Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUДальневосточный форпост (региональная история)Форумы


Часть 4

О Власове и его взаимоотношениях с верховным немецким командова­нием получены материалы от Блажевича АЭ. — заместителя рукоюдителя БСРН, перешедшего к партизанам в составе бригады.

Из спецсообщения НКГБ БССР  4/481 в НКВД СССР о результатах разработки антисоветских организаций и вооруженных формирований, созданных немцами на оккупированной территории СССР

1 сентября 1943 г.

Доношу: от нашей агентурно-оперативной rpynnbi, которая в настоящее время находится в тылу противника и проводит агентурно-оперативную ра­боту в бригаде «Родионова»-Гиля, получены следующие данные о «Первой русской национальной бригаде» под командованием Гиля («Родионова»), созданном им так называемом Боевом союзе русских националистов1 и яко­бы имевшихся переговорах предателя Власова2 с немецким командованием:

1. «Боевой союз русских националистов» (БСРН) создан был в апре­ле 1942 г. в г. Сувалки по инициативе «Родионова»-Гиля с участием быв­ших военнослужащих... впоследствии занимавших руководящее поло­жение в сформированной «Первой русской национальной бригаде».

Организация ставила своей целью борьбу за «новую Россию» и созда­ние «Русского национального государства».

По имеющимся данным, эта организация, как и его бригада, якобы не примыкала к Власову, хотя со стороны последнего приняты были к этому меры. Например, в апреле 1943 г. в бригаду «Родионова» прибыли представи­тели «Русской освободительной армии» генерал-лейтенант Иванов, бьшший эмигрант, в прошлом капитан царской армии, полковник Сахаров3, тоже бьшигий эмигрант, сын генерал-полковника4 царской армии, и еше несколь­ко офицеров, возглавляемые генерал-лейтенантом Жиленковым (бывший

1 Кроме этой антисоветской партии (организации) на оккупированной территории Советского Союза действовал и ряд других. В частности, «Народная социалистическая партия России», видоизменившаяся к 1943 г. в «Национал-социалистическую трудовую партию России» (НСТПР); «Русская трудовая народная партия» (РТНП), «Политический центр борьбы с большевизмом» (ПЦБ) и др.

2 Речь идет о бывшем командующем 2-й Ударной армии генерал-лейтенанте А.А. Власове.

3 Сахаров (Левин) Игорь Константинович (1912—1977), белоэмигрант, сын генерал-лейтенанта царской армии, начальника штаба у адмирала А.В. Колчака. С 1940 г. прожи­вал в Берлине. С марта 1942 г. стал сотрудничать с органами абвера. Принимал участие в создании различных воинских формирований. Являлся заместителем командира гвар­дейского батальона РОА, затем был назначен на должность оперативного адъютанта при А.А. Власове. В последующем находился на различных командных должностях в РОА,

4 В царской армии чина генерал-полковника не было. За чином генерал-лейтенанта следовал так называемый полный генерал (по родам войск): генерал от инфантерии, генерал от артиллерии, генерал от кавалерии, инженер-генерал.

корпусной комиссар Красной Армии, звание генерала ему присвоено Власо­вым), с предложением о переформировании бригады в гвардейскую часть и передаче ее в распоряжение Власова под командованием генерал-лейтенан­та Иванова. «Родионовым»-Гилем это предложение якобы было отвергнуто, несмотря на угрозы со стороны предателя Власова расформировать и разору­жить бригаду.

«Боевой союз русских националистов» имел свою программу, состав­ленную «Родионовым» совместно с немецким командованием, последнее пыталось использовать эту организацию для диверсионной работы на со­ветской территории.

[...]

2. О Власове и его взаимоотношениях с верховным немецким командова­нием получены материалы от Блажевича АЭ.1 — заместителя рукоюдителя БСРН, перешедшего к партизанам в составе бригады. Шследний сообщил, что в разговорах с белоэмигрантом Ильинским (Ковно), епископом Сергием (Рита)2, Ставровским3 (немецким поверенным по делам русского населения в Литве) и другими во время поездки в Латвию и Литву для вербовки доброволь­цев в бригаду «русских националистов», а также из стенограммы речи Власова, которую Блажевич лично читал, он выяснил, что Власов якобы в июне сего

1 Блажевич Андрей Эдуардович (1906—1944) — один из создателей БСНР.

2 Митрополит Сергий (Воскресенский Дмитрий) в начале 1941 г. указом Московс­кой патриархии назначен митрополитом Литовским и Виленским, а также экзархом Латвии и Эстонии. Фактически являлся главой православной церкви в Прибалтике. С приходом немецких оккупантов остался в г. Риге. В своих проповедях выступал с антисоветских позиций. Согласно сообщению начальника полиции и СД «Остланд» в Главное управление имперской безопасности в г. Берлине от 25 мая 1943 г. и другим документам митрополит Сергий поддерживал связь с власовцами и 7 мая 1943 г. имел встречу с бывшим генералом Власовым в г. Риге. Несмотря на это, как видно из доку­ментов архивного фонда рейхсминистерства восточных оккупированных областей, он не пользовался доверием немецких оккупантов, которые предполагали, что митропо­лит Сергий направлен в Латвию советскими органами госбезопасности.

29 апреля 1944 г. при следовании в автомашине в г. Ригу на церковную конференцию митрополит Сергий был убит на дороге Вильнюс—Каунас неизвестными лицами, одеты­ми в немецкую форму.

Однако, чтобы окончательно убедиться, кто устранил митрополита Сергия, следует привести выдержку из собственноручных показаний высшего командира СС и полиции при имперском коммисариате «Остланд» обергруппенфюрера СС и генерала полиции Еккельна, написанных им 1 октября 1945 г.: «Уже с начала 1944 г. возникло подозрение, что митрополит Сергий имеет связь с Советским Союзом. По приказу имперского руко­водителя СС или начальника имперского управления службы безопасности митрополи­та Сергия необходимо было устранить. В мае 1944 г. по дороге между Каунасом и Вильно было организовано нападение на его автомобиль. Проводилось это мероприятие поли­цией безопасности Каунаса».

3 Ставровский А.В. — руководитель «Бюро поверенного по делам русского населения Литовской генеральной области», которое было организовано после оккупации немецкими войсками Литвы фашистскими властями в г. Каунасе. Это «бюро» помогало немецким влас­тям выявлять советский и партийный актив, партизан и лиц, сочувствующих советскому строю. В ноябре 1943 г. в г. Каунасе Ставровским в целях оказания помощи оккупантам была созвана так называемая Русская конференция в Литве. «Конференция» проходила под ло­зунгом «Лучше смерть, чем большевистское иго». Ставровский и его помощники активно сотрудничали с гестапо. При отступлении немцев Ставровский бежал в Вену;затем в г. Линц (американская зона оккупации в Австрии).

года в г. Риге выступил на совместном совещании представителей РОАи местных белоэмигрантских организаций, где сообщил о результатах своих переговоров с немецким верховным командованием о дальнейшем фор­мировании РОА.

По этим данным, перед немецкой ставкой Власов якобы поставил че­тыре условия: 1. Дать ему возможность объединить все эмигрантские и русские отряды при немецких частях в одно целое — РОА. 2. Свободу РОА для проведения самостоятельных боевых операций на определенном уча­стке фронта, в частности на Ленинфадском. 3. После занятия частями РОА Ленинфада объявить состав «Русского национального правительства». 4. Признание германским правительством РОА союзной армией на пра­вах румынской, итальянской и др. Власов заявил, что его условия нем­цами якобы были отвергнуты. Власов призывал надеяться только на свои силы и русскому народу готовиться к борьбе против большевизма и немцев1.

[•••]

По гоступившим за последнее время данным, штаб РОА Власова состоит из бывшего генфал-майора Красной Армии Мальгшкина2 — заместителя Вла­сова; генерал-майора Жиленкова — редактора фашистской газеты «Заря», бывшего работника Политуправления Красной Армии; Зыкова — бывшего работника редакции «Известий»; полковника Иримиади3 — белоэмигранта; генерал-майора Иванова4 — белоэмшранта, и Калугина Михаила Алексее­вича5— бывшего капитана Красной Армии.

1 Встречавшееся ранее и еще встречающееся в наши дни в российских и зарубежных изданиях утверждение, что А. Власов призывал русский народ к борьбе как с большеви­ками, так и с немцами, не соответствует действительности. С момента своего предатель­ства в июле 1942 г. и до его задержания 12 мая 1945 г. Власов верно служил интересам гитлеровской Германии.

За верную службу Германии по инициативе Гиммлера Власов был i шначен позже руко­водителем так называемого Комитета освобождения народов России (КОНР), который от­крыто провозгласил своей задачей борьбу совместно с немцами против СССР.

После капитуляции Германии большинство руководителей КОНР было задержано советскими органами госбезопасности и предано суду.

2 Малышкин Василий Федорович (1896—1946)— (См. документы № ) от 02.06.43.

3 Правильно Кромиади (Санин) Константин Григорьевич (1893—1990)—полковник царской армии. Полковник РОА. С конца 1941 г. работал в Восточном министерстве Гер­мании. С марта 1942 г. занимался формированием ряда подразделений для РОА, в том числе РННА и первого гвардейского батальона РОА, являлся сотрудником отдела вос­точной пропаганды ОКВ. С сентября 1944 г. — начальник канцелярии А. Власова. Умер 25 апреля 1990 г. в Мюнхене.

4 Иванов Сергей Никитович — белоэмигрант, бывший капитан царской армии. Генерал РОА. Сотрудник абвера, действовавшего в прифронтовой полосе группы армий «Центр» (рай­он Смоленска). Принимал участие в формировании подразделений для РОА.

5 Калугин Михаил Алексеевич (1894—1953)—бывший майор РККА. Подполковник РОА. В плену с осени 1941 г. В 1942 г. вступил в БСРН. В 1943 г. прошел подготовку в школе РОА и в этом же году был назначен на должность начальника личной канцелярии А.Вла­сова. Являлся членом оргкомитета по созданию КОНР. С конца 1945 г. проживал в амери­канской оккупационной зоне под Мюнхеном.

От руководителя той же нашей опергруппы получены следующие дан­ные:

а) со слов «Родионова», ему из бесед с немецкими офицерами, в частно­сти с начальником СС и полиции оккупированных областей Белоруссии ге­нералом Готтбергом', стало известно, что якобы немецкое верховное коман­дование считает основным ключом решения современной войны разгром островов Великобритании и готовит эту операцию к осени сего года с на­ступлением туманов. Идея решения сводится к сохранению положения на Восточном фронте с использованием побережья и Скандинавского полуост­рова (Норвегия) как плацдарма для нападения, имея в виду применение еще неизвестного в этой войне вооружения;

б) он же ссюбщил, что, по заявлению 1оттберга, в планах борьбы против партизан Белоруссии имеется в виду создание линий заграждения с севера на юг вдоль старой советско-польской границы по р. Березине и далее с целью преграждения проникновения партизан на Запад и ликвидации партизанс­ких групп, опираясь на занятую полицейскими частями линию заграждения;

в) в районе г. Пскова формируют гвардейскую бригаду РОА белоэмигран­ты генерал-майор Иванов и полковник Сахаров2;

г) в г. Мариамполе, что в 30—35 км от г. Ковно, функционирует офицер­ская школа РОА;

д) в городах Риге, Пскове, Витебске и других крупных городах имеют­ся уполномоченные Власова по вербовке и формированию национальных частей.

[...]

Народный комиссар государственной безопасности

Белорусской ССР Цанава

НА ФСБ России

В документе не совсем точно и правильно излагаются вопросы, касающиеся созда­ния антисоветской организации (партии) «Боевой союз русских националистов» (БСРН) и восточных формирований из числа белоэмигрантов, советских граждан, а также воен­нопленных.

1 Готтберг Курт фон (1896—1945) — бригаденфюрер СС и генерал-майор полиции. Учас­тник тягчайших фашистских злодеяний на территории Белоруссии. После освобождения ее территории (сентябрь—октябрь 1943 г.) руководил борьбой против партизан во Франции до конца 1945 г. Арестован союзническими войсками. Покончил жизнь самоубийством.

2 Имеется в виду «1-я гвардейская бригада РОА», которая была сформирована в мае 1943 г. Последняя создана по предложению штаба отдела безопасности СД. В организаци­онную группу, кроме указанных в тексте документа лиц, входили генерал Жиленков Г.Н., О. Гермоген (Кивачук), Ресслер В.А., Ламсдорф Г.П. и Кромиади К.Г. В будущую бригаду немецкой стороне удалось набрать всего лишь 200—250 человек В августе 1943 г. СД отка­залось от дальнейших планов по ее формированию.

Так, «Боевой союз русских националистов» был создан еще осенью 1941 г. из числа военнопленных солдат и офицеров Красной Армии, а не в апреле 1942 г., как утверждается в документе.

Главный центр «союза» размещался в Берлине. Его структура включала 4 отдела: раз­ведки и контрразведки, по военным делам, по партийным делам и работе с молодежью, агитации и пропаганды.

Одной из ключевых фигур БСРН являлся бьшший генерал-майор Красной Армии Бог­данов П.В. Он в начале августа 1942 г. написал два воззвания «Крусскому народу» и «К гене­ралам Красной Армии». С этого момента Богданов принял участие в создании русского во­инского формирования из числа военнопленных, получившего впоследствии название «Дружина», или «1-я русская национальная бригада СС» под командованием бывшего под­полковника Красной Армии В.В. Гиля («Родионов»).

Численность бригады, по различным оценкам, в отдельные периоды составляла от 3000 человек (апрель 1943 г.) до 8000 человек (июнь 1943 г.). Командные должности в бригаде занимали бывшие советские офицеры и белоэмигранты.

16 августа 1943 г. бригада перешла на сторону партизан. За организацию перехода и последующие боевые действия Владимир Владимирович Гиль («Родионов») был награж­ден орденом Красной Звезды (17 сентября 1943 г.) и произведен в полковники.

Из перешедших на сторону партизан «дружинников» была сформирована «1-я анти­фашистская партизанская бригада» поя командованием полковника В.В. Гиля, которая в течение 11 месяцев принимала участие в боевых действиях против германских войск. При прорыве вражеской блокады в районе Ушачи Гиль-«Родионов» был тяжело ранен и 14 мая 1944 г. скончался от ран (см.: ОкороковА.В.Антисоветские воинские форми­рования в годы Второй мировой войны: Монография. М.: Военный университет, 2000, с. 80—85, 108—111; т. 3 настоящего сборника, документ № 1066, 1151, 1225, а также до­кументы № 1582).

Докладная записка начальника Орловского штаба партизанского движения старшего майора госбезопасности А.П. Матвеева кпман гунн нему ЦентральньЕи фронтом генералу армии КК Рокоссовскому о местах дислокации партизанских формирова­ний и необходимости формирования запасного партизанского полка1

1 сентября 1943 г.

Довожу до Вашего сведения, что мною из состава партизанских бригад, действующих в районе Брянских лесов, сколочено три партизанских брига­ды и девять самостоятельно действующих партизанских отрядов, которые выведены в западные районы Орловской области и в восточные районы Го­мельской области.

Остальная часть партизан оставлена в Брянских лесах для удержа­ния лесов как плацдарма, для проведения диверсионной и разведыва­тельной деятельности и оказания помощи наступающим частям Крас­ной Армии.

Оставшиеся партизаны в Брянских лесах состоят почти [полностью] из советского и партийного актива районов, а также лиц истощенных и раненых, которые не могут в настоящее время вести борьбу с против­ником.

Исходя из вышеизложенного, я решил:

1. Партизанские отряды, оставшиеся и действующие в Брянских ле­сах, при подходе к ним частей Красной Армии вывести в тыл Красной Армии.

Партийный и советский актив назначить на руководящие работы в районах, всех больных и истощенных партизан направить на излечение, а остальной состав передать частям Красной Армии.

2. На период сортировки партизан и разбивки их по вышеуказанным ка­тегориям (партийно-советский актив, больные и раненые и передающиеся в армию) сформировать запасной партизанский полк, который дислоцировать в полосе наступления Вашего фронта.

1 На документе имеется резолюция «т. Матвееву. Формировать полк не можем. Ос­тавшиеся партизаны будут направляться на общих основаниях в запасные части. Рокос­совский. 1 сентября 1943».

Прошу формироюние указанного полка отдать приказом по фронту и личный состав его зачислить на все виды довольствия согласно существую­щим нормам в частях Красной Армии.

Начальник Орловского штаба партизанского движения старший майор госбезопасности

Матвеев

ЦА ФСБ России

Партизанские формирования, действовавшие в Брянских лесах, состояли из 3 груп­пировок южной, западной и северной.

Южную группировку составляли 13 партизанских бригад. В северо-западном районе дислоцировалось 8 партизанских бригад.

В Брянских лесах также действовали 3 курские бригады, 3 украинских соединения, а также отряды особого назначения, возглавляемые сотрудниками органов госбезопасно­сти Д.Н. Медведевым, Н.В. Шестаковым, П.Г. Шемякиным

В Брянских лесах имелось 7 партизанских аэродромов.

В сентябре 1943 г. в области действовали 27 партизанских соединений, 139 отрядов (более 60 тыс. человек). В 1941—1943 гг. было выведено из строя свыше 154 тыс. окку­пантов и их пособников, подорвано более 830 эшелонов, свыше 330 танков, около 2 тыс. автомашин, 260 мостов и др. (см.: Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопе­дия. М., 1985, с. 115, 537).

 1591

Из приказа ГУКР «Смерш» НКО СССР № 00204/сш об усилении работы по розыску и ликвидации агентуры германской военной разведки

2 сентября 1943 г.

Германская военная разведка за последнее время усилила заброску на нашу сторону своей агентуры. Несмотря на это, работа органов «Смерш» по розыс­ку агентуры противника находится в неудовлетворительном состоянии.

Имели место случаи, когда некоторые агенты противника, оставаясь не-разысканными на нашей территории, проводили активную подрывную и шпионскую работу, после чего безнаказанно возвращались через линию фрон­та к немцам.

По показаниям ряда арестованных агентов германской военной разведки установлено, что отдельные из них до ареста неоднократно задерживались как лица, подозрительные по шпионажу, но после поверхностной проверки у них документов освобождались.

Задержанные лица не подвергались личному обыску, в то время как при них находились изобличающие их материалы и не проверялись по ориентировкам и] спискам розыска агентуры, гдазосланным Главным управлением «Смерш».

Некоторые органы «Смерш», располагая материалами о нарушениях ре­жима регистрации поверхностной проверки документов у военнослужащих со стороны военных комендатур, никаких мер по линии командования к устранению этих недочетов не принимали.

Органы «Смерш» не принимали также достаточных мер через коман­дование к усилению бдительности боевого охранения на переднем крае обороны, в результате чего агентура противника иногда безнаказанно про­никала на нашу сторону.

При задержании и аресте агентов противника акты с изложением об­стоятельств задержания или явки с повинной разведчиков, а также изъя­тых у них вещественных доказательств не составлялись.

Показания арестованных разведчиков записываются поверхностно, неправильно и искажаются установочные данные разведчиков. Извест­ные разведчикам германские шпионы, которые подготавливались к пере­броске на нашу сторону или уже переброшены, в ряде случаев своевре­менно допросом не выявлялись.

Информация об арестованных агентах противника и о всех вновь вы­явленных вражеских агентах, подлежащих немедленному розыску, направ­лялась в Главное управление «Смерш» с большим опозданием.

В целях усиления розыска агентуры противника и ее ликвидации

приказываю:

1. Начальникам управлений и отделов «Смерш» фронтов, армий, военных округов и гарнизонов проверить ссютояние работы по розыску агентуры про­тивника в расположении частей и соединений Красной Армии фронтов, ар­мий, военных округов и гарнизонов и выявленные недочеты устранить, орга­низовав надлежащий активный розыск германской агентуры.

2. Принимать своевременно через командование необходимые меры к усилению бдительности боевого охранения на переднем крае обороны, организации заградительной службы, тщательной проверки военнослу­жащих при регистрации в военных комендатурах, на контрольно-пропус­кных и питательных пунктах, железнодорожных станциях, пунктах фор­мирования частей и резервов, а также при патрулировании в городах и населенных пунктах.

3. Места проверки документов обеспечить агентурой. Тшательно инструктировать ее о методах обнаружения фиктивных документов, вы­даваемых германской военной разведкой. Ориентировать эту агентуру о приметах и других данных на разведчиков, активно разыскиваемых в со­ответствующих районах.

При наличии достаточных оснований задержанных с подозрительными документами и подходящих под приметы разыскиваемых вражеских агентов обязательно подвергать личному обыску в целях обнаружения при них фик­тивных документов, бланков и вещей, которые могут быть использованы для изобличения задержанного.

Всех задержанных и арестованных своевременно и тщательно проверять по ориентировкам и спискам розыска агентуры противника.

4. С 1тредварительной санкции Главного управления «Смерш» практи­ковать:

а) организацию оперативно-розыскных трупп с вовлечением в них явив­шихся с повинной и не вызьгвающих подозрения перевербованных нами гер­манских разведчиков.

Опфативно-розыскные группы с этими разведчиками направлять в насе­ленные пункты, занимаемые частями Красной Армии, в которых ранее дисло­цировались разведорганы и школы германской разведки, с целью выявления оставленной там 1тротивником агентуры, а также использовать их для актив­ного розыска германских разведчиков в армейских фронтовых тылах и на ком-муникациях, ведущих к линии фронта;

б) внедрение явившихся с повинной и не вызывающих подозрений пере­вербованных нами агентов противника в запасные части, ттункты формиро­ваний, спецлагеря для использования их как агентов-опознавателей вражес­кой агентуры, проникшей в части.

Обеспечить надлежащее оперативное руководство этой агентурой.

5. В процессе расследования по делам агентов прспдшника тщательно вы­являть каналы проникновения вражеской агентуры на нашу сторону, извест­ные им переправочные пункты, способы переброски через линию фронта и маршруты, предлагаемые немцами своим разведчикам для передвижения по нашей территории, и документы, выдаваемые разведкой.

Также подробно допрашивать арестованного о всех известных агентах противника, подготавливаемых немцами к переброске и уже переброшен­ных на нашу сторону.

Проводить агентурно-оперативные и следственные мероприятия по получению дополнительных данных на разыскиваемых агентов, установ­лению их прежнего места жительства, работы и связей, а также возмож­ному получению фотокарточек разведчиков.

6. Начальникам органов «Смерш» агентурно-оперативную работу по ро­зыску германских разведчиков обеспечить повседневным руководством и требовать от всего оперативного состава четкого выполнения всех меропри­ятий, связанных с розыском.

Опфативных работников органов «Смерш», проявивших себя в розыске агентуры противника, отмечать и наиболее достойных представлять к пра­вительственной награде.

7. Моему заместителю... и начальнику 3-го отдела Главного управления «Смерш»... разработать и представить мне на утверждение инструкцию для органов «Смерш» по розыску агентуры противника1.

С настоящим приказом ознакомить всех оперативных работников ор­ганов «Смерш».

В управлениях «Смерш» фронтов, в отделах контрразведки армий, во­енных округах и гарнизонах оставить по одному экземпляру настоящего приказа для руководства в работе.

1 Инструкция организации розыска агентуры разведки противника была утверждена начальником ГУКР «Смерш» НКО СССР.

Начальникам отделов «Смерш» армий после ознакомления с прика­зом оперативного состава полков, бригад, дивизий и корпусов, возвра­тить его в управления контрразведки фронтов, откуда все лишние экзем­пляры направить в Главное управление «Смерш».

В органах «Смерш» полков, бригад, дивизий и корпусов Действующей ар­мии этот приказ на хранении не оставлять.

О вьшолнении настоящего приказа донести мне к 25 сентября 1943 г.

Начальник Главного управления

контрразведки «Смерш» НКО Абакумов

ЦЛ ФСБ России

Положения и рекомендации приказа сыграли положительную роль в совфшенствовании работы и повышении ее результативности в звене полк—фронт—Центр.

В свете требований приказа значительно улучшились агентурно-оперативные и след­ственные мероприятия по активному розыску немецкой агентуры.

№1592

Сообщение закордонного агента НКГБ СССР о высказываниях лидера лейбористской фракции в палате общин английского парламента Артура Гринвуда1 по вопросу открытия второго фронта в Европе2

3 сентября 1943 г.

В частной беседе Гринвуд рассказал, что на конференции в г. Касаб­ланке3 было решено в 1943 г. оккупировать Италию с целью создания там многочисленных союзнических авиабаз для интенсификации воздушных бомбардировок Германии, и в особенности ее южных районов, которые до сих пор, по существу, остаются вне радиуса действий союзнической авиации. Бомбардировки Германии, проводимые как с баз в Великобри-

1 Гринвуд Артур (1880—?). В 1940 г. вошел в кабинет У. Черчилля в качестве министра без портфеля, став одновременно членом военного кабинета Великобритании. С января 1941 г возглавлял правительственный комитет, в ведение которого входили все вопросы, связан­ные с восстановлением страны после окончания войны. В 1945—1947 гг. — лорд хранитель печати, в 1946—1947 гг. — генеральный казначей.

2 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 635; т. 3, документы № 981, 1030, 1031, 1041, а также документ № 1403.

3 См. документ № 1292.

тании, так и с баз в Италии, должны будут достигнуть максимального на­пряжения и размаха к весне 1944 г., когда союзники намереваются выса­диться в Северо-Западной Европе, открыть второй фронт и закончить вой­ну в 1945 г.

Конференция в г. Квебеке была созвана в результате сильного давления на Рузвельта со стороны американских изоляционистских кругов, особенно добивавшихся концентрации сейчас основного внимания союзников на вой­не с Японией. В результате конференции в г. Квебеке в военные планы союз­ников никаких изменений внесено не было и временем открытия второго фронта в Европе по-прежнему остается весна 1944 г. Вместе с тем американ­цы добились от англичан согласия на посылку крупных армейских и во­енно-морских подкреплений на Тихоокеанский театр военных действий, а также для операции по освобождению Бирмы от японцев.

Полученные уже после окончания конаЪеренции сообщения о новых боль­ших успехах Красной Армии вызвали исключительно сильную тревогу в ан­гло-американских политических и военных кругах, в результате чего состоя­лось новое совещание Черчилля с Рузвельтом в г. Вашингтоне. В этих кругах высказываются опасения, что Красная Армия еще в 1943 г. может нанести решающее поражение гитлеровской армии и оказаться в Западной Европе и на Балканах раньше союзников. Черчилль и Рузвельт сейчас заняты анали­зом складывающейся на Восточном фронте военной обстановки, с тем что­бы определить, не следует ли пеглесмотреть сроки открытия военных опера,-ций в Северо-Западной Европе и на Балканах в свете последних собьпий. По мнению Гринвуда, открытие второго фронта раньше весны 1944 г. весьма ма­ловероятно1.

АрхивСВРРоссииI

1 Второй фронт был открыт 6 июня 1944 г.

Запись беседы И.В. Сталина с иерархами феской православной церкви1

4 сентября 1943 г.

4 сентября 1943 г. я был вызван к товарищу Сталину, где мне были заданы следующие вопросы:

а) что собой представляет митрополит2 Сергий3(возраст, физическое состояние, его авторитет в церкви, его отношение к властям);

б) краткая характеристика митрополитов Алексия4и Николая5;

1 Запись беседы была осуществлена председателем Совета по делам РПЦ Карповым Георгием Григорьевичем (1898—1967), генерал-майором (1945). С июля 1922 г. по ноябрь 1934 г. находился на различных должностях в особых отделах ОГПУ частей Ленинградс­кого военного округа. Затем — на руководящих должностях в УНКВД по Карельской АССР и УНКВД по Ленинградской области. С марта 1939 г. — заместитель начальника 8-го отделения 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР. С апреля 1940 г. — начальник 2-го отделе­ния 2-го отдела ГУГБ НКВД СССР, с февраля 1941 г. — заместитель начальника 3-го огдела 3-го Управления НКГБ СССР. С декабря 1941 г. — заместитель начальника, затем начальник 4-го отдела 3-го Управления НКВД СССР; с мая 1943 г. — начальник 5-го отдела 2-го Управления НКГБ СССР. По совместительству с сентября 1943 г. — предсе­датель Совета по делам РПЦ при СНК/СМ СССР. Одновременно с июля 1946 г. — на­чальник отдела «О» (работа по духовенству) МГБ СССР. В августе 1947 г. уволен по со­стоянию здоровья с зачислением в запас МГБ СССР. С марта 1954 г. переведен в ДР КГБ при СМ СССР. Приказом КГБ при СМ СССР № 159 от 2 марта 1955 г. уволен из запаса КГБ по ст. 54 е (по фактам, дискредитирующим звание офицера). Постановлением СМ СССР от 6 февраля 1960 г. освобожден от должности председателя Совета по делам РПЦ при СМ СССР.

Награжден орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, медалью «XX лет РККА», знаком «Почетный работник ВЧК—ГПУ». Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

2 Митрополит в Русской православной церкви священнослужитель высшей (3-й) сте­пени. В настоящее время — почетный титул епархиального архиерея.

3 Сергий (в миру Иван Николаевич Страгородский) (1867—1944) - патриарх Московс­кий и всея Руси с 1943 г. С 1917 г. — митрополит, с 1925 г. — заместитель патриаршего местоблюстителя Петра (Полянского), с 1937 г. — местоблюститель патриаршего престо­ла, одновременно с 1934 г. — митрополит Московский и Коломенский. В Великую Оте­чественную войну руководил сбором пожертвований в Фонд обороны (собрано более 300 млн рублей, на церковные средства построены танковая колонна им. Дмитрия Донс­кого и авиаэскадрилъя им. Александра Невского).

4 Алексий ( в миру Сергей Владимирович Симанский) (1877—1970) — патриарх Мос­ковский и всея Руси с 1945 г. В 1943—1945 гг., — митрополит Ленинградский и Новгород­ский. Возглавил миротворческое движение Русской православной церкви.

5 Николай (в миру Борис Дорофеевич Ярушевич) (1892—1961) — церковный дея­тель. В 1922—1924 гг. — в ссылке. В 1942—1943 гг. замещал местоблюстителя патриар­шего престола митрополита Сергия, с 1944 г. — митрополит Крутицкий и Коломенс­кий, управляющий Московской епархией; в 1946—1960 гг. — председатель отдела внешних церковных сношений.

в) когда и как был избран в патриархи1 Тихон2;

г) какие связи Русская православная церковь имеет с заграницей;

д) кто является патриархами Вселенским, Ифусалимским и другими;

е) что я знаю о руководстве православных церквей Болгарии, Югосла­вии, Румынии;

ж) в каких материальных условиях находятся сейчас митрополиты Сер­гий, Алексий и Николай;

з) количество приходов православной церкви в Советском Союзе и количество епископата.

После того когда мною были даны ответы на вышеуказанные вопросы, мне было задано 3 вопроса личного порядка:

а) русский ли я;

б) с какого года в партии;

в) какое образование имею и почему я знаком с церковными вопро­сами.

После этого товарищ Сталин сказал: «Нужно создать специальный орган, который осуществлял бы связь с руководством церкви. Какие у вас есть предложения?»

Оговорившись, что я к этому вопросу не совсем готов, я внес предло­жение организовать при Верховном Совете Союза ССР Отдел по делам культов и исходил при этом из факта существования при ВЦИКе посто­янно действующей Комиссии по делам культов.

Товарищ Сталин, поправив меня, сказал, что организовывать Комис­сию или Отдел по делам культов при Верховном Совете Союза ССР не следует и что речь идет об организации специального органа при прави­тельстве Союза и речь может идти об образовании или Комитета, или Со­вета. Спросил мое мнение.

Когда я сказал, что затрудняюсь ответить на этот вопрос, товарищ Ста­лин, несколько подумав, сказал:

1) надо организовать при Правительстве Союза, то есть при Совнар­коме, Совет, который назовем Советом по делам Русской православной церкви;

2) на Совет будет возложено осуществление связей между Правитель­ством Союза и патриархом;

3) Совет самостоятельных решений не принимает, докладывает и по­лучает указания от Правительства.

После этого товарищ Сталин обменялся мнениями с товарищем Ма­ленковым, с товарищем Берией по вопросу, следует ли принимать ему

1 Патриарх — высший духовный сан, обычно глава самостоятельной (автокефаль­ной) церкви.

2 Тихон (в миру Василий Иванович Белавин) (1865—1925) — патриарх Московский и всея Руси с 1917 г. Избран Поместным собором Русской православной церкви. В годы Гражданской войны призывал к прекращению кровопролития. Выступил против декре­тов об отделении церкви от государства и об изъятии церковных ценностей. В 1922 г. по обвинению в антисоветской деятельности арестован. В 1923 г. призвал духовенство и верующих к лояльному отношению к Советской власти; выпущен из тюрьмы и находил­ся под домашним арестом. Канонизирован Русской православной церковью.

митрополитов Сергия, Алексия, Николая, а также спросил меня, как я смотрю на то, что Правительство примет их.

Все трое сказали, что они считают это положительным фактом.

После этого тут же, на даче товарища Сталина, я получил указания по­звонить митрополиту Сергию и от имени Правительства передать следую­щее: «Говорит с Вами представитель Совнаркома Союза. Правительство имеет желание принять Вас, а также митрополитов Алексия и Николая, выслушать Ваши нужды и разрешить имеющиеся у Вас вопросы. Прави­тельство может Вас принять или сегодня же, через час-полтора, или если это время Вам не подходит, то прием может быть организован завтра (в вос­кресенье), или в любой день последующей недели».

Тут же в присутствии товарища Сталина, созвонившись с Сергием и от­рекомендовавшись представителем Совнаркома, я передал вышеуказанное и попросил обменяться мнениями с митрополитами Алексием и Николаем, если они находятся в данное время у митрополита Сергия.

После этого я доложил товарищу Сталину, что митрополиты Сергий, Алексий и Николай благодарят за такое внимание со стороны Правитель­ства и хотели бы, чтобы их приняли сегодня.

Двумя часами позднее митрополиты Сергий, Алексий и Николай при­были в Кремль, где и были приняты товарищем Сталиным в кабинете Председателя Совнаркома Союза ССР. На приеме присутствовали това­рищ Молотов и я.

Беседа товарища Слшгина с митрополитами продолжалась 1 час 55 минут.

Товарищ Сталин сказал, что Правительство Союза знает о проводимой ими патриотической работе в церквах с первого дня войны; что Правитель­ство получило очень много писем с фронта и из тыла, одобряющих позицию, занятую церковью по отношению к государству.

Товарищ Сталин, кратко отметив положительное значение патриоти­ческой деятельности церкви за время войны, просил митрополитов Сер­гия, Алексия и Николая высказаться об имеющихся у патриархии и у них лично назревших, но неразрешенных вопросах.

Митрополит Сергий сказал товарищу Сталину, что самым главным и наиболее назревшим вопросом является вопрос о центральном руковод­стве церкви, так как он почти 18 лет является патриаршим местоблюсти­телем и лично думает, что вряд ли где есть столь продолжительные вреды; что синода1в Советском Союзе нет с 1935 г., а потому он считает жела­тельным, чтобы Правительство разрешило собрать Архиерейский собор, который и изберет патриарха, а также образует при главе церкви Священ­ный синод как совещательный орган в составе 5—6 архиереев.

Митрополиты Алексий и Николай также высказались за образование си­нода и обосновали это предложение об образовании синода как наиболее же­лательную и приемлемую форму, сказав также, что избрание патриарха на Ар­хиерейском соборе они считают вполне каноничным, так как фактически церковь возглавляет бессменно в течение 18 лет патриарший местоблюститель митрополит Сергий.

' Синод — один из высших государственных органов России в 1721-1917 гг., после 1917 г. совещательный орган при патриархе Московском и всея Руси

Одобрив предложения митрополита Сергия, товарищ Сталин спросил:

а) как будет называться патриарх;

б) когда может быть собран Архиерейский собор;

в) нужна ли какая-либо помощь со стороны Правительства для успешного проведения собора (имеется ли помещение, нужен ли транспорт, нужны ли деньги и так далее).

Сергий ответил, что эти вопросы предварительно ими между собой обсуж­дались и они считали бы желательным и правильным, если бы Правительство разрешило принять для патриарха титул «патриарха Московского и Всея Руси», хотя патриарх Тихон, избранньгй в 1917 г. при временном правительстве, назы­вался «патриархом Московским и Всея России».

Товарищ Сталин согласился, сказал, что это правильно.

На второй вопрос митрополит Сергий ответил, что Архиерейский со­бор можно будет собрать через месяц, и когда товарищ Сталин, улыбнув­шись, сказал: «А нельзя ли проявить большевистские темпы» и, обратив­шись ко мне, спросил мое мнение, я высказался, что если мы поможем митрополиту Сергию соответствующим транспортом для быстрейшей до­ставки епископата в Москву (самолетами), то собор мог бы быть собран и через 3—4 дня.

После короткого обмена мнениями договорились, что Архиерейский собор соберется в Москве 8 сентября.

На третий вопрос митрополит Сергий ответил, что для проведения Собора никаких субсидий от государства они не просят.

Вторым вопросом митрополит Сергий поднял, а митрополит Алексий развил вопрос о подготовке кадров духовенства, причем оба просили то­варища Сталина, чтобы им было разрешено организовать богословские курсы при некоторых епархиях1.

Товарищ Сталин, согласившись с этим, в то же время спросил, почему они ставят вопрос о богословских курсах. Тогда как Правительство может разрешить организацию духовной академии и открытие духовных семи­нарий во всех епархиях, где это нужно2.

Митрополит Сергий, а затем еще больше кгатрополит Алексий сказали, что для открытия духовных академий у них еще очень мало сил и нужна соот­ветствующая подготовка, а в отношении семинарий — принимать в них лиц моложе 18 лет они считают неподходящим по времени и по прошлому опьггу, зная, что пока у человека не сложилось определенное мировоззрение, гото­вить их в качестве пастырей3 весьма опасно, так как получается большой от­сев, и может быть в последующем, когда церковь будет иметь соответствую­щий опыт работы с богословскими курсами, встанет этот вопрос, но и то организационная и программная сторона семинарий и академий должна быть резко видоизменена.

1 Епархия  в православных церквах церковно-административная территориальная единица во главе с архиереем (епископом, архиепископом, митрополитом).

2 Духовные учебные заведения готовят служителей религиозных культов и дают бого­словское образование. Высшие духовные учебные заведения  теологические (богословс­кие) университеты и институты, академии; средние  духовные семинарии, богословские колледжи и лицеи; низшие  различные наименования, в том числе и богословские курсы.

3 Пастырь  священнослужитель, наставник верующих (паствы).

Товарищ Сталин сказал: «Ну как хотите, это дело ваше, а если хотите богословские курсы — начинайте с них, но Правительство не будет иметь возражений и против открытия семинарий и академий».

Третьим вопросом Сергий поднял вопрос об организации издания жур­нала Московской патриархии, который выходил бы один раз в месяц и в котором освещалась бы хроника церкви, а также печатались статьи, речи, проповеди богословского и патриотического характера.

Товарищ Сталин ответил: «Журнал можно и следует выпускать»1.

Затем митрополит Сергий затронул вопрос об открытии церквей в ряде епархий, сказав, что вопрос об этом перед ним ставят почти все епархи­альные архиереи, что церквей мало и что уже очень много лет церкви не открываются.

При этом митрополит Сергий сказал, что он считает необходимым предоставить право епархиальным архиереям входить в переговоры с граж­данской властью по вопросу открытия церквей.

Митрополиты Алексий и Николай поддержали Сергия, отметив при этом неравномерность распределения церквей в Советском Союзе и выс­казав пожелание в первую очередь открывать церкви в областях и краях, где нет совсем церквей или где их мало.

Товарищ Сталин ответил, что по этому вопросу никаких препятствий со стороны Правительства не будет.

Затем митрополит Алексий поднял вопрос перед товарищем Сталиным об освобождении некоторых архиереев2, находящихся в ссылке, в лагерях, в тюрьмах и так далее.

Товарищ Сталин сказал им: «Представьте такой список, его рассмот­рим».

Сергий поднял тут же вопрос о предоставлении права свободного про­живания и передвижения внутри Союза и права исполнять церковные службы бывшими священнослужителями, отбьтшими по суду срок свое­го заключения, то есть вопрос был поднят о снятии запрещений, вернее, ограничений, связанных с паспортным режимом.

Товарищ Сталин предложил мне этот вопрос изучить. Митрополит Алек­сий, попросив разрешения товарища Сталина, специально остановился на вопросах, имеющих отношение к церковной кассе, а именно:

а) митрополит Алексий сказал, что он считает необходимым предостав­ление епархиям права отчислять некоторые суммы из касс церквей и из касс епархий в кассу центрального церковного аппарата для его содержания (пат­риархия, синод), и в связи с этим же митрополит Алексий привел пример, что инспектор по административному надзору Ленсовета Татаринцева такие отчисления делать не разрешала;

б) что в связи с этим же вопросом он, а также митрополиты Сергий и Николай считают необходимым, чтобы было видоизменено положение о цер­ковном управлении, а именно, чтобы священнослужителям было дано право быть членами исполнительного органа церкви.

1 Первый номер «Журнала Московской патриархии» вышел в сентябре 1943 г.

2 Архиерей — общее название высших православных священнослужителей (епископ, архиепископ, митрополит, экзарх, патриарх).

Товарищ Сталин сказал, что против этого возражений нет.

Митрополит Николай в беседе затронул вопрос о свечных заводах, зая­вив, что в данное время церковные свечи изготовляются кустарями, про­дажная цена свечей в церквах весьма высокая и что он, митрополит Нико­лай, считает лучшим предоставить право иметь свечные заводы при епархиях.

Товарищ Сталин сказал, что церковь может рассчитывать на всесторон­нюю поддержку Правительства во всех вопросах, связанных с ее организаци­онным укреплением и развитием внутри СССР, и что, как он говорил об орга­низации духовных учебных заведений, не возражает против открытия семинарий и открытия при епархиальных управлениях свечных заводов и других производств.

Затем, обращаясь ко мне, товарищ Сталин сказал: «Надо обеспечить право архиерея распоряжаться церковными суммами»; «Не надо делать препятствий к организации семинарий, свечных заводов и так далее».

Затем товарищ Сталин, обращаясь к трем митрополитам, сказал: «Если нужно сейчас или если нужно будет в дальнейшем, государство может от­пустить соответствующие субсидии церковному центру».

После этого товарищ Сталин, обращаясь к митрополитам Сергию, Алек­сию и Николаю, сказал им: «Вот мне доложил товарищ Карпов, что Вы очень плохо живете: тесная квартира, покупаете продукты на рынке, нет у Вас ника­кого транспорта. Поэтому Правительство хотело бы знать, какие у Вас есть нужды и что Вы хотели бы получить от Пгдавительства».

В ответ на вопрос товарища Сталина' митрополит Сергай сказал, что в качестве помещений для патриархии и для патриарха он просил бы принять внесенные ^щтpoпoлитoм Алексием предложения о предоставлении в рас­поряжение патриархии бывшего игуменского корпуса в Новодевичьем мо­настыре1, а что касается обеспечения продуктами, то эти продукты они поку­пают на рынке, но в части транспорта просил бы помочь, если можно, выделением машины.

Товарищ Сталин сказал митрополиту Сергию: «Помещения в Новодеви­чьем монастыре товарищ Карпов посмотрел, и они совершенно неблагоуст-роены, требуют кштитального ремонта, и для того, чтобы занять их, надо еще много времени. Там сыро и холодно. Ведь надо учесть, что эти здания постро­ены в XVI в. Пршзительство вам может вьщелить завтра же вполне благоуст­роенное и подготовленное помещение, предоставив Вам 3-этажный особняк на Чистом переулке, который занимался ранее бьшшим немецким послом Шуленбургом2. Но это здание советское, не немецкое, так что Вы можете со­вершенно спокойно в нем жить. При этом особняк мы Вам предоставляем со всем имуществом, мебелью, которая имеется в этом особняке, а для того что­

1 Новодевичий монастырь, московский женский. Основан в 1524 г. великим князем Василием III. В 1922 г. монастырь упразднен, на его территории создан музей (с 1934 г. филиал Государственного исторического музея). На территории Новодевичьего монас­тыря — управление Крутицкой и Коломенской епархии. В начале 1994 г. на части терри­тории восстановлен женский монастырь.

2 Шуленбург Фридрих Вернер (1875—1944) — посол Германии в СССР с октября 1934 г. по июнь 1941 г. (см. т. 1 настоящего сборника, документ № 34 (трофейный); т. 3, документ № 1225).

бы лучше иметь представление об этом здании, мы сейчас Вам покажем его план».

Через несколько минут представленный товарищу Сталину товарищем Поскребышевым план особняка по Чистому переулку, дом 5, с его надвор­ными постройками и садом был показан для ознакомления митрополитам, причем было условлено, что на другой день, 4 сентября, товарищ Карпов предоставит возможность митрополитам лично осмотреть указанное выше помещение.

Вновь затронув вопрос о продовольственном снабжении, товарищ Ста­лин сказал митрополитам: «На рынке продукты покупать Вам неудобно и дорого, и сейчас продуктов на рынок колхозник выбрасывает мало. Поэто­му государство может обеспечить продуктами Вас по государственным це­нам. Кроме того, мы завтра-послезавтра предоставим в Ваше распоряже­ние 2—3 легковые автомашины с горючим».

Товарищ Сталин спросил митрополита Сергия и других митрополитов, нет ли у них еше каких-либо вопросов к нему, нет ли других нужд у церкви, причем об этом товарищ Сталин спросил несколько раз.

Все трое заявили, что особых просьб больше они не имеют, но иногда на местах бывает переобложение духовенства подоходным налогом, на что то­варищ Сталин обратил внимание и предложил мне в каждом отдельном слу­чае принимать соответствующие меры проверки и исправления.

После этого товарищ Сталин сказал митрополитам- «Ну, если у Вас боль­ше нет к Правительству вопросов, то, может быть, будут потом. Правитель­ство предполагает образовать специальный пхударственньгй аппарат, кото­рый будет называться Совет по делам Русской православной церкви, и председателем Совета предполагается назначить товарища Карпова. Как Вы смотрите на это?»

Все трое заявили, что они весьма благодарны за это Правительству и лично товарищу Сталину и весьма благожелательно принимают назначе­ние на этот пост товарища Карпова.

Товарищ Сталин сказал, что Совет будет представлять собою место связи между Правительством и церковью и председатель его должен докладывать Пра­вительству о жизни церкви и возникающих у нее вопросах.

Затем, обращаясь ко мне, товарищ Сталин сказал: «Подберите себе 2—3 по­мощников, которые будут членами вашего Совета, образуйте аппарат, но только помните, во-первых, что Вы не обер-прокурор1, во-вторых, своей деятельнос­тью больше подчеркивайте (состоятельность церкви».

После этого товариш Сталин, обращаясь к товарищу Молотову, ска­зал: «Надо довести об этом до сведения населения, так же как потом надо будет сообщить населению и об избрании патриарха».

В связи с этим Вячеслав Михайлович Молотов ту же стал составлять проект коммюнике для радио и газет, при составлении которого вноси­лись соответствующие замечания, поправки и дополнения как со сторо­ны товарища Сталина, так и отдельные со стороны митрополитов Сергия и Алексия.

1 Обер-прокурор — в Российской империи сановник, светское лицо, возглавлявшее синод.

Текст извещения был принят в следующей редакции: «4 сентября сг. у Председателя Совета Народных Комиссаров СССР товарища И.В. Сталина состоялся прием, во время которого имела место беседа с патриаршим местоблюстителем митрополитом Сергием, Ленин­градским митрополитом Алексием и экзархом Украины Киевским и Га-лицким митрополитом Николаем. Во время беседы митрополит Сергий довел до сведения Председателя Совнаркома, что в руководящих кругах православной церкви имеется намерение созвать Собор епископов для избрания патриарха Московского и всея Руси и образования при патри­архе Священного Синода1.

Глава Правительства товарищ И.В. Сталин сочувственно отнесся к этим предложениям и заявил, что со стороны Правительства не будет к этому препятствий.

При беседе присутствовал заместитель Председателя Совнаркома СССР товарищ В.М. Молотов».

Это извещение было опубликовано в газете «Известия» 5 сентября 1943 г.

Коммюнике было передано товарищу Поскребышеву для передачи в этот же день по радио и в ТАСС для напечатан™ в газетах.

После этого товарищ Молотов обратился к Сергию с вопросом: когда лучше принять делегацию англиканской церкви2, желающую приехать в Москву, во главе с архиепископом3 Йоркским?

Сфгий ответил, что, поскольку Собор епископов будет собран через 4 дня, а значит, и будут проведены выборы патриарха, англиканская делегация мо­жет быть принята в любое время.

Товарищ Молотов сказал, что, по его мнению, лучше будет принять эту делегацию месяцем позднее.

В заключение этого приема у товарища Сталина выступил митропо­лит Сергий с кратким благодарственным словом к Правительству и лично товарищу Сталину.

Товарищ Молотов спросил товарища Сталина: «Может, следует выз­вать фотографа?»

Товарищ Сталин сказал: «Нет, сейчас уже поздно, второй час ночи, поэтому мы сделаем это в другой раз».

Товарищ Сталин, попрощавшись с митрополитами, проводил их до дверей своего кабинета.

Данный прием был историческим событием для церкви и оставил у митрополитов Сергия, Алексия и Николая большое впечатление.

ГАРФ, ф. 6991, on. 1, д. 1, лл. 1—10. Копт.

1 Священный Синод — один из органов высшего церковного управления. Осуществляет законодательную, исполнительную и судебную власть в период между Поместными и Архи­ерейскими соборами.

2 Англиканская церковь — протестантская церковь, возникшая в XVI веке; в Вели­кобритании — государственная. По культу и организационным принципам близка като­лической.

3 Архиепископ — старший епископ, священнослужитель высшей(3-й) степени хри­стианской церковной иерархии.

Прошедшее совещание главы государства с иерархами Русской православной церк­ви стало важной вехой новой религиозной политики.

Новая церковная политика Правительства была положительно воспринята большин­ством населения страны. Она привела к нормализации отношений с церковью, способство­вала укреплению ее материального положения и повышению авторитета как внутри страны, так и на международной арене. Эталиния правительства реализовалась образованным 7 ок­тября 1943 г. Советом по делам РПЦ при СНК СССР и аппаратом его уполномоченных на местах.

По своему статусу Совет по делам РПЦ приравнивался к комитетам и комиссиям, дей­ствующим при Совнаркоме СССР. Его деятельность со стороны правительства курировал заместитель председателя СНК В.М. Молотов. Отчеты, докладные записки и другие доку­менты должны были посылаться на его имя, а «особо принципиальные» — непосредственно на имя И. Сталина.

Позиция руководства Совета способствовала тому, что государственно-церковнью отноше­ния в период с 1943 по 1957 г. развивались в целом в цивилизованных рамках, несмотря на попытки ревизии церковной политики после смерти И.В. Сталина.

№1594

Из спецсообщения УКР «Смерп» Закавказского фронта  21146/5 в ГУКР «Смерп» НКО СССР о задержании немецких агентов-парашютистов и мероприятиях по дальнейшему развитию радиоигры «Разгром»*

4 сентября 1943 г.

27 августа 1943 г. в 23 часа в окрестностях с. Джгери Очамчирского района Абхазской АССР противником была сброшена группа агентов-парашютис­тов в составе пяти человек: Паркая Ш.И. (рукоюдитель)1, Гомарели СС. (ра­дист)2, Гогохия ГА3, Арахамия ВА4и Меквабишвили АЛ.5, явившихся раз­новременно с повинной, за исключением Меквабишвили, задержанного после оказания вооруженного сопротивления.

Проведенным нами расследованием установлено, что труппа была сбро­шена с германского самолета, вылетевшего с мариупольского аэродрома, и, будучи снабжена радиостанцией, вооружением, деньгами в сумме 250 ООО рублей, а также фальшивыми личными документами, имела задание осесть в районе Западной Грузии и организовать шлионско-разведьшательно-по-встанческую работу в пользу Германии.

Участники этой группы, являясь бьшшими военнсюлужатцими Красной Армии, в боях с немцами под Севастополем летом прошлого года при раз­личных обстоятельствах попали в плен к противнику и после антисоветской обработки в лагерях военнопленных (Бухенвальд, Аушвиц) были завербова­ны для работы в советском тылу.

* Примечания см. в конце документа.

Установлено, что указанная группа, как и ранее задержанная нами из­вестная Вам группа Ходжавы, была подготовлена к заброске в Грузию ор­ганом германской военной разведки, именуемым «Цеппелин», дислоци­рованным в г. Осипенко (г. Бердянск), о структуре и деятельности которого мы Вас подробно ориентировали...6

Заброске этой группы парашютистов предшествовала подготовка их в разведшколе «Цеппелин», руководимой оберштурмфюрером Гуном7, сво­дившаяся к обучению сбору шпионских сведений в советском тылу, исполь­зованию в этой работе женщин и детей и т.д.

Конкретно перед фуппой Паркая немцами была поставлена задача:

а) выявить дислокацию частей Красной Армии и их группировку;

б) осветить экономическое положение в Грузии и настроение населения;

в) вербовать людей для использования в шпионской работе;

г) подготовить повстанческое движение в Грузии.

Перекрыв имеющиеся у нас материалы (данные группы Ходжавы) о деятельности разведоргана противника «Цеппелин» по засылке агентуры в Закавказье, Северный Кавказ и Среднеазиатские республики, Паркая и другие назвали 154 агента и лиц из официального состава немецкой раз­ведки (подробные списки коих прилагаются)8.

Показания Паркая и других свидетельствуют о том, что в последних чис­лах августа сего года в Грузию должна была быть сброшена группа агентов-парашютистов, руководимая Бабалашвили.

Представляют исключительный оперативный интерес полученные нами материалы о мероприятиях немцев по оказанию помощи ранее заброшен­ной в Грузию группе Ходжавы.

В ходе допросов как Паркая, так и все участники его группы высказывали осведомленность об установленной радиосвязи группы Ходжавы с разведор­ганом «Цеппелин», а также показали, что об этом им стало известно из сооб­щений обфштурмфюрера Гуна и Картвелишвили Тенгиза.

За несколько дней до выброски руководитель фугпты Паркая получил предложение от начальника штаба разведоргана «Цеппелин» майора Ре­риха9 установить связь в Грузии с фуппой Ходжавы и войти в состав ее, но он от этого предложения отказался, заявив, что участники его фуппы дол­жны работать самостоятельно.

По показаниям Паркая и других, аналогичное предложение об уста­новлении связи с группой Ходжавы получил от Рериха и Бабалашвили, руководитель другой готовившейся к заброске в Грузию фуппы, который также отказался.

Эти данные, а также то обстоятельство, что участник фуппы Паркая Меквабишвили, оказавший вооруженное сопротивление при задержании, назвался Картвелишвили Сулико, дали нам основание предполагать, что он имеет обусловленньгй пароль («Сулико») для явки к профессору Хечи­нашвили и установления через него связи с Ходжавой.

В результате упорной следственной обработки нам удалось склонить Меквабишвили к признанию в том, что он имел личное задание Карт­велишвили Тенгиза связаться с Ходжавой по паролю «Сулико» в целях проверки, не работает ли последний под диктовку органов Советской власти.

Кроме того, Паркая и другие показали о подготовке противником еще двух групп агентов-парагшотистов: первая — из азербайджанцев, руково­димая майором Алиевым, предназначенная для выброски в Азербайджан; вторая — во главе с Оганяном — для засылки в Армению с задачей органи­зации диверсионных актов на ирано-советской трассе и срыва перевозок псклупающих из Америки военных грузов.

Наряду с этим материалы расследования по данной группе подтвердили наши данные о намерениях немцев широко использовать советско-турец­кую фаницу для организации шпионской работы в СССР, о чем мы Вам сообщали.

Так, по показаниям Паркая, работающий в «Цеппелине» эмифант Картвелишвили Тенгиз представил в Берлин план создания на советско-турецкой фанице германской резидентуры. В плане предусмафивается наряду с засылкой в Советский Союз в больших масштабах шпионско-диверсионной агентуры также ввод через фаницу немецких войсковых подразделений и высадка десанта.

Заслуживают внимания показания Паркая и его фугпты о дислокации в Симеизе (Крым)10 разведшколы германской военно-морской разведки «Ма­рина», сформированной в г. Варшаве, в которой обучается до ста военноп­ленных, по национальности фузин, подготавливаемых к заброске морем на Чфноморское побфежье.

В работе этой разведшколы принимают активное участие фузинские эмигранты: Хубуладзе Серго, Жордания, Гурадзе и Болквадзе".

Картвелишвили заявил Меквабишвили, что фуппа Ходжавы намеча­ется к использованию в качестве руководящего цегпра всей шпионско-повстанческой работы в Грузии.

По предложению Картвелишвили, результаты провфки Меквабишвили должен был радировать через рацию своей фупттьг. в случае преданной рабо­ты для немцев — «Ходжава успех», в случае работы под диктовку органов Со­ветской власти — «Ходжава не успех».

1 сентября сего года разновременно в местные райорганы власти явились с повинной Бабалашвили Шио Михайлович и Андиашвили Шалва Николае­вич (известные нам по показаниям Паркая и других) и заявили о том, что они ночью высажены противником в составе фугпты агентов-парацгютистов: Элаш-вили (радист), Инадзе, Манчараули и Бердзенишвили12.

Будучи доставлены в УКР «Смфш» Закфронта и допрошены, Бабалашвили (руководитель фуппы) и Андиашвили показали, что фуппа их, снабженная ра-диостанцией, направлена в Грузию разведорганом противника «Цеппелин» со шзтишско-разведывательными и повстанческими заданиями.

Среди экипировки указанных двух парашютистов был отдельный тюк, в котором оказался конверт с надписью: «Фердинанд» для «Веры-1» («Вера-1» — условное наименование фуппы Ходжавы Шота) с двумя пись­мами следующего содержания:

«Друзья!

Мы благодарим вас за ваш героизм и вашу храбрость, с которой вы до сих пор исполняли вашу задачу, мы особенно вспоминаем храброго руко­водителя вашей фуппы и храброго радиста, благодаря которому мы все­гда с вами связаны.

На основании вашей храброй деятельности вы будете участвовать в широком масштабе при освобождении вашей родины от русско-больше­вистского ига. Вы будете достойными членами той большой героической семьи мужчин, которые перед вами вели борьбу за освобождение Грузии и во славу Грузии.

Мы посылаем вам сегодня те предметы, которые вы у нас просили. Пускай они помогут в вашей тяжелой борьбе. Мы надеемся, что вы объе­динитесь с людьми таких же идей и мыслей.

Когда вы снова теперь будете иметь связь с нами, сообщите нам и о следующих вопросах:

1) где находится 5-я гвардейская стрелковая дивизия;

2) имеет ли она грузин в своем составе;

3) какие войсковые части вам известны с преимущественно фузинским или большим грузинским составом и где находятся эти части;

4) где находился 106-й запасной стрелковый полк в начале 1943 г. и где находится он сейчас;

5) сколько хлеба получает рабочий в г. Тбилиси и в Грузии на карточки (официальный паек);

6) сколько стоит килограмм хлеба на черном рынке.

Мы вам пошлем в дальнейшем материальную поддержку, а также и людей. Срок этой помощи мы вам сообщим после.

Мы вспоминаем вас с крепкой уверенностью и с убеждением, что по­беда будет за вами. Ваши немецкие друзья».

«Дорогие друзья, дорогой Шота!

Я горжусь вами и готовлю для вас очень сильную помощь. Все осталь­ные друзья передают вам также приветы и видят, как я в вас вижу, передо­вых борцов за свободную Грузию.

Желаете ли вы иметь определенного друга?

Если вы желаете, я даже сам согласен прибыть к вам. Я желаю Степанову скорейшего выздоровления. Моя жена желает того же. Мы уверены, что вы с победой вьщержите нашу священную борьбу. Ваш Гун».

Следствием установлено, что тюк, в котором кроме указанных писем находились радиопитание и деньги в сумме 400 тыс. рублей, были пред­назначены для Ходжавы.

Допрошенный по существу, Бабалашвили показал, что первоначально он имел предложение выброситься в Грузию со своей группой в качестве пополнения к Ходжаве, но, так как он от этого отказался, ему было дано задание указанный тюк доставить Ходжаве.

Бабалашвили было поручено доставить тюк в г. Тбилиси на квартиру профессора Хечинашвили по адресу: ул. Камо, дом 111, лично или через доверенное лицо, и оставить ему без каких-либо объяснений, так как Хе­чинашвили якобы уже извещен.

В том случае если Бабалашвили почему-либо понадобилась бы помощь Хечинашвили для установления с ним связи, он был снабжен паролем «Фердинанд».

Принятыми нами агентурно-оперативными мерами установлено, что «Ффдинанд» — это Картвелишвили Тенгиз, на самом деле являющийся Бе-танели, он же Бетанов Фердинанд Францевич, 1889 года рождения, уроже­нец г. Кутаиси Грузинской ССР, грузин-католик, проживал в г. Батуми по бывшей Владикавказской ул., дом 46, старый соцфедфалист, в 1922 г. аресто­вывался за контррешлюционную деятельность, впоследствии разыскивался как участник организации экспроприации в пользу меньшевиков и в 1924 г эмигрировал за 1раницу.

Бетанели-Бетанов являлся репетитором Хечинашвили в ученические годы и дальним его родственником.

Установлено, что семья Бетанели-Бстанова, состоящая из жены и 2 взрос­лых сыновей, проживает в г. Тбилиси по Коджарской ул., в доме 15/3.

Следственные материалы и содержание писем, адресованных Ходжаве, исключают предположение о том, что якобы немцы подозревают «РИ», и дают все основания ожидать прибытия в Грузию подготавливаемого про­тивником пополнения с явкой к нашей агентуре.

Остальные члены фуггггьт Бабалашвили, а главное — радист Элашвили пока не разысканы, что значительно задержит дальнейшее легендирование по делу «Разгром», так как без радирования о «благополучном» приземлении этой группы подтвердить получение радиоггитания, денег и писем нельзя.

[...]

После задержания радиста Элашвили представлю дальнейший план легендирования по делу радиостанции «Разгром».

Начальник УКР «Смерш» Закавказского фронта

генерал-майор Рухадзе

НА ФСБ России

Примечания

1 Паркая Шота (Квироси) Ираклиевич. По окончании следствия с учетом того, что, находясь в школе разведоргана противника, проводил просоветскую работу по разложе­нию агентуры школы, 21 апреля 1944 г. следственное дело производством было прекра­щено, и он из-под стражи был освобожден.

9 сентября 1948 г. он вновь был арестован МГБ Грузинской ССР по материалам 1943 г. и привлечен к уголовной ответственности как изменник Родины по ст. 58-1 б УК ГССР. Решением Особого совещания при МГБ СССР от 30 декабря 1948 г. был осуж­ден на 10 лет ИТЛ.

На основании протеста, вынесенного в порядке надзора прокуратуры Закавказского военного округа, определением военного трибунала Закавказского военного округа от 8 июня 1956 г. решение особого Совещания при МГБ СССР от 30 декабря 1948 г. в отношении его было изменено и срок наказания снижен до 5 лет. Этим же определением он из-под стра­жи был освобожден и на основании Указа Президиума Верховного Совета ССР от 27 марта 1953 г. с него снята судимость.

2 Гомарели Сергей Соломонович 30 августа 1943 г. был арестован УКР «Смерш» Закав­казского фронта. Однако, будучи привлечен к сотрудничеству в качестве агента-опознавате-ля, 28 июня 1944 г. из-под стражи был освобожден с прекращением на него следственного производства. 4 апреля 1951 г. как исчерпавший себя и не представлявший интереса для ор­ганов он вторично был арестован МГБ Грузинской ССР на основании прежних материалов и привлечен к уголовной ответственности по обвинению в изменнической деятельности будучи в плену у немцев, то есть в совершенном преступлении, предусмотренном ст. 58-1 б УК Грузинской ССР. После окончания следствия дело было направлено на рассмотрение секретариатом особого совещания при МГБ СССР. Однако в связи с указанием 2-го Главно­го управления МГБ СССР о нецелесообразности его привлечения к уголовной ответствен­ности следственное дело по обвинению по ст. 54 Временных правил производства предва­рительного расследования по уголовным делам Грузинской ССР 8 октября 1951 г. производ­ством бьио прекращено, и он из-под стражи был освобожден.

3 Гогохия Григорий Александрович 30 августа 1943 г. был арестован, однако в связиС неустановлением в процессе следствия изменнической деятельности уголовное дело в отношении его 21 апреля 1944 года было прекращено, и он из-под стражи был освобож­ден. После освобождения он выполнял оперативные задания органов госбезопасности. 28 сентября 1950 г. он вновь был арестован и по материалам 1943 г. привлечен к ответ­ственности как изменник Родины по ст. 58-1 б УК Грузинской ССР.

По окончании следствия он по решению Особого совещания КГБ при СМ СССР от 7 апреля 1951 г. как социально опасный элемент выслан сроком на 5 лет.

Дело по его обвинению 25 февраля 1960 г. в порядке надзора было рассмотрено военным прокурором Закавказского военного округа. Согласно вынесенному протес­ту определением военного трибунала Закавказского военного округа от 1 марта 1960 г. с учетом того, что он перед заброской в тыл Красной Армии договорился с другими лицами, входившими в группу, не выполнять задания немцев, решение Особого сове­щания при МГБ СССР от 7 апреля 1951 г. в отношении его отменено и дело произвол1 ством прекращено за отсутствием состава преступления.

4 Арахамия Владимир Александрович 31 августа 1943 г. был арестован Управлением кон­трразведки «Смерш» Закавказского фронта. Однако в связи с привлечением его к сотрудни­честву в качестве агента-опознавателя 28 июня 1944 г. из-под стражи был освобожден. 5 мая 1951 г. как исчерпавший себя и не представлявший интереса для органов вторично был аре­стован МГБ Грузинской ССР на основании прежних материалов и привлечен к уголовной ответственности по обвинению в изменнической деятельности будучи в плену у немцев по ст. 58-1 «б» УК Грузинской ССР.

По окончании следствия дело было направлено на рассмотрение секретариатом Особо­го совещания при МГБ СССР. Однако в связи с указанием 2-го Главного управления МГБ СССР о нецелесообразности его привлечения к уголовной ответственности следственное дело по обвинению по ст. 54 Временных правил производства предварительного расследо­вания по уголовным делам Грузинской ССР 8 октября 1951 г. производством бьио прекра­щено, и он из-псд стражи был освобожден.

5 Меквабишвили Амиран Лаврентьевич 27 августа 1943 г. вместе с другими агентами-парашютистами был выброшен с немецкого самолета на территорию Западной Грузии с за­данием проведения разведки и вербовки агентов для шпионско-диверсионной работы. Пос­ле приземления он был обнаружен и задержан. При задержании оказал вооруженное сопротивление. Военным Трибуналом Закавказского фронта 10 апреля 1944 г. осужден по ст. 58-16 УК Грузинской ССР к высшей мере наказания.

6 В ночь на 9 июля 1943 г. на территорию Амбролаурского района Грузинской ССР гер­манским военным самолетом на парашютах была сброшена группа в составе 7 агентов-раз­ведчиков германской разведывательной службы, имевших при себе 2 радиостанции, 7 пис­толетов и 1 автомат с боеприпасами к ним, 350 000 рублей, личные документы немецкой фабрикации и предметы снаряжения.

Участники группы, оказавшиеся бывшими военнослужащими Красной Армии, разно­временно попавшими в плен к немцам, как-то: Ходжава Ш.А.. Степанов И.М., Дарахвелид-зе Д.И., Бахсолиани НД, Оболадзе М.К., Чхиквадзе М.И. и Канделаки ГС. в тот же день явились с повинной в райотделение НКВД Грузии, где сдали все имеющиеся предметы тех­ники, вооружения, снаряжения и деньги.

Расследованием бьио установлено, что указанные лица, будучи в лагере военноп­ленных, были направлены в Аушвицкую школу германской военной разведки, именуе­мую «Зондеркоманд-Цеппелин», где прошли курс специальной подготовки ведения шпи­онажа в тылу советских войск.

Следствием установлено также, что все участники группы, кроме Канделаки ГС, с первых же дней формирования имели взаимную договоренность о том, что в случае их переброски в тыл советских войск заданий германской разведки не выполнять и немед1 денно явиться с повинной в распоряжение советских органов власти, что ими и было осуществлено.

' Участники группы дали подробные показания как о себе, так и о значительном количестве известных им кадров германской агентуры, намеченной к выброске в советский тыл.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1943 г. за образцовое выполнение специальных заданий Ходжава Шота Александрович награжден орденом Красной Звезды.

Постановлением Управления контрразведки «Смерш» НКО Закфронта от 28 июня 1944 г. уголовное дело № 125 на Ходжаву Ш.А., Оболадзе М А, Бахсолиани НД., Чхик­вадзе М.И., Степанова И.М. и Дарахвелидзе Д.И. производством прекращено с осво­бождением названных лиц из-под стражи.

Материалы на Канделаки Григория Соломоновича были выделены в отдельное произ­водство, так как он немецким командованием в составе выброшенной группы разведчи­ков был введен как агент, заслуживавший особого доверия немецкой разведки.

8 апреля 1944 г. военным трибуналом ЗакВО он был осужден по ст. 58-16 УК РСФСР к высшей мере наказания.

7 При главной команде «Русланд Зюйд» действовала разведывательно-диверсионная школа, или, как ее официально называли, «Ваффеншуле». Эта школа состояла из двух самостоятельных отделений: «кавказского» и «туркестанского». Начальником школы был оберштурмфюрер СС Гун Гундо Хорст.

8 Списки не публикуются.

9 Рерих — штурмбанфюрер СС, начальник отдела А. Отделу подчинялись: предвари­тельный лагерь, истребительная команда (ягдкоманда), разведывательно-диверсионная школа в м. Печки, радиостанция.

10 Разведывательно-диверсионная школа в п. Симеиз была организована в мае 1943 г. абвером. Готовила агентов-диверсантов для подрывной работы в тылу советских войск на территории Кавказа. Была укомплектована изменниками Родины, служившими в раз­личных антисоветских национальных формированиях (батальон «Бергман» и др.), а так­же советскими военнопленными — уроженцами Закавказских республик и Крыма. Со­стояла из трех групп: разведывательно-диверсионной, морской и радистов.

11 Болквадзе Матвей Георгиевич — член меньшевистской партии. В период войны являлся официальным сотрудником немецкой разведки, а также преподавателем разве­дывательно-диверсионной школы германского разведывательного органа «Нахрихтен-беобахтер». Кроме того, состоял на службе в горно-стрелковом батальоне немецкой ар­мии «Бергман», разъезжал по лагерям военнопленных и призывал их вести борьбу против СССР.

12 26 июня 1944 г. Бабалашвили Ш.М., Андиашвили Ш.Н., Элашвили Ф.С., Инадзе Г.И., Манчараули Д.Г. военным трибуналом Закавказского фронта осуждены по ст. 58-1 б УК РСФСР к высшей мере наказания каждый, а Бердзенишвили Ф.Е. на 10 лет лишения свободы.

Из спвдх!Г)шения НКГБ УССР  265/нэ в Четвертое Управление НКГБ СССР о «Туркестанском легионе», сформированном немцами на временно оккупированной территории Украины

6 сентября 1943 г.

Из поступающих данных видно, что германское командование при ак­тивном участии «власовцев» на территории временно оккупированных об­ластей Украины продолжает создавать вооруженные «добровольческие» части.

Известно, что по приказу германского командования на временно ок­купированной территории УССР формируются следующие армии1:

1. «Кавказская армия», которая комплектуется из армян, грузин, осе­тин, азербайджанцев, черкесов, абхазцев, аджарцев и др.

2. «Казацкие отряды», формируемые за счет донских, кубанских и тер­ских казаков.

3. «Туркестанская армия», которая комплектуется из среднеазиатских национальностей: узбеков, таджиков, туркмен, казахов, киргизов, татар и каракалпаков...

В частности, нам известно, что в г. Ромны Сумской области в конце 1942 г. был сформирован так называемый Туркестанский легион № 185, состоящий из 8 батальонов.

Командиром этого легиона является немецкий генерал Майер (фами­лия неточная), командирами батальонов и начальниками их штабов яв­ляются немецкие офицеры, а командный состав рот и взводов назначен из бывших командиров Красной Армии — представителей национальных меньшинств.

Вооружен «Туркестанский легион» главным образом советским оружи­ем. Так, например, один из батальонов имел на вооружении 3 ПТО 45-мм, 15 станковых пулеметов «Максим», до 25 ручных пулеметов Дегтярева, 82-мм минометы, до 800 русских винтовок, 150 бельгийских пистолетов, рус­ские и немецкие гранаты.

«Туркестанский легион» под руководством немецких офицеров зани­мался ежедневно тактической и боевой подготовкой.

1 Основными организационными единицами подобных национальных срормирований являлись роты, батальоны, изредка полки и дивизии, а не армии, как указано в дгасументе.

Помимо строевой и тактической подготовки систематически прово­дится политическая обработка его бойцов.

В деле политической и идеологической обработки легионеров важную роль играют муллы, насажденные германским командованием в батальо­нах, ротах и даже во взводах.

Муллы подбираются из числа тех же легионеров, но вьшеляюшихся из общей массы своей грамотностью, развитием и преданностью оккупантам.

Кроме выполнения своих прямых обязанностей по отправлению бо­гослужений, совершаемых не реже двух раз в декаду, муллы также прово­дят и политические занятия с легионерами.

Характерно, что кроме политзанятий и официальньгх бесед муллы пери­одически вызывают к себе отдельных легионеров, с которыми пгюводят ка­кие-то индивидуальные беседы, очевидно связанные с выполнением контр-разведьтателъных заданий немецкого командования.

Помимо указанной обработки легионеров в антисоветском духе немец­ким командованием были вьщелены из каждого батальона по 2—3 предста­вителя («агитатора») и направлены в Германию для ознакомления с эконо­мическими и бытовыми условиями жизни германского народа.

Эти «агитаторы» после возвращения из Германии проводили в батальо­нах работу, направленную на восхваление Германии, ее строя и порядков.

По окончании тактической и боевой подготовки в конце 1942 г. ко­мандованием легиона было приказано подготовить батальоны к приня­тию присяги на верность немецкой армии и Гитлеру.

Каждый легионер обязан был доложить командиру о своей готовности к принятию присяги, а тот, кто отказывался от присяги, подвергался аресту

Процедура принятия присяги проходила в торжественной обстановке в присутствии командования легиона и гостей.

Командир легиона зачитал перед строем текст присяги на немецком языке, а переводчик изложил текст присяги на узбекском языке, с кото­рым многие легионеры незнакомы.

Сообщаем примерное содержание присяги:

«...Я обязуюсь перед богом служить честно Гитлеру, обязуюсь честно выполнять приказы немецкого командования...»

Через несколько дней после этого от каждого легионера была отобрана под­писка о принятии им присяги на верность германскому командованию.

После всех этих формальностей легионеры были одеты в немецкую форму, получили на руки солдатские книжки и переведены на улучшен­ное питание.

Все мероприятия, проводимые немецким командованием по укрепле­нию боеспособности «Туркестанского легиона», не всегда достигают же­лаемых результатов.

Многие легионеры настроены антифашистски и высказывают желание при любом удобном случае повернуть оружие против оккупантов.

Имеется ряд случаев, когда легионеры целыми ротами и взводами вме­сте с оружием переходят на сторону Красной Армии, в частности на учас­тке фронта в районе р. Северского Донца.

Еще до переброски «Туркестанского легиона» на фронт его командиром был зачитан приказ следующего содержания: «Германский военный трибу­нал приговорил 7 легионеров к расстрелу за то, что они, подстрекаемые по­литруком, сговорились перейти на сторону Красной Армии в момент их нахождения на линии фронта, но благодаря бдительности некоторых леги­онеров все были вовремя разоблачены».

Несмотря на приказы и агитацию, легионеры группами договарива­ются и переходят на сторону Красной Армии.

Так, зимой 1942/1943 гг. в г. Артемовске Сталинской области командир 4-го батальона капитан Веккенгаузе расстрелял командира 3-й роты и стар­шину этой же роты за попытку организовать групповой переход на совет­скую сторону.

Командир 5-й роты 1-го батальона Игдисамов в г. Артемовске был свя­зан с партизанами, снабжал их оружием, пока старшина роты татарин Ачмедчин не выдал его немецкому командованию, но, несмотря на арест, Игдисамову удалось бежать из-под стражи.

10 августа 1943 г. в район Золотаревка—Лисичанск был направлен ми­нометный взвод 3-й роты 1-го туркестанского батальона в подчинение 5-й немецкой роты 62-й пехотной дивизии. В ночь на 17 августа 1943 г. леги­онеры этого взвода уничтожили в дзотах немецкий гарнизон, разрушили средства связи и вместе с оружием перешли на сторону Красной Армии.

В силу этого германское командование вынуждено было снять батальоны с линии фронта, использовать их для строительства оборонительных соору­жений и только в отдельных случаях легионеры посылаются на передний край обороны под охраной немецких патрулей.

По данным, требующим проверки, «Туркестанский легион № 185» в период его дислокации в г. Ромны Сумской области посетил приезжав­ший из г. Берлина глава «туркестанского правительства» Вали Каюм-хан в сопровождении воинских чинов немецкого командования.

Вали Каюм-хан на организованном митинге призывал легионеров к борьбе против большевизма и за создание «Туркестанского государства» из среднеазиатских национальностей.

Вали Каюм-хан в своем выступлении заявил, что «туркестанское прави­тельство», возглавляемое им в г. Берлине, рука об руку с германскими властя­ми борется за свержение Советской власти и за создание в Туркменской ССР, Казахской ССР и Татарской АССР «Туркестанского государства».

На этом же митинге шступил мулла «Туркестанского легиона», который призывал всех легионеров к укреплению магометанской религии и к вере в победу германской армии.

Тот же мулла заявил, что в Туркестане народ переживает в настоящее вре­мя голод и разруху и что по указанию «туркестанского правительства» там организованы басмаческие отряды, борющиеся с оружием в руках за сверже­ние большевистской власти.

После отъезда главы «туркестанского правительства» Вали Каюм-хана в г. Берлин легионеры стали получать газету «Туркестан» и журнал «Миле-

Туркестан», издающиеся в г. Берлине под редакцией того же Вали Каюм-хана.

Народный комиссар государственной безопасности УССР

комиссар государственной безопасности Савченко

ЦАФСБРоссии

Немецким властям и спецслужбам Германии на временно оккупированной территории Украины до мая 1943 г. удалось сформировать 25 полевых батальонов из представителей на­циональных меньшинств СССР, в том числе: 12 туркестанских (1/29,1/44,1/76,1/94,1/100, 1/295,1/297,1/305, 1/370,1/371,1/384, 1/389), 6 азербайджанских (1/4,1/73,1/97,1/101, 1/111, II/9), 4 грузинских (1/1,1/9, II/4, 11/198) и 3 армянских (1/125, 1/198, 11/9), атакже 2усиленных северокавказских полубатальона (842 и 843), 7 строительных и 2 запасных бата­льона — всего свыше 30 тыс человек.

Каждый полевой батальон имел в своем составе 3 стрелковые, пулеметную и штабную роты по 130—200 человек в каждой. Стрелковая рота — 3 стрелковых и пулеметный взводы, штабная — противотанковый, минометный, саперный и связи. Общая численность баталь­она составляла 800—1000 солдат и офицеров, в том числе до 40 человек немецкого кадрового персонала. Немецкие командиры батальонов и рот имели заместителей из числа представи­телей той или иной национальности. Командование ниже ротного звена было исключитель­но национальным. На вооружении имелись 3 45-мм противотанковых пушки, 15 легких и тяжелых минометов, 52 ручных и станковых пулемета, винтовки и автоматы. Оружие в из­бытке поставлялось со складов трофейного советского вооружения.

Кроме полевых батальонов из военнопленных уроженцев Средней Азии и Кавказа было сформировано большое количество строительных, железнодорожных, транспортных и про­чих мелких подразделений, обслуживавших германскую армию, но не принимавших непос­редственного участия в боевых действиях. К ним относятся 202 отдельные роты (111 туркес­танских, 30 грузинских, 22 армянских, 21 азербайджанская, 15 волжско-татарских и 3 северокавказские), а также более мелкие единицы, не поддающиеся систематическому учету, и отдельные группы в составе немецких частей (см.: ОкороковАВ.Антисоветские воинские формирования в годы Второй мировой войны. М: Военный университет, 2000, с. 69—70; а также документ № 1425).

Сообщение закордонного агента НКГБ СССР

о решениях Квебекской конференции по вопросу открытия второго фронта в Европе1

6 сентября 1943 г.

В решениях Квебекской конференции предусмотрено:

1. Высадка союзников в Западной Европе будет осуществлена весной 1944 г. Кодовое название этой операции «Оверлорд».

2. После 1 ноября 1943 г. подготовительные мероприятия к операции будут иметь приоритет над всеми остальными.

3. В процессе подготовки к операции «Оверлорд» в Великобританию из Северной Африки будут посланы 5-я и 50-я английские дивизии, 1-я и четыре другие американские дивизии.

4. Из Средиземного моря в английские порты будет переброшено боль­шое количество десантных барж.

5. Из Северной Африки и Сицилии в Великобританию будет перебро­шено большое количество планеров.

Архив СВР России

К началу сентября 1943 г. обстановка на Западно-Европейском театре военных дей­ствий оставалась весьма благоприятной для союзников. Они прочно удерживали страте­гическую инициативу и располагали превдсходившими противника по численности и ос­нащению объединенными вооруженными силами.

В этих условиях Объединенный комитет начальников штабов США и Англии, руковод­ствуясь указаниями своих правительств, планировал на 1944 г. в Европе: продолжить страте­гическое воздушное наступление против Германии, осуществить вторжение в северо-запад­ную Францию и захватить необходимый плацдарм (главная операция «Оверлорд»), высадить войска на юге Франции (вспомогательная операция «Энвил»), после чего развить наступле­ние с целью изгнания врага из Франции, Бельгии и Голландии. Предусматривалось продол­жить наступление в Италии, но не в ущерб первым двум операциям, а также захватить в Эгейском море остров Родос, чтобы обеспечить последующую высадку десантов в Греции (см.: История Второй мировой войны 1939—1945. М., 1977, т. 8, с. 245).

' См. т. 2 настоящего сборника, документ № 635; т. 3, документы № 981, 1030, 1031, 1041, а также документы № 1403, 1592.

Указание ГУКР «Смерш» НКО СССР  49160 начальникам управлений и отделов шшрразведки «Смерш» фронтов, армий, военных округов, гарнизонов и спецлагерей об организации розыска агентов разведоргана «Цеппелин»

7 сентября 1943 г.

Показаниями шпионов, арестованных УКР «Смерш» Закавказского фронта, установлено, что при германском разведывательном органе, условно именуемом «Цет»1 («Цеппелин»), подчиненном СД (служба безопасности), в специальньгх школах производится подготовка агентуры из числа кавказс­ких народностей для заброски их в районы Северного Кавказа и Закавказья с заданиями по подрывной, шпионской и повстанческой деятельности.

Указанные в прилагаемом списке2 агенты были завербованы в лагерях военнопленных в Ораниенбурге, Бухенвальде и Зандберге, прошли пред­варительную подготовку в разведывательных школах в Ораниенбурге и Аушвице, а затем обучались в школе в г. Осипенко (УССР), частично пе­реброшены или подготавливаются к переброске в тыл Красной Армии.

Предлагаю:

1. Принять меры к активному розыску и аресту агентов германской раз­ведки, перечисленных в списке. Об аресте указанных германских агентов сообщать в ГУКР «Смерш».

2. Секретариату ГУКР «Смерш» направить необходимое количество эк­земпляров этого списка в НКГБ СССР, Главное управление войск НКВД СССР по охране тыла Действующей Красной Армии, органы «Смерш» НКВД СССР и НКВМФ для организации розыска агентуры противника.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР

комиссар госбезопасности 2-го ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

Германская армия, потерпев сокрушительное поражение в Московской битве, была вы­нуждена под натиском войск Красной Армии отступать (декабрь—март 1941 г.), и все же ей удалось закрепиться на линии Ржев—Гжатск—Вязьма в 140—150 км от советской столиць!»

1 В ряде случаев «Цеппелин» сокращенно именовался «Цет».

2 Список не публикуется.

Причем немцы подготовили на указанном участке советско-германского фронта довольно мощную линию обороны, позволившую им удерживать этот рубеж до марта 1943 года. Упор­ное сопротивление войск вермахта наступающим соединениям и частям Красной Армии способствовало командованию гитлеровских войск стабилизировать обстановку на север­ном направлении и приступить к подготовке наступательных операций на Кавказе и плани­ровать наступление на сталинградском направлении.

Для разведывательно-диверсионного обеспечения предстоящих боевых действий спецслужбы Германии в лице Главного имперского управления (РСХА) и военной раз­ведки абвер, в свою очередь, используя накопленный опыт, приступили к планированию широких разведывательно-подрывных акций.

Уже в марте 1942 года РСХА пришло к выводу о необходимости создания специального разведь1ватеяьно-диверсионного органа, в задачу которого должно было бы входить кроме осуществления акций непосредственного подрыва (диверсии и террор) и широкомасштаб­ное политическое разложение населения тыловых районов Советского Союза.

Указанному органу было присвоено условное наименование «Унтернемен Цеппелин» («Предприятие Цеппелин»), а также разработано положение о функционировании этого «предприятия» и его задачах.

Во втором разделе положения, озаглавленного - основы организации, была сформу­лирована стратегия предстоящей операции, в которой говорилось: «Учитывая огромную численность и территориальные пространства противника, а также короткий срок для проведения операции, имеющийся в нашем распоряжении, так как действие операции должно быть достигнуто уже к следующему наступлению, учитывая, что речь идет об аген­тах иностранного происхождения, операция будет иметь успех только в том случае, если будет проведена как массовое мероприятие. Нельзя офаничиться десятками групп для разложенческой деятельности, они для советского колосса (уже без уточнения, что этот «колосс на глиняных ногах», как это имело место перед нападением Германии на СССР. — Сост.) являются только булавочными уколами. Нужно забрасывать тысячи. Это необходи­мо еще и потому, что даже при самом тщательном обучении и отборе агентуры следует считаться с тем, что большой процент ее ненадежен, часть ее является сознательно преда­тельским элементом, часть отсеется как неспособная...».

Для реализации задач, поставленных перед «Цеппелином», руководство РСХА пре­дусматривало создание при этом органе следующих групп:

1. Группы связи — для перехвата и передачи политических сообщений из Советского Союза.

2. Группы пропаганды — для проведения [пропаганды] путем распространения нацио­нальных, социальных и религиозных лозунгов.

3. Повстанческие группы — для проведения восстаний в тех районах, где имеются для этого условия.

4. Диверсионные группы — для проведения диверсий и террористических актов. Создание ложных партизанских отрядов с задачей вести малую войну и проведения

диверсионных актов на военных объектах оставалось обязанностью военного командова­ния германской армии (непосредственная работа по реализации этой задачи возлагалась на абверкоманды и абвергруппы военной разведки).

Агентуру, как правило, рекомендовалось подбирать из числа военнопленных крас­ноармейцев. Однако не исключалась ее вербовка и в гражданской среде оккупирован­ных районов СССР. К сотрудничеству привлекались также активные и надежные лица из среды эмигрантов.

При отборе кандидатов для вербовки в качестве агентов особое внимание уделялось лицам кавказских национальностей (армяне, грузины, азербайджанцы, осетины, черкесы, чеченцы и др.); жителям Средней Азии (узбеки, туркмены, таджики, казахи и др.); лицам татарского происхождения (крымским и волжским). Особое значение при этом уделялось казакам, которые, по мнению руководителей германских спецслужб, имеют свои харак­терные качества, подходящие для агентурной работы.

Работа с агентурой распадалась по времени на три периода, которые следовали друг за другом:

а) Подбор агентов в лагерях для военнопленных и из числа гражданского населения.

б) Подготовка (обучение и укрепление знаний дальнейшей проверкой) в собственньгх сборных лагерях, как правило, разделенных по 4 национальности, — русские, кавказцы, тюркские народности и казаки.

в) Собственно засылка агентов — через лагеря для агентуры по тайным проходам через линию фронта или путем выброски с самолета. Сюда же относилось и возвраще­ние агента, за которым следовала новая переброска.

Для проведения в жизнь разработанного сценария личному составу «Цеппелина» пред­лагалось опираться на айнзатщрушты и айнзатпкоманды, которым придавались соответ­ствующие подразделения этого органа. Для осуществления вышеуказанной операции пре­дусматривалось тесное взаимодействие руководства «Цеппелина» с военным командованием вермахта. В связи с этим при ОКВ (в необходимых случаях при ОКХ и командовании войск СС) находился офицер связи.

Забрасываемым агентам в тыловые районы СССР внушалась мысль, что «они вы­полняют правильное, необходимое для них самих дело».

В положении о «Цеппелине» предусматривалось, что Главное управление имперской безопасности будет вести и пропаганду в этом направлении, причем подчеркивалось что такая пропаганда не должна в очень сильной степени расходиться с действительностью на оккупированной территории. От этого, утверждалось, будет зависеть успех операции.

В разделе «Национальные лозунги» разъяснялось, что «национальным меньшинствам Советского Союза, особенно кавказским и тюркским народам, а также казакам, надо обешать национальную свободу под немецкой защитой. Русским можно спокойно обе­щать то же самое, причем им прежде всего надо обещать охрану старой русской культу­ры и невозвращение царя и крупных помещиков. Для Украины такие гарантии не нуж­ны, потому что ядро Украины уже находится в немецких руках. По отношению к монголам и туркам — очень важному фактору в операции по разложению — надо избегать отожде­ствления большевизма с «азиатскими ордами», «монгольскими набегами» и тп,

В разделе «Социальные лозунги», подчеркивалось, что «впредь нельзя говорить о Востоке как о «колонии» Германии или Европы. Если даже и верна мысль о колониаль­ном значении восточных областей, то в настоящее время выражение ее является только ухудшением политического положения восточного фронта, потому что благодаря этому каждый человек из этих областей уже видит себя низведенным до уровня кули или негра. И, к сожалению, этот факт уже широко использовала советская пропаганда».

В разделе «Религиозные лозунги» разъяснялось, что «в качестве религиозной про­граммы достаточно обещания «свободы исповедания любой религии» и «защиты рели­гиозных обрядов». Это важно особенно по отношению к исламским народам. При этом не надо ничего говорить об оставлении неприкосновенной современной церковной орга­низации».

Ознакомившись с указанными лозунгами, читатель обратил внимание на их демаго­гический характер, прикрывающий истинные намерения их составителей, которые по­считали целесообразным подчеркнуть, что «ядро Украины уже находится в немецких руках». Данное выражение свидетельствует о том, что руководители украинских нацио­налистов, как и прежде, представляли немецкие интересы, а не защищали интересы ук­раинского народа.,

Что же касается «свободы исповедания любой религии», то и в этом вопросе немцы ос­тавляли за собой право внести свои коррективы в церковную организацию, но скрывать это от непосредственных исполнителей подрывных акций на советской территории.

Для выполнения намеченных планов во главе операции назначался ее руководитель и его заместитель. В их распоряжении имелся небольшой штаб. В задачу штаба входила ко­ординация деятельности «Цеппелина» с деятельностью других имперских учреждений.

которые в основном направляли его работу, а также составляли обобщенные сообщения о ходе этой работы, о результатах действий разведывательной службы и функционирования разложенческих организаций.

Само «Предприятие Цеппелин» состояло из 3 отделов.

Z 1 — подбор агентуры и ее обеспечение;

Z 2 — подготовка агентуры и ввод ее в действие;

Z 3 — использование на работе.

В свою очередь, эти отделы делились на подотделы со своими конкретными за­дачами.

Штаб по руководству «Цеппелином» находился в Главном управлении имперской безо­пасности (РСХА), который поддерживал постоянную связь с ОКБ, имперским министерством востока и министерством пропаганды.

Предприятие «Цеппелин» имело в своем составе с весны 1942 г. четыре особые ко­манды, которые были приданы оперативным группам: А, Б, Ц, Д полиции безопасности и СД РСХА при основных армейских группировках немецкой армии. Весной 1943 г. осо­бые команды были расформированы, а вместо них на советско-германском фронте со­зданы две главные команды — «Русланд Митте» (позднее переименован в «Русланд Норд») и «Русланд Зюд» (иначе «Штаб доктора Редера»). Структурно обе эти команды состояли из штабов, отделов А, Б, Ц и VI Ф и других подразделений. Отделам Ц подчинялись по четыре ауссенкоманды.

Предприятие «Цеппелин» располагало сетью лагерей различного профиля (прием-но-распределительные, особые сборные, особые предварительные, учебно-проверочные, главные, штрафные и пр.), а также разведьгаательно-диверсионными школами, которые располагались во многих населенных пунктах и городах, на территории собственно Гер­мании, бывшей Польши и оккупированных районов Советского Союза: Зандберге, Бу-хенвальде, Заксенхаузене, Яблонь, Парчев, Гайдов, Воломин, Аушвиц, Легионово, Ора-ниенбурге, Крейцбурге, Освитц, Крунзрухе, Брюкенорде, Тейхвальде, Евпатории, Осипенко, Симферополе.

«Цеппелином» были созданы некоторые антисоветские организации: БСРН, РНПР, позже (1944 г.) ряд воинских формирований (ЦА ФСБ России; см. также т. 3 настоящего сборника, документы № 855, 1038, 1066, 1151, 1225, 1231).

Указ Президиума Верховного Совета СССР

о предоставлении военным трибуналам права рассматривать дела о преступлениях, предусмотренных статьей 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г.

8 сентября 1943 г.

Установить, что в тех случаях, когда по обстоятельствам военного времени невозможна передача в военно-полевые суды дел о преступлениях, предусмот­ренных статьей 2 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 г. «О мерах наказания немецхо-сраитистских злодеев, виновных в убий­ствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноар­мейцев, для шпионов, изменников Родины из числа советских гтзаждан и для их пособников»1, эти дела могут передаваться на рассмотрение военных три­буналов с применением согласно указанной статье мер наказания в виде ссыл­ки в каторжные работы на срок от 15 до 20 лет.

Председатель Президиума

Верховного Совета СССР М. Калинин

Секретарь Президиума

Верховного Совета СССР А. Горкин

НА ФСБ России

См. документы № 1398, 1430, 1534.

Спецсообщение УКР «Смерш» Закавказского фронта  816 в ГУКР «Смерш» НКО СССР о ходе радиоигры «Разгром»1

9 сентября 1943 г.

Перед опросом руководителей трех групп Ходжавы, Паркая, Бабалаш-вили и других разведчиков установлено:

1. Ходжава, будучи инструктором и командиром взвода в лагерях и раз­ведшколе команды «Цеппелин», проводил просоветскую работу, которая была известна многим разведчикам. Рутаюдитель второй фушты («Вера-2») Паркая также принимал в этом участие.

2. В мае сего года в г. Бердянске коменданту лагеря Гуну было подано заявление, в котором Ходжава, Паркая и другие обвинялись в просоветс­кой деятельности. По этому заявлению штаб «Цеппелина» вел расследова­ние, но не добился достаточных данных для изобличения Ходжавы. В це­лях профилактики группу Ходжавы разъединили, откомандировав Степанова на курсы радистов, Рокуа и Чхиквадзе — в другие лагерные под­разделения, усилили режим содержания в лагере.

3. Ходжава в целях реабилитации себя перед немцами пошел на риск, в резкой форме потребовал использования на задании или, при наличии по­дозрений, направления в концлагерь. В результате этого Ходжава тщатель­но проверялся немцами на заданиях по охране Азовского побережья. Учас­тники его гоуппы были возвращены и спустя полтора месяца переброшены вместе с Ходжавой на нашу сторону со шпионскими заданиями. Ходжава показывает, что полного доверия немцев не приобрел и был переброшен потому, что Берлин требовал немедленной выброски грузинской фуггпы, а другой фуппы, кроме Ходжавы, у команды «Цеппелин» в то время подго­товлено не было.

4. 24—25 августа сего года руководителям групп «Вера-2» Паркая и «Вера-3» Бабалашвили штурмбанфюрер Рерих предложил отправиться в качестве пополнения к фуппе Ходжавы, работающей в Грузии (наша игра «Разфом»). Оба от предложения отказались. Паркая знал о советских взглядах Ходжавы и его твердом намерении не работать на немцев и расце­нил это предложение немцев как провокацию, так как ранее он был связан с Ходжавой. В силу этого он отказался от связи с Ходжавой, боясь быть аре­стованным немцами. Бабалашвили отказался потому, что он и его фугша, I зная Ходжаву советски настроенным, не верили, что он работает на нем­цев, подозревали радиоифу, о чем сказали немцам.

1 См. документы № 1530, 1570, 1575, 1576, 1594.

5. С другой стороны, разведчики показывают, что немцы после установ­ления связи с Ходжавой и до последнего времени верили радиостанции и ставили его работу в пример другим. После отказа Бабалашвили работать с Ходжавой вместе на нашей стороне немцы предложили ему доставить для Ходжавы посылку с деньгами, батареями и письмами, дав для этого под-ставленньш нами немцам явочнъш адрес. При этом немцы предложили со­блюдать крайнюю осторожность, вплоть до того, что явившийся на адрес в качестве больного (хозяин подставленного нами адреса — врач) должен был незаметно оставить посылку, ничего о ней не говоря. На случай, если Баба­лашвили будет нуждаться в помощи врача, ему был сообщен пароль: «Фер­динанд».

Учитывая заявление разведчиков Паркая и Бабалашвили немцам о недо­верии к Ходжаве и отказ идти на пополнение его фуппы, предложение нем­цев соблюдать особую осторожность при передаче посылки, а также показа­ния эмифанта Картвелишвили, что, хотя он и уверен в честной работе фуппы Ходжавы, его смущает, почему он подолгу и часто бывает в эфире, не боясь провала, считаем, что работа Ходжавы у немцев на подозрении и будет про­веряться.

Намерение же немцев прислать к Ходжаве пополнение и направление посылки говорят о том, что немцы радиостанцию Ходжавы проваленной не считают. Данных о какой-либо комбинации, гфоводимой немцами по пово­ду нашей радиошры, пока не установлено, кроме возможных мероприятий по проверке радиостанции в дальнейшем.

Учитывая создавшееся положение, считаем необходимым радиошру «Раз­гром» продолжить с однофеменной организацией радиоифы по фуппе Ба­балашвили («Вера-3»).Проведение этих мероггоиятий возможно только при условии обнаружения шифровки кода радиостанции фуппы Бабалашвили, которые якобы были спрятаны в дупле дерева радистом Элашвили после при­земления. Меры по их розыску приняты. По обнаружении шифров немед­ленно будет составлен план дальнейших мероприятий и представлен Вам на утверждение.

Начальник УКР «Смерш» Закавказского фронта

генерал-майор Рухадзе

ЦА ФСБ России

Из спецсообщения начальника УНКВД по Вологодской области А.П. Свиридова и начальника штаба истребительных батальонов УНКВД области В.Е. Ломакина  58265 заместителю народного комиссара внутренних дел СССР И А Серову о задержании на территории области вражеских агентов-парашнтгистов

9 сентября 1943 г.

В дополнение нашего № 58262 от 4 сентября 1943 г. (на имя начальни­ка штаба истребительных батальонов) доношу подробные обстоятельства задержания шести вражеских парашютистов в Кубено-Озерском и Чеб-сарском районах Вологодской области.

В ночь с 2 на 3 сентября над территорией Вологодской области с запада на восток пролетел вражеский самолет «Хейнкель-111», который, долетев до озера Кубенское, сделал разворот и улетел в обратном направлении.

Получив эти данные от МПВО г. Вологда, нами было предложено началь­нику РО принять надлежащие меры, обеспечивающие задержание вражес­ких парашютистов в случае их выброски.

2 сентября 1943 г. в 24 ч. 00 мин. член группы содействия Смирнова Алек­сандра Николаевна явилась к командиру отдельного подразделения Поро-зовского с/совета Кубено-Озерского района Пелевину Леониду Ивановичу и заявила, что к ней прибыл неизвестный военный, который спрашивал кого-либо из комсостава. Командир подразделения Пелевин взял с собой бойца Фрыгина, пошли к Смирновой на квартиру, где застали неизвестного в фор­ме сержанта Красной Армии. Последний предъявил документ на имя Сидо­рова Бориса Леонидовича и заявил, что он является парашютистом, выбро­шенным с вражеского самолета в числе трех человек, которые находятся в лесу, на этом же самолете осталась еще одна группа в количестве трех человек и что группа эта также будет выброшена, но неизвестно где.

РО НКВД, получив эти данные через т. Пелевина, на месте приземле­ния вражеских парашютистов для розыска и задержания их была выбро­шена оперативная группа в количестве 3 оперативных работников, отдель­ное подразделение в количестве 8 человек. Одновременно из Вологды направлены 10 бойцов конвойной бригады под общей командой началь­ника штаба истребительных батальонов майора Ломакина.

По прибытии на место был организован активный розыск двух пара­шютистов и сброшенного вместе с ними груза.

3 сентября 1943 г. в 17 ч. 00 мин. зшеститель начальника РО НКВД лейте­нант милиции Николаев и опфуполномоченньгй младший лейтенант мили­ции Малков были высланы с задержанным парашютистом Сидоровым с це­лью забрать парашют и стгоятанньш им груз. По пути движения они встретили второго гарашютиста — Топкасова Алексея Михайловича, который был ими задержан.

Организованные поиски третьего парашютиста в течение 3—5 сен­тября положительных результатов не дали, хотя на всех вероятных путях движения были выставлены засады и организовано патрулирование по населенным пунктам.

В 21 ч. 00 мин. 8 сентября 1943 г. находившиеся в засаде бойцы от­дельного подразделения истребительного батальона Староверов Миха­ил Иванович и Староверов Иван Сергеевич заметили, как в один из до­мов дер. Напшино Порозовского с/совета направился неизвестный военный. Дав возможность зайти ему в дом, немедленно последовали за ним, где и задержали его. Он оказался третьим парашютистом — Григо­рьевым Михаилом Николаевичем.

3 сентября 1943 г. в 10 ч. 40 мин. в почтовое отделение Юрисеевского с/совета дер. Моисеево Чебсарского района явились два неизвестных во­енных, одетых в форму сержантов Красной Армии, которые начали пи­сать письма на родину и переводить родным деньги.

О появлении неизвестных было сообщено находившемуся в этом сель­совете в командировке начальнику РО НКВД капитану безопасности Смирнову.

При проверке документов неизвестные военные назвали себя Тетюш-кин Михаил Максимович и Тихонов Андрей Федорович и заявили, что они являются парашютистами, выброшенными с вражеского самолета, и что третий, выброшенный вместе с ними, остался где-то на месте призем­ления.

На розыски третьего парашютиста и выброшенного с ними груза были высланы бойцы Чебсарского истребительного батальона и фуппа содей­ствия, которые 4 сентября 1943 г. задержали Хотырева Бориса Филиппо­вича.

В результате проведения операций по задержанию двух групп парашю­тистов, выброшенных с одного и того же вражеского самолета «Хейнкель-111» в Кубено-Озерском районе, были задержаны:

1. Казаков — «Сидоров» Борис Леонидович... в Красную Армию был при­зван в 1938 г. и служил в КБФ на подводной лодке № 103, до службы в армии работал в качестве гравфа ювелирторга г. Одессы, бывший кандидат в члены ВКП(б), холост, не судим.

2. Рогов — «Топкасов» Алексей Михайлович... в Красной Армии слу­жил с июля 1942 г., до службы в армии работал в г. Курган на маслодель­ном заводе в качестве мастера, происходит из крестьян, бывший член ВЛКСМ, не судим.

3. Коньков — «Григорьев» Михаил Николаевич... рабочий, с 1939 по 1941 г. рботал на заводе им. Марта, г. Ленинфад... не судим, в армии не служил.

В Чебсарском районе задержаны:

1. Теттошкин Михаил Максимович... призван в Красную Армию в августе 1941 г., служил в 391 сп 139 сд, шадтпий лейтенант Красной Армии, до службы в армии работал инструктором РК ВЛКСМ, бьшший член ВКП(б), в 1939 г судим по ст. 116 УК РСФСР на 3 года.

2. Тихонов Андрей Федорович... в Красной Армии служил рядовым с ноября 1941 г. в 57 сб 2-й Ударной армии, бьшший член ВЛКСМ, до служ­бы в армии шофер МТС.

3. Хотырев Борис Филиппович... служил в 3-м Ленинградском пехотном училище, лейтенант Красной Армии, беспартийный, не судим.

Как установлено допросом задержанных Казакова и Рогова, все они, попав в разное время к немцам в плен, были завербованы немецкой раз­ведкой в диверсионную школу и проходили подготовку с марта 1943 г. в г. Вано-Нурси, лагерь «Малепартус» (Эстония). По окончании школы 28 августа 1943 г. были привезены на Псковский аэродром, откуда на са­молете были переброшены в тыл Красной Армии для производства ди­версий на Северной железной дороге (на линии Тихвин—Вологда). Для производства диверсии задержанные были снабжены необходимым ко­личеством взрывчатых вешеств.

У задержанных было обнаружено и отобрано: взрьшчатки—18 кг; зажи­гательных шашек — 24 шт.; револьверов «Наган» — 4; ППШ — 2; гранат системы «Ф-1» — 18; карабинов — 4; карт района их действия — 6; парашю­тов пассажирских — 6; грузовых — 4; денег советской купюры — 6000.

Каждый из задержанных имел по 2 красноармейские книжки, коман­дировочные удостоверения от разных воинских частей и требования на проезд по железной дороге.

По показаниям задержанных, в ближайшие дни подготовливаются к переброске до 4 групп диверсантов по 3 человека в каждой, которые окон­чили школу и ожидают переброски (см. протоколы допроса Казакова и Рогова).

Задержанные парашютисты-диверсанты, сброшенные вместе с ними места груза — взрывчатка, оружие и документы, переданы в отдел контр­разведки «Смерш» Вологодского гарнизона.

Приложение: протоколы допроса Казакова и Рогова1.

Начальник Управления НКВД по Вологодской области

полковник госбезопасности Свиридов

Начальник штаба истребительных батальонов НКВД по Вологодской области

майор Ломакин

НА ФСБ Росам

Спецсообщение УКР «Смерш» Закавказского фронта  818 в ГУКР «Смерш» НТО СССР о ходе радиоигры «Разгром»1

10 сентября 1943 г.

В дополнение к № 816 по делу «Разгром». Опросом радиста группы «Вера-3» Элашвили установлено, что шифры он не прятал, как показывал ранее, а разорвал их и выбросил, опасаясь разоблачения. Разыскать их не­возможно. Таким образом, включить фуппу Бабалашвили («Вфа-3») в ра-диоифу нельзя.

Вся фуппа Бабалашвили, по показаниям других разведчиков, насфо-ена к немцам лояльно и являлась для них надежной. Это подтверждается их поведением при задержании и на следствии. Этим, видимо, объясня­ется и то, что именно Бабалашвили поручили доставить посылку для груп­пы Ходжавы. Для продолжения радиоифы «Разфом» считаем необходи­мым сообщить немцам о получении Ходжавой посылки на явочном адресе. Легендировать, что фуппа Бабалашвили при приземлении потеряла ра­диста, который так и не обнаружен. Пользуясь данным ему немцами адре­сом Хечинашвили, он подбросил письмо, в котором просит сообщить о потере радиста. Ходжава показывает при этом, что ему неизвестно, кто подбросил письмо. Этим рассчитываем получить указание от немцев че­рез рацию Ходжавы, как использовать Бабалашвили. Далее сообщаем о том, что Ходжава приступил к выполнению заданий, предложенных ему в письме. Если на сообщение о потере Бабалашвили радиста не последует фазу указание, передать еще одну радиофамму о том, что «Вера-3» спра­шивает, есть ли ответ и что ему делать. Имея в виду, что Ходжава при выб­роске был снабжен двумя радистами, один из коих якобы при приземле­нии покалечился, сообщить, что он поправляется, с расчетом на то, что немцы могут предложить использовать его в фуппе Бабалашвили. В этом случае организовать радиоифу по фуппе Бабалашвили, что даст возмож­ность для дальнейших комбинаций.

Установлено, что пароль «Фердинанд» является именем Бетанели Фер­динанда, эмифировавшего в 1924—1925 гг. за фаницу. Он же является извес­тным нам Картвелишвили Тенгизом, который и дал Ходжаве адрес Хечинаш­вили в г. Тбилиси. Бетанели является дальним родственником Хечинашвили и его репетитором в прошлом. Учитывая, что Бетанели шрает активную роль в подготовке немецких разведьтательных кадров для Грузии, показать нем­цам, что Хечинашвили в результате пароля2 узнал Бетанели и готов для него

1 См. документы № 1530, 1570, 1575, 1576, 1594, 1599.

2 Так в тексте документа.

все сделать. Для закрепления Хечинашвили и Ходжавы радировать немцам не­которые данные о жене и сыновьях Бетанели, которые установлены в СССР. Мероприятие рассчитано на то, чтобы поднять интерес немцев к Хечинашвили для активного его использования.

В соответствии с изложенным просим санкционировать для передачи следующие радиограммы:

10 сентября — «Письма, батареи, деньги кто-то оставил 5 сентября Хе­чинашвили, передал мне позавчера. Спасибо, письма он прочитал, хоро­шо принял, поцеловал. Сказал, что Федю Фердинанда он знает. Кто Фер­динанд — не знаю».

13 сентября — «9 сентября Хечинашвили в почтовом ящике двери на­шел письма для передачи Гуну от «Вера-3». Передаю: вместо Ворчало выб­росили лесах горы Башкичети. Рагхию нашли, Элашвили искали — не на­шли. Как быть, кто «Вера-3», кто бросил письма — не знаю. Что делать?».

16 сентября — «Выполнить Ваше поручение письме постараюсь. Ищу военных друзей. Хечинашвили работает военных госпиталях, обещал по­мочь. Степанову тоже поручил, он скоро выпишется, но будет хромать».

20 сентября — «Хечинашвили опять нашел письмо в подъезде. «Вера-3» спрашивает, есть ли ответ. Что делать? Хечинашвили просит сшбщить Фер: динанду, что жена и сыновья здоровы, старший женился, имеет сына, сейчас дома после контузии, младший работает в России пом. машиниста, нужда­ются».

22 сентября — «Хечинашвили мне сказал, что Картвелишвили — даль­ний родственник Бетанели. Хечинашвили согласился с нами работать».

Дальнейшие передачи вести в зависимости от ответа немцев. Упоми­нание в тексте клички «Вера-3» не должно вызывать сомнения у немцев, так как разведчикам клички своих старших были известны.

Начальник УКР «Смерш» Закавказского фронта

генерал-майор Рухадзе

ЦЛ ФСБ России

Из спецсообщения НКГБ БССР  4/501 в НКВД и НКГБ СССР о некоторых методах работы немецко-фашистской разведки

11 сентября 1943 г.

Доношу: в августе 1943 г. оперработником НКГБ БССР... находящимся по нашему заданию в должности начальника оперативно-чекистской группы при Могилевском подпольном областном коштете КП(б) Белоруссии, был задержан и разоблачен агент немецкой разведки Веревкин Николай Семено­вич1, 1914 года рождения, беспартийный, русский, бывший капитан Крас­ной Армии.

[...]

Показания Веревкина представляют оперативный интерес в части со­общенных им на допросах данных: о методах работы контрразведыватель­ных органов противника; о структуре контрразведки центрального участ­ка Восточного фронта; о немецкой агентуре на временно оккупированной территории, а также по советскому тылу.

Подбор и проверка агентуры

Веревкин по этому вопросу показывает, что в выборе агента-развед­чика немцы обычно останаштиваются на людях, у которых на допросах выявляется сильный характер (быстро не сдаются), держат себя спокой­но, не проявляя, несмотря на угрозы и другие крайние меры воздействия, трусости.

Согласия на работу обрабатываемых лиц добиваются шантажом, дос­тигнув цели, завербованного освобождают из тюрьмы и через 10—15 дней дают так называемую «пробу», последняя заключается в том, что к завербо­ванному подводят группу «фауманов» (провокаторов) или же прикрепляют втемную к одному из «фауманов» и вместе с последним вводят в разработку реальной антифашистской фуппы. Вопрос о дальнейшем использовании проверяемого решается в зависимости от его работы по разрабатываемой группе и личного поведения. Характеристику дает «фауман», подведенный к проверяемому агенту.

Разработка подпольных групп

Отделом контрразведки «фауману» поручается создать антифашистскую группу из 3—5 человек, затем этой группе дается задание установить связь с антифашистской организацией или группой (партизанский отряд, подполь­ный партийный комитет или разведгруппа). После того как созданная «фау­

1 Веревкин Н.С. 4 декабря 1943 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден по ст. 58-16 УК РСФСР на 15 лет лишения свободы.

маном» гоуппа, войдя в доверие, проникает в активно действующую подполь­ную организацию и разработкой устанавливаются все данные о ней, а также будет выявлено не менее 50% личного состава организации, разработка лик­видируется арестом известных контрразведке участников организации или фуппь1. Остальной состав ликвидированной организации выявляется в про­цессе следствия.

«Фауманы» для зашифровки, как правило, также «арестовываются» и в процессе ликвидации дела используются в разоблачении арестованных на очных ставках.

Часть участников ликвидируемой организации, выявленных в процессе следствия, контрразведкой оставляется на свободе, к ним подводят «фаума-на», через которого продолжают вести разработку оставшейся группы и их связей.

Разработку неблагонадежных или подозрительных для немцев лиц кон­трразведка ведет также через «фауманов», которых подводит в одиночку или фуппами, легендируя их как парашютистовфазведчиков или партизан. Раз­работку объекта «фауман» начинает обычно с разговора о том, что якобы раз­рабатываемое лицо знают в г. Москве или в ЦК ВКП(б) и что он («фауман») прислан на связь или ему рекомендовано обратиться за помощью в работе против немцев. В случае если разрабатываемое лицо поддалось на провока­цию, оно берется в активную рафаботку, а затем, по получении достаточньк материалов, свидетельствующих о связи его с фуппой или организацией, аре­стовывается (одно или в составе всей фуппы, выявленной в процессе разра­ботки).

«Фауману», как правило, поручается не стесняться в открытом выра­жении недовольства немцами с расчетом, что такое поведение провокато­ра может оказаться приманкой. Если немцам удается через «фаумана» на­толкнуться на людей, связанных с партизанами, то провокатор вводится в партизанское соединение следующим образом.

«Фауман» легендирует, что он может отправить к партизанам большую фуппу людей или же имеет возможность снабдить отряд оружием, боепри­пасами, медикаментами, сахарином, бумагой и другими предметами, в кото­рых испытывают нужду партизаны. В этих случаях немецкая кошрразведка идет на действительную передачу через своего провокатора некоторых пред­метов партизанам, преследуя при этом цель более глубокой разработки орга­низации.

Для разработки подпольных партийных комитетов немцы практикуют создание своих «подпольных комитетов» и, установив через них связь с дей­ствительными комитетами, начинают вести глубокую их разработку. Верев-кин располагает сведениями, что кошрразведка противника в этих случаях часто ставит во главе провокационных подпольных комитетов своих прове­ренных агентов из числа предателей, ранее занимавших видное положение.

Особо сгагичившихся агентов-провокаторов («фауманов») или же ском­прометированных долгой работой на оккупированной территории обычно немецкая конфразведка забрасывает в советский тыл с заданием проник­нуть в органы советской разведки, добиться там роли проводников разве­дывательных футтп, засылаемых на оккупированную территорию, с тем что­бы при выброске фуппы с проникшим в нее «фауманом» локализовать в зачатке ее работу. Веревкин показал, что практикой подтверждается значи­тельная эффективность этого метода проникновения немецкой агентуры в наши разведывательные группы.

На случай оставления немцами ныне оккупированной территории все «фауманы» предназначены к оставлению на месте для работы в тылу Крас­ной Армии.

В процессе разработки заподозренных лиц немецкая контрразведка прак­тикует широкое применение службы наружного наблюдения. Агенты н/н за объектом наблюдения ходят вплотную, часто сопровождают его, передвига­ясь на велосипедах. Агенты н/н от контрразведки, ГФП и гестапо имеются на базарах и в других общественных местах.

Как правило, разведчики н/н одеваются прилично, имеют пропуска для свободного хождения до 24 часов.

Органы контрразведки центрального участка Восточного фронта

а) Центральный штаб

Веревкину из личных наблюдений и бесед с немецкими агентами и офици­альными лицами из контрразведки известно, что всей контрразшдьгвательной деятельностью немцев на центральном участке Восточного фронта руководит штаб контрразведки, расположенный на дачах в 15 км восточнее г. Варшавы. Указанным штабом руководит майор Валли1.

В Варшавском штабе «Валли» кроме руководства подведомственными органами контрразведки проводится квалифицированная обработка захвачен­ной немцами агентуры, разведчиков, засылаемых на оккуттированную терри­торию советской разведкой. Арестованные разведчики весь период тщатель­но ведущихся допросов и последующей обработки на перевербовку содержатся в строгой изоляции. Процесс следствия и перевербовки обычно длится не более 10—12 дней. Допросы ведут зондерфюреры, имеющиеся при штабе в большом количестве.

б) Смоленский отдел контрразведки «Валли»2

Размещается в г. Смоленске по 1-й Красноармейской ул., в домах НКВД против клуба НКВД. В июне сего года в районе Орши подыскивалось новое место для указанного отдела, однако до августа отдел находился еше в г. Смо­ленске.

1 Сведения о дислокации штаба «Валли» и его руководстве неточны. В 21 км восточ­нее г. Варшавы, в м. Сулеювек, располагался штаб «Валли», подчинявшийся управлению «Абвер-заграница» и руководивший разведывательно-диверсионной и контрразведыва­тельной деятельностью абвера на территории Советского Союза. Начальником штаба «Валли» был подполковник Шмальшлегер Хайнц, клички: «директор Геллер», «инженер Доцлер», «директор Гельмрайх», «директор Шмидт». Работа на местах проводилась че­рез абверкоманды, абвергруппы, зондеркоманды и их низшие подразделения — мель-декопфы.

2 В Смоленске в разное время, в том числе в 1943 г., дислоцировались различные подраз­деления штаба «Валли». Однако основным из них была абверкоманда-103, которая обслу­живала немецкую армейскую фуппировку «Центр».

Начальником команды был подполковник Герлиц Феликс, кличка «Феликс», на­чальником штаб-квартиры абверкоманды — капитан Зиг Иоганес, кличка «Виктор».

Начальник отдела — подполковник, помощник начальника — капи­тан, фамилии обоих не установлены.

Зондерфюреров при отделе трое, один из коих, по фамилии Куглер1, знает русский и польский языки.

Зондерфюрер Матросов Владимир Петрович2 перебежал из СССР в Финляндию в 1936 г., якобы бывший мастер спорта, проживал в г. Моск­ве, с момента перехода фаницы до 1941 г. работал в Германии фузчиком, женат на русской германского подданства.

в) Гомельскоеотделениеконтрразведки«Валли»3

Размещается в Доме коммуны по Комсомольской ул. (большое 7-этаж­ное здание).

До апреля 1943 г. начальником отделения был капитан Дрейс — «Мюл­лер»4 из г. Бреслау, в настоящее время сменен старшим лейтенантом (фа­милия не установлена). Помощником начальника является зондерфюрер Хартман Курт Юлъевич5, проживавший до 1918 г. в г. Москве, пьяница.

Следователями при отделении работают: Соколов Константин Нико­лаевич6 — житель г.Новозыбкова, якобы служил в Красной Армии, был оставлен для работы в тылу, но перешел к немцам, на допросах зверски избивает арестованных; Шнейдер7 — белоэмифант, до 1941 г. проживал в г. Вильнюсе, арестовывался НКВД. Радистом отделения работает унтер-офицер зенитной артиллерии немец Хеллер8. Секретарем и курьером у на­чальника отделения служит ефрейтор Фриц.

Заведующим хозяйством отделения служит ефрейтор чех Брош9, анти­фашистски насфоен.

г) Бобруйское отделение контрразведки «Валли»10

Размещается в угловом доме по ул. Пролетарской, д. 79/54, и по ул. Октябрьской, д. 98/100. Зашифровано под метеорологическую станцию.

1 Куглер — зондерфюрер, следователь и переводчик абверкоманды-303. Эта команда вела контрразведывательную работу и дислоцировалась в г. Смоленске.

2 Матросов, он же Майер Владимир, или Валентин Петрович, зондерфюрер, руково­дил всей агентурной работой до ноября 1943 г., затем выбыл в штаб «Валли».

3 Центральной армейской группировке немецких войск была придана кроме абвер-команды-103 абверкоманда-303, позывные радиостанции «Гейер» и «Ева». Начальником команды был подполковник фон Торбук Роберт Ганс.

4 Дрейс, или Древе Отто, или Иосиф, кличка «Мюллер», — капитан, до марта 1942 г. — адъютант начальника абверкоманды-303, затем до апреля 1943 г. — начальник абвергруппы-315. Его сменил обер-лейтенант Цинт, он же Кимфер Франк.

5 Хартман, он же Гартман Курт Юльевич, он же Рожков Кирилл Юрьевич, — фельд­фебель, переводчик абверкоманды-303 до октября 1942 г., а затем заместитель начальни­ка абвергруппы-315.

6 Соколов Константин Николаевич работал следователем в абвергруппе-315.

7 Шнейдер Антон — следователь абвергруппы-315.

8 Хеллер (Геллер, Галлер) Петр — фельдфебель, начальник канцелярии абвергруп­пы-315.

9 Брош Ганс — унтер-офицер, заведовал продскладом абвергруппы-315.

10 Речь идет о мельдекопфе абвергруппы-315, располагавшемся в г.Бобруйске по ул. Про­летарской, д. 79/54 и ул.Октябрьской, д. 78 до сентября 1943 г, мельдекопф перебазировался в г. Мозырь. Возглавлял его зондерфюрер Шмитлейн.

Во дворе дома установлены: флюгер, метеобудка и прибор для измерения осадков.

Отделение ведет работу в городах Бобруйске, Жлобине, Рогачеве, Кли-чеве, Кирове, Глусске, Пуховичах, Костюковичах.

Начальником отделения является зондерфюрер Шмитлейн — «Хольц-ман» Александр Валентинович, уроженец г. Самары, эмигрант, в бьшшей Самарской губернии имел поместье до 800 десятин. Хорошо владеет рус­ским, немецким, французским, английским и испанским языками. Дол­гое время работал в Аргентине, Франции и других странах, а в последнее перед войной время в г. Варшаве был инспектором педагогических школ.

Следователем работает Мельникова Тамара Алексеевна1, бывшая служащая госбанка из г. Смоленска, сын у нее в Красной Армии, брат в г. Вильно. В случае отхода немецкой армии Мельникова намеревается бежать в г. Вильно. Мельникова посещает свою мать, проживающую в доме 21 по Больничному пер., сама Мельникова живет в д. отделения по ул. Пролетарской, д. 54. На Шмитлейна Мельникова оказывает большое влияние, устранив которое якобы возможно использование Шмитлейна в наших интересах.

Секретарем отделения служит унтер-офицер Киапп Эдик, радистом — ефрейтор Хильд-Бойд Франц, шоферами — ефрейтор Шиммель Ганс и еф­рейтор Эш Артур, старшим по хозяйству — унтер-офицер Дюзик Ганс и пе­реводчицей — Дьякова Галина, проживающая по ул. Октябрьской (Костель­ной), д. 4.

[...]

Народный комиссар государственной безопасности БССР

комиссар госбезопасности Цанава

UA ФСБ России

1 Мельникова, она же Леонтьева и Покровская Тамара Алексеевна, — переводчица мельдекопфа абвергруппы-315.

Ориентировка ОКР «Смерш» Среднеазиатского военного округа  10917 о методах легализации агентуры немецкой разведки

11 сентября 1943 г.

Показаниями арестованных агентов германской разведки Колобано-ва и Огородникова устанавливается, что немецкая разведка для лучшей легализации своей агентуры в нашем тылу снабжает ее перед переброской на сторону частей Красной Армии медалями «За отвагу» и «За боевые зас­луги», а также соответствующими сфабрикованными временными удос­товерениями на право ношения этих медалей.

Сообщаем для сведения и ориентировки в работе.

Начальник ОКР «Смерш» Среднеазиатского военного округа

генерал-майор . Гусев1

НА ФСБ России

1 Гусев Федор Иванович (1898—1955) —генерал-майор (1943). В органах ВЧК—ОПТУ— НКВД—МГБ с 1920 г. С сентября 1941 г. — начальник ОО НКВД 42-й армии, с апреля 1942 г. -зам. начальника ОО НКВД Ленинградского фронта, с июня 1942 г. — начальник ОО НКВД Южно-Уральского ВО, с апреля 1943 г. — начальник ОКР «Смерш» Южно-Уральского ВО, с мая 1943 г. — начальник ОКР «Смерш» Среднеазиатского ВО. В последующем — началь­ник ОКР «Смерш» армии Северо-Западного округа ПВО, с февраля 1944 г. — начальник ОКР МГБ корпуса ЛВО, затем заместитель начальника УКР МГБ ЛВО. Уволен из МГБ в запас в октябре 1949 г.

Из докладной записки ГУКР «Смерш»НКО СССР  228/А в ГКО об аресте 27 агентов германской военной разведки в возрасте 14—16 лет, шреброшенньк воздушным путем в тыловые районы СССР для совершения диверсий на железнодорожном транспорте1

12 сентября 1943 г.

Главное угтравление контрразведки докладывает, что в первой декаде огнтября сего года органами «Смерш», НКГБ и НКВД арестовано 27 агентов-диверсантов германской военной разведки в возрасте от 14 до 16 лет, переброшенных немцами на сторону частей Красной Армии на самолетах.

Из числа арестованных 15 диверсантов явились добровольно с повинной, а остальные были задержаны в результате организованного розыска.

Как показали арестованные, они имели задание от германской разведки совершать диверсионные акты на линиях железных дорог, идущих к фронту, путем вывода из строя паровозов, для чего они были снабжены взрывчатым веществом, которое должны были подбрасывать в угольные штабеля, распо­ложенные у железнодорожных станщгй.

Диверсанты были снабжены взрывчатым веществом специального соста­ва, по внешнему виду похожим на куски каменного угля.

25 августа сего года после окончания обучения на курсах все 29 подро­стков были доставлены в г. Оршу БССР.

В г. Орше подростки-диверсанты получили от немцев указание действо­вать в одиночку, и после приземления на стороне частей Красной Армии дол­жны были вьгйти на железную дорогу, разыскать склады, снабжающие парово­зы топливом, и подбросить в штабеля с углем куски взрывчатки.

Для вьптолнения указанного задания каждому подростку немцы выдали по 2—3 куска взрывчатки весом по 500 г, по форме и цвету похожие на куски ка­менного угля.

После выполнения задания подростки обязаны были юзвратиться к нем­цам, собрав в пути следования к линии фронта сведения о перевозках войск и грузов.

' См. т. 3 настоящего сборника, документ № 970.

Диверсанты были переодеты в различную поношенную одежду граждан­ского и военного образца, каждому из них было выдано по 400—600 рублей, советские газеты и пропуска для обратного прохода через линию фронта к немцам.

Пропуска эти были отпечатаны на узкой полоске тонкой бумаги, за­вернутой в резину и зашитой в складку одежды. На пропуске на немецком языке был написан следующий текст: «Особое задание, немедленно дос­тавить в 1 Ц»1.

[...]

Следствием установлено, что 29 августа сего года с аэродрома в г. Орше немцы перебросили на самолетах в район городов Гжатска, Ржева и Сычевки первую группу диверсантов в количестве 10 человек.

31 августа сего года на территории Воронежской и Курской областей была сброшена вторая фуппа в количестве 10 диверсантов, и в тот же день на терри­тории Тульской и Московской областей были сброшены остальные 9 дивер­сантов.

Допрос арестованных агетхзв-диверсантов германской военной разведки продолжается.

Изъятая у арестованных взрывчатка была подвергнута экспертизе, которая установила следующее.

Кусок взрывчатки представляет собой неправильной формы массу черного цвета, напоминающую каменный уголь, довольно прочную и гостсшггую из сцементированного угольного порошка.

Его оболочка нанесена на сетку из шпагата и медной проволоки. Внутри оболочки находится тестообразная масса, в которой помещено спресованное вещество белого цвета, напоминающее форму цилиндра, обернутое в красно-желтую пергаментную бумагу. К одному из концов этого вещества прикреплен капсюль-детонатор. В капсюле-детонаторе зажат отрезок бикфордова шнура с концом, выходящим в черную массу.

[...]

Таким образом, экспертизой установлено, что это взрывчатое веще­ство относится к классу мощных ВВ, известных под названием «гекса­нит» и являющихся диверсионным оружием, действующим в различно­го рода топках.

При загорании оболочки с поверхности взрывчатое вещество не загора­ется, так как довольно значительный слой оболочки (20—30 мм) представ­ляет собой хорошо тешоизолируюший слой, предохраняющий ВВ от вос­пламенения.

При сгорании оболочки до слоя, в котором находится бикфордов шнур, пос­ледний загорается и произюдится взрыв и деформация топки.

ГУКР «Смерш» дано указание всем органам контрразведки о принятии активных мер розыска еще не задфжанных двух диверсантов...

' Для обратного перехода на сторону немцев агентам кроме письменных пропусков с надписью  еще давался и устный пароль.

При этом представляю чертеж и (ротоснимки взрывчатки1, которой немцы снабдили диверсантов.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР Абакумов

ЦА ФСБ России

Вербовкой, подготовкой и заброской агентов-подростков в тыл частей Красной Ар­мии после нападения Германии на СССР и вплоть до середины 1943 г. занимались абвер-группы на местах их дислокации.

В июле 1943 г. с учетом серьезных поражений вермахта на советско-германском фрон­те немецкие спецслужбы приходят к выводу о необходимости более широкого использо­вания советских подростков в разведывательно-подрывной деятельности на коммуни­кациях войск Красной Армии.

В этих целях абвер создает в м. Гемфрут, вблизи г. Кассель (Германия), диверсионную школу. Именовалась она — «Особая команда Гемфурт». Начальником школы был унтер-офицер Шимек Роберт Антонович. Набор в школу производился из сирот, находивших­ся в детдомах Орши, Смоленска и др. В ней одновременно обучалось от 25 до 75 человек. Обучение продолжалось 1—2 месяца. Переброска окончивших школу осуществлялась абверкомандой-203 самолетами с Оршанского, Минского и Смоленского аэродромов. Агенты-подростки, как правило, выбрасывались парами, в гражданской одежде, без ка­ких-либо документов, под видом детей, потерявших родителей. Агентура снабжалась взрывчатым веществом, имевшим внешний вид каменного угля, и получала задание со­вершать диверсионные акты на железных дорогах, обслуживавших центральный учас­ток фронта (ЦА ФСБ России).

1 Не публикуются.

Директива командования Заоаикальскоп) фронта  13582/ов начальнику погранвойск НКВД Забайкальского округа по плану действий в случае нападения Японии на СССР1

12 сентября 1943 г.

1. В случае нападения Японии на СССР в соответствии с директи­вой начальника Генерального штаба Красной Армии от 27 июня 1942 г. за № 155884 и Положением о войсках НКВД, охраняющих тыл Действую­щей Красной Армии, на пограничные войска и войска НКВД Забайкаль­ского округа возлагаются следующие задачи:

а) прочно обеспечить стык Забайкальского и Дальневосточного фронтов на участке Могоча—Рухлово—Тьггда и не допустить вторжения диверсионных групп пгхугивника на главную железнодорожную магистраль.

Для решения этой задачи с началом боевых действий 368-й горнострелковый полк, дислоггирующийся в нос. Ерофей Павлович, переходит в оперативное под­чинение к начальнику погранвойск Забайкальского округа;

б) прочно оборонять государственную границу на участках, не заня­тых полевыми войсками;

в) обеспечить надежную охрану и оборону главнейших объектов и со­оружений во фронтовом тылу и на коммуникациях до линии: ст. Мангут-ская, ст. Карымская и далее на главную железнодорожную магистраль включительно;

г) обеспечить тыл фронта от проникновения диверсантов, шпионов и бан­дитов, уничтожая мелкие группы силами истребителъньгх отрядов и привле­кая в случае надобности местные гарнизоны войск Красной Армии;

д) вести борьбу с дезертирством и мародерством в полосе действий войск фронта.

2. Переход границы — согласно директиве народного комиссара внут­ренних дел СССР.

Перелет границы — с особого разрешения Военного совета фронта.

1 В справке о распоряжениях начальника погранвойск, отданных в связи с директивой  13582/ов командования Забайкальского фронта от 4 октября 1943 г., указано:

«Генерал-майор т. Стаханов сообщил начальнику погранвойск Забайкальского окру­га: а) пункт первый директивы принять; б) по [под]пункту «в» доложить Военсовету, что упомянутые объекты не могут охраняться пограничными войсками; в) при составлении плана для решения задач по охране тыла исходить из расчета численности частей, подле­жащих снятию с границы ввиду их замены частями Красной Армии; г) специальные ап­параты для охраны тыла пока формироваться не будут» (Центральный пограничный ар­хив ФСБ РФ).

3. Материальное обеспечение с началом военных действий всеми ви­дами довольствия — по заявкам органов снабжения УПВО НКВД из до­вольствующих органов фронта.

До начала войны создать переходящий запас продовольствия и фура­жа на два месяца.

Расход боеприпасов и горючего запланировать в ссютветствии с нормами Генштаба Красной Армии: патронов на активную винтовку в месяц — 120 шт., на пассивную — 20 шт., на ручной пулемет — 800 шт., на станковый пулемет — 2000 шт., ручных фанат на активного бойца — 4 шт., на бойца по охране тыла — 2 шт., артвыстрелов на орудие — 250, на миномет — 400.

Горючего на транспортные машины — 7 заправок, на боевые — 4 заправки в месяц.

Напряжение для авиации — 25 вылетов в месяц. Заявку на боеприпасы и горючее представить вместе с разработанным планом действий.

4. План вводится в действие особым распоряжением за подписью Во­енного совета фронта.

5. В соответствии с настоящей директивой разработать план действий пофанвойск НКВД в двух экземплярах, план взаимодействия с полевы­ми войсками Красной Армии и порядок отвода пофанвойск с участков, занимаемых полевыми войсками, — в двух экземплярах, которые пред­ставить мне на утверждение к 28 сентября 1943 г.

Ранее высланная директива за № 13136/ов1отменяется и подлежит возвращению начальнику штаба фронта по утверждении мною нового плана.

Командующий войсками Забайкальского фронта

генерал-полковник . Ковалев2

Член Военного совета

генерал-лейтенант Зимин3

Начальник штаба

генерал-лейтенант Троценко4

ЦА ФСБ России

'Документы не публикуются.

2 Ковалев Михаил Прокофьевич (1897—1967). См. т. 1 настоящего сборника, доку­мент № 29.

3 Зимин Константин Николаевич (1901—1944) — генерал-лейтенант (1942). С марта 1939 г. — член Военного совета 1-й Отдельной армии, с февраля 1941 г. — член Военного совета 8-й армии, с сентября 1941 г. — член Военного совета Забайкальского военного округа. Умер 13 июля 1944 г.

Троценко Ефим Григорьевич (1901—?) — генерал-полковник (1954). С июня 1940 г.—начальник штаба 2-й Краснознаменной армии Забайкальского военного окру­га, с июня 1941 г. — начальник штаба Забайкальского военного округа. С июня 1945 г. — заместитель начальника штаба Забайкальского фронта, с сентября 1945 г. — начальник штаба Забайкальского военного округа, с июня 1953 г. — командующий войсками Забай­кальского военного округа, с мая 1956 г. — первый заместитель начальника ГУК Мини­стерства обороны СССР. Приказом МО СССР № 200 от 14 июля 1965 г. уволен в отстав­ку по ст. 60, п. б, с правом ношения военной формы. Награжден двумя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени и медалями.

Сообщение закордонного агента НКГБ СССР о характере решений

Квебекской конференции1по военно-стратегическим вопросам

14 сентября 1943 г.

Целью созыю конкуренции в г. Квебеке было обсуждение военных вопро­сов. Одной из основных задач, которые ставили перед собой англичане, в час­тности начальники штабов британских юздушных сил, было получение от американцев обязательств придерживаться решений, принятых на конферен­ции в г. Касабланке2, и точно их вьтолнять. Англичане опасались, что в сло­жившейся сейчас международной обстановке амфиканцы не будут прилагать усилий для вьшолнения решений Касабланской конференции в части кон­центрации сил для ведения операций против Европы, а погоггаются активи­зировать подготовку для расширения войны против Японии. Присутствие Чер­чилля на этой конференции было особенно желательным, так как это могло оказать политическую поддержку Рузвельту в принятии им решения о перво­очередности военных операций в Европе. Поддержка Черчиллем Рузвельта в этом вопросе сыграла значительную роль в деле принятия амфиканцами анг­лийской точки зрения, так как среди наиболее реакционных кругов США Чер­чилль пользуется гораздо большим авторитетом, чем Рузвельт

Особенно успешным было урегулирование вопроса об использовании англо-американских военно-воздушных сил против континента. Согласно решению конференции основные усилия американских вс«нно-воздушнъгх сил будут направлены на бомбардировки Европы. В настоящее время 85% бомбардировочной авиации США находится на европейском театре воен­ных действий, и такая пропорция распределения американских военно-воз­душных сил останется до весны.

После капитуляции Италии союзники получат значительное количе­ство авиабаз, которые будут использоваться главным образом американс­кими тяжелыми бомбардировщиками. Англичане будут использовать ита­льянские базы только для своих средних бомбардировщиков. Английские тяжелые ночные бомбардировщики будут и впредь вести операции толь­ко с баз Англии.

Взаимоотношения между командованием английских и американских военно-воздушных сил были на конференции хорошими. Командование американских военно-юздушньгх сил поддержало английскую точку зрения

1 См. документы № 1571, 1580, 1584.

2 См. документы № 1292, 1592.

о необходимости продолжения концентрадии сил союзников против Герма­нии в противовес точке зрения американского армейского командования, которое настоятельно отстаивало точку зрения о необходимости концентра­ции союзнических сил в первую очередь для войны против Японии. Эйзен­хауэр поддержал английскую точку зрения.

Архив СВР России

№1607

Из спецсообщения начальника штаба истребительных батальонов

НКВД СССР  55/1273 заместителю народного комиссара внутренних дел СССР о задержании паг!аш10тистов противника на территории Цзузии

15 сентября 1943 г.

В 23 час. 40 мин. 31 августа сего года членами фушты содействия истре­бительному батальону Башкичетского района Грузинской ССР было отме­чено появление над территорией района неизвестного самолета, который после некоторого снижения над селениями Саатло и Кашкатла ушел в сто­рону г. Кутаиси. Членами группы содействия с. Саатло была обнаружена выброска парашютистов.

О появлении неизвестного самолета и выброске парашютистов члены группы содействия немедленно поставили в известность бойца истреби­тельного батальона Ирезакульева Ибрагима (председателя Муганлинско-го сельсовета), который по телефону сообщил о происшествии в НКВД Грузии, начальнику Калининского РО НКВД Армянской ССР и началь­нику РО НКВД Башкичетского района — командиру местного истреби­тельного батальона.

Принятыми мерами в период с 1 по 7 сентября задержана группа пара­шютистов противника в количестве 6 человек. Сопротивления при задер­жании не оказывалось.

Обстоятельства задержания:

1. В 7 час. 00 мин. 1 сентября колхозник Магомед Искандер-оглы, уча-стюювший в розыске в группе бойца Ирезакульева, заметил спускавшего­ся в овраг у с. Муганло неизвестного и предложил ему следовать в селъсо­вет. В сельсовете неизвестный заявил, что он является парашютистом. За­держанный оказался Бабалашвили Шио Михайловичем, 1905 года рожде­ния, грузином, уроженцем г. Тбилиси, до призыва в Красную Армию рабо­тал заведующим учебной частью музтехникума, композитор, лейтенант, был в плену у немцев. Руководитель группы парашютистов.

Оружие — автомат ППШ и револьвер — Бабалашвили спрятал в лесу. Оружие найдено.

2. В 19 час. 00 мин. 1 сентября группой бойцов истребительного батальона во главе с командиром взвода Акритовым в лесу в 3 км от с. Кашкатла обна­ружен и задержан второй парашютист, который назвался Андиашвили Шал­вой Николаевичем, 1917 года рождения, грузином, уроженцем с. Миджа Баш-кичетского района Грузинской ССР, по профессии парикмахер, был в плену у немцев.

У задержанного изъяты карабин и пистолет.

3. Продолжая поиски, группа бойцов истребительного батальона 4 сен­тября обнаружила и задержала третьего парашютиста — Элашвили Бориса Семеновича, 1919 года рождения, грузина, уроженца с. Джигани Сигнах-ского района Грузинской ССР, был в плену у немцев, радист группы па­рашютистов.

4. 6 сентября группой бойцов истребительного батальона Борчалихин-ского района в с. Ульяновке задержаны два неизвестных, которые оказа­лись парашютистами из группы Бабалашвили. Задержанные назвались:

Инадзе Георгий Ильич, 1911 года рождения, грузин, уроженец и жи­тель г. Тбилиси, работал на РЗ им. т. Сталина, игрок футбольной команды «Локомотив», был в плену у немцев.

Манчараули Дмитрий, 1920 года рождения, грузин, уроженец с. Алва-ни Телавского района Грузинской ССР, был в плену у немцев. У задержан­ных изъяты карабин и пистолеты.

5. 7 сентября опергруппой Болнисского РО НКВД при участии бойцов истребительного батальона во главе с начальником штаба батальона т. Агая-ном у укрьгвателя Али Заргарова на кочевке обнаружен и задержан парашю­тист Бердзенишвили Фома Ермолаевич, 1920 года рождения, грузин, уроже­нец Чохатаурского района Грузинской ССР, до призыва в Красную Армию работал в г. Тбилиси завмагом, был в плену у немцев.

У задержанного изъяты автомат ППШ и пистолет системы «Вальтер». Укрыватель Али Заргаров арестован.

В процессе опфации обнаружено и изъято: раций с принадлежностями — 1, парашютов людских — 6, парашютов фузовых — 2, автоматов отечествен­ных — 2, карабинов отечественных — 3, гшстолетов — 6, гранат — 10, советс­ких денег — 400 000 рублей, листовок конфреволюционного содержания — 500, приказ немецкого главнокомандования № 13 (пачка весом около 2 кг), металлические пропуска на переход линии фронта, поддельные документы на каждого, чистые бланки разных документов.

Задержанные показали, что они обучались в специальной разведы­вательной школе-лагере в г. Аушвице, сформированной специально для

подготовки парашютистов-разведчиков из кавказских народностей. Вылетели на самолете с мариупольского аэродрома, имели задания:

а) вести военно-разведывательную работу на территории Грузии;

б) вести антисоветскую агитацию среди населения;

в) организовать повстанческие отряды из бандитов и дезертиров;

г) установить связь и контакт с также выброшенной группой Ходжавы (задержана 11 июля сего года).

По показаниям задержанных, предполагаются еше заброски групп па­рашютистов в Закавказские республики (Грузию, Армению и Азербайд­жан).

Все задержанные с вещдоказателъствами переданы УКР «Смерш» За­кавказского фронта.

Примечания:

1. Упомянутые в спецсообщении парашютисты Бабалашвили и Анди­ашвили показаны в спецсообщении в ГОКО СССР № 797/Б от 10 сентяб­ря сего года1.

2. О предполагаемых забросках ночных групп парашютистов ориенти­руются НКВД Армении и Азербайджана.

Начальник штаба истребительных батальонов

полковник Трофимов

ЦА ФСБ России

1 В сборнике не публикуется.

Сообщение начальника 4-го полевого отдела

5-го Управления НКГБ СССР подполковника Н.К Власова  5/4п/425

начальнику штаба Южного фронта гвардии генерал-лейтенанту СС. Бирюзову

о; дешифровании немцами переговоров командования войсковых соединений фронта

[Не ранее 15 сентября 1943 г.]

15 сентября 1943 г. пленный перебежчик немец Дюваль Фридрих, пере­водчик дешифровальной службы 12-й радиоразведывательной роты 549-го полка связи 6А1, показал.

Немецкая радиоразведка 6А за летний период 1943 г. дала командова­нию армии весьма ценный материал. В основном успешно перехватыва­лась двух-, трех- и четырехзначная шифрпереписка 5 УА2, 2 А3 и армии, действующей в районе Красного Луча4.

В результате дешифрования материала они устанавливали нумерацию войсковых соединений и частей указанных армий, намерение нашего ко­мандования и т.п.

Весь отработанный материал помещался в разведсводку, которая вы­пускалась три раза в день.

Пленный показал, что особенно легко поддаются к дешифрованию наши двух-, трех-, четырехзначные коды, у которых ключи менялись че­рез 5—7 дней. На дешифрование такого материала требовалось до двух часов, а после того как откроют все величины кодовой таблицы, то на де­шифрование требуется 5—10 минут.

1 6-я немецкая армия второго формирования. Ее командующим являлся генерал-пол­ковник К. Холлидт. С середины августа 1943 г. армия входила в группу армий «Юг» и вела оборонительные бои в районе Донбасса.

2 В состав 5-й Ударной армии первоначально входили 87, 300, 315-я стрелковые диви­зии, 4-й мк и 7-й тк, ряд артиллерийских и других частей. Командующим являлся генерал-полковник В Д.Цветаев. С января 1943 г., в составе Южного фронта. С 13 августа 1943 г. принимала участие в Донбасской наступательной операции.

3 В состав 2-й гвардейской армии входили 1-й и 13-й гвардейские стрелковые корпу­са и 2-й гвардейский механизированный корпус. Командующим являлся генерал-лейте­нант ПФ. Захаров. В августе—начале ноября 1943 г., в составе Южного фронта и прини­мала участие в Донбасской наступательной операции.

4 Красный Луч — город областного подчинения в Ворошиловградской области УССР. В этом районе действовала одна из армий, входивших в состав Южного фронта. Вероят­нее всего, речь идет о 51-й армии.

О предьщущем наступлении Южного фронта им было известно из мате-рала дешифрования, в особенности из материалов минометных час­тей — «Катюш»1, которые ранее получали по 1/2 боекомплекта, то в период наступления получали до 7 боекомплектов.

Из личного состава применяющих кодированную передачу часто встре­чались Пономарев, Собакин, Зайцев.

Пленный показал, что ими также легко дешифровались переговоры коман­дования войсковых соединений по кодированным картам, которые после ко-ордировки для уточнения координата указывали часто населенные пункты, таким образом карта становилась легко читаемая ими. Наш пятизначный шифр, по показанию пленного, не дешифровался.

Вывод. Все показания пленного Дюваль вполне соответствуют действи­тельности, так как дешифровальная служба, все указанные слабые сто­роны использует в своей основной работе.

Предложение. Все кодовые таблицы, выпускаемые войсковыми частями, необходимо утверждать специалистами шифровальной службы, а для круп­ных войсковых соединений для проверки устойчивости кода привлекать спе­циалистов дешифровальной службы. Располагая некоторым количеством захваченных в прошлом у противника документов — (кодовые таблицы), [можно отметить, что] они настолько просты, что действительно больше двух часов не потребуется на дешифрование их2.

Начальник 4-го полевого отдела 5-го Управления НКГБ СССР

подполковник Власов3

ЦА ФСБ России

Начальный период проведения командованием Южного фронта Донбасской насту­пательной операции (13 августа — 22 сентября 1943 г.), как указывается в настоящем со­общении, немецким дешифровальным службам удалось добыть определенные данные о дислокации соединений фронта и др.

' «Катюша» — народное название реактивных систем, находившихся во время войны на вооружении реактивной артиллерии. В состав 5-й Ударной и 2-й гвардейской армий входило более 2 тыс. орудий и минометов.

2 Так в тексте документа.

3 Власов Николай Клементьевич (1901—?)—полковник (1943). С июня 1940 г.—начальник отделения РО Одесского ВО, с августа 1941 г. — помощник начальника РО штаба Южного и Северо-Кавказского фронта, с декабря 1942 г. — начальник 4-го полевого отдела 5-го Управле­ния НКВД СССР, с марта 1946 г. — начальник 4-го полевого отдела 6-го Управления МГБ СССР, с сентября 1946 г. — начальник 1-го полевого отдела 6-го Управления СССР МГБ (ГСОВГ), с окгября 1947 г. — командир 2-го отдельного ордена Александра Невского полка спецслужбы ВВ МГБ(ГСОВГ), с февраля 1950 г. — командир 2-го отдельного полка спецслужбы главного управ­ления спецслужбы (г. Одесса), с июля 1952 г. находился в распоряжении ОК Главного управления спецслужбы г. Москва, с октября 1952 г. — и. о. начальника курса ВШ Главного управления спец­службы, с мая 1953 г. — начальник курса ВШ 8-го Управления МВД СССР, с октября 1953 г. — зам. начальника 12-го отдела 8-го управления МВД СССР, с апреля 1954 г. — зам. началь­ника 1-го отдела 14-го управления КГБ. Приказом КГБ № 596 от 27 декабря 1956 г. уволен в запас по болезни.

Своевременное информирование органами госбезопасности командования фрон­та позволило ему принять меры по изменению кодовых таблиц, повышению бдитель­ности и боеготовности, что в итоге способствовало успешному решению конечной за­дачи проводимой операции. Войска фронта расчленили 6-ю немецкую армию на две части, нанесли ряд сокрушительных ударов и к 22 сентября 1943 г. вышли на рубеж р. Молочная.

В результате Донбасской операции войска Южного и Юго-Западного фронтов про­двинулись до 300 км, завершили освобождение Донбасса, разгромили 13 вражеских ди­визий. Победа в Донбассе явилась важным этапом в развитии общего наступления Крас­ной Армии.

№1609

Ориентировка Главного управления войск

НКВД по охране тына действующей Красной Армии  19/т/9-001108 начальни­кам войск НКВД по охране тыла фронтов о методах маскировки агентов, забрасываемых вражеской разведкой в советский тыл

16 сентября 1943 г.

Материалами предварительного следствия по делам задержанной и разоблаченной за последнее время войсками НКВД по ОТ фронтов шпи-онско-диверсионной агентуры противника устанавливается, что немцы стремятся более надежно прикрыть свою агентуру, забрасываемую в тыл Красной Армии.

Экипируя, как и раньше, большинство агентуры под офицерский, сер­жантский и рядовой состав Красной Армии и продолжая прикрывать ее документами о командировках в тыл, следовании к месту новой службы н из госпиталей по выздоровлении, немецкая разведка стала на путь более совершенного прикрытия этой агентуры с расчетом помочь ей избежать задержания и ареста.

Такими способами прикрытия являются:

Агентура, снабженная взрывчатыми веществами, прикрывается доку­ментами о направлении с этими веществами на армейские склады. Ди­версанты «Н.» и «М.»1, задержанные 22 июля 1943 г. в тылу Брянского фрон­та и снабженные взрывчатыми веществами, имели командировочные предписания о том, что они следуют с трофейным имуществом на склад 61-й армии. Диверсант «Б.», задержанный 20 августа 1943 г. в тылу Цент­рального фронта, имел командировочное предписание для следования на армейский технический склад за получением саперного имущества.

1 Фамилии и другие установочные данные в документе не раскрываются.

Агентура, забрасываемая в расположение передовых частей Красной Ар­мии, прикрывается документами от имени тех частей, которые она должна разведать. В случаях разведки на болыпую глубину от имени соответствую-щей части Красной Армии фабрикуется командировочное удостоверение с отметкой о вьшолнении задания по командировке. Агент «С», задфжанный в августе сего года в расположении 1117 сп 332 сд (Калининский фронт), был снабжен командировочньгми документами от имени этого полка, в которых указывалось, что «С.» сопровождал в сТорспу двух пленных немцев. На ко­мандировочном документе была сделана пометка, что пленные немцы сданы по назначению.

Агентура немцев все чаще прикрывается орденами и медалями Союза ССР с соответствующими к ним документами. Диверсант «Б.» (Центральный фронт) был снабжен медалью «За отвагу», агент «Т.» (Калининский фронт) имел медали «За отвагу» и «За боевые заслуги»1.

Агенть1-парагцютисть1, кроме изложенных выше способов прикрытия, выб-расьтаются с расчетом, чтобы их выброска осталась незамеченной. Для этого нем­цы гфименяют, например, такие способы заброски парашютистов: самолеты, на которых пгюювддится выброска narjaunoracroB, берут бомбовую нафузку и, преж­де чем вьгоросить пагдашютистов, бомбят район выброски. В ряде случаев самоле­ты с парашютистами разбрасывают предвфительно листовки, а затем уже выбра­сывают пагжшотистов.

Предварительная бомбежка определенных районов и выброска листовок произюдятся с целью приковать наше внимание именно к этим действиям вражеских самолетов и скрыть выброску парашютистов. На случай обнаруже­ния факта выброски парашютистов последним рекомендуется посыпать мес­та приземления табаком, чтобы лишить нас возможности применить розыск­ную собаку.

Установлен также ряд других фактов, использование которых облегча­ет розыск и задержание агентуры противника, а именно: по показаниям агента «С», большинство немецких агентов, обученных в разведшколе «Блок Ф» (расположена в 5 км юго-западнее г. Борисова2), снабжены пе­ред пфеброской в тыл Красной Армии спичками с этикеткой Кировско­го завода и фубошерстными носками коричневого цвета. Агентура, заб­расываемая в тыл Красной Армии на короткий срок, как правило, снабжается специальными пропусками для предъявления их при возвра­щении через линию фронта солдатам переднего края обороны.

Эти пропуска отпечатываются обычно на небольших клочках папиросной бумаги, шелковой и клеенчатой ленте и зашиваются в одежду агента. Так, на-примф, у задфжанного агента-диверсанта «Б.» (Центральный фронт) в швах гимнастерки был обнаружен пропуск следующего содфжания: «Особое задание, доставить немедленно в 1 Ц». У задфжанных агентов-диверсантов «Н.» и «М.» (Брянский фронт) пропуска были заделаны в пряжках поясных ремней, содер­жание то же, что и у «Б.».

1 См. документ №1603.

2 См. т. 2 настоящего сборника, документы № 518,548; т. 3, документы № 812,823, 840,849, 1020,1072, 1100, 1112, а также документы № 1279,1374,1429,1472, 1475, 1491,1535.

Задержанный агент-диверсант «3.» (Юго-Западный фронт) имел за­шитый в поясе брюк пропуск на папиросной бумаге. Текст пропуска, на­писанный на немецком языке, был следующего содержания: «Служебная инстанция, п/п № 0784'. Доброволец «3.» состоит на службе германских вооруженных сил. Подлежит беспрепятственной и немедленной достав­ке. Начальник службы инстанции Райнгот».

Задержанный агент-диверсант «С.» (Юго-Западный фронт) имел про­пуск на желтой клеенке размером 5x2 см, текст отпечатан на немецком языке, содержание такое же.

Зафиксировано, что многие агенты прячут пропуска в погонах и каб­луках обуви.

Ориентируя о вышеизложенном,

предлагаю:

1. Настоящую ориентировку изучить всему офицерскому составу раз­ведки.

Материалы ориентировок использовать для обучения розыскного ак­тива по вопросу распознавания фиктивных документов.

2. При организации службы особое внимание обращать на районы, подвергающиеся в ночное время бомбардировке с воздуха, и районы, где сбрасываются листовки, организуя проческу местности в целях обнару­жения парашютистов.

3. При задержании подозрительных лицвнимателъно изучать их докумен­ты и произюдить тщательньтй личный обыск на предмет обнаружения «про­пусков» и других предметов, указанных в ориентировке.

4. Старших служебных нарядов, особенно розыскных и КПП, тщатель­но инструктировать, восстанавливая в их памяти основные признаки, по которым можно обнаружить вражескую агентуру.

Начальник Главного управления войск НКВД по охране тыла действующей Красной Армии

генерал-майор Горбатюк

ЦА ФСБ России

1 Полевые почты германских разведывательных органов имели 5-значную нумера­цию, а не 4-значную, как указано в тексте документа

Ориентировка уполномоченногоНКгеСПГРгоДашлемуВ 110435

о задержании на участке 76-го погранотряда Хабаровского округа агента японской разведки1

16 сентября 1943 г.

11 августа 1943 г. на участке погранзаставы «Башурово» 76-го погра­нотряда НКВД Хабаровского округа при нелегальном переходе фаницы из Маньчжурии на территорию СССР был задержан японский разведчик-радист Логинов Георгий Прокопьевич, 1924 года рождения, уроженец и пгхлшнный житель Маньчжурии, русский, из крестьян, фамотный (имеет среднее образование), который имел от японской разведки задание про­браться в п. Сутара Бирского района Еврейской автономной области, ус-фоиться там на жительство и на работу на местные золотые прииски, от­куда через приданный ему радиопередатчик сообщать японцам шпионские сведения.

Перед выброской на нашу территорию Логинов прошел в одиночном порядке в Харбине 3-месячную подготовку по радиоделу и ознакомился с жизнью в Советском Союзе.

При переброске в СССР японцы экипировали его в одежду советского производства, снабдили портативным радиопередатчиком (японского про­изводства, с питанием от электросети), компасом со схемой маршрута дви­жения по советской территории, необходимыми советскими вещами (часы, фляга, пфсчиттнъгй нож), советскими денежными знаками на 3 тысячи руб­лей и подложными советскими документами на имя Беляева Георгия Андре­евича и Моисеева Александра Яковлевича.

Из документов на имя Беляева Г.А., которыми Логинов должен был в первую очередь пользоваться на советской территории, он имел:

1. Пятигодичный паспорт с датой выдачи 4 июля 1939 г. (отделением РКМ НКВД гХабаровска) и с соответствующими штампами о прописке на жительство и приеме на работу.

2. Удостоверение личности о службе в Хабаровской крайконторе «Вос-токзаготзерно».

3. Справку, удостоверяюшую службу в вышеуказанном учреждении.

4. Книжку пенсионера — инвалида Отечественной войны с датой выдачи 4 января 1942 г. (райсобесом Центрального района г. Хабаровска).

1 Ориентировка была направлена наркому госбезопасности Бурят-Монгольской АССР, начальникам УНКГБ по Приморскому краю, Читинской и Амурской областям, Еврейс­кой автономной области, транспортных отделов НКГБ Дальневосточной, Амурской, При­морской и им. Молотова железных дорог, погранвойск НКВД Приморского, Хабаровского и Забайкальского округов, 2-го отдела УНКГБ по Хабаровскому краю и УКР «Смерш» Даль­невосточного фронта.

5. Справку из эвакогоспиталя № 2574 о негодности к воинской службе.

6. Командироючное удостоверение от «Востокзаготзерно» в села Пояр­ков и Константиновка Амурской области в 3 экземплярах, отличающихся между собой разными сроками командировки и датой выдачи.

На имя Моисеева А.Я. у него были:

1. Пятигодичный паспорт с датой выдачи 27 сентября 1940 г. (12-м отделением РКМ г. Москвы) и с соответствующими штампами о про­писке на жительство, а также приеме на работу в городах Москве и Ха­баровске.

2. Справка из эвакогоспиталя № 1259 о негодности к воинской службе. Тщательным изучением и экспертизой этих документов установлено,

что все они полностью изготовлены японцами и являются почти точной копией (в частности, документы на имя Беляева Г.А.) личных документов одного из известных нам изменников Родины.

Следует также отметить, что биография, которая была дана японцами Логинову для заучивания к документам на имя Беляева Г.А., является от­ражением биографии данного изменника Родины.

Из вышеизложенного явствует, что органы японской разведки практику­ют засылку на нашу территорию своей агентуры из числа русских, давая им задание на проведение шпионской работы в легальных условиях прожива­ния, для чего последние снабжаются подложными советскими документа­ми, изготовленными по данным личных документов изменников Редины. При этом следует обратить внимание на использование документов инвали­дов Отечественной юйны и командировочных удостоверений.

Ориентируя Вас об этом, предлагаю улучшить агентурно-оперативную работу в деле розыска и выяаления подобной японской агентуры, для чего в первую очередь необходимо усилить паспортно-пограничный режим путем строгой и тщательной проверки личных документов у населения, руководствуясь для этого существующими на этот счет соответствуютди-ми инструкциями и положениями.

Приложение. Фотокопии подложных документов, отобранных при аресте японского агента Логинова Г.П.1

Уполномоченный НКГБ СССР по Дальнему Востоку комиссар госбезопасности 2-го ранга

Гоглидзе ЦА ФСБ России

Логинов Г.П., он же Беляев Г.А., Моисеев А.Я., Кайгородов СМ., 19 февраля 1944 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден по ст. 58-6, ч. 1, УК РСФСР на 15 лет лишения свободы.

Докладная записка ГУКР «Смерш» НКО СССР

 235/а в ГКО о возвращении из тына противника зафронтового агента НИ. Медведе­ва и добьпых им разведывательных данных

17 сентября 1943 г.

ГУКР «Смерш» докладывает, что 28 августа сего года из тыла против­ника возвратился наш агент Медведев Петр Иванович, 1922 года рожде­ния, бывший начальник радиостанции эскадрона связи 18-й кавалерийс­кой дивизии, сержант.

Медведев совместно с другим нашим агентом Богдановым в июле сего года был завербован и переброшен на сторону противника с заданием про­никнуть в германские разведывательные органы, подставить себя под вер­бовку немцам и, если представится возможность, попасть на обучение в какую-нибудь разведывательную школу, где выявлять немецких агентов, подготавливаемых для переброски на нашу сторону.

Медведеву и Богданову было поручено отдельных из этих агентов раз­ведки противника обрабатывать и снабжать паролем для явки в наши орга­ны после переброски их немцами на сторону частей Красной Армии для выполнения разведывательных заданий.

Кроме того, Богданов получил задание связаться с нашим агентом Го-локозом, находившимся в разведоргане противника, так называемом Ла­гере МТС под Смоленском1, и передать ему наши указания о дальнейшей работе.

О работе нашего агента Голокоза в тылу противника Вам было доложе­но 12 августа сего года № 197/А.

Медведев доложил, что после переброски его и Богданова за линию фрон-та они внедрились в немещсий разведорган «Лагерь МТС», действуя по дан­ной им нами легенде, вошли в доверие к сотрудникам германской разведки и были завербованы для проведения разведывательной работы на стороне частей Красной Армии2.

Вьптолняя наши задания, Медведев за время своего пребывания в «Ла­гере МТС» обработал из числа подготовлявшихся к переброске на нашу сто­рону 8 диверсантов-военнопленных, бывших военнослужащих Красной Армии, дал им указание не вьшолнять диверсионных заданий немцев и пос­ле переброски на нашу сторону явиться с повинной в органы контрразвед­ки, для чего некоторых из них снабдил паролем.

1 Речь идет о Смоленской диверсионной школе, которая в связи с наступлением Крас­ной Армии в августе 1943 г. передислоцировалась на территорию Белоруссии, где находи­лась до конца июня 1944 г.

2 Так в тексте документа

Перед убытием на нашу сторону для выполнения заданий немцев Медведев поручил завербованному им Бушуеву, являвшемуся доверен­ным лицом у руководства «Лагеря МТС», подставлять немцам для пе­реброски на сторону частей Красной Армии тех из содержащихся в лагере военнопленных, которые выполнять заданий немцев не станут, явятся с повинной в органы Советской власти и обеспечат задержа­ние переброшенных вместе с ними других, преданных немцам, дивер­сантов.

Медведев был переброшен немцами на нашу сторону 28 августа cere года на самолете с заданием взорвать полотно железной дороги на участке Тула—Сухиничи.

Приземлившись в Алексинском районе Тульской области, Медведев доставил в органы контрразведки переброшенного вместе с ним агента-диверсанта Хорькова, парашюты, оружие и взрывчатые вещества, кото­рыми их снабдили немцы.

Медведев также шобщил, что Богданов вскоре после внедрения их в «Лагерь МТС» был назначен немцами командиром взвода1одной из рот, предназначающейся для борьбы с партизанами.

Отправляясь с этой ротой в карательную экспедицию против парти­зан, Богданов передал Медведеву, что он предпримет необходимые меры для установления связи с партизанами и перевода своего взвода к ним.

Как рассказал далее Медведев, в «Лагере МТС» он и Богданов Голокоза уже не застали, так как последний незадолго перед этим, будучи послан с немецким карательным отрядом для операции против партизан, передал этот отряд в руки партизан и сам перешел к ним.

О переходе Голокоза к партизанам немцы под угрозой расстрела запре­тили говорить, однако слухи об этом быстро распространились среди во­еннопленных, находившихся в «Лагере МТС».

Сообщенные Медведевым данные о его работе и пребывании у немцев подтверждаются имеющимися в нашем распоряжении агентурными и следственными материалами других наших агентов и арестованных не­мецких разведчиков.

Так, например, двое из обработанных Медведевым германских аген­тов, Щекин И.П.2 и Петров К.Г., 28 августа сего года, будучи переброше­ны немцами на самолете на нашу сторону для совершения диверсион­ных актов на участке Западного фронта, явились с повинной в наши органы и доставили переброшенных вместе с ними агентов-диверсантов Науменко3и Гусарова.

1 Речь идет о Богданове Константине, бывшем лейтенанте РККА. После внедрения в диверсионную школу в г. Смоленске («Лагерь МТС») Богданов до сентября 1943 г. был командиром взвода.

2 Щекин Иван Прокофьевич 10 ноября 1943 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден по ст. 58-16 УК РСФСР на 5 лет лишения свободы. Освобожден 25 февраля 1948 г. из мест заключения Коми АССР.

3 Науменко (Науменков) Иван Степанович 20 сентября 1943 г. военным трибуна­лом Западного фронта осужден по ст. 58-16 УК РСФСР на 10 лет лишения свободы. Умер 26 сентября 1948 г. в местах лишения свободы Коми АССР.

Щекин и Петров на допросе показали, что, действуя согласно указанию Медведева, они задания немецкой разведки выполнять не собирались.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР Абакумов

ЦА ФСБ России

 1612

Из спецсообщения НКГБ БССР  4/530 в НКГБ СССР о подрывной деятельности немецкого разведьпзательно-диверсионного органа «Цеппелин»

17 сентября 1943 г.

[...]

В апреле 1943 г. в г. Керчь прибыл представитель Кавказской группы СД «Цеппелин» Тенгиз Ираклиевич Картвелишвили1.0 последнем известно, что он якобы является профессором химических наук, эмигрировал из Грузии во Францию после меньшевистского тюсстания в Грузии в 1924 г., где и прожи­вал до июля 1941 г.

Целью приезда Картвелишвили в г. Керчь является выполнение зада­ний немецкой разведки по подбору из числа военнопленных и лиц кавказ­ских национальностей, постоянно живущих в г. Керчи, большой группы людей, предназначающейся для высадки на торпедных катерах на побере­жье Черного моря недалеко от устья р. Хоби.

Данная группа после успешной высадки должна будет удалиться в глубь Кавказских гор, представляя собой ядро для развертывания повстанческого движения. В августе сего года Картвелишвили находился еще в г. Керчи, где заканчивал формирование своей фуппы.

Дислоцирующийся в Варшаве «Грузинский комитет»2по заданию «Цеп­пелина» из числа военнопленных, находившихся в лагерях на временно ок­купированной территории, сформировал пять «грузинских батальонов». Два

1 См. документы № 1530, 1594, 1599.

2 «Грузинский комитет» — антисоветская буржуазно-националистическая организация, созданная Главным управлением имперской безопасности и имперским министерством по делам оккупированных восточных областей наряду с другими «национальными комитета­ми» (Армянским, Азербайджанским, Туркестанским, Калмыцким и тд.) в 1941—1942 гг. (см. т. 3 настоящего сборника, документы № 860,924,141 (трсфейный), 1038,1155,1231,атакже документы № 1264, 1539, 1595).

таких «батальона» якобы уже действуют ггротив частей Красной Армии на со­ветско-германском фронте. Остальные три «батальона» ггоикомандированы к немецким частям СС и принимают участие в совместньгх опфациях против партизан.

В июле 1943 г. на Харьковском участке фронта дислоцировался один из «фузинских батальонов» численностью 800—900 человек. В связи с ростом антигерманских настроений среди личного состава этот «батальон» был от­правлен немцами в период июльского наступления на фронт с рассредоточе­нием среди частей германской армии.

[...]

Рукоюдство «Цеппелина» с целью подбора и вербовки агентуры, пред­назначенной для засылки в тыл Советского Союза, в апреле 1943 г. направи­ло на южный и средний участки советско-германского фронта две фугаш своих офицеров во главе с майором Шецдовским1. В них входят: капитан Гер-гинзон2, советник лейтенант Лютер3, Емельянов4(русский, ранее проживал в городах Двинске и Риге) и др. По последним данным, фуппа Шендовского, именуемая «Цеппелин айнзатц штурмбанфюрер Шендовский», почтовый № 28344-в5, дислоцируется в г. Пскове и обслуживает участок фронта от г. Орла до г. Выборга.

На южный участок фронта направлена группа офицеров СД во главе с быв­шим начальником «Цеппелина» при Главном управлении СД майором доктором Редером6. Возглавляемая Редером фуппа именуется «Цеппелин айнзатц штурм­банфюрер доктор Редер» и дислоцируется в т. Осипенко (Бфдянск), в здании са­натория НКВД на теглжгории Рыбачьего поселка.

Южная фуппа засылает свою агентуру в тыл СССР в пределах Средней Азии, Кавказа, Кубани и Дона, на фронт от г. Белгорода до г. Новороссийска и имеет свои филиалы в г. Харькове фуководитель филиала — лейтенант Кай-ро7 из Чехии, штат унтер-офицеров укомплектован прибалтийскими немца­ми), г. Славянске (до июня 1943 г. филиалом руководил обер-лейтенант Бру-мерло8, с июня руководит лейтенант Гюбнер9, штат унтер-офицеров

1 Правильно — Шиндовский — штурмбанфюрер СС, до 1942 г. возглавлял руководя­щий центр «Цеппелина», затем до августа 1943 г. — начальник главной команды «Рус­лана Митте».

2 Правильно — Гиргензон Теодор — гаугггштурмфюрер СС, до июня 1943 г. — началь­ник отдела Ц главной команды «Русланд Митте».

3 Лютер, или Лутер, Александр Александрович — гаугггштурмфюрер СС, с 1943 г. — начальник разведывательно-диверсионной школы в м. Яблонь, позже — начальник «Ваф-феншуле» при главной команде «Русланд Митте».

4 Емельянов Иван Аникитович — заместитель начальника группы «Т» (техника, об­работка данных по экономике СССР) особого лагеря <Л» «Цеппелина».

5 Указанный номер полевой почты имел литер «А», а не «В», как указано втексте документа.

6 Редер Рольф — штурмбанфюрер СС, с марта по октябрь 1943 г. — начальник главной команды «Русланд Зюйд», до этого — начальник руководящего центра «Цеп­пелина».

7 Правильно — Койро Ганс — унтерштурмфюрер СС, начальник ауссенкоманды-8 главной команды «Русланд Зюйд».

8 Правильно — Бруммерло Гельмут — оберштурмфюрер СС, начальник ауссенко-манды-7 главной команды «Русланд Зюйд».

9 Гюбнер Эрвин — унтерштурмфюрер СС, начальник ауссенкоманды-10, с июня 1943 г. — начальник ауссенкоманды-7.

укомтглектован немцами Поголжья и Прибалтики), г. Таганроге и других го­родах Украины.

Южная группа подразделяется на три так называемых «политических отделения»: «среднеазиатское», «кавказское» и «казачье». Соответственно «политическим отделениям» сформированы «батальоны». «Кавказский ба­тальон» и казачья сотня ведут вооруженную борьбу с советскими десанта­ми и проюкационную работу среди населения; «среднеазиатский баталь­он» охраняет железные дороги в районе городов Мелитополя и Донбасса. Означенные выше «восточные батальоны» укомплектованы немецким офи­церским составом.

Завербованных агентов отделения направляют в центр «Цеппелина» (г. Осипенко), который распределяет их по группам соответственно наци­ональной принадлежности. Каждому агенту дается легенда для легализа­ции на территории СССР. По утвержденной офицером «Цеппелина» ле­генде подбирается группа в 3—5 человек с радистом, экипируется до мелочей и забрасывается самолетом в тыл СССР. Отказьпзавшихся от заб­роски за линию фронта немцы направляли: кавказцев — в «кавказский батальон»; казаков — к походному атаману полковнику Белому1, возгла­вившему в последнее время все казачьи формирования на юге; украин­цев, белорусов и русских под видом мобилизации в РОА — в немецкие части на фронт.

[■■■]

Народный комиссар государственной безопасности

Белорусской ССР Цанава

ЦА ФСБ России

«Предприятие Цеппелин» (нем.). Рукоюдящий его центр до весны 1943 г. находился в Берлине, в служебном здании VI управления РСХА в районе Грюневальд, Беркаерштрассе, д. 32/35, а затем — в районе Ванзее, Потсдамерцпрассе, д. 29 (см. документ № 1597)

«Предприятие Цеппелин» имело следующие команды:

Особаякоманда«Цеппелина»приоперативнойгруппеА.

Она быта сформирована в апреле 1942 г. и придана оперативной группе А полиции безо­пасности и СД на северном участке советско-германского фронта. Команда находилась в Гатчине по Комсомольской ул., в д. 44, 48.

Действия команды распространялись на территорию от северных районов Белорусской ССР и Калининской области до Финляндии; главное внимание уделялось Ленинграду.

Особаякоманда«Цеппелина»приоперативнойгруппеБ.

Команда была сформирована в марте 1942 г. и придана оперативной группе Б поли­ции безопасности и СД на центральном участке советско-германского фронта. Дисло­цировалась в Смоленске.

1 Белый (Билый) Игнатий Архипович (1886—?)—бьшший казачий офицер, белоэмигрант, атаман «вольного казачества» («самостийников»), с 1927 г. издавал в Праге журнал «Вольное ка­зачество». В 30-х гг. жил во Франции. В1937 г. обращался в германское посольство за получением визы на въезд в Германию. В 1938 г. был арестован в Югославии за попытку создания филиала организации «вольного казачества», а затем выслан из страны. Позднее был выслан из Чехосло­вакии во Францию, где в 1939—1940 гт. содержался в различных лагерях. В годы войны по его инициативе была создана «Организация казаков-националистов великой 1ёрмании».

Для подрывной работы команда использовала агентуру, обученную в диверсионно-разведывательной школе в м. Яблонь, близ Люблина (Польша).

Центральный переправочный пункт и приемный лагерь агентуры находился в со­вхозе Высокое, в 12 км от Смоленска. Из совхоза Высокое агенты переводились на Смо­ленский аэродром и самолетами забрасывались под Москву и другие тыловые районы Советского Союза.

Особаякоманда«Цеппелина»приоперативнойгруппеЦ.

Официальными документами установлено, что команда с мая 1942 г. находилась в Киеве, а в декабре 1942 г. — в Харькове.

Особаякоманда«Цеппелина»приоперативнойгруппеД.

Команда была сформирована и направлена на советско-германский фронт весной 1942 г.

С апреля 1942 г. находилась в Симферополе, занимала здание крымского управле­ния водного хозяйства «Крымводхоз» по Армянскому пер., д. 6. Команда была прида-на-оперативной группе Д полиции безопасности и СД, имела полевую почту № 47540.

Агенты подготовлялись в разведывательно-диверсионной школе «Цеппелина», име­новавшейся «Главный лагерь Крым».

Агентуру перебрасывала в советский тыл специальная «авиаэскадрилъя 200» с аэро­дрома в курортном местечке Саки, близ Евпатории. Во время летнего наступления немцев в 1942 г. команда забросила большое количество агентуры на Северный Кавказ и в Закав­казье. Переброской руководил лично начальник «Цеппелина» штурмбанфюрер СС Курек Вальтер, который пробыл в команде до декабря 1942 г.

Позже в составе «Цеппелина» были сформированы еще две главных команды: «Рус-ланд Митте» и «Русланд Зюд», которые занимались вербовкой, подготовкой и засылкой агентуры в советский тыл.

Предприятие «Цеппелин» располагало сетью лагерей различного профиля и разве­дывательно-диверсионных школ.

Особыйсборныйлагерь(заммельлагерь)вм.Бухенвальд

Лагерь был создан в марте 1942 г. на территории концентрационного лагеря в м. Бу­хенвальд, близ г. Веймар (провинция Тюрингия). Официально именовался: «СС зондер-лагерь Бухенвальд». Известен также, как «приемный лагерь» («ауффангслагерь») Бухен­вальд и офицерский лагерь военнопленных в т. Веймар. Последнее название скрывало подлинное назначение лагеря.

Сборный лагерь был начальным этапом подготовки агентов. Там они от полутора до двух месяцев проходили так называемый «политический и медицинский карантин». За это время проводилась тщательная сортировка, а также агентурная проверка всего со-! става.

Все агенты в сборном лагере разбивались на группы по национальному признаку. Группы обозначались цифрой и буквой.

Были созданы следующие группы: IА и I Б — радисты, по национальности русские; 2 А и 2 Б — по национальности русские; 4 А и 4 Б — национальности Кавказа; 5 А и 5 Б -среднеазиатские национальности; 7 А — русской национальности и 7 Б — сборная.

В группы А зачисляли агентов, намеченных для разведывательно-диверсионной де­ятельности; в группы Б — предназначенных для формирования «легионов» и каратель­ных отрядов.

Группы А именовались «активными», Б — «боевыми».

В группы 7 А и 7 Б зачислялись только агенты, не внушавшие немцам доверия, или по каким-либо другим причинам не подходившие для работы в «Цеппелине».

Лагерь возглавляли сотрудники «Цеппелина», офицеры войск СС, но всю практи­ческую работу проводили сотрудники и так называемого лагерного штаба, состоявшего из изменников Родины — бывших офицеров Красной Армии.

В декабре 1942 г. особый сборный лагерь из Бухенвальда передислоцировался в специ­ально выстроенный лагерь в м. Зандберг (Верхняя Силезия).

Особыйпредварительныйлагерь(форлагерь)ем. Заксенхаузен

Особый предварителыгый лагерь для агентов русской национальности был создан «Цеп­пелином» в марте 1942 г. на территории концентрационного лагеря в м. Заксенхаузен, близ г. Ораниенбурга (в 30 км от Берлина). Официально именовался «СС зондерлагерь Заксенхау­зен». По показаниям разоблаченной немецкой агентуры, назывался так-же «лагерем рус­ских активистов». В лагере продолжалась дальнейшая фильтрация русских военнопленных, предназначенных «Цеппелином» для работы агентами-разведчиками, радистами и дивер­сантами. Военнопленные попадали в него из Бухенвальдского сборного лагеря, а некоторые непосредственно из общих лагерей военнопленных.

Внутрилагерный режим был такой же, как в сборном лагере. Все «активисты» делились на взводы и роты. Кроме того, были две группы: «политическая» и группа радистов; в первой обучались агенты-разведчики, или диверсанты, а во второй — агенты-радисты. В связи с недостатком радиоаппаратуры обучение радиоделу «активистов» — уроженцев Кавказа и Средней Азии до сентября 1942 г. то же происходило в м. Заксенхаузен, куда они направля­лись из предварительных лагерей.

По окончании предварительного обучения и фильтрации в лагере в м. Заксенхаузен все «активисты» переводились в главный лагерь для русских агентов м. Яблонь, близ Люблина (Польша).

Непригодные к работе агенты направлялись в воинские формирования «Цеппели­на», в частности, в зондерлагеря в г. Парчев и м. Гайдов (Польша), где формировались карательные отряды: так называемые дружина I и дружина 2.

Особыйпредварительныйлагерь(форлагерь)вг. Аушвиц

Особый предварительный лагерь для агентов — уроженцев Кавказа был создан в марте 1942 г. на территории концентрационного лагеря «Пиркенау», в Освенциме (Аушвиц). Офи­циально именовался «СС зондерлагерь Аушвиц Зондеркомандо».

По показаниям разоблаченных немецких агентов, назывался также «лагерем кавказских активистов».

Назначение лагеря — дальнейшая фильтрация и политическое обучение военноплен­ных, предназначенных для использования в качестве агентов «Цеппелина». В Аушвиц попа­дали все военнопленные — уроженцы Кавказа, прошедшие первый фильтр в Бухенвальдс-ком сборном лагере. Иногда туда же направлялись военнопленные непосредственно из лагерей. Так, несколько групп «активистов» поступило летом 1942 г. из Симферопольского лагеря военнопленных.

В Аушвице находилось одновременно до двухсот «активистов»; они были разбиты на пять взводов. Во взвод подбирали лиц одной национальности: 1-й взвод состоял из фу­зии, 2-й — из армян, 3-й — из азербайджанцев, 4-й — из агентов других национально­стей Кавказа и Закавказья.

В 5-й взвод зачислялись только агенты-радисты. В отличие от остальных взводов «активисты» 5-го взвода уже здесь начинали специальное обучение. Взвод радистов был сформирован в сентябре 1942 г. До этого агентов для обучения радиоделу, из-за отсут­ствия аппаратуры направляли в предварительный «русский» лагерь в м. Заксенхаузен.

Порядок оформления агентуры и проведения учебных занятий был здесь таким же, как в «русском» лагере. Отличительной чертой являлась усиленная антирусская националистичес­кая пропаганда, которую вели преподаватели — немцы и представители грузинских, армянс­ких и других антисоветских белоэмшрантских организаций — кадровые германские агенты и зачастую официальные сотрудники «Цеппелина».

Все «активисты», прошедшие двух-трехмесячнуто подготовку и пригодные для раз­ведывательной работы, переводились в Евпаторию, в «главный кавказский лагерь», где проходили специальное обучение. Агенты, не внушавшие немцам доверия, направля­лись в Варшаву для зачисления в национальные «легионы».

Форлагерь неоднократно менял местопребывание.

В апреле 1942 г. с территории концлагеря он был переведен в трехэтажное здание бывшей аушвицкой польской гимназии.

В первой половине августа 1942 г. форлагерь переехал в пригород Аушвица — посе­лок Бабиц и разместился в школьном двухэтажном здании.

Особыйпредварительныйлагерь(форлагерь)вм.Легионово

Особый предварительнъш лагерь для агентов среднеазиатских национальностей был со­здан в марте-апреле 1942 г. в м. Легионово близ Варшавы. Он располагался на территории спе­циального лагеря, где немецким командованием формировалось из военнопленных особое антисоветское воинское соединение, так называемый Туркестанский национальный легион. Официально лагерь именовался «СС зондерлагерь Легионово». В целях зашифровки его так­же называли «Туркестанский СС».

Назначение лагеря — дальнейшая фильтрация и профашистская обработка воен­нопленных узбеков, туркмен, казахов и лиц других национальностей Средней Азии, предназначенных для использования в качестве агентов «Цеппелина». Контингент ла­геря состоял в основном из агентов, поступивших непосредственно из «Туркестанско­го национального легиона»; лишь незначительная часть прибывала из Бухенвальдско-го особого сборного лагеря.

Одновременно в лагере обучалось не больше двухсот человек.

Активную антисоветскую деятельность в лагере проводили представители белоэмиг­рантского «Туркестанского комитета».

В сентябре 1942 г. лагерь из м. Легионово выбыл в м. Воломин (Польша).

Разведывательно-диверсионнаяшкотвм.Яблонь

Разведывательно-диверсионная школа для агентуры из лиц русской национально­сти была создана «Цеппелином» в марте 1942 г.

Первоначально дислоцировалась в польском м. Яблонь (близ Люблина), в бывшем! замке графа Замойского. Официально именовалась «Главный лагерь Яблонь»; быта так­же известна, как «особая часть СС».

В школе обучались разведчики, диверсанты, террористы и радисты из изменников i Родины по национальности русских. В основном в школу поступали лица, прошедшие I фильтрацию и профашистскую обработку в «предварительном особом лагере для рус­ских», а также из зондеркоманд «Цеппелина». В лагере одновременно находилось от I 150 до 200 человек.

Обучение в школе продолжалось от 3 до 6 месяцев, после чего из подготовленных! агентов комплектовались группы для переброски через линию фронта. Группа обычно состояла из 2—5 человек Как правило, в ее состав включали радиста с радиостанцией. Агентура, прошедшая подготовку в этой школе, забрасывалась главным образом в райо­ны Москвы, Ленинграда, Севера и Урала.

Агентам, перебрасываемым в северные районы Советского Союза, рекомендовали также] устанавливать связь с теми местными жителями, которые в прошлом подвергались репресси­ям, были переселены из других районов (бывшие кулаки и другие антисоветские элементы) и создавать из них бандитско-повстанческие группы.

До лета 1943 г. агенты перебрасывались самолетами со Смоленского и Псковского! аэродромов.

Разведывательно-диверсионнаяшкотвЕвпаториииОсипенко

Разведывательно-диверсионная школа для агентов кавказских национальностей была! создана в Евпатории в апреле—мае 1942 г. и официально именовалась «Гауптлагерь Крым», полевая почта № 47540.

Школа размещалась на территории детского санатория НКВД, занимая целый квар­тал между улицами Кирова и Пушкинской.

Штат официальных сотрудников школы состоял из 25 человек.

Школа специально готовила агентов-разведчиков, диверсантов и организаторов по-1 встанческого движения для заброски в районы Северного Кавказа и Закавказья.

Слушателями Евпаторийской школы были военнопленные из числа грузин, армян, азербайджанцев, лезгин, чеченцев и лиц других национальностей Кавказа и Закавка­зья, и в незначительном количестве русские, бывшие жители этих районов. Большин­ство слушателей поступало в школу из особого предварительного лагеря в г. Аушвице, а некоторые — непосредственно из Симферопольского и других крымских лагерей во­еннопленных.

Все отобранные в лагерях некоторое время жили в Симферополе. Одновременно в школе обучалось до двухсот человек.

До октября 1942 г. все агенты, окончившие Евпаторийскую школу, перебрасывались в различные районы Кавказа только самолетами. Своего переправочного пункта у школы не было. Переброска проходила с военного аэродрома м. Саки. С этого же аэродрома произво­дилась заброска агентов других германских органов разведки, дислоцированных в Крыму.

Всего с аэродрома Саки переброшено в советский тыл более 100 агентов Евпаторийс­кой школы. Почти все они были арестованы органами госбезопасности.

Разведывательно-диверсионнаяшколав м.Освитц

Разведывательно-диверсионная школа для агентов — уроженцев и бывших жителей Средней Азии была организована в августе 1942 г. в м. Освитц, близ г. Бреславля, на тер­ритории постоянного лагеря войск СС. Официально именовалась «Главный лагерь Тур­кестан», или «Лесной лагерь СС 20» («Вальдлагерь СС 20»).

Школа готовила агентов-разведчиков, диверсантов, террористов, радистов и орга­низаторов бацдитско-повстанческих групп из числа антисоветски настроенных узбеков, казахов, туркмен и лиц других национальностей Средней Азии.

Школа была заключительным фильтрационным этапом в системе подготовки аген­туры. В нее поступали агенты, прошедшие первичную фильтрацию в сборном лагере, а затем — в особом предварительном лагере. Незначительное количество агентов поступа­ло непосредствено из лагерей военнопленных.

Одновременно в школе обучалось до 150 человек.

Программа обучения почти не отличалась от других разведшкол «Цеппелина». Ком­плектование групп, предназначенных к заброске, начиналось с первых дней обучения и проходило по принципу добровольного подбора. Обычно группа состояла из 5—6 чело­век, двое из них — агенты-радисты.

Агентурные группы забрасывались самолетами с аэродромов городов Осипенко и Мариуполя в районы Астрахани, Гурьева и на территорию Узбекской и Туркменской ССР.

Учебно-проверочныйлагерьв Ораниенбурге

Учебно-проверочный лагерь «Цеппелина» в Ораниенбурге (в 30 км от Берлина) был создан в конце 1942 г. и размещался в бараке № 35, на той части концлагеря «Заксенхау-зен», где раньше находился предварительный лагерь агентуры из числа русских.

В лагере готовили квалифицированных агентов-одиночек для выполнения специ­альных заданий и проводилось дополнительное обучение отдельных агентурных групп.

Агентура подвергалась в лагере тщательной антисоветской обработке. Агентов зна­комили с работой фашистских организаций, показывали им достопримечательности Бер­лина, водили в театры и другие зрелищные предприятия.

В обучении агентов принимали участие сотрудники руководящего штаба «Цеппелина»,

npuejmo-распределительньшлагерьв м.Зандеберг

Приемно распределительный лагерь «Зандеберг» был создан весной 1943 г. вместо Бухенвальдскосго сборного лагеря и нескольких предварительных особых лагерей «Цеп­пелина». Он разместился на территории бывшего сборного лагеря в мест. Зандберг, в по­лутора километрах от железнодорожной станции Брайтенмаркт (Верхняя Силезия) и офи­циально именовался «СС зондерлагерь Зандберг». В целях зашифровки его называли «военный лагерь РОА».

В нем проходила предварительная проверка и фильтрация всех завербованных глав­ными командами «Цеппелина» во фронтовых лагерях военнопленных, но по разным причинам не использованных на месте агентов.

В последующем в лагере помимо фильтрации и проверки завербованных начали ус­коренно готовить квалифицированную агентуру и по мере надобности направлять ее в главные команды.

В целях конспирации специальное обучение агентов проходило не в самом лагере, а в его филиалах в близлежащих населенных пунктах (Крунзрух, Брюкенорд, Тейхвальд).

В лагере постоянно находилось до 1000 человек, преимущественно изменников Ро­дины — бывш. военнослужащих Красной Армии.

С осени 1943 г. из Зандбергского лагеря в главные команды «Цеппелина» было на­правлено незначательное количество агентуры.

Позднее из агентов было создано и направлено во Францию, Италию и Югославию несколько групп для борьбы с партизанами, а также в воинские части РОА и антисовет­ские карательные формирования

Штрафнойлагерь«Цеппелина»в г.Крешфурге

Штрафной лагерь «Цеппелина» был создан в середине 1942 г. в г. Крейцбурге (Верх­няя Силезия). Он размещался на северной окраине города и был зашифрован как фили­ал постоянного общего лагеря военнопленных (шталаг 318) в м. Ламсдорф.

В лагере содержались агенты и официальные сотрудники «Цеппелина» из военноп­ленных, которые совершили какие-либо проступки, расшифровались или не пользова­лись доверием после возвращения из советского тыла.

В местечках Никласдорф и Ландесгут, близ Крейцбурга, на заводах боеприпасов были I отделения лагеря, численностью до 100 человек каждое. Всего в особом штрафном лагере' «Крейцбург» находилось одновременно до четырехсот человек.

Личный состав делился на категории штрафников, особых штрафников, реабилити­рованных, штатных лагерных работников и зачисленных в «особый взвод»".

Лица каждой категории различались по одежде.

Штрафники носили одежду желтого цвета с буквами СУ.

У особых штрафников одежда была тоже желтого цвета, но на спине имелась допол1 нительная буква С.

На реабилитированных были синие френчи с буквами СУ.

Штатные работники лагеря и состав «особого взвода» носили одежду синего цвета] без опознавательных букв.

Категория штрафников считалась первоначальной, и в нее зачислялись почти все] поступавшие в лагерь.

В «особый взвод» зачисляли реабилитированных и готовили из них полицейских нам смотршиков и контрразведывательную агентуру. Агентов переодевали в гражданскую одеж­ду и направляли под видом рабочих на предприятия, где работали угнанные немцами в Гер­манию советские граждане.

В последующем штат «Предприятия Цеппелин» менялся. Увеличивалось число лаге-J рей, был создан специальный орган, который занимался подготовкой и выполнением I особо важных заданий по террору, шпионажу и диверсий в расположении частей Крас-1 ной Армии (ЦА ФСБ России).

Из разведывательной сводки  46/93

Центрального штаба партизанского движения при ставке Верховного Главнокомандования

17сентября 1943 г.

По поступиытшм на 16 сентября 1943 г. данным, разведкой партизан установлено:

... Изменнические и полицейские формирования

По данным на 5.8, установлена дислокация восточных батальонов: в Порхове — 666-й батальон; в Дедовичи — 667-й батальон; в Ашево — 668-й батальон.

По документальным данным на 20.8, охрану ж.д. Дно—Сольцы несут 344-й и 654-й восточные батальоны.

По показанию перебежчика — командира 5-й штабной роты 1-го ба­тальона армянского легиона А. Сагумяна, перешедшего на сторону парти­зан 29 июля 1943 г. в районе Новоржев, легион был сформирован в сен­тябре 1942 г. в Лохвицы и состоял из 3 стрелковых и одного рабочего батальона. В октябре 1942 г. офицерский состав 1-го батальона, в котором служил перебежчик, был заменен прибьгешими офицерами из 198 пд (нем­цами) и стал нумероваться 1/198 пд. В марте 1943 г. батальон был отправ­лен через Гомель, Минск, Вильно, Остров в Опочецкий район для борьбы с партизанами. Штаб батальона — в Новоржев, ппс 25543. Батальон имеет пять рот: три стрелковые, рота тяжелого оружия (12 станковых пулеметов и 6 бат. минометов) и 5-я штабная рота. В ротах — по 160—170 солдат. Командир батальона — капитан Реннер (немец), в ротах — по два ко­мандира — немец и армянин. Солдаты одеты в немецкую форму. Из бата­льона имели место случаи группового перехода легионеров на сторону партизан, вероятно, в связи с этим 1-я и 2-я роты отправлены в Латвию «на заготовку леса».

По данным на 11.9, в Каунасе создано «бюро поверенного по делам рус­ского населения Литовской области» во главе со Ставровским. В Вильно отдел этого бюро возглавляет Юнгмейстер (немец). Это бюро ведет в насто­ящее время в Каунасе и Вильно вербовку в части РОА

По данным на 7.9, из гарнизонов в районе Минска полицейские от­зываются для отправки их на фронт, на замену прибывают легионеры и венгры.

На 6.9 в Чернигове — до 5000 солдат РОА. В Ялте, в массавдровских казармах, — до 500 легионеров. На 10.9 гарнизон Феодосия — до 3000 чел., в большинстве жанцы.

...Подготовка к химической войне

По агентурным данным на 6.9, в гарнизонах в районе Невеля с немецки­ми солдатами проводятся занятия в ггротивогазах. В Невеле установлена спе­циальная газокамера, в которой применяются удушающие и раздражающие газы, каждый солдат обязан посетить газокамеру.

По тем же данным, в малонаселенных деревнях около Езершице (22 км южн. Невеля) проводились практические занятия по заражению и дегазации отдельных участков местности и отдельных улиц.

В последних числах августа из Невеля в сторону Опухлики (19 км св. Невеля) отправлены снаряды с ОВ.

По достоверным данным на 5.9, офицерский и рядовой состав в гар­низонах и частях, направляемых на Восточный фронт, по специальному приказу от 10.8 получает индивидуальные противоипритные костюмы, по два новых фильтра, маски.

В перехваченной партизанами 8.9 записке бургомистров Петрикова и Белокурова сообщается, что немецкое командование готовит газовое нападение на партизан, действующих, в районе Лельчицы Полесской области.

— азербайд-

Зам. начальника Центрального штаба партизанского движения

комиссар госбезопасности С. Бельченко

Начальник разведотдела

полковник С. Анисимов

НА ФСБ России

...Подготовка к химической войне

По данньм на 23.7, на ст. Боровуха-1 (14 км с. з. Полоцка) обер-лейтенант немецкой армии (фамилия не установлена) в разговоре с полицейским зая­вил что немецкая армия победит, так как она имеет сильные ОВ, которых не имеют союзники и Красная Армия.

По тем же данным, все немецкие гарнизоны, расположенные севернее Полоцка, с мая 1943 г. усиленно занимаются химической подготовкой. В июне 1943 г. введена химподготовка с легионерами; занятия проводятся ежедневно по 2—3 часа. Личному составу выданы немецкие и советские противогазы.

14.7 на ст. Боровуха-1 с запада прибыло 3 эшелона с ОВ в баллонах и авиабомбами, наполненными ОВ. Часть ОВ вьггружена в Боровуха-1, ос­тальная часть направлена в район артскладов, расположенных между Зеле­ный Городок и Мумино (5 км сев. г. Полоцк).

На 12.8 в Козырево (южн. окр. г. Минск) в помещениях бьгеших ка­зарм имеется лаборатория по испытыванию ОВ.

В Красное Урочище (р-н г. Минск) немцы на украинцах испытывают противогазы.

По данным на 30.8, в 707-й гренадерской дивизии производилась провер­ка и замена противогазов, солдатам розданы инструкции по оказанию помо­щи при отравлении ОВ.

Начальник Центрального штаба

партизанского движения при

Ставке Верховного Главнокомандования

генерал-лейтенант П. Пономаренко

Начальник разведотдела

полковник С. Анисимов

НА ФСБ России

Из разведьдательной сводки  47/94

Центрального штаба партизанского движения при ставке Верховного Главнокомандования

19 сентября 1943 г.

Ориентировка ГУКР «Смерш» НКО СССР  51179 о работе против немецкой агентуры из подростков1

20 сентября 1943 г.

По показаниям арестованных органами «Смерш» подростков-дивер­сантов установлено, что 25 июня 1943 г. по приказу немецкого командова­ния все лица мужского пола в возрасте 14—16 лет, проживавшие на терри­тории Козинской волости Смоленской области, должны были явиться в волостное управление на регистрацию.

Подростки, явившиеся на регастрацию, были направлены немцами в ла­герь, расположенный в 4 километрах от Смоленска, в здании бывшей МТС, где подготавливались кадры для так называемой Русской освободительной армии (РОА).

14 июля с.г. из этого лагеря немецкой разведкой были отобраны 30 подро­стков в возрасте от 14 до 16 лет и под видом экскурсантов слтгоавлены в мес­течко Вальдек близ г. Кассель (Германия).

По прибытии в Вальдек у подростков были отобраны подписки, обя­зывающие их вести борьбу против коммунистов, комиссаров и полит­руков.

В течение месяца они обучались на специальньгх курсах германской раз­ведки, где проходили топографию, строевую подготовку и парашютное дело.

25 августа с.г. после окончания обучения на курсах все подростки были доставлены в г. Орша БССР, где им объявили, что они будут переброшены на сторону Красной Армии для выполнения диверсионных заданий2.

Подростки были проинструктированы о том, что после приземления на советской стороне они должны выйти в районы железнодорожных стан­ций, разыскать склады, снабжающие паровозы топливом, и подбросить в штабеля с углем куски взрывчатки.

Для выполнения указанного задания каждому подростку немцы выда­ли по 2—3 куска взрывчатки весом по 500 г, по форме и цвету похожие на куски каменного угля.

Изъятая у арестованных взрывчатка была подогнута экспертизе, которая установила: кусок взрывчатки представляет собой неправильной формы мас­

1 См. т. 2 настоящего сборника, документы № 528, 688, 719, 738; т. 3, документы № 812, 970, а также документ № 1604.

2 С августа 1943 г. в окрестностях Орши (село Сметанка — 18 км) находилась смолен­ская разведшкола. Переброской агентов занимались сотрудники 203-й абверкоманды.

су черного цвета, ншоминающую каменньш уголь, довольно прочную и со­стоящую из сцементированного угольного порошка. Эта оболочка нанесена на сетку из шпагата и медной проволоки. Бтгутри оболочки находится тестооб­разная масса, в которой помещено спрессованное вещество белого цвета, на­поминающее форму щглиндра, обернутое в красно-желтую пфгаментную бу­магу. К одному из концов этого вещества прикреплен капсюль-детонатор. В капсюле-детонаторе зажат отрезок бикфордова шнура с концом, выходящим в черную массу. Тестообразное вещество представляет собой желатиниро­ванное взрывчатое вещество, состоящее из 64% гексогена, 28% тротило-вого масла и 8% пироксилина.

Таким образом, экспертизой установлено, что это взрывчатое вещество относится к классу мощных ВВ, известных под названием «гексанит», являющихся диверсионным оружием, действующим в различного рода топках.

После выполнения задания подростки обязаны были возвратиться к немцам, собрав в пути следования к линии фронта сведения о перевозках войск и грузов.

Диверсанты были одеты в различную поношенную одежду гражданс­кого и военного образца, каждому из них было выдано по 400—600 руб­лей, советские газеты и пропуска для обратного прохода через линию фрон­та к немцам.

Пропуска эти были отпечатаны на узкой полоске тонкой бумаги, за-вфнутой в резину и зашитой в складки одежды.

На пропуске на немецком языке был написан следующий текст: «Осо­бое задание, немедленно доставить в 1ц».

Подростки-диверсанты были проинсфуктированы немцами, что в слу­чае их задержания на нашей стороне они как не имеющие никаких доку­ментов должны объяснить, что являются эвакуированными или беспри­зорными.

29 и 31 августа с.г. диверсанты в количестве 29 человек 3 фуппами с аэродрома в г. Орша вылетели на нашу сторону на самолетах и были сброшены на парашютах в районах гт. Ржев, Гжатск и Сычевка, а также в районах Тульской, южной части Московской, Воронежской и Курс­кой областей.

Ориентируя об изложенном и учитывая, что германская разведка в дальнейшем может использовать подростков для выполнения в нашем тылу аналогичных заданий по диверсии,

предлагаю:

1. При появлении в районах железных дорог и населенных пунктов подростков, вызьгеающих подозрение, тщательно обыскивать их в целях обнаружения взрывчатки, пропусков, выданных немецкой разведкой, пу­тем допроса выяснять причины и цели появления их в данном пункте для выявления среди них немецких диверсантов.

2. Проинструктировать сотрудников оперативно-розыскных групп и агентуру, используемую по розыску вражеских разведчиков, а также ориен­тировать командование частей Красной Армии, контрольно-пропускных пунктов и постов службы ВНОС о возможных забросках немецкой развед­кой на нашу сторону подростков с диверсионньши заданиями для усиле­ния их розыска.

3. При задержании подгххлков-диверсантов и получении от них заявле­нии о том, что полученные от немцев взрывчатые вещества ими спрятаны или выброшены, немедленно принимать меры к розыску последних, при­влекая для этой цели в необходимых случаях самих диверсантов.

4. О всех случаях задержания подростков-диверсантов немедленно со­общать в Главное управление «Смерш».

Начальник Главного управления контрразведки «Смерш»       Абакумов

ПА ФСБ России

 1616

Спецсообщение НКВД УССР  345/гб в ЦК КП(б) Украины о положении в г. Киеве1

20 сентября 1943 г.

По данным от 12 сентября 1943 г. известно, что на Правобережье Днеп1 ра немцы спешно возводят укрепления, на строительство которых моби­лизовано население г. Киева и Киевской области начиная с 14-летнего возраста.

Киев опоясывается окопами и блиндажами. В районе Подола, на Мирной и Лукьяновской улицах устанавливаются зенитные орудия. От м. Лютеж до м. Сваромье севернее Киева, а также на других направле­ниях на правом берегу Днепра прокладываются узкоколейные дороги.

В настоящее время в Киеве находится значительное количество войск РОА. Среди немецких солдат проводятся усиленные занятия по химичес­кой подготовке. На эту тему выпущены специальные плакаты. В районах Киевской области немцы, состоящие на службе в гарнизонах, заменяют­ся полицейскими и направляются на фронт.

1 Данное сообщение НКВД УССР было передано в ЦК КП(б) Украины за полтора месяца до начала проведения Киевской наступательной операции войсками 1-го Укра­инского фронта (3—13 ноября 1943 г.).

С Восточного фронта на запад через Киев непрерывно идут эшелоны с ранеными немецкими солдатами. Все раненые эвакуируются из Киева.

В Киеве открыты лагеря для немецких и венгерских солдат, дезертиро­вавших с фронта, куда заключено до 8—10 тыс. дезертиров.

Находящихся в городе советских военнопленных немцы отправляют в Германию.

В Киеве производятся массовые аресты советского актива — стаханов­цев, ударников, студентов и т.п. За несколько дней арестовано до 500 че­ловек.

Резко усилился режим в городе. Составляются списки «фольксдойче» на предмет эвакуации. Подготавливается отправка в Германию ценностей и оборудования. Из районов в Киев направляется много скота. Хлеб на рынках конфискуется.

Народный комиссар государственной безопасности УССР       Савченко

ПА ФСБ России

В конце сентября 1943 г. войска 1-го Украинского фронта захватили плацдарм на правом берегу Днепра севернее и южнее Киева. Затем дважды (с 12 по 15 и с 21 по 23 октября) предпринимали наступление с целью освободить Киев. В этих условиях немец­ко-фашистское командование концентрировало здесь свои крупные силы, спешно воз­водило укрепления, мобилизовывало на это местное население, проводило и другие ре­жимные мероприятия.

Директива ЦК КП(б) Белоруссии подпольным обкомам и райкомам КП(б) Белоруссии, командирам, комиссарам партизанских отрядов и бригад о задачах партизанского движения в связи с наступлением Красной Армии и началом освобождения Белоруссии от немецких захватчиков

21 сентября 1943 г.

Под ударами Красной Армии немцы отступают по всему фронту. Идет массовое изгнание с советской земли немецких захватчиков. Красная Ар­мия вплотную приблизилась к границам Белоруссии. Наступает истори­ческий час ее освобождения1.

Отступая, немцы уничтожают и сжигают наши города и села, стремят­ся превратить советские территории в пустыню, истребляют советских людей или угоняют в Германию на муки, голод и смерть.

Перед партизанским движением Белоруссии сейчас стоят исторические задачи — спасти свой народ от истребления и угона в немецкое рабство, не дать врагу окончательно разорить, разрушить, сжечь наши города и села, не выпускать отступающих немецких разбойников живыми с нашей земли, истреблять их всеми средствами и способами.

В соответствии с указаниями товарища Сталина Центральный Коми­тет КЛ(б) Белоруссии

требует:

1. Усилить удары по тылам немецкой армии. Бить всюду колонны про­тивника. Все магистрали и дороги, по которым отступает враг, усеять за­садами, не должно быть ни одного места, где немцы могли бы безнаказан­но и беспрепятственно пройти. Встречать их всюду внезапными ударами, преследовать на каждом шагу.

2. Всеми силами и средствами сохранять мирное население от истреб­ления и угона в немецкое рабство. Помогать народу вооружаться, призы­вать население при появлении немцев прятать имущество, уходить в леса и угонять скот с собой.

' Освобождение территории Белоруссии началось в ходе Смоленской (7 августа— 2 октября) и Брянской (1 сентября—3 октября) операций. К 1—3 октября 1943 г. была освобождена часть территории БССР, в том числе города Хотимск, Климовичи, Коепо-ковичи, Мстиславль, Кричев и другие населенные пункты.

Места скоплений спасающегося населения обеспечивать вооруженной охраной, а в случаях нападения немцев с целью истребления спасающих­ся от них жителей оказывать вооруженную защиту всеми силами и сред­ствами.

3. Предотвращать окончательное разрушение и сжигание городов и сел. Немецких поджигателей, появляющихся в населенных пунктах, чтобы взры­вать и сжигать, подкарауливать из засад и истреблять всеми средствами. Искать повсюду и взрывать склады с взрывчатыми веществами, каждый взорванный склад — это сотни сохраненных зданий и сооружений.

Насадить и рассеять всюду свою агентуру, особенно на важных объектах в городах (электгхзстанции, депо и др.), чтобы разведывать, какие здания ми­нируются, и принимать меры к предотвращению их взрыва.

4. В настоящий момент наряду с уничтожением техники врага приобретает большой смысл ее захват и сохранение, она должна быть использована при восстановлении хозяйства Белоруссии. Рвать всюду пути, устраивать пробки, завалы на дорогах, засады, минные поля, разбирать участки шоссе, искать по­всюду и уничтожать базы горючего, чтобы ттротивник не мог использовать ав­тотранспорт, чтобы его техника осталась на территории Белоруссии. Все тех­ническое имущество: моторы и части от машин и тракторов, телефонные аппараты, провода, шинъ!, колеса и тд., закапьтать целиком или частями.

Центральный Комитет КП(б) Белоруссии призывает партизан и парти­занок, командиров и комиссаров партизанских отрядов и бригад, а также подпольные партийные и комсомольские организации и комитеты мобили­зовать все силы и средства для выполнения настоящего указания.

Спасение народа от истребления и угона в рабство при отступлении не­мецких войск составит историческую заслугу партизанского движения в Бе­лоруссии.

Секретарь ЦК КП(б) Белоруссии,

начальник Центрального штаба партизанского движения генерал-лейтенант П. Пономаренко

ЦА ФСБ России

На территории Белоруссии к маю 1943 г. действовало 548 партизанских отрядов (свы­ше 75 тысяч человек). Массовый приток в партизанские отряды имел место летом и осе­нью 1943 г. после победы Красной Армии в Курской битве. В сентябре с врагом сража­лось уже 103 тысячи партизан, а к концу 1943 г. — свыше 153 тысяч. В течение 1943 г. в партизанские отряды вступило около 96 тысяч патриотов.

Из спецсообщения УНКВД по Вологодской области и штаба истребительньгх батальонов УНКВД области  58281 в НКВД СССР о задержании вражеских парашютистов

21 сентября 1943 г.

В дополнение ранее посланного донесения (на имя нач. штаба истреби­тельных батальонов) доношу подробные обстоятельства задержания трех вра­жеских парашютистов в Чебсарском районе Вологодской области.

В ночь на 16 сентября с.г. над территорией области пролетал вражеский бомбардировщик, с которого в 1,5 км от совхоза «Думино» Чебсарского рай­она была выброшена группа вражеских парашютистов в количестве трех человек и который ушел в обратном направлении.

Группа вражеских парашютистов, приземлившись в намеченном рай­оне, 15 сентября 1943 г. в 23.00 провела ночь раздельно в лесу. 16 сентября старший фугглы Мелихов разыскал в лесу второго парашютиста Евтушен­ко, после чего начали искать третьего, который был ими найден только 17 сентября утром. Собравшись, группа зашла в дом колхозника Сороки­на. Расспросив дорогу к ближайшему населенному пункту, в котором име-, ется телефон, направились в совхоз «Думино». Встретив в совхозе команд дира отдельного подразделения Якушина (директор совхоза), заявили о себе. Якушин поставил в известность начальника РО НКВД капитана гос­безопасности Смирнова.

Получив эти данные, на место выехал начальник РО НКВД.

Проверкой выяснили:

1. Старший группы — Мелихов Дмитрий Григорьевич, кличка «Разли-кин»... В РККА с 1939 г., последнее время находился в 165 сд, звание — лей­тенант.

25 февраля 1943 г. при выполнении боевых заданий в районе ст. Синяви-но (Волховский фронт) попал в окружение и был немцами пленен. Содер­жался в лагере для военнопленных в г. Кингисеппе. В апреле 1943 г. был завербован немецким офицером и направлен в школу диверсантов в мест. Вано-Нурси.

Выброшен под фамилией «Рубцов».

2. Евтушенко Иван Степанович, школьная кличка «Соловьев»... В 1932 г. судим по закону от 7 августа 1932 г. к 10 годам лишения свободы. Осво­божден из заключения в 1942 г. и направлен на фронт.

До момента пленения находился в должности командира минометного расчета 1216 сп 364 сд. 3 февраля 1943 г. во время боевых опфаггдй был пле­нен немцами. Содержался в Кингисеппском лагере военнопленных. 18 ап­реля 1943 г. капитаном Валкашиньгм Алексеем Алексеевичем' завербован в школу диверсантов и направлен в школу Вано-Нурси.

3. Филиппов Александр Васильевич, школьная кличка «Петров», выб­рошен под фамилией «Терещенко» Михаила Яковлевича... До 1941 г. — уча­щийся десятилетки г. Вязьма. Пленен при оккупации немцами Смоленс­кой области. Содержался в лагерях военнопленных в гг. Вязьма, Борисов, Вильно, Тапо.

Завербован в школу диверсантов немецким офицером и его пособни­ком бывшим майором Красной Армии Волковым2 в марте 1943 г. и на­правлен в мест.Вано-Нурси.

На допросе показали, что, попав в разное время в плен, они были завер­бованы в школу диверсантов, дислоцирующуюся в мест. Вано-Нурси, име­нуемую среди местных жителей лагерем русских военнопленных «Малепар-тус». Школа готовит диверсантов для работы в глубоком тылу Красной Армии.

Диверсионная группа Мелихова имела задание:

1. Выброситься в районе совхоза «Думино» Чебсарского района, скрыть следы приземления и войти в ближайший населенный пункт, используя доку­менты на заготовку сена и пгюдовольствия от 391 сп для Красной Армии.

2. Ориентировавшись у местного населения, отправиться на ст.Чебсара Северной ж. д., не появляясь на самой станции, расположиться в лесном массиве близ жд., подготовить и осуществить взрыв жд. полотна.

3. Совершив диверсию, они обязаны были немедленно двигаться по направлению к фронту, по пути движения совершать поджоги военных складов и промъшгленных объектов.

Группа была снабжена:

документами от имени 391 сп, дислоцирующегося в г. Вологда, команди­ровочными ггоедписаниями и удостоверениями на 3 человека, удостоверяю­щими посылку «Рубцова», «Соловьева» и «Терещенко» в ряд деревень — Нок-шино, Максимовское, Курово Чебсарского района — для заготовки фуража, оружием, деньгами и запасом продуктов на 6 суток.

Для производства диверсий группа была снабжена:

 

1. Прессованным толом

6 кг

2. Капсюлями разными

34 шт.

3. Зажигательными шашками

10 шт.

4. Капсюлями замедл. действия

4 шт.

5. [Капсюлями]мгнов. [действия]

2 шт.

6. Электровзрывателями

2 шт.

7. Детонирующим шнуром

Зм

8. Бикфордовым шнуром

1 Правильно — Волжанин (возможно, кличка) Алексей Алексеевич, кличка «Алексе­ев» — капитан РОА, преподаватель разведывательной школы на ст. Нойкурен, в 1942 г. обучался в разведшколе в мест. Вяцати, в 1942—1943 гг. — преподаватель разведыватель­ной школы в мест. Вано-Нурси, с осени 1944 г. — начальник учебной части и преподава­тель в Вайгельсдорфской разведшколе.

2 Волков, он же Соловьев, он же Кузин Евгений или Василий Александрович, кличка «Кузьмин» — командир взвода и преподаватель политподготовки в разведывательно-ди­версионной школе в мест. Вано-Нурси.

9. Парашютами пассажирскими

10. Парашютами грузовыми

2 шт. 2 шт.

Срок пребьтания группы в тылу Красной Армии обусловлен не был. Место перехода линии фронта указано не было, и они ее должны были наметить по своему усмотрению. Паролем перехода линии фронта служит слово «дейче агент».

Группа переброшена с Псковского аэродрома.

По показаниям арестованных Мелихова и Евтушенко, такая же груп­па с аналогичными заданиями была выброшена с Псковского аэродрома в ночь на 3 сентября, в которую входили:

1. Г^оводитель группы «Уваров» Жора, 25 лет.

2. «Бурцев» Алексей, около 30 лет.

3. «Урванцев» Николай, 22 года.

Эта группа нами задержана 3—4 сентября сг. (см. наш № 58265 от 9 сентября 1943 г.)1.

Кроме того, группы также подготовляются к выброске в ближайшие дни (см. протоколы допроса).

Арестованные Мелихов, Евтушенко и Филиппов со всеми документа­ми и имуществом переданы по акту УН КГБ.

Приложение: протоколы допроса2.

Начальник Управления НКВД по Вологодской области

полковник госбезопасности  Свиридов

Нач. штаба истребительных батальонов по Вологодской области

майор Ломакин

ЦА ФСБ России

1 См. документ № 1600.

2 Приложение не публикуется.

Из докладной записки УНКГБ по Краснодарскому краю  5375 в Четвертое управление НКГБ СССР о пребывании на оккупированной противником территории Адыгейской автономной области1белоэмигранта генерала СУлтан-Гирея Клыча2и мероприятиях по борьбе с националистической деятельностью руковддяших кругов горской эмиграции и «Северо-Кавказского легиона»

21 сентября 1943 г.

Имеющимися агентурно-следственными материалами устанавлива­ется, что немцы, оккупировав территорию Адыгейской автономной об­ласти, строили свою политику с учетом национальных особенностей и исторического прошлого адыгейского народа. Опираясь на буржуазно-националистические элементы Адыгеи, антисоветски настроенную часть местной интеллигенции, стариков-авторитетов, а также играя на наци­ональных и религиозных чувствах населения, оккупанты стремились укрепить свое господство и поднять адыгейский народ против Советс­кой власти.

В этих целях немцы привезли с собой белоэмигранта, бывшего гене­рала белой армии, командира «дикой дивизии» князя Султан-Гирея Клы­ча, уроженца аула Уляп Шовгеновского района Адыгейской автономной области, постоянная резиденция которого была в г. Ставрополе.

Как установлено, находясь в г. Ставрополе, Султан-Гирей Клыч созвал совещание националистических горских авторитетов и представителей му­сульманского духовенства, на котором обсуждались вопросы:

1) об образовании на Северном Кавказе «самостоятельной националь­ной республики» под руководством Султан-Гирея Клыча;

2) о восстановлении в полном объеме мусульманской религии и обрядов;

3) о восстановлении адата3 и всех старых обычаев (возвращение горс­ких женщин в прежние условия жизни и др.);

1 Территория этой автономной области была оккупирована противником 10 августа 1942 г.

2 Суитан-Гирей Клыч (1880—1947). См. т. 1 настояшего сборника, документ № 133.

3 Адат (араб. — обычай) — у мусульманских народов обычное право, противопоставляемое шариату. В СССР некоторые нормы адата, не противоречащие советским законам, действова­ли в виде местных обычаев (например, свадебный обряд).

4) об установлении для черкесов привилегированного положения по отношению к русским;

5) об организации всех горских народов для активной вооруженной борьбы против Красной Армии.

После принятия по этим вопросам решений утвердительного характе­ра по указанию германского командования ставленниками немцев бурго­мистром Шовгеновского района Аташуковым Аскарбием (до оккупации работал начхозом Грузлесзага в г. Майкопе), делегатом совещания от Ады­геи, заместителем бургомистра того же района Бжассо Керимом1 (до ок­купации работал счетным работником в Адыгейском областном банке в г. Майкопе) и другими из г. Адыгеи в г. Ставрополь к Султан-Гирею Клычу была послана специальная делегация «почетных стариков от имени ады­гейского народа» с просьбой прибыть в Адыгею и возглавить борьбу про­тив Советской власти.

В декабре 1942 г. Аташуковым в г. Ставрополь для встречи с Султан-Ги-реем Клычом была послана делегация в следующем составе2:

1. Андрухаев Аслан Хатитович, 1883 года рождения, житель аула Хаку-ринохабль, в 1918 г. служил в «дикой дивизии» под командованием Сул-тан-Гирея Клыча, в период оккупации был заведующим отделом снабже­ния райуправы Шовгеновского района.

2. Брантов Индрис Мазетлеевич, 1877 года рождения, житель ара Хатажукай Шовгеновского района, в 1933 г. судим за скотокрадство, при немцах работал заместителем старосты земуправы, сын его добровольно ушел с немцами.

3. Потоков Хаджимос Магометович, 1888 года рождения, житель ара Хакуринохабль, в гражданскую войну служил в «дикой дивизии», при нем­цах работал старостой сельхозобщины.

Все эти делегаты после изгнания немцев арестованы и дали показа­ния, что при встрече их и передаче просьбы о прибытии в Адыгею Ср-тан-Гирей Клыч интересовался, кто из адыгейцев, служивших в «дикой дивизии», остался в живых, бытом адыгейцев в период существования Советской власти и колхозной жизнью. Как заявил Султан составу де­легации, с приходом немцев на Северный Кавказ адыгейцы «освобожде­ны» от большевиков и имеют возможность свободно открывать мечети, создавать религиозные школы и развернуть работу по возрождению му­сульманской веры и обычаев.

В беседах Султан подчеркивал свое желание, чтобы население г. Ады­геи повсеместно помогало германской армии не только материально, но и живой силой путем добровольного вступления в создаваемые немцами «добровольческие легионы».

1 Бжассо Керим Карабатырович — в период немецкой оккупации занимался пособни­ческой деятельностью по снабжению немецкой армии продовольствием. Бежал с немцами, вошел в состав «Адыгейского национального комитета», затем вместе с указанным «комите­том» бежал в Италию, где являлся членом суда, созданного при «комитете». Весной 1945 г. был интернирован англичанами. Невозвращенец.

2 Все лица (Андрухаев А.Х., Брантов И.М., Потоков Х.М.), входившие в так называ­емую «делегацию по встрече Султан-Гирея Клыча», 28 июня 1943 г. военным трибуналом Майкопского гарнизона осуждены по ст. 58-1а УК РСФСР на 7 лет лишения свободы каждый.

В заключение своей беседы Султан-Гирей Клыч через делегатов бургоми­стру Шовгеновского района Аташукову передал, что в ближайшее время он выедет из г. Ставрополя в Адь1гею. В конце декабря 1942 г. и в начале января 1943 т. (Султан-Гирей Клыч в сопровождении эмифанта-осетина «профессо­ра» Козырева Минюста и двух немецких офицеров под видом встречи с зем­ляками посетил г. Майкоп и ряд аулов и хуторов Шовгеновского и Коше-хабльского районов Адыгейской автономной области.

Посещая аулы, Султан КльгчТирей при встрече с населением строго со­блюдал национальные мусульманско-религиозные обряды (посещение клад­бищ и др.), а затем выступал на собраниях, призывая адыгейцев активно по­могать немцам в борьбе против Советской власти. В своих выступлениях Султан-Гирей Клыч называл себя и Козырева членами «национального ко­митета», прибывшими из Берлина по заданию германского командования по делам организации жизни кавказских народов.

На собрании в ауле Уляп Султан Клыч-Гирей заявил: «Я являюсь на­местником Кавказа. Германское правительство в лице Гитлера обещало передать Кавказ под мое руководство, поэтому я приехал сюда, чтобы узнать, как живет народ, какие имеются недостатки, выявить коммуни­стов, комсомольцев, советский актив и уничтожить их. Однако, как ис­тинный черкес, этого делать не хочу, чтобы не губить людей, так как их и без этого погибает много, и если среди вас есть коммунисты, комсомоль­цы и активисты, то они должны обратиться к своей мусульманской вере и молиться богу». Из донесения источника «Биджиева» и показаний сви­детеля Шевченко.

Наряду с этим агентурно-следственными материалами устанавливается, что в отличие от своих резко антисоветских выступлений на собраниях в бе­седах в более узком кругу приближенных лиц Султан Клыч-Гирей недвус­мысленно подчеркивал непрочность немецких завоеваний на Кавказе, в связи с чем не рекомендовал заниматься репрессиями коммунистов, «дабы впос­ледствии не пострадать самим от большевиков».

После выступлений на собраниях Султан Клыч-Гирей отдельно про­водил групповые беседы с «почетными стариками», лицами, служивши­ми в «дикой дивизии», которых призывал поднять адыгейцев для воору­женной борьбы с Советской властью.

Перед отъездом из Адыгеи согггювождавший Султана «профессор» Козы­рев по инициативе контрреволюционных националистических элементов Шовгеновского района с согласия Султана Клыч-Гирея написал текст «хо­датайства адыгейского народа» к германскому командованию следующего со­держания:

«Ортс-комендатура  г. Майкоп.

Фельдкомендатура  г. Майкоп.

Гестапо  г. Майкоп.

Ввиду создавшегося положения на театре военных действий на Кавка­зе, а также принимая во внимание воззвание, которое издало высшее ко­мандование германских войск, к кавказцам, имеем честь заявить следую­щее:

В данное время на Кавказе пребывает наш уважаемый кавказским наро­дом любимый вождь черкесского, а также народа кавказского — генерал Сул­тан Кльгч-Гирей. Зная популярность Султана Клыч-Гирея в народе, предла­гаем со своей стороны доверить ему организовать черкесскую армию — отряд, который безо всяких сомнений под его мудрым рукоюдством окажет существенную помощь германскому командованию, причем мы — местные жители Кавказа — считаем своим долгом довести до сведения германского командования о следующем:

Необходимо для общей борьбы вызвать наших братьев-эмигрантов из-за границы, в которых мы неотложно нуждаемся, как в отношении веде­ния войны на Кавказе, так и в административном отношении.

Доводим до сведения германского правительства, а также и командо­вания о том, что эмигранты Кавказа изгнаны не кавказцами с Родины, а только лишь большевиками, которые много зла и несчастья причиниж всему нашему народу1.

Убедительно просим высшее командование германских вооруженных сил поддержать наше ходатайство, принять во внимание и в кратчайшее время разрешить его.

Да здравствует Адольф Гитлер, германское правительство и армия!

Начальник Хакуринохабльского района Аташуков

Почетные старики народа — подписи».

После приезда в Адыгейскую автономную область генерала Султана Клыч-Гирея оккупанты активизировали работу по формированию добровольчес­ких отрядов. В большинстве аулов были созданы мелкие вооруженные кара­тельные отряды численностью 25—30 человек, и небольшое число адыгейцев ушло в качестве добровольцев в национальный кавказский легион, находя­щийся при немецкой армии. Во время отступления немцев большинство уча­стников указанных отрядов бежало с немцами.

Точными данными о деятельности «Северо-Кавказского националь­ного легиона», его руководящем и личном составе не располагаем.

Учитывая, что германское командование на временно оккупированной территории продолжает формирование «Северо-Кавказского легиона» из горских национальностей, а также то, что часть видных горских эмигрантов и прошедших специальную подготовку предателей, находящихся в Крыму и на Украине, ведут активную работу по заброске немецкой агентуры из числа горцев в расположение частей и в глубокий тыл Красной Армии, нами наме­чаются следующие мероприятия:

1. Подготавливается к вербовке и переброске в тыл противника с зада­чей внедрения в рукоюдящие круги горских эмигрантов и созданного «Се­веро-Кавказского легиона» — Курухаев Исхак Муссаевич21895 года рожде­ния, адыгеец, гражданин СССР, беспартийный, в армиях не служил, не судим, с высшим образованием.

Отец и брат в 1922 г. расстреляны белскэандитами. Мать совместно с млад­шим братом (инвалидом) проживает в одном из аулов Адыгеи, сестра, член ВКП(б) с 1920 г., расстреляна немцами в период оккупации. Семья в соста­ве: жена — 42 лет, сын — 17 лет и дочь — 15 лет, проживает в г. Майкопе.

1 Так в тексте документа.

2 Фамилия, имя, отчество агента изменены.

[...]

2. Для внедрения в «Северо-Кавказский легион» с целью проведения разложенческой работы, а также для осуществления физического уничто­жения представителей немецкого командования и руководителей легиона подготавливается агент «Нагаец», 1910 года рождения, беспартийный, адыгеец, гражданин СССР, происходит из крестьян-середняков, образо­вание 7 классов.

Семья в составе: мать — 56 лет, брат — 34 года (инвалид), жена — 21 год, проживает в одном из аулов Адыгеи. Два младших брата находятся в РККА Сотрудничает с нашими органами с 1939 г., работал честно, инициативно, давал много материалов, заслуживающих оперативного внимания.

При отступлении частей Красной Армии уходил в горы с партизанс­ким отрядом, откуда был послан с разведзаданием в тыл противника. Перейдя линию обороны, был арестован немцами и подвергался допро­сам и избиениям, однако ничего немцам не рассказал. Из-под ареста его выручили его знакомые, служившие в полиции.

По приказанию немцев и совету указанных выше лиц после освобож­дения из-под стражи поступил на службу в полицию, где вначале рабо­тал полицейским, старшим полицейским, а затем начальником 2-го учас­тка полиции гМайкопа. В данное время находится под стражей. В процессе следствия факты предательства и активного пособничества немцам не установлены.

3. Из числа имеющейся агентуры среди адыгейцев отбираем наиболее проверенных квалифицированных агентов для заброски в тыл противника с нашими заданиями. С этой целью, а также для подбора агентуры из числа близких связей Султан Клыч-Гирея послан в Шовгеновский и Кошехабль-ский районы Адыгейской автономной области, где продолжительное вре­мя находился Султан Клыч-Гирей, оперативный работник.

Разработанные планы и легенды по выброске намеченной агентуры в тыл противника вышлем дополнительно.

Начальник УНКГБ по Краснодарскому краю

комиссар государственной безопасности Горлинский

Начальник 4-го отдела УНКГБ по Краснодарскому краю подполковник государственной безопасности Иванов

ЦА ФСБ России

04.12.09 / Просмотров: 5394 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2019 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.