Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Часть 4

Из поступивших в НКГБ БССР агентурно-следственных материа­лов видно, что немецкие контрразведывательные и карательные органы в широкой степени использовали для проведения шпионской и предатель­ской деятельности

№1833

ИЗСООБЩЕНИЯНКГББССР2/4-1193ВЦККП(б) БЕЛОРУССИИИСНКБССРОБИСПОЛЬЗОВАНИИ НЕМЕЦКИМИСПЕЦСЛУЖБАМИЦЕРКОВНИКОВ ИСЕКТАНТОВ

6апреля 1944 г.

Из поступивших в НКГБ БССР агентурно-следственных материа­лов видно, что немецкие контрразведывательные и карательные органы в широкой степени использовали для проведения шпионской и предатель­ской деятельности, а также профашистской агитации некоторую часть церковников и сектантов, проживавших в освобожденных ныне районах Белоруссии.

С этой целью немецко-фашистские оккупанты всемерно активизи­ровали деятельность церковников и сектантов...

Для захвата руководства деятельностью церковников и сектантов в свои руки, немецкие контрразведывательные и карательные органы про­вели вербовку своей агентуры из числа руководящего актива церковни­ков сектантов и служителей религиозного культа.

Через свою агентуру указанные немецкие органы развернули ши­рокую профашистскую агитацию и пропаганду. Наряду с этим агенту­ра из числа церковников и сектантов использовалась для выявления партизан, лиц, высказывающих недовольство немецкими захватчика­ми и оказывающих помощь партизанам, а также партийно-советского актива.

Одним из наиболее активных сторонников фашистской оккупации на территории Гомельской области являлся Речицкий епископ Николай Автономов1.

По инициативе и непосредственном участии епископа Николая, при Речицком соборе была открыта специальная школа2 для молодежи с от­делениями: музыкальным, хоровым и физкультурным, где основной за­дачей являлось воспитание молодежи в фашистском духе.

Епископ Николаи Автономов имел близкие связи с немецкими ок­купационными властями.

[■■■]

1 Автономов Н. — в период Великой Отечественной войны являлся епископом Речицко-Мозырской епархии. Через духовенство проводил предательскую деятель­ность в пользу оккупантов, изгонял и дискредитировал патриотически настроенное духовенство, обрабатывал верующих и молодежь в антисоветском духе.

2 Школа именовалась «Семинариум».

Одним из приближенных к епископу Автономову лиц являлся свя­щенник Баженов1, прибывший с немецкими частями из Курской области.

С первых же дней своего появления в Речицком соборе Баженов стал проявлять особую заинтересованность в изучении жизни собора, собирать подробные характеризующие данные о других священниках и церковном активе речицких церквей.

После отступления немцев Баженов остался проживать в г. Речице и взят нами в активную агентурную разработку.

[■■■]

Активным пособником немецких оккупантов является разрабатыва­емый нами по делу-формуляру священник и благочинный2церквей Те-реховского района Гомельской области Карнадудов Михаил Андреевич3, репрессировавшийся органами НКВД в 1930 году за антисоветскую де­ятельность и осужденный к 5 годам исправтрудлагеря.

[...]

По агентурным данным установлено, что священник и благочинный Гомельских церквей Гейхрох Николай Иванович4, проживая на оккупи­рованной немцами территории, использовал свое положение священни­ка для укрепления власти немецких оккупантов, проводя в своих пропо­ведях фашистскую агитацию.

Агентурные данные профашистской агитации Гейхроха подтвержда­ются свидетельскими показаниями.

В Дрибинском районе Могилевской области выявлена группа цер­ковного актива в количестве 6 человек, подозреваемых в шпионской де­ятельности, на которую заведено агентурное дело «Церковники». Группу возглавляет член церковного совета Дрибинской церкви Орешков П. Ф.5 1883 года рождения. В 1941 году за антисоветскую деятельность отбы­вал наказание в Горецкой тюрьме, откуда был освобожден немцами.

1 Баженов А. И. был оставлен органами НКВД со специальным заданием в тылу врага в г. Брянске. Не выполнив задания, переехал в г. Орел, где устроился на служ­бу священником и с октября 1941 г. по август 1943 г. работал священником в Афана­сьевской и Путилицкой церквях. Использовал церковь как трибуну для распростра­нения фашистской агитации и пропаганды, произносил проповеди, направленные на дискредитацию ВКП(б) и Советской власти, призывал население вести борьбу про­тив Красной Армии, восхвалял германский фашизм, имел тесные связи с немецкими разведорганами. За изменническую деятельность 27 апреля 1944 г. был арестован и 21 апреля 1945 г. осужден по ст. 58-1 «а» УК РСФСР на 10 лет лишения свободы.

2 Помощник епископа в русской православной церкви, надзирает за духовен­ством ряда церквей или монастырей.

3 Карнадудов М. А. — в период оккупации проводил антисоветскую агитацию, выдал немцам семьи партизан и красноармейцев. 11 декабря 1944 г. за измену Родине осужден на 10 лет лишения свободы.

4 25 января 1947 г. Н. И. Гейхрох за измену Родине и антисоветскую агитацию осужден по ст. 63-1, 72 УК БССР на 8 лет лишения свободы.

5 21 сентября 1944 г. военным трибуналом войск НКВД Могилевской области П. Ф. Орешков осужден по ст. 58-10 ч. II УК РСФСР на 7 лет лишения свободы.

В 1942 году Орешков выезжал на продолжительное время в г. Минск якобы на курсы по подготовке священников, которые окончил. Однако священником не стал. Вскоре после своего возвращения из Минска Ореш­ков выдал СД советского работника Борисова, которого немцы расстре­ляли за связь с партизанами.

Орешков, в разговоре с нашим агентом, рассказал ему, что в 1940 году у него на квартире, а также на квартире Козловой и Тимошенкова продолжительное время нелегально проживал странник, именовавший себя «Николай пророк».

На самом деле, по словам Орешкова, этот странник являлся агентом немецкой разведки, который с приходом немцев перешел на легальное положение и сейчас работает начальником карательного отряда в Горец-ком районе, занятом немцами.

[...]

Антисоветская деятельность сектантов

Большое политическое значение немецкие оккупационные власти предавали созданию сектантских общин евангельских христиан, баптис­тов и других, которых они, наряду с использованием для профашистс­кой агитации, приспособили также и для разведывательных целей. Ниже приводятся материалы об антисоветской и предательской деятельности сектантов по Гомельской и Полесской, а также Могилевской областям.

По Гомельской области

Гомельскую общину «евангельских христиан» регулярно посещал работавший на железной дороге немецкий чиновник Гафлер.

Присутствуя на молениях общины, Гафлер читал проповеди, расска­зывал о жизни «евангельских христиан» в Германии, о том, какую под­держку имеет в Германии религия, и читал литературу, привезенную им из Германии.

Гафлер имел тесную связь с руководителем данной общины Дубоде-ловым, разрабатываемым нами по делу-формуляру.

[...]

У Дубоделова на квартире часто бывали немецкие офицеры, кото­рые иногда оставались у него ночевать.

Дочь Дубоделова, студентка IV курса Рыбинского авиационного ин­ститута, работала у немцев переводчицей и при отступлении немецких войск бежала с ними.

Активно поддерживая немецких оккупантов, Дубоделов1выявлял и доносил немцам об известных ему лицах, связанных с партизанами.

118 августа 1949 г. областным судом Гомельской области А. Я. Дубоделов осуж­ден по ст. 72-6 УК БССР на 10 лет лишения свободы. В мае 1954 г. освобожден как инвалид.

По его заявлению немцами был арестован за связь с партизанами житель города Гомеля Жулай Александр Назарович.

[...]

В период немецкой оккупации в г. Речице была создана сектантская община..

[...]

Имеющимися материалами установлено, что руководителями об­щины и активными участниками был ряд лиц, являвшихся немецкими ставленниками, которые в период оккупации района занимались актив­ной деятельностью.

Установлено, что немцы проявляли большой интерес к деятельнос­ти данной сектантской общины, для чего неоднократно посещали их моления.

Община в г. Речице перед отступлением немцев на свои средства ус­троила обед в доме евангелиста Разборского, на котором присутствовал со своим переводчиком немец Шавель.

[...]

Имеющиеся агентурные разработки по сектантам ведутся в направ­лении выявления практической предательской деятельности и связи с немецкими разведывательными органами фигурантов разработки.

Народный комиссар госбезопасности Белорусской ССР Цанава

ЦА ФСБ России

На документе имеется резолюция П. К. Пономаренко: «Тов. Горбунову. Очень интересный материал, подчеркивающий важность политической рабо­ты в массах. Сектанты это: 1. Канал немецкой разведки. 2. Агитаторы-пора­женцы. 3. Агитаторы против колхозов. Необходимо Вам продумать этот воп­рос и придется послушать вопрос о политработе еще раз. Пономаренко».

Здесь же имеется справка секретаря ЦК КП(б) Белоруссии Т. С. Горбуно­ва: «Все эти материалы будут использованы для постановки вопросов на Пле­нуме ЦК КП(б)Б. В нашей практической работе все это учтено: лекторам ЦК и обкомов разъяснено, что и как им следует делать в этих вопросах».

№1834

ДОКЛАДНАЧАЛЬНИКАГЕНЕРАЛЬНОГОШТАБА ИРАНСКОЙАРМИИОБОКАЗАНИИСШАИАНГЛИЕЙ ВОЕННОЙПОМОЩИИРАНУ

7апреля 1944 г.

«Весьма срочно. Секретно. Военное министерство. Генеральный штаб. 2 отдел. Шифровальная часть. 7 апреля 1944 года. № 9428. Его Величеству Шах ин Шаху.

Имею честь доложить Вашему Величеству, что для закупки одного полка тяжелых бомбардировщиков в Америке, а также специальных ма­териальных частей для моторизованного полка мы не имеем достаточ­ных ассигнований, а также нуждаемся в средствах для закупки тяжелых береговых орудий и т. п. Для всего этого нам нужен специальный доста­точный бюджет.

На объединенном заседании, в котором участвовали генералы Кон-нолли1, Ридли2, Фрезер, доктор Мильспо3, генералы Хедаят, Размара, Ан-сари, Арфа и Бахармаст, принято решение, чтобы средства были отпуще­ны из секретного бюджета страны и из остальных дополнительных бюдже­тов. Даны необходимые инструкции штабу американских войск отпра­вить в срочном порядке необходимое снаряжение. Кроме того, некоторое количество тяжелых самолетов и зенитных пулеметов будет передано без­возмездно в распоряжение нашей армии английскими и американскими войсками в Иране. Генерал сэр Артур Смит4, командующий английскими войсками в Ираке и Иране, в присутствии Его Величества также обещал, что согласится со всеми нашими предложениями в вопросе укомплекто­вания иранской армии и нам будет оказана весьма эффективная помощь.

Таким образом, для организации моторизованного полка и укомп­лектования моторизованных подразделений согласно проекту приняты необходимые меры.

Как видно из докладов, полученных от нашего представителя в Аме­рике, военное министерство Америки дало срочные и категорические распоряжения относительно отправки вооружения и снаряжения, необ­ходимого для иранской армии.

Начальник генерального штаба АлиРиязи».

1 Коннолли Дональд Хилари — генерал-майор, с октября 1942 г. по декабрь 1944 г. — командующий вооруженными силами США в Персидском заливе.

2 Ридли Кларенс Сэлф—генерал-майор, глава американской военной миссии в Иране.

3 Мильспо Артур Честер — глава американской финансовой миссии в Иране и одновременно генеральный администратор финансов Ирана.

4 Смит Артур Фрэнсис — в 1944-1945 гг. — командующий войсками Великоб­ритании в Иране и Ираке.

«Секретно. Военное министерство. Генеральный штаб. 2 отдел. № 5432 через военное министерство.

Его Величеству Шах ин Шаху.

В распоряжение военных советников отпущено для закупок военно­го снаряжения, самолетов и танков и прочих видов необходимого воо­ружения и снаряжения 2400 тыс. американских долларов. В дальнейшем также будет отпущено 2100 тыс. американских долларов. Кроме того, на основании приказа Его Величества мы пригласили военных атташе Анг­лии и Америки и генерала Коннолли в сопровождении военного совет­ника. Приглашенные дали нам обещание, что помимо этой суммы анг­лийская и американская армии предоставят в наше распоряжение без­возмездно любое потребное нам количество вооружения и снаряжения.

Заказы систематически поступают через южные порты.

Начальник генерального штаба генерал Али Риязи».

Архив СВР России

1835

ПОСТАНОВЛЕНИЕГКО5584ссОВОССТАНОВЛЕНИИ ОХРАНЫГОСУДАРСТВЕННОЙГРАНИЦЫСОЮЗАССР

НАОСВОБОЖДАЕМЫХОТВОЙСКПРОТИВНИКА УЧАСТКАХИОФОРМИРОВАНИИ35ПОЛКОВНКВД ПООХРАНЕТЫЛАДЕЙСТВУЮЩЕЙКРАСНОЙАРМИИ

8 апреля 1944 г.

В связи с выходом частей Красной Армии на отдельных участках фронта на государственную границу и необходимостью восстановления охраны государственной границы пограничными войсками, Государствен­ный Комитет Обороны постановляет:

1. Обязать НКВД СССР:

а) по мере освобождения территории Союза ССР от войск против­ника и продвижения частей Красной Армии за линию государственной границы, восстанавливать охрану границы пограничными войсками НКВД с использованием для этой цели пограничных полков НКВД, не­сущих охрану тыла Действующей Красной Армии;

б) для охраны тыла Действующей Красной Армии сформировать 35 полков войск НКВД общей численностью 57 ООО человек.

2. Для укомплектования формируемых полков войск НКВД обя­зать НКО:

а) тов. Смородинова1 — выделить до 1-го июня с.г. 30 ООО человек рядового состава 1926 года рождения, 10 ООО человек рядового состава из числа нестроевых, 10 ООО человек сержантского состава, всего 50 ООО человек;

б) тов. Голикова2 — выделить 7000 офицеров, из них — в апреле ме­сяце — 3000 человек, в том числе 1000 человек, выпускаемых из военных училищ, и 2000 человек из числа ограниченно годных 1-й категории; в мае и июне месяцах — по 2000 человек, в том числе по 1000 человек, выпускаемых из военных училищ и по 1000 человек из числа ограничен­но годных 1-й категории;

в) тов. Хрулева3 — выделить до 1 -го июля с.г. 1600 грузовых, 400 спе­циальных автомашин и 150 автомашин типа «Виллис»4;

г) тов. Пересыпкина5 — выделить до 1-го июля с.г. — 200 радиостан­ций РСБ и 500 радиостанций РБ;

д) начальникам Главных управлений НКО выделить потребное ко­личество вооружения и имущества согласно штатам и табелям по заявке НКВД СССР.

3. Увеличить штатную численность войск НКВД на 57 000 человек.

4. Наркомфину СССР (тов. Звереву6) предусмотреть дополнитель­ное финансирование войск НКВД на 57 000 человек.

5. СНК СССР (тов. Микояну) до 1-го июля с.г. выделить для фор­мируемых 35-ти полков НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии 2000 лошадей.

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин

ЦА ФСБ России

1 Смородинов И. В. — начальник Главного Управления формирования и укомп­лектования войск Красной Армии.

2 Голиков Филипп Иванович (1900-1980) — начальник Главного управления кадров Министерства обороны СССР (см. том 1 настоящего сборника, документ № 111)

3 Хрулев А. В. (1892-1962), генерал армии. В Великую Отечественную войну заместитель наркома обороны СССР — начальник Главного Управления тыла Крас­ной Армии, одновременно (в 1942-1943 гг.) нарком путей сообщения СССР, с мая 1943 г. — начальник Главного Управления тыла, затем начальник тыла Красной Армии.

4 Марка армейских автомобилей общего назначения, выпускавшихся фирмой «Виллис Оверленд» (США) в 1943-1953 гг.

5 Пересыпкин И. Т. (1904-1978), маршал войск связи (1944). В 1939-1944 гг. нарком связи СССР. В Великую Отечественную войну одновременно заместитель наркома обороны СССР (до 1944 года) — начальник связи Красной Армии.

6 Зверев Арсений Григорьевич (1909-1969). См. том 1 настоящего сборника, документ № 81.

1836

ДИРЕКТИВАГУКР«СМЕРШ»НКОСССР25700 СОБЪЯВЛЕНИЕМ«СБОРНИКАМАТЕРИАЛОВ ОБОРГАНАХФИНСКОЙВОЕННОЙРАЗВЕДКИ, ДЕЙСТВУЮЩИХПРОТИВСОВЕТСКОГОСОЮЗА»

8 апреля 1944 г.

Всем начальникам управлений и отделов «Смерш» фронтов, армий и военных округов

Направляется для ознакомления оперативного состава и ориенти­ровки в работе «Сборник материалов об органах финской военной раз­ведки, действующих против Советского Союза»1.

Сборник составлен на основе данных, добытых в результате прове­денной Главным управлением «Смерш» и его органами работы по вне­дрению агентуры в органы финской военной разведки в целях выявле­ния подготовляющихся к переброске на нашу сторону финских шпио­нов, террористов и диверсантов, каналов и способов проникновения их в расположение частей Красной Армии. •

В сборнике также использованы материалы следствия по делам ра­зоблаченных агентов финской разведки и документы, захваченные у про­тивника.

Как устанавливается, финны вербуют для проведения подрывной работы против Советского Союза агентуру из числа националистов, бе­лой эмиграции, антисоветского, предательского и уголовного элемента, проникшего в ряды Красной Армии и попавшего на сторону противника, а также, действуя методами провокаций и угроз, привлекают для шпи­онской работы отдельных военнопленных — бывших военнослужащих Красной Армии.

Эта агентура проходит подготовку в специальных разведывательно-диверсионных школах и на курсах финской военной разведки.

В настоящий сборник вошли основные данные об организации, прин­ципах вербовки, подготовки и заброски агентуры финских военных раз­ведывательных органов на нашу сторону, а также о характере даваемых разведчикам заданий, их экипировке и снабжении фиктивными доку­ментами.

В сборник помещены также материалы о выявленных диверсионно-разведывательных отрядах, существующих при соединениях финской армии, которые хотя и являются чисто военными подразделениями, одна­ко созданы для диверсии и разведки в тылу частей Красной Армии и руководятся официальными сотрудниками финской разведки.

«Сборник материалов об органах финской военной разведки, дей­ствующих против Советского Союза» преследует цель оказать практи­ческую помощь органам контрразведки «Смерш» в деле усиления борь­бы с финской агентурой, перебрасываемой на нашу сторону, а также ра­зоблачения финских разведчиков и террористов в процессе следствия.

Материалы о финских военно-разведывательных органах, действу­ющих против Советского Союза, изложенные в настоящей сборнике, не являются исчерпывающими, так как другие имеющиеся материалы о финской военной разведке изучаются.

Начальник Главного управления контрразведки «Смерш»

комиссар госбезопасности 2 ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

1837

УКАЗАНИЕУНКГБПОСВЕРДЛОВСКОЙОБЛАСТИ 3/123НАЧАЛЬНИКАМГОРРАЙОРГАНОВНКГБ ОБОРГАНИЗАЦИИРОЗЫСКАНЕМЕЦКОЙАГЕНТУРЫ, ЗАБРОШЕННОЙВСОВЕТСКИЙТЫЛ

9апреля 1944 г.

Направляю список1 разыскиваемой агентуры разведывательных, кон­трразведывательных и полицейских органов воюющих против СССР стран, переброшенной и подготовляемой к переброске в советский тыл, проходящей по материалам 2-го Управления НКГБ СССР и Главного управления контрразведки «Смерш» НКО.

Каждый из перечисленных в списке имеет какое-то отношение к Свердловской области, ранее, до мобилизации в Красную Армию, про­живал на территории области, имеет родственные или иные связи или переброшен разведывательными органами противника с прямым зада­нием пробраться на территорию Свердловской области и проводить шпионскую, диверсионную и иную подрывную работу.

В целях организации активных оперативно-чекистских мероприя­тий по розыску указанных в списке лиц и агентурной разработки род­ственных и иных связей предлагаю:

1. Вам лично и всему оперативному составу отдела (отделения) тща­тельно ознакомиться с прилагаемым списком.

2. Наметить конкретный план оперативно-чекистских мероприятий по розыску лиц, названных в списке, имеющих какое-то отношение к Вашему району, и агентурной разработке их родственных и иных связей.

3. На ряд лиц, названных в списке, нет подробных данных, а лишь указано, что они до призыва в Красную Армию проживали на Урале, что затрудняет розыск их, поэтому необходимо через военкоматы проверить, где именно, в каких районах, какими военкоматами были призваны в Красную Армию. В результате такой проверки представится возможность собрать на них подробные установочные данные, установить связи и на­метить конкретные оперативно-чекистские мероприятия.

4. Некоторые из названных в списке ранее на территории Свердлов­ской области не проживали и не имели связей. Однако разведорганами противника переброшены на Урал с заданием проводить шпионскую, диверсионную и иную подрывную работу. Не исключено, что они пере­брошены и под вымышленными фамилиями. Таких лиц можно выявить только тщательной агентурной проверкой, выяснением их биографичес­ких данных и особенно проверкой, где они находились за период Отече­ственной войны, были ли в плену у немцев или на временно оккупиро­ванной немецкими войсками советской территории и при каких обсто­ятельствах прибыли на Урал.

5. В связи с этим еще раз обращаю Ваше внимание на необходимость более активного проведения мероприятий в соответствии с моим указа­нием за № 3/19080 от 28 февраля 1944 года1.

6. О всех заслуживающих внимания агентурных данных, получен­ных в ходе выполнения настоящего указания, докладывать мне немед­ленно спецсообщением.

О результате выполнения настоящего указания и проводимых ме­роприятиях освещать2 в ежемесячных оперативных отчетах особым раз­делом.

Начальник Управления НКГБ по Свердловской области

комиссар госбезопасности 3 ранга Борщев

ЦА ФСБ России

1 См. документ № 1791.

2 Так в тексте документа.

1 Вступление Красной Армии на территорию Румынии состоялось вночь на 28 марта 1944 г. в ходе Уманско-Ботошанской операции. Первыми перешли советс­ко-румынскую границу войска 27-й армии генерала С. Г. Трофименко (3-я гвардейс­кая воздушно-десантная и 206-я стрелковая дивизии), а затем 52-й армии генерала К А. Коротеева и 40-й армии генерала Ф. Ф. Жмаченко. К середине апреля они продвинулись в глубь страны более чем на 100 км, освободив свыше 800 населенных пунктов. Вступление Красной Армии на территорию Румынии стало важным истори­ческим событием как для советского народа, так и для народов Европы, усилило веру румынских трудящихся в неминуемый разгром гитлеровской Германии и скорое ос­вобождение от фашизма.

ПОСТАНОВЛЕНИЕГОСУДАРСТВЕННОГОКОМИТЕТА ОБОРОНЫ№5594с ОЗАДАЧАХКРАСНОЙАРМИИ ВСВЯЗИСВСТУПЛЕНИЕМНАТЕРРИТОРИЮ РУМЫНИИ1

10апреля 1944 г.

В связи с вступлением Красной Армии на территорию Румынии, Государственный Комитет Обороны постановляет:

I. В связи с вступлением Красной Армии на территорию Румынии Военному Совету 2 Украинского фронта издать к населению воззвание, в котором призвать население продолжать свой мирный труд и оказы­вать командованию Красной Армии содействие и помощь в поддержа­нии порядка и обеспечении нормальной работы промышленных, торго­вых, коммунальных и других предприятий. В воззвании объяснить насе­лению, что Красная Армия вошла в пределы Румынии, не преследуя це­лей приобретения какой-либо части румынской территории или изме­нения существующего в Румынии общественного строя. Вступление со­ветских войск на территорию Румынии вызвано исключительно воен­ной необходимостью и продолжающимся сопротивлением германских войск и воинских частей союзной с Германией Румынии. В воззвании сказать, что Красная Армия выполняет приказ Верховного Главнокоман­дующего — преследовать неприятельские войска до их полного пораже­ния и капитуляции противника. Не как завоевательница, а как освобо­дительница румынского народа от немецко-фашистского гнета вошла в Румынию Красная Армия, не имеющая других целей, кроме целей раз­грома вражеских германских армий и уничтожения господства гитле­ровской Германии в порабощенных ею странах.

П. При вступлении Красной Армии на территорию Румынии для обеспечения порядка в занятых Красной Армией районах руководство­ваться следующим:

1. Общее руководство делом организации и контроля за осуществле­нием гражданского Управления на всей освобожденной советскими войс­ками территории Румынии возложить на Военный Совет, а персонально на члена Военного Совета 2 Украинского фронта генерал-лейтенанта тан­ковых войск Сусайкова1.

2. Имея в виду, что вступление советских войск в Румынию диктуется исключительно военной необходимостью и не преследует иных целей, кро­ме целей сломить и ликвидировать продолжающееся сопротивление войск противника, в занятых Красной Армией районах Советов и органов Со­ветской власти не создавать. Сохранить без изменения все существующие в этих районах румынские органы власти и существующую в Румынии систему экономического и политического устройства. Исполнению рели­гиозных обрядов не препятствовать и церквей и молитвенных домов не трогать. Румынских порядков не ломать и советских порядков не вводить.

3. Необходимые мероприятия по поддержанию общественного по­рядка на занятой советскими войсками румынской территории осуще­ствлять через местную румынскую администрацию под контролем и на­блюдением командования Красной Армии.

4. В каждом уездном и волостном центре, а также в наиболее круп­ных населенных пунктах Румынии, занятых советскими войсками, при­казом соответствующего Военного Командования назначаются военные коменданты. Военный комендант осуществляет необходимые мероприя­тия, исходя в первую очередь из интересов Красной армии, через суще­ствующие органы местной власти.

5. Военный комендант устанавливает в населенных пунктах долж­ный режим, соответствующий условиям военной обстановки. Немед­ленно по вступлении в должность Военный комендант опубликовывает путем объявления в прессе и расклеивания приказ № 1 на русском и румынском языках. Текст приказа должен быть разработан Военным Ко­мандованием.

В приказе указать: а) гражданским властям продолжать исполнение своих обязанностей;

б) всем владельцам торговых и промышленных предприятий про­должать свою деятельность;

в) школам, больницам, амбулаториям и т. п. учреждениям оказывать содействие в обеспечении их нормальной работы;

г) местному населению сдать военному коменданту все имеющееся оружие, боеприпасы, военное имущество и радиоаппаратуру.

1 Сусайков Иван Захарович (1903-1962). генерал-полковник танковых войск (1944). В Красной Армии с 1924 г. В июне 1941 г. — корпусной комиссар. С 24 июня 1941 года участвовал в боях в районе Борисова, Орши. В ходе войны командовал училищем и оперативной группой, в 1942-1945 гг. — член Военного совета Брянско­го, Воронежского, Степного, 2-го Украинского фронтов. Участвовал в Курской бит­ве, битве за Днепр, наступлении на Правобережной Украине, Ясско-Кишиневской, Дебреценской, Будапештской, Венской и Пражской операциях. После войны на от­ветственных должностях в Советской Армии.

6. В каждом уездном и волостном центре и в наиболее крупных насе­ленных пунктах по усмотрению Военного Командования устанавлива­ются военные гарнизоны из состава войск НКВД или частей Красной Армии.

7. Военное Командование принимает необходимые меры к беспере­бойной работе телеграфа, телефона и всех иных средств связи, устанав­ливая в отношении их необходимый контроль.

8. Железные дороги временно переходят в Управление Военного Командования, которое на станциях железных дорог назначает военных комендантов.

9. Установить, что свободное хождение на территории Румынии име­ют наряду с леями румынского образца также леи образца Военного Ко­мандования — военные леи и советская валюта — рубль.

Установить следующие курсы указанных выше валют: сто румынских лей равны двадцати военным леям; сто румынских лей равны одному советскому рублю.

10. Денежными знаками, обязательными к приему населением и все­ми учреждениями при закупке продовольствия и товаров для Красной Армии, являются как леи румынского образца, так и леи образца Воен­ного Командования.

11. Установить, что выдача жалования военнослужащим в советских рублях на территории Румынии не должна превышать 25-30% офицер­скому и генеральскому составу, 50% — сержантскому составу, а рядово­му составу выдавать жалование полностью в советских рублях.

12. Стоимость всех реквизируемых или добровольно продаваемых для нужд Красной Армии предметов потребления и промышленных то­варов выплачивается в леях по ценам, существовавшим до вступления советских войск.

13. В случае бегства владельцев торговых и промышленных предпри­ятий, Военный комендант назначает временно из числа бывших служа­щих этих предприятий и учреждений лиц, на которых возлагает обеспе­чение дальнейшего нормального функционирования предприятия или учреждения.

14. Всем румынским должностным лицам (чиновники государствен­ных учреждений, муниципальные власти, полиция, сигуранца, судебные чины и т. д.), оставшимся на местах, не препятствовать исполнять их обя­занности. От работы отстранять лишь тех должностных лиц, которые противодействуют мероприятиям Красной Армии.

15. Объявить во всеобщее сведение, что все личные и имуществен­ные права румынских граждан и частных обществ, а также принадлежа­щая им частная собственность находятся под охраной советских воен­ных властей.

Председатель Государственного Комитета Обороны И. Сталин

ЦА ФСБ России

В настоящем Постановлении ГКО были конкретизированы и развиты ос­новные положения Заявления Советского Правительства от 2 апреля 1944 года.

В постановлении определялись практическая линия поведения советских войск на румынской территории, порядок введения советской военной админи­страции и характер ее деятельности в освобождаемых районах.

Общее руководство по организации гражданского управления и контролю за его деятельностью на всей освобожденной территории Румынии возлага­лось на Военный совет 2-го Украинского фронта.

Выполняя указания партии и правительства, Военный совет фронта в спе­циальном воззвании призвал население освобожденных районов Румынии ока­зать всемерное содействие советским войскам в разгроме немецко-фашистских войск и быстрейшем освобождении страны от фашистского ига. Население было широко информировано о целях и задачах Красной Армии на территории Румы­нии, об открывшихся возможностях выхода страны из войны на стороне фаши­стской Германии и восстановления независимого румынского государства.

1839

ИЗЗАКЛЮЧЕНИЯ2-гоУПРАВЛЕНИЯНКГБСССРПО АГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНОЙРАБОТЕ2-гоОТДЕЛА УНКГБХАБАРОВСКОГОКРАЯЗАПЕРИОД С1 МАЯ1943 г.ПО1 МАРТА1944 г.1

10апреля 1944 г.

За период с 1 мая 1943 года по 1 марта 1944 года УНКГБ по Хабаров­скому краю арестовано 303 человека, в том числе: по обвинению в япон­ском шпионаже — 9 человек, немецком шпионаже — 1 человек, шпиона­же в пользу Италии — 1 человек, вредительстве и саботаже — 5 человек, за измену Родине и изменнические намерения — 6 человек.

Из числа лиц, задержанных пограничными частями НКВД, разобла­чено более 50 японских агентов.

Ликвидировано несколько антисоветских групп в городах и сель­ских районах края, в том числе группа кулаков-трудпереселенцев, рабо­тавших на руднике «Амурзолото» (4 человека), проводивших антисо­ветские сборища, вербовки единомышленников и намеревавшихся со­здать отряд для борьбы с Советской властью; агентурное дело «Друзья», по которому арестовано 2 человека — рабочих завода им. Молотова, высказывавших антисоветские настроения; агентурное дело «Пособни­ки» на группу работников Хабаровского горвоенкомата, освобождавших за взятки военнообязанных от призыва в Красную Армию (арестовано 4 человека); агентурное дело «Петлюровцы» — на группу кулаков — кол­хозников с. Самары, проводивших антисоветскую агитацию (арестова­

1 Утверждено зам. наркома госбезопасности СССР.

но 2 человека); изменническая группа молодежи, пытавшаяся нелегаль­но перейти границу в Маньчжурию (арестовано 3 человека).

Проведена значительная работа по выявлению антисоветского элемен­та. Заведено более 25 агентурных дел и 429 дел-формуляров, взято на кар­точный учет свыше 1500 человек. По отдельным вновь возникшим разра­боткам получены заслуживающие внимания агентурные данные о прояв­лении разрабатываемыми террористических и повстанческих настроений...

Проведена заслуживающая положительной оценки работа по розыс­ку авторов и распространителей анонимных антисоветских документов. Установлены авторы по всем имевшим в 1943 году место 5-ти случаям распространения антисоветских листовок; в 1943 году установлено 18 ав­торов, изготовивших 21 анонимный антисоветский документ (из 50, рас­пространенных в крае в течение года).

[...]

Состояние работы по выявлению агентуры иностранных разведок

На оперативном учете УНКГБ по данным на 1 марта текущего года состояло подозреваемых в причастности к иностранным разведкам — 460 человек, из них по подозрению в японском шпионаже — 307 человек, немецком — 75, американском — 10, английском — 5, китайском — 4, польском — 3.

За истекшие 10 месяцев арестовано по подозрению в причастности к иноразведкам — 11 человек.

[...]

По подозрению в японском шпионаже за отчетное время арестовано 9 человек. В ответных материалах приведены данные в отношении 8 че­ловек, арестованных по подозрению в японском шпионаже, два из кото­рых на следствии признались, что были завербованы японской развед­кой в 1940 году и передавали японцам шпионские сведения, четыре че­ловека дали показания только о фактах передачи японцам шпионских сведений, не признавшись в вербовке их японцами, а в отношении ос­тальных двух арестованных в отчетах отсутствуют данные, подтверди­лась ли на следствии их связь с японской разведкой.

[-]

Не выявлялась японская агентура, имеющая задания диверсионного характера1 или задания по проникновению на важнейшие промышлен­ные и стратегические объекты края.

[...]

1В 1943-1944 гг. Япония, учитывая серьезные поражения фашистской Германии в войне против СССР, вносит существенные коррективы во взаимоотношения с на­шей страной, что в значительной степени сказалось и на разведывательно-подрывных акциях японских спецслужб. В деятельности японской разведки прослеживается сни-

По подозрению в принадлежности к немецкой разведке за 10 меся­цев арестован один человек.

Пополнение оперативного учета лиц, подозреваемых в причастности к немецкой разведке, происходило в основном за счет лиц, находивших­ся в плену или на оккупированной немцами территории. Поступающие в процессе разработки этого контингента данные агентуры сводятся к фик­сации антисоветских высказываний разрабатываемых. Практическая подрывная работа по заданиям немецкой разведки не выявляется.

Вместе с тем разработка некоторых, представляющих оперативный интерес дел по немецкому шпионажу,., судя по отсутствию в последую­щих отчетах сообщений по этим делам, затягивается.

[...]

Предложения

В целях дальнейшего улучшения работы 2-го отдела УНКГБ и устра­нения имеющихся недочетов, необходимо:

[...]

2. Пересмотреть имеющиеся агентурные материалы на лиц, подозре­ваемых в причастности к иноразведкам. Наряду с выделением наиболее перспективных дел на лиц, подозреваемых в причастности к японской и германской разведкам, учесть необходимость усиления работы по выяв­лению агентуры разведок союзных государств и Китая.

В агентурно-оперативной работе по контингентам, заподозренным в причастности к иноразведкам, ориентироваться на выявление практи­ческой шпионской и иной подрывной работы иностранных агентов.

Обращать особое внимание на выявление форм и методов осуществ­ления шпионских связей (шифры, коды, тайнопись, радио и курьерская связь), подготовку технических, химических и бактериологических средств для осуществления вражеских действий, наличие оружия и бо­еприпасов, предназначенных для подготовки террористических актов.

Разработать мероприятия по выявлению и разоблачению агентуры, оставляемой японцами в связи с ликвидацией угольной и нефтяной кон­цессий на Сахалине, а также по заброске агентуры в японские тылы при эвакуации персонала концессий.

жение активности с применении форм непосредственного подрыва (идеологические диверсии, антисоветская агитация и пропаганда, бандитско-повстанческая деятель­ность и т. п.). По этому вопросу сотрудник Муданцзянской ЯВМ Ямадзаки, захва­ченный в плен в ходе боевых действий между Японией и СССР в августе — сентябре 1945 г., заявил: «В этот период в директивах из Главной военной миссии (Харбинской ЯВМ) прямо говорилось, что сейчас нельзя раздражать Советский Союз. Поэтому о выброске агентов с диверсионными заданиями не могло быть и речи» (см.: Архив УКГБ СССР по Омской области. Ф. 91. Оп. 8-6. Д. 25. Л. 148-149). Данное обстоя­тельство, как подчеркнуто в настоящем документе, было своевременно зафиксирова­но советскими органами государственной безопасности.

3. Из подучетного контингента, подозрительного по террору, выде­лить лиц, требующих первоочередной тщательной разработки, учиты­вая при этом имеющиеся сигналы о нарастании террористических тен­денций.

Принять меры к предотвращению со стороны антисоветского эле­мента практических террористических действий, внимательно изучать пути просачивания в антисоветскую среду оружия, боеприпасов, взрыв­чатых веществ и других средств, могущих быть использованными в тер­рористических целях.

В процессе разработки и следствия по делам о лицах, высказываю­щих террористические намерения, особое внимание уделять выявлению их антисоветских связей и возможной причастности к иноразведкам.

4. Учитывая наличие в крае крупных оборонных предприятий, со­средоточить внимание оперсостава на улучшении оперативно-чекист­ского обслуживания этих заводов.

Пересмотреть разработки на лиц, подозреваемых во вредительстве, отсеять тех из них, которые взяты на учет только на основании данных об их плохой работе на производстве или невыполнении установленных планов, а наиболее перспективные разработки поручить вести старшему оперативному составу.

[...]

6. Учитывая имеющиеся в НКГБ СССР данные о попытках объеди­нения антисоветских элементов из числа интеллигенции и намерении наиболее активных из них создавать антисоветские организации (груп­пы), в особенности англо-американской ориентации, разработать меро­приятия по выявлению источников и вдохновителей тенденций в этом направлении, учитывая возможность воздействия на них агентуры анг­лийской и американской разведок.

[...]

Заместитель начальника 2-го Управления НКГБ СССР

комиссар госбезопасности Сазыкин}

ЦА ФСБ России

' Сазыкин Николай Степанович. См. том 1 настоящего сборника, документ М° 98.

№1840

ИЗСООБЩЕНИЯНАЧАЛЬНИКАШТАБА «1-гоОПЕРАТИВНОГОЭШЕЛОНАВОСТОЧНОГО ФРОНТА»ВЦЕНТРОБЕСПОРЯДОЧНОМОТСТУПЛЕНИИ НЕМЕЦКО-РУМЫНСКИХОККУПАНТОВИБЕЖЕНЦЕВ

10 апреля 1944 г.

Все дороги в Румынию забиты беженцами, бегут и местные власти. Колонны военнопленных, эвакуируемого мужского населения беспоря­дочно движутся по дорогам. Войска на подводах, пешие, голодные, ус­тавшие, деморализованные и недисциплинированные, наводняют все дороги в Бессарабии и, будучи убежденными в том, что им все позволе­но, грабят и разоряют населенные пункты. Немецкие солдаты деморали­зованы, дезориентированы и недисциплинированы.

Ионеску ЦА ФСБ России

Перехват настоящей шифровки был осуществлен в ходе проведения войс­ками 2-го Украинского фронта наступательной Уманско-Ботошанской опера­ции (5 марта — 17 апреля 1944 года).

Перенос боевых действий войск фронта в северо-восточные районы Румы­нии был осуществлен спустя 23 дня после начала операции.

В результате Уманско-Ботошанской операции была разгромлена 8-я ар­мия, а также частично 1-я танковая армии немецко-фашистских войск и рассе­чен фронт группы армий «Юг». 10 дивизий противника потеряли 50-75% лич­ного состава и почти все тяжелое вооружение (см.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: энциклопедия. С. 746; документы № 1834, 1844).

№1841

ДОНЕСЕНИЕНКГБСССРВГКООПОЗИЦИИ ПРАВИТЕЛЬСТВАВЕЛИКОБРИТАНИИИСШАПО ОТНОШЕНИЮКФРАНЦУЗСКОМУКОМИТЕТУ НАЦИОНАЛЬНОГООСВОБОЖДЕНИЯ1

12 апреля 1944 г.

НКГБ СССР сообщает следующие данные, характеризующие отно­шение руководящих правительственных англо-американских кругов к вопросу о гражданской администрации во Франции.

1 Французский комитет национального освобождения (ФКНО) — центральный руководящий орган (создан в июне 1943 года), представлявший государственные

По сведениям нашего источника, близкого к кругам министерства иностранных дел Великобритании, Рузвельт подготовил для Эйзенхауэ­ра секретную директиву по вопросу о гражданской администрации во Франции.

Согласно этой директиве, Эйзенхауэру предоставляется право под­держивать контакт на территории Франции не только с Французским комитетом национального освобождения, но и с другими органами мест­ной власти, однако запрещается проведение каких-либо мероприятий, которые могут быть расценены как признание Французского комитета, или другой администрации, правительством Франции.

По этому вопросу госдепартамент запросил мнение министерства иностранных дел Великобритании, но ответа еще не получил.

Данная директива будет подвергнута обсуждению в штабе объеди­ненных операций в Вашингтоне, и в случае ее утверждения, госдепарта­мент предполагает начать переговоры с Ж. Моннэ — представителем Французского комитета национального освобождения в Вашингтоне.

Кроме того, нами получены в Лондоне, агентурным путем, копии тек­стов следующих двух секретных документов по этому вопросу:

а) Телеграмма № 337 от 24 марта 1944 года министра-резидента в Алжире Макмиллана, адресованная министерству иностранных дел Ве­ликобритании.

«На Вашу телеграмму № 296.

Пользуясь Вашим предложением сообщить свое мнение по затрону­тому Вами вопросу, я должен заявить, что по моему мнению секретная директива Рузвельта генералу Эйзенхауэру умышленно предназначена для оскорбления Французского комитета национального освобождения, который был им признан и к которому он аккредитовал своего предста­вителя в ранге посла. Я не удивляюсь, что американский представитель отказался возвратиться в Алжир.

Кроме того, следует учесть, что Французский комитет имеет некото­рые преимущества перед всеми другими союзническими правительства­ми, которые получили полное признание.

Французский комитет находится на французской территории, уп­равляет большой империей, руководит армией, морским и воздушным флотами, участвующими в борьбе на стороне объединенных наций. Фран­цузский комитет также имеет поддержку большинства французского народа, представленного в Консультативной ассамблее, которая недавно

интересы Франции в период ее оккупации немецкими войсками и осуществлявший руководство освободительной борьбой.

26 августа 1943 г. Советский Союз признал Французский комитет национально­го освобождения. В этот же день его признали правительства США и Англии.

В июне 1944 г. ФКНО принял название Временного правительства Французс­кой Республики (см. том 3 настоящего сборника, документ № 1022).

занималась разработкой мероприятий по созданию подлинно демокра­тической системы будущей Франции.

Несмотря на все это, к Французскому комитету национального осво­бождения относятся с меньшим уважением, чем к так называемым пра­вительствам Польши, Греции и Югославии.

Если содержание директивы Рузвельта станет известно французам, то престиж американцев, уже подорванный в Северной Африке и во Франции, окончательно падет. Поскольку принято считать, что взгляды правительства его величества обычно совпадают с точкой зрения прези­дента, имеется опасность, что престиж Великобритании также будет этим подорван.

Если советское правительство воспользуется создавшейся обстанов­кой и полностью признает Французский комитет, результат будет очень неприятным».

б) Телеграмма № 75 от 1 апреля 1944 года английского посла в Ва­шингтоне Галифакса, адресованная министерству иностранных дел Ве­ликобритании:

«Я информировал Данна (помощник Хэлла) и Макклоя (помощник военного министра Стимсона).

Данн согласился с нашим ответом советскому послу и заявил, что директиву о гражданской администрации во Франции не следует сооб­щать Эйзенхауэру до тех пор, пока этот вопрос не будет выяснен с совет­ским правительством в Европейской консультативной комиссии.

Данн сообщил, что госдепартамент понял нежелание русских зани­маться какими-либо другими вопросами в Европейской консультатив­ной комиссии до тех пор, пока не будут приняты окончательные условия капитуляции Германии. Однако он высказал предположение, что рус­ские не будут строго придерживаться этой позиции.

Данн придает большое значение характеру информации, которая должна быть передана Французскому комитету и психологическому под­ходу к нему в самой дружественной форме. Он считает необходимым вести переговоры с Французским комитетом через его представителя в Вашингтоне Ж. Моннэ, которого можно выгодно использовать для луч­шего интерпретатора в Алжире через его связи в Лондоне (очевидно че­рез представителя Французского комитета Вьено), где будут происхо­дить переговоры с Эйзенхауэром. Вне зависимости от того, какой вари­ант будет принят, в основу отношений с Французским комитетом долж­но быть положено наше предложение о назначении миссии Комитета при Эйзенхауэре и наше заявление о желании поддерживать тесное и дружественное сотрудничество с Комитетом, с которым мы намерева­емся разрешить вопрос о гражданской администрации во Франции в обстановке доверия и сотрудничества.

Мы могли бы открыто заявить, что несмотря на то, что в данный момент мы не можем связывать себя обещанием, не поддерживать кон­такта с какими-либо другими французами (помимо правительства

Виши), мы не намерены делать этого и во всяком случае по таким вопро­сам будем консультироваться с Французским комитетом.

Данн добавил, что по его предположению французы в Лондоне полу­чили копию директивы Рузвельта, о чем он очень сожалеет.

Замечания Данна я не предназначал для записи, однако надо учесть, что на основании его слов можно предположить, что США намерены обратиться с теплым письмом к Французскому комитету как к признан­ному правительству».

Народный комиссар

государственной безопасности Союза ССР Меркулов

Архив СВР России

Печатается по: Очерки истории российской внешней разведки:

В 6 т. Т. 4.1941-1945 годы. М.: Международные отношения, 1999. С. 613-615.

№1842

ДОНЕСЕНИЕНАЧАЛЬНИКАОПЕРГРУППЫНКВД ПОТЕРНОПОЛЬСКОЙОБЛАСТИИКОМАНДИРА23й СТРЕЛКОВОЙБРИГАДЫНКВДСССР1/00-64 ВНКВД-НКГБУССРИНАЧАЛЬНИКУВНУТРЕННИХ

ВОЙСКНКВДСССРУКРАИНСКОГООКРУГА ОЦЕНТРАХФОРМИРОВАНИЯИКОНЦЕНТРАЦИИ БАНДИТСКО-ПОВСТАНЧЕСКОГОЭЛЕМЕНТА

13 апреля 1944 г.

Агентурно-следственными данными устанавливается значительная концентрация бандповстанческого элемента в лесном массиве, располо­женном по Кременецкой возвышенности.

Центрами этих формирований являются: район селения Антоновце (6020), где, по данным, находятся штаб и база бандитов; районы селений Андрушувка (6040), Перемуровка, Гута Руска (6030). Бандиты форми­руют здесь вооруженные отряды УПА из местного населения и насчиты­вают до пяти куреней.

Кроме того, в этот район через линию фронта немцами забрасывают­ся организованные бандотряды, с одним из которых, действовавшим под руководством Панаса, наша опервойсковая группа имела столкновение 9 апреля 1944 года в районе Угорек (5020). Также установлено, что три крупные бандгруппы численностью по 300-400 человек продвигаются от линии фронта и Галиции через Вишневецкий, Лановецкий и Дедерка-ловский районы в Кременецкие леса.

Как Вам сообщалось, отдельными бандгруппами, оперирующими в Кременецких лесах, руководят немецкие офицеры, два из которых при операции 9 апреля 1944 года в районе Угорек, Забара нами были убиты.

Бандгруппы немцами снабжены рациями, посредством которых не­сомненно поддерживают связь через линию фронта. Одна из таких ра­ций, вполне исправная, нами изъята при ликвидации бандгруппы в рай­оне Угорек.

На вооружении банд имеются пушки, минометы, станковые и руч­ные пулеметы и автоматы.

Проведенной нами 13 апреля авиаразведкой данные о концентрации бандэлемента в указанных районах подтверждаются, причем в Антонов-це-Сураж обнаружены возведенные бандитами блиндажи и свежеотры-тые окопы, из которых при появлении самолета выбегали группы воору­женных людей.

Полагаем, что столь значительная концентрация бандповстанческого элемента в Кременецких лесах не является случайной и проводится по определенным заданиям командования возможно даже немецкого.

Эта концентрация является реальной угрозой основным железнодо­рожным и шоссейным узлам Дубно, Здолбунов, Кременец, Острог, Ше-петовка, а также тылам Красной Армии, действующей в направлении Броды, и она может оказаться особо опасной в случае активных дей­ствий немцев на участке Броды — Дубно.

Для ликвидации этих формирований бандитов мы приступили к разработке оперативного плана, рассчитанного на участие 4 батальонов войск НКВД 21 и 23 стрелковых бригад (Шумского, 2-х Кременецких и Вишневецкого). Первый оперативный удар намечаем нанести всеми си­лами Антоновецкой группировке, а затем с места операции тремя баталь­онами обойти с севера и юга группировку бандитов в Чета-Руска — Пе-реморувка — Андрушувка, отрезав им отход на север, юг и восток, а с запада действовать четвертому батальону.

Просим учесть, что в двух батальонах 23 бригады мы не имеем ни минометов, ни орудий, без которых вести операцию на полную ликвида­цию указанных бандформирований затруднительно.

Сегодня, 13 апреля, мы обращались за помощью к командиру 31-го танкового корпуса генерал-майору тов. Григорьеву, который в свете сто­ящих перед ним задач крепко заинтересован в ликвидации этих крупных бандформирований, однако последний без указания вышестоящего ко­мандования принять участие в операции уклонился, обещая запросить санкцию.

Независимо от решения этого вопроса военным командованием и от их помощи, мы приступаем к проведению операции своими силами.

Просим ускорить обеспечение нас минометами и положенными бо­еприпасами, а также средствами связи (питание для рации, отсутствую­щее в батальонах).

Учитывая возможность прорыва и ухода банд на север в Ровненскую область, просим также рассмотреть вопрос целесообразности ксюрдини-рованных опервойсковых мероприятий с соседними оперативными сек­торами Ровненской области.

Просим указаний.

Начальник опергруппы НКВД-НКГБ СССР по Тернопольской области комиссар госбезопасности Клеше

Заместитель по войскам командир 23-й стрелковой бригады НКВД СССР полковник Алексеев11

ЦАВВ МВД РФ. Ф. 488. On. 1с. Д. 54. Л. 8.

В течение февраля, марта и первой половины апреля 1944 года только внутренними войсками НКВД СССР Украинского округа было проведено 52 операции в освобожденных от немецких оккупантов городах Украины.

В ходе операций уничтожено бандитов — 2225 человек, ранено — 135 и за­хвачено — 1151 человек. Задержано — 8866 дезертиров и 9490 человек, уклонив­шихся от призыва в Красную Армию (см.: РГВА. Ф. 38652. Оп. 5с. Д. 2. Л. 256).

№1843

СООБЩЕНИЕНКВД-НКГБСССРВГКО СИЗЛОЖЕНИЕМСОДЕРЖАНИЯТЕЛЕГРАММ, ПЕРЕХВАЧЕННЫХНАНЕМЕЦКИХЛИНИЯХСВЯЗИ

[Не ранее 14 апреля 1944 г.]

Дешифровально-разведывательной службой НКВД-НКГБ СССР с осени 1941 года нерегулярно, а с весны 1942 года систематически фикси­ровался шифрованный радиообмен на немецких линиях связи София — Будапешт, София — Вена и др.

1 Алексеев Александр Александрович (1901-1981), генерал-майор (1945). С но­ября 1937 г. — начальник штаба 15-го погранотряда, а с сентября 1939 г. — начальник 16-го погранотряда. В этой должности встретил Великую Отечественную войну, по-гранотряд был переформирован в 16-й погранполк и принимал участие в боях с фашистами. С августа 1942 г. — исполняющий должность начальника войск НКВД по охране тыла Брянского фронта, с июля 1943 г. — командир 23-й стрелковой бри­гады внутренних войск. С января 1945 г. командует 65-й стрелковой дивизией и ведет борьбу по ликвидации националистического подполья в западных областях УССР. После войны — начальник строительно-эксплуатационного отдела ГУ ВВ МГБ СССР. В июле 1949 г. уволен в запас по болезни. Награжден: орденом Ленина (1949), четырьмя орденами Красного Знамени (1941, 1943, 1944, 1945), орденом Суворова 2 степени (1945), орденом А. Невского (1944), двумя орденами Отечественной вой­ны 1 степени (1944,1948), орденом Звезда Румынии с мечами (1946) и медалями.

Пеленгацией радиопередатчика было установлено, что он находится в предместье г. Софии в Болгарии.

По смыслу перехваченной и дешифрованной переписки организаци­онного характера было установлено, что она исходит от германского во­енно-воздушного атташата в Болгарии, сотрудники которого подписы­вали телеграммы кличкой «Клатт»1, позднее — «Виго». Много телеграмм прошло также без подписи.

Содержание телеграмм касалось главным образом передвижения войск Красной Армии.

Было предпринято специальное изучение этих материалов с целью установления, во-первых, их соответствия действительности и, во-вто­рых, каналов, по которым эти сведения могли проникать в Софию.

Проверкой значительной части телеграмм этой категории через Ген­штаб Красной Армии установлено, что подавляющее большинство при­веденных в телеграммах данных о частях Красной Армии и их передви­жениях вовсе не соответствует действительности и является вымыс­лом.

Некоторые телеграммы являются повторением дезинформации, передаваемой с утверждения Разведывательного Управления Генштаба Красной Армии нашими радиостанциями, участвующими в радиоигре с немцами.

Некоторая, очень небольшая часть радиограмм общего характера о передвижениях войск без указания номеров частей и точных направле­ний при проверке оказалась похожей на правду.

Следует считать, что эти правдоподобные данные могли быть уста­новлены немцами путем авиаразведки, перехвата радиотелеграфных и радиотелефонных линий низовой армейской связи и допросом воен­нопленных.

В настоящее время обмен шифрпереписки по указанным линиям продолжается, хотя по сравнению с прошлым временем значительно со­кратился.

Соответствие содержания перехваченных телеграмм действитель­ности проверяется каждый раз Главным Управлением Контрразведки НКО «Смерш».

1 Имеется в виду «Бюро Клатта» — разведывательный орган абвера, занимав­шийся сбором разведывательной информации об СССР, странах Восточной Евро­пы, Турции и Ближнего Востока. «Бюро» было создано по личному распоряжению В. Канариса. Первоначально дислоцировалось в Софии. Руководителем являлся Каудер, псевдоним «Клатт» и «Карман» — сотрудник абвера, уроженец Пинца (Ав­стрия), начальник «Люфтмельлскопф Зюд-Ост». В 1944 г. арестован немцами по обвинению в сотрудничестве с английской разведкой, но в ходе проверки все обви­нения с него были сняты. В 1945 г. попал в плен к американцам. (Подробнее см.: Труды Общества изучения истории отечественных спецслужб. М.: Кучково поле, 2006. Т. 2. С. 243-253).

Конкретно в отношении радиотелеграмм, помещенных в сборнике 5-го Управления НКГБ СССР за 14 апреля 1944 года за № 5/1/2532, проверкой через Генштаб Красной Армии — тов. Антонова1 установлено:

1. Текст телеграммы2: 12.04.1944 года. Радиограмма № 41. Из Софии в Будапешт.

«Войска 2-го Балтийского фронта получили приказ на подготовку и проведение наступления в направлении Рига, а также на Остров и Псков». Результаты проверки:

Войска 2-го Прибалтийского фронта действительно получали при­каз о наступлении, но не 12 апреля, а 1 апреля. Глубина наступления до Риги не планировалась. Задача ставилась начать наступление 5-6 апреля, фактически оно начато 7-го апреля.

Таким образом, радиограмма № 41 была послана через 5 дней после начала наступления.

2. Текст телеграммы:

12.04.1944 года. Радиограмма № 40. Из Софии в Будапешт.

«Согласно донесениям за 12 марта из Калинина на участок фронта Невель-Великие Луки вылетели: 191-я дивизия ночных бомбардиров­щиков, 64-я отдельная истребительная бригада, 28 транспортных и 8 са­нитарных самолетов».

Результаты проверки:

Ни 191-й дивизии ночных бомбардировщиков, ни 64-й отдельной истребительной бригады в составе ВВС Красной Армии нет. 12 марта перебазирование нашей авиации из Калинина куда бы то ни было не производилось.

3. Текст телеграммы:

12.04.1944 года. Радиограмма № 35. Из Софии в Будапешт.

«Части 271-й дивизии ночных бомбардировщиков, расположенные в Речице, получили приказ на подготовку к вылету на участок фронта Бобруйск, совместно с одной эскадрильей ночных истребителей, 27 штур­мовиками и 20 дальними разведчиками».

Результаты проверки:

В составе ВВС Белорусского фронта имеется 271-я авиадивизия ночных бомбардировщиков, но она дислоцирована не в Речице и прика­за на подготовку к перелету не получала.

4. Текст телеграммы:

12.04.1944 года. Радиограмма № 42. Из Софии в Будапешт.

1 Антонов А. И. — генерал армии, первый заместитель начальника Генерального штаба Красной Армии.

2 Текст радиотелеграмм приводится без изменений.

«Из Кременец (северо-восточнее Львова) в Заложцьт отправляются: одна моторизованная бригада, 18-я противотанковая бригада, один мо­торизованный зенитный полк, две пехотных бригады, один полк мине­ров и два штурмовых саперных батальона».

Результаты проверки:

18-й противотанковой бригады в составе войск 1-го Украинского фронта нет. Из частей, расположенных в г. Кременец, ни одна в указыва­емый период никуда не перемещалась. Возможно, что было отмечено прохождение через Кременец танковых и мотострелковых частей Ры­балко1, что по сроку совпадает.

Перехват указанных телеграмм НКГБ СССР и их проверка через Главное Управление Контрразведки НКО «Смерш» продолжается.

Народный комиссар внутренних дел СССР Берия

Народный комиссар государственной безопасности СССР

комиссар госбезопасности 1-го ранга Меркулов

ЦА ФСБ России

№1844

ПРИКАЗНАЧАЛЬНИКАПОГРАНИЧНЫХВОЙСКНКВД СССР013СОБЪЯВЛЕНИЕМБЛАГОДАРНОСТИ НАЧАЛЬНИКУ77-гоПОГРАНИЧНОГООТРЯДА ПОЛКОВНИКУГ.А.СЕВАСТЬЯНОВУ ИОПРЕМИРОВАНИИЕФРЕЙТОРАМ.П.БЕРЕЗИНА

15апреля 1944 г.

28 марта 1944 года в 8 часов на участке 9 заставы 77 пограничного отряда2 (Хабаровский округ) пограничным нарядом при проверке конт­рольной полосы были обнаружены следы двух нарушителей границы, скрывшихся в наш тыл. Следы при помощи розыскной собаки были про­работаны до пос. Бейдуха (18 км от линии границы) и затем утеряны.

1 Рыбалко Павел Семенович (1894-1948), маршал бронетанковых войск (1945), дважды Герой Советского Союза (1943,1945). В ходе войны заместитель командую­щего 5-й танковой армии (с мая 1942 г.), командующий 5-й (с июля 1942 г.), 3-й (с октября 1942 г.) и 3-й гвардейской (с мая 1943 г.) танковой армии. Войска под командованием Рыбалко участвовали в Острогожско-Россошанской, Харьковской наступательных (1943) операциях, в Курской битве, Киевской наступательной (1943), Житомирско-Бердичевской, Проскуровско-Черновицкой, Львовско-Сандомирской, Нижне-Силезской, Верхне-Силезской, Берлинской и Пражской операциях. После войны на командных должностях в Советской Армии.

2 Штаб 77-го пограничного отряда дислоцировался в г. Бикин.

В результате принятых командованием отряда энергичных и своев­ременных мер нарушители 29 марта в 11 часов были задержаны погра­ничным нарядом (старший ефрейтор Березин) при попытке ухода за гра­ницу.

Задержанные оказались агентами иностранной разведки и возвра­щались обратно за границу по выполнении задания. Приказываю:

Начальнику 77 пограничного отряда полковнику Севастьянову за правильную и энергичную организацию охраны границы, поисков про­рвавшихся нарушителей границы, результатом чего явилось задержание последних — объявить благодарность.

Старшего пограничного наряда ефрейтора Березина за умелые и энер­гичные действия по задержанию нарушителей границы, правильное руко­водство действиями состава пограничного наряда — премировать 250 руб­лями.

Остальной состав пограничного наряда поощрить правами началь­ника пограничных войск округа.

Приказ объявить всему личному составу пограничных войск.

Начальник пограничных войск НКВД СССР

генерал-лейтенант Стаханов

ЦА ФСБ России

В штат Хабаровского пограничного округа, кроме 77-го погранотряда, вхо­дили еще шесть сухопутных отрядов: 56, 63, 70, 75, 76, 78-й и два морских погранотряда: 52-й и 65-й, а также ряд других подразделений.

Органы японской разведки, как и ранее, продолжали засылать на террито­рию СССР свою агентуру. При этом она стала использовать наиболее квали­фицированных агентов, прошедших специальную подготовку в разведыватель­ных школах, многие из них были русской национальности; все шире применя­лась засылка маршрутных групп (по два-четыре человека) на длительные сро­ки (до 10 суток) с заданием проникнуть в районы, где дислоцировались войска Красной Армии, а также на большую глубину.

Со стороны Японии, как и в прежние годы, не прекращались провокации на советской границе. В течение 1944 года имело место 144 случая нарушения границы и 39 случаев обстрела нашей территории. (См.: Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939-1945. С. 280, 398).

№1845

ИЗПРИКАЗАНАЧАЛЬНИКАГУКР«СМЕРШ»НКОСССР №00112/СШОРЕОРГАНИЗАЦИИЛЕНИНГРАДСКИХ КУРСОВКОНТРРАЗВЕДКИВШКОЛУГУКР«СМЕРШ»

НКОСССР

17 апреля 1944 г.

1. Ленинградские курсы по подготовке и переподготовке оператив­ного состава реорганизовать в школу Главного управления контрразвед­ки органов контрразведки «Смерш» с контингентом слушателей 200 че­ловек и создать два отделения:

а) отделение подготовки — 150 человек, со сроком обучения от 6 до 9 месяцев;

б) отделение переподготовки — 50 человек, со сроком обучения 3 ме­сяца.

[...]

Начальник Главного управления контрразведки «Смерш» НКО комиссар госбезопасности 2-го ранга

Абакумов

ЦА ФСБ России

Ленинградские 2-месячные курсы были созданы в соответствии с прика­зом ГУКР НКО «Смерш» № 000142/сш от 2 августа 1943 года с контингентом слушателей 100 человек, в том числе отделение подготовки — 70 человек и отделение переподготовки — 30 человек.

В результате преобразования курсов в школу соответственно увеличился в два раза контингент слушателей и срок их обучения, как в отделении подготов­ки, так и в отделении переподготовки..

№1846

ИЗДОКЛАДНОЙЗАПИСКИНАЧАЛЬНИКА ОПЕРАТИВНО-ЧЕКИСТСКОЙГРУППЫНКГББССР ПРИМОГИЛЕВСКОМПОДПОЛЬНОМОБКОМЕКП(б)Б ВНКГББССРОБАГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНОЙРАБОТЕ ВТЫЛУПРОТИВНИКА

[Не позднее 17 апреля 1944 г.]

Оперативно-чекистская группа Могилевского подпольного обкома КП(б)Б за время своего существования с 3 мая 1943 года проделала сле­дующую работу.

По оперативно-чекистским кадрам

Во всех партизанских отрядах и бригадах созданы особые отделы НКГБ. Особые отделы НКГБ оперативно-чекистская группа обкома формировала из чекистов, работающих в тылу противника, а также в связи с недостатком этих кадров подготовила ряд оперативных работни­ков из числа преданных патриотов нашей Родины, коммунистов и ком­сомольцев, показавших отвагу и мужество в боях против немецких зах­ватчиков. Начальник особого отдела НКГБ партизанской бригады «Че­кист» Шкловского района Севастьянов1, в прошлом инженер, стал хоро­шим чекистом, на своем счету имеет десятки убитых агентов гестапо, немецких солдат и офицеров. Советское Правительство за самоотвер­женную работу дважды наградила [его] орденами.

Начальник особого отдела НКГБ крупного соединения осиповичс-ких партизан Крень В.2, в прошлом директор стеклозавода «Неман», за хорошую агентурно-оперативную работу, за уничтожение немецких зах­ватчиков Советским Правительством награжден орденом и вторично представлен к правительственной награде.

Всего по Могилевской области было создано в партизанских отря­дах и бригадах 13 особых отделов НКГБ и две разведывательные группы, в число которых входило 69 оперативных работников.

Оперативно-чекистские работники Могилевской области в своей практической работе занимались разведкой и контрразведкой, прово­дили диверсии на военных объектах, железных дорогах, уничтожали те-лефонно-телеграфные линии, склады с горючим, боеприпасами, продо­вольствием и военным имуществом, разлагали полицию и изменников Родине, уничтожали немецких солдат и офицеров.

Партизанские суды

Оперативно-чекистская группа Могилевского подпольного обкома КП(б)Б создала во всех партизанских бригадах и соединениях так назы­ваемые партизанские суды. Партизанский суд избирался на общем со­брании партизан с последующим утверждением подпольных партийных органов. Партизанский суд рассматривал только уголовные дела, по ко­торым имел право выносить приговор вплоть до расстрела. Следствен­

' Правильно Севостьянов. Г. Н. — с 12 марта 1942 г. по март 1943 г. командир взвода, начальник штаба партизанской бригады «Чекист», действовавшей на оккупи­рованной территории Могилевской области, а затем по июль 1944 г. — начальник штаба Шкловской военно-оперативной группы, созданной на базе бригады «Чекист». Награжден орденом Красной Звезды и медалью «Партизану Отечественной войны» 1-й степени.

2 Крень В. И. — с февраля 1942 г. являлся политруком подразделения, взвода, а с мая 1943 г. по июль 1944 г. — начальником особого отдела партизанского соедине­ния Могилевской области. Награжден орденом Красного Знамени и медалью «Парти­зану Отечественной войны» 2-й степени.

ные дела на суд подготавливались особыми отделами НКГБ. Подсуди­мый имел право обжаловать решение партизанского суда в подпольные партийные органы. Необходимо отметить, что партизанские суды поми­мо их карательных прав сыграли большую роль в политико-моральном воспитании партизан1.

В Могилевской области насчитывалось в партизанских бригадах и соединениях 20 партизанских судов.

Агентурно-оперативная работа

[...]

В г. Осиповичи работает в гестапо наш агент под кличкой «Лавров». Из представленных им нам документов был документ — докладная записка полковника Шмидта на имя генерального комиссара Белоруссии Вильгель­ма Кубе. В докладной записке было описано политическое и экономичес­кое состояние Осиповичского и Бобруйского округов. Агент «Лавров» передал особому отделу НКГБ осиповичских партизан учет агентуры гес­тапо, а также передавал ценные разведывательные сведения о противнике.

В г. Бобруйске в редакции газеты «Новый Путь» работает заместите­лем редактора наш агент «Вольный». За период своей работы передал партизанам большое количество бумаги, на которой партизаны выпуска­ли свои листовки и газеты. Имеет большую связь с духовенством, среди которого узнал агентов гестапо и списки на них передал в особый отдел. В связи с тем, что газета «Новый Путь» передислоцировалась в город Барановичи, то и агент «Вольный» переехал на работу в Барановичи.

[...]

В мае 1943 года в городе Бобруйске по нашему заданию был завербован агент отдела немецкой контрразведки Никитин2 под кличкой «Степачкин».

1 В условиях жестокой и кровавой оккупации гитлеровской Германией части советской территории нарушения германской армией законов и обычаев войны, чи­нимые оккупантами и их пособниками зверства над мирным населением, вызвали справедливую партизанскую войну советского народа. Партизанская война велась от имени советского народа, равно как именем народа принимались различные решения, регламентировавшие партизанскую жизнь. Поэтому избранные в отрядах партизан­ские суды являлись по существу народными судами, их деятельность осуществля­лась в рамках народовластия, на основе действующих советских законов, с учетом военного времени.

2 Никитин А. П., псевдоним «Степочкин», а не «Степачкин». До начала войны служил в Красной Армии. С 1941 г. находился в партизанах. В июле 1942 г. во время боя попал в плен к немцам и впоследствии работал в Бобруйском отделении немец­кой контрразведки. В мае 1943 г. оперативно-чекистской группой НКГБ БССР при Могилевском подпольном обкоме КПБ «Березина» А. П. Никитин был завербован в качестве агента под псевдонимом «Степочкин», после чего он организовал в г. Боб­руйске диверсионную группу, с которой провел ряд диверсий на аэродроме, радиоуз­ле и железной дороге. В июле 1943 г. А. П. Никитин вместе с переводчиком Бобруй­ского отделения контрразведки Н. С. Веревкиным прибыл в расположение оперчек-

Никитину было дано задание насадить агентуру в контрразведке. За короткий промежуток времени он насадил агентуру и сам с переводчи­ком контрразведки, капитаном Веревкиным Н. С. с учетом агентуры и другими документами прибыл к нам.

На следствии капитан Веревкин показал всю структуру контрраз­ведки центрального участка Восточного фронта, места дислокации отде­лов контрразведки, их руководителей, часть агентуры, которая была зас­лана в Советский тыл.

[...]

Могилевская школа гестапо

Наш агент «Галя» 1 марта 1944 года окончила Могилевскую школу гестапо, после чего явилась к нам и сообщила о ней следующие данные. В городе Могилеве при тюрьме, что находится в центре города, разме­щена школа гестапо, которая 15 февраля и в первых числах марта 1944 года произвела выпуск агентов. Школа готовит террористов, ди­версантов для заброски в Советский тыл и разведчиков разных видов, как для засылки в партизанские отряды, так и в советский тыл. Набор в школу гестапо происходит в основном из числа заключенных и неболь­шого процента полицейских и служащих немецких учреждений. Воз­раст для вступления в школу гестапо не ограничен, срок обучения от 10 дней до 2 месяцев.

[.-]

Агент « Галя» принесла нам учет агентов гестапо, окончивших 1 марта 1944 года Могилевскую школу гестапо. По учету проходит 28 агентов-разведчиков и 9 террористов.

[-1

Боевые действия агентуры и оперативных работников

Агентурой особых отделов НКГБ Могилевской области проведено актов террора, диверсий на железных дорогах, заводах и в гарнизонах противника с 1 мая 1943 года по 1 марта 1944 года...

По оперативно-чекистской группе обкома КП(б)Б

Оперативно-разведывательная группа по городу Могилеву, началь­ник группы Дорохов П. И.

19 августа 1943 года на перегоне железной дороги между станций Буйничи — Могилев пущен под откос воинский эшелон, шедший из Мо­гилева на Гомель. В результате крушения уничтожено: 4 платформы,

группы «Березина». Они сообщили данные о структуре органов немецкой контрраз­ведки и методах ее работы, об официальных сотрудниках, а также сведения об аген­туре Бобруйского, Кировского и других районов. С 18 июля 1943 г. А. П. Никитин работал начальником агентурно-разведывательной группы по г. Бобруйску.

груженных бочками с бензином, 3 вагона с авиамоторами, 1 паровоз. Диверсией руководили Готвальд Валентин1 и агент Конюхов Александр2 (ремонтный рабочий железнодорожного пути).

В ночь с 8 на 9 сентября 1943 года в немецком хозяйстве Буйничи Могилевского района путем поджога скирд уничтожено около 3 тыс. пудов хлеба. В результате перестрелки с немецкой охраной, охранявшей хлеб, убит один немецкий унтерофицер и один солдат тяжело ранен. Диверсию проводили Готвальд, Бирюков3, Печкуров4 и Осмоловская5.

[...]

18 сентября 1943 года в 7 часов вечера в городе Могилеве, в доме по Первомайской улице против гортеатра произведен теракт над начальни­ком управления электрохозяйства города Могилева, оберлейтенантом Гукером Николаем и его переводчиком Жековым Андреем — оба убиты. Захвачены документы управления электрохозяйства, 1 пистолет и 1 ком­плект обмундирования. Террор проводили Бирюков и агенты «Галина» и «Федя».

[...]

16 декабря 1943 года через агента «Ершова» в городе Могилеве по Ленинской улице (около бывшего дома НКВД) в складе боеприпасов к водопроводной трубе была заложена магнитная мина, в результате взры­ва водопроводной трубы склад был затоплен водой. Часть боеприпасов попортилась.

[...]

5 ноября 1943 года в городе Бобруйске нашим агентом Блажевич Та­марой, работающей в контрразведке в г. Бобруйске, заложены магнитные мины в 3 грузовые автомашины перед отправкой их в путь. В результате взрыва уничтожено 17 немецких солдат и офицеров и 3 автомашины.

[...]

1 Готвальд В. Е. — с декабря 1942 г. являлся связным Могилевской оперативной группы, азатем по 30 июня 1944 г. участником оперативно-чекистской группы НКГБ БССР при Могилевском подпольном обкоме КП(б) Белоруссии «Березина».

2 Конюхов А. Л. — с августа 1943 г. по июнь 1944 г. — связной, участник опера­тивно-чекистской группы НКГБ БССР при Могилевском подпольном обкоме КП(б) Белоруссии «Березина».

3 Бирюков П. С. — с августа 1943 г. по 14 апреля 1944 г. — участник оперативно-чекистской группы НКГБ БССР при Могилевском подпольном обкоме КП(б) Бело­руссии «Березина», азатем по июнь 1944 г. — начальник диверсионной службы 121-го партизанского полка Могилевской области. Награжден орденом Красной Звезды и медалью «Партизану Отечественной войны» 1 -й степени.

4 Печкуров Г. Г. — с августа 1943 г. по июнь 1944 г. — участник оперативно-чекистской группы НКГБ БССР при Могилевском подпольном обкоме КП(б) Бело­руссии «Березина», разведчик 121-го партизанского полка Могилевской области.

5 Осмоловская Л. И. — с 12 декабря 1942 г. — боец-инструктор по комсомолу партизанского отряда Коржавина М. П., бригады «Чекист» Могилевской области, а затем с августа 1943 г. — участница оперативно-чекистской группы НКГБ БССР при Могилевском подпольном обкоме КП(б) Белоруссии «Березина».

По особому отделу НКГБ Шкловского района

[■•■]

8 июля 1943 года в 22 ч. 30 м. на железной дороге Орша — Могилев на перегоне Шклов — Могилев в результате закладки мины произведено крушение воинского эшелона. Уничтожен паровоз и весь состав. Желез­ная дорога на этом участке не работала 24 часа. Диверсию проводил опе­руполномоченный партизанского отряда № 10 Белобрагин А. А.1 при уча­стии 2 агентов.

[...]

14 августа 1943 года в 24.00 на железной дороге Москва — Минск, на перегоне Славное — Толочин у моста реки Друть пущен под откос эше­лон противника. Разбиты паровоз, 4 платформы с техникой.

19 августа 1943 года на ст. Орша была поставлена магнитная мина к эшелону. В результате взрыва уничтожено 2 цистерны с горючим и 8 ва­гонов с боеприпасами.

[...]

31 августа 1943 года в 7.00 был произведен взрыв центральной бензо-базы г. Орша в районе льнокомбината, под баки с горючим были постав­лены две мины, в результате взрыва уничтожено 1400 тонн бензина, уби­то и обожжено 25 немцев. Пожар продолжался 12 часов.

5 сентября 1943 года в 11.30 в районе станции Червень на железной дороге Орша — Могилев был пущен под откос эшелон противника. В ре­зультате уничтожены паровоз, 4 вагона и 6 платформ, нагруженных боч­ками с горючим.

   И

12 ноября 1943 года в поселке Романовка вблизи магистрали Моск­ва — Минск путем закладки мины был взорван склад с горючим, в ре­зультате взрыва уничтожено 12 бочек бензина (2,5 тонны). Диверсию выполнял агент Шевелев.

[■■■]

По особому отделу НКГБ Осиповичского района

[...]

На ст. Мирадино агентом были подложены магнитные мины в эше­лон, следовавший на фронт. Взрыв произошел на ст. Березино. В резуль­тате взрыва уничтожено 40 немцев, 3 цистерны с бензином и 7 вагонов с бочками бензина.

На перегоне Татарка — Осиповичи от взрыва магнитных мин в эше­лоне сгорело 3 цистерны с бензином, паровоз, одна платформа с досками.

1 Белобрагин А. А. — с 27 июня 1942 г. партизан, командир отделения, взвода, а затем с 17 ноября 1943 г. по 5 июня 1944 г. — помощник командира партизанского отряда № 10 по разведке партизанской бригады «Чекист» Могилевской области. Награжден орденом Красного Знамени.

По особому отделу НКГБ Могилевского района

[...]

Учет контрреволюционного элемента.

По всей Могилевской области произведен учет контрреволюцион­ного элемента. Особенно тщательный учет произведен в гг. Могилеве и Бобруйске, где учтены все служащие гестапо, полиции, городских уч­реждений и разных организаций. В связи с отсутствием некоторое вре­мя связи с НКГБ БССР дела и списки контрреволюционного элемента направлены в Белорусский штаб партизанского движения.

[...]

По оперативно-чекистской группе НКГБ БССР капитана Рубинова1

Согласно приказу НКГБ БССР 28 июля 1941 года из города Моги­лева оперативно-чекистская группа в составе 100 человек под командо­ванием капитана Рубинова была направлена в Осиповичский и Кличев-ский районы Могилевской области для борьбы с немецким десантом, а позже должна была остаться в тылу противника для организации парти­занского движения.

По решению ЦК КП(б) Белоруссии вместе с оперативно-чекистс­кой группой должны были остаться партийно-советские руководители Осиповичского и Кличевского районов. •

1 июля 1941 года оперативно-чекистская группа прибыла в м. Кли-чев Могилевской области и там начала свою работу совместно с район­ным руководством Осиповичского и Кличевского районов.

[...]

В результате работы Кличевской и Осиповичской групп в тылу про­тивника выросли крупные партизанские соединения. Из числа Осипо­вичской группы убиты: Рубинов Кирилл Андреевич, убит 31 августа 1941 года2около д. Аминовичи Осиповичского района Могилевской об­ласти. Возвращаясь со встречи с агентурой попал на немецкую засаду и был тяжело ранен в правую ногу и живот. Похоронен около железной дороги Осиповичи — Завишин в 2 км от Дубровского разъезда...

Рубинов проделал большую работу по созданию агентурной сети и оружейных баз. Создал две партизанские группы, одна в количестве 60 че­ловек, а вторая 15 человек.

1 Рубинов К. А. — в органах госбезопасности с 1939 г. К началу Великой Отечественной войны работал начальником КРО УНКГБ Барановичской области. С июля 1941 г. являлся руководителем партизанского отряда, созданного из чис­ла сотрудников органов госбезопасности, принимал участие в организации парти­занских отрядов на территории Осиповичского и других районов Могилевской области.

2 В тексте документа допущена неточность. В действительности Рубинов К. А погиб 31 августа 1942 г.

Сумченко Степан Сергеевич1 являлся заместителем командира со­единения осиповичских партизан Могилевской области, дважды на­гражден Правительством орденами и посмертно представлен к званию Героя Советского Союза. Убит немцами 10 января 1944 года на встрече с агентурой около д. Вязье Осиповичского района Могилевской обла­сти.

Остальные товарищи работают на командной, партийной и опера­тивной должностях партизан Могилевской области.

Начальник оперативно-чекистской группы НКГБ БССР при Могилевском подпольном обкоме КП(б)Б

подполковник госбезопасности Стельмах

ЦА ФСБ России

№1847

УКАЗАНИЕНКГБСССР49ОМЕРОПРИЯТИЯХПО ВЫЯВЛЕНИЮИИЗЪЯТИЮАГЕНТУРЫНЕМЕЦКОЙ РАЗВЕДКИНАОСВОБОЖДЕННОЙОТПРОТИВНИКА ТЕРРИТОРИИ2

18 апреля 1944 г.

Установлено, что германская военная разведка, при отступлении не­мецких войск в последнее время практикует оставление в тылу наступа­ющих частей Красной Армии своей агентуры с разведывательными и диверсионными заданиями в специально оборудованных и хорошо за­маскированных землянках.

Землянки эти сооружаются в лесистой местности, вблизи основных коммуникаций, по которым передвигаются наши войска и идет снабже­ние фронта.

В марте с.г. на Ленинградском фронте при попытке проникнуть в Красную Армию органами «Смерш» и НКГБ был арестован активный германский шпион Полищук-Бойко М. А.

1 Сумченко С. С. — в органах госбезопасности с 1939 г. До начала Великой Отечественной войны работал начальником Слонимского ГО НКВД Барановичской области. В конце июля 1941 г. с группой чекистов был направлен на оккупированную территорию Осиповичского района для организации партизанского движения. С марта 1942 г. — начальник штаба партизанского отряда № 210, а затем заместитель ко­мандира соединения Осиповичской партизанской зоны по разведке. Его именем на­звана одна из улиц в г. Осиповичи Могилевской области.

См. том 2 настоящего сборника, документы № 735, 743; том 3, документы №773, 808, 809, 1211, 1245.

На допросе Полищук-Бойко показал, что 20 февраля с.г. он, при от­ступлении немцев, был оставлен германской военной разведки в районе деревни Васьково, что в 12 км от г. Дно, для шпионской работы в тылу советских войск.

До ареста Полищук-Бойко скрывался в специально подготовленной для него немцами землянке, вырытой в лесу в 1 км от д. Васьково.

Землянка состояла из 2 комнат размером 5x3 м и высотой в 2 метра, имела деревянный настил и такое же перекрытие, засыпанное сверху тол­стым слоем грунта до уровня земной поверхности, освещалась через ма­ленькое окно, выходившее наружу под ствол сосны, которое на ночь зак­рывалось деревянной рамой. Отапливалась землянка железной печкой. В одной из комнат стояло две кровати, под одной из которых имелся потайной, хорошо замаскированный подземный ход, длиной в 65 мет­ров, выходивший в густую заросль. По этому ходу можно было быстро и свободно передвигаться под землей, слегка согнувшись.

Вход в потайной выход закрывался специально приспособленными массивными плитами из дерева и, не открыв их изнутри, проникнуть в землянку было почти невозможно.

Землянка была тщательно замаскирована, и в 2-3 метрах ее обнару­жить нельзя было.

При аресте Полищука-Бойко в землянке были изъяты: радиостан­ция, оружие, шестимесячный запас продовольствия, фиктивные доку­менты и крупная сумма советских денег.

Оставленные германской военной разведкой агенты в подобных зем­лянках выявлены и в других освобожденных от противника районах.

Ориентируя об изложенном, предлагаю:

1. Учесть в своих мероприятиях по выявлению и изъятию немецкой агентуры на освобожденной от противника территории необходимость организации поисковых операций (прочесывание, проведение облав, создание заслонов, секретов и патрулирование) в районе дорог и подхо­дов к основным коммуникациям, по которым передвигаются наши вой­ска и идет снабжение фронта.

2. Приобрести розыскную агентуру в населенных пунктах, располо­женных вблизи коммуникаций Красной Армии, в первую очередь из среды проверенных лесников, объездчиков, охотников, сторожей и пас­тухов, направив ее на розыск оставленной в нашем тылу вражеской аген­туры.

Народный комиссар государственной безопасности СССР

комиссар госбезопасности 1-го ранга Меркулов

ЦА ФСБ России

№1848

ИЗОБЗОРА1-гоУПРАВЛЕНИЯГУПВНКВДСССР ОПОДРЫВНОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИЯПОНСКОЙ РАЗВЕДКИНАДАЛЬНЕМВОСТОКЕВ1943г.

19апреля 1944 г.

/. Органы японскойразведки, действовавшие против СССРв 1943году

В истекшем году на территории Маньчжурии вели разведывательную работу против СССР следующие японские разведывательные органы:

1. Главный орган специальной службы (ЯВМ) в г. Харбине.

2. Органы специальной службы в пограничных провинциях и их от­деления в уездных центрах.

3. Органы японской жандармерии.

4. Особые отделы провинциальных полицейских управлений.

5. Особые отделы погранично-полицейских отрядов. Действовавшие в 1942 году отделения органов специальной службы

в гг. Хума, Уюнь, Суйбин, Лишучжень и Ханьдаохецзы, в 1943 году ак­тивности не проявляли. Данных об упразднении этих отделений не име­ется, однако их агентура на нашей территории не задерживалась.

Новых органов и их отделений в пограничной полосе Маньчжурии в 1943 году не выявлено.

//. Структура и дислокация разведывательных органов

До 1943 года было принято считать, что всю разведывательную рабо­ту на территории Маньчжурии организует 2-й (разведывательный) от­дел штаба Квантунской армии, а органы специальной службы (ЯВМ) являются его составной частью и непосредственно ему подчинены.

Полученные в истекшем году агентурные данные и данные разведы­вательного опроса нарушителей границы опровергают это положение и дают возможность утверждать, что:

1. Разведывательную службу на территории Маньчжурии организу­ет главный орган специальной службы (Японская военная миссия) в г. Харбине.

2. Начальник главного органа специальной службы в своей деятель­ности подчинен генеральному штабу японской армии с одной стороны и командующему Квантунской армией — чрезвычайному послу Японии при императоре Маньчжурии, фактическому правителю оккупирован­ной страны, с другой.

3. Провинциальные органы специальной службы непосредственно подчинены главному органу специальной службы в Маньчжурии, кото­рые в свою очередь имеют свои отделения в пограничных уездах.

4.2-й (разведывательный) отдел штаба Квантунской армии ведет раз­ведку территории СССР параллельно с органами специальной службы.

5. Между органами специальной службы с одной стороны и 2-м отде­лом штаба Квантунской армии, разведотделами фронтов и армий в Мань­чжурии с другой, существует оперативный контакт.

Приводимая схема организации органов специальной службы (япон­ских военных миссий) в Маньчжурии подлежит дальнейшему всесто­роннему изучению и подтверждению документальными данными.

На органы специальной службы возложены задачи организации и ведения:

1. Разведывательной деятельности против граничащих с Маньчжу­рией стран.

2. Контрразведывательной деятельности на территории Маньчжу­рии.

3. Разложенческой работы среди партизанских отрядов на их капи­туляцию.

Органы японской и маньчжурской жандармерии, а также полиции в своей деятельности органам специальной службы не подчинены, между ними осуществляется оперативный контакт по всем вопросам контрраз­ведывательной работы.

Данных об изменении дислокации органов специальной службы не поступало.

Организационная структура особых отделов провинциальных управ­лений полиции и погранично-полицейских отрядов в прошлом году из­менениям не подвергалась.

Особые отделы полиции, как и в прошлые годы, проводили актив­ную разведку нашей территории, перебрасывая значительное число аген­тов. Однако это не дает возможности утверждать, что они действуют в этих вопросах самостоятельно, поддерживая с органами специальной службы лишь только оперативный контакт.

Поскольку особые отделы полиции являются органами контрразве­дывательной службы, можно полагать, что они в вопросах разведки тер­ритории СССР выполняют лишь задания органов специальной службы.

Основанием этому выводу может служить следующее:

1. Направления разведки органов специальной службы и особых от­делов полиции совпадают. Например, японской разведкой проявляется особый интерес к участку 63-го Биробиджанского пограничного отряда Хабаровского округа. На этой участке в 1943 году задержано 12 агентов Фугдинского и Тунцзянского отделений Цзямусинского органа специ­альной службы и 12 агентов особых отделов Суйбинского и Тунцзянско­го погранично-полицейских отрядов.

2. Задержанная на нашей территории агентура особых отделов поли­ции имела задание на разведку тех же объектов, которые освещаются и органами специальной службы.

3. В отдельных случаях контрразведывательная агентура полицейс­ких органов, после изучения и проверки на работе, для дальнейшего ис­пользования передавалась органам специальной службы.

4. Сотрудники органов специальной службы занимают командные должности в погранично-полицейских отрядах и организуют разведы­вательную службу. Так, например, сотрудники Джурганхэского отделе­ния органа специальной службы занимают должности в полиции:

— Японец, поручик Хай Ло Гу — начальник погранично-полицейско­го отряда в г. Джурганхэ.

— Японец, поручик Та Чун — начальник особого отделения погра­нично-полицейского отряда в п. Усть-Галдучи.

Таким образом, единым организующим центром разведывательной работы является орган специальной службы, который через свои пред­ставительства на периферии использует в интересах разведки полицей­ские органы, военные строительства и различные торгово-промышлен­ные фирмы.

Ш. Общая характеристика деятельности японской разведки в Маньчжурии в 1943 году

В 1943 году изменений в содержании и методах работы японских разведывательных органов в Маньчжурии не отмечалось.

Деятельность японской разведки была направлена по линии:

— засылки на нашу территорию агентуры;

— организации войсковой разведки;

— технической разведки;

— идеологической диверсии. а) Агентурная разведка..

1943 год дал некоторое снижение количества задержанной агентуры противника — 170 человек, против 222 в 1942 году. Однако это не может служить показателем снижения активности, так как количественное сни­жение перекрывается качеством перебрасываемой агентуры.

Истекший год является характерным тем, что японская разведка широко использовала на практической работе кадры квалифицирован­ных агентов, подготовленных в прошлые годы, и значительно усилила подготовку их через специальные школы и курсы. Особо тщательно го­товились агенты из числа русских белоэмигрантов и изменников Ро­дине.

Заслуживает внимания и то, что большинство агентов этой катего­рии, как правило, при переходе на территорию СССР вооружалось и снабжалось хорошо технически оформленными документами, крупны­ми суммами советских денег, радиопередатчиками, фотоаппаратами, компасами и схемами маршрутов движения по нашей территории.

О разведывательных устремлениях органов японской разведки дает представление приводимый ниже перечень характера заданий перебра­сываемой на нашу территорию агентуры.

Задержанные на нашей территории агенты противника имели следу­ющие задания:

1. Сбор сведений о дислокации, численности и вооружении

частей Красной Армии..............................................................................- 36

2. Разведка и фотографирование оборонительных сооружений.... - 46

3. Разведка и фотографирование военных объектов..........................- 46

4. Сбор сведений о состоянии и пропускной способности железных и шоссейных дорог, характере перевозимых грузов и фотографиро­вание железнодорожных объектов........................................................- 23

5. Сбор сведений об аэродромах и посадочных площадках................- 6

6. Разведка маршрутов.....................................................................................- 5

7. Выявление мероприятий Советского Союза по подготовке войны с Японией............................................................................................- 3

8. Сбор сведений о политико-экономическом состоянии погранич­ных районов.....................................................................................................- 7

9. Установление дислокации, численности, вооружения и системы охраны границы пограничными частями.............................................- 13

10. Захват пограничных нарядов.....................................................................- 3

11. Внедрение в агентурный аппарат органов советской разведки... - 36

12. На оседание, с последующим развертыванием разведывательной работы..............................................................................................................-13

13. Связь с агентами на советской территории.........................................- 2

Приведенные данные показывают, что:

1. Основные усилия японской разведки были направлены на получе­ние сведений о частях Красной Армии, дислоцируемых в пограничной полосе, военных объектах и оборонительных сооружениях, железных и шоссейных дорогах, перевозимых по ним грузах и объектах, имеющих военное значение.

2. Настойчиво проводится линия на внедрение своих агентов в за­кордонный агентурный аппарат пограничных отрядов.

3. Принимаются меры к водворению на жительство на нашу террито­рию своих агентов и созданию через них агентурной сети.

Анализ материалов опроса задержанных агентов противника пока­зывает, что разведывательные усилия органами специальной службы и особыми отделами полиции в основном осуществлялись через марш­рутную агентуру, выбрасываемую на нашу территорию на непродолжи­тельный срок. И только в двух случаях агенты имели задания на связь с агентами из граждан СССР.

Это является свидетельством того, что японская разведка, для на­саждения своей агентуры среди граждан СССР, жителей пограничной полосы, широких возможностей не имеет. Однако попытки в этом на­правлении предпринимались. Для осуществления этой задачи исполь­зуются агенты, проживавшие в прошлом на территории СССР и имею­щие родственные и дружеские связи.

Так, например, задержанные на участке 77-го Бикинского погранич­ного отряда Хабаровского округа японские агенты — нанаец Сулянцзи­го Дэкуй1, проживавший ранее на совтерритории в п. Олон Пожарского района Приморского края и китаец Юй Минсян2 имели задание завербо­вать для работы в пользу японской разведки двух нанайцев, жителей п. Олон, хороших знакомых Сулянцзиго Дэкуй.

Задания на вербовку граждан СССР имели и другие агенты, в част­ности русские, однако конкретного характера они не носили. Вербовки должны были осуществляться после легализации на советской террито­рии, приобретения связей, подборе из них подходящих объектов и изу­чения их.

Остается несколько неясной практика направления японской развед­кой агентов из китайцев и корейцев на оседание в пограничной полосе.

Японской разведке достаточно хорошо известно, что китайцы и ко­рейцы из пределов Дальнего Востока переселены в другие края и респуб­лики и только незначительная часть сосредоточена в Мазановском и Кур-Урмийском районах, что въезд и поселение их в пределах Дальнего Вос­тока не допускается.

Вполне возможно, что давая подобные задания агентам, японская разведка расчитывает на перевербовку их нами и включение в разведы­вательные и маршрутные группы, т. к. в практике работы с нашей сторо­ны такие мероприятия проводились.

1 Сулянцзиго Дэкуй — 1893 г.р., орочен, был завербован в июле 1942 г. сотруд­ником Бикинского погранотряда для выполнения разведывательных заданий на тер ритории Маньчжурии. Прошел подготовку в г. Бикине. С октября 1942 г. по март 1943 г. шесть раз ходил на задания в группе из 2-3 человек. 22 марта 1943 г. был переброшен в Маньчжурию и арестован полицией. На допросе признался в принад­лежности к советской разведке, рассказал о характере заданий, выполнявшихся им ранее. Дал согласие сотрудничать с японской разведкой. 23 ноября 1943 г. был пере­брошен на территорию СССР вместе с Юй Минсином, 30 ноября 1943 г. был задер­жан в 120 километрах от границы. 22 июня 1944 г. военным трибуналом войск НКВД Приморского края Сулянцзиго Дэкуй осужден по ст. 58-1 «а» УК РСФСР на 10 лет лишения свободы.

2 Правильно — Юй Минсин, 1898 г.р., китаец, был арестован 3 декабря 1943 г. 77-м Бикинским погранотрядом войск НКВД Хабаровского погранокруга. В ходе следствия было установлено, что проживая на территории Маньчжурии, Юй Минсин в мае 1943 г. был завербован в качестве агента японской разведки начальником Жаохэйского отделения Дунаньского органа специальной службы и был переброшен на территорию СССР для сбора сведений шпионского характера. Прибыв на совет­скую территорию, Юй Минсин установил количество поездов, проходящих в течение суток по Дальневосточной железной дороге в районе ст. Бурлит. 30 ноября 1943 г. он был задержан в 120 километрах от государственной границы, возле деревни Верхний Красный Перевал Пожарского района Приморского края. При задержании были изъяты маузер, 37 патронов к нему и записи собранных сведений. 11 марта 1944 г. военным трибуналом войск НКВД Хабаровского края Юй Минсин был осужден по ст. 58-6 ч.1 УК РСФСР к 25 годам лишения свободы. 10 марта 1956 г. на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 25 октября 1955 года Юй Минсин был досрочно освобожден из мест лишения свободы. После освобождения репатри­ирован на Родину.

б) Войсковая разведка.

Наряду с агентурной разведкой значительное внимание уделяется и организации войсковой разведки (наблюдением) за нашей пограничной полосой.

Войсковую разведку ведут все войсковые части и подразделения, дис­лоцирующиеся в пограничной полосе и погранично-полицейские отряды. Помимо этого выставляются агентурные группы, перед которыми, поми­мо задачи выявления и задержания агентов советской разведки, постав­лена задача систематического наблюдения за советской территорией.

Пограничная полоса покрыта густой сетью скрытых и открытых на­блюдательных пунктов. Так, например, только против участка 57-го Оман­ского пограничного отряда построено 70 капитальных вышек, с которых постоянно ведется наблюдение.

Данные войсковой разведки суммируются, изучаются и широко ис­пользуются при переброске агентуры на нашу территорию.

в) Техническая разведка.

Деятельность противника в области ведения технической разведки пограничными отрядами изучена недостаточно. Имеющиеся по этому вопросу материалы не дают возможности сделать определенных выво­дов о степени использования техники в разведке и результатах ее. Одна­ко эти же материалы говорят о том, что техническая разведка, путем организации контрольных радио- и телефойных станций, ведется.

Подтверждением этому может служить то, что:

продолжает функционировать станция подслушивания на погранич­ном пикете Дясинцза (против заставы «Полтавка» 68-го Гродековского пограничного отряда);

в сентябре 1943 года отделением Дунаньского органа специальной служ­бы в г. Жаохэ (Туаньшаньцзы) организована станция подслушивания про­тив участка заставы «Покровка» 77-го Бикинского пограничного отряда;

при отделении Дунаньского органа специальной службы в г. Банцзы-хэ имеется контрольная радиостанция.

Все известные станции являются постоянно действующими, обслу­живаются русскими белоэмигрантами.

Помимо этого японцами практикуется подключение в наши теле­фонные линии. Этот метод широкого распространения не имеет. В 1943 году зафиксировано 3 случая подключения в наши провода. Согласно показаниям задержанных агентов-участников этих операций, практичес­кие результаты подслушивания оказались низкими, так как ничего цен­ного добыто не было.

г) Идеологическая диверсия.

В течение 1943 года японские разведывательные органы предприни­мали меры к разложению личного состава дислоцирующихся в погра­ничной полосе гарнизонов Красной Армии, пограничных войск и мест­ного населения с целью нащупывания в их среде морально неустойчивых и склонения последних к измене Родине.

Эта работа японской разведкой проводилась путем:

а) внедрения1 на нашу территорию различного рода писем и контр­революционной литературы на русском языке;

б) попыток втянуть наши пограничные наряды в переговоры;

в) использования радио.

В заброшенных на нашу территорию письмах и контрреволюционной литературе в ярких красках рисуется «хорошая» жизнь в Маньчжурии вообще и русских белоэмигрантов и изменников Родине в частности. Проводятся клеветнические измышления против руководителей Совет­ского правительства, ВКП(б), Красной Армии и НКВД. Содержались при­зывы к измене Родине — переходу на территорию Маньчжурии.

[...]

Контрреволюционная литература забрасывалась на нашу террито­рию посредством:

высылки специальных агентов, в задачу которых входило достиже­ние наших дозорных троп, дорог и разбрасывание литературы;

снабжения литературой выходягцих на явки агентов-двойников с той же задачей;

выброски в реки Амур и Уссури бутылок с листовками.

В первом полугодии 1943 года отмечен случай ведения антисоветской пропаганды при помощи радио. Органом специальной службы (японской военной миссией) в г. Хэйхэ (Сахалян) на берегу р. Амур против г. Благо­вещенска были оборудованы специальные усилительные установки и мощ­ные репродукторы. Посредством этой установки транслировалась сводка о положении на советско-германском фронте; восхвалялись сила и мощь немецкой и японской армий и их успехи в происходящей войне.

Наряду с этим неоднократно отмечались случаи попыток со стороны японцев и русских белоэмигрантов втянуть в разговоры составы погра­ничных нарядов и приглашения их на территорию Маньчжурии. Напри­мер: «Рус, иди сюда, у нас хорошо».

IV. Основные направления деятельности японской разведки

Устремления японских разведывательных органов по разведке на­шей территории главным образом были направлены на получение сведе­ний о частях Красной Армии, оборонительных сооружениях, железных и шоссейных дорогах, перевозимых по ним грузах и объектах, имеющих военное значение.

Районы переходов границы агентами противника и анализ их пока­заний свидетельствует о том, что основное внимание в 1943 году японца­ми было сосредоточено на разведке маршрутов на операционных направ­лениях и укрепленных районов.

[...]

V. Контингент агентуры

Основным контингентом разведывательной агентуры, используемой японской разведкой, по-прежнему остаются китайцы, русские белоэмиг­ранты и частично изменники Родине.

Агентура вербуется в массовом количестве из различных слоев насе­ления, проживающего в пограничных с СССР провинциях и по своему служебному и социальному признаку чрезвычайно разнообразна.

Активно же используются в разведке против СССР преимуществен­но агенты китайцы — 83,5% к числу задержанных агентов в 1943 году.

Несколько усилилось использование русской агентуры. Если из чис­ла русских в 1942 году было задержано 4 человека, то в прошлом году количество их возросло до 13 человек.

[...]

Процент использования квалифицированной, хорошо подготовлен­ной агентуры, в сравнении с 1942 годом значительно возрос.

Если в 1942 году хорошо подготовленных агентов было задержано 6 человек, то в 1943 году — 40.

Эта агентура проходила длительную подготовку и выбрасывалась на наиболее важные направления, в укрепленные районы и районы желез­ных дорог.

Из числа этих агентов 31 были снабжены фотоаппаратами и 2 радио­передатчиками.

С особой тщательностью японцы производят экипировку агентов из числа русских, выбрасываемых на оседание. Этот контингент агентов снаб­жается несколькими советскими паспортами под разными вьгмышленны-ми фамилиями, прописанными в различных пунктах, т. е. в тех, где по зада­нию агентам нужно будет находиться или проживать; различными доку­ментами органов НКВД, гражданских учреждений; справками о пребыва­нии в госпиталях на излечении после ранения на фронте; книжками пенси­онера-инвалида Отечественной войны и др. Причем сами документы, печа­ти, подписи и соответствующие отметки на них воспроизводятся тщатель­но. Подделка и дефект могут быть обнаружены только специалистами.

[...]

Наряду с этим, для разведки военных объектов японцами продолжа­ла широко использоваться двойническая агентура пограничных частей разведывательных органов НКГБ и Красной Армии.

В целях сбора сведений об оборонительных сооружениях, дислока­ции частей и подразделений Красной Армии и изучения маршрутов в пограничной полосе японские разведывательные органы двойническую агентуру направляли на нашу территорию не в сроки и пункты, обуслов­ленные для встречи с офицерами-разведчиками пограничных войск, а в пункты, интересующие японскую разведку.

Эти агенты объясняли выход на нашу территорию в необусловлен­ное время и место обычно потерей ориентировки на местности (в ночное время), болезнью, невозможностью выйти в срок по не зависящим от них причинам (отсутствие средств переправы на речных границах, вы­полнение работ в порядке трудовой повинности и т. д.)

Японская разведка предпочитает вербовать в состав агентуры в первую очередь тех китайцев, которые в той или иной степени знакомы с советской территорией, ранее проживали в пределах советского Дальнего Востока или выходили на нашу сторону в целях контрабандного промысла. Эта категория населения Маньчжурии состоит на особом учете японских раз­ведывательных и контрразведывательньгх органов и по мере необходимо­сти используется для пополнения кадров разведывательной агентуры.

Японские граждане в разведывательную агентуру привлекаются мень­ше. Однако эта агентура, как и из числа русских, является наиболее квали­фицированной и, как правило, подбирается из числа военнослужащих.

Использованием в разведке военнослужащих-японцев, очевидно, преследуются две основные цели:

более глубокая разведка военных объектов, главным образом укреп­лений, дорог, мостов и гарнизонов Красной Армии, дислоцируемых в пограничной полосе;

проверка уже имеющихся разведывательных данных, собранных че­рез китайскую, корейскую и другую маршрутную агентуру.

VI. Использование японской разведкой изменников Родине и рус­ских эмигрантов

Русские белоэмигранты и изменники Родине всегда занимали и за­нимают видное место в составе японской агентуры. Вопросу подготовки и использования этой агентуры для разведывательной и иной подрыв­ной деятельности на территории СССР придается важное значение, и на этот контингент возлагаются особые надежды.

Все эти элементы, особенно изменники Родине, настолько же выгод­ны для японцев, насколько опасны для нас, так как:

а) зная обычаи населения СССР и ничем внешне от него не отлича­ясь, зная ряд районов СССР и имея родственные связи, они могут вести подрывную работу не только в пограничной полосе, но и прорываться в глубокий тыл, оставаясь продолжительное время не обнаруженными;

б) подвергаясь идеологической обработке и воспитанию в антисовет­ском духе, а многие из них, как изменники Родине, совершив преступле­ния против Советской власти, а также находясь в полном распоряжении и зависимости у японской разведки, готовы на выполнение любого задания.

Несмотря на это практическое использование их для разведки тер­ритории СССР в последние годы было незначительно. Так, в 1942 году было задержано только 4 агента из русских, что составляет 1,8% к обще­му числу задержанной агентуры.

В 1943 году, в связи с переходом японской разведки к активному использованию квалифицированной агентуры, значительно возросло и число задержанных агентов из русских белоэмигрантов и изменников Родине. В 1943 году в Забайкальском и Хабаровском округах задержано японских агентов из числа русских 13 человек, что составляет 7,6% к общему числу задержанной агентуры.

Следует отметить, что число подготавливаемой агентуры из русских во много раз превышает количество используемой по разведке на терри­тории СССР. Можно полагать, что пока от переброски русских японская разведка временно воздерживается, ожидая результатов выполнения заданий ранее выброшенными на оседание агентами.

Слабо использовались японской разведкой изменники Родине...

Это обстоятельство, очевидно, объясняется тем, что японская раз­ведка к этому контингенту относится весьма осторожно и прибегает к использованию изменников по разведке нашей территории только пос­ле тщательной фильтрации и длительной их идеологической обработки.

VII. Подготовка квалифицированной агентуры

Подготовка квалифицированной агентуры японской разведкой про­водилась и в прошлые годы. Тогда агентура готовилась в предвидении военных действий против СССР и в первую очередь готовились кадры диверсантов и проводников. Причем эта агентура в разведке на террито­рии СССР не использовалась.

1943 год в этом отношении явился переломным. Наряду с усилением подготовки агентуры японская разведка активизировала и использова­ние ее. В прошедшем году, как уже указывалось ранее, задержано квали­фицированных агентов 40 человек, против 6 в 1942 году.

Агентура проходит подготовку в специальных разведывательных школах и на курсах при органах специальной службы по различным про­граммам и с разными сроками обучения.

Совершенно бесспорно установлена одна разведывательная школа при главном органе специальной службы в г. Харбине и постоянно дей­ствующие курсы при провинциальном органе специальной службы в г. Хэйхэ (Сахалян).

При этом, в школе и на курсах обучаются преимущественно русские (белоэмигрантская молодежь и частично изменники Родине). Наличие в школе и на курсах китайцев и корейцев не отмечалось.

В школе и на курсах агенты получают основательную подготовку по всем вопросам, связанным с выполнением заданий по шпионажу и ди­версии на территории СССР.

Особого внимания заслуживает Харбинская разведывательная шко­ла, ведущая фундаментальную подготовку агентов для работы на терри­тории СССР.

Школа официально именуется агитационно-пропагандистским от­делом (АПО) при главном харбинском органе специальной службы. В школе имеется два отделения.

1. Пропагандистское.

2. Разведывательное.

В первый период обучения, 3 месяца, занятия в обоих отделениях прово­дятся совместно, по единой программе, в которую включены следующие темы:

1. Политико-экономическая характеристика Дальнего Востока (Ха­баровский и Приморский края, Читинская область).

2. Административное деление СССР, союзные и автономные респуб­лики, края и области.

3. Организационная структура и задачи НКВД.

4. История ВКП(б).

5. Быт, обычаи и нравы советского населения; советские документы.

6. Советские сокращенные слова.

7. История Красной Армии.

8. История России от начала основания государства до настоящих дней.

9. История Японии.

10. Православные молитвы.

Во второй период обучения занятия в отделениях проводятся раздельно.

На разведывательном отделении изучались следующие дисциплины:

Разведка и контрразведка. Изучались методы работы советской раз­ведки в Маньчжурии и способы борьбы с ней;

Разведка, способы разведывательной деятельности на территории СССР, методы вербовки агентуры и связи с ней, организация повстан­ческого движения на территории противника и руководство им, органи­зация диверсионной работы на территории СССР;

Военные объекты СССР. Организационная структура Красной Ар­мии, соединений и частей ее, знаки различия офицеров Красной Армии; техника Квасной Армии — самолеты, танки, артиллерия и т. д., железно­дорожный, водный и воздушный транспорт СССР;

Шифрдело. Система кодов и шифров, способы зашифровки по кни­гам, журналам или газетам, способы перешифровки;

Радиодело. Материальная часть радиоаппаратов, азбука Морзе; между­народные и советские позывные; практическая работа по приему и передаче;

Фотодело. Материальная часть и практическая работа;

Советские документы. Изучение паспортов, трудовых и пенсионных книжек, командировочных удостоверений и порядок пользования ими;

Топография. Чтение карты, условные знаки; способы производства глазомерной съемки, маршрутная съемка по заметкам, составление схем и маршрутных карточек;

Диверсионно-подрывное дело;

Система и методы охраны границы советскими пограничными войс­ками; безопасные места для перехода границы; способы перехода грани­цы и закрытия следов от собак.

В целях лучшего изучения внутреннего положения СССР и оценки международного положения советской печатью при школе создана спе­циальная комната, в которой слушатели имеют возможность познако­миться с советской периодической печатью и портретами руководите­лей советского правительства и ВКП(б).

В этой комнате имеются газеты: «Правда», «Известия», «Забайкаль­ский рабочий», «Амурская правда», «Красное Знамя» и многие другие. Журналы «Большевик», «Огонек» и «Крокодил».

Из белоэмигрантских газет и журналов школа получает: «Харбин­ское время», «Заря», «Голос эмигранта», «Рубеж», «Нива», «Иллюстри­рованная Россия», «Европейская жизнь» и другие.

В целях физической закалки агентуры, приобретения ею практичес­ких навыков по топографии и фотоделу, совершались пешие переходы. Во время переходов каждому агенту давалось индивидуальное задание по топографической и фотографической съемке

Наряду с этим проводились практические занятия по плаванию, спо­собам преодоления водных преград при помощи резиновых лодок, авто­мобильных камер и т. д. Изучались способы перехода границы и закры­тия следов, снятия часовых, подрывания военных объектов (производи­ли взрывы макетов, для чего применялись пироксилиновые шашки); производилось обучение по стрельбе из пистолета системы Маузер и ведению разведки путем наблюдения.

Практические занятия проводились за городом на р. Сунгари и в районе станции Маоэршань, в 100 км от Харбина.

Небезынтересным также является и то, что наряду с общим изучени­ем политико-экономической характеристики Дальнего Востока, отдель­ные группы агентов особо тщательно изучали области, города и районы, в которых их предполагалось использовать по разведке.

[...]

Харбинская разведывательная школа в июле месяце 1943 года выпу­стила 14 квалифицированных агентов, предназначенных для работы на территории СССР.

Срок обучения в школе 1,5 года.

При Хэйхэском провинциальном органе специальной службы в г. Хэйхэ (Сахалян) существуют постоянно действующие курсы развед­чиков, со сроком обучения до 2 месяцев.

На указанных курсах обучается белоэмигрантская молодежь и из­менники Родине.

В программу обучения агентов на курсах включены следующие дис­циплины:

1. Методы разведки.

2. Топография.

3. Красная Армия — организационная структура.

4. Фотодело.

5. Способы перехода границы, передвижения по территории против­ника и маскировки.

При отработке этих вопросов обращалось внимание на привитие практических навыков:

По определению грузоподъемности мостов, проходимости дорог, ширины рек и быстроты течения, отыскания бродов и определения про­ходимости их для различных родов войск;

Пользованию компасом, движению по азимуту, ориентированию на ме­стности по звездам и местным предметам. Глазомерной съемке местности;

Фотографированию военных объектов в разное время дня и с раз­личных положений;

Способам перехода границы, маскировке в движении; преодолению водных преград и других препятствий.

Из числа окончивших Хэйхэские (Сахалинские) курсы разведчи­ков, на нашей территории в 1943 году (на участке Забайкальского окру­га) задержаны 3 агента — белоэмигранты Шерин1 и Киблис2 и изменник Родине Загородний3.

1 Шерин А. В., 1907 г.р., уроженец и житель Приморского края. В 1922 г. бежал за границу, в Маньчжурию. С 1924 по 1928 гг. служил в китайской армии, участвовал в боях против революционных войск Китая. Затем работал на станции Ламадянцзы на разных работах. В мае 1943 г. выехал в г. Харбин. Узнав от своих знакомых о прибытии в Харбин сотрудников Сахалянской ЯВМ, набиравших группу для спец­подготовки к переброске в СССР, обратился к сотруднику ЯВМ с просьбой зачис­лить его в указанную группу. Ему был присвоен псевдоним «Стариков». Обучение методам разведки, фотоделу, топографии проходил в г. Сахалян. В ночь с 21 на 22 июля 1943 г. Шерин был переправлен японцами на лодке через реку Амур на советскую территорию с заданием разведки местности в районе реки Ольдой, проведения фо­тосъемки маршрута, для чего он имел фотоаппарат и 12 фотопленок. Кроме того, он должен был провести встречу с агентом, от которого получить письменную информа­цию лично, либо через тайник. Шерин кроме фотоаппарата имел оружие — «Маузер», резиновую камеру от автомашины для переправки в Маньчжурию через реку и про­дукты питания на четверо суток. Однако сразу после перехода границы был задер­жан пограничным нарядом заставы Свербеево Шилкинского погранотряда НКВД Забайкальского округа. 12 января 1944 г. Шерин осужден пост. 58-6ч.1 УК РСФСР на 20 лет лишения свободы.

2 Киблис Н. И., 1922 г.р., уроженец и житель г. Харбина. В 1942-1943 гг. слу­жил в охранном отряде. С февраля 1943 г. — сторож завода. В мае 1943 года от одного своего знакомого узнал, что сотрудник Сахалянской полиции набирает же­лающих в группу для выполнения специальных заданий на территории СССР, и вступил в нее. Обучался фотоделу и топографии в г. Сахаляне. В июле 1943 г. получил задание от сотрудника Сахалянской ЯВМ после переброски в СССР про­ехать поездом от ст. Рухлово до ст. Тыгда, а оттуда на север до конца железнодо­рожной линии, сфотографировав вокзалы, населенные пункты, заводы, электро­станции и т. д. Н. И. Киблис был вооружен пистолетом «Браунинг», имел фотоап­парат «Лейка», 10 фотопленок, компас, резиновые надувные подушки и мешки для переправ через водные преграды, а также запас продуктов. 26 июля 1943 г., пере­правившись вплавь через реку Амур, попал на остров, расположенный в месте впа­дения реки Б. Невер в Амур. Так как задание выполнять не собирался, решил сдаться пограничникам. 6 ноября 1943 г. военным трибуналом войск НКВД Хаба­ровского округа Н. И. Киблис был осужден по ст. 58-6 ч.1 УК РСФСР на 15 лет лишения свободы.

3 Загородний (Сергеев) Е. А., 1918 г.р., уроженец Одесской области, бывший пограничник погранзаставы «Благовещенская» 56-го пограничного отряда НКВД Хабаровского округа. Изменил Родине в июне 1942 г. 31 июля 1943 г. на участке 54-го пограничного отряда НКВД Забайкальского округа был задержан. 7 сентября 1943 г. военным трибуналом Хабаровского округа Е. А. Загородний осужден по ст. 58-1 «б» УК РСФСР к высшей мере наказания.

Согласно их показаний, в 1943 году до июля окончили курсы 36 аген­тов, которые находились при Хэйхэском органе специальной службы в ожидании заданий по выходу на территорию СССР.

Данных о наличии других постоянно действующих разведыватель­ных школ и курсов не имеется. Однако известно, что вся наиболее разви­тая и способная агентура и особенно из русских, перед выброской в СССР проходит тщательную подготовку на конспиративных квартирах.

Согласно показаний задержанных на участке Хабаровского округа японских агентов Осколкова1 и Крупенчика2, они совместно с тремя дру­

1 Осколков М. М., 1923 г.р., уроженец г. Харбина, сын белоэмигранта, проживал в Харбине, учился в гимназии, затем 1 год в Северо-Маньчжурском университете. Учебу в университете совмещал с работой в оркестре Харбинского симфонического общества в качестве музыканта-трубача. В 1942 г. без отрыва от работы прошел военное обучение на курсах «Кио-Ва-Кай». 3 ноября 1943 г. был завербован японца­ми в качестве агента. Проходил обучение по методам разведки, топографии, фотоделу. 14 декабря 1943 г. был переправлен через реку Амур на советскую территорию с заданием разведки местности. Был вооружен «Маузером», одет в китайскую одежду и маскировочный халат, имел компас, фотоаппарат. На советской территории потерял ориентировку, заблудился и сдался местному жителю, который доставил его в 56-й Благовещенский погранотряд НКВД. В процессе следствия дал развернутые показа­ния о методах работы японских разведорганов, назвав ряд официальных сотрудников ЯВМ и японских агентов. 14 марта 1944 г. УНКВД по Хабаровскому краю уголовное дело прекращено в связи с тем, что М. М. Осколков намечался для оперативного использования по линии 1-го отдела. 25 июля 1944 г. М. М. Осколков был перевербо­ван 1-м отделом УНКВД по Хабаровскому краю в качестве агента под псевдонимом «Корнет». 7 августа 1944 г. переброшен в Маньчжурию с заданием внедриться в японские разведорганы. Была отработана легенда, с доведением до японцев факта его ареста органами госбезопасности и вербовки, а также установить способы связи. На связь «Корнет» не вышел, точных данных о его дальнейшей судьбе не получено, за исключением непроверенных сведений о том, что он был расстрелян японцами. В трофейных документах ЯВМ в 1948 г. были обнаружены материалы, составленные японцами на основании протоколов допроса М. Осколкова и его рукописных мате­риалов. В ЯВМ было составлено два документа: «Материал относительно Хабаров­ского НКГБ» с индексом «требует проверки», в котором описывались структура НКГБ и НКВД, внутренняя тюрьма, конспиративная квартира, сотрудники управле­ния, и «Сведения о внутренней политике Советского Союза». Харбинской ЯВМ эти документы были признаны ценными для использования при подготовке оператив­ных работников ЯВМ и разосланы в качестве ориентировки в другие ЯВМ. При анализе указанных материалов в 1948 г. 2-м отделом У МГБ по Хабаровскому краю было признано, что «Корнет» честно отнесся к выполнению задания органов советс­кой разведки и сведения, сообщенные им японцам, в основном соответствуют данной ему легенде.

2 Крупенчик В. А., 1921 г.р., уроженец г. Калачинска Омской области, в 1923 г. родителями был вывезен в Маньчжурию. Проживал в г. Харбине до 1938 г., учился в школе, затем в гимназии. С 1940 по апрель 1943 года служил в разных полицейских отрядах, затем непродолжительное время работал шофером. В ноябре 1943 г. был завербован японцами в качестве агента. В течение месяца обучался на курсах развед­чиков при ЯВМ г. Цике, изучал методы разведки, топографию, фотодело. В ночь с

гами агентами, также предназначенными для переброски в СССР, окон­чили краткосрочные курсы (19 дней) при отделении Хэйхэского органа специальной службы в г. Цикэ.

На указанных курсах агенты изучали:

способы и методы разведки военных и других объектов;

организационную структуру и вооружение Красной Армии;

топографию и фотодело.

Занятия сопровождались практическим обучением фотосъемке, со­ставлением схем и длительными переходами, имеющими своей целью привить разведчикам выносливость и научить их ориентироваться на незнакомой местности.

Китайская агентура на специальных разведывательных курсах не обу­чается. Анализ показаний задержанных агентов указывает, что эта аген­тура подвергается обучению в индивидуальном порядке на конспира­тивных квартирах в течение 4-5 дней и исключительно фотоделу. При этом к обучению привлекается квалифицированная и проверенная аген­тура, которая приобрела большие навыки и опыт в результате продолжи­тельной работы в качестве агентов по разведке территории СССР и тща­тельного инструктажа перед выполнением заданий.

На основании изложенных данных можно сделать вывод, что:

1. Харбинская разведывательная школа готовит агентов, предназна­ченных для выброски в СССР на оседание.

2. Хэйхэские (Сахалянские) разведывательные курсы готовят мар­шрутных агентов, предназначенных для переброски на советскую терри­торию на непродолжительный срок и с ограниченной задачей.

3. Остальные разведывательные органы готовят маршрутную агенту­ру непосредственно перед выброской в СССР.

VIII. Формирование диверсионно-разведывательных групп на во­енный период

После вероломного нападения фашистской Германии на СССР япон­ские разведывательные органы стали активно проводить мероприятия по созданию диверсионных групп и отрядов из русских белоэмигрантов, предназначенных для подрывной деятельности на советской территории с возникновением войны между СССР и Японией.

21 на 22 декабря 1943 г. был переправлен японцами через реку Амур на советскую территорию с заданием разведки местности на реке Бурея. В. А. Крупенчик был экипирован в красноармейскую форму, снабжен фотоаппаратом, компасом, маскиро­вочным халатом и оружием — «Маузером». Однако, не желая выполнять задание, он, перейдя границу, вышел на погранзаставу Скобельцино Архаринского района Амур­ской области и сдался пограничникам. Назвался Сергеевым, но в ходе следствия была установлена настоящая фамилия — Крупенчик. 18 марта 1944 г. военным три­буналом войск НКВД Хабаровского округа В. А. Крупенчик был осужден по ст. 58-6 ч. 1 УК РСФСР на 20 лет лишения свободы.

Эта активность наивысшей точки достигла в 1942 году, когда группы и отряды были укомплектованы и интенсивно обучались диверсионно-подрывному делу.

Созданные в 1941-1942 гг. диверсионно-разведывательные группы активно против СССР не использовались. Большинство групп по окон­чании обучения распущено.

Точно установлено, что созданная в 1941 году в уезде Уюнь диверси­онная группа в составе 11 русских эмигрантов после 15-дневного обуче­ния была распущена. В 1942 году эта группа вторично была собрана на 10 дней. С участниками этих сборов проводилась большая воспитатель­ная работа, при этом им было прямо указано, что с началом войны между СССР и Японией русские должны быть в авангарде, проникать на совет­скую территорию и совершать диверсионные акты в тылу Красной Ар­мии и, таким образом, с помощью японцев завоевать «свою Родину».

Можно полагать, что и остальные группы привлекались и привлека­ются на повторные сборы.

В 1943 году Хайларским органом специальной службы сформиро­ван диверсионно-разведывательный отряд, который предназначен для использования в предвоенной обстановке.

Отряд этот состоит из агентов-разведчиков, русских и монголов, окончивших специальные курсы в Харбине. В отряд также включены изменники Родине и агенты советских разведывательных органов, за­держанные на Маньчжурской территории во время выполнения заданий и добровольно сдавшиеся японцам и впоследствии перевербованные последними.

Об организации других диверсионно-разведывательных групп и от­рядов из числа русских и китайцев в 1943 году данных не имеется.

Наряду с созданием указанных выше групп, японцами было уделено особое внимание организации диверсионно-разведывательных воору­женных отрядов из народностей севера — нанайцев и орочен.

Эти отряды предназначены для двух целей: для борьбы с китайски­ми партизанами и для подрывной деятельности на территории СССР. Личный состав этих отрядов состоит из охотников-промысловиков, от­личных стрелков, причем многие из них в прошлом проживали на терри­тории СССР.

Нанайские и ороченские отряды находятся в ведении особых отде­лов полиции, которые снабжают их вооружением, боеприпасами и про­довольствием; проводят с ними воспитательную работу и периодичес­кие сборы по военной подготовке.

Указанные отряды в прошедшем году привлекались к участию в ка­рательных экспедициях против китайских партизан и, как показывают имеющиеся материалы, проявили себя в этих операциях положительно.

Наряду с организацией и подготовкой мелких диверсионно-разве­дывательных групп японская разведка в лице органов специальной служ­бы (японских военных миссий), вместе со штабом Квантунской армии, концентрирует особое внимание на активизации подготовки и количе­ственном увеличении диверсионно-разведывательных резервов, пред­назначенных для действий в тылу Красной Армии в случае возникнове­ния войны между Японией и Советским Союзом.

В указанных целях в Харбине была объявлена всеобщая мобилиза­ция белоэмигрантов в возрасте от 18 до 36 лет. Мобилизованные обяза­ны пройти военную подготовку в отрядах Асано1.

Сроки обучения в отрядах сокращены до полутора лет.

В Харбине идет спешная подготовка японских унтер-офицеров уме­нию вести русские подразделения и подавать команды на русском языке. Всем офицерам из числа белоэмигрантов предложено занять командные должности во вновь сформированных отрядах.

Курсанты, окончившие в декабре 1943 года двухгодичное обучение в отрядах Асано, назначены в резерв.

Необходимо отметить, что так называемые школы Асано, существуя с 1938 года, систематически готовят диверсионно-разведывательные резер­вы в большом масштабе, имея наборы курсантов от 1500 по 3000 человек.

Кроме того, под всякого рода прикрытиями, организованы диверси­онные школы в Ханьдаохецзы, Муданьцзяне, Мулинских копях, пос. Эрдаохэцзы и в ряде других пунктов, с общим числом курсантов свыше тысячи человек. Эти школы также систематически пополняют диверси­онно-разведывательные резервы.

Таким образом, изложенные данные свидетельствуют о том, что:

Сформированные диверсионно-разведывательные группы и отряды в активных действиях против СССР в 1943 году не использовались;

1 Отрядом (с момента его комплектования в 1938 г. и до 1944 г.) командовал полковник японской армии Асано, что и явилось поводом для условного наименова­ния отряда «Асано». В 1944 г. руководство японских спецслужб командиром отряда назначило бывшего полковника белой армии Смирнова. Отряд, кроме условного наименования, имел и официальное название - русский воинский отряд на Сунга-ри-2, который до июня 1941 г. подчинялся армейскому командованию, входя в струк­туру боевых подразделений Квантунской армии. С началом Великой Отечественной войны отряд «Асано» в спешном порядке был переподчинен Информационно-разве­дывательному управлению Квантунской армии (Харбинской ЯВМ), что свидетель­ствовало о намерениях японской военщины использовать это подразделение специ­альных служб в планируемой войне против СССР. Филиалы отряда в городах Хайла-ре и Хандаохецзы также замыкались на указанное Управление японской разведки. Однако, учитывая осложнения японо-советских отношений после денонсации 5 ап­реля 1945 г. советским правительством пакта о нейтралитете между Японией и Совет­ским Союзом, а также прогнозируя возможные боевые действия между СССР и Японией, японская разведка в целях повышения гибкого и оперативного управления филиалами «Асано» передала их в распоряжение местных ЯВМ. В самом отряде и в каждом его филиале в течение года обучалось по 450-500 разведчиков и диверсан­тов из числа русских белоэмигрантов, проживавших на оккупированной японцами территории Маньчжурии (см. том 1 настоящего сборника, документ № 46; том 2, документы № 372, 561).

Проводится интенсивная подготовка диверсионно-разведыватель­ных кадров в массовом масштабе за счет русских белоэмигрантов в спе­циальных школах;

Диверсионно-разведывательные отряды из народностей Севера яв­ляются действующим резервом, который не только постоянно обучает­ся, но и практически используется в карательных операциях против партизан.

[...]

Выводы:

1. Японские разведывательные органы в Маньчжурии продолжали активизировать свою деятельность против СССР, проводя ее по линии:

а) массовой заброски своей агентуры для разведки интересующих их направлений и объектов на нашей территории;

б) подготовки и использования квалифицированной агентуры, на­правления ее на оседание на нашей территории;

в) усиления деятельности по массовой подготовке диверсионно-раз­ведывательных резервов из числа русских белоэмигрантов и изменни­ков Родине для действий в тылу Красной Армии на военное время;

г) организации войсковой разведки путем наблюдения за нашей тер­риторией.

2. Основное внимание разведывательные органы уделяли:

а) разведке частей Красной Армии, оборонительных сооружений, под­разделений пограничных войск и военных объектов, расположенных в рай­онах пограничной полосы и в первую очередь на операционных направле­ниях и на стыке войск Забайкальского и Дальневосточного фронтов;

б) созданию агентурного аппарата на нашей территории путем вы­сылки квалифицированных агентов и вербовки граждан СССР.

3. Японской разведкой созданы значительные диверсионно-разве­дывательные резервы, которые в любое время могут быть использованы против СССР.

Начальник 2-го отдела 1-го Управления ГУПВ НКВД СССР

полковник Курганов'

ЦА ФСБ России

1 Курганов Иван Семенович (1902-?), полковник (1943). В органах безопасно­сти с 1924 г. С мая 1941 г. — начальник 2-го отделения 2-го отдела Оперативно-разведывательного управления ГУПВ НКВД СССР, с февраля 1942 г. — заместитель начальника 2-го отдела 1-го Управления ГУПВ НКВД СССР. С мая 1942 г. — врид начальника, потом начальник 2-го отдела 1-го Управления ГУПВ НКВД СССР (он же заместитель начальника 1-го Управления ГУПВ). С марта 1947 г. — в резерве офицерского состава войск МВД СССР. С августа 1947 г. — начальник 1 -го Управле­ния ГУПВ МВД СССР. С января 1951 г. — начальник 1-го отдела, он же заместитель начальника штаба ГУПВ МГБ СССР. В августе 1952 г. уволен в отставку по ст. 60 п. «б» (по болезни).

Изучение подрывной деятельности японской разведки в годы Второй мировой войны, проведенное одним из авторов — составителей сборника в послевоенные годы, дает основание сделать заключение, что содержание документов довольно объективно освещает затронутые в них вопросы, что свидетельствует о высокой квалификации сотрудников погранвойск, отве­чавших за безопасность нашего государства на Дальнем Востоке в тот пе­риод.

№1849

ИЗДОКЛАДНОЙЗАПИСКИУНКГБПО КРАСНОДАРСКОМУКРАЮ02/42957В5-йОТДЕЛ 2-гоУПРАВЛЕНИЯНКГБСССРОБАГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНОЙРАБОТЕПОМУСУЛЬМАНСКОМУ ДУХОВЕНСТВУ,НАХОДИВШЕМУСЯНАСЛУЖБЕ УНЕМЕЦКИХОККУПАНТОВ'

21 апреля 1944 г.

Деятельность мусульманского духовенства в Краснодарском крае2 распространена только в Адыгейской автономной области, населенной в основном адыгейцами.

Оккупировав Адыгейскую область3, немцы пытались привлечь на свою сторону и использовать мусульманское духовенство, с помощью которого они хотели поднять адыгейцев на вооруженную борьбу с Со­ветской властью и укрепить фашистский режим на оккупированной ими территории.

С этой целью немецкие оккупанты, прежде всего, проводили линию «на возрождение» ислама, всех мусульманских религиозных традиций и обрядов.

Прикрываясь обманной декларацией, что германская армия пришла на Кавказ как «освободительница» от «гнета большевиков», немецкое командование, используя свои органы пропаганды и привлекая на свою сторону мусульманское духовенство, внушало населению Адыгеи, что оно имеет своею целью вернуть горцам их священную религию.

В этом направлении немцы проводили широкие мероприятия по от­крытию мечетей в аулах Адыгеи, которые еще задолго до оккупации

1 См. том 4 настоящего сборника, документ № 1619.

2 Краснодарский край был освобожден в ходе Краснодарской операции, прово­дившейся с 9 февраля по 16 марта 1943 г.

3 Оккупация немецкими войсками Адыгейской автономной области произошла 10 августа 1942 г. Освобождена войсками Красной Армии совместно с партизанами в ходе Битвы за Кавказ — 29 января 1943 г.

прекратили свою деятельность, а мусульманское духовенство, или лица его заменявшие, в подавляющем большинстве перешли на работу в со­ветские организации и колхозы.

Начало этому было положено тем, что в августе 1942 года замести­тель шефа команды СД-11 Магер1 вызвал к себе жителя города Майко­па — инженера механизации сельского хозяйства адыгейца Куадже Мус­су Исхаковича (арестован) и предложил ему написать обзор историчес­кого прошлого адыгов, с отражением в нем нравов, религиозных тради­ций и обычаев. А затем, при вторичном вызове, Магер в письменной форме предложил Куадже немедленно приступить к ремонту и откры­тию в областном центре Адыгеи — Майкопе мечети, что последним и было сделано2.

Однако в этом мероприятии (открытии мечети в Майкопе) немец­ким командованием было проявлено неприкрытое кощунство, т. к. в зда­нии мечети вскоре была размещена одна из воинских немецких частей, и мечеть не функционировала.

Открытие мечетей в национальных районах Адыгеи немцы проводи­ли через своих ставленников: райбургомистров, старост сельуправ и по­лицию, которым прямо предлагалось — открывать во всех аулах мечети и проводить в них отправление религиозных служб.

Дело пошло до того, что в ряде аулов вводилось всеобщее обязатель­ное соблюдение мусульманских обрядов и традиций.

Так, в аулах Кошехабль, Адамий Красногвардейский район, Хатукай Шовгеновский район было принято решение объявлять «гнурами» (не­правоверными) и предавать немецким властям, как безбожников, всех лиц, пропустивших три раза подряд «джумгу» (обеденную молитву по пятницам), или не соблюдающих «рамазан» (пост).

Таким образом, по аулам Адыгеи немцами было открыто до 50 мече­тей, за счет закрытия колхозных клубов, школ, кинотеатров, амбулато­рий и других помещений общественного пользования.

1 Шефом разведывательной команды СД-11, созданной немцами сразу после оккупации г. Майкопа, являлся офицер германской армии Кубяк Эрих, а его замести­телем был офицер Магер, который одновременно занимал пост начальника экономи­ческого отдела. Эта карательная команда занималась массовыми арестами ни в чем не повинных советских граждан, их истязанием и уничтожением. За время оккупации г. Майкопа и прилегающих к нему станиц фашистами уничтожено свыше 2 тыс. мир­ных жителей. Руководители команды СД-11 активно использовали изменников Ро­дине в развитии военно-промышленного комплекса фашистской Германии. (См.: акт Краснодарской краевой комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников. Архив УКГБ Краснодарского края. Арх. № 842, ф. 8, группа 2, л. 1, 3.).

2 30 ноября 1943 г. следствие по делу М. И. Куадже было прекращено за недока­занностью обвинения. Он был освобожден из-под стражи.

В открытых мечетях отправление религиозной службы и обрядов проводили, главные образом, отдельное «почетные» старики, в большин­стве своем безграмотные, не разбирающиеся в чтении Корана, а лишь знавшие наизусть часть молитвы из него. Лишь только в крупных аулах, и то в единичных случаях, служителями мечетей являлись более гра­мотные эфенди и муллы. Однако это обстоятельство не мешало немцам использовать их в проведении своих мероприятий.

Немцы, в целях создания видимости покровительства исламу, при­влечения тем самым на свою сторону горских народов, проводили в г. Ставрополе так называемый «аграрный съезд горских народов», куда выезжали и представители Адыгеи.

На этом съезде ставился вопрос и о возрождении мусульманской религии.

Возвратившиеся делегаты со съезда проводили в аулах профашист­скую агитацию, в которой восхваляли германскую армию как защитни­цу ислама и народов Кавказа.

Помимо постановки вопроса о возрождении мусульманской рели­гии на «аграрном съезде» 20 ноября 1942 года с ведома немецких властей в ауле Тахтамукай было проведено межрайонное собрание всех эфенди и верующих мусульман, умеющих читать Коран. Съезд эфенди возгла­вил Паранук Ибрагим (осужден)1, в 1925 году избранный на съезде му­сульманского духовенства в Хатукаевском районе кадием. На совеща­нии Паранук дал указание всем эфенди об открытии в аулах мечетей, их

1 Паранук И. А. — служитель религиозного культа. Приговором военного трибу­нала войск НКВД Краснодарского края от 27 мая 1943 г. был признан виновным в том, что в период временной оккупации немецкими войсками Теучежского района по поручению немецких властей организовывал собрания граждан населенных пунктов района, на которых призывал их принимать активное участие в предстоящем «празд­новании» по поводу прихода немецких войск на Кубань. В своих выступлениях И. А. Паранук допускал антисоветские высказывания и на основании статьи 58-1 «а» УК РСФСР был осужден к 10 годам лишения свободы. Определением военного трибунала войск НКВД Северо-Кавказского округа от 27 апреля 1944 г. приговор военного трибунала войск НКВД Краснодарского края был переквалифицирован со статьи 58-1 «а» на статью 58-10 ч. II УК РСФСР. В остальной части приговор был оставлен в силе.

В ходе дополнительного расследования, проведенного в 1956 г., допрошенный в качестве обвиняемого И. А. Паранук признал себя виновным и показал, что с прихо­дом немцев ему было поручено ходить по аулам, собирать собрания и разъяснять населению задачи «праздника», проводимого в «честь» освобождения Кубани от боль­шевиков, что немецкие власти разрешают открыть церкви и свободно отправлять религиозные обряды.

В связи с тем, что осужденный являлся малограмотным, имевшим преклонный возраст, Президиум Краснодарского краевого суда своим постановлением от 30 де­кабря 1956 г. приговор военного трибунала войск НКВД Краснодарского края от 27 мая 1943 г. в отношении Паранука И. А. отменил и дело прекратил.

ремонте, а там где нет таковых — постройки новых, подборе на долж­ность эфенди грамотных верующих мусульман, умеющих читать Коран, организовать сбор средств на содержание эфенди, открыть краткосроч­ные курсы для подготовки учителей, могущих впоследствии обучать де­тей в религиозном направлении по новой азбуке, выработанной неким Кубовым Шабаном1(бежал с немцами) и оказывать помощь немецким властям.

В декабре 1942 года немцы, считая, что для создания добровольных национальных легионов почва уже подготовлена, прислали в Адыгею лидера националистического движения генерала Султан Гирея Клыча2, бывшего командира «дикой дивизии», в годы гражданской войны бе­жавшего за границу.

[...]

На собрании в ауле Хакуринохабль, хуторе Дорошенков и других местах, Султан Гирей Клыч, наряду с требованием укрепления мусуль­манской веры, настаивал на строгом наказании лиц, уклоняющихся от религиозных обрядов.

[...]

Султан Гирей Клыч восхвалял фашистские порядки в Германии, обе­щал роспуск колхозов, предлагал всемерно помогать немецкой армии не только материально, но и вооруженной силой, путем вступления моло­дежи в добровольческие национальные легионы.

Побывав в большинстве аулов Адыгеи Султан Гирей Клыч вместе с немецкими ставленниками написал немецкому командованию в Май­коп следующий документ:

«...Ввиду создавшегося положения на театре военных действий на Кавказе и обращения германского командования к кавказцам население Адыгеи просит немецкое командование поручить всеми уважаемому кня­зю Султан Гирею Клычу организовать черкесскую армию, которая под его руководством будет оказывать существенную помощь немецким войскам».

Под этим обращением эфенди Жажев и Меретуков (оба нами арес­тованы) старались собрать как можно больше подписей и после напра­вить немецкому командованию.

Несмотря на проведенную немцами большую работу в этом направ­лении, национальные формирования созданы не были, за исключением полиции в аулах и одиночек, ушедших с немецкими войсками.

[■■■]

С изгнанием немецких захватчиков с Кубани вместе с ними бежала и некоторая часть реакционного мусульманского духовенства.

[...]

1 Кубов Ш. — адыгейский фольклорист, поэт, композитор. В 1971 г. проживал в Соединенных Штатах Америки.

2 См. том 4 настоящего сборника, документы № 1356,1619.

Работу по мусульманскому духовенству ведем в направлении вскры­тия его контрреволюционной подпольной деятельности и агентуры про­тивника, оставленной в нашем тылу.

Зам. начальника УНКГБ Краснодарского края

полковник госбезопасности Геозелян1

Начальник 2-го отдела УНКГБ Краснодарского края

подполковник госбезопасности Калмыков2

ЦА ФСБ России

1850

ДИРЕКТИВАГЛАВНОГОУПРАВЛЕНИЯВОЙСКНКВД ПООХРАНЕТЫЛАДЕЙСТВУЮЩЕЙКРАСНОЙАРМИИ №15/10-002196НАЧАЛЬНИКАМВОЙСКНКВД ПООХРАНЕТЫЛАФРОНТОВОБУЛУЧШЕНИИ РУКОВОДСТВАБОЕВЫМИОПЕРАЦИЯМИПОБОРЬБЕ СБАНДИТИЗМОМ

22 апреля 1944 г.

Одной на важнейших задач войск НКВД по охране тыла является пресечение всякого рода антисоветских выступлений, проявлений бан­дитизма в тылу Действующей Красной Армии и изъятие организаторов и участников этих выступлений (ст. 2 «Инструкции по службе»).

Части войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского и 2-го Белорус­ского фронтов при выходе на освобожденную от противника террито­рию западных областей Украины столкнулись с активно действующей «Организацией украинских националистов» (ОУН) и многочисленны­ми вооруженными бандами так называемой «Украинской повстанчес­кой армии» (УПА)3.

1 Геозелян Гарегин Арутюнович (1903-?), полковник (1943). С августа 1941 г. — 1-й заместитель наркома внутренних дел Армянской ССР, с июля 1942 г. — замести­тель начальника 3-го отдела, он же начальник 1 -го отделения 3-го Управления НКВД СССР, с мая 1943 г. заместитель начальника 4-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР, с июля 1943 г. — заместитель начальника УНКГБ по Краснодарскому краю, с сентября 1945 г. — врио начальника УНКГБ по Краснодарскому краю, с ноября 1947 г. — начальник Управления охраны МГБ Юго-Восточной ж/д, с августа 1952 г. — и.о. заместителя начальника Управления охраны МГБ Оренбургской ж/д. Приказом КГБ № 754 от 21 сентября 1954 г. уволен по ст. 54 п. «е» (по служебному несоответ­ствию).

2 Калмыков Владимир Григорьевич. См. том 3 настоящего сборника, документ № 1245.

3 См. том 1 настоящего сборника, документы № 137, 181, 204, 222, 223, 249; том 2, документ № 489; том 3, документ № 863.

В результате мероприятий по их ликвидации, только за период ян­варь — март с.г. нашими частями разгромлено 65 банд групп. При этом было убито 960 и захвачено 613 бандитов, а в пунктах столкновений подобрано: 3 орудия, 280 винтовок, 41 автомат, более 60 тыс. патронов и другое военное имущество.

Проведенные операции показали, что наши войска в основном ус­пешно справляются с этой задачей. Офицеры, сержанты и рядовые проявляют высокое мужество и стойкость при боевых столкновениях с бандами.

Однако многие операции, даже и успешные по своим результатам, имели существенные недочеты. Некоторые операции были провалены. Все это явилось следствием двух основных причин, а именно:

а) организации операций не уделялось должного внимания, многие из них проводились без сколько-нибудь серьезной подготовки, особен­но без достаточной подготовки людей.

б) руководство и практическое проведение некоторых операций не было возглавлено ответственными и опытными офицерами. Руковод­ство штабов было недостаточным.

Из основных недочетов обращаю внимание на следующее: 1. Личный состав многих подразделений слабо обучен решительным и умелым действиям по розыску и ликвидации бандгрупп. Ему не пере­дан богатый опыт борьбы с бандами, накопленный нашими войсками за период Отечественной войны.

При боевых столкновениях бойцы и офицеры этих подразделений ведут себя недопустимо пассивно, ограничиваются только перестрелкой с дальних дистанций, активного преследования до полного уничтожения банд не ведут. Банды, пользуясь такой пассивностью и хорошим знанием местности, легко отрываются от наших подразделений и рассеиваются в лесах.

Вот некоторые из многих примеров: 103 отдельная маневренная груп­па (2-й Белорусский фронт) выполняла задачу по ликвидации банды. 20 марта 1944 года взвод автоматчиков мл. лейтенанта Шаховского, на­ходясь в районе с. Немовичи, заметил бегущую из села группу бандитов до 15 человек. Бандиты были обстреляны, но безрезультатно. Начатое после этого преследование велось взводом так вяло, что бандитам уда­лось скрыться в лес. Взвод преследовал банду всего лишь на протяжении одного километра и затем преследование прекратил.

16 февраля 1944 года истребительная группа в составе двух застав 1 сб 2 пп (1-й Украинский фронт), обнаружив появление скрывшейся банды, открыла по ней огонь и начала преследовать. Однако, огонь был организован плохо, а преследование велось настолько пассивно, что бан­дитам удалось быстро оторваться от ИГ. Командир же, лейтенант Щу-ков, не нашел в данной обстановке иного решения, как прекратить пре­следование. Банда беспрепятственно скрылась.

9 марта 1944 года истребительная группа 127 пп под командой капи­тана Беликова, столкнулась с бандой. В результате огневого боя часть бандитов была уничтожена (убито 6 и ранено 5 бандитов), а остальные беспрепятственно скрылись. Преследование организовано не было.

2. Предварительная и дополнительная войсковая разведка как при подготовке операции, так и в ходе их проведения не ведется, за неболь­шими исключениями.

3. Высылаемые на поиски или преследование банд войсковые груп­пы (ИО, ИГ, РПГ) не соблюдают необходимых мер маскировки и конс­пирации. В начале марта с.г. штаб войск НКВД по охране тыла 2-го Бело­русского фронта получил данные, что в районе с. Черная Бива скрывают­ся две банды численностью до 150 человек. Для ликвидации банд был выслан истребительный отряд в составе 146 человек.

Командир отряда к выполнению задачи отнесся не серьезно. Ника­кой разведки не организовал. Отряд двигался в район операции без дол­жной маскировки и конспирации. Бандиты, имея связи в селениях, бы­стро узнали о приближении отряда и своевременно скрылись.

4. Среди некоторой части офицерского состава имеют место недопу­стимые явления беспечности и факты грубой недисциплинированности: РПГ 16 пп (1-й Украинский фронт) вели розыск бандгруппы. 31 марта 1944 года из ее состава отстали и самостоятельно остановились на ноч­лег, расположившись в двух домах с. Нова-Алексинец, помощник на­чальника 11 заставы мл. лейтенант Бударев, сержант Колчанов и мл. сер жант Пузиков. В ночь на 1 апреля в дом, где спал Бударев, зашли банди­ты и, застав его спящим, отобрали оружие и документы, связали руки и под конвоем одного бандита отправили из селения. В пути Бударев, на­пав на конвоира, бежал.

Колчанов и Пузиков пропали без вести.

5. Отсутствие заботы о своевременном обеспечении подразделений, ведущих бой с бандгруппами, боеприпасами:

16 февраля 1944 года истребительный отряд 2 пп, под командой ст. лейтенанта Игнатова, успешно вел бой по ликвидации банды, численно­стью до 300 человек. Было убито 46 и захвачено 15 бандитов. Но в ходе боя отряд израсходовал боеприпасы и так как доставка их организована не была, он вынужден был прекратить преследование. Воспользовавшись этим, банда забрала раненых и скрылась.

6. Штабы войск по охране тыла фронтов результаты борьбы с банди­тизмом изучают слабо, опыта не обобщают, описаний не составляют. Слабо знают методы действий и тактику бандгрупп, плохо их изучают и не обобщают. Бойцов с тактикой бандитов не знакомят.

Следует указать, что штабы войск НКВД по охране тыла 1-го Укра­инского и бывшего 2-го Белорусского фронтов руководством операция­ми по борьбе с бандитизмом занимались слабо и не систематически, ог­раничиваясь по существу только регистрацией проведенных операций и составлением о них донесений.

7. Виновники провала отдельных операций к строгой ответственнос­ти не привлекаются.

8. Офицерский состав не проявляет необходимой творческой ини­циативы и мало работает над изысканием более действенных средств, форм и методов борьбы с бандитизмом.

Приказываю:

1. Все проведенные операции по борьбе с бандитизмом и враждеб­ным элементом глубоко и всесторонне изучить. Материалы операций обобщить, составив описания, и развернуть серьезное их изучение всем личным составом.

Дальнейшее обучение и воспитание личного состава строить на ос­нове полного использования накопленного боевого опыта.

Добиться, чтобы личный состав систематически и настойчиво обу­чался активным и решительным способам борьбы с бандитизмом.

Повседневно внушать людям презрение к пассивности и бездеятель­ности.

Потребовать от офицерского состава большей инициативы и личной активности. Повести решительную борьбу с беспечностью и недисцип­линированностью в его среде.

Не допускать провалов операций.

Любую операцию вести с полным напряжением всех сил и средств. Преследование бандитских групп доводить до полного их уничто­жения.

2. Повседневно и настойчиво учить офицерский состав активно до­бывать данные об обстановке и правильно их оценивать, активно вести разведку и успешно руководить преследованием и скоротечным боем.

3. Руководство боевыми операциями по ликвидации бандгрупп по­ручать тактически грамотным, инициативным и решительным офице­рам. Офицерский состав, посылаемый на операции, каждый раз тщательно инструктировать.

4. Обратить серьезнейшее внимание на предварительную тщатель­ную подготовку каждой операции. При первой к этому возможности (наличие данных и проч.) обязательно составлять план операции. В пла­не, как правило, предусматривать: силы и средства, задачи, руководство (конкретные лица), вопросы разведки, взаимодействие внутри части и с частями Красной Армии, органами НКВД-НКГБ, «Смерш» и местными советскими парторганами, материальное обеспечение, начало и конец операции и другие вопросы, вытекающие из условий конкретной обста­новки.

5. Каждый случай провала операции, неумелых действий личного состава, факты недостойного поведения при боевых столкновениях тща­тельно расследовать и виновных привлекать к строгой ответственности, вплоть до предания суду военного трибунала.

О принятых Вами мерах донести к 10 мая с.г. Получение настоящей директивы подтвердить.

Директиву разрешаю размножить из расчета по одному экземпляру на полк и довести ее до всего офицерского состава.

Начальник главного управления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии

генерал-майор Горбатюк

ЦА ФСБ России

Настоящая директива Главного управления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии была издана в условиях резкого проявления бандитизма на освобожденной от противника территории западных областей Украины. В ней обобщен опыт проведения операций по борьбе с бандитизмом войск НКВД по охране тыла 1-го Украинского и 2-го Белорусского фронтов, вскрыты недостатки и определены меры по улучшению руководства боевыми операциями.

Директива явилась руководящим документом для войск и сыграла важ­ную роль в вопросах улучшения планирования, подготовки и проведения опе­раций, более рациональном использовании в них сил и средств, улучшении взаимодействия внутри частей и частями Красной Армии, органами НКВД-НКГБ, «Смерш» и местными советскими и партийными органами, значитель­ном уменьшении случаев провала операций.

1851

СООБЩЕНИЕРЕЗИДЕНТУРЫНКГБСССР ОБАНГЛО-АМЕРИКАНСКИХПРОТИВОРЕЧИЯХ

26 апреля 1944 г.

Рузвельт намерен вскоре встретиться с Черчиллем, вероятно, на Бер­мудских островах. За последнее время разногласия между США и Анг­лией приняли очень серьезный характер. Речь идет о будущей морской торговле, гражданской авиации, нефти, соотношении между их валюта­ми. Американцы вытесняют англичан из Австралии, Новой Зеландии, Китая. Англия обеспокоена нефтяными планами американцев в Аравии, Иране, их видами на Северную Африку, Дакар.

Архив СВР России.

1852

СПРАВКАУКР«СМЕРШ»2-гоПРИБАЛТИЙСКОГО

ФРОНТА10ПРОВЕДЕННЫХМЕРОПРИЯТИЯХ ПОРОЗЫСКУАГЕНТУРЫРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ИКОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХОРГАНОВГЕРМАНИИ ЗАПЕРИОДС1МАРТАПО20АПРЕЛЯ1944г.

26 апреля 1944 г.

С целью розыска и изъятия шпионско-диверсионных кадров германс­кой разведки и прочего контрреволюционного элемента, скрывающегося в тылу фронта в марте 1944 года, на основных коммуникациях фронта и армий, местах дислокации отделов штабов складов, баз и на территории освобожденных районов действовало 83 оперативно-подвижных группы.

На 20 апреля с.г. количество оперативно-подвижных групп увеличе­но до 92. Кроме того, с целью розыска и опознания агентуры противника, 14 апреля с.г. по маршруту Бежаницы — Локня — Насва — Новосоколь-ники — Великие Луки — Торопец направлена оперативная группа под руководством оперативного работника с участием перевербованного аген­та немецкой разведки Воронова, обучавшегося в Стренческой и Валгов-ской разведывательных школах.

Среди гражданского населения освобожденных населенных пунктов в марте проведено дополнительно 68 вербовок агентов, проинструктиро­ванных по методам распознавания фиктивных документов и борьбы с вражеской агентурой.

Силами оперативно-подвижных групп и подразделений приданных органам «Смерш» проведена проческа 712 населенных пунктов и значи­тельного количества блиндажей бывшей обороны войск противника.

В Отделе контрразведки 1 Ударной Армии2 до 10 марта работала опе­ративная группа из числа работников Управления фронта, которая созда­ла оперативно-подвижные группы, провела с ними соответствующий ин­структаж и разработала маршруты их действий. Кроме того, группой заве­дено 4 розыскных дела на агентуру разведывательных органов Германии, имеющую родственные связи на территории дислокации армии, по кото­рым проведены соответствующие агентурно-оперативные мероприятия.

1 Войска 2-го Прибалтийского фронта в первом квартале 1944 г. совместно с Ленинградским и Волховским фронтами участвовали в Ленинградско-Новгородской операции (14 января — 1 марта), в результате которой была освобождена почти вся Ленинградская и часть Калининской областей. Войска Красной Армии вступили на территорию Эстонии.

2 Первая Ударная армия в составе 2-го Прибалтийского фронта находилась: 20 ноября 1943 г. — 1 февраля 1944 г.; 16 февраля — июнь 1944 г.; 16 октября 1944 г. — март 1945 г. Участвовала в Ленинградско-Новгородской, позже в Псковско-Остро-вской операциях и др.

На оперативных совещаниях начальников отделов Контрразведки дивизий и корпусов, со всем оперативным составом отделов «Смерш» армий и Управления фронта, проработана директива начальника Главного управления контрразведки, «Смерш» № Ю591 от 9 марта 1944 года, также еще раз проработаны основные инструкции об организации розыска.

Для оказания практической помощи в организации розыска агенту­ры противника и создания непроницаемости линии фронта для шпион -ско-диверсионных кадров в Отделы контрразведки «Смерш» 3 Удар­ной1и 22 армий2 командированы оперативные группы из числа квали­фицированных работников Управления фронта.

В местах вероятных проходов агентуры противника через командо­вание установлены дополнительные посты, засады и патрули, проведено дополнительное минирование и создание инженерных сооружений на переднем крае обороны.

Также командирована группа в Отдел контрразведки 3 кавалерийс­кого корпуса (рейдового), где организована работа по захвату докумен­тов и интересующих нас лиц в случае, если корпус будет оперировать в местах дислокации выявленных разведорганов противника.

Размножены и разосланы в Отделы контрразведки наиболее серьез­ных объектов (СПП, запасные полки и др.) краткие справочники по рас­познаванию фиктивных документов, фабрикуемых немецкой разведкой.

В результате осуществления указанных мероприятий за март задер­жано и подвергнуто соответствующей проверке и фильтрации 3094 че­ловек преимущественно бывших военнослужащих Красной Армии, на­ходившихся в немецком плену и проживавших на оккупированной тер­ритории, дезертиров и военнослужащих Красной Армии, отставших от своих частей на марше.

Весь задерживаемый контингент проверен по циркулярам Всесоюз­ного розыска и направлен на СПП, в ЗСП и штрафные подразделения, для прохождения дальнейшей службы.

Начальник Управления контрразведки «Смерш» 2-го Прибалтийского фронта

генерал-майор Железников

ЦА ФСБ России

Управление контрразведки «Смерш» 2-го Прибалтийского фронта, орга­низуя и проводя мероприятия по розыску агентуры противника на освобожден­ной территории, заблаговременно командировало своих представителей в под­

1 Третья Ударная армия в составе 2-го Прибалтийского фронта с 20 октября 1943 г. до декабря 1944 г. зимой и весной 1944 г. участвовала в наступлении на идрицком направлении.

2 22-я армия в составе 2-го Прибалтийского фронта с 20 октября 1943 г. уча­ствовала в Ленинградско-Новгородской, Старорусско-Новоржевской, Режицко-Двин-ской наступательных операциях.

чиненные отделы контрразведки: 1-й, 3-й Ударных и 22-й армий и 3-й кавале­рийский корпус и др. Здесь они оказали на местах практическую помощь в создании оперативно-подвижных групп, в осуществлении ими прочески насе­ленных пунктов и проведении фильтрации населения. Подобный подход, с использованием различных форм и методов в агентурно-оперативной работе, в том числе и войсковых (посты, засады, патрули), позволил органам контрраз­ведки фронта достичь определенных положительных результатов, о чем и под­тверждает настоящий документ.

1853

ИЗПРИКАЗАНАРОДНОГОКОМИССАРАВМФСССР

0042/СШОБУКОМПЛЕКТОВАНИИКУРСОВ ПОДГОТОВКИОПЕРАТИВНОГОСОСТАВАОТДЕЛОВ КОНТРРАЗВЕДКИ«СМЕРШ»КРАСНОЗНАМЕННОГО БАЛТИЙСКОГО,ТИХООКЕАНСКОГО ИЧЕРНОМОРСКОГОФЛОТОВ1

27 апреля 1944 г.

Для подготовки оперативного состава отделов контрразведки «Смерш» Краснознаменного Балтийского', Тихоокеанского и Черномор­ского флотов, —

приказываю:

1. Военным советам совместно с начальниками отделов контрраз­ведки «Смерш» Краснознаменного Балтийского, Тихоокеанского и Чер­номорского флотов укомплектовать курсантским составом курсы под­готовки оперативного состава согласно утвержденной мной разнарядке.

2. Курсантов на курсы подготовки отобрать из числа офицерского, старшинского и сержантского состава частей и соединений флота, авиа­ции и береговой обороны ВМФ, отвечающих следующим требованиям:

а) образование не ниже 7-летки;

б) возраст не моложе 20 лет и не старше 35 лет;

в) члены ВКП(б), кандидаты в члены ВКП(б) и члены ВЛКСМ;

г) по состоянию здоровья пригодные к оперативной работе.

3. За курсантами курсов подготовки на время учебы сохранить оклад содержания по ранее занимаемой должности, но не ниже 300 рублей и не выше 1200 рублей в месяц.

4. Комплектование курсов подготовки закончить к 15 мая 1944 года

Народный комиссар Военно-Морского Флота Союза ССР

адмирал Кузнецов

ЦА ФСБ России

1 См. том 3 настоящего сборника, документ № 946.

№1854

ИЗСПРАВКИУКР«СМЕРШ»ОТДЕЛЬНОЙПРИМОРСКОЙ

АРМИИ607/ЛОРЕЗУЛЬТАТАХОПЕРАТИВНО-ЧЕКИСТСКОЙРАБОТЫЗАВРЕМЯНАСТУПАТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙНАКРЫМСКОМПОЛУОСТРОВЕ1

27 апреля 1944 г.

В порядке реализации агентурных материалов, добытых нашей заф-ронтовой агентурой по Крымскому полуострову в период его оккупации немцами и румынами проведен ряд оперативных мероприятий по ро­зыску и изъятию агентуры противника, пособников и карателей.

Докладываю предварительные результаты данной работы по состоя-

нию на 25 апреля 1944 года. Разыскано и изъято:

Официальных сотрудников местных германских

контрразведывательных и карательных органов....................18 чел.

Агентов немецких военных разведывательных и

контрразведывательных органов («Абвер»)............................15 чел.

Агентов гестапо, СД и ГФП...........................................................59 чел.

Начальников отделов полиции....................................................3 чел.

Служащих полиции..........................................................................78 чел.

Активных карателей.........................................................................14 чел.

Начальников карательных отрядов.............................................3 чел.

Активных предателей и пбсобников...........................................448 чел.

Изменников, добровольцев германских войск.......................1011 чел.

Председателей фашистских, мусульманских комитетов2......3 чел.

Членов фашистских, мусульманских комитетов..................6 чел.

Представителей т. н. русского комитета и лично

изменника Власова при командующем 17 немецкой армии .. 2 чел.

Бывших военнослужащих Красной Армии длительное время

проживавших на территории противника и подозрительных

по принадлежности к агентуре и пособничеству.................... 1204 чел.

1 Наступательная операция на Крымском полуострове проводилась с 8 апреля по 12 мая 1944 г. В ней принимали участие войска 4-го Украинского фронта (генерал армии Ф. И. Толбухин) и Отдельной Приморской Армии (генерал армии А. И. Ере­менко) во взаимодействии с Черноморским флотом (адмирал Ф. С. Октябрьский) и Азовской военной флотилии (контр-адмирал С. Г. Горшков). Боевые действия на Крымском полуострове закончились полным разгромом немецко-фашистской 17-й армии. Ее потери только на суше составили 100 тыс. человек, в том числе свыше 61 580 пленными. Противник лишился важнейшей стратегической оборонительной позиции на Черном море. Улучшились условия для наступления Красной Армии на Балканы и освобождения народов Юго-Восточной Европы от гитлеровских окку­пантов.

См том 3 настоящего сборника, документ № 141 (трофейный).

13'

363

Солдат противника, скрывавшихся в горно-лесистой

местности Крыма......................................................................

Офицеров немецкой контрразведки.................................

Офицеров румынской контрразведки..............................

Немец-палач...............................................................................

113 чел.

1 чел.

2 чел. 1 чел.

Кроме того:

установлена деятельность, ранее нам неизвестного германского кон­трразведывательного органа «Геркулес»1, сформированного из старых белоэмигрантов, прибывших из Болгарии;

разыскан документальный материал, свидетельствующий о созда­нии немцами в Крыму русской фашистской организации, именовавшейся «Партия истинно русских людей». Получены данные о составе руково­дящего крымского центра данной организации. Получена программа дей­ствий данной организации;

добыт документальный материал (записи известного германского агента Хмырова2) о личном составе, агентуре и структурном построении следующих германских разведывательных и контрразведывательных органов: «Марине-Абвер» — МБО (Черного моря), абверкоманда капи­тан-лейтенанта Ноймана, абверкоманда обер-лейтенанта Цирке3, абвер-команда-3204, абверкоманда-301, ГФП 6475;

произведены тщательные обыски и осмотры помещений германских разведывательных и контрразведывательных органов в Крыму: МБО, Крымского подцентра румынской контрразведки, абвергруппа-106, Фе­одосийской школы германской разведки, ГФП в г. Симферополе. Добыт ряд материалов по личному составу и деятельности этих органов;

1 «Геркулес» — условное наименование абвергруппы-302, действовавшей при 17-й немецкой армии.

2 Хмыров (Филиппов, Филинский) Леонид, Алексей, Григорий Васильевич — клички «Филя», «Филин», «Хвиля» — обер-лейтенант, преподаватель подрывного дела в разведывательно-диверсионной школе в м. Вано-Нурси. Впоследствии пере­веден в абверкоманду-106, где на разведывательных курсах преподавал организацию и структуру Красной Армии.

3 Правильное название «Марине абвер айнзатцкомандо» (команда морской фрон­товой разведки) капитан-лейтенанта Ноймана. Этот разведорган являлся мельдекоп-фом (передовым отрядом) абверкоманды «Нахрихтенбеобахтер», сокращено НБО. Таким же передовым отрядом НБО являлась «Марине абвер айнзатцкомандо», кото­рую возглавлял обер-лейтенант Цирке (бывший офицер армии Юденича). Обе айн-затцкоманды вели опрос военнопленных и забрасывали свою агентуру в советский тыл. Кроме того, команда капитан-лейтенанта Ноймана, продвигаясь с частями не­мецкой армии, собирала документы с уцелевших и затонувших судов, в учреждениях советского флота (см. том 4 настоящего сборника, документы № 1621, 1667).

4 Речь идет об абвергруппе-320 абверкоманды-301 (абверкоманды-320 не суще­ствовало).

5 647-я группа ГФП действовала при 11 -й, а затем 8-й немецкой армии на терри­тории Крымской области.

выявлено и взято на учет в населенных пунктах Крыма связей со­трудников и агентуры германских разведывательных и контрразведыва­тельных органов 153 человека.

Примечание: Арестованные и задержанные частично переданы на места органам НКГБ, частично отконвоированы на армейский сборно-пересыльный пункт и в запасной полк, а также в лагерь НКВД для их дальнейшей более тщательной проверки и фильтрации.

Начальник УКР «Смерш» Отдельной приморской армии

генерал-майор Белкин

ЦА ФСБ России

1855

СООБЩЕНИЕРЕЗИДЕНТУРЫНКГБСССР ОБАНГЛО-АМЕРИКАНСКИХПЕРЕГОВОРАХ ВВЕЛИКОБРИТАНИИ,КАСАЮЩИХСЯПОИСКАПУТИ РАЗРЕШЕНИЯРАЗНОГЛАСИЙМЕЖДУАНГЛИЕЙИ СШАНАБЛИЖНЕМИСРЕДНЕМВОСТОКЕ1

27 апреля 1944 г.

1. По вопросу Палестины обе стороны пришли к соглашению, что ни одна страна не должна предпринимать ничего такого, что может поме­шать усилиям союзников. Практически это означает, что американцы согласились с МИД Англии в необходимости не делать в настоящее вре­мя никаких уступок сионистам, поскольку такой шаг может вызвать вос­стания арабов в Палестине и в других арабских странах, что отвлечет военные силы союзников для подавления восстаний.

Эта точка зрения поддерживается министерством по делам колоний и военным министерством Англии, а также военным министерством США.

Вместе с тем, Черчилль намерен при определенных обстоятельствах уступить требованиям сионистов в вопросе создания еврейского госу­дарства в Палестине и отказаться от проарабской политики, изложенной в Белой книге английского правительства в 1939 году. Рузвельт благо­склонно относится к позиции Черчилля, хотя считает этот вопрос чисто британской проблемой. Поэтому Форин оффису приходится вести по­стоянную борьбу с Черчиллем, с тем чтобы его позиция не оказывала

1 Переговоры вел советник госдепартамента США по вопросам Ближнего Вос­тока Уэллес Мэррей со своим английским коллегой М. Петерсоном и другими работ­никами Форин оффиса, занимавшимися вопросами данного региона.

влияния на английское правительство в сторону принятия им просиони­стской политики, неприемлемой для арабов. Теперь МИД Англии зару­чился поддержкой Мэррея в борьбе против позиции Черчилля в палес­тинском вопросе.

2. По вопросу о Саудовской Аравии обе стороны согласились с тем, что Великобритания проявляет к этой стране особый интерес из-за ее стратегической позиции на средиземноморских путях из метрополии в Индию, а интерес американцев к этой стране связан с крупными капита­ловложениями в ее нефтяные источники. В прошлом между англичана­ми и американцами существовало определенное соперничество в деле оказания влияния на Ибн Сауда1, в частности, в финансовом и военном вопросах. Так, англичане предоставляли Ибн Сауду денежные субсидии, в то время как американцы передавали ему взаймы или в аренду серебро. С другой стороны, сам Ибн Сауд обратился к правительствам обеих стран с просьбой прислать ему вооружение и военных советников. Мэррей и Петерсон2 договорились, что Англия и США должны разрешить пробле­му своих взаимоотношений с Саудовской Аравией путем заключения совместного соглашения.

3. По вопросу о Бахрейне, этом главном острове в группе островов Персидского залива, Мэррей заявил, что, ввиду большого притока на Бахрейн американцев в связи с развитием там нефтедобычи, американ­ское правительство считает необходимым иметь на острове своего кон­сула.

Петерсон ответил, что, согласно существующим договорам, Вели­кобритания несет ответственность за ведение внешних сношений всеми княжествами на южном побережье Персидского залива и имеет возмож­ность осуществлять юридическую власть над всеми проживающими там иностранцами. Если англичане согласятся принять американского кон­сула, тогда придется допустить от них консула в другую страну, которая будет вести интриги и нарушать политический мир.

Мэррей неохотно согласился снять свою просьбу, но при условии, что американский консул в Дахране на побережье Саудовской Аравии будет иметь возможность посещать Бахрейн и что должна быть разрабо­тана какая-то система, разрешающая американцам вмешиваться в раз­бор таких дел, в которых замешаны американцы.

4. По вопросу об Иране Мэррей и Петерсон пришли к соглашению, что оба правительства имеют в Иране такие же интересы, как и в Саудов­ской Аравии. В интересах обоих правительств необходимо координиро­вать их политику в отношении этой страны.

1 Ибн Сауд Абд аль-Азиз ибн Абд-ар-Рахман аль-Фейсал аль-Сауд — король Саудовской Аравии в 1932-1953 гг.

2 Петерсон, Морис Драманд — в 1942 г. заместитель министра британского МИД, в 1944 г. — посол в Анкаре.

Мэррей затронул вопрос о политике СССР по отношению к Ирану, заявив, что в некоторых случаях поведение русских является возмути­тельным. В качестве примера он сослался на договор о снабжении СССР боеприпасами, по которому иранское правительство согласилось опла­тить всю стоимость завода боеприпасов, продукция которого должна про­даваться СССР.

Мэррей и Петерсон договорились о том, что английское и американ­ское правительства должны попытаться втянуть СССР в согласованную политику в Иране в отношении экономических, финансовых и военных вопросов.

Примечание агента. По словам Хилари Янга1, одного из экспертов МИД Англии по Ирану, у англичан мало надежды на более тесное со­трудничество с русскими, которые твердо придерживаются своей соб­ственной политики в Иране. Однако теперь будет значительно меньше трений между англичанами и американцами, так как последний амери­канский посланник в Иране Дрейфус2, который относился исключитель­но подозрительно к намерениям англичан в Иране, отстранен от работы. МИД Англии старается по возможности добиваться назначения в иран­ское правительство американских советников, поскольку английское правительство не может назначать своих советников, ибо в противном случае русские могут потребовать назначения соответствующего коли­чества русских советников при иранском правительстве. Назначение доктора Мильспо3 финансовым советником, полковника Шварцкопфа4 советником в жандармерию, а членов американской военной миссии советниками при персидской армии было осуществлено при участии Форин оффиса. Ввиду подозрительности русских к англичанам, прак­тически американцы в отношении англичан в Иране играют роль «зас­лонной лошади» (охотничий термин — прим. пер.).

5. По вопросу о Сирии. Хотя обе стороны пришли к выводу, что меж­ду американцами и англичанами противоречий в Сирии нет, однако Мэррей заявил, что американское правительство не намерено поддер­живать признание англичанами особого положения французов в Сирии и Леванте, о котором говорится в переписке между Литтлтоном5 и де Голлем в 1941 году.

1 Янг Хилари — с 1940 г. — атташе при дипломатической миссии Великобритании в Тегеране.

2 Дрейфус Луис Г. — руководитель дипломатической миссии США в Тегеране в 1939-1940 гг. и 1942-1944 гг. и в Афганистане в 1940-1942 гг.

3 Мильспо Артур Честер — в 1943-1946 гг. глава американской финансовой миссии в Иране.

4 Шварцкопф Норман — глава американской миссии для реорганизации иранс­кой жандармерии.

5 Литтлтон Оливер — в момент обмена письмами в июле 1941 г. был министром без портфеля. До июня 1941 г. являлся английским министром-резидентом на Ближ­нем и Среднем Востоке. С марта 1942 г. по 1944 г. министр промышленности и член военного кабинета Англии

Примечание агента. Переговоры помогут уменьшить англо-американ­ские трения на Среднем Востоке по крайней мере на ближайшее время. Однако трения между Великобританией и США по основным вопросам Среднего Востока останутся, так как Великобритания глубоко внедри­лась в Иран, Палестину и другие страны региона, находится там в более благоприятном положении, чем США, и поэтому американцам труднее отстаивать свои интересы на Среднем Востоке несмотря на то, что они обладают большими ресурсами.

Архив СВР России.

Документ свидетельствует о серьезных противоречиях между Великобри­танией и США, которые имели место в 1944 году на Ближнем Востоке. Что же касается политики союзников в отношении СССР, то она не вызывала разно­гласий — изолировать его влияние даже в Иране, где воинские контингенты Англии и Советского Союза размещались по взаимной договоренности с авгу­ста 1941 года.

1856

ПРИКАЗНКВДСССР00499ОБОТБОРЕ ОФИЦЕРСКОГОИСЕРЖАНТСКОГОСОСТАВА ИЗВОЙСКНКВДДЛЯУКОМПЛЕКТОВАНИЯОТДЕЛОВ КОНТРРАЗВЕДКИНКВД«СМЕРШ»

28 апреля 1944 г.

Для укомплектования отделов контрразведки НКВД «Смерш» вновь формируемых частей и соединений войск НКВД — ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Начальникам отделов контрразведки НКВД «Смерш» охраны тыла фронтов, пограничных и внутренних округов войск НКВД, совместно с начальниками управлений войск в декадный срок отобрать из числа офи­церского и сержантского состава 500 человек по прилагаемому плану1.

2. Отбору подлежат лица из числа лучших офицеров и сержантов, в возрасте от 21 до 30 лет, члены и кандидаты ВКП(б) и члены ВЛКСМ, имеющие образование не ниже 7 классов, физически здоровые.

3. Отобранный личный состав впредь до его назначения на штатные должности — использовать на работе в отделах контрразведки НКВД «Смерш» фронтов, округов, дивизий, бригад и пограничных отрядов в качестве практикантов и содержать их за счет сметы войск НКВД, по ставкам оперативных уполномоченных отделов контрразведки НКВД «Смерш» дивизий, погранотрядов и полков.

4. Зачисление отобранных на вакантные должности в отделы контр­разведки НКВД «Смерш» производить с санкции отдела кадров НКВД СССР.

5. Начальнику Управления военного снабжения НКВД СССР гене­рал-лейтенанту интендантской службы тов. Вургафт зачислить отобран­ный состав, в количестве 500 человек на все виды довольствия и обеспе­чения.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР

генеральный комиссар государственной безопасности Берия

ЦАВВ МВД РФ. Ф. 1. On. 2с. Д.83. Лл. 37-38.

1857

ИЗДИРЕКТИВЫНАРОДНОГОКОМИССАРИАТА ВНУТРЕННИХДЕЛУССР58-аНАЧАЛЬНИКАМУНКВД

ОБАГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНЫХМЕРОПРИЯТИЯХ ПОВЫЯВЛЕНИЮМЕСТКОНЦЕНТРАЦИИБАНДОУН НАТЕРРИТОРИИРАЙОНОВИОБЛАСТЕЙРЕСПУБЛИКИ1

28апреля1944г.

В связи с проводимыми чекистско-войсковыми операциями на тер­ритории западных областей Украины и нанесения целого ряда решаю­щих ударов по подполью «Организации украинских националистов» (ОУН) и так называемой «Украинской повстанческой армии» (УПА) отдельные группы разгромленных банд всячески стараются проникнуть на территорию восточных областей, граничащих с западными, с целью своего укрытия от преследования и совершения террористических и диверсионных актов против представителей органов Советской власти.

Для успешной борьбы с этими группами банд

предлагаю:

[...]

5. В областных и районных центрах создать оперативно-боевые груп­пы из работников НКВД и милиции, придав им бойцов истребительно­го батальона, хорошо владеющих оружием. Персональный список бое­вых групп Вам надлежит утвердить лично.

6. Для оперативно-боевых групп из числа трофейного оружия выде­лить и закрепить дополнительное вооружение (пулеметы и винтовки с бо­еприпасами), а также средства передвижения: машины, подводы, лошади.

1 См. том 1 настоящего сборника, документы № 137, 181, 204, 222, 223, 249: том 2, документ № 489; том 3, документ № 863.

О мероприятиях по существу настоящей директивы докладывайте мне лично.

Народный комиссар внутренних дел УССР

комиссар госбезопасности 3-го ранга Рясной

ЦА ФСБ России

Выполняя требования настоящей директивы наркомата НКВД УССР, об­ластные управления НКВД принимали конкретные меры по активизации борь­бы с подпольными бандитскими национальными формированиями ОУН-УПА и недопущению их проникновения из западных районов на территорию вос­точных областей. В областных и районных центрах создавались оперативно-боевые группы из работников НКВД и милиции, широко привлекались бойцы истребительных батальонов. В сельской местности для этих целей вербова­лась агентура из числа лиц, профессиональная деятельность которых была связана с лесами, полями, дорогами, паромными переправами, телефонными линиями и энергосетями и др.

Народный комиссариат внутренних дел Украины, организуя и проводя работу по борьбе с бандами ОУН-УПА, тесно взаимодействовал с наркоматом НКГБ республики, с органами «Смерш», войсками НКВД по охране тыла Дей­ствующей Красной Армии, войсками внутренних войск НКВД Украинского округа, командованием войск Украинского пограничного округа, руководите­лями партизанских соединений и отрядов, частями Красной Армии, партий­ными и советскими организациями.

1858

ИЗДОКЛАДНОЙЗАПИСКИУНКГБСССР ПОЛЕНИНГРАДСКОЙОБЛАСТИ10298ВНКГБСССР ОРАБОТЕВТЫЛУПРОТИВНИКАСИЮЛЯ1942г. ПОАПРЕЛЬ1944 г.

30апреля 1944 г.

Агентурно-оперативная работа 4 отдела Управления НКГБ по Ле­нинградской области на территории временно захваченной противни­ком проводилась в направлении:

а) Внедрения нашей агентуры в разведывательные и контрразведы­вательные органы противника с целью изучения и перехвата линии их работы, выявления и уничтожения вражеской агентуры.

б) Насаждения разведывательно-диверсионных резидентур из мес­тных жителей на основных коммуникациях и военно-стратегических объектах противника для проведения активной агентурно-разведыва-тельной и диверсионной работы.

в) Внедрения нашей агентуры в административно-хозяйственный и полицейский аппарат органов местного самоуправления временно окку­пированных районов, с целью его разложения и срыва военно-хозяй­ственных и политических мероприятий оккупационных властей, выяв­ления предателей, изменников Родины, активных пособников оккупан­тов и их физического уничтожения.

г) Засылки агентуры в «Русский комитет» и «Русскую освободи­тельную армию» с задачами осуществления специальных мероприятий над «Вороном»1 и другими лидерами «Комитета», разложения подраз­делений «Русской освободительной армии» и перевода их на сторону партизан.

д) Засылки агентуры в Прибалтику и создания на территории Эстон­ской и Латвийской союзных республик баз агентурно-оперативной ра­боты.

Летом 1942 года с санкции НКВД СССР при партизанских брига­дах, действовавших на территории оккупированных районов Ленинг­радской области, были созданы оперативные группы 4 отдела УНКГБ ЛО.

В каждую из оперативных групп было включено по 5 -6 человек ра­ботников УНКГБ ЛО, начальниками оперативных групп были назначе­ны квалифицированные оперативные работники 4 отдела.

В августе — сентябре 1942 года на самолетах было выброшено в тыл противника 4 оперативные группы в 1, 2, 3 и 4 партизанские бригады. С каждой оперативной группой было выброшено по 1-2 радиста для обес­печения постоянной связи с Ленинградом и для руководства их работой

Всего в этот период времени было выброшено в тыл противника 16 че­ловек оперативных работников и 7 радистов.

Созданные оперативные группы использовали партизанские брига­ды как физическое прикрытие для осуществления агентурной, разведы­вательной и контрразведывательной работы.

Имея прикрытие в виде групп вооруженных бойцов, оперативный состав получил возможность совершать рейды к основным коммуника­циями противника, к пунктам дислокации его штабов, гарнизонов, баз и различных складов.

За время этих рейдов проводились вербовки местных жителей и военнопленных, создавались разведывательные и диверсионные рези-дентуры, выявлялись и уничтожались предатели, изменники Родины и вражеская агентура, внедрялась наша агентура в органы разведки и кон­трразведки противника, в карательно-полицейские отряды, гарнизоны «Русской освободительной армии».

Кроме того, в расположение оперативных групп 4 отдела при парти­занских бригадах выбрасывались прошедшие специальную подготовку в Ленинграде и в г. Боровичи разведывательные, диверсионные группы, а

1 Речь идет о предателе А. А. Власове.

также квалифицированные резиденты-вербовщики, работой которых они на месте руководили.

[...]

Наличие постоянной радиосвязи обеспечивало своевременную ин­формацию УНКГБ ЛО и командование Ленинградского, Волховского и Северо-Западного фронтов о результатах работы оперативных групп и позволяло повседневно руководить ими.

[...]

Характер боевых действий партизанских бригад, частые каратель­ные экспедиции против них, постоянное блокирование района их дей­ствия воинскими гарнизонами противника значительно снижали, а иног­да срывали планомерное проведение агентурной работы.

Это обстоятельство вызвало необходимость создания в тылу про­тивника самостоятельных агентурно-оперативных баз 4 отдела УНКГБ ЛО.

В августе — сентябре 1943 года УНКГБ ЛО было создано 3 самосто­ятельных оперативных базы, действовавших в тылу противника на тер­ритории временно оккупированных районов Ленинградской области.

Перед оперативными базами была поставлена задача:

1. Вербовка агентуры среди местного населения, работников разве­дывательных, контрразведывательных и административных органов про­тивника, а также антисоветских организаций.

2. Организация крупных диверсионных актов.

3. Организация специальных мероприятий в отношении представи­телей немецкого командования и руководителей антисоветских форми рований.

4. Прием агентуры из Ленинграда и организация продвижения ее по заданному маршруту для выполнения поставленных задач.

5. Вербовка агентуры и направление ее на оседание в Эстонию и Латвию. Каждая из созданных баз представляла группу квалифицированных

оперативных работников, с хорошо вооруженным отрядом физического прикрытия, причем каждый оперативный работник базы для проведения самостоятельной агентурно-оперативной работы был обеспечен радистом.

Личный состав созданных баз тщательно отбирался из числа прове­ренной агентуры и использовался как физическое прикрытие, обеспечи­вавшее проведение агентурных мероприятий оперативными работника­ми базы.

Первая оперативная база была сформирована в августе 1943 года.

Оперативная группа базы состояла из 10 человек квалифицирован­ных оперативных работников, 11 человек радистов и 180 человек агенту­ры, проверенной на боевой работе в тылу противника.

После тщательной военной и специальной подготовки личный состав первой оперативной базы в первой половине сентября 1943 года был де­сантом выброшен в Полновский район Ленинградской области в заранее разведанные и подготовленные к приему десанта пункты выброски.

Успешно развернув агентурную, разведывательную и диверсионную работу, первая оперативная база охватила своей деятельностью основ­ные железнодорожные и шоссейные коммуникации, районные центры и крупные населенные пункты в треугольнике Псков — Луга — Нарва, а также в Эстонии.

Кроме этого, оперативной базой проводилась работа по выявлению вражеской агентуры, предателей и изменников Родины, а также по за­сылке в Прибалтику и глубокий немецкий тыл ценной агентуры из числа перевербованных видных фашистских ставленников.

Выполнив возложенные задачи, первая оперативная база в связи с освобождением района ее действия частями Красной Армии в феврале 1944 года, при незначительных потерях из личного состава отряда и од­ного оперативного работника вышла в советский тыл.

Вторая оперативная база была создана в октябре 1943 года на террито­рии Кингисеппского и Волосовского районов Ленинградской области.

База организовалась на основе боевого отряда в количестве 100 че­ловек, созданного из числа местных жителей и военнопленных резиден­том-вербовщиком «Соколом», выброшенным в тыл противника в сен­тябре 1943 года.

Для руководства оперативной работой на созданную «Соколом» базу было выброшено 2 оперативных работника, 4 радиста и 10 человек ква­лифицированной агентуры.

За время существования вторая оперативная база проводила разве­дывательную и диверсионную работу на коммуникациях в Волосовском и Кингисеппском районах, особенно в период наступательных операций войск Ленинградского фронта.

В начале февраля 1944 года весь состав второй оперативной базы вышел в советский тыл.

Третья оперативная база была создана в октябре 1943 года и действо­вала по март 1944 года во временно оккупированных Дновском, Солец-ком, Шимском и Волотовском районах Ленинградской области.

Формировалась она на основе выброшенной в тыл противника с за­дачей выполнения специальных мероприятий над «Вороном» группы «Расплата», которая затем выросла в отряд в 160 человек.

В район действия группы «Расплата» было направлено 2 оператив­ных работника, которые возглавили агентурно-оперативную и диверси­онную работу базы.

В процессе своей работы оперативная база через приобретенную аген­туру из числа местных жителей, имеющих доступ в административно-хозяйственные органы, воинские части и к военно-промышленным объек­там противника, провела ряд крупных диверсионных актов.

В начале марта 1944 года весь личный состав оперативной базы вы­шел в советский тыл.

Одновременно с созданием оперативных групп при партизанских бригадах и самостоятельных агентурных баз, 4 отделом проводилась

специальная подготовка радистов, разведывательно-диверсионной аген­туры и квалифицированных резидентов-вербовщиков.

[...]

Всего в школах за период с июня 1942 года по март 1944 года подго­товлено до 200 квалифицированных радистов для работы в тылу про­тивника.

Для подготовки диверсионно-разведывательных групп и агентов-вербовщиков в Ленинграде и в Боровичах была создана сеть специаль­ных конспиративных квартир.

Диверсионно-разведывательные группы обучались топографии, мас­кировке на местности, стрельбе из немецкого и отечественного оружия, подрывному делу, пользованию парашютом. Особое внимание в процес­се подготовки уделялось изучению обстановки в тылу противника, ре­жима, созданного в оккупированных районах области для местного насе­ления, и методов агентурно-разведывательной и диверсионной работы.

В связи со стабилизацией линии фронта и отсутствием возможнос­ти переброски агентуры по «зеленой тропе», выброска агентуры в тыл противника стала проводиться исключительно с помощью авиации.

Перед каждой перебрасываемой в тыл противника разведыватель­но-диверсионной группой ставились конкретные задачи, определялся радиус ее действия.

Как правило, выбрасываемые в тыл противника диверсионно-разве­дывательные группы снабжались рациями типа «Север».

С группами, которые раций не имели, обуславливался радиус действия и способы связи, а также отрабатывался маршрут выхода в советский тыл или в расположение оперативных групп при партизанских бригадах.

Все диверсионно-разведывательные группы, оперировавшие в окку­пированных районах области, за исключением некоторых, действовав­ших по заданию командования фронтов в прифронтовых районах, по выполнении основной задачи направлялись на выход в расположение оперативных групп при партизанских бригадах и в распоряжение опера­тивных баз, под руководством которых проводили дальнейшую дивер­сионно-разведывательную деятельность1.

Отдельные агентурные группы выбрасывались в районы области, ко­торые не охватывались работой оперативных групп при партизанских бригадах и наших оперативных баз.

Это дало возможность осуществлять разведывательную и диверси­онную работу по всей оккупированной территории Ленинградской об­ласти и на всех важнейших стратегических железнодорожных и шоссей­ных коммуникациях.

Всего было подготовлено 4 отделом УНКГБ ЛО и выброшено в тыл противника:

1. Оперативных работников УНКГБ ЛО — 50 чел.

2. Диверсионно-разведывательных групп — 186. Общее количество людей в них — 1090 чел.

в том числе радистов — 135.

3. Агентов-маршрутников со специальными заданиями — 726. Работа по линии «Русского комитета» и «Русской освободительной

армии» проводилась в направлении:

1. Организации специальных мероприятий над руководителем «Ко­митета» — «Вороном».

2. Разложения формирований «РОА», дислоцировавшихся на тер­ритории временно оккупированных районов Ленинградской области.

В соответствии с утвержденным планом специальных мероприятий по агентурной разработке «Ворон», оперативным группам и агентурным базам, действовавшим в тылу противника, были даны указания:

а) обеспечить агентурное наблюдение за пунктами формирования «Русской освободительной армии» на территории временно оккупиро­ванных районов Ленинградского области и местами возможного появ­ления «Ворона» для организации в отношении его специальных мероп­риятий;

б) внедрять нашу агентуру во власовские формирования с целью их разложения и задачей организации «Т» над «Вороном» и другими чле­нами «Русского комитета».

[...]

Одновременно 4 отделом УНКГБ Л О, оперативными группами при партизанских бригадах и агентурными базами проводилась посылка спе­циально подготовленной агентуры с задачами внедрения в «Русский ко­митет» и власовские формирования для организации специальных ме­роприятий над «Вороном» и другими лидерами «Русского комитета».

В том числе направлены следующие агенты:

1.13 октября 1943 года в тыл противника выброшен агент «Даная» с легендой о наличии в Ленинграде контрреволюционной организации, «пы­тающейся» установить связь с «Русским комитетом», «Даная» выброше­на под видом медицинской сестры 3-й партизанской бригады для внедре­ния в «Русский комитет» с задачей организации «Т» над «Вороном».

2. В декабре 1943 года первой оперативной базой был завербован начальник Псковской полиции агент «Робэн», который, после проверки его преданности на практической работе, в январе 1944 года по нашему заданию эвакуировался из Пскова в Прибалтику.

Агенту «Робэн» дано задание перейти на службу в «РОА», внедрить­ся в «Русский комитет» с целью осуществления специальных мероприя­тий над «Вороном».

3. Оперативной группой при 10 й партизанской бригаде1, под видом эвакуированной жительницы г. Дно, в январе 1944 года в Прибалтику

1 К январю 1944 года на территории области действовало 13 партизанских бри­гад (см.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: энциклопедия. С. 535).

заслан агент «Надежда», окончившая в 1943 году в г. Дно курсы пропа­гандистов «Русской освободительной армии».

«Надежда» была проверена на выполнении наших поручений и имеет задание поступить на службу в отдел пропаганды «Русской освободитель­ной армии» с последующей задачей организации «Т» над «Вороном».

4. Оперативной группой при 1-й партизанской бригаде в январе 1944 года заброшены под соответствующим прикрытием и легендой быв­шие военнопленные, агенты «Петров» и «Некрасов».

«Петров» и «Некрасов», находясь в свое время в составе маршевого «гвардейского батальона» «РОА»' в местечке Стремутка под Псковом, имели связи среди руководящего состава «Русской освободительной ар­мии», в том числе с эмигрантами: полковником Сахаровым, белогвардей­цем Ивановым, именующем себя генерал-лейтенантом, полковником Ли-мидзе, князем Голицыным и другими, у которых пользовались доверием2.

«Петров» и «Некрасов» имеют задание вновь поступить на службу в «Русскую освободительную армию» и осуществить «Т» над «Вороном».

Кроме работы по внедрению агентуры в «Русский комитет», опера­тивными группами и базами, действовавшими в тылу противника, про­водилась агентурная работа по разложению власовских формирований, дислоцировавшихся на территории временно оккупированных районов Ленинградской области.

Поражения немецко-фашистских войск на Восточном фронте и неудач­ные попытки немецкого командования использовать подразделения «Рус­ской освободительной армии» на фронте и в карательных экспедициях про­тив партизан Ленинградской области привели к начавшемуся разложению подразделений «Русской освободительной армии», русских рабочих ко­манд из военнопленных и русских карательно-полицейских отрядов.

К середине лета 1943 года участились случаи группового перехода солдат «Русской освободительной армии», карательно-полицейских от­рядов на сторону партизан и частей Красной Армии.

Оперативные базы УНКГБ и оперативные группы при партизанских бригадах, используя благоприятно сложившуюся обстановку, в резуль­

1 Так называемый «гвардейский батальон» РОА был сформирован в начале 1943 г. в г. Бреслау, где находился до 20 марта, а затем был переброшен в м. Глубокое. К этому времени его численность составляла 200-250 человек.

9-10 мая батальон был передислоцирован в м. Крыжево (15 км от Пскова), а затем — в деревню Стремутки, в 15 км от г. Пскова и подчинен местному СД (см. том 3 настоящего сборника, документы № 1151,1225).

После перехода Гиль-Родионова на сторону партизан СД отказалось от дальней­ших планов по формированию таких батальонов (см. документ № 1589).

В августе 1943 г. старший командный состав батальона был отозван в Берлин. Часть подразделений передислоцирована в другие места. В ноябре этого же года значи­тельная часть военнослужащих батальона перешла на сторону партизан. Оставшиеся, около 100 человек, были арестованы немцами и заключены в Псковский концлагерь.

2 См. том 4 настоящего сборника, документ № 1589.

тате проведенных мероприятий по внедрению агентуры во власовские формирования, провели следующую работу по их разложению и пере­воду на сторону партизан.

4 октября 1943 года в результате разложенческой работы агентуры оперативной группы при 3-й партизанской бригаде из Порховского гар­низона перешло к партизанам до 600 человек власовцев.

В начале октября агентурой оперативных групп 3-й и 8-й партизанс­ких бригадах выведено из Пскова к партизанам около 400 человек вла­совцев.

Только в одну 3-ю партизанскую бригаду, в результате разложенчес­кой работы нашей агентуры, перешло до 2-х тыс. власовцев, в том числе танкисты, подорвавшие 5 танков.

В значительной части переход власовеких гарнизонов к партизанам сопровождался восстаниями, вооруженными столкновениями и истреб­лением немцев, находившихся при гарнизонах, и преданных им солдат и офицеров «Русской освободительной армии».

Так, например, в результате работы агентуры оперативной базы 4 от­дела, внедрившейся в 3-й эскадрон 207 тыловой дивизии противника, скомплектованной из военнопленных, 27 сентября 1943 года вспыхнуло восстание. Восставшие, перебив офицеров, прибыли с оружием в руках в количестве более 120 человек в расположение базы.

В дальнейшем первой оперативной базой был разложен отдельный 100-й строительный батальон и ряд других власовеких гарнизонов, в результате чего на сторону партизан перешло до 1000 человек власовцев.

Всего оперативными группами и базами 4 отдела УНКГБ ЛО в ре­зультате разложенческой агентурной работы переведено на сторону партизан более 5000 человек солдат «Русской освободительной армии», русских рабочих команд, карательно-полицейских отрядов.

В конце 1943 года большинство оставшихся гарнизонов «Русской освободительной армии» немецким командованием были разоружены и заключены в лагеря или отправлены в Германию и Западную Европу.

Существовавшие на территории Ленинградской области школы про­пагандистов, вербовочные пункты и пункты формирований «Русской освободительной армии» были ликвидированы.

По агентурным данным, направленные в Германию и Западную Евро­пу подразделения «Русской освободительной армии» заменили расквар­тированные там кадровые немецкие войска.

Контрразведывательная работа на оккупированной противником территории Ленинградской области и Прибалтики проводилась в на­правлении:

а) выявления пунктов дислокации и изучения методов работы раз­ведывательных и контрразведывательных органов противника и внедре­ния в них нашей агентуры с целью перехвата линии их работы;

б) выявления и уничтожения предателей, изменников Родины и вра­жеской агентуры, засылаемой в партизанские бригады и советский тыл.

За отчетный период оперативными группами бригад и оперативных баз, действовавших в тылу противника, по неполным данным выявлено 2,5 тыс. предателей, изменников Родины и вражеской агентуры. Из них расстреляно 1160 человек.

[...]

Оперативной группой 1-й партизанской бригады велась агентурная разработка диверсионной школы СД в местечке Печки ЭССР'.

В результате разработанной и успешно проведенной операции, груп­па бойцов под руководством агента оперативной группы «Иванова», пе­реодетых в немецкую форму, 3 января 1944 года явилась в расположение школы и захватила старшего инструктора школы Гурьянова Владимира Петровича, кличка «Лашков» и имевшиеся у него документы и списки подготавливаемой в школе агентуры.

Гурьянов самолетом вывезен в наш тыл и доставлен в Ленинград.

Допросами Гурьянова установлено, что он являлся одним из органи­заторов, а впоследствии членом центра созданной немцами в январе 1942 года из военнопленных контрреволюционной организации «Боевого со­юза националистов русского народа» (БСНРН)2.

БСНРН активно использовался немецким командованием для ка­рательных экспедиций против партизан, вел по заданию СД активную разведывательную работу в советском тылу, подготавливая и выбрасы­вая в тыл Красной Армии группы разведчиков и диверсантов.

С июня 1943 года Гурьянов перешел на службу в разведывательные органы противника и был назначен старшим инструктором диверсион­ной школы СД в Печки.

В процессе следствия по делу Гурьянова получены данные о роли командования СД в деле организации из русских военнопленных и эмиг­рантов подразделений РОА, о практической подрывной работе БСНРН и диверсионной школе СД в Печки, методике подготовки противником диверсантов-разведчиков.

Кроме того, выявлено несколько десятков диверсантов и разведчи­ков, заброшенных и подготавливавшихся к выброске в советский тыл.

Следствие по делу Гурьянова закончено. Дело передано на рассмот­рение Военного Трибунала3.

[...]

7. В первых числах декабря 1943 года второй оперативной базой, действовавшей в Кингисеппском районе, захвачен и доставлен боевыми катерами по Финскому заливу в Ленинград переводчик Ручьевской ко­мендатуры Матвеев Михаил Иванович, 1924 г.р., уроженец Кингисеп­

1 См. том 4 настоящего сборника, документ № 1681.

2 Правильно — «Боевой союз русских националистов» (БСРН) (см. том 3 насто­ящего сборника, документы № 1066, 1151, 1225).

3 17 апреля 1944 г. военным трибуналом войск НКВД Ленинградского округа Гурьянов В. П. осужден по ст. 58-1 п. «б» УК РСФСР к высшей мере наказания.

пского района, ижор, со средним образованием, владеющий русским, финским, эстонским, немецким и частично английским языками.

На допросе Матвеев сообщил ценные сведения о дислокации и рас­ширении воинских частей на Копорском и Сойкинском полуостровах, количестве и характере вооружения, расположении складов боеприпа­сов, продовольствия и баз горючего.

Назвав свыше 40 предателей и агентов гестапо, Матвеев дал подроб­ные сведения о структуре административно-хозяйственных учреждений противника, их руководителях и местах дислокации.

В период эвакуации немцами административно-хозяйственных уч­реждений из Кингисеппского района Матвееву были выданы документы на право эвакуации и проживания в Финляндии и Эстонии.

Используя эти документа и учитывая, что родственники Матвеева находятся на нашей территории, он 6 марта с.г. после тщательной подго­товки выброшен в Эстонию вместе с радистом «Корчагиной» с заданием легализации в г. Тарту.

8. Первой оперативной базой, действовавшей в Псковском, Гдов-ском и Струго-Красненском районах, в декабре 1943 года проведена опе­рация по захвату немецкого полковника, начальника строительства Псковского укрепрайона.

Для проведения этой операции была завербована специальная аген­тура, с помощью которой изучено поведение объекта, режим, места рас­положения охрана и пути подхода к дому. Через агента «Гордого» было установлено, что немецкий полковник вместе со своим денщиком про­живают в д. Гора, где и располагается подчиненный ему гарнизон строи­телей в количестве 230 человек.

Для осуществления плана захвата из оперативной базы была выде­лена группа бывших власовцев, в составе 6 человек, во главе с опытным командиром разведывательно-диверсионной группы.

В ночь на 9 декабря 1943 года агентом «Гордым» группа была скрытно проведена через посты к дому, где проживал полковник.

На рассвете группа ворвалась в дом, но в силу сложившейся обста­новки взять живым полковника не представилось возможным. В резуль­тате операции полковник и его адъютант были убиты, а документы за­хвачены.

Разведывательная работа в тылу противника проводилась в направ­лении:

а) разведки военно-стратегических объектов противника, контроля за перебросками его живой силы и техники;

б) изучения обстановки в тылу противника, положения населения и его отношения к оккупантам;

в) приобретения легализационных документов1, действующих на территории противника.

Выполняя задания УНКГБ ЛО и командования Ленинградского, Вол­ховского и Северо-Западного фронтов по военно-разведывательной ра­боте в тылу противника, оперативные группы при партизанских бригадах и агентурные базы провели в этом направлении значительную работу.

[•••]

В период наступательных операций войск Ленинградского и Вол­ховского фронтов контролировалась переброска войск по железнодо­рожным и по шоссейным коммуникациям, выявлялись пути отступле­ния противника, пункты концентрации его живой силы и техники.

Помимо этого устанавливалось местонахождение:

а) воинских соединений и их штабов;

б) складов с боеприпасами, горючим, продовольствием;

в) зон укреплений противника;

г) аэродромов и посадочных площадок;

д) воинских гарнизонов и т. д.

В результате агентурно-разведывательной работы за отчетный пери­од выявлено:

штабов различных воинских соединений — 91;

аэродромов и посадочных площадок — 58;

крупных воинских гарнизонов — 53;

складов с боеприпасами, горючим, продовольствием — 95;

строительств новых линий укреплений и узлов сопротивления — 81;

строительств новых железнодорожных линий и шоссейных дорог —

14;

строительств новых железнодорожных и шоссейных мостов — 12.

Все военно-разведывательные данные, полученные от наших групп, немедленно сообщались в виде специальных сообщений Военным Сове­там Ленинградского, Волховского, Северо-Западного фронтов.

За отчетный период только Военному Совету Ленинградского фрон­та направлено 400 специальных разведывательных сообщений.

В период наступательных операций Ленинградского фронта Военно­му Совету переслана подробная схема укреплений Нарвского и Псковс­кого оборонительных узлов, составленная на основании показаний «язы­ков», агентурных данных и захваченных документов.

Наряду с разведывательной работой в тылу противника проводи­лась подготовка и переброска в тыл специально подготовленных дивер­сионных групп

Всего за отчетный период было подготовлено и выброшено в тыл противника 74 специальные диверсионные группы в количестве 434 че­ловек.

Основными объектами диверсий являлись наиболее важные в стра­тегическом отношении железнодорожные магистрали: Псков — Луга — Красногвардейск; Красногвардейск — Тосно; Красногвардейск — Кин­гисепп — Нарва; Псков — Дно — Старая Русса; Псков — Остров — Опоч-ка; Дно — Сольцы — Батецкая; Батецкая — Новгород.

Кроме того, для активной диверсионной работы оперативными груп­пами при партизанских бригадах и оперативными базами в тылу про­тивника вербовалась специальная агентура, имеющая доступ к военно-промышленным объектам противника, создавались специальные дивер­сионные резидентуры из числа местных жителей.

Наличие агентуры, приобретенной из рабочих-железнодорожни­ков, позволило оперативным группам и оперативным базам знать рас­писание движения воинских эшелонов и вести успешно диверсионную работу.

Общие итоги диверсионной работы за отчетный период выражают­ся в следующих цифрах:

1. Взорвано и пущено под откос воинских эшелонов — 71 Взорвано и пущено под откос бронепоездов — 1 Уничтожено паровозов — 65

Уничтожено вагонов и платформ — 768

2. Взорвано мостов — 30

3. Сожжено складов и баз горючего — 9

4. Захвачено «языков» — 12

5. Совершено крупных диверсий в городах по подрыву военно-про­мышленных объектов, зданий административных учреждений — 8

Из них: в Пскове — 3 в Порхове — 4 в Дно — 1

6. Взорвано и сожжено различных складов с военным имуществом — 92

7. Уничтожено во время диверсий при выполнении боевых заданий: генералов — 1

полковников — 1

солдат и офицеров — около 1000 чел.

Всего совершено диверсионных актов на железнодорожных комму­никациях и других военно-промышленных объектах противника — 215.

Из числа диверсий, совершенных нашей агентурой, наибольший ин­терес представляют следующие:

1. В январе 1943 годарезидентурой, созданной в Порхове, было про­ведено одновременно три диверсионных акта — взорваны здания Пор-ховской комендатуры, городской управы и котельная электростанция.

[...]

Одновременное проведение диверсионных актов в самом центре го­рода произвело большое впечатление на население и вызвало растерян­ность у немецко-фашистских властей.

Немцами были выпущены специальные воззвания с требованием выдать диверсантов. За выдачу была обещана большая денежная награда.

[...]

3.13-го ноября 1943 года через агента оперативной группы 3-й парти­занской бригады «Яковлева» было взорвано здание кинотеатра в г. Пор­хове. Взрыв был произведен во время просмотра немцами кинокартины в связи с празднованием успешного завершения карательной экспеди­ции против партизан.

[...]

4. В декабре 1943 года резидентом первой оперативной базы «Ланс­ким» через связанную с ним агентуру был подорван подземный телефон­ный узел в г. Пскове. Мины замедленного действия через резидента были переданы и заложены в помещении телефонного узла одним из его об­служивавших агентов.

[...]

В связи с освобождением частями Красной Армии большинства вре­менно оккупированных районов Ленинградской области, оперативные базы и разведывательно-диверсионные группы, действовавшие в тылу противника, в феврале — марте вышли в советский тыл, где и были рас­формированы.

После ликвидации агентурных баз и групп, основное внимание в рабо­те 4 отдела направлено на организацию агентурной работы в Прибалтике.

Подготовлены и выброшены в Эстонию в район озера Выртс-Ярви 4 разведывательно-диверсионные группы — «Жук», «Соколы», «Энтузи­асты» и «Подрывники» в количестве 32-х человек.

На территории Латвийской ССР в районе озера Жубана нами в мар­те 1944 года организована агентурно-оперативная база, на которую вна­чале была выброшена диверсионно-разведывательная радиофицирован­ная группа «Первенцы».

Этой группой была проведена предварительная разведка местности, оборудован лагерь и собраны информационные сведения об обстановке в районе действия организуемой базы.

После получения от групп данных, в течение марта 1944 года выбро­шено еще 6 радиофицированных групп по 7-8 человек каждая. К настоя­щему времени численность отряда доведена до 60 человек, 10 радистов и одного оперативного работника.

На базе имеются агенты, знающие местные особенности, немецкий и латвийский языки, а также специально подготовленные агенты-марш-рутники (радисты), которых с базы направляем для выполнения разве­дывательных заданий в глубь Латвии.

Весь личный состав групп, выброшенных на базу, соответствующим образом экипирован, снабжен автоматическим оружием, пулеметами, боеприпасами и продовольствием.

В течение марта 1944 года оперативная база в Латвии провела ряд операций разведывательного характера, в результате которых собраны заслуживающие внимания сведения о мероприятиях немецких властей в Латвии, административном и экономическом режиме, характере воен­ных перевозок по коммуникациям между пунктами Псков — Рига, Псков — Двинск. Кроме того, через приобретенную агентуру выявлены предатели из числа местных жителей латышей...

Оперативная база ведет подготовку диверсий на железнодорожных и шоссейных коммуникациях и на других военных объектах противника в районе Резекне, Гульбене и Лубана.

Начальник Управления НКГБ по Ленинградской области

комиссар госбезопасности Кубаткин

ЦА ФСБ России

В настоящей докладной записке представлен отчет о работе 4-го отдела Управления НКГБ по Ленинградской области за 1 год и 9 месяцев на террито­рии области, Эстонии и Латвии и на важнейших стратегических и железнодо­рожных и шоссейных коммуникациях.

В документе отражено контрразведывательное обеспечение оборонитель­ных и наступательных операций войск Ленинградского, Волховского и Севе­ро-Западного фронтов с июля 1942 года по апрель 1944 года.

В докладной записке обобщен опыт работы оперативных групп, направля­емых 4-м отделом Управления НКГБ области в партизанские бригады разве­дывательно-диверсионных и специальных диверсионных групп, резидентов-вербовщиков, агентов-маршрутников, а также созданных в августе 1943 года в тылу противника оперативных баз, которые действовали в Гдовском, Днов-ском, Волотовском, Волосовском, Кингисеппском, Солецком, Шимском, Псковском, Стругокрасненском и других районах области.

Как явствует из документа, одной из основных задач направляемых за линию фронта сотрудников являлось осуществление специальных мероприя­тий над предателем Власовым А. А. и его сообщниками из так называемого «Русского комитета», внедрение нашей агентуры в формирования РОА и их разложения, ликвидации вербовочных пунктов, выявлении предателей и из­менников Родины, вражеской агентуры и т. п.

В результате умелого и квалифицированного руководства со стороны 4-го отдела УНКГБ области — оперативными группами и оперативными базами, действовавшими в тылу противника, тесного взаимодействия с партизански­ми отрядами, органами «Смерш» удалось создать сеть специальных конспи­ративных квартир, значительно увеличить число агентуры на железнодорож­ных коммуникациях, выявить предателей, изменников Родине, перевести на сторону партизан более 5000 человек — бывших солдат РОА.

Находившимися в тылу противника различными формированиями по линии 4-го отдела совместно с партизанскими бригадами проведено немало боевых операций по уничтожению живой силы и техники врага. В этот пери­од совместно с партизанской разведкой добыты важные сведения о располо­жении штабов отдельных дивизий, полков, батальонов 11-й, 16-й, 18-й армий и 4-й танковой группы, входивших в группу армий «Север». Эти разведдан­ные использовались командованием Красной Армии при подготовке и про­ведении операций, в том числе Синявской (19 августа — 10 октября 1942 года), Новгородско-Лужской (14 января — 15 февраля 1944 года), прорыве блокады Ленинграда (12-30 января 1943 года), Ленинградско-Новгородской (14 января — 1 марта 1944 года), Красносельско-Ропшинской (14-30 января 1944 года) и др.

1859

ИЗДОКЛАДНОЙЗАПИСКИНАЧАЛЬНИКА РАЗВЕДОТДЕЛА70-йАРМИИПОЛКОВНИКА Д.Д.ПРОКОФЬЕВА10102НАЧАЛЬНИКУ РАЗВЕДОТДЕЛАШТАБА1-гоБЕЛОРУССКОГОФРОНТА ОБОПЕРАТИВНО-ТАКТИЧЕСКИХДЕЙСТВИЯХ ПРОТИВНИКАПЕРЕДФРОНТОМАРМИИ ПОСОСТОЯНИЮНА5мая1944г.

6мая 1944 г.

I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ДЕЙСТВИЙ ПРОТИВНИКА

Противник частями 4 и 5 тд, 5 ег. дивизии, 9 лпд (в), 211 пд, 750 спб, подразделений КП «Митте», 860 и 427 ад РГК в последних числах марта перешел в контрнаступление с целью оказания помощи окруженному ко-вельскому гарнизону и не дать на севере выйти нашим войскам на ж.д. Пинск — Брест.

Будучи в первых числах апреля остановлен нашими частями на pp. Припять и Выжувка, перешел к обороне.

В течение апреля продолжал перегруппировку своих сил и средств, подтягивая войска с менее активных участков фронта и уплотнял боевые порядки перед фронтом нашей армии, вводом в первую линию корпусной группы «Е» (86,137,251 див гр.) и 12 лпд (в), одновременно производил инженерное оборудование занимаемых позиций. Во второй половине апреля противник активизировал разведку нашего переднего края и 27.04.44 силами 447 полк, группы (137 див. группы) вел бой за овладе­ние плацдармом на правом берегу р. Припять в р-не Невеж с целью созда­ния выгодных условий для дальнейшего перехода к активным действиям.

По состоянию на 30.04.44 пр-к обороняется в следующей группировке:

а) В первой линии — корпусная группа «Е» в составе 86,137 и 251 див. групп. 12 лпд (в), 211 пд и части 5 ег. дивизии.

б) Во второй линии 8, 23, 1 и 9 лпд (в) из состава 8 АК, 186 див. группа, подразделений 20 тд и дивизии СС «Галиция».

Особенности Полесского театра военных действий определили ха­рактер оперативно-тактических приемов ведения боя пр-ком, которые в основном сводятся к следующему:

а) Наступательные действия вдоль дорог в сочетании обхода и охва­та крупными подвижными группами с применением танков при поддер­жке огня артиллерии и минометов.

б) Жесткой обороны, опирающейся на систему опорных пунктов так­тических резервов, которым пр-к придает особое внимание для нанесе­ния ими частных контратак.

в) Действия авиации в основном носили характер разведки путем подвоза и подхода резервов в сочетании с бомбовыми ударами по пере­правам и скоплению войск.

II. КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ

В последних числах марта — начале апреля, противник, подтянув резервы, перешел в контрнаступление и вынудил наши части отойти на рубеж pp. Припять — Выжувка.

Во время наступательных операций пр-ка бои шли в основном за обла­дание узлами шоссейных, грунтовых дорог и переправ, при чем пр-к ши­роко применял обход и охват основными силами с флангов и тыл и сковы­вал мелкими подразделениями с фронта наши части. Так, например:

а) 25.03.44 силами 56 пп 5 ег. дивизии при поддержке 15-20 танков 35 тп 4 тд, сковав с фронта ротой пехоты П-Ш/115 сп 38 кед, обороняв­шиеся на линии высот Ур. Рогач (10 км юго-вост. Мокраны), пользуясь лесными дорогами, обошел и атаковал их с флангов и вынудил поспешно отойти за канал Турски.

б) С утра 29.03.44 пр-к силами до роты пехоты из р-на Ярминово, до двух б-нов пехоты (365 пп 211 пд) с 10-12 танками из р-на Ор-Осса перешел в наступление в направлении Дывин, оборонявшийся 1 и 3/1293 сп 160 сд, одновременно предприняв обходный маневр силами 306 пп 211 пд с 30-40 танками в направлении Высокое — Язовня — Маковище, овладел сев. зап. окраиной Дывин и в последствии вынудил подразделе­ния 160 сд отойти на правый берег р. Припять.

в) Частная операция по захвату плацдарма на южном берегу р. При­пять в р-не Невеж.

В 4.00 27.04.44 пр-к силами 447 полк, группы (137 див. группы, поставив дым. завесу на ложном направлении, форсировал р. Припять в р-не при­стань силою до роты пехоты, в р-не юго-зап. Невеж силами до двух рот пехоты и к 10.00 с боями овладел вые. 154,0 сев. Опушкой р. Ляс Язовня и выс. 151,5 (южная), оборонявшиеся 8,9 стрелковыми ротами 3/1293160 сд.

Под ударом 1293 сп 160 сд к исходу дня был отброшен на сев. берег р. Припять и в р-н выс. 151,5 (северная), которую продолжает удержи­вать до настоящего времени.

III. ОБОРОНА

Будучи вынужденными перейти к обороне по левому берегу р. При­пять и р. Выжувка, противник приступил к инженерному оборудованию занимаемых позиций по принципу создания опорных пунктов в лесных массивах и населенных пунктах, прикрывающих основные направления (Янувское, Кобринское и Брестекое). узлы железных и шоссейных до­рог, промежутки между которыми прикрываются системой патрулиро­вании, кочующих ОТ, фланкирующего огня автоматического оружия и частных резервов в ближайшей тактической глубине.

Переход к такому построению боевых порядков немецко-фашист­ских войск связан с серьезными нехватками в людских ресурсах, дей­ствующих частей пр-ка.

В докладе командира 211 пд штабу XII АК, захваченном нашей РГ 10.04.44 в р-не ст. Крымно по этому вопросу написано следующее:

«Сила нашей обороны заключается в настоящее время в том, что в крупных боях мы имеем достаточно тяжелого оружия всех видов, сла­бость же ее обусловлена слишком малым количеством гренадеров...»

«Не раз предписывающийся к открытию сквозной окоп переднего края имеет при сниженной боевой численности существенные недочеты При местном прорыве пр-ку легче преодолевать сквозной окоп, чем пре­рывистую линию окопов.

В последних боях часто оказывалось, что пр-ка останавливали лишь там, где сквозной окоп прерывался. Сквозной окоп нужен лишь там, где он действительно необходим для сменных позиций, смены часовых или эвакуации раненых.

В групповых опорных пунктах метров 70 шириной гренадер чувству­ет себя надежнее, чем в сквозном окопе, где часовым приходится стоять с большими интервалами, подвергаясь в течение ночи опасности быть застигнутыми пр-ком врасплох.

Указание позиций на тактических гребнях или обратных скатах об­легчает скрытый подход резервов и тем самым проведение контрудара. На практике зарекомендовали себя ныне в передовых окопах так называемые «лисьи норы». Смысл их в том, что в окопе образуется подобие системы опорных пунктов, со сплоченными боевыми звеньями один унтер-офицер и 4-5 рядовых). Пример для ночного размещения — два часовых у пуле­мета, остальные 2 или 3 солдата отдыхают в боевой готовности».

«В лесных массивах оборонительные сооружения не рекомендуется располагать по опушке леса, а строить основные оборонительные соору­жения в глубине. Минометы, как правило, располагаются на просеках, а пулеметные ОТ перекрывают дороги и тропы.

При обороне в лесном массиве батальон имеет следующее построе­ние боевых порядков:

Стрелковые роты располагаются в линию, при чем фланги и стыки прикрываются огнем станковых пулеметов. Кроме того имеется неболь­шой резерв в распоряжении командира б-на (до взвода пехоты и 2-3 ст. пулемета), располагающийся в центре, который используется для част­ных контратак в критическую минуту боя» (из показаний унтер-офице­ра Гомберг Франц 447 полк, группы 137 див. группы).

IV. КОНТРАТАКИ И КОНТРУДАРЫ

При прорыве в глубь главной полосы сопротивления немедленно орга­низуются контратаки и контрудары при поддержке огня тяжелых ору­дий в том числе и ненаблюдаемым огнем. Этот огонь тяжелого оружия всегда сообщает своим войскам некоторую уверенность и особенно дей­ствует на пр-ка, так как и ему после прорыва приходится преодолевать некоторый момент слабости.

При контратаках и контрударах широкое применение имеют танки и самоходные орудия, зенитная простая артиллерия на самоходных уста­новках.

Для такого вида маневра пехота заранее проходит обучение взаимо­действию с поддерживающими танками и артиллерией.

«В условиях лесисто-болотистой местности прекрасно зарекомендо­вала себя 20 мм зенитка на самоходной установке. Будучи наиболее под­вижной нежели танкиг или самоходные орудия она находит широкое при­менение в перелесках и кочкарниках» (из доклада командира 211 пд).

При контратаках орудия ПТО используются для уничтожения ОТ наступающего. При этом большое предпочтение уделяется фланкирую­щему огню орудий ПТО.

Для отражения танковых атак в ночное время орудийные расчеты ПТО снабжаются ракетными пистолетами.

У.ПТО

Противотанковая артиллерия, как правило, располагается в глубине обороны за тактическим гребнем или за укрытием, дающим возмож­ность для свободного маневра подвижными резервами ПТО на путях движения танков.

Широко зарекомендовал себя взвод тяжелых ПТО на мототяге.

«Взвод ПТО, находясь в укрытии по окончании арт. подготовки на­ступающих войск имеет задачу выброситься на заранее разведанные и оборудованные позиции и оттуда поддерживать оборону.

После 20-30 выстрелов взвод отводится назад, чтобы затем перейти на новую ОП.

Для такого вида маневра средствами ПТО требуются следующие предпосылки:

1. Передний край должен проходить по тактическому гребню.

2. Укрытые подъездные пути к позициям, дающие возможность пе­ребрасывать резерв ПТО вправо и влево.

3. Точно разведанная и подготовленная ОП с предварительно уста­новленными подъездными путями.

4. Постоянное наблюдение за передним краем.

5. Полные орудийные расчеты» (из доклада командира 211 пд штабу XIIАК).

Район ОП пехотных орудий, ПТО и артиллерии оборудуются обо­ронительными сооружениями с расчетом перехода к обороне на ни отхо­дящих групп пехоты.

При боях пехоты в глубине обороны наличие заранее подготовлен­ных опорных пунктов в р-не ОП артиллерии позволяет приостановить отход и оказать организованное сопротивление наступающему.

Для огневой поддержки противотанковой артиллерии своей пехоты необходимы следующие условия:

1. Хорошо оборудованные позиции с возможностью укрытия ору­дийного расчета.

2. Постоянная связь с пехотными командирами и НП.

Примечание: передовые наблюдатели должны находиться в р-не рот­ных КП, ибо при внезапных атаках передовые наблюдатели, как правило, выключаются из сети наблюдения.

3. Четкое ведение огня, т. е. указание каждому орудию выявленных целей.

Для борьбы с танками, действующими перед передним краем и рас­стреливающими пехоту выделяется достаточное количество орудий ПТО (тяжелых), выдвинутых вперед с расчетом ведения огня по рубежу пе­ред передним краем.

ВЫВОДЫ:

1. Противник сумел быстро примениться к конкретной обстановки данного театра военных действий (лесисто-болотистой местности Поле­сья) и применил тактические приемы борьбы, соответствующие данной обстановки.

2. Основным видом маневра в наступательных действиях является охват и обход (фронтовой удар, как правило, производится малыми си­лами; охватывающие и обходящие группы значительно сильнее и им при­даются танки).

3. Оборона строится по принципу опорных пунктов, тактически вза­имодействующих между собой с обязательным наличием частных и об­щих резервов. В данных условиях пр-к уделяет особое внимание резер­вам, ибо в основе действий в обороне кладет принцип удержания опре­деленных рубежей в обязательном сочетании с частыми контратаками.

Начальник РО Штарма 70

полковник Прокофьев

Bp. нач. 2-го отд-я РО

майор Сухов

ЦАМО РФ. Ф. 233. On. 2352. Д. 141. Лл. 22-26.

I860

КРАТКАЯИНФОРМАЦИЯГРУГЕНШТАБАКРАСНОЙ АРМИИКОМАНДУЮЩЕМУВОЙСКАМИ1-го БЕЛОРУССКОГОФРОНТАГЕНЕРАЛУАРМИИ К.К.РОКОССОВСКОМУОПРОТИВНИКЕ, ДЕЙСТВУЮЩЕМПЕРЕДФРОНТАМИСССР на3МАЯ1944г.

7мая 1944 г.

КАРЕЛЬСКИЙФРОНТ

Перед фронтом действуют две армии: 20 немецкая горная армия в составе трех корпусов (19 ГСК «Норвегия», 36 ак, 18 гск) и Карельская финская армия в составе четырех корпусов (2,7,5,6 ак).

Всего 19 дивизий и бригад (в том числе немецких семь дивизий) и три отдельных полка, из них:

в первой линии — 16 дивизий и бригад и в резерве 3 дивизии (2 гсд /нем/, 4, 8 ПД /фин/).

Артиллерия и танки

дивизионных АП — 17

отд. дивизион. РГК — 14

отд. батарей РГК — 8

с общим количеством — 1950 орудий

танков в ОТБ (211)-52

танков поддержки пехоты — 98

Всего перед фронтом — 150 танков.

За период с 1 марта по 1 мая противник из состава Карельской армии перебросил на Карельский перешеек 3,11 ПД и 1 ПБР финнов..

ЛЕНИНГРАДСКИЙФРОНТ

Всего перед фронтом действует 21 дивизия и бригада из них:

На Карельском перешейке действует Южная группа финнов в составе трех корпусов (1,3,4 АК), с общим количеством в 9 дивизий и бригад.

На Нарвском участке в полосе Нарва — Иыэсу, Варнья (зам. Берег Чудского озера) действует немецкая армейская группа «Нарва» в составе трех корпусов (3 тк СС, 26 и 54 ак), с общим количеством в 12 дивизий.

Из общего количества 21 дивизии и бригад, в первой линии дей­ствует 14 дивизий и 7 дивизий и бригад находятся в резерве (3, 10, 11, 19 пд, кбр и 1 пбр финнов — на Карельском перешейке; мд СС «Норд-ланд» — на Нарвском участке).

Артиллерия и танки

дивизионных АП — 18

артполков РГК — 2

отд. дивизион. РГК — 7

с общим количеством — 1200 орудий

танков в ОТБ (Лагуса) — 30 штук

танков в ОТБ (504) - 30

танков поддержки пехоты — 50 (в 60 мд, мд СС «Нидерланды» и мд СС «Нордланд»)

Всего перед фронтом — 110 танков и 80 штурмовых орудий.

Для усиления Центрального участка Нарвского направления против­ник в течение марта и апреля перебросил: 122 пд с Первого Прибалтийс­кого фронта. 11 пд из района севернее Пскова и ввел в первую линию из резерва — 61 пд.

За это же время противник снял 214 пд и перебросил ее на Белорус­ский фронт.

Карельский перешеек противник усилил двумя дивизиями (3,11 пд финн) и одной бригадой (1 пбр /фин/), переброшенными из состава войск, действующих перед Карельским фронтом.

ТРЕТИЙПРИБАЛТИЙСКИЙФРОНТ

Перед фронтом действует 18 армия немцев (28,38 и 50 ак) в составе 11 дивизий, из них: три дивизии (285 охранная дивизия, 388 уч. пд и

1 апд) находятся в резерве и являются малобоеспособными.

Артиллерия и танки

дивизионных АП —10

артиллерийских полков РГК — 1

отд. дивизион. РГК — 5

с общим количеством — 840 орудий

танков поддержки пехоты — 30 и 40 штурмовых орудий.

В течение марта и апреля противник усилил Псковское направление тремя дивизиями: 12 апд, 30 пд, 8 лпд, переброшенными с пассивных участков фронта.

За этот же период противник снял и перебросил на другие фронты 5 дивизий: 12 тд, 28 лпд, 19 латыш, див. «СС», 13 апд и пд СС «Полицай».

Основная группировка противника (5 дивизий) создана в центре фронта на участке Псков, Панево, протяженностью до 40 км.

ВТОРОЙПРИБАЛТИЙСКИЙФРОНТ

Перед Вторым Прибалтийским фронтом действует 16 армия (2, 10, 43 ак /нем/ и 6 латыш, ак СС), в составе 13 дивизий (11 немецких и

2 латышских пехотных дивизий), из которых в первой линии 10 диви­зий, в резерве три дивизии (83 пд, 12 тд и 13 апд).

Артиллерия и танки дивизионных АП — 12

арт. полков — 2

арт. дивизионов РГК — 2

с общим количеством — 880 орудий

танков в 12тд — 70

танков в ОТБ (7) - 20

танков поддержки пехоты — 50

всего перед фронтом — 140 танков и 50 штурмовых орудий.

Наиболее плотная группировка противника создана на правом флан­ге Опочковского направления на участке Приезжая, Новоржев с плотно­стью до 10 км на 1 дивизию.

В связи с активными действиями наших войск на Опочковском на­правлении противник с 1 марта произвел перегруппировку своих сил, перебросив в район северо-западнее Пушкинские Горы 21,13 апд и 12 тд с Псковского направления Третьего Прибалтийского фронта, 69,23,83 пд с Идрицкого направления Второго Прибалтийского фронта и 81 пд с Себежского направления Первого Прибалтийского фронта.

ПЕРВЫЙПРИБАЛТИЙСКИЙФРОНТ

Перед Первым Прибалтийским фронтом действует 3 ТА (1,9,53 ак) в составе 14 дивизий, из них в первой линии — 11 пехотных дивизий, в резерве — 3 дивизии (391 уч. пд, 281, 201 охр. див.).

Артиллерия и танки

дивизионных артполков — 14

ап РГК - 1

дивизионов РГК — 5

с общей численностью — 1520 орудий

танков в ОТБ (501 и 502) - 50

танков поддержки пехоты — 50

всего перед фронтом — до 100 танков и 90 штурмовых орудий.

В течение марта и апреля противник усилил Себежское направление за счет переброски из состава 16 армии трех дивизий (290,24,205 пд) с Полоцкого и Витебского направлений двух дивизий (32 и 87 пд).

Кроме этого, противник снял с полоцкого направления и перебро­сил: 122 пд на Ленинградский фронт; 5 лпд и 131 пд на Первый Белорус­ский фронт и 95 пд с Витебского участка вывел в резерв в район юго-западнее Могилева (Второй Белорусский фронт).

Наиболее плотная группировка противником создана на Полоцком направлении, на участке Горбачево, Сиротино, где действуют 8 дивизий с плотностью 12-13 км на одну дивизию.

ТРЕТИЙБЕЛОРУССКИЙФРОНТ

Перед Третьим Белорусским фронтом действует 6 ак (3 ТА) и 27 ак (4 А) в составе 12 дивизий, из них 8 дивизий в первой лини и 4 диви­зии — в резерве (321 пд, 286 охранная дивизия, 381 уч. пд., 221 охранная дивизия).

Артиллерия и танки

Дивизионных артполков — 9

Отдельных дивизион. РГК — 8

С общим количеством до — 1150 орудий

Танков в ОТБ (508 и 744) - 50

Танков поддержки пехоты — 40

Всего перед фронтом — до 90 танков и 120 штурмовых орудий.

В течение марта и апреля противник, за счет расширения участков обороны действующих дивизий, снял и перебросил 56 пд на Витебский участок Первого Прибалтийского фронта и 211 пд — на Брестское на­правление Первого Белорусского фронта.

Наиболее плотная группировка противником создана на участке р. За­падная Двина, Бобровка, где действует 5 дивизий с плотностью 9 км на одну дивизию.

ВТОРОЙБЕЛОРУССКИЙФРОНТ

Перед Вторым Белорусским фронтом действуют 39 тк и часть сил 12 ак (4 А) в составе 8 дивизий, из них 5 дивизий — в первой линии и 3 дивизии — в резерве (95, 52 пд и 1 пбр.СС).

Наличие 1 пбр СС перед фронтом требует подтверждения, так как, по данным агентуры, она 19.04 убыла в направлении Минска.

Во второй половине апреля противник снял с первой линии 342 пд и перебросил ее на Ковельское направление Первого Белорусского фронта и 26 пд сменил частями 57 пд, прибывшей из резерва, как вновь восста­новленная.

26 пд убыла, вероятно, на другое направление Советско-германского фронта.

Артиллерия и танки

дивизионных артполков — 8

отд. артдивизионов РГК — 5

с общим количеством до — 760 орудий

танков в ОТБ (5 отб) — 30

танков поддержки пехоты — 40

всего перед фронтом действуют — 70 танков и 50 штурмовых ору­дий.

ПЕРВЫЙБЕЛОРУССКИЙФРОНТ

Перед Первым Белорусским фронтом действуют 9 армия (35 ак, 41 тк, 20 и 55 ак); 2 армия (23 ак, 56 тк, 8 ак); часть сил 12 ак 4 армии (нем) и 8 ак (венг). Всего — 42 дивизии, из них — 28 в первой линии и 14 диви­зии находятся в резерве (102, 113,251,292 пд, 390 уч. пол. див., 141 рез.

див., див. СС «Викинг», 442 охр. див. /нем/ и 1, 9, 23, 25,105 лпд, 48 кд /венгров/).

Артиллерия и танки

Дивизионных артполков — 40

Артполков РГК — 4

Отд. дивизион. РГК — 16

С общим количеством — до 3150 орудий

Танков в танковых дивизиях — (4,5, 20 тд) — 160

Танков в ОТБ (б/№) - 30

Танков поддержки пехоты — 80

Всего перед фронтом — 270 танков и 80 штурмовых орудий.

В течение марта и апреля противник основное внимание уделял уси­лению Брестского и Ковельского направлений, перебросив на указанные направления — 10 дивизий из состава СГА и ЦГА (131 пд, 5 лпд, 342,253, 211,214,86 пд, 4,5 тд и вновь восстановленную дивизию СС «Викинг»), создав на Ковельском направлении на участке Нов. Выжва, Овадно — плотность, равную 9,5 км на одну дивизию.

В результате произведенной перегруппировки, противник сократил полосу действия 2 армии, передав участок северо-восточнее Петриков 9-й армии.

Штаб 2 А переместился из Лунинец в Брест.

На Ковельский участок противник перебросил с других направле­ний два корпусных управления (8 ак, 56 тк) и сосредоточил до 2-3 пе­хотных дивизий неустановленной нумерации в оперативном резерве в районах Люблин, Хелм.

По агентурным данным, подход войск и техники противника на Бре­стское и Ковельское направления продолжается. По-видимому, против­ник перебрасывает на указанные направления части из состава ЦГА, отку­да следует ожидать переброски еще 2-3 пехотных дивизий и одной тан­ковой (20 тд), а также возможна частичная переброска войск с запада.

По данным радиоразведки установлено: штаб 2 А держит связь со штабом Юга, что дает основание предполагать о вхождении 2 армии в состав Южной группы армии.

ПЕРВЫЙУКРАИНСКИЙФРОНТ

Перед фронтом действуют соединения 4 и 1 ТА (42,13,59 ак, 24,48, 46,3 тк и 2 тк СС) немцев, 7 и, предположительно, 6 ак венгров с общим количеством 44 дивизии и бригады, в том числе 11 танковых дивизий (1,6,7,8,16,17,19,26 тд, 9,10 тд СС немцев и 2 тд венгров); кроме того, боевые группы «Радовиц», «Шаль», тд СС «А. Гитлер», тд СС «Райх» и полицейская группа «Прютцман».

Артиллерия и танки

дивизионных артполков — 42

артполков РГК — 9

артдивизионов РГК — 5

Всего перед фронтом до — 2400 орудий

в танковых дивизиях — (1.6,7,8,16.17,19,26 тд, 9,10 тд СС нем. и 2 тд венгр.) — 850 танков

танков в ОТБ (1,503,505) — 70 танков танков поддержки пехоты — 80 танков

Всего перед фронтом до — 1000 танков и 200 штурмовых орудий.

Наиболее плотную группировку противник имеет на Станиславс­ком направлении (5-6 км на одну дивизию), сосредоточив на данном участке до 10 танковых дивизий.

Стремясь сдержать продвижение наших войск и стабилизировать фронт, противник в течение марта-апреля перебросил из Западной Евро­пы, Балкан и Венгрии на усиление Львовского и Станиславского направ­лений до восемнадцати дивизий и две бригады (пд СС «Галиция», 361, 357,359,349 пд, 100 лпд, 367,68 пд, 154 рез. див., 9,10, тд СС, 26 тд немцев и 1,2 гсбр, 2,16,21,24 лпд, 2 тд венгров и вновь восстановил 72 пд немцев).

Кроме того, противник имеет в оперативном резерве до четырех пе­хотных дивизий неустановленной нумерации, расположенных в райо­нах Сокаль, Львов, Самбор, Перемышль.

По агентурным данным Разведуправления Генштаба Красной Армии, ГРУ, НКГБ СССР и НКГБ Украины, переброска войск противника на Львовское и Станиславское направления.продолжается.

Радиоразведкой установлено перемещение штаба Южной группы ар­мий из Перемышль в Куликув (район Львов) и штаба 4 ТА из Миколаюв в Жолкев.

ВТОРОЙУКРАИНСКИЙФРОНТ

Перед фронтом действуют соединения 4 румынской армии (1, 4, 6 ак), 8 армии (4, 7 ак, 40, 47, 57 тк) и 44 ак 6 армии немцев, с общим количеством 36 дивизий, из них 7 танковых (3, 11, 13, 23, 24 тд, тд СС «Тотенкопф», тд СС «В. Германия»).

Артиллерия и танки

дивизионных артполков — 35

артполков РГК — 5

артдивизионов РГК — 4

Всего перед фронтом — 1760 орудий

В танковых дивизиях (3,11,13,23,24 тд, тд СС «Тотенкопф», тд СС «В. Германия» — 380 танков.

В отдельных танковых батальонах (507,509) — 50 танков.

Танков поддержки пехоты — 70 танков.

Всего перед фронтом 500 танков и 150 штурмовых орудий.

Наибольшую группировку противник имеет на участке Пашкани, Яссы (на направлении Пятра), где на протяжении 75 км в первой линии действуют 4 танковых, 4 пехотных и одна кавалерийская дивизии, при-

крывая тем самым Фокшанские ворота с севера и на Кишиневском на­правлении — в районе юго-западнее Григориополь, где на участке протя­женностью 20 км действует до 5 дивизий.

Пытаясь остановить наступление войск Второго Украинского фрон­та, противник на направлениях Пятра и Кишинев, начал вводить в бой румынские части, перебрасываемые из Румынии и части из состава 6 не­мецкой армии. Главным образом, противник усиливал участок Пашка-ни, Яссы и район зап. Дубоссары, Григориополь.

С 1 марта по 1 мая на Второй Украинский фронт противник перебро­сил из Румынии 8 дивизий, в том числе шесть пд (3,4,7,18, 20 пд, 1 кв. пд), две кд (5 и 7 кд) и из состава 6 армии — 9 дивизий, из них — 3 тан­ковых (3, 23, 24 тд).

По показаниям ряда пленных, захваченных в конце апреля, против­ник, якобы, готовится к активным действиям на участке Пашкани, Яссы в северном направлении.

ТРЕТИЙУКРАИНСКИЙФРОНТ

Перед фронтом действуют части 6 армии немцев в составе: 17,29,30, 52, 72 ак и 3 ак 3 армии (рум.).

Всего — 20 дивизий, из них: в первой линии 17 дивизий и в резер­ве — 3 дивизии (335 пд немцев, 12 пд румын и 1 пд словаков).

Кроме того перед фронтом действует до 10 отд. полков (боевые группы 293 пд и 5 апд, 1031 мп, 685 пп и 16 спец. батальонов).

Артиллерия и танки

дивизионных ап — 16

артполков РГК — 2

отдельных артдивизий РГК — 4

с общим количеством — 850 орудий.

Танков в танковых дивизиях (14 тд) — 50

в отдельных танковых батальонах РГК (506 ОТБ) — 20

танков поддержки пехоты — 30

Всего перед фронтом до 100 танков и 70 штурмовых орудий.

Наиболее плотная группировка противником создана на Каушанском направлении на участке Спея — Оланешть — 15 дивизий, в том числе одна танковая дивизия со средней плотностью — 6 км на одну дивизию.

ЧЕТВЕРТЫЙУКРАИНСКИЙФРОНТ

Перед фронтом действуют остатки разбитых частей 17 армии нем­цев (5 ак, 49 гск) и 1 гск румын в составе пяти дивизий (50,73,98,111 пд немцев и 2 гсд румын), обороняющихся на рубеже Севастопольского укрепленного обвода.

Артиллерия и танки

дивизионных ап — 5

14-

395

артполков РГК — 3 отдельных артдивизионов РГК — 10 с общим количеством — 680 орудий танков поддержки пехоты — 40

ВЫВОДЫ:

1. Перед Карельским фронтом части 20 армии немцев и Карельской армии финнов продолжают удерживать занимаемые рубежи.

2. Перед Ленинградским фронтом противник усилил армию Карель­ского перешейка частями 3,11 пд, 1 пбр финнов, переброшенными с Ка­рельского фронта.

Части 18 и 16 армий немцев, действующие перед Ленинградским, Третьим и Вторым прибалтийским фронтами, активной обороной стре­мятся удерживать за собой занимаемые рубежи.

3. Войска Центральной группы армий (3 ТА, 4, 9 и часть сил 2 А) прикрывая основные операционные направления на Молодечно, Минск, Барановичи, Кобрин продолжают удерживать за собой основные опор­ные пункты Полоцк, Витебск, Орша, Могилев, Бобруйск, имеющие круп­ное оперативное значение.

4. Войска Южной группы армий «А», благодаря успешным действи­ям войск Первого и Второго Украинских фронтов оказались изолиро­ванными Карпатами от Южной группы армий противника.

Активными действиями на Станиславском направлении, частями 1 ТА и венгерскими частями, переброшенными из Венгрии противник стремится выйти на рубеж Городенка, Снятый с целью выравнивания линии фронта.

Противник, усилив Ковельское и Станиславское направления, продол­жает переброску частей с Запада на Львовское операционное направление.

Для прикрытия Венгрии, противник вводит в бой венгерские части, перебрасываемые из Венгрии (за март-апрель ввел в бой семь венгерс­ких дивизий).

5. Усилив Южную группу армий «А», частями 4 армии румын, пере­брошенными из Румынии и произведя перегруппировку частей 8 и 6 армий немцев, противник имеет цель не допустить дальнейшего продви­жения войск 2 и 3 Украинских фронтов в южном и юго-западном на­правлениях, пытаясь удержать за собой Яссы, Кишинев и рубеж р. Днестр.

Генерал-лейтенант Кузнецов1

ЦАМО РФ. Ф. 233. On. 2352.

Д. 141. Лл. 91-102.

1 Кузнецов Федор Федорович (1904-1979), генерал-полковник (1944). В Крас­ной Армии с 1930 г. С июня 1941 г. — заместитель начальника Главного управления политической пропаганды Красной Армии. С июля 1941 г. — Глав ПУ РККА. В ию­ле-октябре 1942 г. член Военного совета 60-й армии, затем — Воронежского фронта

Карельский фронт образован директивой Ставки ВГК от 23 августа 1941 г. из части войск Северного фронта с целью обеспечить северный стратегичес­кий фланг советских Вооруженных Сил, а также сухопутных и морских ком­муникаций страны на Севере.

В состав фронта входили 14, 7, 19, 26, 32-я армии и др., 7-я ВА. Со 2-й половины сентября 1941 г. по июнь 1944 г. войска фронта находились в оборо­не на рубеже р. Западная Лица (60 км западнее Мурманска, по системе рек и озер (90 км западнее Кандалакши), западнее Ухты, Ругозеро, Повенец, Онежс­кое озеро, р. Свирь.

Войска фронта осуществляли подготовку к Свирско-Петрозаводской (21 июня — 9 августа), Петсамо-Киркенесской (7-29 октября 1944 г.) операци­ям. Командующими фронтом являлись генерал-лейтенант, с апреля 1943 г. — генерал-полковник В. А. Фролов (сентябрь 1941 г. — февраль 1944 г.), генерал армии, с октября 1944 г. Маршал Советского Союза К. А. Мерецков (февраль-ноябрь 1944 г.).

Ленинградский фронт образован директивой Ставки ВГК от 23 августа 1941 г. В состав фронта вошли: 8, 23, 48-я армии и ряд оперативных групп. В дальнейшем в его состав входили: 4, 52, 55, 59, 42, 54, 67, 20, 21, 22, 51-я армии, 1, 2, 4-я Ударные армии, 6-я и 10-я гвардейские армии, 3, 13, 14 и 15-я воздушные армии.

С 14 января по 1 марта 1944 г. войска фронта во взаимодействии с Волхов­ским (до 15 февраля 2-м Прибалтийским и Балтийским флотом) провели Ле-нинградско-Новгородскую стратегическую наступательную операцию и осу­ществили подготовку к Выборгской (10-20 июня 1944 г.), Прибалтийской (14 сентября — 24 ноября 1944 г.), Выборгско-Петрозаводской(10июня — 9 ав­густа 1944 г.) и других операций.

Командующим фронтом являлся Маршал Советского Союза, Герой Со­ветского Союза Л. А. Говоров (июнь 1942 г. — июль 1945 г.).

3-й Прибалтийский фронт образован в апреле 1944 г. Управление фронта создано на базе полевого управления 20-й армии. В состав фронта вошли: 42-я, 54-я и 67-я армии, 14-я ВА; в дальнейшем 61-я армия и 1-я Ударная армия. Войска фронта осуществили подготовку к Псковско-Островской (июнь 1944 г.),Тартуской (10 августа — 8 сентября 1944 г.) операциям.

Командующим фронтом являлся генерал армии Герой Советского Союза И. И. Маслянников (апрель-октябрь 1944 г.).

2-й Прибалтийский фронт образован 20 октября 1943 г. в результате пере­именования Прибалтийского фронта. Первоначально в состав фронта входи­

(октябрь 1942 г. — апрель 1943 г.). Участвовал в Воронежско-Ворошиловградской, Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской операциях. В 1943 г. вы­двинут на должность заместителя начальника Генштаба С февраля 1949 г. по март 1950 г. и с июля 1950 г. по апрель 1953 г. — начальник Главного политуправления Советской Армии. С 1953 г. — начальник Главного управления кадров МО СССР. С 1957 г. — начальник Военно-политической академии им. В. И. Ленина. С июня 1959 г. по март 1969 г. — член Военного совета — начальник политуправления Се­верной группы войск. С июля 1969 г. в отставке. Награжден двумя орденами Ленина, орденом Красного Знамени, Суворова 1-й степени, Кутузова 1-й степени, Отечествен­ной войны 1-й степени, четырьмя орденами Красного Знамени, медалями СССР, а также иностранными орденами.

ли: 20-я и 22-я армии, 3-я ударная армия, 6-я и 11 -я гвардейские армии, 15-я В А; в дальнейшем — 42-я, 51-я армии, 1-я и 4-я ударные армии, 10-я гвардейская армия и 14-я ВА. С 14 января по 1 марта 1944 г. войска фронта участвовали в Ленинградско-Новгородской операции и осуществляли подготовку к Прибал­тийской (сентябрь-октябрь 1944 г.), Рижской операциям (14 сентября — 22 ок­тября 1944 г.).

Командующими фронтом являлись генерал армии М. М. Попов (ок­тябрь 1943 г. — апрель 1944 г.), генерал армии А. И. Еременко (апрель 1944 г. — февраль 1945 г.), Маршал Советского Союза Л. А. Говоров (фев­раль-март 1945 г.).

1-й Прибалтийский фронт образован 20 октября 1943 г. в результате пере­именования Калининского фронта. Первоначально в состав фронта входили: 4-я ударная армия, 39-я и 43-я армии, 3-я ВА; в дальнейшем — 2, 6 и 11-я гвар­дейские армии, 51-я и 62-я армии, 5-я гвардейская танковая армия.

В феврале — марте 1944 г. войска фронта во взаимодействии с войсками Западного фронта предприняли наступление под Витебском, прорвали оборо­ну противника и улучшили свои позиции на Витебском направлении. Осуще­ствляли подготовку к Белорусской операции (23 июня — 29 августа 1944 г.) и других наступательных операций

Командующими фронтом являлись генерал армии А. И. Еременко (ок тябрь-ноябрь 1943 г.), затем генерал армии И. X. Баграмян (ноябрь 1943 г. — февраль 1945 г.).

3-й Белорусский фронт образован 24 апреля 1944 г. Первоначально в его состав вошли: 5, 31, 39-я армии и 1-я В А; в последующем 2-я и 11-я гвардей­ские, 3, 21, 28, 33, 43, 48, 50-я армии, 5-я гвардейская ТА и 3-я ВА.

Войска фронта осуществляли подготовку к Белорусской операции (23 июня — 29 августа 1944 г.) и др. наступательных операций.

Командующим фронтом с апреля 1944 г. являлся генерал армии дважды Герой Советского Союза (1943,1944) И. Д. Черняховский.

2-й Белорусский фронт образован решением Ставки ВГК от 17 февраля 1944 г. в составе 47, 61, 70-й армий и 6-й ВА, управление на базе Управления Северо-Западного фронта. 5 апреля 1944 г. фронт был расформирован. 24 апреля 1944 г. был восстановлен. В состав фронта вошли: 33, 49, 50-я армии бывшего Западного фронта и 4-я ВА. В последующем на разные сроки вхо­дили 3, 19, 43, 48, 65, 70, 2-я ударные армии, 1-я и 5-я гвардейские танковые армии.

Войска фронта осуществляли подготовку к Белорусской операции (23 июня — 29 августа 1944 г.).

Командующими фронтом являлись генерал-полковник П. А. Курочкин (февраль-апрель 1944 г.), генерал-полковник И. Е. Петров (апрель-июнь 1944 г.), генерал-полковник, с конца июля 1944 г. генерал армии Г. Ф. Захаров (июнь-ноябрь 1944 г.), Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский (но­ябрь 1944 г. — июнь 1945 г.).

1-й Белорусский фронт образован решением Ставки ВГК от 17 февраля 1944 г. (в результате переименования Белорусского фронта). Первоначально в его составе были: 3,10,48,50,61 и 65-я армии и 16-я В А. В последующем в него входили на разные сроки — 28,33,47,69,70,8-я гвардейские, 3-я и 5-я ударные армии, 1-я и 2-я гвардейские ТА, 6-я ВА, 1-я и 2-я армии Войска Польского и Днепровской военной флотилии, 5-16 апреля 1944 г. именовался Белорусским фронтом. С 21 по 26 февраля 1944 г. 1-й Белорусский фронт частью сил (3-я, 50-я армии, 16-я В А) провел Рогачевско-Жлобинскую операцию. Затем войс­ка фронта осуществляли подготовку к Белорусской операции (23 июня — 29 ав­густа 1944 г.).

Командующими фронтом являлись генерал армии, с конца июня 1944 г. Маршал Советского Союза К. К. Рокоссовский (февраль ноябрь 1944 г.), Маршал Советского Союза Г. К. Жуков (ноябрь 1944 г. — июнь 1945 г.).

1-й Украинский фронт образован 20 октября 1943 г. (в результате переиме­нования Воронежского фронта) в составе 13, 27,38,40,47,60-й общевойсковых армий, 3-й гвардейской ТА и 2-й ВА. В дальнейшем в разное время входили: 1, 3 и 5-я гвардейские, 6, 18, 21, 28, 31, 52 и 59-я общевойсковые армии, 1-я и 4-я гвардейские, 1, 2, 4 и 6-я ТА, 8-я ВА, 2-я армия Войска Польского.

С 24 декабря по 14 января 1944 г. войска фронта провели Житомирско-Бердичевскую операцию, затем Корсунь-Шевченковскую (24 января — 17 фев­раля), Ровно-Луцкую (27 января — 11 февраля) и Проскуроско-Черновицкую (4 марта - 17 апреля 1944 г.), начали осуществлять подготовку к Львовско-Сандомирской операции (13 июля -29 августа 1944 г.).

Командующими фронтом являлись генерал армии Н. Ф. Ватутин (октябрь

1943 г. — март 1944 г.), Маршал Советского Союза Г. К. Жуков (март-май

1944 г.), Маршал Советского Союза И. С. Конев (май 1944 г. — май 1945 г.). 2-й Украинский фронт создан 20 октября 1943 г. (в результате переимено­вания Степного фронта) в составе 4,5 и 7-й гвардейских армий, 37,52.53 и 57-й общевойсковых армий. 5-й гвардейской ТА и 5-й ВА. В дальнейшем в разное время входили: 9-я гвардейская, 27, 40, 46-я общевойсковые армии, 6-я (с сен­тября 1944 г. 6-я гвардейская) и 2-я ТА, конно-механизированные группы, 1-я и 4-я румынские армии.

С 5 по 16 января войска фронта осуществили Кировоградскую операции во взаимодействии с 1-м Украинским фронтом — Корсунь-Шевченковскую (24 января — 17 февраля). С 5 по 17 апреля 1944 г. провели Уманско-Ботошан-скую операцию и осуществляли подготовку к Ясско-Кишеневской и Дебрецен-ской операциям.

Командующими фронтом являлись генерал армии, с февраля 1944 г. Мар­шал Советского Союза И. С. Конев (октябрь 1943 г. — май 1944 г.), генерал армии, с сентября 1944 г. Маршал Советского Союза Р. Я. Малиновский (май 1944 г. - июнь 1945 г.).

3-й Украинский фронт создан 20 октября 1943 г. (в результате переимено­вания Юго-Западного фронта) в составе 1-й и 8-й гвардейских, 6, 12, 46-й общевойсковых армий и 17-й В А. В дальнейшем в разное время входили: 5-я ударная. 3, 4 и 9-я гвардейские, 26, 27, 28, 37, 57-я общевойсковые армии, 6-я гвардейская ТА, 1,2,4-я болгарские армии, в оперативном подчинении находи­лась Дунайская военная флотилия.

С 30 января по 29 февраля войска фронта осуществили Никопольско-Криворожскую (во взаимодействии с войсками 4-го Украинского фронта), за­тем Березнеговато-Снигиревскую (6-18 марта), Одесскую (26 марта — 14 ап­реля 1944 г.) наступательные операции и осуществляли подготовку к Ясско-Кишиневской операции (20-29 августа 1944 г.).

Командующими фронтом являлись генерал армии Р. Я. Малиновский (ок­тябрь 1943 г. — май 1944 г.), генерал армии, с сентября 1944 г. Маршал Советс­кого Союза Ф. И. Толбухин (май 1944 г. — июнь 1945 г.).

4-й Украинский фронт создан 20 октября 1943 г. (в результате переименова­ния Южного фронта) в составе 2-й и 3-й гвардейских, 5-й ударной, 28, 44, 51-й общевойсковых армий и 8-й ВА. В дальнейшем в разное время входили: При­морская армия и 4-я ВА. После завершения Мелитопольской операции (26 сен­тября — 5 ноября 1943 г.) войска фронта с 30 января по 29 февраля 1944 г. уча­ствовали в Никопольско-Криворожской операции, а затем с 8 апреля по 12 мая 1944 г. в Крымской операции, полностью освободив Крым. 16 мая 1944 г. фронт был упразднен, и вторично 4-й Украинский фронт образован 6 августа 1944 г.

Командующими фронтом являлись генерал армии Ф. И. Толбухин (ок­тябрь 1943 г. — май 1944 г.), генерал-полковник, с конца октября генерал армии И. Е. Петров (август 1944 г. — март 1945 г.), генерал армии А. И. Еременко (март-июль 1945 г.). (См.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: эн­циклопедия. С. 88-89; 322-323; 405-406; 580; 743-745).

22.01.10 / Просмотров: 6779 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2018 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.