армию», планируемую к создаию германским правитель­ством совместно с «русским комитетом».

Пункт третий. Положение о новой России и ее правительстве будет опре­делено постановлением фюрера после войны.

Договор составлен в двух экземплярах на русском и немецком языках. Один оригинал хранится при германском ггоавительстве, второй — при «Русском национальном комитете».

Договор подписали: глава германского пгжвительства Адольф Гитлер, пред­седатель «Русского национального комитета» генерал-лейтенант Власов.

При подписании договора присутствовал министр иностранных дел Гер­мании Риббентроп.

Берлин. 10 июня 1943 г.»

Начальник 2-го отдела Четвертого управления

НКГБ СССР Маклярский1

ЦА ФСБ России

По всей видимости, этот документ является проектом договора, который был забла­говременно подготовлен представителями немецкой армии и «русским национальным комитетом».

Можно высказать также предположение, что данный проект договора был специ­ально доведен до сведения советской стороны.

В действительности, Власов и его ближайшее окружение в течение 1943 г. дважды пред­принимали отчаянные попытки добиться приема у Гитлера и ряда рукоюдителей фашистс­кой Германии. Вот что показал генерал-фельдмаршал, начальник штаба ОКБ В. Кейтель на допросе по делу Власова: «Первоначально серьезное внимание Власову уделил вес­ной 1943 г. главный штаб сухопутных войск, который предложил сформировать и воору­жить русские части под командованием Власова. Секретарь имперской канцелярии ми­нистр Ламмерс специальным письмом обратил внимание фюрера на эту попытку; тот решительным образом запретил все мероприятия по формированию вооруженных рус­ских частей и отдал мне приказание проследить за выполнением его директивы. После этого Власов мной был взят на некоторое время под домашний арест и содержался в районе Берлина. Гиммлер также был против создания русской армии под эгидой главно­го штаба германской сухопутной армии. В дальнейшем он изменил свое отношение к этому вопросу. Гиммлеру удалось получить разрешение фюрера на создание русской ар­мии, но Гитлер и тогда решительно отказался принять Власова».

В конце 1943 г., не зная действительного отношения фашистского руководства к «рус­скому комитету», Власов, Малышкин и Трухин через гросс-адмирала, командующего воен­но-морским флотом Германии К. Деница, передали специальное послание на имя Гитлера, но и оно осталось без ответа. Не было встреч Гитлера с Власовым и в течение 1944 г. и янва­ре—апреле 1945 г.

Покровительство Власову оказал только рейхсфюрер СС, имперский министр внуг-ренних дел Гиммлер и то по ходатайству брата вдовы офицера СС, погибшего на фронте, Адели Биленберг, ставшей впоследствии женой Власова.

1 Маклярский Михаил (Исидор) Борисович (1909—1978) — полковник госбезопасно­сти (1942). С 1941 г. — начальник 3-го отдела Особой группы при наркоме внутренних дел. С 1942 г. — начальник 3-го отдела Четвертого управления НКВД. С 1947 г. — в отставке. В 1947—1951 гг. — председатель объединения «Экспертфильм», директор Госфильмфонда СССР. Арестован 6 ноября 1951 г. 16 ноября 1953 г. освобожден. В 1960—1972 гг. — дирек­тор высших сценарных и режиссерских курсов в Москве. Автор сценариев фильмов «Под­виг разведчика» (1947), «Секретная миссия» (1950) и других.

Первая встреча Гиммлера с Власовым произошла в сентябре 1944 г., вторая — после создания «Комитета освобождения народов России» (14 ноября 1944 г.). Кроме Гиммле­ра Власов встречался с рейсхмаршалом, главнокомандующим ВВС Герингом, министром иностранных дел Германии Иоахимом фон Риббентропом и министром пропаганды Геб­бельсом и др.

В ходе этих встреч решались практические вопросы организации КОНРа и создания РОА.

Формирование частей РОА Гиммлер поручил Власову после создания КОНРа, в рас­поряжение которого для размещения войск представлялись военные лагеря в Мюзинге-не и Хайберге. Вскоре последовал приказ Гитлера о назначении Власова командующим войсками РОА.

18 января 1945 г. было заключено соглашение между КОНРом и правительством Герма­нии о получении кредита для содержания «комитета» и РОА. Соглашение подписал Власов и первый заместитель министра иностранных дел Германии Сгеннграхт. Ниже приводится выдержка из этого документа:

«Комитет освобождения народов России» обязуется возместить предоставленный ему кредит из русских ценностей и активов, как только он будет в состоянии располагать таковыми ..»

Однако не суждено было сбыться мечтам предателей. События на советско-германском фронте разворачивались с такой стремительностью, что Власов и его сообщники практи­чески не смогли сделать ничего существенного для претворения в жизнь своих устремлений (см.: Неотвратимое возмездие. По материалам судебных процессов над изменниками Роди­ны, фашистскими палачами и агентами империалистических разведок. М: Изд-во Мини­стерства обороны СССР, 1979, с. 180-196.; ЦА ФСБ России).

 1557

Письмо НКГБ СССР  1583/М заместителю председателя СНК СССР М.Г. Первухину о содержании разведматериа-лов, поступивших из Англии и США1

12 августа 1943 г.

Сообщаем следующие дополнительные сведения о ходе работ по ура­ну, ведущихся в США и Англии:

/. Направление работ

Как уже сообщалось нами ранее (в письмах от 6 апреля и 16 июля с.г.2), работы в США ведутся главным образом в направлении разработки атомных машин (т[ак] наз[ьпзаемый] урановый котел, или «пайл») по типу уже пущен­ной в ход первой опытной машины на 200 ватт3.

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 594; т. 3, документ № 1142, а также доку­менты № 1347, 1382, 1428, 1493, 1511, 1536.

2 См. документы № 1382, 1511.

5 Речь идет о реакторе Э. Ферми.

Работы же по разделению изотопов урана рассматриваются в связи с этим только как вспомогательные, ведущиеся параллельно с основной работой по строительству атомных машин. В настоящее время в США проектирует­ся одновременно две разделительные установки: на 600 ступеней с выходом продукта удвоенной концентрации и на 2600 ступеней с выходом 90% про­дукта. Произюдительность каждой из них — 1 кг/день урана-235 в пересче­те на 100% продукт.

По примеру американцев, англичане также решили построить в Кана­де атомную магшгну, мощность которой 200 кВ то есть в тысячу раз больше мощности первой американской машины. Место строительства нам пока неизвестно, по некоторым предположениям, — в окрестностях Монреа­ля. Строительство уже начато и по плану должно быть закончено через 12—18 месяцев.

2. О сотрудничестве англичан и американцев в работах по урану

Сотрудничество научных работников США и Англии осуществлялось в форме взаимного обмена научными материалами и командировками отдельных ученых.

С начала текущего года англичане перенесли значительную часть своих работ по урану в Канаду. Туда было вывезено необходимое лабо­раторное оборудование, весь запас тяжелой воды, после чего, в февра­ле мес[яце] с.г, туда выехала бригада научных работников во главе с фи­зиком Хальбаном1. Предполагалось, что в ближайшее время в Канаду будет переведена остальная часть работ по урану и коллектив научных работников должен был быть доведен до 100 чел[овек].

Такая переброска вызвана Следующими причинами:

1) ведение работ по урану в условиях воздушных налетов, которым под­вергается Англия, представляет большую опасность;

2) в Канаде находятся месторождения урановой руды;

3) близость к американцам позволяла англичанам надеяться на укреп­ление сотрудничества с ними.

По полученным нами последним сведениям, несмотря на территори­альное сближение, сотрудничество англичан и американцев со времени переезда англичан в Монреаль не только не укрепилось, но якобы почти прекратилось. В связи с этим, англичане оказались в довольно затрудни­тельном положении, так как им отказывают даже в необходимом лабора­торном оборудовании и они вынуждены привозить его из Англии.

При переговорах по вопросу о дальнейшем сотрудничестве американ­цы выдвинули такие условия, принятие которых англичанами означает

1 Хальбан (Халбан) Ханс (1908—1964) — немецкий физик-экспериментатор. С 1935 г. работал в Институте радия в Париже, с 1936 г. — в Институте Н. Бора, с 1937 г. — в Коллеж де Франс, с 1940 г. — в Кавендишской и Монреальской лабораториях, участво­вал в «Манхэттенском проекте».

полную монополию американцев на работы по урану. Эти условия амери­канцы обосновывают:

1) необходимостью сохранения тайны;

2) опасением, что иностранцы, находящиеся в британской территори­альной армии, могут по окончании войны передать своим правительствам ставшие им известными сведения по урану;

3) опасением, что британское правительство может передать сведения об американских работах Правительству Советского Союза по существу­ющим между ними соглашениям;

4) неэквивалентностью обмена в связи со значительными успехами американцев в их работах по урану.

Предполагается, что наиболее непосредственной причиной расхожде­ния между американцами и англичанами являются их успехи в разреше­нии проблемы утилизации энергии медленных нейтронов в результате работы их первого опытного уранового котла.

Народный комиссар

государственной безопасности СССР В. Меркулов

АПРФ. Ф.93,д. 1(43),л.71-72.Подлинник.

Печатается по: Атомный проект СССР: Документы и материалы: В 3 т. Т. 1.1938—1945. Ч.1.М.:Наука.Физматлит,1998,с.381—382.

Из сообщения ГУКР «Смерш» НКО СССР № 197/А в ГКО о деятельности агента Управления по выявлению вражеской агентуры, подготавливаемой в Смоленской диверсионной школе абвера

12 августа 1943 г.

ГУКР «Смерш» докладывает, что 8 августа сего года из тыла пгхливника юзвратился агент органов «Смерш» Голокоз Петр Маркович, 1913 г. рожде­ния, уроженец с. Висунок Николаевской области УССР, украинец... с выс­шим образованием, окончил учительский институт, бьшший начальник штаба зафадителъного батальона 346 сд 61-й армии, лейтенант. 14 августа 1942 г. в районе г. Волхова, находясь в окружении противника, попал в плен к немцам.

После пленения Голокоз был направлен на формировочный пункт, в так называемый Лагерь МТС1, находящийся вблизи Смоленска в здании МТС, где немцы формировали из числа военнопленных отряды для борьбы с парти­занами и подготовляли агентуру для заброски на сторону частей Красной Армии со шпионскими и диверсионными заданиями.

Работая в «Лагере МТС» в должности командира отделения 1-й роты, Го­локоз был в декабре 1942 г. завербован агентом органов контрразведки Собо­левым АС, который в июне 19421 был специально направлен бывшим Осо­бым отделом НКВД 20-й армии на сторону противника для внедрения в германский разведывательный орган «Лагерь МТС» с целью выявления не­мецкой агентуры, поддловляющейся там к переброске на нашу сторону, и вербовки для работы в пользу советской разведки агентуры из числа содер­жащихся в лагере.

Пробыв в «Лагере МТС» до 1 февраля сего года и завербовав 12 герман­ских агентов, Соболев согласно полученным от нас указаниям возвратил­ся к нам, оставив для выполнения контрразведывателъных заданий в «Ла­гере МТС» Голокоза.

Голокоз доложил, что за период гтребывания в тылу противника он завер­бовал в пользу советской разведки и направил на нашу сторону 17 немецких

1 Речь идет о Смоленской диверсионной школе, условно именовавшейся «Лагерь МТС». В помещении бывшей машинно-тракторной станции школа находилась с мая 1942 г. по август 1943 г. Школа готовила агентов-диверсантов и радистов, которых пос­ле соответствующей подготовки (от 5 дней до 2 месяцев) забрасывали в тыл Красной Армии.

В августе 1943 г. в связи с наступлением Красной Армии школа передислоцировалась на территорию Белоруссии и находилась там до конца июня 1944 г. В сентябре 1944 г. шко­ла вначале переехала на территорию Польши, позже Германии. В марте 1945 г. школа была расформирована, а весь личный состав передан в части РОА.

агентов (Бокош, Богданова, Киселева, Дрожжина, Никифорова и др.), дав им задание явиться в органы контрразведки с повинной и рассказать известные им данные о других агентах, обучающихся в «Лагере МТС». Кроме того, подго­товил группу численностью 21 человек из содержащихся в «Лагере МТС» для перехода к партизанам.

В каждую диверсионную группу, которую немцы направляли на советскую сторону для подрывной работы, Голокоз внедрял по несколько человек завер­бованных им агентов, давая задание не допускать вьшолнения диверсионных актов, а всех участников группы дс>ставлятъ в органы контрразведки.

Голокоз вооружил 28 жителей д. Шабаново (близ г. Смоленска) для борьбы с немцами, а также ряд жителей других соседних деревень, передав им со склада «Лагеря МТС» несколько автоматов, винтовок, гранат и мин.

Завербованные Голокозом 17 германских агентов в разное время, буду­чи переброшены немцами в составе диверсионных групп на нашу сторону, явились с повинной в органы контрразведки и обеспечили задержание ос­тальных диверсантов, причем четверо из них (Боков, Богданов, Мокшани-нов и Жуков) доставили донесения Голокоза.

Голокоз сообщил о следующих конкретных фактах проделанной им работы в тылу противника.

В конце декабря 1942 г. для разведки переднего края обороны частей Крас­ной Армии в район Духовщины немцы послачи отряд численностью 75 чело­век, в который входил и он, Голокоз, в качестве помощника немца Кирш-фельда, являвшегося руководителем этого отряда.

Перед выездом в Духовщину Голокоз получил от Соболева указание организовать переход на сторону частей Красной Армии Глушкова, Тара-сенко, Рубахина и Большакова, которые также находились в этом отряде и ранее были завербованы Соболевым.

Указанным лицам Голокоз дал задание предупредить командование частей Красной Армии о проводимой немцами операции, с тем чтобы ее сорвать.

Для осуществления перехода на сторону частей Красной Армии Голокоз договорился с Глушковьш и остальньши, что при вьшолнении задания они первые изъявят желание пойти в разведку в расположение советских войск Предупредят о том, что у переднего края немецкой обороны находится немец­кий отряд, который он, Голокоз, намеревается перевести на сторону частей Красной Армии, предюрительно убив командира отряда Киршфельда и пре­дателей, если они при переходе будут оказывать гопротивление.

Кроме того, Голокоз снабдил Рубахина данными о схеме расположения минных полей, огневых точек и окопов пгхливника, сообщенными ему нем­цами как заместителю командира отряда. Эти данные Рубахин должен был передать командованию частей Красной Армии.

Когда отряд прибыл на передаий край немецкой обороны, Голокоз, ис­пользовав свои права заместителя командира отряда, направил Глушкова, Рубахина, Тарасенко и Большакова под видом разведки в расположение час­тей Красной Армии.

Через некоторое время со стороны советских войск был* открыт ар­тиллерийский и минометный огонь по огневым точкам и блиндажам немцев, схему расположения которых советскому командованию пе­редал Рубахин.

Желая таким же путем переправить на советскую сторону и других уча­стников отряда, Голокоз предлагал им пойти также в разведку, однако ник­то вьтолнить это не захотел.

Возвратившись в «Лагерь МТС», Голокоз добился у немцев отчисле­ния в лагеря военнопленных группы враждебно настроенных к Советс­кой власти солдат этого отряда, охарактеризовав их перед немцами как трусов, не желавших вьтолнять их задания.

Глушков, Рубахин, Тарасенко и Большаков действительно в начале января сего года перешли линию фронта со стороны противника на уча­стке 4-й Ударной армии Калининского фронта, явились в органы кон­трразведки, где сообщили, что они посланы Голокозом для передачи ко­мандованию советских войск военных сведений о противнике, а также доставили письмо Соболева, адресованное Особому отделу НКВД 20-й армии.

В январе сего года в связи с отступлением немцы оставили в районе г. Вязьмы для организации диверсионных актов группы во главе с Гали-мовым численностью 18—20 человек.

Голокоз внедрил в эту группу ранее завербованных им Воробьева, Кир­санова, Удалова и других, которым поручил захватить или убить Галимова и всю группу привести в органы Советской власти, рассказав о данном им немцами задании.

По сообщению УКР «Смерш» Западного фронта, Воробьев, Кирсанов и лдалов, вьшолняя задание Голокоза, в феврале 1943 г. перешли на сторону частей Красной Армии, предварительно уничтожив изменника Галимова, захватить которого живым не удалось.

В мае сего года в «Лагере МТС» немцы сформировали отряд численно­стью 150 человек во главе с бьшшим лейтенантом Красной Армии Чвалой (до пленения командир роты 7-й бригады 4-го воздушно-десантного кор­пуса) для разведки переднего края обороны частей Красной Армии на Орловском направлении.

Из состава этой группы Голокоз обработал и завербовал: Каменева ИМ. — бывшего командира звена 883-го авиаполка 3-й воздушной армии; Фомен­ко И.М. — бывшего сержанта саперного батальона 91 сд; Тюрикова — быв­шего красноармейца 4-го воздушно-десантного корпуса; Селиванова, Ко­лесникова — бывших красноармейцев; Никулина — бывшего старшего лейтенанта 61-й армии; Иванова и Смирнова, которым дал задание перей­ти на сторону частей Красной Армии и преду!тредить советское командова­ние о готовящемся наступлении немцев.

В июне перед отправкой отряда для вьшолнения задания Голокоз снаб­дил завербованных им лиц данными о концентрации немецких войск и тех­ники на Орловском направлении и предложил эти сведения передать совет­скому командованию.

Как сообщило УКР «Смерш» Центрального фронта, Каменев и Фо­менко, выполняя задание Голокоза, 29 июля сего года в районе д. Юра-сов хутор (близ г. Севска) перешли на сторону частей Красной Армии в составе группы из 26 человек.

В начале июля сего года в «Лагере МТС» немцами был сформирован для борьбы с партизанами отряд численностью 76 человек во главе с ка­питаном Цымаем1.

8 июля отряд выехал в район г. Суража БССР с задачей под видом партизанской группы войти в связь с партизанской бригадой Захарова2, действующей в этом районе, захватить штаб бригады и документы, пос­ле чего возвратиться в г. Смоленск.

Для руководства этой операцией на место выехал немецкий капитан Бухгольц3, которому были приданы переводчик Киршфельд, два немца-радиста, а также 17 казахов, бывших военнослужащих Красной Армии, состоящих на службе у немцев.

Голокоз добился перед командованием «Лагеря МТС» назначения его в этот отряд в качестве адъютанта гапитана Цымая и в процессе подготовки отряда с целью сорвать задуманную немцами операцию и организовать пере­ход отряда на сторону партизан обработал и завербовал из числа участников отряда 21 человека: Рушинцева, Николаева, Михеева, Воронова, Решетило-ва, Прозорова, Кутько, Смирнова и других, большинство из которых выпол­няли в отряде обязанности младших командиров.

9 июля отряд под видом партизанской фуппы прибыл в район г. Ниски, где капитан Цымай через жителей установил связь с местными партизанами.

Партизаны поверили версии о том, что отряд Цымая имеет намерение слиться с партизанской бригадой, и предложили выделить своего представи­теля для переговоров с командованием бригадь1.

По просьбе Голокоза, Цымай представил его как своего комиссара и направил в штаб бригады для переговоров.

Прибыв в штаб партизанской бригады, Голокоз связался с командиром бри­гады Захаровым, рассказал ему, что из себя подставляет отряд Цымая и с ка­кими целями он прибыл в этот район, а также договорился о совместных дей­ствиях по захвату в плен участников отряда Цымая.

Голокоз дезинформировал Бухгольца и Цымая о месте расположения партизан и их баз. Бухгольц, ничего не подозревая, радировал в г. Смо­ленск о том, что подготовка к операции проходит успешно, что через Го­локоза установлена связь со штабом партизанской бригады и что в бли­жайшее время будет осуществлен захват этого штаба.

В связи с этим Бухгольц объявил Голокозу приказ немецкого командова­ния о нафаждении его орденом с мечами.

16 июля Бухгольц приказал Голокозу стравиться на очередную встречу с ко­мандованием бригад, во время ксггорой осуществить захват штаба Для этой цели он придал Голокозу 15 атж>матчиков и немца 1гфшфелъда

В фугату автоматчиков вошли 8 человек, ранее завербованных Голокозом, которых он оставил при себе, а склальньгх и немца Киршфельда госадил в «за­саду» на некотором расстоянии от места встречи.

1 Цымай Павел Свиридович, кличка «Горбенко» — командир комендантского взвода Смоленской разведшколы. Арестован органами МГБ СССР.

2 Захаров Яков Захарович (1907—?). С ноября 1942 г. го октябрь 1943 г. являлся команди­ром 1-й Белорусской партизанской бригады, действовавшей в Суражском, Городокском и Витебском районах Витебской области БССР.

3 Бухтольн Фридрих — с марта по июль 1943 г. начальник Смоленской диверсионной школы.

Встретившись с Захаровым, Голокоз сосбишл ему об этом, после чего на­ходившиеся в засаде Киршфельд и остальные автоматчики были незаметно окружены партизанами, обезоружены и захвачены в плен.

По договоренности с командованием бригады Голокоз вместе с завер­бованными им лицами из приданной ему группы автоматчиков направил­ся в расположение отряда Цьгмая, а в это же время партизаны с двух сто­рон окружили отряд.

Подойдя к расположению отряда, Голокоз дал сигнал своим людям, а остальным крикнул, что они находятся в окружении партизан, и предло­жил им сдаваться. К этому времени партизаны начали обстреливать отряд с флангов.

Во время перестрелки были убиты капитан Бухгольц, 2 немца-радиста и 8 казахов. Цьтмаю и группе в 10—12 человек удалось убежать, а остальные сдались партизанам.

При этом партизанами было захвачено 36 автоматов, 2 станковых пу­лемета, 2 миномета, радиостанция, 8 лошадей, 5 повозок с боеприпаса­ми и продовольствием.

Немец Киршфельд доставлен из штаба партизанской бригады Захаро­ва в ГУКР «Смерш» и в настоящее время допрашивается.

Характерно отметить заявление Киршфельда о том, что Голокоз пользо­вался большим доверием у немцев и своим поведением никаких подозре­ний не вызывал.

Как сообщил Голокоз, поставив перед собой задачу передать этот отряд в руки партизан и самому перейти к ним, он для дальнейшей работы в «Лагере МТС» оставил завербованного им Сои на Василия Васильевича1, бывшего во­еннослужащего Красной Армии, работающего в лагере автотехником.

Кроме того, Голокоз завербовал находившихся в «Лагере МТС» Кальниц-кого и Резюкова, бьпзших военнослужащих Красной Армии, а также жителя д. Шабаново Ильина Михаила Арсентьевича, работающего помощником старо­сты. Шследним Голокоз дал указание поддерживать связь с Соиным1.

ГУКР «Смерш» приняты меры к установлению связи с Соиным и други­ми завербованными Голокозом лицами, нахоляпшмися в «Лагере МТС», для использования их в мероприятиях по ликвидации Власова2, имея в виду, что Власов, как показывает Голокоз, часто бывает в г. Смоленске.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР Абакумов

ЦА ФСБ России

1 Соин Василий Васильевич — механик гаража Смоленской диверсионной школы. Арестован органами МГБ СССР.

2 В г. Смоленск Власов прибыл во второй половине марта 1943 г., где он знакомился с деятельностью созданных немцами из советских военнопленных батальонов пропа­ганды и добровольческого отряда. Он также встретился с представителями местной интеллигенции г. Смоленска и выступил с сообщением о создании «Русского комите­та» и переговорах, которые ведутся с немецким командованием, о сформировании рус­ских вооруженных сил для борьбы против Советской власти. Здесь же, в г. Смоленске, Власов общался с командующим тыловым округом генералом-фельдмаршалом Г. Кюх-лером и др. немецкими генералами и офицерами (см.: ВИЖ, 1991, № 7, с. 11—20, а также т. 3 настоящего сборника, документ № 898).

Сообщение заместителя 1шчальника 4-го Управления НКВД СССР комиссара п кяк * * wu к мл *! Н.И. Эйтингона  4/8/2296 м Ksiai 11М( киемл авиацией дальнего действия маршалу авиации А.Ё. Голованову о месте расположения ставки германского юманлужания

12 августа 1943 г.

Путем допроса военнопленных получены следующие данные о распо­ложении ставки германского командования в районе Смоленска:

1. Военнопленный унтер-офицер авиации Анакер Карл, пилот отдельной бомбардировочной фугпты (ППС-Л53120), взятый в плен 8 августа 1943 года в районе Орла, сообщил, что 28 июня с.г. с аэродрома в г. Орле, где располага­лась его фуппа, он вылетел в г. Минск за получением запасных частей и кан­целярских принадлежностей по маршруту: Орел—Брянск—Смоленск— Орша—Минск.

Перед вылетом Анакеру предложили нанести на карту новую запретную зону, расположенную между Смоленском и Оршей. Кроме того, дежурный по аэродрому устно ггредупредил его, что в случае отклонения при полете между Смоленском и Оршей от предписанного курса хотя бы на 100 метров, он будет обстрелян с земли и подвергнется нападению истребителей.

После этого инструктажа Анакер расписался у дежурного в том, что о существовании указанной запретной зоны он предупрежден.

На аэродроме в Смоленске, где Анакер сделал промежуточную посадку, дежурный по аэродрому снова предъявил ему для ознакомления карту, на которой была нанесена запретная зона, и Анакер снова должен был распи­саться о сделанном ему предупреждении.

По показаниям Анакера, запретная зона начинается примерно в 20 км на запад от Смоленска и тянется почти до г. Орши, то есть охватывает так называемый Катьгнъский лес. Южная фаница зоны проходит в 5 км се­вернее железнодорожной линии Смоленск—Орша.

Согласно полученной инструкции на участке между Смоленском и Оршей он должен был держать курс строго вдоль линии железной дороги.

Судя по сфогости инсфукций в отношении этой зоны, военноплен­ный высказывает предположение, что в этом районе располагается круп­ный военный штаб, возможно штаб ценфального фронта. Далее он сооб­щает, что во время провокационной кампании немцев в апреле 1943 г. о раскопках в Катьшьском лесу запретной зоны в этом районе не было.

2. Военнопленный солдат 12-го пех. полка 31-й пех. дивизии Бауер Ганс (ППС-64737С), взятый в плен 2 августа 1943 года в районе г. Кромы, ссюбщил,

что 22-го июля 1943 г. маршевый батальон, в котором он служил, из г. Байрейта был направлен в район Орла по маршруту Польша—Минск— Орша—Смоленск—Брянск. Проезжая через ст. Катынь (на участке Оргла— Смоленск) 26 июля с.г., военнопленный заметил, что в 6 км от станции в сто­рону Смоленска от железной дорога в северо-восточном направлении отходит железнодорожная ветка.

На этой ветке в лесу, метрах в 150 от основной магистрали, стоял специ­альный поезд, окрашенный в зеленый цвет. Насколько Бауер мог заметить, поезд состоял из локомотива и 4 вагонов обтекаемой формы. Вслед за локо­мотивом, а также в хвосте поезда помещались две бронеплощадки, на кото­рых было установлено по одной батарее в составе четырех зенитных орудий каждая. Поезд охранялся солдатами «СС».

Далее в лесу, в 50 метрах за поездом военнопленньш видел новые до­мики и бараки немецкого типа. Было видно большое количество офице­ров и солдат «СС». Среди солдат батальона были разговоры, что стоявший в лесу спецпоезд является личным поездом Гитлера и что в этом районе расположена верховная ставка.

Зам. начальника 4-го Управления НКГБ СССР

комиссар госбезопасности Эйтингон

ДА ФСБ России

По мнению авторов-составителей, показания и утверждения немецких военноплен­ных по поводу нахождения ставки вермахта не совсем достоверны.

Как известно, ставка А.Гитлера (кодовое название «Вервольф») находилась близ Вин­ницы, куда он приезжал несколько раз. Первый — в июне—июле 1942 г.; второй — в середине февраля 1943 г., третий — в конце августа 1943 г. В ходе последнего посещения Винницы он пытался совместно с командованием группы армий «Юг» решить вопрос о приостановке наступления войск Красной Армии в Донбассе.

Из ставки А. Гитлер неоднократно выезжал в действующие войска. Так, 1 июля 1942 г. он бьи в г. Полтаве в штабе группы армий «Юг», где проводил совещание о нанесении удара на Воронежском направлении. Дважды (17—18 февраля и 8 сентября 1943 г.) был в г. Запорожье, куда переместился штаб группы армий «Юг», где проводил совещания: в пер­вом случае — по подготовке наступления немецких войск в районе Курского выступа, во втором случае — о необходимости сдерживания наступления Красной Армии.

Показания военнопленных в отношении строгих режимных ограничений в районе Смоленска соответствуют действительности. В Смоленске размещался штаб группы ар­мий «Центр», а также многие другие управленческие и вспомогательные службы, склады с большим запасом военной техники и боеприпасов.

Из задания руковддителю опергруппы Четвертого управления НКГБ УССР «Разгром» «Петрову» по организации агентур-но-оперативной работы в тылу противника

12 августа 1943 г.

В августе 1943 г. Вы будете направлены в тыл противника на базу парти­занского объединения т. Бегмы1, действующего в Ровенской области. НКГБ УССР ставит перед Вами следующие задачи по работе на оккупи­рованной территории.

I

Установление связи с наиболее ценной агентурой, оставленной в горо­дах Ровно и. Львове... Приобретение и внедрение новой агентуры в руко­водящие круги «Организации украинских националистов» и военных фор­мирований ОУН.

В Ровенской области оперируют отряды бандеровцев: «Березы», «Леген­ды», «Орла», «Махорко», «Тараса Бульбы» и др. Особенно поражены банде-ровцами районы Сарны—Рокитное, Кс>стополъский и Людвипольский. Эта отряды борются против немцев и наших партизан. Внедряйте в отряды банде­ровцев свою агентуру и тщательно разрабатывайте их.

[...]

Город Ровно является резиденцией рейхскомиссара Украины2. Вам не­обходимо внедрять свою агентуру в центральные учреждения рейхскомис-сариата...

С нашей санкции вербуйте агентуру из лиц, гибогающих в учреждениях рейх-скомиссариата. Учтите, что там гиботают мельниковцы и бандеровцы. Последних Вы можете с нашей санкции вербовать.. Перед агентурой из украинских нацио­налистов с нашей санкции ставьте задачи с отступлением немцев отходить на за­пад и внедряться в контрреволюционную украинскую эмиграцию. Обусловли­вайте способ связи с этой агентурой.

[...] III

Организация конспиративных и явочных квартир в городах Львове и Ровно и создание условий для облегчения продвижения агентуры оперг­руппы и НКГБ УССР, направляемой через Вашу опергруппу.

1 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 1003, 1135.

2 Рейхскомиссаром Украины с 1941 по 1944 г. являлся Эрих Кох. Ему подчинялись 9 генеральных округов, в том числе «генеральный округ Волынь и Подолия» с област­ным центром в г. Ровно.

Организация диверсий на железнодорожных коммуникациях против­ника и важных промышленных объектах в Ровенской области. Намечая диверсионные акты на железнодорожных коммуникациях Ровенской об­ласти, Вы основное внимание сосредоточиваете на железнодорожных уз­лах Сарны и Здолбунов и линиях железных дорог Ковель— Ровно—Ше-петовка, Ковель—Сарны—Коростень, Львов—Ровно—Сарны.

В Ровенской области крупных промъшшенных предприятий нет. На тер­ритории области работает 148 лесозаводов, обслуживаюгдих нужды армии оккупантов. На этих предприятиях и развертьшайте Вашу диверсионную работу путем вербовки спецагентуры и создания диверсионных групп.

Через агентуру и другие возможности проработайте на месте вопрос об организации диверсионных актов в учреждениях рейхскомиссариата в г. Ровно и, согласовав с нами план организации диверсионных актов, проводите его в жизнь.

V

В процессе всей Вашей работы стремитесь добывать документы, дающие право проживать и передвигаться по оккупированной территории УССР. Кроме того, Вы систематически добываете печатные и другие издания «Организации украинских националистов» и оккупационных властей (листовки, юззвания, гфиказы, газеты, журналы, брошюры и т.п.).

VI

Через агентуру, путем опроса военнопленных, разведчиков партизанс­кого отряда и лиц, прибывших в отряд, а также путем личного наблюде­ния и изучения добытых документов Вы собираете и направляете в НКГБ УССР информацию по следующим вопросам:

1) о деятельности украинских националистов;

2) о военных формированиях украинских националистов, создаваемых как немцами, так и националистами;

3) о деятельности церковников и сектантов;

4) о деятельности так называемого «Русского комитета», «Русской ос­вободительной армии» (РОА) и белогвардейцев;

5) о деятельности гестапо, жандармерии, полиции и агентуры, работа­ющей в этих карательных органах;

6) о деятельности немецко-фашистской администрации в городах Льво­ве и Ровно, Львовской иРовенской областях;

7) о состоянии транспорта, сельского хозяйства, торговли и культуры на оккупированной территории;

8) о наиболее злостных зверствах, совершаемых фашистами и их при­спешниками;

9) о политико-моральном настроении населения оккупированной тер­ритории;

10) о режиме в городах Львове и Ровно;

11) о дислокации и передвижении крупных сил противника;

12) о месте расположения вражеских баз горючего, боеприпасов, про­довольствия, амуниции, материальной части и проч.;

13) об укрепленных районах противника;

14) о политико-моральном настроении солдат и офицеров армии про­тивника.

Все добытые Вами сведения Вы сообщаете в НКГБ УССР по эфиру через приданную Вам рацию и воздушной почтой.

Прежде чем связаться с агентурой, оставленной и направленной НКГБ УССР в тыл противника, Ваш курьер должен осторожно навести справки, где работает агент или чем занимается, как ведет себя при оккупантах и, если по­ведение агента не вызывает подозрения в предательстве, принять меры к уста­новлению связи с агентом. Лично связываться с агентурой, оставленной НКГБ УССР в тылу противника, Вам запрещается. Вы можете это делать только с нашего разрешения. Для связи с агентурой завербуйте специальных связни­ков1из проверенных местных жителей или же из числа участников партизанс­кого отряда. После осуществления связи с агентурой провфяйте ее на конк-ретных делах.

При осуществлении новых вербовок проявляйте максимум осторожности и конспиративности в работе, имея в виду, что ггротивник широко практикует под­ставы нам своей агентуры. Особенно осторожно относитесь к бывшим военноп­ленным, ищущим якобы пристанища в партизанских отрядах, так как среди этих лиц много немецкой агентуры... В процессе вербовки агентуры одновременно под­готовляйте гфоюддликовдля агентуры НКГБ УССР, которая будет перебрасываться через Вашу базу.

Систематически занимайтесь изучением личного состава партизанс­ких отрядов с целью выявления и использования связей партизан на ок­купированной территории, в первую очередь в городах Ровно и Львове. При сообщении в НКГБ УССР различных сведений соблюдайте макси­мум осторожности, чтобы не допустить дезинформации. Стремитесь раз­ными путями проверять получаемые Вами сведения.

Подбирайте, тщательно проверяя, людей для обрастания2оперативной группы. Берегите радистов, используя их только по прямому назначению. Поддерживайте революционную дисциплину в опергруппе и в случае не­обходимости принимайте самостоятельные решения, но помните, что Вы за них ответственны.

О проводимой Вами работе и получаемых материалах на месте Вы ни­кого не информируете. Командира и комиссара партизанского отряда Вы можете информировать только по вопросам, имеющим прямое отношение к их отряду (сведения о противнике, готовящейся измене, дезертирстве или агентуре немецкой разведки, внедрившейся в отряд).

Непосредственно боевой деятельностью Вы и руководимая Вами группа не занимаетесь. В бой участники опергрутты идут только в случае крайней

1 В тексте — связистов.

2 Так в тексте документа.

необходршости и когда нет другого выхода из создавшегося положения. Ка­тегорически зотрещается менять место дислокации Вашей гругаш без санк­ции НКГБ УССР.

И.о. начальника 1-го отдела Четвертого управления НКГБ УССР капитан государственной безопасности

Макаров

СОГЛАСЕН

И.о. начальника Четвертого управления НКГБ УССР подполковник

Решетов

ЦА ФСБ России                                                                                                                                                   

Оперативная группа в составе 4 оперработников и 2 радистов 7 октября 1943 г. была заб­рошена в тыл противника. По прибытии в партизанское соединение руководитель группы «Петров» (Бурлаченко Григорий Федорович) был назначен также заместителем генерал-май­ора В А Бегаы по оперативной части.

За время нахождения в тылу противника труппой завербовано для разработки укра­инского и польского националистического подполья 20агентов, выявлено и взято на учет 932 участника ОУН—УПА и их пособников, добыта нелегальная оуновская литера­тура.

Члены опергруппы принимали участие в боевых операциях против фашистских войск и оуновских банд, систематически добывали разведывательные сведения о противнике, по которым информировались НКГБ УССР, командование партизанских отрядов и частей Крас­ной Армии.

Осуществляя агентурную и войсковую разведку, группа ставила в известность ко­мандование о дислокации и положении дел в формированиях УПА. Используя эту ин­формацию, соединение уничтожило свыше 300, захватило 16 и арестовало 40 членов ОУН-УПА.

Согласно полученному заданию «Петров» должен был установить связь с агентурой НКГБ УССР, оставленной в тылу противника, однако связь была установлена только с одним аген­том, так как остальные выехали в неизвестном направлении.

После соединения с частями Красной Армии опергруппа «Разгром» в феврале 1944 г. прибыла в г. Киев и была расформирована (ЦА ФСБ России).

Докладная записка начальника УВПС НКВД СССР в НКВД СССР, касающаяся выводов о работе правительственной ВЧ-связи в последних боевых операциях, и предложения по ее улучшеню

13 августа 1943 г.

Опыт последних боевых операций показал, что правительственная ВЧ-связь стала основным средством для командования фронтов в звене фронт—армия (КП,НП)'.

Ввиду явных преимуществ ВЧ-связи (связь телефонная, допущено ве­дение секретных переговоров) в сравнении со связью, организуемой Уп­равлением связи Красной Армии (радио, телеграф без засекречивающих устройств), командующие фронтами, члены военных советов, начальни­ки служб фронтов справедливо оценили'этот вид связи и требуют от на­чальников ОПС фронтов своевременного обеспечения этой связью всех армий и даже запасных и наблюдательных пунктов.

Одновременно требуют развития абонентских сетей, не считаясь с уда­ленностью абонентов от ВЧ-станции.

1 Вывод начальника УВПС СССР о приоритетности правительственной полевой связи перед связью НКО основывался на реальном отношении высших советских военачальников к этой связи. Приведем некоторые высказывания оценочного характера, содержащиеся в мему­арной литературе. СМ. Штеменко: «В течение Великой Отечественной войны классической схемой управления была Ставка - фронт, флот, отдельная армия... Особенно просто это дела­лось после внедрения высокочастотной телефонной связи до армии включительно». К.К. Ро­коссовский: "Специальная ВЧ-связь всегда своевременно и точно обеспечивала командова­нию войск фронта надежно действующуто систему связи с комшглующими и штабами армий и ко всем оперативным направлениям». И.Т. Пересьшкин: «В звене Генеральный штаб — штабы фронтов — штабы армий исключительно важную роль играла правительственная высокочас­тотная связь». И.С. Конев: «Надо вообще сказать, что эта связь ВЧ, как говорится, нам была богом послана». Вот еше одно высказывание К.К. Рокоссовского, относящееся к маю 1945 г.: «Использование средств правительственной связи в годы войны произвело револю­цию в управлении войсками». Что касается оценок, даваемых правительственной связи в офи­циальных документах высшего военного руководства в период Великой Отечественной вой­ны, то наиболее показательным в данном отношении является фрагмент письма 1-го заместителя начальника Генерального штаба АИ. Антонова ИА. Серову от 9 августа 1943 г.: «Обстановка на фронтах Красной Армии, когда большинство из них стали активными, застав­ляет в качестве одного из основных видов связи использовать телефон ВЧ, так как остальные средства связи в той или иной степени замедляют сбор данных об обстановке и, следователь­но, принятие совместных решений Верховным Главнокомандованием».

Общеизвестно, что никому не разрешено передавать по телеграфу или по радио донесения и распоряжения в незашифрованном виде. За нарушение этого виновные подлежат судебной ответственности, по телефону же ВЧ практичес­ки разрешено вести не только секретные, но и совершенно секретные перего­воры.

Одно уже это обстоятельство делает ВЧ связь в лице командования фронтов и армий самым ценным и незаменимым средством управления войсками.

По изложенным выше причинам командование фронтов и армий ма­лейшее опоздание, нарушение и некачественную работу ВЧ-связи остро ощущает и предъявляет к ней суровые требования, зачастую практически невыполнимые. Исторически доказано, что в наступательных боевых опе­рациях обеспечить полную непрерывность действия проволочной связи невозможно по трем основным причинам:

а) частые обрывы проводов от снарядов, мин, бомб и движущихся войск (танки, машины);

б) требуется большое количество сил и средств (столбы, провод, кабель);

в) невысокая способность к маневрированию строительных рот связи. По указанным выше причинам войска правительственной связи

НКВД в период высоких темпов наступления частей Красной Армии иногда не успевают строить линии за продвигающимися и часто меняю­щими места дислокации штабами армий, запасными и наблюдательны­ми их пунктами.

В целях улучшения правительственной ВЧ-связи на фронтах полагал бы необходимым провести следующие мероприятия:

1. Усилить армейские направления связи на наступающих фронтах силами и средствами связи путем:

а) освободить отдельные полки правительственной связи от эксплуа­тационного обслуживания линий связи в глубоком тылу, передав эти ли­нии в обслуживание НКС;

б) допустить охрану линий одиночными нарядами (вместо парных) в районах, где нет прямой угрозы нападения на наряды со стороны банди­тов, дезертиров и пр.;

в) допускать временное сокращение обходов по охране линий — 3—4 обхода вместо установленных 6 обходов в сутки;

г) разрешить командирам полков забирать у тыловых эксплорот авто­транспорт для рот, обслуживающих армейские направления;

д) допустить оставление на направлениях связи тех армий, которые не ведут активных наступательных операций, до 2 взводов связи вместо роты связи.

2. Произвести дополнительное усиление шестовым имуществом связи отдельных полков, действующих в безлесных районах.

3. Просить командующих фронтов обеспечить выполнение приказа НКО и НКВД № 0118/053 от 11 февраля 1943 г., пункт 5, в котором сказа­но: «Начальникам связи фронтов при перемене дислокации штабов фрон­тов и армий для организации с ними правительственной ВЧ-связи пред­ставлять в распоряжение НКВД качественные провода как НКС, так и НКО.

Если при перемещении штабов окажется на этом направлении только одна цепь, то последняя перелается в ведение НКВД, но с обязательным уплотнением (одновременное телеграфирование и телефонирование) ее для нужд войскового штаба».

Кроме того, просить обеспечить железными цепями или шестовками не­которые (по усмотрению командующих) армейские направления, освободив от обслуживания этих направлений роты НКВД.

4. Отказаться от обеспечения ВЧ-связью наблюдательных пунктов и або­нентов, далеко удаленных от ВЧ-станций. Эти связи обеспечивать аппарату­рой только в случаях предоставления для этой цели цепей и сил для обслужи­вания.

Начальник УВПС НКВД СССР

генерал-майор войск связи Угловский

ЦА ФСБ Росши

№1562

Из представления ГУКР «Смерш» НКО СССР к правительственным наградам агентов П.М. Голокоза и А.С. Соболева, возвратившихся из тыла противника1

13 августа 1943 г.

ГУКР «Смерш» представляет к награде возвратившихся из тыла против­ника двух наших агентов — Голокоза Петра Марковича, 1913 г. рождения, уроженца с. Висунок Николаевской области УССР, украинца... с высшим образованием, окончившего учительский институт, бывшего начальника штаба зафадительного батальона 346 сд 61-й армии, и Соболева Алексея Се­меновича, 1921 г. рождения, уроженца д. Кучино Погорельского района Ка­лининской области, русского... рабочего, бывшего красноармейца 444 сп 16-й армии.

Голокоз и Соболев за период пребывания в тылу немецко-фашистских войск по заданию органов советской конфразведки провели большую работу, проявив при этом мужество и геройство.

Голокоз и Соболев завербовали и направили на нашу сторону 29 не­мецких агентов, которые явились в органы конфразведки с повинной и

См. документ № 1558.

рассказали известные им данные о других агентах разведки противника, подготовлявшихся для переброски на нашу сторону. Подготовили 21 во­еннопленного для переброски на сторону партизан.

В каждую диверсионную группу, которую немцы направляли из г. Смоленска на советскую сторону для подрьшной работы, Голокоз и Собо­лев внедряли по нескольку человек завербованных ими агентов с задани­ем не допускать выполнения диверсионных актов и всех участников груп­пы доставлять в органы контрразведки.

Голокоз вооружил 28 жителей д. Шабаново (близ г. Смоленска) для борь­бы с немцами, а также ряд жителей других соседних деревень, снабдив их ору­жием и боеприпасами.

Голокоз в июле сего года привел в расположение партизанской бригады Захарова, действующей на оккупированной территории БССР, немецкий карательный отряд численностью 84 человека и помог партизанам окружить и взять их в плен.

Считаю необходимым Голокоза П.М. и Соболева А.С. нафадить пра­вительственными нафадами — орденами Красного Знамени. Прошу Вашего согласия.

При этом представляю проект Указа Президиума Верховного Совета СССР1 о награждении Голокоза и Соболева2.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР Абакумов

ПА ФСБ России

' Проект не публикуется.

2 Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1943 г. Голокоз П.М. и Соболев А.С. награждены орденами Красного Знамени.

Из справки на зафронтового агента УКР «Смерш» Центрального фронта «Электрика», заброшенного в тыл противника

13 августа 1943 г.

Колесников Алексей Иванович, 1916 г. рождения, уроженец д. Кривцо-во Севского района Орловской области, русский, из крестьян-середняков. По профессии электрослесарь, работал в 1936—1937 гг. на шахтах в Донбас­се, холост, член ВКП(б) с 1939 г. (партбилета не имеет), служил в погран­войсках НКВД с 1937 г. по январь 1941 г.

[...]

18 января 1941 г. был демобилизован и, прибыв в г. Ворошиловград, рабо­тал командиром отделения по охране складов.

25 июня 1941 г. Ворошиловградским облвоенкоматом призван в РККА, зачислен в запасной полк 12-й армии, откуда был направлен в школу млад­ших политруков при политотделе 12-й армии. В марте 1942 г., окончив шко­лу, был назначен политруком разведроты 223 сп 4 сд 12-й армии.

С момента окончания курсов вместе с ротой разведки в составе 220 сп принимал участие в боях с немецкими войсками в районе населенного пунк­та Ново-Знаменовка Попасиянского района Ворошиловградской области.

Во время боев в конце июля 4 сд по приказу прикрывала отход 12-й армии. Отходя в направлении Орджоникидзевского края, в Мотоловском районе попала в окружение. Ведя бои в окружении, дивизия израсходовала все бо­еприпасы, и личный состав дивизии вынужден был группами выходить из окружения. Во время выхода из окружения «Электрик» с фуппой бойцов в количестве 7 человек был пленен немцами и этапирован в лагерь военноп­ленных в с. Безопасное Ставропольского района Орджоникидзевского края. Во время перехода в другой лагерь в направлении г. Ростова-на-Дону по до­роге бежал из-под конвоя и 22 сентября 1942 г. прибыл к себе на родину в с Кривцово Севского района, где установил связь с партизанами и вступил в партизанский отряд особого назначения НКВД под командованием старше­го лейтенанта госбезопасности Корчагина.

По зада1гию командования партизанского отряда особого назначения НКВД поступил на службу в полицию, где вел агитацию среди полицейс­ких, распространял листовки, производил вербовки в партизанские от­ряды, собирал сведения о концентрации войск противника, совершал ди­версионные акты.

После освобождения Красной Армией с. Кривцово был начальником по сбору трофеев, а затем 15 марта 1943 г. призван в РККА и находился при Особом отделе 2-й танковой армии.

На основании санкции ГУКР «Смерш» № 28012 от 19 мая 1943 г. «Элек­трик» был завербован УКР «Смерш» Центрального фронта для контрраз­ведывательной работы в тылу противника.

В тыл противника направлен с заданием внедриться в разведорган, дислоцирующийся в г. Орле, для сбора контрразведьгвательньгх данных и вербовки агентуры из числа немецких разведчиков.

Если «Электрик» как бывший работник полиции будет зачислен на службу в полицию или направлен в «Русскую освободительную армию», ему следует проводить разложенческую работу, создавать фугаты из пат­риотически насфоенных лиц и склонять их к переходу на сторону Крас­ной Армии.

Во всех случаях вербовки «Элекфик» должен снабжать завербованных агентов паролем: «Я от «Элекфика» к капитану Пантелееву».

Переброска «Элекфика» осуществлена в ночь на 5 июня сего года на участке 13-й армии в районе с. Сликаторовка старшим оперуполномочен­ным УКР «Смерш» Ценфального фронта старшим лейтенантом Белоглаз-киным1.

Переход «Элекфика» легендирован под бегство из штрафного баталь­она, куда он был направлен якобы за службу в полиции после освобожде­ния Красной Армией Севского района.

На случай необходимости обратного перехода к нам «Элекфик» снаб­жен паролем: «Иду к капитану Пантелееву».

Начальник 1-го отделения 2-го отдела УКР «Смерш» Ценфального фронта

майор Пярш2

ЦА ФСБ России

Агент «Электрик»  Колесников А.И.  после переброски в тыл противника в соот­ветствии с заданием внедрился в антисоветское формирование  «бригаду Каминского» (см. т. 3 настоящего сборника, документы  836, 863, 967; а также документы №1345,

1 Белоглазкин Александр Евдокимович (1913—?)  капитан. В органах НКВД с 1938 г. Являлся оперуполномоченным ОО НКВД УССР. С октября 1942 г. по апрель 1945 г. про­ходил службу в должностях оперуполномоченного, старшего оперуполномоченного, по­мощника начальника отделения ОО НКВД—УКР «Смерш» Донского, Центрального, Белорусского, 1-го Белорусского фронта; с апреля 1945 г. —заместитель начальника 3-го отделения ОКР «Смерш» 1-й гвардейской танковой армии. В феврале 1946 г. откоманди­рован в распоряжение УКР Ленинградского военного округа. В Ленинград выехал на собственной легковой автомашине, к месту назначения не прибыл. Проведенный поиск положительных результатов не дал. Приказом МГБ  1283 от 5 апреля 1947 г. исключен из списков личного состава, как пропавший без вести.

2 Пярин Анатолий Никифорович (1912—1963)  полковник (1953). С января 1940 г. — начальник секретариата УНКВД по Харьковской области, с августа 1941 г.  заместитель начальника оперативной группы УНКВД по Харьковской области. С августа 1942 г.  за­меститель начальника 7-го отделения ОО НКВД Сталинградского, затем Донского фрон­та. С июля 1943 г.  начальник 1-го отделения 2-го отдела УКР «Смерш» Центрального, затем 1-го Белорусского фронта. С февраля 1945 г.  заместитель начальника ОКР «Смерш» 125 ск 1-го Белорусского фронта, с апреля 1945 г.  начальник 2-го отдела опе­ративного сектора НКВД в г. Берлине. С октября 1948 г.  начальник ОКР МГБ 3-й зе­нитной прожекторной дивизии Московского района ПВО, с февраля 1951 г.  началь­ник ОКР МГБ 74-й зенитной артиллерийской дивизии ПВО. С августа 1958 г.  начальник кафедры Военного института КГБ при СМ СССР. С октября 1960 г.  старший препода­ватель, доцент, заместитель начальника спецкафедры ВШ КГБ при СМ СССР.

1432), где находился на протяжении 3 месяцев. За это время завербовал 19 человек из состава «бригады», вместе с которыми проводил активную разложенческую работу сре­ди ее участников, склоняя их к переходу на сторону партизан. Направил в советский тыл 3 связников. В результате деятельности «Электрика» на сторону партизан перешло око­ло 2 рот «бригады Каминского» со всем вооружением. За выполнение задания в тылу противника Колесников ЛИ. награжден орденом Красной Звезды (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1943 г.). В 1944 г. ему присвоено воинское зва­ние «старший лейтенант». В последующем награжден орденами Александра Невского (1944 г.), Красной Звезды (1954 г.) и тремя медалями (ЦА ФСБ России).

№1564

Докладная записка НКГБ СССР  607/М в ЦК ВКП(б) с обзором писем партизан, действующих в Брянских лесах, о тяжелом продовольственном положении в партизанс­ких отрядах и с жалобами на отсутствие заботы об их семьях в тылу1

14 августа 1943 г.

Военной цензурой НКГБ СССР зарегистрировано значительное количе­ство писем партизан, находящихся в Брянских лесах, с сообщением о тяже­лом продовольственном положении в партизанских отрядах и с жалобами на отсутствие заботы об их семьях в тылу.

Приводим наиболее характерные выдержки из писем: «Жизнь наша очень трудная. Находимся мы в лесу, в тылу врага, отрезаны от всех населенных пунктов. С питанием дело обстоит очень плохо, пухнем с голода. Обещают нас перебросить за линию фронта на самолетах, не знаем, скоро или нет. А жизнь наша с каждым днем все ухудшается. Я работаю в партизанском отряде второй год. Если не ускорят отправку, то мы умрем с голоду.»

(Пустомолотева А., Орловская обл., г. Елец, п/я 84, п/о «За власть Со­ветов», — Пустомолотеву П.Г., Москва, ПО, часть 3136 «П».)

«...Мы переживаем трудный период во всех отношениях, особенно тяжело насчет гппания. С 6 мая хлеба не едим, приварок два раза в день и то не завид­ный, соли нет. Гитлер послал против партизан 4 немецкие дивизии и одну по­

1 На документе имеются резолюции: «т. Щербакову. Доложить по существу вопроса. 01.10 43 г. т. Шапо...? Надо вместе с т. Пономаренко принять меры к обеспечению семей партизан». Подписи к резолюциям неразборчивы.

лщейскую, в том числе одна бронетанковая. Зажали нас в кольцо, но мы про­рвались и вышли из окружения».

(Миронов, ПП 45854-Н, — Мироновой Е.С., Саратовская обл., Дергачев-ский р-н, с. Толевиница.)

«...Опишу свою партизанскую службу. Сейчас у нас неважно в Брянском лесу, прижал нас немец. Стало трудно насчет питания. Как хочется соединить­ся с армией. Продукты с самолетов не сбрасывают, будет трудно пережить лето».

(ППС 127, в/ч 1915, отряд им. Ворошилова № 1, Соддатову СИ., ПП 73761.)

«...Насчет питания плохо, хлеб не едим с 6 мая. Приварок два раза в день и то одна вода, словом, мы, партизаны переживаем большие труд­ности».

(Миронов, ППС 45854, - Миронову АГ., ПП 24968-А)

«...Продукты добываем сами, но сейчас плохо, хлеба давно не видим. 300 г. мяса конины на день и все. Вот так и воюем. Партизанам сейчас очень трудно, вряд ли мы выдержим, сильно гадина нажимает, и нам очень тяжело».

(Кезиков И.Н., ПП 45851-Н, - Баранову М.В., ПП 49626-В.)

«...Нам не хватает питания, мы в тылу у врага, и продукть1 нам сбрасывают искжяительно с самолетов. В пишу употребляем разные травы: шавель, лебеду, крапиву. Заправки дают граммы, по 100—150 муки, по ложке соли. Как надоела партизанская жизнь, ты не можешь себе представить. И раньше зимы мы, види­мо, не вырвемся из леса, если кто останется жив».

(Михаил, ППС 127, часть 915, Дука-2, — Пироговой Н.С., г. Рязань, Трубо-вская ул., д. 7-В.)

«...Положение в настоящее время очень плохое, особенно с питанием, народ пухнет, питаемся исключительно только тем, что сбросят с самоле­тов».

(Касалапов И.Г., Брянский п/отряд, — Ромашину М.П., Орловская обл. пред. облисполкома.)

«...Питание скверное, почти один подножный корм. Я болела 8 дней. Мне сейчас неважно, чувствую себя слабо, худею, а мысли о доме, о Большой зем­ле. Надоело в тылу врага, хотя бы скорее приходила сюда наша Красная Ар­мия».

(Зеленикина И.В., ПП 127, часть 915, ЕПС-А1, — Солдатенковой А.В., г. Иваново, ул. Боевиков, 47.)

«..Я нахожусь в глубоком тылу противника в партизанском отряде «Большевик». Я тебя прошу, если можно, вышли хоть небольшую посылочку. В основном сухарей, табаку и соли, а то у нас с этим делом обстоит плохо».

(Попов М.Г., ПП 45354, — Поповой М.Г., Ставропольский край, ст. Моздок, д. 23.)

«...Я ослаб, подумай, как бы помочь мне. Очень прошу, помоги мне в питании, направь посылку с летчиками и побыстрее. Попроси их, они сделают все, или сам побывай у меня, только бери с собой, что покушать, а то у нас насчет этого трудновато. Жду, твой папа».

(Шарокин, ПП 45854-3, - Шагюкину М.Ф., ПП 21803-Д.)

«...Пришлось поваляться в тифу больше месяца и сейчас не могу стать на ноги. Питание скверное и на дальнейшее существование нет шансов. Постарайся насчет вызова к себе, буду ждать».

(Ващемин Д.Е., ПП 45854-Г, - Воробьеву Д.П., ПП 64005.)

«...Мне сообщили, что моей жене выплачивается 50% моей зарплаты, однако из письма от 23.06.43 г. видно, что она не получает ничего, имея пя­терых детей школьного возраста. Как тяжело ей жить без помощи. Только теперь я понял, как бездушно и наплевательски относятся к семье партиза­на-ответработника. Я надеюсь, что вы примете все меры к тому, чтобы ви­новных привлечь к ответственности, а семье оказать помощь, о чем прошу еще раз сообщить мне».

(Матукин К.Н., ПП 45854-Г, — Волину, Прокурору РСФСР г. Москвы.)

«...Моя жена, Басаргина Лидия Ивановна, и двое детей находятся в тя­желом материальном положении. Проживают в Ягодной Поляне Вязовс­кого района Саратовской области. Зарплату получают не 1000 руб., а толь­ко 300 руб. в месяц. Прошу разрешить денежный вопрос и через штаб Брянского фронта дать указание райвоенкомату о выплате полностью моей зарплаты с 1.10.42 года».

(Усенко, ПП 127, часть 915, — Ромашину М.П., Орловская обл., г. Елец, Орловский облисполком)

«...Я вас просил сообщить мне насчет моей семьи, состоящей из гати нетрудоспособных и только одной трудоспособной, которая не получает никакой помощи и поддержки. Прошу Вас выяснить этот вопрос и ока­зать помощь моим детям».

(Бабушкин В.С., Орловская обл., г. Елец, п/я 84, ЕПО 01-62, — правлению колхоза им. Буденного, Татарская АССР, ст. Нурлат, Октябрьский рай­он, с. Богданкино.)

Зам. народного комиссара

государственной безопасности СССР Кобулов

АПРФ, ф. 3, on. 50, д. 476, т. 1—4. Подлинник

Брянский партизанский край к лету 1943 г. оказался в клешах двух сильнейших немец­ких армейских группировок: группы армий «Центр» и группы армий «Север». На его тер­ритории действовало 12 партизанских бригад, артиллерийский полк, бронетанковый бата­льон и звено самолетов ПО-2.

Немецко-фашистское командование за полтора месяца до наступления на Курский выс-1 туп (операция «Цитадель») двинуло против брянских партизан огромную армию

(50 тысяч человек). Карателям удалось блокировать леса, в которых находились базы парти­зан, и выселить всех жителей из деревень и поселков, прилегавших к лесным массивам.

В результате этого у партизан создалось очень тяжелое положение: постоянные кро­вопролитные бои с карателями, несвоевременное обеспечение их оружием, обмундиро­ванием, продовольствием, фуражом и др.

Вопросы материального обеспечения партизан и их семей постоянно находились в поле зрения органов госбезопасности, которые тщательно изучали, анализировали, про­веряли поступающие письма, затем готовили обобщенные справки по подобным нега­тивным явлениям и направляли их соответствующим адресатам для принятия мер по их устранению. В данном случае приводится справка с обзором писем партизан, направ­ленная непосредственно в ЦК ВКП(б).

№1565

Из докладной записки УКР «Смерш» Центрального фронта  3/13365 в ГУКР «Смерш»НКО СССР о разоблачении агентуры противника, предателей и пособников на осво­божденной территории за время наступательньгх операций на Орловско-Курском направлении1

15 августа 1943 г.

В период наступательных июльско-августовских боев на Орлове ко Кур­ском направлении отделами «Смерш» армий Центрального фронта (началь­ники — полковник Пименов2 и полковник Ермолин3) были созданы опера­тивные группы для проведения мероприятий по обработке и фильтрации подозрительных лиц с целью выявления контрреволюционного шпионского

1 Войска Центрального фронта принимали участие в Курской битве (5—10 июля). 15 июля войска правого крыла фронта перешли в контрнаступление и во взаимодей­ствии с войсками Брянского и левого крыла Западного фронта в ходе Орловской опе­рации 1943 г. разгромили орловскую группировку противника и к 18 августа ликвиди­ровали Орловский выступ противника.

2 Пименов Константин Терентьевич (1911—?) — полковник (1943). В 1941—1942 гг. — начальник ОО НКВД 4-й, 51-й отдельной, 2-й гвардейской армий. С февраля 1943 г. — начальник ОО НКВД ОКР «Смерш» 48-й армии, с ноября 1943 г. — заместитель начальни­ка отдела ОКР «Смерш» 69-й армии. В 1945—1948 гг. — начальник опергруппы МВД ГСОВГ, начальник Берлинского, затем Эберсвалъдского окружного отдела оперсектора земли Бран-денбург (Германия). В 1948—1950 гг. — заместитель начальника, потом начальник Дрез­денского оперсектора МГБ земли Саксония. В августе 1952 г. освобожден от занимаемой должности и отозван в распоряжение УК МГБ СССР.

Приказом КГБ СССР № 585 от 28 ноября 1959 г. увален из органов по ст. 59 п. а (по выслуге лет) с должности начальника ОО 76-й зенитно-артиллерийской дивизии Московс­кого округа ПВО.

3 Ермолин Иван Ильич (1911—1957). С 24 ноября 1942 г. — начальник ОО НКВД 70-й армии (см. т. 3 настоящего сборника, документ № 1072).

элемента из числа жителей, находившихся на территории, ранее оккупиро­ванной немцами1.

Отделами «Смерш» при освобождении территории от противника произ-юдилась проческа населенных пунктов, лесных массивов и тд. Одновременно на этой территории из числа гражданских лиц вербовалась агентура, которая направлялась на выявление шпионов, диверсантов, предателей и пособни­ков немецких властей.

[•••]

Аресту подаергауты лица, занимавшиеся шпионажем, изменники Ро­дины и предатели, которые по категориям распределяются: шпионов — 12 человек; диверсантов — 4 человека; власовцев — один человек; старост — 37 человек; полицейских — 62 человека; переводчиков — 2 человека; пре­дателей, служивших в немецкой армии, — 13 человек. Всего — 131 че­ловек.

Из указанного количества арестованньгх 68 человек, как бьгошие старо­сты и полицейские, переданы в территориальные органы НКГБ, поскольку на этих лиц в НКГБ имелись компрометирующие материалы и к тому же окон­чание следствия по этим делам связано с местным розыском лиц, проходя­щих по показаниям арестованных.

После фильтрации всех задержанных через командование призвали для прохождения службы в Красную Армию...

Контрразведьгоательную работу на освобожденной от немецких захват­чиков частями Красной Армии территории продолжаем в контакте с орга­нами НКГБ.

Начальник УКР «Смерш» Центрального фронта

генерал-майор Вадис

ЦА ФСБ России

' В результате Орловской наступательной операции (12 июля—18 августа) со­ветские войска продвинулись в западном направлении до 150 км. 5 августа освободили г. Орел, 15 августа — г. Карачев и другие населенные пункты.

Записка НКВД СССР  685/Б в ГКО о целесообразности выселения с территории Северного Кавказа и Калмыцкой АССР немецких пособников, бандитов и антисоветски настроенных лиц

16 августа 1943 г.

В период оккупации немецко-фашистскими войсками Северного Кав­каза1 часть населения национальных республик и областей оказывала ак­тивную помощь немецко-фашистским захватчикам в совершенных ими злодеяниях, а в настоящее время занимается бандитизмом и мешает чест­ным трудящимся восстанавливать разрушенное немецкими оккупантами хозяйство.

НКВД СССР считает целесообразным выселить из районов Карачаев­ской и Адыгейской автономных областей, Кабардино-Балкарской, Чече­но-Ингушской и Калмыцкой АССР в Казахстан и Сибирь вместе с члена­ми их семей:

а) пособников немецко-фашистских оккупантов;

б) бандитов, утоловно-фабительский элемент, дезертиров и их укры­вателей;

в) лиц, ведущих антисоветскую работу.

Для обеспечения операций по выселению необходимым количеством войск НКВД и оперативно-чекистских работников выселение будет про­водиться поочередно — по республикам и областям с расчетом окончания операций в ноябре т.г.

1 Немецко-фашистские войска (1-я и 4-я танковые армии, 17-я полевая армия, ру­мынская 3-я армия) вторглись на территорию Северного Кавказа в августе—сентябре 1942 г.

Вместе с войсками в регион прибыли различные органы абвера, в том числе: 101-я раз­ведывательная абверкоманда со своими подчиненными 102-й, 103-й, 104-й, 106-й и 114-й абвергруппами; 201-я дишрсионно-разведывательная абверкоманда со своими 201-й, 202-й, 203-й абвергруппами; 301-я контрразведывательная абверкоманда с 301-й, 303-й, 304-й, 320-й, 321-й абвергруппами. Здесь же оперировали абверкоманда экономической раз­ведки 1 Ви/153 с рядом подчиненных абвергрупп; оперативные команды 11 и 12, осо­бая команда 106, особая команда «Астрахань» оперативной группы Д полиции безо­пасности и СД, а также соединения особого назначения: спецотряд «доктора Долля», батальон «Бергман», 801-й, 802-й, 804-й полки соединения «Бранденбург»и другие фор­мирования.

Наибольшее количество немецких органов дислоцировалось в гг. Нальчик, Черкесск, Майкоп, Степной и др. городах и населенных пунктах Северного Кавказа.

В ходе Битвы за Кавказ войска Красной Армии в течение января—февраля 1943 г. осво­бодили Калмыцкую, Кабардино-Балкарскую, Северо-Осетинскую, Чечено-Ингушскую АССР, а также Адыгейскую и Карачаевскую автономные области.

Представляя при этом проект постановления Государственного Коми­тета Обороны, прошу Вашего решения1.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

АП РФ, ф. 3, on. 58, д. 178, л. 56.

Подлинник

 1567

Проект постановления ГКО о выселении

с территории Северного Кавказа и Калмыцкой АССР немецких пособников, бандитов и антисоветски настроенных лиц2

[Не ранее 16 августа 1943 г.]

Учитывая, что в период оккупации цемецко-фашистскими войсками Северного Кавказа часть населения Карачаевской и Адыгейской автоном­ных областей, Кабардино-Балкарской, Чечено-Ингушской и Калмьщкой АССР оказывала активную помощь немецко-фашистским захватчикам в совершенных ими злодеяниях, а в настоящее время занимается бандитиз­мом и мешает честным трудящимся восстанавливать разрушенное немец­кими оккупантами хозяйство,

Государственный комитет обороны постановляет:

1. Поручить НКВД и НКГБ СССР произвести выселение из Карачаев­ской и Адыгейской автономных областей, Кабардино-Балкарской, Чече­но-Ингушской и Калмьщкой АССР следующих категорий лиц и членов их семей:

а) пособников немецко-фашистских оккупантов;

б) бандитов, уголовно-грабительский элемент, дезертиров и их укры­вателей;

в) лиц, ведущих антисоветскую работу.

2. Установить, что при проведении операции по выселению лица, в отношении которых имеется достаточно материалов, изобличающих их в активной антисоветской работе, подлежат аресту.

Выселению подлежат не только отдельные семьи, но и в целом насе­ленные пункты и районы, пораженные антисоветским влиянием и бан­дитизмом.

1 См. документ  1567.

2 Проект завизирован Л. Берией и В. Меркуловым.

3. Для организации и рукоюдства выселением создать тройки в составе:

а) по Чечено-Ингушской АССР — заместителя народного комиссара го­сударственной безопасности СССР тов. Кобулова (председатель), секретаря Чечено-Ингушского обкома ВКП(б) тов. Иванова и председателя СНК ЧИ АССР тов. Молаева;

б) по Кабардино-Балкарской АССР — заместителя наркома внутрен­них дел СССР тов. Круглова (председатель), секретаря Кабардино-Бал­карского обкома ВКП(б) тов. Кумехова и председателя СНК Кабардино-Балкарской АССР тов. Ахохова.

в) по Карачаевской автономной области — заместителя наркома внут­ренних дел СССР тов. Серова (председатель), секретаря Ставропольского крайкома ВКП(б) тов. Суслова и председателя Карачаевского облиспол­кома тов. Темирова.

г) по Калмыцкой АССР — начальника отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом тов. Дроздова (председатель), секретаря Калмыцкого об­кома ВКП(б) тов. Ликомидова и председателя СНК Калмыцкой АССР тов. Горяева.

д) по Адыгейской автономной области — начальника Главного Управ­ления милиции НКВД СССР тов. Галкина (председатель), секретаря Крас­нодарского крайкома ВКП(б) тов. Селезнева П.И. и председателя Адыгей­ского облисполкома тов. Джасте.

4. Выселяемых направить для расселения и трудового устройства в колхо­зах, совхозах и предприятиях местной промьшгленности в Семипалатинс­кую, Акмолинскую, Северо-Казахстанскую, Кустанайскую, Павлодарскую, Восточно-Казахстанскую и Карагандинскую области Казахской ССР, Крас­ноярский край, Алтайский край, Омскую и Новосибирскую области.

5. Возложить на председателя СНК Казахской ССР и секретаря ЦК КП(б) Казахстана, председателей крайисполкомов и секретарей крайко­мов ВКП(б) Красноярского и Алтайского краев, председателей облиспол­комов и секретарей обкомов ВКП(б) Омской и Новосибирской областей организацию приема, расселения и трудового устройства выселяемых.

Разрешить им мобилизовать для этих целей нужное количество авто­транспорта и гужтранспорта местных организаций и колхозов.

6. Разрешить выселяемым брать с собой личное имущество, мел­кий сельскохозяйственный, бытовой инвентарь и продовольствие по 200 килограммов на человека, но не более одной тонны на семью.

7. Установить, что принадлежащие выселяемым постройки, сельхозо-рудия, скот и зернофураж остаются на месте и передаются по оценочным актам специальным комиссиям местных исполкомов.

8. Обязать Наркомзаг (тов. Субботина К.П.) организовать приемку от выселяемых фуража, зерна и других продовольственных культур и выдать натурой в местах расселения взамен принятого зерна и фуража (сверх ус­тановленных для этих хозяйств обязательств по сдаче зерна и фуража го­сударству) не более 3 центнеров на человека зерна и потребного количе­ства семенного фонда.

9. Возложить на Наркомзем СССР (тов. Бенедиктова И.А.) и Нарком-мясомолочной промышленности (тов. Смирнова) организацию приема и содержание сдаваемого выселяемыми скота.

10. Обязать Наркоммясомолпром (тов. Смирнова П.В.) и Наркомсовхозов (тов. Лобанова П.П.) в течение 1943—1944 гг. выдать выселяемым по месту их расселения скот (кроме лошадей) в количестве сданного ими (сверх мясопос­тавок) при выселении.

Разрешить Наркоммясомолпрому и Наркомсовхозов взамен взросло­го скота выдавать молодняк с денежной компенсацией за разницу стоимо­сти взрослого скота и молодняка.

11. Обязать секретарей крайкомов и обкомов ВКП(б), председателей совнаркомов автономных республик, председателей краевых и област­ных исполкомов местностей, из которых производится выселение, об­разовать совместно с Наркомземом, Наркомзагом и Наркоммясомолп-ромом СССР комиссии по приемке оставляемого имущества, зданий, хозяйственных построек, зерна и скота по оценочным актам, разрешив им привлечь в порядке трудовой повинности колхозников для обслужи­вания остающегося скота.

12. Питание выселяемых в пути следования возложить на Наркомторт (тов. Любимова А.В.) в пунктах, определяемых НКВД СССР.

13. Медицинское обслуживание выселяемых в пути возложить на Нар-комздрав (тов. Митерева Г.А.), которому по заявке НКВД СССР вьщелить медицинский персонал, медикаменты и медикосанитарный инвентарь.

14. Обязать НКПС (тов. Кагановича Л.М.), Наркомморфлот (тов. Ширшова П.П.) произвести перевозку выселяемых в сроки, определяе­мые НКВД СССР, организовав подачу вагонов и пароходов по графику, составленному совместно с НКВД СССР.

15. Наркомфину СССР совместно с НКВД СССР представить на ут­верждение Совнаркома СССР расчеты на расходы по выселению и рассе­лению, определив источники их покрытия.

Выделить НКВД СССР аванс на расходы по выселению в сумме 20 миллионов рублей из резервного фонда СНК СССР.

16. Главнефтесбьпу (тов. Широкову) вьщелить НКВД СССР в течение ок­тября—ноября текущего года сверх фондов 500 тонн авиабензина.

17. НКВД и НКГБ СССР для проведения операции по выселению вы­делить в помощь местным органам необходимое количество оперативных работников и войск НКВД, выставив в районах проведения операции гар­низоны войск НКВД.

18. Для обеспечения операции по выселению необходимым колит чеством войск НКВД и оперативно-чекистских работников НКВД СССР установить очередность проведения выселения по республикам и областям.

19. НКВД и НКГБ СССР немедленно приступить к проведению под­готовительной работы по выселению (учесть лиц, подлежащих выселению, определить количество выселяемых, а также села и районы, население которых подлежит выселению полностью, порядок проведения операции и т.д.).

Установить срок проведения операции — ноябрь текущего года.

20. Наркомхму СССР разработать мероприятия, определяющие континген-ты, порядок заселения и использования освобождаемых хозяйств, согласовать их с НКВД СССР и представить на утверждение СНК СССР.

Заселение произвести за счет надежных и проверенных категорий тру­дящихся.

Настоящее постановление рассылке не подлежит до особых указаний Государственного Комитета Обороны.

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин

АЛ РФ, ф. Д on. 58, д. 178, лл. 57—61.

Копия

Первоначально переселению из автономных образований Северо-Кавказского региона подлежали лишь немецкие пособники, бандиты и антисоветски настроенные элементы. В автономных республиках и областях этого региона имело широкое развитие бандит-ско-повстанческое движение, которое возглавляли бывшие пособники гитлеровских войск, а также антисоветские и другие враждебные элементы. По данным отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР, в 1941—1943 гг. на Северном Кавказе было ликвидировано 963 бандгруппы (17 563 человека) (см.: Вопросы истории 1990, № 7, с. 33).

Дестабилизации обстановки в Чечено-Ингушской АССР способствовали действия заб­рошенных в наш тыл органами абвера диверсионных отрядов, среди которых была группа в составе 9 человек под командованием агента абвера О. Губе, приземлившаяся в районе с. Бережки Галашкинского района 25 августа 1942 г. О действиях группы, ее составе, меропри­ятиях, целях красноречиво свидетельствуют протоколы допросов Губе и его сподвижников. Губе признал, что, находясь в Германии, он совместно с сотрудниками германского мини­стерства иностранных дел занимался отбором горцев в лагерях для военнопленных (для «на­ционалистических легионов»). Было отобрано, по его данным, 800 горцев.

26 и 29 августа 1942 г. в Шатоевском и Веденском районах Чечено-Ингушской АССР были выброшены 2 вооруженные десантные группы противника общим числом 69 человек, возглавлявшиеся обер-лейленантом Г. Ланте и унтер-офицером Реккергом, для совершения диверсионно-тфрористических актов и организации повстанческого движения, имея в виду приурочить бандитские выступления к моменту наступления немецких войск на Грозный. В состав группы входили 10 немецких унтер-офицеров и солдат, остальные — чеченцы, ин­гуши, дагестанцы, осетины, кабардинцы, завербованные немцами во время нахождения в плену и окончившие школу разведки в Мосхаме (Северный Тироль — Австрия). Этим груп­пам удалось связаться с главарями скрьпзающихся в Чечне банд — Шериповым Маирбеком, Исраиловым (Терлоевьгм) Х.И. и Бадаевым Амчи.

По указаниям немецкой разведки антисоветские авторитеты Чечено- Ингушской АССР организовали в октябре 1942 г. вооруженное выступление в Шатоевском, Чеберлоевском, Итум-Калинском, Веденском и Галанчожском районах.

Банды были разгромлены и рассеяны; убито 220 (в том числе главарь одной из банд Шерипов, и отравился, будучи окруженным, немецкий унтер-офицер Реккерт) и задер­жано 319 бандитов.

НКВД Дагестанской АССР 13 сентября 1942 г. в Агульском районе были арестованы одетые в немецкую форму парашютисты Гасанов и Джаватханов — по национальности — аварцы. При них было обнаружено: планы организации повстанческих отрядов, ору­жие и немецкие повстанческого характера листовки на аварском языке (см. т. 3 настоя­щего сборника, документ № 1225).

Широкое бандитское движение имело место и на территории Калмыцкой АССР. Здесь действовало множество различных банд, в том числе зюнгаровская, хопчиновская, абгане-ровская, хошеутовская, включавшие 343 человека. В ходе оперативно-войсковых операций органов НКВД банды были разложены, а их главари арестованы и привлечены к уголовной ответственности (см. документ № 1439).

В г. Элисте (в 1944— 1957 гг.г.Creni гой) посте его оставления войсками Красной Армии с 12 августа 1942г. идо конца 1942 г., по ул. Кирова, д. 119, находился немецкий диверсионный отряд, который имел радиостанцию с позывным «Краних». Начальником отряда являлся зон-дерфюрер Верба Отто Рудольфович (псевдоним «доктор Долль»). Впоследствии на базе отря­да немцами было сформировано так называемое Калмыцкое воинское соединение доктора Долля, которое насчитывало более 5 тыс. человек и до 11 мая 1945 г. активно боролось с парти­занским движением на Украине, в Польше и Хорватии. Подобные бандитские формирования действовали и в других республиках и областях Северо-Кавказского региона

Окончательные планы в отношении переселения населения, в частности, из Кал­мыцкой АССР и Чечено-Ингушской АССР и др., руководство страны определило в се­редине декабря 1943 г. К этому времени НКВД СССР располагал рядом документов, ко­торые были представлены заместителем наркома госбезопасности, комиссаром госбезопасности 2 ранга Б.З. Кабуловым после поездки его с группой сотрудников в ок­тябре 1943 г. в Чечено-Ингушетию для сбора материалов об антисоветских выступлени­ях. В докладной записке от 9 ноября 1943 г. на имя Берии «О положении в районах Чече­но-Ингушской АССР» отмечалось: «Поданным НКВД и НКГБ ЧИ АССР, на оперативном учете было 8535 человек, в том числе 27 немецких парашютистов; 457 человек, подозре­ваемых в связях с немецкой разведкой; 1410 членов фашистских организаций; 619 мулл и активных сектантов; 2126 дезертиров.

За сентябрь—октябрь 1943 г. ликвидировано и легализовано 243 человека. На 1 ноября в республике оперируют 35 бандгрупп с обшей численностью 245 человек и 43 бандита-одиночки».

Первым выселенным народом на Северном Кавказе в четвертом квартале 1943 г. явился народ Карачаевской автономной области. Недовольство у высшего руководства страны было вызвано тем, что во время оккупации гитлеровцами территории области многие карачаевцы вели себя предательски, вступали в созданные немцами отряды, предавали честных советс­ких граждан, служили проводниками у противника, показывая ему кратчайшие пути через перевалы на Закавказье. После изгнания немецко-фашистских оккупантов с Кавказа кара­чаевцы скрывали от органов советской власти бандитов и заброшенных фашистских аген­тов, всячески противодействовали проводимым Советской властью мероприятиям.

Операция по выселению карачаевцев, названная «Чайкой», проводилась 2—4 ноября 1943 г. 5 ноября 1943 г. заместитель наркома НКВД СССР И А Серов из Ставрополя по ВЧ доложил Берии, что «мероприятия по операции «Чайка» 4 ноября полностью закончены... Выселено и погружено в эшелоны 14 799 семей, или 70 095 человек... Арестовано... 1436 человек». Во время операции было изъято 6 автоматов, 100 винтовок, 59 револьверов, 18 гранат и более 1500 единиц холодного оружия.

Операции по выселению населения из других автономных образований Северного Кавказа намечались на первый квартал 1944 г., о чем читатель узнает из документов, ко­торые будут помещены в очередном томе.

Докладная записка секретаря ЦК КП(б)

Белоруссии В.Н. Малина1в оргинструкторский отдел ЦК ВКП(б) о переходе на сторону партизан бригады ГОЛ под командованием

«Родионова»-Гиля и создании первой антифашистской бригады

[Не ранее 16 августа 1943 г.]

В результате работы, проведенной по заданию ЦК КП(б)Б партизанской бригадой «Железняк» (командир — т. Титков2) и Бегомльским подпольным райкомом КП(б)Б (секретарь т. Манкович3) по разложению соединений так называемой русской освободительной армии и по организации перехода на сторону партизан бойцов и командиров этих формирований, 16 августа с.г. бри­гада «Родионова»-Гиля численностью 2800 чел., истребив немецких предста­вителей, с полным вооружением перешла на партизанские действия, приняв наименование Первой антифашистской бригады.

Совместно с бригадой «Железняк» Первая антифашистская бригада раз­громила гарнизоны противника в Докшицах, Крулевщизне и Парафьяново. Арестованы и направлены в распоряжение советских органов: изменник быв­ший генерал-майор Богданов, занимавший должность начальника контрраз­ведки соединения, белогвардеец полковник Мирский и другие. Бригада в на­стоящее время проводит активные боевые действия против немецких оккупантов в Минской и Вилейской областях.

При разгроме немецких гарнизонов бригадой было уничтожено 580 солдат и 15 офицеров, взято в плен 40 солдат, разгромлена узловая станция Кру­

1 Малин Владимир Никифорович (1906—?). В 1939—1947 гг. — секретарь ЦК КП(б) Белоруссии, одновременно в 1942—1944 гг. — начальник Политуправления и замести­тель начальника Центрального штаба партизанского движения. В 1965—1970 гг. — рек­тор АОН при ЦК КПСС.

2 Титков Иван Филиппович — командир партизанской бригады «Железняк»

3 Манкович Степан Степанович (1905—1978) — Герой Советского Союза (1944). С 1939 г. — секретарь Бегомльского райкома партии. В начале Великой Отечественной войны оставлен в тылу врага для организации подпольной и партизанской борьбы. С марта 1942 г. — в партизанах. С сентября 1942 г. — комиссар отряда, с декабря 1943 г. — комиссар партизанской бригады «Железняк». Одновременно с августа 1942 г.— секретарь Бегомльского подпольного райкома партии. После войны — на советской и партийной работе в Витебской области. Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Отече­ственной войны 1 степени, Трудового Красного Знамени, медалями. Памятник установ­лен в дер. Березине

левщизна, уничтожены станционные сооружения, водокачка, депо, ка­зармы, 9 складов с горючим, боеприпасами и разным имуществом, 4 же­лезнодорожных моста, 4 паровоза, 18 вагонов с боеприпасами и различным военным имуществом, 10 автомашин, 18 мотоциклов, одно орудие, 5 ми­нометов, 30 пулеметов. Взяты трофеи: автомашин —11, мотоциклов —16, ору­дий — 2, пулеметов — 20, автоматов — 30, винтовок—170, радисютанций на автомашинах — 2.

Создание немцами националистических формирований, имевших сво­ей основной задачей борьбу с партизанами, из числа русских военноплен­ных, находящихся в лагерях, относится к началу 1942 г.

Отряд «Родионова»-Гиля был сформирован в г. Браслау1в июне 1942 г. и направлен для борьбы с партизанами в Смоленскую область.

«Родионов»-Гиль Владимир Владимирович — 1902 г. рождения, бьшший член ВКП(б), национальность точно не установлена, имеет высшее образо­вание — окончил академию им. Фрунзе. До пленения служил начальником штаба 229-й стрелковой дивизии, имел звание подполковника.

Попал к немцам в плен в июле 1941 г. в районе Сувалки на литовско-гер­манской границе. В плену окончил школу гестапо в Берлине. За активные дей­ствия в борьбе против партизан немецким командованием был награжден двумя орденами Железного креста и получил звание полковника.

Находясь в лагере военнопленных, «Родионов»-Гиль по поручению не­мецкого командования вместе с другими военнопленными из числа бьшших командиров Красной Армии принял участие в организации так называемого Боевого союза русских националистов и вошел в г. Браслау в состав местного комитета «русских националистов». В своей работе «Родионов» имел связь с изменником, командующим РОА, — Власовым.

В октябре 1942 г. отряд Родионова в составе 500 человек был переброшен в Могилевскую область для борьбы с партизанами, действующими в Кличевс-ком районе (Усакинские леса). Вместе с немецкими карательными отрядами и полицейскими соединениями отряд «Родионова»-Гиля участвовал в опегзавди против партизанских соединений в Кличевском, Белыничском и Березинс-ком районах.

Уже в этот период подпольные паглтаные организации и партизанские от­ряды развернули большую работугю разложению личного состава националис­тических формирований. В результате этой работы 25 ноября 1942 г. близ стан­ции Каличенко Белыничского района офицерская рота в количестве 60 человек из состава полка «Родионова», перебив немецких солдат и офицеров, перешла на сторону партизан, взорвав железнодорожный мост через р. Друть, который она ранее охраняла.

После этого отряд Родионова немецким командованием был перебро­шен в Слуцкий район Минской области, где также проводил операции против партизан.

В марте 1943 г. «Родионов»-Гиль со своим отрядом был переброшен в Плис-, ский район Вилейской области. Здесь в конце марта 1943 г. отряду «Родионо­

1 Правильно г. Бреславль.

ва»-Гиля была придана вторая дружина «русских национальных войск» под командованием капитана Блажевича и был сформирован «Первый русский национальный полк СС».

Командиром полка немцами был назначен «Родионов»-Гиль, началь­ником штаба (он же ведал делами гестапо) — Блажевич, начальником контрразведки полка — бьшший генерал-майор Красной Армии Богданов Павел Васильевич.

В полку насчитывалось 1200 человек, из них 150 офицеров. В составе полка было 3 стрелковых батальона по 3 роты в каждом батальоне, мото-велоэскадрон из двух взводов на 36 мотоциклах, один веловзвод из 18—20 велосипедов, артдивизион, рота связи с 3—4 рациями и санчасть полка.

На вооружении полка имелось: 2 противотанковые пушки, две 45-мм пушки, одна 70-мм пушка и одна 152-мм пушка, 15 станковых пулеме­тов системы «Максим», 40 чешских ручных пулеметов, 18 минометов, из них 6 батальонных, свыше 200 автоматов и винтовок. В полку имелось 30 автомашин.

«Русский национальный полк СС» кроме своего основного назначе­ния — вооруженной борьбы с партизанами — имел своей задачей прове­дение широкой политической работы среди населения под флагом борь­бы с большевизмом за создание «новой России». В этих целях в Плисском районе Вилейской области была отведена полку территория размером в 100 кв. км с севера на юг от г. Полоцка и южнее на запад, куда входили города Дрисса и Десна.

На этой территории полку было поручено ликвидировать партизанское движение и вести политическую работу среди населения с тем, чтобы изме­нить отношение его к немцам и организовать местное сшоуправление.

В начале 1943 г. в полк «Родионова» прибыли представители так называе­мой Русской освободительной армии Власова: генерал Жилен ков (бывший корпусной комиссар Красной Армии; звание генерала ему присвоено Вла­совым) и генерал Иванов (белоэмигрант, бьгеший капитан царской армии).

В результате переговоров «Первый русский национальный полк СС» стал именоваться полком РОА.

В мае 1943 г. «Родионову»-Гилю было разрешено немцами произвести по­полнение полка за счет мобилизации местного населения в районах Вилейс­кой области. Не желая ехать на каторжную работу в Германию, местное насе­ление, особенно молодежь, вынуждено была идти в так называемую русскую освс>бодителъную армию. Первьш полк РОА пополнился личным составом до 1500 человек и в конце июня с.г. был реорганизован в бригаду и передисло­цировался в район Бегомль Минской области. В июле «Родионов»-Гиль при­ступил к формированию дивизии РОА. Для этой цели немцы в районе Док-шицы (75 км западнее г. Лепель) и дер. Бересневка (37 км юго-западнее г. Лепеля) начали концентрацию «добровольцев» из лагерей военнопленных и мобилизованных из населения западных областей Белоруссии.

В первых числах августа 1943 г. бригада «Родионова»-Гиля дислоцирова­лась в дер. Бересневка Бегомльского района Минской области. К этому време­ни командование бригады состояло: командир бригады — «Родионов»-Гиль, начальник штаба — подполковник Орлов, заместители командира бригады

— майор Блахевич и капитан Малиновский, помощнтж начальника штаба — майор Глазов и майор Раевский, начальник контрразведки — бьшший гене­рал-майор Богданов. Численный состав бригады к [этому] времени вырос до 2800 человек. По национальному составу в бригаде было: русских — 80%, украинцев и прочих — 20%. На вооружении у бригады имелось: полковых пу­шек — 5, прспивотанковьгх орудий — [10], минометов —20, из них батальон­ных — 5 и ротных — 12, пулеметов — 280, винтовками русского, немецкого и чешского образцов личный состав бригады был вооружен полностью.

Политико-моральное состояние бойцов бригады «Родионова» было очень неустойчивым. Карательные экспедиции против населения, про­водившиеся по приказам немецкого командования, и организованный [террор] партизанских соединений усиливали стремление солдат и офи­церов бригады к переходу на сторону партизан. Этому в большой степени способствовала работа наших партийных организаций по разложению личного состава бригады «Родионова», с другой стороны, немцы не дове­ряли полностью «Родионову» и командному составу бригады. Все действия «Родионова» контролировались внутри бригады немецким штабом под руководством шефа — капитана Рознера.

15 августа 1943 г. «Родионов» вступил в личные переговоры с команди­ром партизанской бригады «Железняк» т. Титковым и секретарем Бегомль-ского РК КП(б) т. Манковичем. 16 августа весь личный состав бригады перешел на сторону партизан.

Секретарь ЦК КП(б) Белоруссии В. Малин

ПА ФСБ России

Из рапорта начальника 1-го отделения 4-го отдела НКГБ Грузинской ССР

народному комиссару госбезопасности Цзузинской ССР о переброске агента «Шаховского» в тыл противника

17 августа 1943 г.

Настоящим довожу до Вашего сведения, что возложенное на меня задание по заброске агента «Шаховского» в тыл противника мною выполнено.

Агент «Шаховской» заброшен в тыл противника в ночь на 10 августа сего года на участке 5-й Ударной армии Южного фронта1, занимающей оборону на реке Миус юго-западнее г. Ворошиловграда.

До заброски на месте мною уточнен вопрос «пребывания» агента «Ша­ховского» на фронте в качестве военнослужащего. С согласия начальника ОКР «Смерш» 5-й Ударной армии полковника тов. Карпенко2составлена дополнительная легенда для агента «Шаховского» по военному вопросу...3

[...]

Таким образом, обоснованы мобилизация агента «Шаховского» на воен­ную службу, его выезд в г. Ростов, отставание от гругаты, задержание и на­правление в запасной полк в г. Красный Сулин, зачисление в маршевую роту и отправка на фронт.

1 В январе 1943 г. 5-я Ударная армия была передана Южному фронту. С 20 октября 1943 г. находилась в составе 4-го Украинского фронта. Оборону рубежа на р.Миус армия осуществляла со второй половины февраля по август 1943 г. включительно. Затем уча­ствовала в Донбасской (13 августа—22 сентября) и Мелитопольской (22 сентября— 5 ноября 1943 г.) операциях.

2 Карпенко Николай Матвеевич (1904 — ?) — генерал-майор (1945). С августа 1941 г. — заместитель начальника 1-го отдела 3-го Управления ВМФ, с марта 1942 г. — замести­тель начальника ООО НКВД 22-й армии, с июля 1942 г. — начальник 00 НКВД 10-й резервной армии МВО, с января 1943 г. — 5-й Ударной армии Южного фронта, с июня 1943 г. — начальник ОКР «Смерш» начальник ОО НКВД 5-й Ударной армии Южного, 3-го, 4-го Украинского, 1-го Белорусского фронтов, с апреля 1946 г. — начальник ОКР «Смерш» начальник ОО НКВД 5-й Ударной армии ГСОВГ, с апреля 1947 г. — начальник Управления МГБ Алтайского края, с сентября 1949 г. — слушатель курсов переподготов­ки оперативно-руководящего состава при ВШ МГБ СССР. Приказом МГБ № 4211 от 22 сентября 1951 г. уволен из органов с передачей на общевоинский учет.

2 июня 1952 г. Особым совещанием при МГБ СССР осужден по ст. 193- 17а и 95, ч. II УК СССР на 10 лет лишения свободы. Освобожден 14 ноября 1958 г. из мест лишения свободы по отбытии срока с применением зачетов рабочих дней.

3 См. документ № 1522

Для большего приближения этой легенды к действительности агент «Ша­ховской» мною практически ознакомлен с г. Красный Сулин, запасным пол­ком, с маршрутом продвижения маршевой роты к передовым пшициям.

Наконец, после суточного пребывания на переднем крае обороны и оз­накомления с режимом окопной жизни, а также с местностью, агент «Ша­ховской» заброшен в тыл противника, как сказано выше, в ночь на 10 ав­густа.

При этом представляю официальную справку о заброске агента «Шаховс­кого», дополнительную легенду по военному вопросу с подписью начальника ОКР «Смерш» 5-й ударной армии полковника тов. Карпенко о его согласии с этой легендой и схему участка переправы агента «Шаховского» с указанием направления его движения к немецкой обороне1.

Начальник 1-го отделения 4-го отдела НКГБ Грузинской ССР

ЦА ФСБ Росши

1 Приложения не публикуются.

Письмо УКР «Смерш» Закавказского фронта  19879/5 в НКГБ и НКВД Грузинской ССР о необходимости проведения агентурно-оперативных мероприятий по задержанию пдупп агенгов-nanaujH нистов немецкой разведки, вызванных на советскую территорию в ходе радиоигры с пргливником

18 августа 1943 г.

В результате проводимой нами «РИ»1 с противником, имеющей целью вызов на нашу сторону квалифицированной немецкой агентуры, в ближай­шие дни на территории Душетского района Грузинской ССР ожидается выб­роска с самолета фуппы агентов-парашютистов пгхливника.

Прошу ориентировать Душетское и соседние РО НКГБ и НКВД и под­готовить соответствующие агентурно-оперативные мероприятия для изъя­тия парашютистов.

Особое внимание вверенных Вам райаппаратов прошу обратить на не­обходимость немедленной передачи изымаемых парашютистов нам со всей экипировкой и соблюдением максимальной конспирации в интересах дальнейшей разработки.

Руководство операцией по изъятию пфашютистов мною возложено на начальника 2-го отдела УКР «Смерш» Закавказского фронта, с которым про­шу обязать Ваших работников согласовать все мероприятия на месте.

О дне и часе высадки парашютистов противника сообщим дополни­тельно.

Начальник УКР «Смерш» Закавказского фронта

генерал-майор Рухадзе

ЦА ФСБ Росам

Сообщение закордонного агента НКГБ СССР из Чунцина1 об отношении американцев к победам Красной Армии

19 августа 1943 г.

Среди шериканцев в Чунцине ходят разговоры о том, что происходящая встреча Рузвельта и Черчилля2 вызвана активным летним наступлением Крас­ной Армии. Американцы и англичане боятся, как бы Красная Армия не всту­пила в Берлин первой О том, что шериканцы не заинтересованы в успехах Красной Армии, говорит, например, такой факт. В первые дни Орловского наступления Красной Армии американская служба информации в Чунцине получила указания из Вашингтона, чтобы в своих бюллетенях меньше отво­дить места вдпросу наступления Красной Армии. Раньше американское по­сольство все получаемые из США журналы направляло в читальный зал аме­риканского культурного общества. Недавно был получен журнал «Лайф», который посвящен СССР и который из читального зала изъяли, чтобы китай­цы не читали американской периодики, положительно отзьшающейся об СССР.

Архив СВР России

 1572

Докладная записка командования Отдельной мотострелковой бригады особого назначения (ОМСБОН) войск НКВД СССР наркому внутренних дел с ходатайством о пересмотре штатов бригады и конкретизации ее дальнейших задач

19 августа 1943 г.

Доношу, что организованные Вашим личным распоряжением в пер­вые дни Отечественной войны (27 июня 1941 г.) войска Особой труппы

1 Чунцин, Юйчгэн, Басянь — город в центральной части Китая. С ноября 1937 г. до начала 1946 г. являлся временной его столицей

2 Речь идет о встрече президента США Ф.Д. Рузвельта и премьер-министра Вели­кобритании У. Черчилля при участии высших военных и политических деятелей обеих стран на Квебекской конференции, проходившей с 14 по 24 августа 1943 г.

при наркоме внутренних дел, дальнейшем реорганизованные в Отдель­ную мотострелковую бригаду особого назначения войск НКВД СССР с общей штатной численностью 4200 человек, а оперативно подчиненные 4-му Управлению, ранее НКВД, а теперь НКГБ.

За время Отечественной войны выполнили и выполняют ряд ответ­ственных задач в тылу врага и на различных фронтах Отечественной ти­ны (подступы к г. Москва, Северный Кавказ, Закавказье, проведение спец­мероприятий в промышленных центрах)1.

За успешное выполнение личным составом бригады задач на фронте борь­бы с немецкими захватчиками удостоено правительственных наград:

1. Присвоено звание «Герой Советского Союза»2 — 1

2. Орденом Ленина — 28

3. Орденом Красного Знамени — 52

4. Орденом Отечественной войны 1 степени — 5

5. Орденом Отечественной войны 2 степени — 7

6. Орденом «Красная Звезда»— 135

7. Медалью «За отвагу» — 160

8. Медалью «За боевые заслуги» — 126

[Всего] — 514

Являясь Вашим резервом личного состава в различное время, по распо­ряжениям Ваших заместителей или лично Вашим из состава бригады отко­мандировано:

1. В Отдел кадров НКВД СССР (в том числе в 4-е управление — 368 чел.) - 1025

2. На укомплектование спецшкол НКВД — 568

3. На укомплектование Отдельной армии — 524

Кроме того, в июне и июле текущего года распоряжениями Ваших заме­стителей откомандировано в погранвойска и отдел кадров НКВД СССР — 1308 чел.

Последнее откомандирование захватило около 50% наличного состава бригады.

1 За время войны бойцы ОМСБОН выполняли ответственные задания Ставки Вер­ховного Главнокомандования (1941—1945 гг.), Штаба обороны Москвы (октябрь—декабрь

1941 г.), командующего Западным фронтом (1941—1943 гг.), Штаба обороны Главного Кавказского хребта (1942—1943 гг.), командующего Северо-Кавказским фронтом (1942— 1943 гг.), командующего Центральным фронтом (1943 г.), командующего 1-м Белорусским фронтом (1943—1944 гг.).

2 Звание Героя Советского Союза первому среди омсбоновцев было присвоено 21 июля

1942 г. Папернику Лазарю Хаймовичу (1918—1942), снайперу 2-го мотострелкового пол­ка. Выполняя особое задание в тылу врага, в ночь на 23 января 1942 г. в составе отряда лыжников попал в окружение, вел бой в дер. Хлуднево (Калужская область). Оставшись один в живых, Паперник Л.Х. взорвал себя гранатой.

За годы войны двадцати чекистам-омсбоновцам было присвоено звание Героя Со­ветского Союза, более шести тысяч награждены орденами и медалями (см.: Коваленко А.П.,СурнинАТ.Спецы и спецзадания. М.: Издатцентр «Ветеран Отчизны»" Мегаполис, Мегатрон, Рассвет, 2002, с. 56).

Тоща же распоряжением Вашего заместителя генерал-лейтенанта Апол-лонова было предложено дать новый штат бригады с общей численностью 3000 человек.

В июне 1943 г. штат был представлен на утверждение, но до настоящего времени не утвержден, не указано на необходимость каких-либо изменений, задерживающих утверждение1.

Существующий штат полковой системы при наличном составе около 30% от штатной положенностил едва позволяет организовать охрану гар­низонов и материальных ценностей, имеющихся в частях и в подразделе­ниях. Организовать подготовку личного состава и производить дальнейшую выброску групп и отрядов не представляется возможным, то есть нет даль­нейшей перспективы в работе.

Ввиду того, что это продолжается уже около 3 месяцев и не способствует укреплению боеспособности соединения, а укрепляет мнение отдельных то­варищей о расформировании бригады, вызывая ненужные нездоровые на­строения, а командованию не дает возможности поставить перед личным составом в дальнейшей работе.

Прошу Вашего решения о дальнейшем существовании бригады, ее штатах и подчинении.

И.о. командира бригады

подполковник М. Шперов2

Зам. командира бригады по политчасти

подполковник Л. Студников3

РГВА, ф. 38650, on. 1, д. 617, 502-503. Подлинник

Отдельная мотострелковая бригада особого назначения НКВД СССР была сформи­рована в октябре 1941 г. на базе войск Особой группы при наркоме внутренних дел СССР (см. т. 2 настоящего сборника, документ № 367) в составе двух мотострелковых полков:

1 После приобретения боевого опыта на фронте и в тылу врага многие командиры и бойцы ОМСБОН были переведены в отдельные части Красной Армии, войск НКВД, подразделения и спетдпколы органов НКВД — НКГБ — «Смерш». Только за 1941—1944 it. из соединения было откомандировано 5074 человека.

2 Шперов Михаил Никифорович (1908—?) — генерал-майор(1958). С апреля 1936 г. -слушатель Военно-инженерной академии РККА, с мая 1941 г. — старший помощник на­чальника отдела ГУ МПВО НКВД, с октября 1941 г. — начальник инженерной службы ОМСБОН НКВД, с марта 1943 г. — заместитель командира ОМСБОН НКВД, в октябре 1943 г. — начальник отдела боевой подготовки ГУ МПВО НКВД, с августа 1956 г. -начальник штаба МПВО г. Москвы.

3 Студников Лев Александрович (1909—?) — полковник. С октября 1937 г. — слуша­тель Военно-политической академии им. В.И. Ленина, с ноября 1938 г. — помощник начальника политотдела 9-й армии, с июня 1941 г. — заместитель начальника отделения Управления особых отделов НКВД СССР, с сентября 1941 г. — начальник отделения штаба войск Особой группы при наркоме внутренних дел СССР, с февраля 1942 г. — замести­тель военкома ОМСБОН войск НКВД, с июня 1942 г. — начальник политотдела ОМС­БОН НКВД, с мая 1945 г. — сотрудник Особого бюро при наркоме внутренних дел СССР, с декабря 1945 г. переведен в Первое управление НКГБ СССР.

четарехбатальонного и трехбаталъонного со специальными подразделениями (саперно-подрывная рота, авторота, рота связи, отряды спецназначения, школа младшего начсо­става и специалистов).

Командиром 1-го полка до августа 1942 г. являлся подполковник В.В. Гриднев; его сменил Н.К. Самусь. Комиссаром полка был кадровый офицер органов госбезопасно­сти СИ. Волокитин.

Командиром 2-го полка являлся майор СВ. Иванов, комиссаром полка был кадро­вый офицер органов госбезопасности СТ. Стехов.

Бригадой ОМСБОН вначале командовал полковник М.Ф. Орлов, затем В.В. Гриднев.

ОМСБОН создавалась как специальное подразделение Вооруженных Сил СССР, пред­назначенное для выполнения особых заданий Верховного командования и НКВД СССР на фронте и, главным образом, в тылу врага. Формированием и последующей деятельностью бригады руководил 2-й отдел, а затем 4-е управление НКВД во главе с комиссаром госбезо­пасности 3-го ранга ПА Судоплатовым.

Перед бригадой ставились задачи:

оказание помощи Красной Армии средствами разведывательных, диверсионных, во­енно-инженерных и боевых действий;

содействие развитию массового партизанского движения;

дезорганизация фашистского тыла, выведение из строя коммуникаций врага, линий связи и других объектов;

осуществление стратегической, тактической и агентурной разведки; проведение контрразведьгвательных операций.

В целом в 1942—1943 гг. по заданию Ставки, Наркомата внутренних дел, по просьбам командующих фронтами в тыл врага было направлено 108 отрядов и групп и десятки инди­видуальных исполнителей. Всем отрядам и группам присваивались кодовые наименования. В зависимости от характера основного задания они находились в тылу врага от 3—6 месяцев до 2—2,5 лет. Одни при этом сохраняли свою первоначальную численность (преимуществен­но разведгруппы), другие вырастали в бригады и соединения.

В октябре 1943 г. в связи с переходом исключительно на выполнение специальных за­дач в тылу врага бригада была переформирована в Отдельный отряд особого назначения при 4-м Управлении и переподчинена, как и само управление, НКГБ СССР.

За годы войны 4-м Управлением на базе ОМСБОН было подготовлено 212 специальных отрядов и 2222 группы общей численностью до 15 тысяч человек (в том числе 7316 вои-нов-омсбоновцев). Их силами было проведены 1084 боевые операции.

В боевых столкновениях омсбоновцами: уничтожено 136 130 вражеских солдат и офи­церов, 87 представителей германской администрации разного уровня, 2045 немецких аген­тов и пособников врага; заложено 49 252 минных поля, пущено под откос 1415 воин­ских эшелонов с техникой, живой силой, боеприпасами, горючим и продовольствием, взорвано 335 железнодорожных и шоссейных мостов, уничтожен 51 самолет, 21 единица гусеничной техники, осуществлено более 400 других диверсионных актов.

ОМСБОН была расформирована в ноябре 1945 г. после завершения войны с Япо­нией (см.: ОСНАЗ. От бригады особого назначения к «Вымпелу». 1941—1981. М., 2001, с. 44-47).

Примечания к комментарию

Гриднев Вячеслав Васильевич (1898—1991) — генерал-майор (1944). С марта 1940 г. — начальник 5-го отделения 1-го отдела Оперативного разведывательного управления ГУПВ НКВД СССР, с апреля 1941 г. — начальник штаба бригады специального назначе­ния при Особой группе НКВД СССР, с ноября 1941 г. — командир полка ОМСБОН НКВД СССР, с августа 1942 г. — командир ОМСБОН. С ноября 1943 г. — в резерве назначения 1-го Управления НКГБ СССР по должности начальника отдела, с декабря 1943 г. — ре­зерв Отдела кадров НКГБ СССР (долгосрочная командировка), с августа 1947 г. — ре­зерв назначения по 3-му Управлению Комитета информации (КИ) при СМ СССР, с февраля 1950 г. — и.о. начальника Высшей Разведывательной школы Комитета ин­формации, с марта 1950 г. — начальник Высшей разведывательной школы КИ, с декабря 1954 г. — начальник школы № 101 при ИГУ КГБ при СМ СССР. Приказом КГБ № 532 от 29 августа 1960 г. уволен в запас КГБ по ст. 59, п. «б» (по болезни).

Самусь Николай Корнеевич (1909—?) — полковник (1949). С апреля 1941 г. — слуша­тель Высшей школы войск НКВД, с июня 1941 г. — командир батальона ОМСБОН НКВД, с апреля 1942 г. — заместитель командира, потом командир 1-го полка ОМСБОН НКВД, с сентября 1943 г. — командир 3 сп 5 сд ВВ НКВД, с октября 1945 г. — слушатель Воен­ной академии им. М.В. Фрунзе, с февраля 1949 г. — начальник отдела кадров Управле­ния ВВ МГБ Украинского округа, с октября 1950 г. — командир 81 сд ВВ МГБ, с нояб­ря 1951 г. — начальник организационно-строевого отдела Главного управления внутренней охраны МГБ СССР, с апреля 1952 г. — начальник 4-го отдела ГУВО МГБ СССР, с апреля

1953 г. — начальник 2-го отдела ГУВО МВД СССР, с апреля 1954 г. — заместитель началь­ника Управления внутренних войск МВД СССР в Германии.

Волокитин Сергей Иванович (1912—?) — полковник (1955). С июня 1940 г. — на­чальник отделения 3-го спецотдела НКВД СССР, с июня 1941 г. — политрук отряда, затем военком полка ОМСБОН НКВД СССР, с марта 1942 г. — старший оперуполномо­ченный 2-го отдела 4-го Управления НКВД СССР, с мая 1943 г. — заместитель начальни­ка отделения, затем начальник 6-го отделения 2-го отдела 4-го Управления НКВД СССР. С декабря 1943 г. — в особом резерве 4-го Управления НКГБ СССР (с 7 февраля 1944 по I августа 1944 г. — командир партизанского отряда). С июля 1945 г. — резерв ОК НКГБ— МГБ С февраля 1947 г. — начальник 1-го отделения Управления 1Б 1-го Управления МГБ СССР, с сентября 1949 г. — старший помощник начальника 1 го отдела Комитета информации, с июля 1950 г. — резерв назначения 1-го Управления МГБ СССР, с августа

1954 г. — начальник 1-го сектора 9-го отдела ПГУ КГБ при СМ СССР, с мая 1955 г. — старший помощник начальника, затем заместитель начальника 9-го отдела ПГУ КГБ при СМ СССР, с июня 1957 г. — старший офицер Группы контактирования КГБ при СМ СССР при МВД Польской Народной Республики. Приказом КГБ № 181 от 5 мая 1962 г. уволен по ст. 59, п. «а» (по выслуге лет).

Иванов Сергей Вячеславович (1904—1985) — полковник. В войсках госбезопасности — с 1922 г. С февраля 1931 г. — начальник команды служебных собак 20-го полка войск ОПТУ. С июня 1932 г. — начальник школы служебных собак Нижегородского края, с апреля 1933 г. — помощник начальника школы-питомника служебных собак войск ОПТУ. С октября 1938 г. — преподаватель военных дисциплин Центральной школы комсостава спецслужбы войск НКВД. С февраля 1941 г. — помощник начальника отделения отдела боевой подготовки Главного управления местной противовоздушной обороны НКВД СССР. С сентября 1941 г. — командир 2-й бригады Особой группы при наркоме внутрен­них дел СССР, затем командир 2-го мотострелкового полка ОМСБОН войск НКВД СССР. С октября 1943 г. — зам. командира Отдельного отряда особого назначения. С апреля 1945 г. — начальник отделения отдела боевой подготовки Главного управления ПВО НКВД СССР. С июля 1945 г. — на преподавательской и хозяйственной работе в Высшей школе КГБ: начальник курса, начальник кафедры военных дисциплин, помощник начальника учебного отдела — начальник цикла военной подготовки, зам. начальника школы по ма­териально-техническому снабжению. Уволен в запас в декабре 1956 г. С 1960 по 1973 г. работал на Международной выставке в Сокольниках (г. Москва), принимал активное участие в организации и деятельности Совета ветеранов ОМСБОН НКВД СССР.

Награжден орденами: «Отечественной войны» 2 степени (1943), дважды Красного Знамени (1945, 1954), Ленина (1949), а также многочисленными медалями, среди кото­рых «За отвагу» (1944), «Партизану Отечественной войны» 1-й степени (1945).

Умер 28 сентября 1985 г. Похоронен в г. Москве.

Стехов Сергей Трофимович (1898—?) — полковник (1952). С января 1939 г. — стар­ший инструктор по пропаганде политотдела НКВД СССР. В мае 1941 г. переведен на ра­боту в партком НКГБ СССР, с октября 1942 г. зачислен в резерв ОК НКВД СССР с при­командированием по должности старшего оперуполномоченного 4-го Управления НКВД СССР, с января 1944 г. зачислен в Особый резерв 4-го Управления НКГБ СССР, с октяб­ря 1944 г. — начальник 4-го отдела УН КГБ УССР по Дрогобычской области, с октября 1945 г. — начальник 1-го отдела УНКГБ УССР по Дрогобычской области. С апреля 1947 г. — начальник отдела 2-Н, потом заместитель начальника, позднее начальник У МГБ—У МВД по Дрогобычской области, с сентября 1953 г. — начальник УМ ВД—У КГБ УССР по Винницкой области. Приказом КГБ № 78 от 28 февраля 1957 г. уволен в запас по ст. 59, п. «б» (по болезни).

Орлов Михаил Федорович (1903—?) — полковник (1939). В Красной Армии с 1921 г. С 1923 по 1941 г. — кадровый работник РККА в разных должностях. В сентябре 1941 г. откомандирован в штаб войск Особой группы при НКВД СССР. С февраля 1943 г. — начальник 4-го отдела 4-го Управления НКВД СССР. С мая 1943 г. — начальник 6-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР (он же командир (отряда особого назначения по совместительству). С октября 1946 г. — зам. начальника отдела 2-И 2-го Главного управ­ления МГБ СССР. В апреле 1948 г. уволен в отставку по состоянию здоровья (приказ МГБ№ 1140).

Награды: орден «Красная Звезда» (1942), орден «Красное Знамя» (1943 и 1944), ор­ден «Красное Знамя» (1944) за выслугу лет, орден Отечественной войны 2-й степени (1945), медали: «XX лет РККА» (1938), «За оборону Москвы» (1944), «Партизану Вели­кой Отечественной войны 1-й степени» (1944), «За оборону Кавказа» (1944), «За победу над Германией» (1945).

 1573

Указание НКГБ УССР  7042/4 Четвертому управлению и его подразделениям на местах о проведении диверсии на (жкупированной противником территории республики

20 августа 1943 г.

Согласно указаниям НКГБ СССР перед Четвертым управлением НКГБ УССР и 4-ми отделами УНКГБ помимо организации и ведения агентурно-разведывательной работы поставлена также задача проведения диверсий на оккупированной противником территории Украины1.

1 На 20 августа 1943 г. под оккупацией противника находилась практически вся тер­ритория Украины, за исключением некоторых городов и населенных пунктов Левобе­режной Украины, которые были освобождены войсками Красной Армии к началу мая 1943 г. (см. документ № 1420)

В связи с этим

предлагаю:

1. Из числа оперативных работников создать специальную гоуппу в 2—3 человека, которой поручить организацию «Д» на важнейших железнодорож­ных коммуникациях, промьплленных и военных объектах противника на оккупированной территории_1 области.

2. Немедленно ггоиступить к подбору, вербовке и специальной подготов­ке агентов-одиночек и групп из смелых, решительных и способных людей для переброски их в тыл противника с конкретньши заданиями по «Д».

Наряду с этим подбирать и готовить агентов-вербовщиков, располага­ющих на оккупированной территории связями среди железнодорожников, рабочих и инженерно-технических работников промьипленных предприя­тий, дня организации там при помощи своих связей диверсионных актов всеми дсютупньгми на месте средствами.

3. Через курьерский состав установить связь с диверсионными группа­ми и агентами-одиночками, оставленными в тылу противника и перебро­шенными в свое время со специальными заданиями по «Д», и активизи­ровать их деятельность.

4. При разработке мероприятий по «Д» учитывать, что в первую оче­редь подлежат выводу из строя железнодорожные коммуникации, мосты, воинские эшелоны и склады, базы горючего, автотранспорт, фабрики и заводы, работающие на гитлеровскую армию.

5. Работу по «Д» строго законспирировать и руководство ею возложить лично на начальника 4-го отдела.

6. Переброску в тыл противника агентуры по «Д» производить с Вашей санкции, с последующим представлением в Четвертое управление НКГБ УССР всех материалов по каждому делу (план, задание, легенда и справки на агентуру).

7. В трехдневный срок подтвердить получение настоящей директивы и пред­ставить в Четвертое управление НКГБ УССР план намеченных Вами меропри­ятий и заявку на материалы, необходимые для организации «Д».

О результатах проведенных Вами мероприятий по диверсионной работе информируйте меня ежедекадно специальной докладной запиской. О наиболее интересных операциях доносите немедленно.

Народный комиссар государственной безопасности УССР

комиссар госбезопасности Савченко

ЦА ФСБ России

Приказ народного комиссара обороны  0413 о предоставлении права командирам частей

и соединений направлять своей властью, без суда в штрафные роты лиц сержантского

и рядового состава, провинившихся в совершении некоторых видов преступлений

21 августа 1943 г.

1. Предсхлавить праю командирам полков (отдельных частей) действую­щей армии и командирам дивизий (отдельных бригад) и им равных в военных округах и недействующих фронтах своей властью, без суда направлять в штраф­ные части действующей армии подчиненных им лиц сержантского и рядового состава за самовольную отлучку, дезертирство, неисполнение приказания, про-мотание и кражу военного имущества, нарушение уставных правил карауль­ной службы и иные воинские преступления в случаях, когда обычные меры дасцитглинарного воздействия за эти проступки являются недостаточными.

2. Предоставить право начальникам гарнизонов, пользующимся права­ми не ниже командира полка, своей властью, без суда направлять в штраф­ные части действующей армии всех задержанных дезертиров сержантского и рядового состава, бежавших из частей действующей армии и из других гар­низонов.

Если начальник гарнизона не пользуется правами командира полка и выше, то направление в штрафные части задержанных дезертиров произюдить распо­ряжением командиров соединений (облвоенкомов), которым подчинены началь­ники гарнизонов, по представлению последних

3. Для установления факта преступления производить дознание в со­ответствии с приказом НКО № 357 1942 г.

Направление в штрафную часть оформлять приказом по части (гарни­зону) в установленном порядке (приказы НКО № 298 и 323 1942 г.).

4. В случаях, когда к виновному должна быть применена более суровая мера наказания, дознание направлять в военную прокуратуру для преда­ния виновного суду военного трибунала.

Народный комиссар обороны

Маршал Советского Союза И. Сталин

ЦЛ ФСБ России

План агентурно-оператив! 1ых мероприятий 2-го отдела УКР «Смерш» Закавказского фронта1 по розыску вражеских агентов-парашнлистов, выброска которых предполагается в ходе радиоигры «Разгром»2

21 августа 1943 г.

1. В результате проведенных УКР «Смерш» Закфронта агентурно-оперативньгх мероприятий по «РИ» с противником на днях ожидается заброска на самолете квалифицированной немецкой агентуры. Выброска вражеской агентуры ожидается в заранее обусловленном месте, о чем со­общено противнику и получено его согласие.

День и время выброски агентуры противником заранее будут сообще­ны. Состав (количество) выбрасываемой агентуры неизвестен.

2. Выброска предусматривает подачу самолету световых сигналов с обус­ловленного места нашим агентом «Шота»„после которых и будет произведе­на выброска. Договоренность с противником по этому вопросу имеется. Ус­ловные знаки световых сигналов будут получены в день вылета самолета.

3. Протившгком в день вылета самолета также будет сообщен нашему агенту «Шота» пароль для встречи и принятия вражеской агентуры в зара­нее обусловленном месте.

4. Штаб Закавказской зоны ПВО предупреждается о дне и времени вылета самолета с просьбой:

а) не открывать по самолету мощного зенитно-артиллерийского огня в пути его следования, а тем более когда самолет будет приближаться к обус­ловленному месту высадки вражеской агентуры;

б) взять под наблюдение самолет по всей системе пунктов ВНОС и со­общать УКР «Смерш» Закавказского фронта о маршруте полета вражес­кого самолета и подходе к обусловленному для высадки месту;

в) не организовывать поисков самолета в воздухе прожекторами или другими установками, а также не выпускать наших самолетов.

На обратном пути после выброски вражеской агентуры допускается при­менение всех средств и сил против вражеского самолета согласно уставам службы ПВО, причем желательно в отдалении от места выброски вражес­кой агентуры.

5. Обусловленное место выброски вражеской агентуры оцепляется си­лами стрелкового батальона УКР «Смерш» Закавказского фронта.

1 План согласован и утвержден наркомами госбезопасности и внутренних дел Гру­зинской ССР, а также начальником УКР «Смерш» Закавказского фронта.

2 См. документы  1530, 1570.

6. Учитывая, что выброска может 1ттхжзойти не в заранее обусловленном месте или с больихим рассеиванием (по техническим и метеорологическим условиям), признать необходимым со дня выброски вражеской агентуры и до ее обнаружения организовать розыск в Мцхетском, Тбилисском (приго­родном), Тианетском, Душетском, Сагареджинском, Каспском, Карельском, Горийском, Казбегском, Хашурском, Сталинирском, Джавском и Ленино-горском районах Грузинской ССР.

Розыск организовать путем привлечения всего населения, и в первую очередь бойцов истребительного батальона. Работу по розыску в перечис­ленных выше районах возложить на начальников РО НКГБ и НКВД и представителей УКР «Смерш» Закавказского фронта.

Вызвать начальников РО НКГБ и НКВД перечисленных выше райо­нов на 23 августа 1943 г. в г. Тбилиси для инструктажа.

7. Учитывая серьезность дальнейшей разработки и легендирования, а также состав вражеской агентуры, основной задачей считать изъятие вра­жеских агентов живыми и к оружию прибегнуть только в исключитель­ном случае, причем и в этом случае только для ранения.

8. При задержании вражеских агентов принять все меры к тому, чтобы они немедленно, без предварительного допроса на месте, были бы достав­лены в УКР «Смерш» Закавказского фронта со всей экипировкой и с со­блюдением максимальной конспирации в интересах дальнейшей разра­ботки и легендирования.

9. Наряду с проводимыми мероприятиями по розыску вражеской аген­туры в районе выброски, учитывая предположение агента «Шота» о явке кого-либо из агентуры на квартиру к профессору Хечинашвили по ул. Камо, д. 111, или к сестре агента Ходжавы по ул. Мерквиладзе, д. 31, счи­тать необходимым на время розыска установить за указанными выше до­мами и лицами наружное наблюдение и провести литерные мероприятия с целью перехвата агента.

Общее руководство по розыску вражеской агентуры юзложить на начальни­ка 2-го отдела УКР «Смерш» Закавказского фронта и зшестителя начальника штаба истребительных батальонов НКВД Грузинской ССР

Начальник 2-го отдела УКР «Смерш»

Закавказского фронта

майор

Мовсесов

ЦА ФСБ России

Из докладной записки УКР «Смерш» Закавказскоп) фронта  20069/5 в ГУКР «Смерш» НКО СССР о ходе радиоигры «Разгром»1

21 августа 1943 г.

10 августа совместно с НКГБ Грузинской ССР мы приступили к осу­ществлению утвержденного Вами плана агентурно-оперативных мероп­риятий вокруг профессора Хечинашвили Георгия Левановича (изложен­ных в № 17987/5 от 24 июля сего года)2.

Встреча Ходжавы Ш.А. с Хечинашвили состоялась 10 августа в 17 ча­сов 40 минут на квартире последнего. Поводом для посещения было ис­пользовано состояние здоровья Ходжавы в связи с увечьями, полученны­ми им при приземлении на парашюте (повреждение позвоночника и ранение ноги).

В ходе первой встречи Ходжава дал понять Хечинашвили, что он при­был из Германии, находится на нелегальном положении и имеет задание одного из эмигрантов, близкого друга Хечинашвили, обратиться к нему за помощью.

Хечинашвили после этого заявления заметно изменился в лице и зая­вил Ходжаве: «Я — врач, моя обязанность оказать помощь, лечить Вас, остальное не мое дело».

Указав Ходжаве на необходимость представить ему рентгеновский сни­мок спины для успешного лечения, Хечинашвили, любезно попрощав­шись, сам проводил его до подъезда.

При втором посещении квартиры Хечинашвили 12 августа Ходжава им принят не был. Хечинашвили, ссылаясь на свое якобы болезненное состоя­ние, через свою жену предложил Ходжаве прийти к нему в больницу.

В связи с этим 13 августа нами была организована встреча Ходжавы с Хечинашвили на улице, в ходе которой Ходжава, сообщив ему, что при­был из Германии для нелегальной работы в Грузии, просил восстановить его здоровье, при этом в разговоре ссылался на находящегося в эмигра­ции друга Хечинашвили.

Хечинашвили в возбужденном тоне пригрозил Ходжаве сообщить о нем в органы НКВД, но после заявления последнего о том, что это приведет к отрицательным последствиям и для самого Хечинашвили, предложил Ход­жаве впредь к нему не обращаться и поспешно удалился.

1 См. документы  1530, 1570, 1575.

2 Документ в сборнике не приводится.

Предпринятая нами 17 августа попытка добиться встречи Ходжавы с Хечи-наигвили на квартире последнего осталась безрезультатной, так как Ходжава принят не был.

Никаких заявлений органам НКГБ—НКВД Хечинашвили об установ­лении с ним связи Ходжавой не сделал.

Материалы литеры «М» дают нам все основания полагать, что Хечи­нашвили в свою связь с Ходжавой посвятил своего брата, инженера, про­живающего в г. Тбилиси.

На днях Хечинашвили выезжает из г. Тбилиси на двухнедельное лече­ние в г. Цхалтубо.

В соответствии с общим планом дела радиоигры «Разгром» считаем целе­сообразным после возвращения Хечинашвили привлечь его к следствию яко­бы в результате «разоблачения» Ходжавы и на этой базе окончательно закре-гдпъ его за нами.

Прошу Вашей санкции.

Начальник УКР «Смерш» Закавказского фронта

генерал-майор Рухадзе

ЦА ФСБ России

Из докладной записки УКР «Смерш» Степного фронта1 в ГУКР «Смерш» НКО СССР

об агентурноч)перативных мероприятиях по борьбе с агентурой противника за июль 1943 г.

[Не позднее августа 1943 г.]

Следственные материалы по делам агентуры противника, явившейся с повинной и разоблаченной органами «Смерш» Степного фронта в мае—июне сего года, свидетельствовали о том, что разведорганы противника в связи с готовившимся летним наступлением значительно активизировали свою де­ятельность по переброске агентуры в наш тыл и внедрению ее в ряды Крас­ной Армии.

Поэтому УКР «Смерш» фронта через свои подчиненные органы провело ряд контрразведъгвательньк мероприятий по активному розыску агентуры про­тивника, оставленной на оседание, перебрасываемой в наш тыл с помощью самолетов, и по усилению разработки агентуры, проникшей в части действую­щей армии.

Согласно нашему указанию отделами «Смерш» армий, корпусов и диви­зий была развернута агентурная работа в населенных пунктах, расположенных вокруг мест даслокации частей, на железнодорожных стштциях, контрольно-пропускных пунктах, в комендатурах, питательньгх пунктах и т.д.

1 Степной фронт образован 9 июля 1943 г. (в результате переименования Степного военного округа). Последний был образован 15 апреля этого же года.

В настоящей докладной записке даются данные агентурно-оперативньгх мероприя­тий, которые были проведены еще УКР «Смерш» Степного военного округа.

19 июля 1943 г. войска Степного фронта приказом Ставки ВГК были введены в сражение на белгородско-харьковском направлении и, перейдя к преследованию отходившего про­тивника, совместно с Воронежским фронтом к 23 июля отбросили немецко-фашистские войска на исходные позиции, откуда они начали наступление на Курск.

С 3 по 23 августа 1943 г. войска Степного фронта участвовали в Белгородско-Харь-ковской наступательной операции. В ходе нее его войска при содействии Воронежского и Юго-Западного фронтов, прорвав многополосную оборону противника, освободили 5 августа Белгород, 23 августа — Харьков (см.: Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопедия. М., 1985, с. 81, 688).

Управление контрразведки «Смерш» Степного фронта вместе с военными контрразвед­чиками других фронтов вели борьбу с немецкими подразделениями разведки, которые дис­лоцировались в городах Харьков и Белгород. В этих районах действовали разведывательная абверкоманда-102, с ее подчиненной абвергруппой-104, а также абвергруппа-102 из абвер-команлы-101. Здесь же проводили диверсионно-разведывательную деятельность абверко-манды-201 и 202 со своими сюответственно подчиненными абвергруппами-202 и 206 и кон­трразведывательные абвергруппы-304,306,323, подчинявшиеся абверкоманде-302. В полосе фронта действовали: команда экономической разведки 1 Ви/150, группы ГФП-725,730; под­разделение органов полиции безопасности и СД — особая команда-4а и оперативная коман-да-5, подчинявшаяся оперативной группе Ц (ЦА ФСБ России).

Была подобрана квалифицированная агентура в отделах укомплектова­ния кадров, госгшталях и других учреждениях, через которые проходят во-еннослужащие, отставшие от частей, вьгшедшие из плена, окружения и т.п.

Организована служба наблюдения за воздухом в ночное время, опове­щения при появлении самолетов противника и принятия мер розыска лиц, сбрасываемых в наш тыл.

Отделами контрразведки частей были созданы поисковые группы во главе с оперативными работниками для вылавливания агентуры против­ника, перебрасываемой к нам немцами.

На армейских сборно-пересыльных пунктах были созданы постоянно действующие резидентуры для агентурной обработки спецконтингентов, поступающих из районов, освобожденных от противника.

Отделами «Смерш» армий для всех подчиненных органов составлены списки разыскиваемой агентуры противника по союзным и нашим ори­ентировкам, которыми пользуется оперсостав при фильтрации всех задер­жанных лиц.

Для оказания помощи отделам «Смерш» дивизий и бригад в проведе­нии активного розыска агентуры противника отделами контрразведки 7-й гвардейской1 и 69-й армий2 были созданы специальные оперативные группы.

Всем подчиненным органам было дано развернутое указание об усиле­нии агентурной разработки лиц, проходящих по делам оперативного уче­та с окраской «ШП>>, и об активизации разработки лиц, бывших в плену и окружении.

Проведение этих мерогтриятий дало возможность органам «Смерш» Степ­ного фронта более успешно вести борьбу с агентурой противника. В результате чего в июле сего года арестовано 27 агентов немецкой разведки.

Из них: в результате прогеденныхконтргшведьтательных мерогфюггий аре­стовано 15 человек; выброшенных немецкой разведкой в наш тыл на гтагжгжггах и явившихся с повинной 5 человек; разоблачено и арестовано в результате аген­турной разработки подучетного элемента 7 человек

По своему назначению арестованная агентура противника распределяет­ся следующим образом: агентов-диверсантов — 5 человек; агентов, заброшен­ных немецкой разведкой для внедрения в части Красной Армии и ведения шпионской и разложенческой работы, — 22 человека.

Лучше других активный розыск агентуры противника был организо­ван ОКР «Смерш» 7-й гвардейской и 69-й армий.

Отделом контрразведки «Смерш» 7-й гвардейской армии в июле арес­товано 5 шпионов.

Отделом контрразведки «Смерш» 69-й армии арестовано 10 шпионов.

Из показаний арестованных 5 агентов-диверсантов установлено, что все они окончили Запорожскую диверсионную школу, которая дислоцируется в

1 7-я гвардейская армия вошла в состав Степного фронта 18 июля 1943 г. и участвова­ла в Курской битве и битве за Днепр.

2 69-я армия с 18 июля 1943 г. находилась в составе Степного фронта и участвовала в Харьковской наступательной и оборонительной операциях, Курской битве, битве за Днепр.

с. Авдреевском, в 7 км от г. Запорожье. Деятельность этой школы тщательно конспирируют, именуя ее Саперно-технической частью № 5. Пропускная способность школы — до 40 человек в месяц.

[...]

Анализируя следственные материалы, полученные в процессе обработ­ки задержанных агентов-диверсантов Николайкова, Сташкова, Осипен­ко и др., установлено, что все слушатели, окончившие Запорожскую шко­лу, получают от немецкой разведки однообразные задания: совершать диверсионные акты на железнодорожном транспорте, фронтовых и при­фронтовых дорогах, взрывать железнодорожные пути и эшелоны, идущие в сторону фронта с войсками и военными грузами, поджигать склады, при­надлежащие частям Красной Армии.

Других заданий немецкие разведорганы диверсантам, окончившим Запорожскую школу1, не дают.

В результате усиления агентурной разработки лиц из числа военнослужа­щих, состоящих на оперативном учете, за отчетный период разоблачено и арестовано 7 агентов немецких разведывательных органов.

[...]

Следствием по делам пятнадцати агентов, разоблаченных в результате проведения контрразведъгвательньгх мероприятий, установлено, что разве­дорганы противника на оседание вербуют агентуру из числа антисоветски настроенной интеллигенции, бывших военнопленных, бьшших военнослу­жащих Красной Армии, в прошлом сдавшихся немцам в плен и в настоящее время, при наступлении Красной Армии, вьщающих себя за лиц, попавших в окружение, якобы скрывающихся от немцев.

Основными заданиями, даваемыми этой агентуре разведорганами про­тивника, являются сбор сведений военного характера, проведение анти­советской пораженческой агитации среди гражданского населения и во­еннослужащих Красной Армии...

Наряду с проведением борьбы с агентурой противника УКР «Смерш» Степного фронта и подчиненные органы в целях внедрения нашей аген­туры в разведывательные органы противника и изучения каналов проник­новения в наш тыл их агентуры в течение июля сего года перебросили за линию фронта 10 агентов.

[...]

Кроме этого, в течение июля сего года УКР «Смерш» Степного фронта и подчиненными органами подготовлено для переброски в тыл противника с заданием внедрения в немецкие разведывательные органы 22 зафронтовых агента, которым разработаны легенды и задания.

1 Запорожская диверсионная школа создана абверкомандой-202 в августе 1943 г. Ус­ловное название «Виртшафтсшуле Зюд» («Экономическая школа юга»). Полевая почта № 41915.

Упоминаемая в тексте документа саперно-техническая часть № 5 принадлежала Пол­тавской диверсионной школе, которая с мая по сентябрь 1943 г. дислоцировалась в раз­личных населенных пунктах Запорожской области, в том числе иве.Кольно-Андреев-ка. В это время школа имела номер полевой почты — 57662.

В связи с наступательными действиями частей Степного фронта, а так­же для своевременного изъятия изменников Родины, активных пособни­ков немецких оккупационных властей Управлением «Смерш» фронта была командирована оперативная группа в г. Белгород в составе 8 квалифици­рованных оперработников.

За время работы в г. Белгороде указанной опергруппой было задержано различного антисоветского и подозрительного элемента 75 человек.

[..]

С аналогичным заданием также командирована оперативная группа в составе 28 квалифицированных оперработников УКР «Смерш» и 150 по­граничников в г. Харьков.

[.-]

Начальник УКР «Смерш» Степного фронта Зеленин

ЦА ФСБ России

 1578

Из докладной записки НКГБ СССР № 1725/М в ГКО о создании немцами во время оккупации Северного Кавказа антисоветских организаций и военных формирований

23 августа 1943 г.

В процессе очистки освобожденных от противника районов Северно­го Кавказа органами НКГБ вскрыты антисоветские организации, создан­ные немцами из числа враждебных Советской власти элементов среди ка­зачества.

Управлениями НКГБ по Ставропольскому и Краснодарскому краям вскрыта и в настоящее время ликвидируется созданная немцами анти­советская организация, именовавшаяся «Казачье национальное движе­ние» (сокращенно — «КНД»).

Всего по делу «КНД» арестовано 300 человек, взято на учет по подозре­нию причастных к работе «КНД» 335 человек, разыскиваются 68 уистников организации...

Следствием и агентурными материалами установлено, что в августе-сентябре 1942 г. на оккугшрованную немцами территорию Терека и Кубани прибыли из Праги эмиссары антисоветского казачьего центра, существую­щего под названием «Казачье национальное движение», — бьшший белый генерал Щепетильников М.П., бьгешие белые офицеры — эмигранты братья Куловы Николай и Константин, Венеровский', Ступин и изменник Роди­ны в прошлом работник ГВФ осетин Алидзаев Ростислав2 (все бежали с немцами), которые по заданию немецкого командования создали в г. Пя­тигорске так назьгеаемый Штаб формирования казачьих войск Терека и Кубани... В г. Краснодаре был создан филиал «штаба», именовавшийся «Штабом войска кубанского»...

«Штаб формирования казачьих войск Терека и Кубани» и «Штаб войска кубанского» провели в казачьих станицах «выборы» атаманов и создали при них «советы почетных казаков» из числа стариков, преимущественно быв­ших участников белой армии, через которых проводили активную работу по формированию «добровольческих» казачьих отрядов для вооруженной борь­бы с Красной Армией. Вербовка «добровольцев» велась от имени германско­го командования под лозунгом «создания после победы над большевиками i при помощи немцев независимого казачьего государства». «Добровольцам» было обещано восстановление дореволюционной казачьей формы одежды,' помощь их семьям продовольствием, обзаведением скотом и прочее... Нем­цы намечали сформировать на Кубани и Тереке казачьи отряды численнос­тью до 40 тысяч человек.

«Штабу» удалось завербовать в казачьи'отряды 1502 человека и уколпшек-] товать эти отряды командным составом из бьгвших белых офицеров. Часть ка­заков, завербованных в «добровольческие отряды», была направлена в офи­церские школы в Германии, а труппа «провфенных» казаков была отобрана в так называемую особую полусотню, предназначенную якобы для личной ох­раны Гитлера. Факт отбора казаков в личный конвой Гитлера предполагалось использовать в пропагшцистских целях — «показать в международных кругах, что казаки являются сторонниками Титлера и готовы бороться против боль­шевиков».

При отступлении немцев с территории Северного Кавказа организа-1 ция от немецкого командования получила задание остаться в подполье и| вести подготовку вооруженного восстания в тылу Красной Армии, при-1 урочивая его к лету 1943 г., то есть к моменту предполагаемого немцами наступления на Северный Кавказ, для чего развернуть широкую вербо­вочную работу, вовлекая в организацию казаков, ущемленных Советской властью...

1 Венеровский Дмитрий Константинович был арестован 2-м Главным управлением МГБ СССР в 1946 г. 6 июня 1946 г. он был осужден военным трибуналом МВО по ст. 17-58-8,58-6, ч. 1, 58-4 УК РСФСР к 10 годам лишения свободы

2 Алидзаев Ростислав Павлович, он же Сурольян Сергей Павлович, 1893 г. рождения, уроженец г. Железноводска Ставропольского края. Официальный сотрудник абвергруппы-101.

Работа по розыску скрьгешихся от ареста участников «КНД» и выявле­нию остальных причастных к этому делу лиц продолжается.

Народный комиссар

государственной безопасности СССР Меркулов

НА ФСБ России

В период временной оккупации немецко-фашистскими захватчиками края оккупан­тами и закордонными казачьими эмигрантскими центрами в казачьих станицах края про­водилась большая организационная работа, направленная на провоцирование казаков на вооруженную борьбу против Советского государства, на поддержку белоэмигрантской казачьей организации «Казачье национальное движение» («КНД»), центральный орган которого размещался в Праге. «КНД» определило и территориальные границы государ­ства «Казакии», куда должны были войти Ставропольский и Краснодарский края, Ростов­ская, Сталинградская и часть Воронежской областей, а также территория, прилегающая к бассейну реки Урал.

Главой правительства «Казакии» намечался бывший белогвардейский генерал — ко­мандир казачьей бригады белой армии Шепетильников Михаил Павлович.

Организацией контрреволюционных казачьих формирований непосредственно занима­лась абвергругата-101, которая с июля 1942 г. действовала при армейской группировке «Юг» А и была придана 1-й танковой армии генерала Э. Клейста, наступающего в направлении Крыма и Северного Кавказа.

В Ставропольском крае было создано 9 основных казачьих формирований с обшей численностью около 500 человек, были произведены выборы атаманов станиц и их по­мощников, а также «советы почетных казаков».

Всего по агентурно-следственному делу «Казачий блок» в Ставропольском крае было арестовано 127 человек (11 бывших атаманов станиц, 3 организатора карательных отря­дов и т.д.).

Военным трибуналом СКВО от 23 января 1944 г. 2 человека приговорены к ВМН, 9 человек — к 25 годам каторжных работ, 6 человек — к 15 годам каторжных работ, 2 человека — к 20 годам каторжных работ и т.д.

29 декабря 1954 г. краевая комиссия по пересмотру уголовных дел на своем заседа­нии, рассмотрев данное дело, признала виновность всех осужденных по делу доказан­ной (некоторым только снижена мера наказания до 10 лет), осуждены они с учетом оп­ределения Военной коллегии Верховного суда СССР обоснованно (ЦА ФСБ России).

Из плана агентурно-оперативной работы межрайонной резидентуры 4-го отдела

НКГБ БССР «Авангард» на временно оккупированной противником территории Барановичской области

23 августа 1943 г.

Для проведения агентурно-оперативной работы в тылу противника на тер­ритории Слонимского, Новомышского, Барановичского, Бьггенского, Несвиж­ского районов ивг. Барановичи Барановичской области создается межрайон­ная резидентура в составе: руководитель — Селянкин Андрей Иванович) зшеститель — Борисов Николай Михайлович...

Перед межрайонной резидентурой ставятся следующие задачи: 1. Создание диверсионных групп и совершение диверсий на важных коммуникациях противника, промышленных предприятиях, имеющих оборонное значение, воинских базах и складах, расположенных на терри­тории вышеуказанных районов Барановичской области.

[-]

4. Внедрение агентуры в контрреволюционные националистические фуппы и формирования с целью их разложения и перехода на нашу сто­рону, а также направление деятельности последних против немцев.

5. Внедрение агентуры в разведывательные и контрразведывательные органы противника с целью выявления каналов и методов переброски агентуры в наш тыл, а также в партизанские отряды.

6. Выявление и учет предателей и изменников Родины.

7. Добывание документов, представляющих для нас оперативную цен­ность, и данных о режиме на оккупированной территории.

8. При приближении линии фронта к территории Барановичской обт ласти проинструктировать всю агентуру о еще большем усилении дивер­сионной и террористической деятельности, с тем чтобы не дать возмож­ности противнику уводить население, вывозить военную технику, транспорт, скот и продовольствие.

Для выполнения поставленных задач руководитель резидентуры име-1 ет право и обязан:

1. Проводить агентурно-оперативные мероприятия, связанные с разра­боткой как отдельных лиц, так и контрреволюционных националистичес­ких, церковных и воинских фупп и формирошний, действующих на терри­тории Слонимского, Новомышского, Барановичского, Бытенского, I Несвижского и Ляховичского районов Барановичской области.

2. Вербовать агентуру для проведения разведывательной и котрразве-дывательной работы.

3. Создать широкую сеть хорошо законспирированных диверсионных и террористических групп.

[•••]

4. Установить агентуру, оставшуюся на территории перечисленных выше районов, согласно прилагаемому списку1, тщательно ее проверить и только после этого использовать в нашей работе.

5. Общую агентуру, как вновь завербованную, так и установленную из оставшейся в тылу противника, свести в резидентуры, во главе которых поставить проверенных и преданных нам лиц.

6. Организовать надежную конспиративную связь с агентурой.

7. Подготовить и в момент приближения линии фронта направить в при­легающие области, занятые противником, проверенную агентуру, с которой заранее установить методы и формы связи.

8. Оказывать помощь руководящим партийным органам и штабам партизанского движения в организации конспиративной работы и в борьбе с агентурой противника, засылаемой им в партизанские отряды.

9. Через проверенную агентуру систематически интенсивно и полно выявлять всех вернувшихся с работ и из других поездок в Германию к ме­сту прежнего жительства и вести глубокое агентурное изучение их связей и поведения среди населения.

10. Всех «возвращенцев», и в первую очередь тех из них, кто добровольно выезжал в Германию и агентурным наблюдением замечен в проведении профашистской агитации и в связи с полицией или другими карательны­ми или оккупационными властями, брать в глубокую агентурную разра­ботку.

11. Лиц, изобличенных в связи с разведывательными органами про­тивника, секретно изымать и направлять в НКГБ БССР, используя для этой цели партизанские каналы связи по воздуху. При отсутствии такой возможности принимать решительные меры к физическому уничтожению этой агентуры противника.

12. Приобрести агентуру в «Бюро по вербовке и мобишзации гражданско­го населения на работы в Германию» и заполучить через нее списки доброволь­цев, а также вфнувшихся из Германии. Добытые списки срочно направлять в НКГБ БССР, используя партизанские каналы связи по воздуху.

13. Выявить и изъять вербовщиков и других активных немецких по­собников из числа сотрудников биржи труда при оккупантах и прочих учреждений по мобилизации и вербовке рабочей силы в Германию. С изъя­тыми предателями этой категории поступать так же, как предусмотрено в пункте 11.

14. До принятия решения о физическом уничтожении предателей вы­являть допросами их пособников и другую немецкую агентуру среди за­вербованного на работы в Германию контингента.

15. Регулярно отчитываться шифром по радиосвязи перед НКГБ БССР о проделанной работе по выявлению добровольцев и «возвращен­цев», разработке их и мерах, принятых к выявленной среди них агентуре противника.

1 Список не публикуется.

16. Руководитель резидентуры о всех проюдимьгх мероприятиях инфор­мирует НКГБ БССР, для чего: поддерживает регулярную связь по радио в ус­тановленном порядке; при передаче донесений пользуется разработанным кодом и шифром; в целях конспирирования передаваемых сведений радио­граммы подписывает и адресует их народному комиссару государственной безопасности БССР, шифруя псевдонимом...

Межрайонной резидентуре присваивается корреспондентский № 504 и название «Авангард», а каждому работнику — псевдоним: руководите­лю Селянкину А.И. — «Беленький», его заместителю Борисову Н.М. -«Ломов»...

Резидентура в тыл противника направляется самолетом на партизанс­кую базу бригады Козлова1, дислоцирующуюся в Полесской области, после чего под охраной партизан передвигается к месту дислокации в Бытенс-кий район Барановичской области.

По прибытии к месту дислокации устанавливает и проверяет оставшу­юся агентуру, после чего связывается с ней и при содействии последней оседает для проведения работы.

[...]

Начальник 3-го отделения 4-го отдела НКГБ БССР

подполковник государственной безопасности Сергеев

СОГЛАСЕН

Начальник 4-го отдела НКГБ БССР

подполковник государственной безопасности Стартов

НА ФСБ Росши

Межрайонная резидентура «Авангард» была направлена в тыл противника 2 сентяб­ря 1943 г. в южные районы Барановичской области и действовала там до 7 июля 1944 т.

За время действия в тылу противника резидентурой пущено под откос 12 воинских эшелонов, разбито и повреждено 8 паровозов, 99 вагонов с техникой и 13 с живой силой противника, уничтожено 3 цистерны с горючим, взорвано и сожжено 2 склада, 2 заво­да, одна электростанция, разрушено 3800 м линий связи, убито 325 солдат и офице­ров противника, 16 полицейских, взято в плен 8 гитлеровцев и их пособников, ликвиди­ровано 13 агентов противника, захвачено 42 единицы различного стрелкового оружия.

За период нахождения в тылу противника создана разветвленная агентурно-осведо-мительная сеть в количестве 99 человек (60 агентов, 39 осведомителей). Было создано 5 резидентур, состав которых подобран из советских активистов и комсомольцев. Разло­жено и выведено на сторону партизан свыше 100 полицейских и участников так называе­мой Белорусской круговой обороны.

Наряду с этим резидентурой «Авангард» было выявлено: 71 агент противника, 40 пре­дателей и изменников Родины, 3007 других антисоветских элементов. Резидентурой был добыт ряд ценных сведений разведывательного характера  дислокации немецких час­тей, штабов, складов, боеприпасов, о формировании полицейских частей, размещении центрального управления жандармерии и городской управы и т.д.). Все эти сведения были переданы в НКГБ БССР, командованию Красной Армии (ЦА ФСБ России).

1 Козлов В.И.  1-й секретарь Минского подпольного обкома ВКП(б) Белоруссии, командир Минско-Полесского партизанского соединения (позднее  партизанской бригады).

Сообщение закордонного агента НКГБ СССР о разногласиях на конференции в Квебеке

по вопросу признания французского комитета национального освобождения1

25 августа 1943 г.

Англичане и американцы на конференции в Квебеке2не смогли достичь какого-либо соглашения по вопросу о признании Французского комитета национального осюбождения. В результате каждая сторона решила опубли­ковать отдельную декларацию. Англичане в своей декларации употребили термин «признание», однако американцы до последнего момента этого де­лать не намеревались. В предварительном заявлении они, правда, также вклю­чили в свою формулировку слово «признание», однако сделали это с такими оговорками, которые, по существу, свели на нет само признание. Хэлл3 на конференции категорически отказался согласиться на полное признание Французского комитета национального освобождения. Существует мнение, что американское правительство, несомненно, пошло бы на сделку с Петэ-ном4, если бы имело возможность.

АрхивСВРРоссии

1 Французский комитет национального освобождения (ФКНО) создан в июне 1943 г. как преемник Французского национального комитета — руководящего органа патриотического движения «Сражающаяся Франция» во главе с генералом де Голлем. ФКНО стал централь­ным руководящим органом, представлявшим государственные интересы Франции и руко­водившим освободительной борьбой французского народа Он просуществовал до июня 1944г., когда принял название Временного правительства Французской Республики. В июне-ноябре 1943 г. во главе ФКНО стояли два сопредседателя — генералы де Гсяль и Жиро (быв­ший верховный комиссар Франции в Северной Африке). Затем Жиро стал кошндующим вооруженными силами ФКНО, аде Голль остался его единственным председателем.

2 Квебекская конференция проходила с 14 по 24 августа 1943 г. в Квебеке (Канада). Ус­ловное название — «Квадрант». На данной конференции наряду с другими вопросами был рассмотрен также вопрос о дипломатическом признании Французского комитета нацио­нального освобождения. При этом правительство США отказывалось рассматривать этот комитет в качестве временного французского правительства, а правительство Великобрита­нии пошло на его признание с рядом оговорок (см.: Дипломатический словарь: В 3 т. М., 1985, т. 2, с. 26-27).

' Хэлл Кордэлл — государственный секретарь США в 1933—1944 гг.

4 Петэн Анри Филипп (1856—1951) (см. т. 2 настоящего сборника, документ № 614).

Из спецсообщения УКР «Смерш» Западного фронта  2/24124 в ГУКР «Смерш»НКО СССР о мероприятиях по внедрению нашей агентуры в немецкий

разведывательный орган «Эбер»1, действующий при 4-й германской армии

26 августа 1943 г.

За июнь—август 1943 г. нами арестовано 11 агентов германской развед­ки, переброшенных со шпионскими заданиями в расположение армий Западного фронта2 агентурно-разведывательной группой-108, именуемой «Эбер», действующей при 4-й германской армии...

Арестованные показали, что они переброшены разведывательным пунктом германской разведки, находящимся в д. Любовка3Рославльс-кого района Смоленской области. Пункт возглавляет зондерфюрер Вил-лер Николай.

В составе разведпункта имеется до 30 агентов, причем по мере выбытия аген­туры пункт систематически пополняется за счет вновь завербованных агентов из числа военнопленных, бьшших военнослужащих Красной Армии.

Разведывательный пункт ведет работу против армий Западного фронта, собирая разведывательные данные о численности, расположении и воору­

1 Речь идет об абвергруппе-108, приданной штабу 4-й немецкой армии, «Эбер» («Кабан») — позывной радиостанции этой абвергруптты.

Начальником абвергруппы-108 до конца 1943 г. был обер-лейтенант Катерфельд (Ката-фельд) Юлий Карлович, затем лейтенант Киффер (Кюфер). Группа вела разведывательную работу в ближнем тылу советских войск Западного фронта, проводила карательные операции против партизан в тыловых районах 4-й немецкой армии.

Агентуру вербовали из советских военнопленных в лагерях военнопленных в городах Рос-лавле, Борисове, Орше, Могилеве и д. Дакудово Крупского района Минской области.

Карательные операции против партизан проюдила специально созданная команда, ус­ловно именовавшаяся «Фальке» («Сокол»), во главе с лейтенантом Веллером, он же Виллер Николай Николаевич (Иванович).

2 Войска Западного фронта совместно с Калининским фронтом провели в марте 1943 г. Ржевско-Вяземскую наступательную операцию, а затем учавствовали совместно с Брянс­ким и Центральным фронтами в Орловской наступательной операции (12 июля — 18 августа 1943 г.)

С 7 августа по 2 октября 1943 г. войска фронта (31-я, 5-я, 10-я гвардейские, 33,49,10,68-я и 21-я армии, 5-й механизированный корпус, 2-й гвардейский танковый корпус, 6-й и 2-й гвардейские кавалерийские корпуса) провели совместно с Калининским фронтом Смоленс­кую наступательную операцию.

3 В д. Любовка Рославлъского района Смоленской области абвергруппа-108 дислоци­ровалась с марта 1943 г. по сентябрь 1943 г. Группа подчинялась абверкоманде-103.

жении частей Красной Армии, а также о характере воинских грузов и войс­ковых частей, движущихся по тыловым кокшуникациям, с целью выясне­ния замыслов советского командования.

Из материалов следствия также установлено, что наряду с разведпун-ктом, находящимся в д. Любовка, имеется вторая группа разведчиков, которая, как можно предположить по данным Второго полевого управ­ления НКГБ1, дислоцируется в с. Шумячье2, где находится агентурно-разведывательная группа-108, именуемая «Эбер».

Агенты обеих групп имеют связь через шофера Медведева Федора, до­ставляющего на автомашине продукты в обе группы, — в с. Шумячье и д. Любовка.

В целях создания агентурной базы в этих разведывательных группах и последующего перехвата агентуры противника, забрасываемой в тыл Крас­ной Армии, нами разработаны и реализуются агентурные комбинации «Ка­тализаторы», «Бумеранг» и «Рейд».

Согласно комбинации «Катализаторы» из числа явившихся с повин­ной агентов завербованы для работы по нашему заданию в разведпункте, находящемся в д. Любовка, агенты немецкой разведки, которые 16 и 19 августа переброшены в тыл противника с задачей возвращения в раз-ведщнкт и проведения среди разведчиков пункта вербовки на явку их с повинной3 после переброски на сторону Красной Армии.

Одновременно с этим наш агент «Мытарев» должен осуществить вер­бовку Кондаурова Василия, настроенного просоветски, работающего при рэлведтгункте в качестве сапожника и парикмахера. Кондауров, в свою оче­редь, должен проводить вербовку агентов, настраивая их на явку с повин­ной в органы «Смерш», используя свое положение в группе, позволяющее ему регулярно общаться с разведчиками и постоянным составом.

Кроме того, согласно агентурной комбинации «Бумеранг» подготав­ливается к перевербовке для создания агентурной базы из местного насе­ления, проживающего вокруг Любовского разведпункта и связанного с постоянным составом разведпункта, явившийся с повинной агент герман­ской разведки «Огонь», намеченный нами к направлению в тыл против­ника с задачей завербовать местную учительницу Мартынову Марию, ра­ботающую при указанном пункте поваром. Перед ней будет поставлена задача склонять разведчиков к приходу с повинной в советские органы после переброски в наш тыл.

С целью проникновения в агентурно-разведьгвательную группу-108 «Эбер», находящуюся в с. Шумячье Смоленской области, для насаждения нашей аген­туры нами в настоящее время подгспавливается агентурная комбинация «Рейд»,

1 Так в тексте документа.

2 Правильно с. Шумячи. Здесь с конца 1942 г. по март 1943 г. дислоцировалась 108-я авбергруппа. Разведывательный пункт группы размещался в г. Рославле по Каляевской ул., д. 33.

С 1965 г. с. Шумячи — поселок городского типа, который находится в 63 км от г. Смоленска.

3 Так в тексте документа.

которой предусматривается перевербовка пришедших с повинной немецких агентов «Барана» и «Краснова»... которым будет дано задание завербовать шофера Медведева Федора, работающего при Любовском разведпункте и в разведгруппе в с. Шумячье.

Начальник УКР «Смерш» Западного фронта

генерал-лейтенант Зеленин1

,  ЦА ФСБ России

№1582

Из протокола заседания бюро ЦККЩб) Белоруссии  180

26 августа 1943 г. [...]

Слушали:

0 1-й антифашистской бригаде. Постановили:

1. Принять к сведению сообщение товарища Пономаренко о том, что 16 августа сего года бригада «Родионова»2 (из так называемой русской освобэ-1 дительной армии) численностью 2800 человек перешла к партизанским дей­ствиям и, истребив немецких гфедставителей, совместно с бригадой «Желе> няк»3 разгромила гарнизоны противника в Докшицах, Крулевщизне, Парфианово.

[...]

2. Отметить большую работу, проведенную по заданию Центрального Комитета КП(б) Белоруссии бригадой «Железняк» под командованием i т. Титкова и Бегомльским райкомом партии (секретарь т. Манкович), по организации перехода на сторону партизан бойцов и командиров соедине-1ния «Родионова».

' Зеленин Павел Васильевич (1902—1965) — генерал-лейтенант (1943) (см. т. 2 насто­ящего сборника, документ № 685).

2 «Родионов» — Гиль Владимир Владимирович. См. т. 3 настоящего сборника, дон менты № 1151, 1225.

3 Бригада «Железняк» к концу 1942 г. входила в партизанскую группировку Бори-совско-Бегсмиьской зоны. Кроме нее в данную группировку также входили бригады: «Дяди Коли», «Народные мстители» имени СМ. Кирова, «Старик», отряд «Гвардеец».

3. Направить члена ЦК КП(б) Белоруссии т. Ганенко1, секретаря Мин­ского обкома КП(б) Белоруссии т. Мачульского2 и 2—3 чекистских работ­ников в район Бегомля, поручив им принять меры:

а) по дальнейшему разложению немецких формирований;

б) по проведению в бригаде необходимой работы и очищению ее от агентуры гестапо;

в) по усилению активных действий партизанских отрядов и бригад в районах городов Бегомля, Борисова, Плещениц, Логойска.

4. В связи с тем, что в письме т. Пономаренко от имени Центрального штаба партизанского движения командиру 1-й антифашистской бригады исчерпаны все основные политические и практические указания, допол­нительные письма ЦК КП(б) Белоруссии не направлять.

5. Поручить т. Ганенко выделить для бригады рацию.

6. Отделу пропаганды и агитации ЦК КП(б) Белоруссии организовать издание газеты в бригаде, подобрать квагафигхированного редактора и пред­ставить его на утверждение ЦК. Разработать краткие указания о задачах ра­боты газеты на ближайший период, направить для бойцов и командиров бритады центральные и республиканские газеты, политическую и художе­ственную литературу. Разработать специальную листовку к советским граж­данам, загнанным в антисоветские формирования.

7. После подробного сообщения тт. Ганенко и Мачульского принять дополнительное решение, связанное с направлением в бригаду полити­ческих работников.

8. Поручить Оргинструкторскому отделу ЦК КП(б) Белоруссии внести на бюро проект директивы-информации, освещающей факт перехода на сто­рону партизан соединения «Родионова», обязывающей подпольные партий­ные органы, командиров и комиссаров отрядов и бригад всемерно усилить работу по разложению формирований противника.

ДА ФСБ России

1 Ганенко И. П. — секретарь ЦК КП(б) Белоруссии.

2 Мачульский Роман Наумович (1903—1990) — Герой Советского Союза (1944). Один из организаторов и руководителей подполья и партизанского движения на территории Минс­кой и Полесской областей. Был уполномоченным ЦК КП Белоруссии, секретарем Минско­го подпольного обкома партии, командиром Минского партизанского соединения, парти­занского соединения Борисовско-Бегомльской зоны.

После войны на советской и партийной работе.

Награжден 3 орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 3 орденами Оте­чественной войны 1-й степени, орденом Трудового Красного Знамени, медалями.

Докладная записка НКГБ СССР  1767/М в ГКО СССР с предложением о ликвидации изменника Родины АА Власова1

27 августа 1943 г.

СЬзданньгй немцами «Русский комитет»2, как известно, возглавляется изменником Родины бывшим генерал-лейтенантом Красной Армии Власо­вым АА (впредь именуемым «Ворон»).

«Ворон», проживая постоянно в районе Берлина, периодически посеща­ет города Псков, Смоленск, Минск, Борисов, Витебск, Житомир и другие, где немцами организованы отделения «Русского комитета» и части «Русской сювободительной армии».

В целях ликвидации «Ворона» НКГБ СССР проводятся следующие ме­роприятия:

/. По г. Пскову.

а) Редактором газеты «Русского комитета» «Доброволец», издающейся в Пско­ве, является Жиленков ПН.3, вь1ддющий себя за «генерал-лейтенанта Красной Армии». Рукоюдитель действующей в тылу противника оперативной ipyran>i НКГБ СССР т. Рабцевич донес, что Жиленков в Красной Армии являлся чле­ном Военного совета 32-й армии.

Проверкой установлено, что Жиленков Г.Н., 1910 г. рождения, по спе­циальности техник, бывший секретарь Ростокинского райкома Московс­кой организации ВКП(б), действительно являлся членом Военного сове­та 32-й армии в звании бригадного комиссара и с октября 1941 г. считался пропавшим без вести.

В феврале—марте т.г. на некоторых участках фронта немцами разбра­сывалась листовка с изображением фотографий членов «Русского коми­тета» во главе с «Вороном». В одном из лиц, снятых на этой фотографии,, опознан упомянутьгй выше Жиленков.

Для изучения возможности установления связи с Жиленковым в целях его последующей вербовки и возможного привлечения к делу ликвидации «Воро­

' Документ разослан в три адреса: И.В. Сталину, В.М. Молотову, Л.П. Берии.

2 «Русский комитет» был создан в конце 1942 г. в Берлине отделом пропаганды штаба главного командования (ОКБ) совместно с немецкой разведкой.

3 Жиленков Георгий Николаевич (1910—1946) — бригадный комиссар, член Военного совета 32-й армии. 14 октября 1941 г. сдался немцам в плен. 18 мая 1945 г. был интернирован американцами, а 1 мая 1946 г. передан советскому командованию. 1 августа 1946 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст. 58-1 «б», 58-9, 58-10, 58-11 и ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. к смертной казни че­рез повешение.

на» нами в район Псков—Порхов заброшена оперативная гоутгла НКГБ СССР под рукоюдством начальника отделения майора 1хх:ударственной безопаснос­ти Корчагина, снабженного письмом от жены Жиленкова, проживающей в Москве и рассчитьшающей, несмотря на то, что она получает пенсию за «пропавшего» мужа, что он жив и находится в партизанском отряде. Письмо жены по нашим расчетам должно:

1. Напомнить Жиленкову о семье в целях склонения его к принятию наших предложений участвовать в ликвидации «Ворона».

2. Убедить Жиленкова, что семья его пока не репрессирована, что от его дальнейшего поведения будет зависеть ее судьба.

3. Доказать, что лицо, которое свяжется с Жиленковым от нашего имени, действительно прибыло из Москвы и не является подставой гестапо.

Если Жиленков согласится и примет участие в ликвидации «Ворона», ему будет обещана возможность возвращения на нашу сторону и проще­ние его измены.

б) На случай, если Жиленков откажется от участия в деле ликвидащги «Ворона», НКГБ СССР подготовлена группа испанцев из 5 человек, бьвзших командиров и бойцов испанской республиканской армии1, проверенных нами на боевой работе.

Группу возглавляет тов. Гуйльон.

1уйльон Франциско, 22 лет, капитан Красной Армии, дважды направлялся в тыл противника со специальными заданиями, награжден орденом Ленина. Будучи мальчиком, состоял в рядах испанской рееггубликанской армии и про­явил себя в борьбе с фашистами положительно.

Группа Гуйльона будет придана тов. Корчагину и в случае прибытия «Ворона» в район Пскова использована для его ликвидации следующим образом:

На одном из участков Ленинградского фронта дислоцируется «Голу­бая дивизия»2, подразделения которой часто выходят в район Пскова. По­явление в Пскове нашей оперативной группы испанцев, одетых в форму

1 В ходе революции (1931—1939) и гражданской войны (июль 1936—март 1939) в Ис­пании была создана республиканская армия, которая к маю 1937 г., насчитывала под ружь­ем 410 тыс. человек, а в июле 1938 г. — 869 тыс. человек. Она вела борьбу как против внут­ренней контрреволюции, так и против объединенных сил фашистских держав Германии и Италии. После подавления мятежниками и интервентами республиканцев и утверждения в Испании диктаторского режима Франко Франсиско (1892—1975) из страны, боясь преследования, началась эмиграция республиканских бойцов и мирных граждан в евро­пейские государства, в том числе и Советский Союз. Последние активно участвовали вме­сте с частями Красной Армии в борьбе против немецко-фашистских войск (см.: История Второй мировой войны 1939-1945. М, 1974, т. 2, с. 59, 62).

2 «Голубая дивизия» была направлена правительством Франко Франсиско в помощь немецко-фашистским войскам на советско-германский фронт еще в 1941 г. (первона­чально — 20 тыс. человек, в дальнейшем — около 50 тыс. испанских солдат и офице­ров). В октябре—декабре 1942 г. против СССР действовала также франкистская воз­душная эскадрилья «Сальвадор» (см.: Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопедия. М., 1985, с. 762; т. 3 настоящего сборника, документы № 778, 799, а также документ № 1255).

«Голубой дивизии», знающих испанский язык и снабженных соответ­ствующими документами, не привлечет особого внимания со стороны мест­ной администрации.

Перед испанцами поставлена задача: проникнуть под благовидным предлогом к «Ворону» и ликвидировать его.

Наряду с этим перед оперативной группой тов. Корчагина поставлена за­дача изыскать на месте и другие возможности для выполнения задания.

П. По г. Смоленску

а) Для подготовки необходимых мероггоиятий и проведения операции в Смо­ленске нами заброшен в тыл противника старший опфуполномоченный НКГБ СССР, старший лейтенант государственной безопасности Волков.

Перед оперативной фуппой Волкова поставлена задача связаться с заброшенной нами в октябре—ноябре 1942 г. в г. Смоленск фуппой рези­дентов, располагающих необходимыми связями.

Два агента, знающих немецкий язык, нами снабжаются формой немец­ких офицеров и в случае прибытия «Ворона» в г. Смоленск должны проник­нуть к нему под видом германских офицеров.

Тов. Волкову также придана оперативная фуппа НКГБ в составе 22 человек под командованием старшего лейтенанта Погодина, которая нами направлена в район г. Невель, где, по имеющимся данным, дисло­цируется штаб «Ворона», на случай его приезда в Невель.

б) Управлением НКГБ по Смоленской области для проведения подго­товительной работы по ликвидации «Ворона» в районе Рославля забро­шена оперативная фуппа в составе 5 человек.

Руководитель футпты Скобелев Александр Андреевич, 1916 г. рождения, член ВЛКСМ, уроженец Тульской области, бывший работник железнодо­рожной милиции Смоленской области, в 1942 г. находился на оккупиро­ванной противником территории Смоленской области и проявил себя по­ложительно.

в) В Руднянский район Смоленской области заброшен агент «Макси1-1 мов» с рацией и радисткой.

«Максимову» дано задание установить связь и использовать для рабо-J ты вокруг «Ворона» заброшенного в июне 1942 г. в тыл противника УНКГБ по Смоленской области и осевшего в г. Смоленске резидента «Дубровс­кого».

Ш. По г. Минску.

а) НКГБ Белорусской ССР переброшена в район Минска оперативная фуппа из ответственных работников и проверенной агентуры НКГБ БССР, возглавляемая подполковником государственной безопасности Юриным СВ. Для выполнения поставленной задачи в г. Минске фуппа располага­ет определенными возможностями.

Тов. Юрину дано задание установить связь и использовать для участия] в операции по «Ворону» созданные НКГБ Белорусской ССР семь рези-дентур.

В состав оперативной группы т. Юрина входит также агент «Учитель», уже бьгвший в Минске по заданию НКГБ Белорусской ССР.

Кроме того, в распоряжение т. Юрина для обеспечения подготовки лик-ввдации «Ворона» приданы четыре оперативные группы НКГБ БССР, об­шей численностью 37 человек, действующие в районе Минска и имеющие опыт боевой работы в тылу пгхггивника.

б) НКГБ Белорусской ССР переброшена в район городов Смоленска и Борисова оперативная группа из 5 человек, возглавляемая подполковни­ком государственной безопасности Сотиковым.

Для выполнения поставленной задачи по «Ворону» т. Сотикову пред­ложено использовать:

1. Оперативную группу НКГБ СССР в составе 8 человек, возглавляемую лейтенантом Соляником ФА, создавшим в Борисовском и Минском райо­нах Белоруссии 2 резидентуры. Группа т. Соляника успешно провела в тылу гфотивника ряд диверсионньгх актов и имеет опыт боевой работы.

2 Действующую в Оршанском районе Белоруссии оперативную фуппу НКГБ СССР в составе 47 человек, возглавляемую Рудиньгм Д.Н., активно проявив­шим себя в тылу противника в борьбе с немецкими захватчиками.

IV. По г. Витебску.

В районе Полоцк—Витебск действует оперативная группа НКГБ СССР под руководством майора Морозова, располагающая до 1900 бойцов и ко­мандиров.

Группа тов. Морозова проводит активную подрывную работу в тылу противника.

В апреле с.г. в опергрупппу явились следующие перебежчики из «Бое­вого союза русских националистов»:

1. Ведерников Федор Васильевич, 1911 г. рождения, бьшший командир батареи 23-й стрелковой дивизии 11-й армии, в августе 1941 г. под Великими Луками, будучи ранен, был захвачен немцами в плен.

2. Леонов Дмитрий Петрович, 1912 г. рождения, бьгеший радиотехник 599-го противотанкового полка, бывший военнопленный.

3. Нагорнов Петр Афанасьевич, 1922 г. рождения, бывший боец проти­вотанковой части № 1638, бывший военнопленный.

Перечисленные лица располагают связями среди бойцов и командиров со­здаваемых немцами частей «Русской освободительной армии», дали ценные показания о разведывательной работе, проводимой немцами посредством уча­стников этих частей, и изъявили желание принять активное участие в борьбе гфотив немцев.

Ведерников, Леонов и Нагорнов назвали ряд лиц из состава «РОА», которые настроены патриотически и намереваются перебежать на нашу сторону.

Тов. Морозову дано задание установить связь с названными Ведернико­вым, Леоновым и Нагорновым лицами, запретить им переход на нашу сторо­ну и использовать их для подготовки и осуществления необходимых мероп­риятий в отношении «Ворона».

V. По районам Калининской области

Управлением НКГБ по Калининской области сформирована оперативная группа в составе 20 человек, юзглавляемая старшим лейтенантом государствен­ной безопасности Назаровым, которая переброшена на оккугтированную тер­риторию Калининской области с задачей ведения работы по «Ворону» в Невель­ском, Ново-Сокольническом, Идрицком и Пустошкинском районах с использованием имеющейся в этих районах нашей агентуры.

VI.

Задания о подготовке необходимых мероприятий по ликвидации «Во­рона» нами даны также следующим оперативным группам НКГБ СССР, действующим в тылу противника:

1. Оперативной группе товЛопатина, находящейся в районе г. Бори-: сова.

2. Оперативной группе тов. Малюгина, находящейся в районе городов Жлобин—Могилев БССР.

3. Оперативной группе тов. Неклюдова, находящейся в районе Виль-но-Молодечно БССР.

4. Оперативной группе тов. Рабцевича, находящейся в районе [гг.] Боб­руйск—Салинковичи БССР.

5. Оперативной группе тов. Медведева, находящейся в районе г. Ровно УССР.

6. Оперативной группе тов. Карасева, находящейся в районе [тт.] Ов- j руч—Киев.

Руководителям перечисленных оперативных групп предложено изучить условия жизни и быта «Ворона», состояние его охраны, своевременно выяв­лять и доносить в НКГБ СССР данные о местопребывании и маршрутах сле­дования «Ворона».

VII.

3 июля 1943 г. на базу оперативной группы НКГБ СССР в районе БориИсова, руководимой капитаном госбезопасности Лопатиным, явились бежав­шие из немецкого плена майоры Красной Армии Феденко ФА, 1904 г. рож­дения, член ВКП(б), в Красной Армии занимал должность начальника штаба I инженерных войск 57-й армии, и Федоров И. П., 1910 г. рождения, член ВКП(б), в Красной Армии занимал должность заместителя начальника от­дела кадров Приморской армии.

Федоров и Феденко рассказали, что в начале 1943 г. они учились на организо-, I ванных немцами в Борисове хозяйственных курсах для старших офицеров из числа советских военнопленных и что начальником штаба этих курсов являлся комбриг, именуемый немцами генерал-майором, Богданов Михаил Васильевич, который настроен против немцев, но маскируется.

Проверкой установлено, что Богданов Михаил Васильевич, 1907 г. рождения, беспартийный, с высшим образованием, в Красной Армии с i 1918 г., в начале войны занимал должность начальника артиллерии 8-го стрелкового корпуса, считается пропавшим без вести с 1941 г. Компро-

метирутощих данных на него нет. Семья его в составе жены и дочери про­живает в Баку.

В результате предпринятых опергруппой мероприятий с Богдановым была установлена связь, и он был 11 июля т.г. завербован.

По сообщению начальника опергруппы тов. Лопатина, Богданов с «большой радостью стал нашим агентом, чтобы смыть позор пленения и службы у немцев».

Богданову дано задание влиться в ставку «Ворона», войти к нему в до­верие и организовать с нашей помощью его ликвидацию.

На последней явке с Богдановым 16 августа Богданов сообщил, что ему удалось получить согласие «Ворона» на работу в ставке и что 19 августа он выезжает в Берлин для личной встречи с «Вороном».

Кроме изложенного выше, НКГБ СССР разрабатывает ряд других ме­роприятий по ликвидации «Ворона», о которых будет доложено дополни­тельно.

Народный комиссар Государственной безопасности

Союза ССР Меркулов

НА ФСБ России

НКГБ СССР для осуществления настоящей операции привлекал 17 оперативных групп, в составе которых было свыше 2600 человек (сюда входит и количественный со­став ряда групп, не указанных в тексте документа).

Вопросами по захвату А. Власова и других руководителей РОА занимались также со­трудники «Смерш», ГРУ, армейских и флотских разведок, Центрального штаба парти­занского движения.

Решить задачу по захвату А. Власова, и его сообщников органам госбезопасности удалось лишь в середине мая 1945 г. (см. т. 3 настоящего сборника, комментарий к доку­менту № 898).

Сообщение закордонного агента НКГБ СССР о позиции США и Великобритании по вопросу открытия второго фронта в Европе в 1943 г.

28 августа 1943 г.

В Квебеке1 англичане, и особенно их военные представители, а также аме­риканские военные высказались против больших операций по второму фрон­ту в 1943 г., мотивируя это военными соображениями. Они считают, что бом­бардировки Германии оказались весьма эффективными и усиленной юздушной войной ггоотив нее в течение ближайших месяцев можно будет облегчить операции по второму фронту, намечаемые на весну будущего года. Основные военные усилия союзников по-прежнему будут направлены про­тив Германии и Италии. Больших операций против Японии не намечается! Хотя Китаю и обещали увеличить помощь, однако широких операций на Тихом океане не предусматривается.

Рузвельт был единственным сторонником второго фронта в ближай­шем будущем, но безуспешно пытался воздействовать в этом направле­нии на американских и английских военных.

Англичане не опасаются, что СССР заключит мир с Германией. Они боят­ся, что после открытия союзниками второго фронта СССР сократит свои во­енные усилия против Германии и этим даст возможность Германии побольше «потрепать» союзников.

Архив СВР России

1 Непосредственно перед совещанием в Квебеке 6 августа «Правда» напечатала боль-1 шую статью под заголовком «О втором фронте». В ней подробно говорилось о система­тическом нарушении правительствами США и Великобритании взятых на себя торже-1 ственных обязательств об открытии второго фронта.

Противники открытия второго фронта и на этот раз добились своего, конференция в Квебеке вынесла решение о переносе срока его открытия на 1944 г.

Спецсообщение НКГБ УССР  309/гб

в ЦК КП(б) Украины о положении в оккупированном противником г. Киеве

[Не ранее 30 августа 1943 г.]

По полученным данным от 30 августа сего года известно, что основные войска противника выведены из г. Киева на фронт, а части РОА и поли­ции отправлены в тыл.

Ежедневно в г. Киев прибывает большое количество раненых, а также отмечается большой наплыв эвакуированных из Харькова, Полтавы, Чер­нигова и других городов Украины.

Среди немцев наблюдается замешательство, немецкие чиновники от­правляют из города свои семьи.

Цены на рынке значительно возросли, в городе свирепствует террор, про­изводятся массовые аресты и расстрелы. На базарах, улицах, в домах прово­дятся облавы, молодежь и лица средних возрастов, прибывшие в г. Киев, задерживаются и отправляются в Германию.

У сельского населения изымается новый урожай, в крупных селах ус­тановлены молотилки, работы ведутся под охраной солдат.

Во время июльской бомбежки Поста Волынского (под г. Киевом) сильно поврежден аэродром и разбиты склады, аэродром до сих пор бездействует, было много убито немцев, похороны которых производились в течение трех дней.

Народный комиссар государственной

безопасности УССР Савченко

ЦА ФСБ России

Продвижение частей Красной Армии на Северной Украине заставило военное руко­водство Германии корректировать свои прежние решения, изыскивать и вводить в бой свежие резервы, которые могли бы противостоять войскам Центрального фронта, пере­шедшим 26 августа 1943 г. в наступление.

Указание НКГБ СССР  73 наркомам государственной безопасности союзных и автономных республик, начальникам УНКГБ краев и областей о разработке антисоветских элементов, распространявших провокационные слухи

31 августа 1943 г.

За последнее время в ряде областей зафиксированы многочисленные фак­ты распространения пгювокационньгх слухов о якобы предстоящей сдаче за­водов и годных ископаемых СССР в концессию США и Англии.

Идентичность слухов в различных слоях населения и районах СССР дает основание полагать о наличии организованной деятельности в этом направлении антисоветских элементов. Не исключена также причастность к этому разведывательных органов иностранных государств.

В целях выявления первоисточников распространения подобного рода провокационных слухов и пресечения возможной организован­ной вражеской работы антисоветского элемента и иностранных разве­дорганов.

Предлагаю:

1. Активизировать разработку антисоветских элементов, распростра­няющих провокационные слухи, устанавливая в каждом отдельном слу­чае первоисточники и возможность причастности к распространению слу­хов разведок иностранных государств.

2. Антисоветский элемент, изобличенный в распространении прово­кационных слухов, арестовывать в установленном порядке.

О всех добытых материалах, заслуживающих оперативного внимания, информировать Второе управление НКГБ СССР.

Народный комиссар государственной

безопасности СССР Меркулов

НА ФСБ России

Донесение агента Ителлидаенс сервис «Джуниора» о попытках немецких оппозицион­ных кругов начать при его посредничестве переговоры о перемирии с союзниками СССР1

[Август 1943 г.]

Прежде всего я хотел бы снова подчеркнуть, что не уполномочен на ведение переговоров. Мне даже строго предписывалось не говорить об ус­ловиях, изложенных мне исключительно для того, чтобы прозондировать, могут ли они составить основу для будущих переговоров. Тем не менее я решил сообщить эти условия Вам вместе со всеми деталями, касающими­ся моего совещания во Франции.

Я пришел к этому заключению потому, что, как я считаю, в настоящей ситу­ации я лучше всего выполню свою миссию, действуя открыто. Я уверен, что Вы оцените мое решение и что я могу положиться на Вас в том отношении, что эти пункты не станут достоянием гласности в ггропагандистских целях.

Предложенная мне встреча состоялась во Франции. Сначала я отказался по­ехать. Затем бьио гарантировано благополучное возвращение и протекция. Од­новременно было заявлено, что люди, которые хотят меня видеть, заинтересова­ны в моем благополучном возвращении больше меня самого. После этого я поехал. Я пересек обе границы, не выходя из своей машины. Мой паспорт, кото­рый стал уже недействителен, был' оставлен на испанской границе. При своем возвращении я получил его обратно.

Совещание состоялось в частном доме, где-то на правой стороне от до­роги на Биарриц. На совещании присутствовали следующие офицеры: ге­нерал-лейтенант, два полковника и майор, а также человек, который дого­варивался со мной о путешествии в Сан-Себастьяне. Он, кажется, проживает где-то на границе, имея возможность беспрепятственного пере­хода фаницы в Испанию. Он также присутствовал, когда я переехал грани­цу. Переход границы был организован человеком по имени Ферч, прожи­вающим в Виллбианке по правой стороне дороги от Сан-Себастьяна к Пасахело в районе Аттегорриета.

Офицеры вели себя дружественно, но сдержанно. Прежде всего меня немедленно спросили, имею ли я прямой контакт с важными англичана­ми или американцами.

Я ответил, что имею лишь косвенные связи.

Задали вопрос, кто является моей связью.

Я ответил: швейцарский друг, который пользуется полным доверием союзников, но дружественно относится и к немцам. Мне не хотелось бы

1 Под кличкой «Джуниор» в агентурной сети Интеллидженс сервис значился племянник одного из высших государственных деятелей фашистской Германии Я. Шахта доктор Ганс Ру-зер. Его донесение добыто закордонной агентурой НКГБ СССР.

называть его имени. Я выразил надежду, что они поймут меня и пока не будут называть своих имен. Я, возможно, знаю их главного руководителя, но никогда и нигде не упоминал его имени.

Затем они заявили, что чрезвычайно заинтересованы в постоянном кон­такте со мной, но что я никоим образом не уполномочиваюсь на ведение от их имени переговоров или на вступление в прямой контакт с противником. Однако мне следует прозондировать через мой канал следующие три мо­мента:

1. С кем будет лучше попытаться начать переговоры о перемирии — с англичанами или американцами.

2. Возможно ли будет заключить перемирие на следующих условиях:

а) военное правительство при условии ухода Гитлера и партии;

б) военное правительство с хорошо известными гражданскими антина­цистами на постах вице-канцлера, министров экономики, финансов, сельс­кого хозяйства, транспорта и с компетентными военными-ненацистами на остальных постах;

в) продолжение войны против России, так как большевистская опасность должна быть уничтожена;

г) все концентрационные лагеря должны быть распущены, политические заключенные освобождены, а иностранные рабочие, которые не захотят доб­ровольно остаться, могут вернуться домой;

д) все оккупированные страны будут нейтральными, а военнопленные воз­вратятся домой немедленно после вступления в силу перемирия.

Установление свободы вероисповедания.

3. Возможны ли мирные переговоры в дальнейшем на следующих ус­ловиях:

а) Дания: фаницы, существовавшие до 1918 г.;

б) Польша: коридор и провинция Познань—Германия;

в) Чехословакия: Судеты остаются за Германией;

г) Австрия остается в составе рейха;

д) Франция: Эльзас остается в рейхе, Лотарингия — у Франции;

е) Бельгия: фаницы, существовавшие до 1940 г., но Эйпен и Мальмеди отходят к рейху;

ж) Голландия: фаницы, существовавшие в 1940 г.;

з) возможность экономического сотрудничества в Европе;

и) конференция по разоружению после окончания войны с Россией;

к) обусловленная военными властями всех европейских стран междуна­родная полиция по контролю за выполнением условий разоружения во главе с генералом в качестве командующего, ежегодно избираемым от различных сфан;

л) софудничество относительно реконсфукции Европы;

м) полная незаинтересованность Германии в Японии. Мне тогда же ска­зали: «Мы можем еше некоторое время продолжать войну, но не наступа­тельную, а оборонительную. Однако есть опасность, что Гитлер может прий­ти к соглашению со Сталиным, особенно учитывая, что важные военные круги (к примеру, Гудериан) высказываются за такую политику как за един­ственный способ выхода Германии из войны».

Архив СВР России

Меморандум американского посольства в Чунцине для государственного департамента США о положении в Китае и возможной американской политике в этой стране1

[Август 1943 г.]

Иностранные обозреватели, госетившие советские районы Китая2, сходят­ся во мнении, что гтгдавительство советских районов в своей политике и практи­ке далеко отошло от ортодоксального коммунизма. Администрация необычай­но честна; существует демократическая система выборов; индивидуальная экономическая свобода остается относительно нетронутой; правительство пользуется большой поддержкой народа и считается не столько коммунисти­ческим, сколько агоарно-демократическим.

Высказывается предположение, что руководство Китайской шмпартии, несмотря на роспуск Коминтерна, действует по указаниям Москвы.

Центральное ггоавителъство Китая основывает свою политику на теории Сунь Ятсена3 о неподтотовленности Китая к демократической системе, в силу

1 Дается в изложении закордонного агента НКГБ СССР.

2 В 1928—1930 гг. на территории 11 провинций, главным образом Южного и Централь­ного Китая, было создано 15 советских районов, где власть находилась в руках Советов рабочих и крестьянских депутатов. Численность Красной Армии Китая, в 1930—1932 гг. разгромившей четыре «карательных» похода гоминьдановских войск против советс­ких районов, достигала 300 тыс. человек. В 1933—1934 гг. Чан Кайши организовал пя­тый поход, в котором участвовали крупные вооруженные силы гоминьдановцев. По­ложение частей Красной Армии Китая и революционных опорных баз оказалось крайне тяжелым. ЦК КПК вынужден был принять решение о их перебазировании из Южных районов Китая. В октябре 1935—ноябре 1936 гт. войска Красной Армии Китая, понес­шие в походе тяжелые потери, вышли в район на стыке провинции Шэньси и Ганьсу, где был создан новый советский район.

В 1937 г. империалистическая Япония приступила к осуществлению агрессивного плана, направленного на захват всего Китая. Под давлением китайского народа руководство гоминьда­на 23 сентября заявило об установлении сотрудничества с КПК По соглашению с гоминьданом революционная база Шэньси—Ганьсу—Нинся была реорганизована в Особый район Китайс­кой республики с сохранением в нем демократической системы власти, а находящиеся в нем части Красной Армии Китая образовали 8-ю армию Китая.

В дальнейшем несмотря на соглашение о едином национальном фронте, гоминьдановс-кие реакционеры предпринимали неоднократные нападения на территорию освобожденных районов, находившихся под контролем 8-й и Новой 4-й армий Китая.

В 1949 т. в связи с образованием КНР Особый район как самостоятельная административная единица был упразднен и вошел в состав Северо-Западного всшно-адмтшистративното района (см.: Советская историческая энциклопедия, т. 7, с. 342—343).

3 Сунь Ятсен, он же Сунь Чжуншань, Сунь Вэнь (1866—1925) — китайский револю­ционер. Создал в 1894 г. революционную организацию Синчжунхой, в 1905 г. — более массовую революционную организацию Тунмэнхой. Вождь Синьхайской революции 1911—1913 гг., первый (временный) президент Китайской республики. В 1912 г. основал партию гоминьдан. В 1924 г. выдвинул три основные политические установки: союз с СССР, союз с КП Китая, опора на рабоче-крестьянские массы.

чего члены правительств назначаются, а не избираются. Распространены кумовство и взяточничество. Поддержки в массах это правительство не имеет. Перед Чан Кайши, сохраняющим доминирующее положение в пра­вительстве благодаря политическому маневрированию, стоят следующие проблемы:

1. При существующем военном положении не оккупированные япон­цами районы ввиду отдаленности от центрального правительства могут превратился в автономные районы, что ослабит позиции Чан Кайши и создаст предпосылки правительственного переворота. Чан Кайши пыта­ется устранить эту угрозу путем сохранения материального положения го-миньдановской бюрократии и армии на прежнем уровне (несмотря на об­щее ухудшение положения), что явится гарантией для сохранения правительства.

2. Чан Кайши пытается услтзанить угрозу со стороны либеральных и ан-тигоминьдановских элементов в гоминъдановском Китае секретными по­лицейскими методами. Однако либеральные элементы настолько ослабле­ны репрессиями и скверными материальными условиями жизни, что стали представлять лишь относительную угрозу.

Как бы ни были велики эти проблемы, кона^ликт между коммунистами и го­миньданом имеет пфвостепенное значение. В случае нападения армии Чан Кай­ши на котгунистов они обратились бы за помощью к Советскому Союзу. А по­скольку нападение это до поражения Японии, по-видимому, не произойдет, то коммунисты будут иметь все основания ожидать от Советского правительства по­мощи, ибо после поражения Японии оно пожелает видеть в Китае дружествен­ную, если не подчиненную себе, страну Поэтому нападение центрального прави­тельства на коммунистов бросило бы их в объятия русских и усилило бы их политическую пшицию. Стремление китайских коммунистов к демократическо­му национализму, скрепленное шестилетней патриотической войной против ино­странной агрессии, было бы, таким образом, обращено в переговоры о создании сильного государства, подчиненного России. Располагая русским оружием, полу­чая русскую техническую помощь и имея опору в массах, китайские коммунисты смогли бы нанести поражение центральному правительству и эвентуально захва­тить власть над большей частью, если не над всем Китаем.

Чан Кайши и его гоминьдановские последователи полностью представ­ляют себе риск, связанный с нападением на коммунистов. Этим можно объяснить заявления высокопоставленных лиц в Чунцине о том, что надо готовиться не только к наступающей1 гражданской войне, но и к войне с Россией.

Чан Кайши и его центральное правительство понимают, что без инос­транной помощи они не смогут победить коммунистов и СССР. Такую помощь, естественно, надо искать у США и Англии. СССР посылал в Китай вооружение, которое центральное правительство использовало для организации блокады советских районов. Посылаемое США «декретное» вооружение2, видимо, будет использовано для той же цели. Однако аме­

' Так в тексте документа.

2 Имеется в виду вооружение, поставляемое по так называемому декрету о ленд-лизе.

риканского «декретного» вооружения будет недостаточно для победы цен­трального правительства в гражданской войне, в которой русские будут выступать против Чан Кайши. Последний в этом случае приложит все уси­лия, чтобы вовлечь американцев в активную поддержку центрального пра­вительства.

До сего времени США воздерживались от дачи советов китайскому правительству по вопросам внутреннего положения в Китае. Самое боль­шее, что они сделали, это осторожно проявили интерес к попыткам цент­рального правительства в течение зимы 1940/1941 гг. разгромить коммуни­стическую четвертую армию. В октябре 1942 г. Уэллес1 в общих словах вторично высказал эту точку зрения, а мадам Чан Кайши тем временем обратилась к американскому народу через голову Рузвельта и китайского министра иностранных дел, пытаясь повлиять на международную и воен­ную политику США2.

В меморандуме высказывается мнение, что США не могут следовать политике невмешательства в дела Китая. Им нужна политика, позволяю­щая устроить собственную судьбу в Азии. До того как США сформулиру­ют такую политику, и до того, как они уяснят риск, связанный с вмеша­тельством в конфликт между гоминьданом и коммунистами, они должны заиметь собственные официальные источники информации в советских районах. Окончательное решение политики зависит от той информации, которую может получить квалифицированный американский политичес­кий обозреватель. Зависимость Чан Кайши от США больше, чем думают сами американцы, ибо Чан Кайши не сможет порвать с ними, не рискуя своим и своих последователей положением, тогда как США могут обой­тись в войне против Японии без Чан Кайши. Американцам нужна в со­ветских районах не только политическая, но и военная информация: чис­ленность восьмой армии и партизанских отрядов, их потенциальная эффективность в борьбе против японцев, их будущая потенциальная борь­ба с центральным правительством и точная оценка возможностей США в борьбе против врагов в Северном Китае. Было бы поэтому желательно запросить согласие центрального правительства на посылку политичес­ких военных обозревателей США в советские районы Китая.

Архив СВР России

1 Уэллес Сэмнер — заместитель государственного секретаря США.

2 Имеется в виду опубликование американской прессой статьи Сунь Мэйлин — суп­руги Чан Кайши, в которой затрагивались некоторые вопросы международной жизни, в частности американо-китайские отношения, и освещалась позиция Китая.

04.12.09 / Просмотров: 8509 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2018 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.