Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUДальневосточный форпост (региональная история)Форумы


Часть 5

Основной задачей по служебной подготовке офицерского состава оперативных отделов штабов погранвойск округов, первых отделений пограничных частей и штабов пограничных комендатур до выхода на гра­ницу

1861

УКАЗАНИЕНАЧАЛЬНИКАПОГРАНИЧНЫХВОЙСК НКВДСССР18/2/4144НАЧАЛЬНИКАМ ПОГРАНИЧНЫХВОЙСКНКВДОКРУГОВ ОСОВЕРШЕНСТВОВАНИИСЛУЖЕБНОЙ ПОДГОТОВКИОФИЦЕРСКОГОСОСТАВА ОПЕРАТИВНЫХОТДЕЛОВПОГРАНИЧНЫХВОЙСК НКВДБЕЛОРУССКОГО ИУКРАИНСКОГООКРУГОВДОВЫХОДАНАГРАНИЦУ1

8 мая 1944 г.

Основной задачей по служебной подготовке офицерского состава оперативных отделов штабов погранвойск округов, первых отделений пограничных частей и штабов пограничных комендатур до выхода на гра­ницу являются:

тщательное изучение основных положений, приказов, инструкций и директив, определяющих порядок организации службы по охране гра­ницы;

сколачивание оперативных отделов и отделений службы отрядов, как органов управления по руководству службой на границе; В целях выполнения этих задач предлагаю:

Составить конкретный план и программу занятий по подготовке и повышению служебной квалификации офицерского состава, занимаю­щегося вопросами службы по охране границы.

1 Указание кроме этих округов, было также направлено в адрес Молдавского, Черноморского и Ленинградского округов.

В программу занятий включить изучение всех оперативных доку­ментов, инструкций и приказов, регламентирующих службу по охране государственной границы, согласно прилагавших и перечня.

Особое внимание обратить на изучение инструкций по службе ко­мендатуры, заставы и пограничного наряда, приказов НКВД СССР № 001121-40,0149-43 и пограничным войскам НКВД № 081-40.

Особое место в программе отвести на изучение офицерским соста­вом оперативных отделов — первых отделений, табелей оперативных донесений всех звеньев и инструкции по составлению и представлению внеочередных донесений по происшествиям на границе, а также трени­ровки по отработке документов.

Добиться твердого знания этих документов от всего офицерского состава.

Систематическая тренировка по составлению донесений, в будущем должна обеспечить грамотное изложение донесений по обстановке на границе и быстрое их прохождение: застава — отряд — округ — ГУПВ.

Всей системой офицерской учебы добиться, чтобы оперативные от­делы штабов погранвойск НКВД округов, 1-е отделения штабов погра­ничных отрядов и штабы комендатур являлись бы действительными опе­ративными органами, способными руководить охраной границы в лю­бых условиях обстановки.

Помочь в проведении занятий по служебной подготовке с осталь­ным офицерским составом.

Тщательно изучить весь оперативный состав, учитывая степень под­готовленности и опыт работы каждого офицера в отдельности, в целях правильного использования его на практической работе по руководству службы по охране границы.

В местах формирования подготовить материальную базу по инже­нерно-техническому оборудованию границы.

Изготовить необходимое количество сигнализационных приборов пограничной хитрости.

Приложение: Перечень подлежащих включению в программу заня­тий руководящих оперативных документов, инструкций и приказов1.

Начальник пограничных войск НКВД СССР

генерал-лейтенант Стаханов

ЦА ФСБ России

8 апреля 1944 г. ГКО принял постановление, которым обязал НКВД СССР сформировать управление пограничных войск западных округов и 34 погра­ничных отряда для восстановления охраны западной границы СССР.

К 19 апреля 1944 г. Главным Управлением пограничных войск были подго­товлены предложения по выполнению настоящего постановления ГКО. Су­щество предложений сводилось к выделению из состава войск по охране тыла действующей армии 40 процентов рядового и офицерского состава для форми­рования пограничных отрядов, в первую очередь из числа лиц, состоявших на службе в пограничных и других войсках НКВД до начала войны. Остальной личный состав должны были выделить пограничные округа, дислоцирован­ные на южной и восточной границах, и другие войска НКВД СССР. Пополне­ние частей, откуда выделялся личный состав, надлежало провести за счет переданных из НКО СССР 57 тыс. человек

На формирование управлений войск округов использовались управления войск по охране тыла Приморской армии и бывшего Волховского фронта. Формируемым пограничным отрядам присваивалась нумерация пограничных частей, охранявших западную границу до начала войны. Полкам охраны тыла вводилась новая нумерация.

На участки границы, охрана которых должна быть восстановлена до сфор­мирования пограничных отрядов, выделялись пограничные полки войск НКВД по охране тыла действующей армии, которые временно передавались в ведение Главного управления пограничных войск.

Эти предложения были утверждены наркомом внутренних дел и осуще­ствлялись на практике. Всего согласно приказу НКВД СССР было сформи­ровано 34 пограничных отряда.

Для управления пограничными войсками по охране западной государствен­ной границы приказом НКВД предусматривалось формирование десяти по­граничных округов: в т.ч.

Белорусский — в составе 12, 15, 16, 84. 85 и 86-го пограничных отрядов. В конце 1944 г. здесь был также сформирован 1*17-й стрелковый полк в качестве окружного резерва. Начальник войск округа — генерал-майор К. А. Антонов;

Украинский — в составе 2, 88, 89, 90, 93, 98 и 104-го пограничных отрядов. В сентябре 1944 г. округу был передан 42-й мотострелковый полк для борьбы с бандами УПА (Украинская повстанческая армия). Начальник войск округа — генерал-лейтенант П. В. Бурмак;

Молдавский — в составе 19, 20, 21 и 22-го пограничных отрядов. Началь­ник войск округа — генерал-майор А. П. Курлыкин;

Черноморский — в составе 26, 79 и 105-го пограничных отрядов. Началь­ник войск округа — генерал майор Н. С. Киселев'

Ленинградский — в составе 9, 34,102, 103, 107 и 133-го пограничных отря­дов. Начальник войск округа — генерал-лейтенант Г. А. Степанов.

Выход на государственную границу пограничных войск и восстановление ее охраны осуществлялись по мере освобождения советской территории от противника. С апреля и до конца 1944 г. пограничные войска в разное время вышли на пограничный рубеж и восстановили охрану границы с Норвегией и Финляндией, пограничной линии с Польшей, границы с Чехословакией и Румынией, морской границы на побережье Белого, Балтийского и Черного морей. К концу 1944 г. была полностью восстановлена охрана всей западной государственной границы СССР.

Настоящее указание начальника Пограничных войск НКВД СССР обя­зывало начальников пограничных войск округов принять конкретные меры, связанные с совершенствованием служебной подготовки офицерского состава оперативных отделов еще до выхода на охрану государственной границы СССР (см.: Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939-1945. С. 300 301).

1862

СООБЩЕНИЕГУКР«СМЕРШ»НКО438/АВГКО

ОРЕЗУЛЬТАТАХАГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИОРГАНОВСОВЕТСКОЙВОЕННОЙ КОНТРРАЗВЕДКИНАОСВОБОЖДЕННОЙ ТЕРРИТОРИИКРЫМА

10мая 1944 г.

Докладываю, что органами «Смерш» на освобожденной территории Крыма, за период наступательных операций1, разыскано и арестовано 606 официальных сотрудников агентов германских и румынских разведыва­тельных, контрразведывательных и карательных органов.

Из числа арестованных разоблачено:

Официальных сотрудников военно-разведывательных и контрраз­ведывательных органов противника — 46 чел

Агентов германской и румынской военной разведки и контрразведки оставленных немцами в Крыму для подрывной деятельности — 172 -»-

Активных карателей, предателей и пособников немцам — 388 -»-

Кроме того, задержанные органами контрразведки 3314 чел., прожи­вавших на территории временно оккупированной противником и выз­вавших подозрение, после соответствующей проверки — направлены в части действующей Красной Армии.

Розыск германской и румынской агентуры, оставленной противни­ком в Крыму продолжается.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР

комиссар госбезопасности 2-го ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

1 Речь идет о Крымской наступательной операции войск 4-го Украинского фрон­та и отдельной Приморской армии, проведенной 8 апреля — 12 мая 1944 г. во взаимо­действии с Черноморским флотом и Азовской военной флотилией.

№1863

ДИРЕКТИВАГУКР«СМЕРШ»НКО150010МЕРАХ ПОПРЕДУПРЕЖДЕНИЮИПРЕСЕЧЕНИЮ ТЕРРОРИСТИЧЕСКОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИСОСТОРОНЫ ВРАЖЕСКОЙАГЕНТУРЫИДРУГОГО АНТИСОВЕТСКОГОЭЛЕМЕНТА1

10 мая 1944 г.

За последнее время германская военная разведка усилила заброску на нашу сторону своей наиболее подготовленной и враждебно настроен­ной к Советской власти агентуры из числа националистов, белогвардей­цев, предателей и уголовников с заданиями по террору.

Некоторые из арестованных шпионов неоднократно выполняли за­дания германской разведки в нашем тылу, а отдельные из них убивали своих напарников, не желавших выполнять задания немцев, и при задер­жании оказывали вооруженное сопротивление.

Имели место случаи, когда германские агенты-оуновцы на Украине совершали террористические акты над командным составом Красной Армии и партийно-советским активом.

Установлено, что германская военная разведка поручила своей аген­туре выяснять места пребывания и маршруты движения членов Совет­ского Правительства.

В ряде случаев разведка противника давала задания своей агентуре являться с повинной в советские органы под видом бежавших с террито­рии, временно оккупированной противником, с тем, чтобы в последую­щем проникнуть в части Красной Армии, либо легализоваться в нашем тылу для проведения подрывной деятельности.

Между тем некоторые контрразведчики оказались наивными и при расследовании такого рода дел к показаниям арестованных относились доверчиво, следствие вели поверхностно и действительных заданий, с которыми агентов послала германская разведка на нашу территорию, не выявляли. Поэтому отдельным агентам удавалось скрыть характер полу­ченных ими заданий, связи и свою преступную деятельность.

В целях предотвращения террористической деятельности агентуры противника, в дополнение к ранее данным указаниям,—

предлагаю:

1. Усилить агентурно-оперативную работу по выявлению и ликвида­ции агентуры противника с заданиями по террору и другого антисоветс­кого элемента с террористическими намерениями.

1 Директива была направлена начальникам управлений и отделов « Смерш» фрон­тов, армий и военных округов.

Особо обратить внимание на выявление и своевременный арест та­ких лиц с заданиями по центральному террору.

2. Разработку лиц, высказывающих террористические намерения в отношении командного состава Красной Армии и партийно-советского актива вести в кратчайшие сроки, не допуская возможности совершения ими террористических актов, В процессе разработки выявлять их пре­ступные связи с разведывательными органами противника и антисовет­скими формированиями.

Лиц, на которых будут достаточные данные, подтверждающие их тер­рористические намерения,— немедленно арестовывать,

3. Агентов разведки противника и других лиц, арестованных за тер­рористическую деятельность, тщательно допрашивать, устанавливая их преступные связи и намерения с тем, чтобы немедленно принимать необ­ходимые оперативные меры к предотвращению возможности подготов­ки и совершения террористических актов.

Следствие по террору вести незамедлительно и допрос таких аресто­ванных поручать опытным следователям.

Об арестах террористов и поступивших в органы «Смерш» каких-либо материалах по центральному террору — немедленно доносить шиф­ром в Главное Управление «Смерш».

4. Вражеских агентов, добровольно явившихся с повинной, подробно допрашивать о действительных причинах добровольной явки, выясняя не явились ли они по заданиям разведывательных органов противника.

В процессе следствия по делам этих агентов устанавливать их лич­ность, преступные связи и проверять правдивость их показаний через других арестованных разведчиков.

5. Принять меры через командование к ограничению командирова­ния в Москву военнослужащих, бывших в плену противника, или вы­шедших из окружения при подозрительных обстоятельствах, на кото­рых имеются компрометирующие материалы.

6. Начальникам органов «Смерш», находящимся в Москве: гене­ралу-майору Тутушкину1, полковникам Локтеву2, Масленникову3 и

1 Тутушкин Федор Яковлевич (1900-1959) см. том 2 настоящего сборника, документ № 377.

2 Локтев Иван Поликарпович (1904-?), полковник (1943). В мае 1941 г. — на­чальник 2-го отделения 3-го отдела 1 -го Управления НКГБ УССР. В декабре 1941 г. откомандирован в распоряжение ОО НКВД Южного фронта, с июля 1942 г. — заме­ститель начальника ОО НКВД 24-й армии, с января 1943 г. — начальник ОО НКВД (ОКР «Смерш») 4-й воздушной армии. С февраля 1944 г. - начальник ОКР «Смерш» Северного фронта ПВО, с января 1945 г. — заместитель начальника ОКР «Смерш» Приволжского военного округа С октября 1947 г. — заместитель начальника управ­ления охраны МГБ Казанской ж.д. С января 1954 г. — заместитель начальника отде­ла КГБ при СМ СССР на Казанской жд Приказом КГБ № 367 от 28 апреля 1955 г. уволен в запас по ст. 54 п. «б» (по болезни).

3 Масленников Владимир Иванович (1910-?), полковник (1955). С февраля 1941 г. — начальник 1-го отделения 2-го отдела 3-го Управления НКО, с августа

Полковникову1, подполковнику Тамарченко2усилить агентурно-опера-тивную и розыскную работу в Москве и ее окрестностях с целью своев­ременного выявления и ареста агентов разведки противника и другого антисоветского элемента с террористическими намерениями.

О выполнении настоящей директивы информировать Главное Уп­равление «Смерш».

Начальникам отделов «Смерш» армий ознакомить с настоящей ди­рективой начальников отделов контрразведки корпусов, дивизий, бри­гад, запасных полков, путем вызова не в отделы «Смерш» армий.

По ознакомлении оперативных работников отделов «Смерш» армий директиву вернуть в Управление контрразведки фронта.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР

комиссар госбезопасности 2-го ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

1941 г. — начальник 2-го отделения 2-го отдела УОО НКВД СССР, с мая 1942 г. — заместитель начальника, потом начальник ОО НКВД Московского фронта ПВО. С июля 1943 г. — начальник ОКР «Смерш» Особой армии ПВО, с января 1945 г. — начальник ОКР «Смерш» Центрального фронта (Центрального округа) ПВО. С ию­ня 1946 г. — заместитель начальника отдела 2-Е 2-го Главного Управления МГБ СССР с июня 1947 г. — начальник оперотдела Главного управления охраны МГБ СССР, с июня 1952 г. — и.о. начальника 10-го отдела 5-го управления МГБ. С декабря 1952 г. — начальник спецфакультета, старший преподаватель, заместитель начальника кафедры, начальник кафедры ВIII КГБ СССР. Приказом КГБ № 302 от 15 июня 1971 г. уволен по ст. 60 п. «а» (по выслуге лет).

1 Полковников Александр Иванович (1906-?), полковник (1943). С мая 1941 г. — начальник 2-го отделения 2-го отдела 3-го Управления НКО СССР, затем начальник 3-го отделения. С мая 1942 г. — начальник ОО НКВД-ОКР «Смерш» Авиации даль­него действия. С декабря 1944 г. — начальник ОКР «Смерш» 18-й Воздушной армии, с октября 1946 г. — начальник 2-го отдела 3-го Управления 3-го Главного управле­ния контрразведки МГБ СССР, с ноября 1949 г. — начальник Отдела «Б» МГБ СССР. Приказом МВД № 433 от 28 мая 1953 г. уволен по ст. 54 п. «б» (по болезни). Приказом КГБ № 392 от 15 ноября 1958 г. считать уволенным по служебному несо­ответствию (во изменение приказа № 433 от 28.05.1953 г.).

2 Тамарченко Лев Иосифович (1906-?), полковник (1944). С марта 1941 г. — и.о. заместителя начальника, потом заместитель начальника 3-го отделения 2-го отде­ла 3-го Управления НКО СССР, с августа 1941 г. — заместитель начальника 4-го отделения 2-го отдела УОО НКВД СССР, с июня 1942 г. — начальник 5-го отделения 2-го отдела УОО НКВД СССР, с августа 1943 г. — начальник ОКР «Смерш» Воздуш­но-десантных войск Красной Армии, с декабря 1944 г. — начальник ОКР «Смерш» Отдельной гвардейской воздушно-десантной армии ОКР «Смерш» Воздушно-десан­тных войск Красной Армии. С мая 1946 г. — заместитель начальника 2-го отдела 3-го Управления 3-го Главного управления контрразведки МГБ СССР. Приказом МГБ № 2267 от 6 мая 1950 г. уволен в запас МГБ по состоянию здоровья.

№1864

ИЗДОКЛАДНОЙЗАПИСКИНКГБТАДЖИКСКОЙССР № 2/160 ВНКГБСССРОПОДРЫВНОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ АФГАНСКИХСПЕЦСЛУЖБ1НАТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ

10 мая 1944 г.

I. Шпионаж

За время с 1 января 1943 года по 1 мая 1944 года НКГБ Таджикской ССР за афганский шпионаж арестовано 39 человек...

Из общего числа арестованных: бывших баев — 3, реэмигрантов — 3, имеющих близких родственников в Афганистане — 2, ранее судимых — 2, бывших басмачей — 1, бывших чиновников — 1, исключенных из ВКП(б) - 1.

[•■■]

В основном, разоблаченные афганские агенты являются советскими гражданами, жителями советской территории или ранее эмигрировав­шие в Афганистан, а затем переброшенные на советскую территорию для шпионской работы. Лишь двое жители Афганистана.

В большинстве своем разоблаченные нами агенты завербованы аф­ганскими разведывательными органами во время своего пребывания в Афганистане, куда они нелегально ходили с контрабандными и перепра­вочными целями, для связи со своими родственниками, или во время нахождения в эмиграции...

В ряде случаев афганская разведка вербовала для шпионской работы жителей СССР непосредственно на советской территории, для чего при­сылала из Афганистана в СССР своих агентов.

При вербовке ими использовались близкие связи.

В некоторых случаях вербовки производились в групповом порядке.

[-]

Следствием также установлено, что для шпионской работы, помимо жителей советской территории, афганские разведорганы привлекают афганожителей, посылая их для этой цели на Советскую территорию.

[•■•]

В числе арестованных афганских разведчиков десять агентов наших органов, перевербованных афганцами во время своего пребывания в Афганистане по нашим заданиям. Обычно после задержания на афган­ской территории от них добивались признания в причастности к совет­ской разведке, затем под угрозой ответственности, а иногда и с помощью применения физических мер воздействия перевербовывали для работы в пользу Афганистана.

[...]

1 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 1114; т. 4, документы № 1285,1344.

При вербовке агентуры афганские разведорганы используют антисо­ветски и религиозно настроенных лиц из местного населения.

Афганские разведорганы, наряду с этим, при вербовках используют и националистические настроения, заверяя вербуемых в том, что Афга­нистан, как и все народы Востока, заинтересован и стремится к созданию единого мусульманского государства (Мусульманабад).

[...]

По показаниям ряда арестованных афганских агентов установлено, что афганские разведорганы оформление вербовки производят по-раз­ному. В одних случаях вербовка оформлялась только подпиской или клятвой на коране о сотрудничестве и сохранении тайны. В других слу­чаях афганские разведорганы ограничивались при вербовке только сло­весными обещаниями вербуемых, что завербованные честно будут рабо­тать на афганскую разведку и это не будут разглашать.

[...]

В основном, завербованные афганские разведчики работали без кли­чек, но в некоторых случаях им давались и клички.

[...]

Помимо инструктажа о сохранении конспирации и порядке сбора сведений, афганская агентура, перебрасывавшаяся из Афганистана в СССР, инструктировалась также о поведении в случае провала.

[...]     *

Требуемые афганской разведкой шпионские сведения о СССР аф­ганские агенты собирали путем личных наблюдений, через своих род­ственников, близких и знакомых, зачастую специально сближаясь с ними для этой цели.

Для сбора сведений о советских пограничных частях афганские аген­ты лично вели наблюдения за ними, использовали для этого своих род­ственников, а в некоторых случаях устраивались на работу или проника­ли в секретный аппарат пограничных органов.

[...]

По показаниям разоблаченных афганских агентов, разведыватель­ные органы Афганистана, через свою агентуру, занимались на советской территории сбором сведений:

1) о дислокации и укомплектовании частей Красной Армии и погра­ничных частей и вооружении их личного состава;

2) о количестве призываемых в Красную Армию и для работы в про­мышленности и настроениях населения в связи с призывом;

3) о порядке несения службы по охране государственной границы;

4) о наличии в пограничных районах повстанческих и эмиграцион­ных групп;

5) о дислокации промышленных предприятий;

6) об экономическом состоянии колхозов и политических настрое­ниях колхозников, особенно антиколхозных настроениях.

Кроме того, афганская разведка давала своей агентуре задания:

а) выявлять, кто из советских разведчиков посещает Афганистан;

б) повседневно вести разложенческую работу, направленную на раз­вал колхозов и вызов недовольства колхозников Советской властью;

в) проводить агитацию и практическую работу по организации эмиг­рации советских граждан в Афганистан,

Афганские разведывательные органы давали задания своей агентуре внедряться в советскую разведку, вступать в число секретных сотрудни­ков, или на работу в качестве обслуживающего персонала.

Собранные на советской территории шпионские сведения афганская резидентура из советских жителей пересылала за кордон, главным обра­зом устно, через резидентов, с которыми они были связаны через своих участников по шпионской работе и специальных связников. Резиденты лично ходили с этой целью в Афганистан, иногда совмещая это с достав­кой пакета. И, наоборот, агентура, проживавшая на территории Афгани­стана, для сбора шпионских сведений систематически ходила на советс­кую территорию.

[...]

По указанию афганских разведывательных органов, перевербован­ная ими наша агентура подставляла советской разведке из своих близ­ких связей лиц для вербовки, после чего эта подставленная и завербо­ванная советской разведкой агентура использовалась ими по сбору шпи­онских сведений и по переправке их афганским разведорганам...

В основном афганцы практиковали оплату своей агентуры на совет­ской территории натурой в виде: чалм, обуви, продуктов питания, в ряде случаев платили и советскими деньгами. На Памире, кроме того, давали своей агентуре опий.

[...]

Афганские разведывательные органы, наряду со сбором шпионских сведений о СССР и проведением через свою агентуру подрывной рабо­ты в колхозах, вели среди граждан наших пограничных районов актив­ную работу по организации эмиграции в Афганистан и оказывали им в этом практическую помощь.

Народный комиссар государственной безопасности Таджикской ССР

комиссар госбезопасности Короткое1

ЦА ФСБ России

В течение 1943-1944 гг. очень напряженной и сложной продолжала оста­ваться обстановка на советско-афганской границе. Здесь, как и ранее, имели место неоднократные случаи засылки афганскими спецслужбами своей аген­туры на территорию Таджикской ССР, о чем и свидетельствует настоящий документ.

1 Короткое Алексей Васильевич (1906-1945. См. том 2 настоящего сборника, документ № 311.

На участке границы, который охранялся пограничными частями Таджик­ского погранокруга (образован в 1943 г.), афганскими военнослужащими и местными жителями, при прямом содействии властей, допускались различ­ные провокации: нарушение границы представителями афганской погран-стражи, обстрелы афганцами советских пограничных нарядов и местных жи­телей, занимавшихся вблизи границы сельскохозяйственными работами. Так, например, только на участке 66-го Памирского пограничного отряда с 21 по 30 июля 1944 г. с афганской стороны 12 раз открывался огонь по советской территории, в том числе дважды по пограничной заставе. Обстрел преимуще­ственно велся со стороны афганских пограничных постов Поджар. Санун-Да и Часнуд, личный состав которых был усилен с 9-13 до 30-50 человек. Кроме того, в район этих постов из крепости Кала-и-Бар-Пяндж для проведения воо­руженной провокации прибыла пехотная рота.

Советское руководство, с учетом настоящей информации НКГБ Таджик­ской ССР, донесений командования Таджикского пограничного округа, приня­ло решение 1 августа 1944 г. по этим постам нанести удар несколькими 82-мм минометными батареями и пограничной авиацией. Посты были разрушены. После этой акции обстановка на участке 66-го Памирского пограничного отря­да стабилизировалась. Прибывший из Ишкашима афганский пограничный комиссар дал распоряжение всем постам прекратить провокационные обстре­лы, не допускать возникновения на границе вооруженных пограничных инци­дентов и конфликтов. Таким образом, благодаря решительным ответным дей­ствиям пограничников Таджикистана была пресечена провокационная деятель­ность афганских военных властей (см.: Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939-1945. М, 1995. С. 294).

1865

ИЗУКАЗАНИЯУНКГБПОУЛЬЯНОВСКОЙОБЛАСТИ №2/9/1321НАЧАЛЬНИКАМГОРРАЙОТДЕЛЕНИЙ ОБУСИЛЕНИИБОРЬБЫСАНТИСОВЕТСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮНАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОГО ЭЛЕМЕНТАИЗПРИБАЛТИКИ

11 мая 1944 г.

Органами НКГБ вскрыт ряд антисоветских националистических групп из числа высланных и эвакуированных из Прибалтики эстонцев, латышей и литовцев.

Большинство участников этих групп являлись в прошлом чле­нами реакционных организаций «Кайтселиит»1; «Изамаалиит»2;

1 См. том 1 настоящего сборка, документ № 243; т. 2, документы № 467,505,662, 727; т. 3, документ № 1099.

2 См. том 2 настоящего сборника, документ № 505.

«Шаулисты»1; «Вабс»2; «Айзсарги»3; «Перконкруст»4; «Таутининки»5.

Агентурными и следственными материалами устанавливается, что вражеская работа этих групп за последнее время активизировалась и проводится по следующим основным направлениям:

1. Сколачивание националистических кадров для развертывания подрывной работы против Советской власти на освобождаемой терри­тории Прибалтийских республик.

2. Пропаганда и агитация за необходимость отторжения Прибалтий­ских республик от СССР и превращение их в буржуазные государства под протекторатом западноевропейских государств.

3. Распространение антисоветской, националистической литерату­ры и различных клеветнических и провокационных слухов.

4. Проявление террористических тенденций в отношении партийно-советских работников Прибалтийских республик.

5. Организация саботажа и отказа от работы на предприятиях и в колхозах.

6. Сбор и накапливание материалов разведывательного характера по объектам промышленности и сельского хозяйства.

Антисоветские националистические группы эстонцев, латышей и литовцев для установления антисоветской связи между отдельными груп­пами, практикуют поездки своих связников, снабженных фиктивными документами, по городам и районным центрам, где концентрируется ссыльные или эвакуированный контингент прибалтийцев.

Отмечены факты нелегального ухода в Афганистан отдельных ссыль­ных и эвакуированных прибалтийцев, а также перехода на сторону про­тивника антисоветских элементов, преднамеренно проникших в нацио­нальные части Красной Армии.

Из многочисленных фактов подрывной работы антисоветских эле­ментов из прибалтийцев могут быть отмечены:

1. Управлением НКГБ Свердловской области вскрыта антисоветс­кая д группа эстонцев. Один из ее руководителей Андрезен был завербо­ван в Германии офицером связи фашистской партии Балтесом в органи­зацию «Германская закордонная пропаганда» и проводил фашистскую работу в Эстонии.

В 1941 году организовал антисоветскую группу из бывших участни­ков фашистской организации молодежи «Юэню» в числе 40 человек,

1 Правильно — «Шаулю Саюнга» (см. том 1 настоящего сборника, документ № 205, т. 2, документ № 505).

2 См. том 1 настоящего сборка, документ № 247; т. 2, документ № 505; т. 3, документ № 1127.

3 См. том 1 настоящего сборка, документ № 76; т. 2, документ № 505.

4 См. том 2 настоящего сборка, документ № 505.

5 Правильно — «Таутининку Саюнга» (см. том 1 настоящего сборника, документ № 205, т. 2, документ № 505).

которая целиком прибыла из Таллина в г. Красноуральск с эстонской воинской частью. Переехав в Свердловск, Андрезен стал устанавливать связи среди эвакуированной эстонской интеллигенции и с находивши­мися в эстонском запасном полку бывшими членами фашистских орга­низаций, приступив одновременно к организации антисоветской группы из эстонцев-дезертиров.

Через одного из своих участников, устроившегося на работу в типо­графию газеты «Уралао», группа снабжалась фиктивными документами для проезда по ж.д. Союза.

Принимались также меры к организации квартир для укрытия эс­тонцев-нелегалов и дезертиров.

Группа ставила задачей обработку эстонцев в антисоветском духе и снабжении их фиктивными документами для ухода за границу. Андре­зен до августа 1943 года вел активную шпионскую работу, будучи связан с несколькими резидентами немецкой разведки1.

[...]

3. Управлением НКГБ по Куйбышевской области, разрабатывается группа латышей, ведущих антисоветскую националистическую работу. Арестованный латыш Расманис2 показал, что он собирал разведданные по оборонным заводам.

[...]

Несмотря на значительное количество лиц, прибывших из Прибал­тики к нам в область, многие начальники горрайотделений совершенно ослабили чекистское обслуживание этих контингентов, очень слабо при­обретают агентуру из их среды и совершенно не вскрывают вражескую работу националистических элементов.

[...]

Для усиления борьбы с антисоветской деятельностью националис­тического элемента из Прибалтики Предлагаю:

[...]

1 Андрезен Джон Микхелевич, 1915 г.р., Особым совещанием при НКВД СССР 22 июля 1944 г. был заключен в ИТЛ сроком на 20 лет. Были осуждены к различным мерам наказания и другие лица, арестованные по делу Андрезена.

Определением военного трибунала Уральского военного округа от 26 апреля 1957 г. постановление Особого совещания при НКВД СССР в отношении Андрезе­на Д. М. и других было отменено и дело в отношении их прекращено за недоказанно­стью обвинения и за отсутствием состава преступления.

2 Расманис Отто Эрнестович, 1904 г.р., старший электрик завода № 18 МАП в г. Куйбышеве, был арестован 23 октября 1943 г. УНКВД по Куйбышевской области и привлечен к уголовной ответственности по ст. 58-6 УК РСФСР. Особым совеща­нием при НКВД СССР 3 сентября 1944 г. заключен в ИТЛ сроком на 5 лет «за принадлежность к финской и немецкой разведкам». Определением военного трибу­нала Приволжского военного округа от 7 октября 1955 г. постановление Особого совещания в отношении О. Э. Расманиса отменено и дело на него прекращено за отсутствием состава преступления.

2. Бывших участников националистических организаций «Кайтсе-лиит», «Измаалиит», «Бабе», «Айзсарги», «Перконкруст», «Таутинин-ки», «Шаулисты» и националистически настроенных лиц из числа ссыль­ных и эвакуированных прибалтийцев, взять на оперативный учет и уста­новить за ними агентурное наблюдение.

[•■•]

7. На лиц, ведущих активную организованную работу по сколачива­нию антисоветских элементов и намеривающихся по возвращении в Прибалтику, перейти к активным формам подрывной работы выслать материалы в УНКГБ для получения санкции на арест.

[...]

К 20 июня сообщите подробно о результатах выполнения директивы в целом.

Начальник управления НКГБ УО

полковник Иванов

ЦА ФСБ России

№ 1866

ДИРЕКТИВАУКР«СМЕРШ»НКВМФ0019/3 ОБУСИЛЕНИИАГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНОЙРАБОТЫ ПОПРЕДОТВРАЩЕНИЮДИВЕРСИОННЫХАКТОВ НАСКЛАДАХ,ПРЕДПРИЯТИЯХИСТРОИТЕЛЬНЫХ ОБЪЕКТАХВМФ

11мая 1944г.

Начальникам отделов контрразведки «Смерш» военно-морских гар­низонов и учебных заведений ВМФ.

Имеющиеся в Управлении контрразведки НКВМФ «Смерш» дан­ные свидетельствуют о росте диверсий на складах и хранилищах обо­ронного значения.

Несоблюдение техники безопасности, нарушение противопожарных мероприятий, преступная халатность в охране складов, засоренность лич­ного состава и потеря бдительности — все это дает возможность агентуре вражеской разведки свободно проникать на наши объекты и активно про­водить свою преступную работу.

В целях разоблачения и ликвидации агентуры противника и свое­временного предупреждения диверсионных актов,—

предлагаю:

Усилить агентурно-оперативную работу по выявлению и разоблаче­нию агентов иностранных разведок и антисоветских элементов, проник­ших на склады, предприятия и строительство ВМФ.

Агентурным и официальным путем проверить личный состав, рабо­тающий на складах и предприятиях ВМФ, и лиц, подозрительных по диверсии, взять в активную разработку, обеспечив повседневное аген­турное наблюдение за ними.

Особенно обратить внимание на изучение и систематическое наблю­дение за военнослужащими и вольнонаемными рабочими и служащими, проявляющими антисоветские настроения, бывшими в плену, окруже­нии и призванными из районов, освобожденных от немецких оккупан­тов, выходцами из западных областей Украины, Белоруссии, Бессара­бии, Эстонии, Латвии и Литвы.

Систематически выявлять и изучать связи военнослужащих и воль­нонаемного состава с гражданским населением и подозрительных из них брать в агентурную разработку.

Начальникам отделов лично проверить качество агентуры и осве­домления на складах и предприятиях.

Через агентуру вскрыть ненормальности на складах, строительстве и предприятиях, которые могут быть использованы агентурой противника и антисоветским элементом в своей преступной деятельности.

На наиболее важных объектах создать противодиверсионную аген­туру

О намеченных мероприятиях по обеспечению складов, строитель­ства и производственных предприятий в противодиверсионном отно­шении срочно вышлите докладные записки.

О проделанной работе представьте докладные записки к 15 июня с.г.

Начальник Управления контрразведки НКВМФ «Смерш» генерал-лейтенант Гладков

ЦА ФСБ России

1867

ИЗСООБЩЕНИЯГУКР«СМЕРШ»НКОСССР440/А ВГКООБАГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНЫХМЕРОПРИЯТИЯХ ПОРОЗЫСКУИАРЕСТУАГЕНТОВМОРСКОЙ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙАБВЕРКОМАНДЫИБО1

12 мая 1944 г.

Докладываю, что в период оккупации Крымского полуострова про­тивником органами «Смерш» был выявлен в Симферополе2активно дей­ствующий против частей Красной Армии германский военно-морской разведывательный орган «Черноморская абверкоманда» при офицере ос­ведомителе Черного моря («Нахрихтен Беобахтунгс официр» — «НБО»).

Этот разведывательный орган, имея в деревне Тавель, что в 18 км от гор. Симферополя, специальную разведывательно-диверсионную шко­лу3, забрасывал свою агентуру в расположение войск быв. Северо-Кав­казского и 4-го Украинского фронтов для шпионской и диверсионной деятельности, а также в партизанские отряды, действовавшие на терри­тории Крыма.

В целях пресечения подрывной деятельности «Черноморской абвер­команды НБО», выявления официального состава, агентуры и каналов ее проникновения в части Красной Армии, органами контрразведки за период 1943-1944 гг. было заброшено на сторону противника 5 агентов, которые внедрились в этот разведывательный орган.

В результате реализации материалов, полученных от зафронтовой агентуры, и следствия, а также активным розыском было арестовано 98 агентов «Черноморской абверкоманда НБО», переброшенных в раз­ное время на нашу сторону со шпионско-диверсионными заданиями.

Ряд агентов этого органа, будучи обработан нашей агентурой, бежал от немцев к партизанам, либо, перейдя на нашу сторону, явился с повинной.

Ниже в кратком изложении приводятся наиболее характерные при­меры ареста агентов германского военно-разведывательного органа «Чер­номорской абверкоманды НБО»:

По данным нашего зафронтового агента Никляевой Е. И., еще в ок­тябре 1943 года было известно, что «Черноморская абверкоманда НБО» намерена перебросить в наш тыл группу агентов, в числе которых имеет­ся агент-радист Оганесян.

' См. том 2 настоящего сборника, документ № 696; том 3, документы № 980, 1075.

2 Город Симферополь освобожден 13 апреля 1944 г. в ходе Крымской операции войсками 4-го Украинского фронта и партизанами.

3 См. том 3 настоящего сборника, документ № 1124.

Находясь в близких отношениях с Оганесяном, Никляевой удалось скопировать и передать нам шифр и данные радиосвязи рации Оганесяна.

Установленным в тот период радионаблюдением, с использованием данных Никляевой, было установлено, что агент-радист германской раз­ведки Оганесян находится в Симферополе и проводит тренировочную радиосвязь с радиоцентром противника, причем характер радиотелег­рамм, передаваемых Оганесяном, свидетельствовал о том, что в случае отступления немцев, он будет оставлен в Симферополе.

После освобождения Симферополя принятыми органами «Смерш» мерами розыска была арестована указанная радиорезидентура, в кото­рую входили следующие агенты «Черноморской абверкоманды НБО»:

Астадурян А. С.1,1912 года рождения, уроженец гор. Новороссийс­ка, армянин, беспартийный, быв. пом. командира взвода автобатальона 4-й Краснознаменной стр.дивизии, в плен к немцам попал в ноябре 1941 года в районе Большого Токмака.

Оганесян С. К., 1922 года рождения, уроженец Армянской ССР, ар­мянин, быв. член ВЛКСМ, быв. рядовой 89 стр.дивизии, в плен к немцам попал в феврале 1943 года в районе станицы Арбузова Балка, Краснодар­ского края.

Тарлакян Н. К., 1917 года рождения, уроженец Сочинского района, армянин, быв. член ВЛКСМ, быв. рядовой 442 стр. полка, в плен к нем­цам попал в октябре 1941 года в районе Перекопа.

1 Правильно — Астадурьян А. С, был обработан представителями «Армянского комитета» М. А. Тарлакяном и А Арутюняном, перевезен в Симферополь и передан в абвергруппу-102, где проходил специальную подготовку по радиоделу. В июне 1942 г. А. С. Астадурьян был направлен для дальнейшего обучения в Полтавскую разведш­колу, где дал письменное обязательство о сотрудничестве с немецкой разведкой, из­брав псевдоним «Горин». После окончания учебы в Полтавской школе он был переве­ден в разведывательный орган «Дромедар», находившийся в Ростове, откуда через два месяца выбыл для дальнейшей подготовки и получения радиоаппаратуры в Варшавс­кую разведывательную школу. В декабре 1942 г. А С. Астадурьян направлен с разве­дорганом в Армавир, а затем в разведорган НБО, находившийся в Симферополе, и поддерживал радиосвязь с другими немецкими разведорганами. Во время нахождения в Симферополе привлек для работы в НБО своего брата — П. С. Астадурьяна, кото­рый был завербован в качестве агента. Перед освобождением Крыма, в апреле 1944 г. А. С. Астадурьян назначен старшим группы из пяти человек, снабжен портативной ра­диостанцией, оружием, деньгами и оставлен в Крыму для сбора шпионских сведений и передачи их по радио немецкой разведке. После освобождения Крыма А С. Астадурь­ян скрыл свою принадлежность к немецкой разведке и только после явки с повинной агентов из его группы — С. К. Оганесяна и Н. К. Тарлакяна, давших на А. С. Астадурь­яна показания, последний был задержан и некоторое время использовался в радиоигре с разведцентрами противника, но зарекомендовал себя с отрицательной стороны, в связи с чем было принято решение А. С. Астадурьяна, как не явившегося с повинной и не оправдавшего себя в работе, привлечь к уголовной ответственности. А. С. Астаду­рьян 4 января 1947 г. осужден по ст. 58-1 «б» УК РСФСР на 10 лет лишения свободы.

С. К. Оганесян и Н. К. Тарлакян использовались как агенты-опознаватели отде­лом контрразведки Таврического военного округа.

Узунян О. А., 1919 года рождения, уроженец Туапсинского района, армянин, быв. кандидат в члены ВКП(б), быв. рядовой 89 стр. дивизии, в плен к немцам попал в мае 1942 года в районе города Керчи.

Рогонян О. А., 1903 года рождения, уроженец Батуми, армянин, бес­партийный, быв. рядовой 156 стр. дивизии, в плен к немцам попал осе­нью 1941 года в районе Акмонайских позиций.

Как показали арестованные, находясь в лагерях военнопленных, они разновременно были завербованы для разведывательной работы на сто­роне частей Красной Армии, а перед отступлением немцев из гор. Сим­ферополя офицером германской военной разведки — обер-лейтенантом Эвертсом1были оставлены в городе для проведения шпионской работы.

Для связи с немцами в резидентуру был включен агент — радист Оганесян, имевший коротковолновую портативную радиостанцию.

Ведется следствие.

В период наступательных действий частей Красной Армии на Крым­ском полуострове Управлением «Смерш» 4-го Украинского фронта в результате активного розыска с использованием явившегося доброволь­но с повинной и перевербованного нами агента «Черноморской абверко-манды НБО» Ткаченко Н. Д. было арестовано 30 агентов «Черноморс­кой абверкоманды НБО», оставленных немцами в Крыму для проведе­ния подрывной деятельности.

[...]

Ведется следствие.

Агент Управления «Смерш» Отдельной Приморской Армии «Лена» - Ряжанова Е. И., в марте с.г., находясь в гор. Симферополе и имея от нас задание внедриться в «Черноморскую абверкоманду НБО», познакомилась с переводчиком этого разведывательного органа —

Михайловым Б. Д. (он же Магометов), 1921 года рождения, урожен­цем Азербайджанской ССР, беспартийным, быв. рядовым 23 стр. полка 51 Перекопской стр. дивизии, попавшим в плен к немцам в сентябре 1941 года в районе Каховки,— и агентом «Черноморской абверкоманды НБО» -

Гоголадзе В. Г., 1920 года рождения, грузином, быв. кандидатом в члены ВКП(б), быв. рядовым 480 стр. полка 152 стр. дивизии, пленен немцами в октябре 1941 года в районе Вязьмы.

В результате знакомства Ряжанова обработала Михайлова и Гого­ладзе и склонила их к переходу на сторону партизан.

25 марта с.г. Михайлов и Гоголадзе перешли на сторону одного из действовавших в Крыму партизанских отрядов, откуда были доставле­ны в Управление «Смерш» Отдельной Приморской Армии.

1 Правильно — Эберс Людвиг или Луис,— клички «Херст» и «Эрдман», обер-лейтенант, с июля 1942 г. — замначальника абверкоманды-104, с весны 1943 г. — на­чальник абвергруппы-106.

На следствии Михайлов и Гоголадзе сообщили данные о деятельно­сти «Черноморской абверкоманды НБО» и назвали 62 официальных сотрудника и 44 агента этого органа, подготовлявшихся к переброске на нашу сторону.

Ведется следствие1.

В апреле с.г. оперативной группой Управления «Смерш» Отдельной Приморской Армии, при освобождении гор. Одессы частями Красной Армии, были арестованы агенты «Черноморской абверкоманды НБО» —

Иванов-Голубев В. М., 1920 года рождения, русский, беспартийный, быв. командир бронемашины 51 мехбригады, в плен к немцам попал в январе 1943 года в районе г. Ростова.

Суетнов-Сноскин В. М., 1923 года рождения, русский, беспартий­ный быв. командир взвода 13 мехкорпуса, в плен к немцам попал в фев­рале 1943 года в районе ст. Анастасиевская.

Будучи допрошены, агенты показали, что, находясь в Мариупольс­ком лагере военнопленных, они в середине 1943 года были завербованы офицером «Черноморской абверкомавды НБО» для проведения шпи­онской работы и с этой целью подготавливались для переброски в тыл частей Красной Армии.

В связи с отступлением германских войск из Одессы, Иванов и Су-етнов были оставлены «абверкомандой НБО» в городе для сбора разве­дывательных данных о частях Красной Армии.

После выполнения задания Иванов и Суетнов должны были перейти линию фронта на сторону немцев.

Ведется следствие.

Работа по выявлению агентуры «Черноморской абверкоманды НБО», главным образом на Черноморском побережье,— продолжается.

Начальник ГУКР «Смерш» НКО

комиссар госбезопасности 2-го ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

1 Михайлов Б. Л., он же Магомедов Магомед, в конце 1941 г. добровольно поступил на службу в немецкую армию. В 1942 г. переведен в морскую разведыва­тельную абверкоманду, где выполнял обязанности переводчика при Тавельской (Крым) разведывательной школе, одновременно выполнял поручения по подбору кандидатов на вербовку в качестве агентов. Гоголадзе, он же Кахетелидзе В. Г., с мая 1943 г. обучался в разведшколе в мест. Летсе (Эстония), по ее окончании пере­веден в распоряжение НБО. В январе 1944 г. переведен в абвергруппу-106 для переброски в тыл советских войск с разведывательным заданием. В марте 1944 г. Б. Л. Михайлов и В. Г. Гоголадзе пробрались в партизанский отряд, где оператив­ной группой НКГБ Крыма были выявлены и арестованы. Б. Л. Михайлов 28 фев­раля 1945 г. осужден по ст. 58-1 «б» УК РСФСР на 8 лет лишения свободы. Гого­ладзе, он же В. Г. Катехелидзе 28 ноября 1944 г. осужден пост. 58-1 «б» УК РСФСР на 8 лет лишения свободы.

В г. Симферополе, кроме абверкоманды НБО, в разное время дислоциро­вались и другие органы абвера. В частности — 101-я и 114-я разведывательные абвергруппы, подчинявшиеся 101-й абверкоманде, и 106-я абвергруппа из 102-й абверкоманды. В городе оперировали разведывательно-диверсионные абверг-руппы-201 и -202, организационно входившие в 201-ю абверкоманду, а также 301-я контрразведывательная абверкоманда со своими подчиненными 320-й, 322-й абвергруппами, 304-я абвергруппа, подчинявшаяся 302-й абверкоманде. Здесь располагались разведывательно-диверсионные школы, которые нахо­дились в м. Бешуй и Тавель, где готовилась агентура из лиц кавказской наци­ональности. В г. Симферополе действовал «АСТ Крым», дислоцировались ру­ководство разведывательно-резидентской области А «Зондерштаба Р», 647-я и 727-я группы ГФП, оперативная группа Д со своими подчиненными: 10а и 106 особыми командами. В нем находились управление полиции безопасности и СД «генерального округа Таврия и Крым», особая команда «Цеппелин» при оперативной группе Д, главная команда «Русланд Зюд» со своей подчиненной ауссенкомандой-10 и др.

1868

СООБЩЕНИЕВИННИЦКОГООБЛАСТНОГО СТАТИСТИЧЕСКОГОУПРАВЛЕНИЯОЗЛОДЕЯНИЯХ ОККУПАНТОВПО24РАЙОНАМОБЛАСТИ1

12мая 1944 г.

Облстатуправление сообщает, что только по 24 районам области не­мецко-фашистскими захватчиками замучено, расстреляно и уничтоже­но населения 101 139 человек, угнано в Германию на каторгу 64 076 чело­век, в том числе по гор. Виннице замучено, расстреляно и уничтожено 41 620 человек, угнано в немецкую каторгу 13 400 человек.

Кроме того, в гор. Виннице уничтожено: театр Муздрамы на 1087 мест, кинотеатр «КИМ», центральная библиотека (книжный фонд раз­граблен). Разрушено 6 детсадов, 3 детясель, 16 школ, 3 техникума.

Из 12 больниц, роддомов и других врачебных стационаров уничто­жено 7. Уничтожены коммунальные предприятия: баня, трамвай, водо­провод, канализация, одна из лучших гостиниц — гостиница «Савой».

Из 6002 жилых домов разрушено 1881.

Начальник статуправления Печатается по: Преступные цели — преступные средства. М., 1985. С. 128.

1 Областной центр г. Винница был освобожден войсками Красной Армии в ходе Проскуровско-Черновицкой операции 20 марта 1944 г.

1869

ИЗСООБЩЕНИЯ4-гоУПРАВЛЕНИЯНКГБСССР ВНКГБСССРОДИВЕРСИОННОЙРАБОТЕ ОПЕРАТИВНЫХГРУППНАТЕРРИТОРИИ БЕЛОРУССКОЙССР

13мая 1944 г.

В соответствии с письмом Командующего войсками 1-го Белорус­ского фронта генерала армии т. Рокоссовского и Вашим указанием о проведении диверсионной работы на коммуникациях противника в рай­онах Минск, Барановичи, Лунинец, Пинск, Бобруйск, Молодечно, 4-м Управлением НКГБ СССР были направлены в январе с.г. 3 опергруппы: ст. лейтенанта Шихова1, ст. лейтенанта Распопова2 и ст. лейтенанта гос­безопасности Кузнецова3. Одновременно с этим ряду других оператив­ных групп, действующих в указанных районах, было дано задание уси­лить свою диверсионную работу на коммуникациях противника.

За истекшее с января с.г. время вновь переброшенными и ранее дей­ствовавшими в этих районах опергруппами проведены следующие ди­версии: подорвано эшелонов 68, разбито и повреждено паровозов — 99, разбито и повреждено вагонов и платформ — 717, взорвано мостов — 6, подорвано автомашин с живой силой и грузом — 38, уничтожено теле­графно-телефонной связи — 61 км.

При крушениях поездов убито и ранено до 6400 солдат и офицеров противника

Нач. 8-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР

подполковник Студжков

ЦА ФСБ России

Войска 1-го Белорусского фронта осуществив рогачевско-Жлобин-скую операцию (21-26 февраля 1944 г.), готовились к проведению Боб­руйской операции (24-29 июня 1944 г.).

1 Шихов Александр Никитович (1914-?) См. том 4 настоящего сборника, доку­мент № 1712.

2 Распопов Дмитрий Павлович (1905-?), майор (1958). С июля 1941 г. — боец Особой группы при наркоме внутренних дел СССР, с октября 1941 г. — командир отделения ОМСБОН НКВД СССР, с марта 1943 г. — командир взвода, зам. команди­ра саперной роты ОМСБОН НКВД, с октября 1943 г. — командир роты взрывного отряда отдельного отряда ОСНАЗ НКГБ СССР, с февраля 1945 г. — начальник ОВС Отдельного отряда особого назначения НКГБ СССР, с ноября 1945 г. — старший оперуполномоченный 4-го Управления НКГБ СССР. После войны на различных дол­жностях в системе МГБ—МВД—КГБ.

3 Кузнецов Д. И. — с 1945 г. — оперуполномоченный 2-го отделения 9-го отдела 1 го управления НКГБ СССР.

1870

ПИСЬМОНКГБСССР1789/мЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯСНКСССРМ.Г.ПЕРВУХИНУ ОНАПРАВЛЕНИИРАЗВЕДМАТЕРИАЛОВ1

15 мая 1944 г.

Направляю Вам при этом материалы по научной разработке пробле­мы использования урана как источника энергии.

Материалы представляют собой фотокопии подлинных работ веду­щих американских и английских ученых по вопросам научно-исследо­вательского и прикладного характера в области этой проблемы. Из них особо ценным для практического использования у нас является проект атомной машины, т. е. уранового котла.

Некоторые фотокопии направляемых материалов плохого качества (около 20%), тем не менее в связи с большой важностью вопроса считаем необходимым направить их хотя бы для частичного использования.

В приложении дается краткое изложение содержания каждой из работ.

Прошу сообщить, по возможности в ближайшее время, заключение о ценности направляемых материалов2.

Приложение3:12 стр. описи и 192 фотолиста англ[ийского] текста.

Народный комиссар государственной

безопасности ССР Меркулов*

Печатается по: Атомный проект. СССР: Документы и материалы: ВЗт.Т. 1

1938-1945. 4.2. С. 68.

1871

СООБЩЕНИЕНКГББССР4/3-71ВЦККЩб) БЕЛОРУССИИИСНКБССРОПОПЫТКАХНЕМЦЕВ ЛИКВИДИРОВАТЬСЛЕДЫСВОИХПРЕСТУПЛЕНИЙ

16 мая 1944 г.

По сообщению руководителя агентурно-диверсионной группы «Храбрецы» капитана государственной безопасности тов. Рабцевича5в связи с приближением линии фронта немцы принимают меры к скры­тию следов своих преступлений.

1 См. том 2 настоящего сборника, документ № 594; том 3, документ № 1142.

2 Заключение при выявлении не обнаружено.

1 Приложение при выявлении не обнаружены.

4 Подпись отсутствует.

5 См. том 3 настоящего сборника, документ № 986.

В частности, в 5 километрах севернее города Пинск у деревни Галево разрываются девять массовых могил, в которых похоронено свыше 30 ты­сяч военнопленных и мирного населения еврейской и белорусской наци­ональностей, расстрелянных немцами в 1941 -1942 годах.

Извлеченные из могил трупы обливаются горючим и сжигаются.

Народный комиссар государственной безопасности БССР Цанава

ЦА ФСБ России

№1872

УКАЗАНИЕУНКГБПОСВЕРДЛОВСКОЙОБЛАСТИ №3/142ВСЕМГОРРАЙОРГАНАМНКГБОБЛАСТИ ОВЫЯВЛЕНИИАГЕНТУРЫПРОТИВНИКАСРЕДИ ЛИЦ,НАХОДИВШИХСЯНАСЛУЖБЕВЖИЛИЩНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХОККУПАНТОВ

16мая 1944 г.

Директивой № 31805 от 7 октября 1943 года Управлением НКГБ указывалось на необходимость выявления, учета и активной агентурной разработки лиц, прибывших с оккупированной немцами советской тер­ритории, бывших в плену и окружении у немцев, бывших на принуди­тельных работах в Германии и др., в числе которых, возможно, имеются лица, причастные к германским разведывательным органам.

В настоящее время установлено, что на оккупированной территории немцы создали массовую агентурно-осведомительную сеть из числа со­трудников жилищных отделов, председателей уличных комитетов и уп­равляющих домами, которую использовали для выявления скрываю­щихся партийно-комсомольских и советских активистов, партизан, а также для предварительного отбора советских граждан, принудительно отправляемых в Германию.

Массовые вербовки этой части проводили созданные полицией так называемые «комиссии по чистке аппарата жилищных отделов от небла­гонадежных элементов». Эти комиссии подвергли проверке всех работ­ников жилищных отделов и управляющих домами, причем в ходе про­верки каждый из них представлял собственноручно заполненную анке­ту, в которой имелись вопросы о том, какое количество коммунистов, комсомольцев, партизан и других советских активистов арестовано на его участке работы; о том, какое участие принимал данный работник в их аресте; о количестве людей, отправленных в Германию и наличии дезер­тиров среди них; о том, проживают ли на участке члены ВКП(б), комсо­мольцы, партизаны, командиры Красной Армии, члены их семей и их связи.

Как правило, каждый прошедший чистку и оставленный комиссией на прежней работе, давал подписку о сотрудничестве с «полицией безо­пасности СД» и использовался по выявлению партийно-советского и ком­сомольского актива, партизан и других советских патриотов. Каждый вновь завербованный имеющиеся у него данные обязан был передавать в поли­цию СД или же своим непосредственным начальникам по службе.

Таким образом, работники жилищной системы на оккупированной немцами территории, прошедшие чистку и оставшиеся после этого на своих должностях, являются, как правило, немецкими агентами, а их начальники по работе — немецкими резидентами.

Для отбора и насильственной отправки на работы в Германию совет­ских граждан, при жилищных отделах и жилищных конторах работали так называемые «вербовочные комиссии», созданные полицией. В своей работе «вербовочные комиссии» также использовали председателей улич­ных комитетов, квартальных уполномоченных и управляющих домами.

В целях выявления и изъятия вражеской агентуры из числа лиц, на­ходившихся на службе в жилищных учреждениях оккупантов.

Предлагаю:

1. Немедленно агентурным и официальным путем установить, кто из числа учтенных вами лиц, прибывших с оккупированной немцами терри­тории, служил в жилищной системе при оккупантах, являлся председате­лем уличного комитета, уличным старостой, управляющим домами и др.

2. Составить персональные списки на всех выявленных лиц с указа­нием их полных установочных данных, откуда прибыл, где проживает его семья и близкие родственники, в какой должности работал в жилищ­ных учреждениях при оккупантах, кем и где работает в настоящее время, состоит ли на оперативном учете.

Списки и отдельные справки на разрабатываемых лиц из указанного контингента представить в УНКГБ не позднее 5 июня с.г.

3. Тщательно проинструктировать всю агентурно-осведомительную сеть на выявление указанного контингента и при обнаружении таковых немедленно брать их в активную агентурную разработку.

В первую очередь особо активной агентурной разработке подлежат бывшие сотрудники жилищных учреждений оккупантов, оставленные немцами на этой работе после прохождения специальной чистки или вновь назначенные немцами на работу в эти учреждения.

Агентурную разработку указанных лиц не затягивать, включая в нее наиболее квалифицированную ценную агентуру.

Обратить особое внимание на возможность проникновения этой аген­туры противника на оборонные промышленные предприятия и важные советские учреждения.

При обнаружении на указанных объектах лиц, служивших в жилуч-реждениях оккупантов, под благовидным предлогом переводить на дру­гае предприятия местного значения и продолжать их разработку в соот­ветствии с настоящими указаниями.

Начальник правления НКГБ по Свердловской области Борщев

ЦА ФСБ России

1873

СООБЩЕНИЕНАРКОМАГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИСССРВГОСУДАРСТВЕННЫЙ КОМИТЕТОБОРОНЫ,НАРОДНЫЙКОМИССАРИАТ ИНОСТРАННЫХДЕЛ,НАРОДНЫЙКОМИССАРИАТ ВНУТРЕННИХДЕЛОСОЗДАНИИИДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВПОЛЬШЕКРАЙОВОЙРАДЫНАРОДОВОЙ1

17 мая 1944 г.

В дополнение к нашему № 1141/м от 29 марта 1944 г.2НКГБ СССР сообщает следующие данные о действующей на территории б. Польши «Крайовой Раде Народовой» («Краевой'национальный совет»).

31 декабря 1943 г. в гор. Варшаве состоялось совещание представите­лей 14-ти демократических общественно-политических и военных орга­низаций Польши, созванное по инициативе «Польской партии работни-чей» - ППР.

На совещании были представлены следующие организации и группы

1. Комитет Народной Инициативы.

2. Центральный Комитет Польской Рабочей Партии.

3. Группа социалистических деятелей.

4. Группа деятелей «СтронництваЛюдового» и «Батальонов Хлопс-ких».

5. Главное командование «Гвардии Людовой».

6. Подпольное профессиональное движение.

7. Группа беспартийных демократов.

8. Представители свободных профессий: научных работников, вра­чей, учителей, инженеров, архитекторов.

9. Группа деятелей бывшего объединения профессиональных союзов работников умственного труда.

1 Документ был доложен И. В. Сталину, В. М. Молотову, Л. П. Берия. Копия данного письма по указанию В. М. Молотова 18 мая 1944 г. была направлена в ЦК ВКП(б) Д. 3. Мануильскому.

2 Документ не публикуется.

10. Группа польских литераторов.

11. Группа офицеров и подофицеров польской армии.

12. Группа представителей ремесленников.

13. Территориальные группы солдат «Краевой Армии».

14. Организация «Валька Млодых» (Борьба молодежи). Совещанием была создана «Краева Рада Народова», возглавившая

руководство всеми перечисленными организациями и группами.

Совещанием принят, а затем издан и распространен среди населения Польши манифест, в котором эмигрантское польское правительство в Лондоне изобличается в предательстве интересов польского народа и Польского государства.

1-го января 1944 года состоялось первое заседание «Краевой Рады Народовой», на котором принято решение о создании «Армии Людо-вой» (Народной армии) для вооруженной борьбы с немецкими окку­пантами.

На этом заседании были приняты два обращения: первое — ко всем народам дружественных государств, в котором выражается желание польского народа участвовать в совместной борьбе против гитлеризма, и второе — к правительствам СССР, Англии и США о помощи «Армии Людовой» в вооруженной борьбе против немецких оккупантов.

23 января 1944 года состоялось второе заседание «Краевой Рады На­родовой», на котором обсуждался вопрос о советско-польских отноше­ниях.

«Краева Рада Народова» приняла обращение к польскому народу с призывом поддерживать политику Советского Правительства в вопросе советско-польских отношений.

10 февраля 1944 года «Краевой Радой Народовой» напечатан рефе­рат, разоблачающий польское эмигрантское правительство в Лондоне и проводимую им политику.

В реферате подчеркивается, что официальные вооруженные силы Польши не ведут войну с оккупантами, а, наоборот, начали братоубий­ственную войну против СССР и хотят направить польский народ на бес­смысленную борьбу с Красной Армией.

В заключение в реферате выдвигается необходимость объединения всех подпольных военных организаций Польши, и в первую очередь «Гвар­дии Людовой» и других, подчиняющихся «Краевой Раде Народовой».

Манифест и обращение «Краевой Рады Народовой» широко рас­пространяется среди польского населения на оккупированной немцами территории бывшей Польши.

Народный комиссар государственной

безопасности Союза ССР Меркулов

Печатается по: Русский архив: Великая Отечественная. СССР и Польша. Т. 14 (3-1). М.: 1994. С. 151-152.

1874

ДИРЕКТИВАНКВДСССР№15/10-002267 НАЧАЛЬНИКАМВОЙСКНКВДПООХРАНЕТЫЛА ФРОНТОВОЗАДАЧАХВОЙСКНКВДВСВЯЗИ СВСТУПЛЕНИЕМКРАСНОЙАРМИИНАТЕРРИТОРИЮ СТРАНВОСТОЧНОЙЕВРОПЫ

18 мая 1944 г.

В связи с выходом Красной Армии к гос. границе и дальнейшим про­движением по территории воюющих с нами стран перед войсками НКВД по охране тыла фронтов на ближайший летний период ставится основ­ная задача — обеспечение надежной охраны тыла фронтов и всемерное содействие еще более быстрому и победоносному продвижению Крас­ной Армии вперед.

Обстановка, в которой большинству частей придется выполнить эту задачу, будет значительно отличаться от той, в которой они действовали до настоящего времени.

На территории Румынии, а в последующем и на территории других воюющих с нами стран, мы столкнемся с враждебно-настроенными к нам группами населения.

Вынужденные считаться с нашей силой, эти группы, возможно, бу­дут внешне подчеркивать свою лояльность к нам, чтобы в подходящий момент ударить нам в спину, втихомолку напакостить, уничтожать до­верчивых, расхлябанных и потерявших бдительность одиночек и групп военнослужащих.

На своей собственной территории враг, отступая, будет оставлять большое число своих агентов, в том числе специально подготовленных для активной подрывной работы. Следует ожидать активности этой аген­туры не только в районах войскового тыла, но и в более глубоком фрон­товом тылу.

На территории Западной Украины наши части уже столкнулись с орга­низованными бандгруппами из кулацко-националистических элементов, подготовленных и обильно вооруженных немцами и руководимых ими (ОУН — УПА). Тем более мы должны быть готовы к возможному появле­нию таких банд на собственной территории противника. I Уступающий же летний период будет благоприятствовать действиям бандгрупп.

На польской территории имеется организованная агентура и воору­женные формирования эмигрантского польского «правительства». Сле­дует ожидать, что эта агентура будет пытаться оказывать активную по­мощь немцам своей подрывной работой, возбуждать население против нас, сеять панику и провокационные слухи, .убивать бойцов и офицеров Красной Армии из-за угла и дезорганизовывать наш тыл.

Население, проживающее в районе боев, собирает и хранит у себя большое количество брошенного и оставленного оружия и боеприпасов. Это создает благоприятные условия для роста бандитизма. Есть основа­ние предполагать, что на вражеской территории, где останутся большие группы враждебных элементов и агентов врага, который последний, от­ступая, специально снабдит орудием, вопрос может стать еще острее.

Личный состав наших частей столкнется с иным государственным строем и другой формой управления, чуждой для советского человека общественной жизнью и другими особенностями национально-бытово­го и религиозного характера.

Дезертиры из частей Красной Армии получат возможность под ви­дом представителей Красной Армии использовать неосведомленность населения в своих преступных целях.

Оперативно-служебная деятельность войск НКВД будет значитель­но усложнена незнанием местного языка и письменности.

Возникнут более значительные, чем на нашей территории, трудно­сти при организации соответствующего режима в тылу фронтов.

Сложным на первых порах будет вопрос о личных документах насе­ления. Мы встретимся с иной формой документации населения. Места­ми ее совершенно не будет или она окажется в хаотическом состоянии (как, например, в Румынии). Враг, оставляя свою территорию, постара­ется умышленно дезорганизовать системы личной документации насе­ления, чтобы затруднить нам борьбу с его агентурой.

Эти главные особенности предстоящего летнего периода должны быть заранее и всесторонне учтены всем нашим руководящим офицерским составом. Штабы и командиры подразделений, которые не проведут заблаговременно тщательной подготовки, не в состоянии будут долж­ным образом выполнять возложенные на них задачи в новых, более слож­ных, чем до настоящего времени, условиях.

В основном эта подготовка и предстоящая деятельность наших войск должны будут заключаться в следующем:

1. Используя все силы и средства, надо максимально поднять и укре­пить воинскую дисциплину, добиваясь образцового порядка как во внут­ренней жизни подразделений, так и в службе всех видов нарядов.

2. Четко организовать работу штабов всех степеней как по управле­нию подчиненными войсками, так и в части безукоризненной постанов­ке службы донесений, информации и оперативной отчетности.

3. При изменившейся обстановке потребуется больше, чем когда-либо ранее, максимальное усиление живого руководства нашим основ­ном звеном — заставой. Наряду с работой командиров и их штабов по улучшению контроля исполнения приказов и указаний, должны быть всемерно усилены помощью начальникам застав и конкретный деловой показ непосредственно на месте. Это особенно необходимо, учитывая предстоящее наполнение офицерского состава частей лицами, не имею­щими опыта в службе по охране тыла.

4 Настойчиво претворять в жизнь требования к офицерскому со­ставу о непосредственном активном участии его в служебных нарядах и операциях.

5. Должна быть повышена боевая готовность частей и подразделе­ний. Начальникам войск и командирам частей всегда иметь у себя под­вижные резервы в постоянной боевой готовности.

Установить контроль за тем, чтобы подразделения и части постоянно имели полный комплект боеприпасов и достаточные запасы их для пита­ния подразделений в ходе боевых операций.

6. Максимально использовать оперативную паузу на фронтах для уси­ления учебы и совершенствования знаний личного состава, чтобы ко време­ни изменения обстановки на фронтах, быть достаточно подготовленными.

На фронтах, находящихся длительное время в условиях стабильно­го положения, провести ряд учений в масштабе батальон — застава по действиям в условиях успешного наступления Красной Армии.

Войскам НКВД по охране тыла готовить сейчас свои части к борьбе с возможным проявлением бандитизма и прочими активными формами вооруженного сопротивления вражеского элемента.

7. Установить жесткую дисциплину передвижения личного состава (нарядов, конвоя и проч.) на территории противника и в наших осво­бождаемых районах (Западная Украина, Белоруссия, Прибалтийские Советские республики), особенно в районах бандпроявлений. Одиноч­ное передвижение воспретить.

Предупредить личный состав против проявления беспечности и из­лишней доверчивости к населению. Воспретить одиночное пребывание или расквартирование личного состава в домах местных жителей, в том числе и офицерского состава.

При расквартировании подразделений в населенных пунктах разме­щать их, как правило, только компактно, а на окраинах селений, в пунк­тах, наиболее удобных для организации непосредственной обороны. При наличии благоприятных условий и возможностей размещать подразде­ления вне населенных пунктов (в землянках, шалашах, палатках).

Управления войск и штабы полков и батальонов размещать компакт­но и изолированно от местного населения. Для размещения их в крупных населенных пунктах, в целях лучшего обеспечения военной тайны и.удоб-ства организации охраны и обороны — занимать отдельные целые кварта­лы (или часть их ), переселяй жителей в .другие кварталы селения. Ни в коем случае не допускать такого положения, когда отделы и службы уп­равлений и штабов разбрасываются по разным районам селения.

Повысить требовательность к офицерам, возглавляющим штабы и подразделения в части тщательной подготовки к круговой обороне пун­ктов их расположения. Усилить воздушную маскировку, более четко организовать ПВО.

8. Усилить работу по воспитанию у личного состава высокой бди­тельности, настороженности и умения строго хранить военную тайну.

9. С приближением к нашим границам и переходом на территорию противника обеспечить большую подвижность наших частей и подраз­делений, освободить от излишнего имущества, подготовить их к быстро­му реагированию на все враждебные проявления.

На всех заставах отработать вопрос быстрого стягивания находящихся на участке служебных нарядов и групп на случай непредвиденных обстоя­тельств (появления банд, защиты от нападения, временного отхода и проч.).

Иметь заранее подготовленные расчеты на транспорт, установленные принципы расквартирования, способы связи, сигналы и проч.

10. Там, где это будет целесообразно для пользы службы, сводить две-три заставы в одну. Подобной дислокации подразделений отдавать преимущество перед другими формами, но не превращать ее в постоян­ную. Командир полка должен по своей инициативе маневрировать свои­ми подразделениями так, как этого потребуют изменения в обстановке на охраняемом участке.

В основном объединенные заставы должны располагаться или передви­гаться на главнейших направлениях, охватывая своим оперативным об­служиванием и второстепенные пункты в пределах отведенных участков.

11. Своевременно разъяснить личному составу линию поведения после перехода наших государственных границ, руководствуясь разъяс­нением Советского Правительства в отношении Румынии1, опублико­ванным соглашением СССР с Чехословакией2 и указаниями военных Советов и политических управлений фронтов. С последними усилить связь и деловой контакт.

1 В связи с выходом Красной Армии в северо-восточные районы Румынии пра­вительство СССР 2 апреля 1944 г. сделало следующее заявление: «Советское Прави­тельство доводит до сведения, что наступающие части Красной Армии, преследуя германские армии и союзные с ними румынские войска, перешли на нескольких участ­ках реку Прут и вступили на румынскую территорию. Верховным Главнокомандова­нием Красной Армии дан приказ советским наступающим частям преследовать врага вплоть до его разгрома и капитуляции.

Вместе с тем Советское Правительство заявляет, что оно не преследует цели приобретения какой-либо части румынской территории или изменения существую­щего общественного строя Румынии и что вступление советских войск в пределы Румынии диктуется исключительно военной необходимостью и продолжающимся сопротивлением войск противника». (Внешняя политика Советского Союза в пери од Отечественной войны. Документы и материалы. Т. 11. 1 января — 31 декабря 1944 г. М.: 1946. С. 105).

2 Имеется в виду Соглашение об отношениях между советским Главнокомандую­щим и чехословацкой администрацией после вступления советских войск на территорию Чехословакии, подписанное 8 мая 1944 г. в Лондоне. Оно предоставило Главнокоманду­ющему советскими (союзническими) войсками верховную власть и ответственность на чехословацкой территории в пределах зоны военных операций в делах, относящихся к ведению войны. В Соглашении регулировались также вопросы юрисдикции советского Главнокомандующего и чехословацкого правительства во время нахождения советских войск в Чехословакии. (Дипломатический словарь. М: 1986. Т. 3. С. 346).

От офицерского состава добиваться четкого уяснения и понимания складывающейся обстановки и своих задач в новых условиях, в зависи­мости от характера страны, на территории* которой придет

С офицерским составом войск 1-го и 2-го Украинского фронтов тща­тельно изучить «Соглашение об отношениях между Советским Главноко­мандующим и Чехословацкой администрацией после вступления совет­ских войск на территорию Чехословакии»). (См. «Правда» от 10.05.44).

Со всем личным составом усилить работу по ознакомлению и с гео­графическими политико-экономическими особенностями страны на сво­ем направлении, ее населения и проч.

12. Для преодоления трудностей, которые неизбежно возникнут в связи с незнанием личным составом языка страны, на территории кото­рой придется действовать, необходимо уже сейчас заняться вопросом подготовки переводчиков. Их следует подбирать среди гражданского населения нашей территории, владеющих языком сопредельной страны, зачисляя в войска после соответствующей проверки в органах «Смерш», НКГБ и НКВД. Кроме того, отбирать их из числа военнослужащих час­тей, знакомых с языком страны.

Помимо этого, необходимее составить разговорники (60-100 наи­более необходимых слов и фраз для нарядов), отпечатать и распростра­нить их среди личного состава Выяснить желающих более подробно изу­чить язык и оказать им в этом всемерное содействие.

13. Одной из серьезных задач после перехода Красной Армии госу­дарственных границ СССР является борьба с мародерством, личному составу наших частей должна быть разъяснена недопустимость какого бы то ни было ущемления жизненных интересов местного населения, а тем более, оскорбления его религиозных чувств, и своевременно указа­ны наши задачи по борьбе с проявлениями мародерства со стороны воен­нослужащих Красной Армии.

14. Всеми мерами добиваться от личного состава правильного пони­мания и четкого выполнения правил применения оружия, всемерно из­бегая таких действия в этом вопросе, которые могли бы возбудить про­тив нас местное население.

15. Энергичнее организовать изъятие оружия у населения, сбор и охрану его.

Принять меры, чтобы личный состав своевременно понял исключи­тельную важность этой задачи, особенно в обстановке службы на вра­жеской территории. Усилить связь и контакт с другими органами, зани­мающимися этими вопросами, и оказывать им помощь.

Через соответствующие местные органы организовать разъяснитель­ную работу среди населения по этому вопросу.

16. Привести в полный порядок секретную документацию и архивы. Учесть , что могут быть попытки к захвату документов. Максимально повысить требовательность в деле соблюдения военной тайны, хране­ния, учета и перевозки документов. Не держать и не возить с собой не­нужных дел и архивов. Все ненужное подготовить и сдать.

* * *

Настоящая директива рассылается, как ориентировка для разработ­ки на ее основе своих указаний частям (подразделениям) в зависимости от конкретно складывающийся обстановки на каждом отдельное участке фронта и на отдельных этапах.

Директиву проработать с руководящим составом управления войск, включая помощников начальников отделений оперативного, разведыва­тельного и политического отделов.

Разрешить выслать каждому погранполку по одному экземпляру на­стоящей директивы для ознакомления с ней командира полка, его заме­стителей, начальника штаба и его заместителя по службе, после чего из полков изъять и уничтожить в управлении войск по акту, оставив только один экземпляр для руководства.

Заместитель наркома внутренних дел Союза ССР

комиссар госбезопасности 2-го ранга Серов

ЦА ФСБ России

Настоящая директива издана в связи с вступлением войск Красной Ар­мии на территорию стран Восточной Европы. В ней довольно обстоятельно и подробно охарактеризована военно-политическая и оперативная обстановка, в которой войскам ряда фронтов, в частности 1-го и 2-го Украинских фронтов, приходилось решать задачи в ходе проведения Проскурово-Черновицкой (4 мар­та — 17 апреля) и Уманско-Ботошанской (5 марта — 17 апреля) операций. В ходе последней войска 2-го Украинского фронта вышли в северо-восточные районы Румынии.

В директиве излагаются требования о необходимости совершенствования

войскам по охране тыла фронта своей деятельности в условиях дальнейшего наступления Красной Армии, конкретизируются задачи намеченных ближай­ших операций: Львовско-Сандомирской (13 июля — 29 августа), Ясско-Киши-невской (20-29 августа 1944 г.).

Требования и рекомендации директивы сыграли положительную роль в совершенствовании управления войсками, повышении боеготовности и бди­тельности, укреплении воинской дисциплины, перестройке партийно-поли­тической работы, мобилизации личного состава на образцовое выполнение задач, стоящих перед войсками по охране тыла фронтов Действующей Крас­ной Армии.

1875

ДОКЛАДНАЯЗАПИСКАНАЧАЛЬНИКАЛАБОРАТОРИИ №2АНСССРИ.В.КУРЧАТОВАИ.В.СТАЛИНУ «ОСОСТОЯНИИРАБОТПОУРАНУНА20МАЯ1944г.»1

19 мая 1944 г.

Успехи в изучении свойств атома, достигнутые наукой XX века, за­вершились в 1939 году замечательным открытием деления атомов урана. Благодаря этому явлению оказалось возможным впервые в истории че­ловечества найти пути практического использования колоссальных за­пасов энергии, сосредоточенной в центре атома — атомном ядре, для со­здания бомб сверхразрушительной силы и сверхмощных котлов.

Техническое решение задачи встретилось, однако, с самого начала с громадными затруднениями, преодоление которых считалось большин­ством ученых Союза невозможным.

Такое отношение к проблеме, естественно, привело к тому, что даже до войны ураном у нас занималась лишь небольшая группа ученых, а с началом войны приостановились и эти работы.

Иначе обстояло дело за рубежом. Английские и американские фи­зики оказались более дальновидными и уже в 1939 году информирова­ли свои правительства о тех необычных возможностях, которые связаны с разработкой проблемы урана. С 1939 же года работы по урану получи­ли в этих странах широкий размах и были строго засекречены. К веде­нию работ были привлечены крупнейшие физики и техники Англии и Америки, среди которых — гениальный Нильс Бор, нобелевские лауреа­ты Ферми, Чадвик2, Лауренс3и многие другие.

В конце 1942 года Правительству Советского Союза стал известен как масштаб проводимых за границей работ по урану, так и некоторые из полученных результатов.

В связи с этим, Государственный комитет обороны 11 февраля 1943 года постановил организовать при Академии наук СССР специальную лабораторию (Лабораторию № 2) для ведения в секретном порядке ра­бот по проблеме урана4.

Организация новой лаборатории, не имевшей кадров, своего поме­щения и аппаратуры, протекала в трудных условиях военного времени.

' См. том 2 настоящего сборника, документ № 594; том 3, документ № 1142.

2 Правильно Чэдвик (Чадвик, Чодвик) Джеймс.

3 Правильно Лоуренс (Лауренс) Эрнест Орландо.

4 Имеется в виду распоряжение ГКО № ГОКО-2872сс от 11 февраля 1943 г. о дополнительных мероприятиях в организации работ по урану (см.: Атомный проект СССР: Документы и материалы: ВЗ т. Т. 1. 1938-1945. Часть 1. М: 1998. С. 306, 307).

Лаборатория не имела поддержки и в общественном мнении среди уче­ных, не посвященных, по соображениям секретности, в ход дела и зара­женных недоверием к его осуществлению. Внимание и помощь, которые неизменно оказывались Лаборатории № 2 АН ССР тов. В. М. Молото­вым, непосредственное и повседневное руководство ее деятельностью тов. М. Г. Первухиным, поддержка со стороны тов. С. В. Кафтанова1 по­могли, однако, Лаборатории преодолеть трудности, окрепнуть, начать работу и получить ряд важных результатов.

Атомная бомба

Изучение секретных материалов работ иностранных ученых, теоре­тические расчеты и опыты, проведенные в Лаборатории № 2 Академии наук СССР, показали, что распространенное у нас мнение о невозможно­сти технического решения проблемы урана является неверным.

В настоящий момент твердо определились пути использования внут­риатомной энергии как для осуществления атомной бомбы, так и ля осу­ществления атомных котлов.

Взрывчатым веществом в атомной бомбе может служить уран-235 — особый вид (изотоп) урана, в природных условиях всегда смешанный с обычным ураном, или созданный при помощи циклотрона новый хими­ческий элемент — плутоний-239. Плутоний-239 давно исчез на Земле, он будет образовываться в атомных котлах в результате бурно идущих процессов превращения вещества.

Для осуществления взрыва необходимо быстро соединить два куска урана-235 или плутония-239, что может быть выполнено при помощи встречного их движения под действием давления пороховых газов в зак­рытой с обеих сторон трубе.

Расчет показывает, что атомная бомба будет действовать только в том случае, если количества урана-235 будут равны 2-5 кг. Как показы­вают научные исследования американцев, нужны такие же количества и плутония-239, свойства которого во всем подобны урану-235. Разруши­тельное действие такой бомбы эквивалентно обычной бомбе, снаряжен­ной 1000 тонн тола.

Выделение указанных количеств урана-235 из обычного урана-238, хотя и представляет собой задачу громадной технической сложности, но может быть все же осуществлено при помощи новых специальных диф­

1 Кафтанов Сергей Васильевич (1905-1978) — физико-химик, государственный деятель. С декабря 1937 г. — председатель Всесоюзного комитета по делам высшей школы при СНК СССР, одновременно в 1941-1945 гг. — уполномоченный ГКО по координации научных исследований в области химии для нужд обороны. С 1946 г. — министр высшего образования СССР, с 1951 г. — первый зам. министра культуры СССР, с 1957 г. — председатель Госкомитета по радиовещанию и телевидению при СМ СССР, в 1962-1973 гг. ректор МХТИ. Работы в области химической технологии топлива, организации науки и образования, внедрения научных исследований.

фузионных машин, исходным продуктом для которых служит летучее соединение урана — шестифтористый уран.

Теория новых диффузионных машин разрабатывалась в Англии и Америке в течение 1940-1944 гг., на заводах Метро-Виккерс производи­лось изготовление опытных моделей и, весьма вероятно, что близок срок пуска в ход (в Америке) завода, снабженного такими машинами. По име­ющимся у нас данным, на этом заводе должна быть установлена 1000 компрессоров с производительностью 60 000 куб. м/сек1 каждый, по­требляемая компрессорами мощность оценивается в 50 000 кВт.

За истекший год Лаборатория № 2 Академии наук СССР проверила теорию действия диффузионной машины и, кроме того, пыталась найти другие методы выделения урана-235. Теория оказалась правильной, а лучших методов выделения найти пока не удалось.

В апреле месяце по решению ГОКО2 был организован Филиал Лабо­ратории № 2 в Ленинграде и Особое конструкторское бюро при нем, которое приступило к работе над проектом диффузионной машины3.

В 1943-1944 гг. у нас велись также работы по получению шестифто-ристого урана — вещества, которое ранее в СССР не вырабатывалось. Эта задача была успешно решена НИИ-42 Наркомхимпрома, на основе работы которого ГСПИ-3 Наркомхимпрома выполняет проект специ­ального цеха шестифтористого урана при заводе № 148 с производи­тельностью 100 кг вещества в сутки. Проектные работы будут закончены к 1 июля 1944 г.

Выше указывалось, что в атомной бомбе вместо урана-235 может быть использован плутоний-239. Эта задача может быть решена только при условии пуска в ход атомного котла.

Атомные котлы

Атомный котел может быть осуществлен в двух формах: в виде сме­си мелких зерен обычного урана-238, распределенных в тяжелой воде, или в виде блоков обычного урана-238, расположенных в графите. Эти системы, при условии достижения ими определенных размеров, будут сами собой, без всякого вмешательства со стороны, разогреваться. Съем тепла можно осуществить, пропуская через атомные котлы газ (лучше всего — гелий), и использовать этот газ в замкнутом цикле для подогре­ва обычных паровых котлов. Атомный котел будет работать практически

1 В документе опечатка; следует: 60 000 куб. м/час.

2 Имеется в виду постановление ГКО № 5407сс от 15 марта 1944 г. об организа­ции филиала Лаборатории № 2 (см.: Атомный проект СССР: Документы и материа­лы: В 3 т. Т. 1. 1938-1945. Ч. 2. М.: Изд-во МФТИ, 2002. С. 47-49).

3 В справке от 18 мая И. В. Курчатов писал об этом: «По предварительным оценкам, проект завода будет закончен в середине 1945 года. О сроках постройки и пуске в ход этого завода сейчас судить трудно» (АП РФ. Ф. 93. Д. 2 (44). Л. 21 об.).

без всякого пополнения, т. к. запасы энергии в уране колоссальны; изве­стно, что в 600 тоннах урана сосредоточены такие же запасы энергии, как в ежегодной мировой добыче каменного угля.

а) Уран-графитовый котел

Для характеристики атомного котла, которому может быть суждено изменить все энергетическое хозяйство человечества, приведу здесь не­которые данные американского проекта уран-графитового котла на мощ­ность в 100 тыс. кВт. Котел — вертикальный, его высота 20 метров, диа­метр 10 метров; одновременно закладываемое количество урана — 55 тонн, а графита — 600 тонн; мощность, потребляемая компрессорами кот­ла,— 12 000 кВт. В таком котле будет ежесуточно уничтожаться около 200 граммов урана и возникать 100 граммов плутония-239.

Мы видим, таким образом, что атомный котел, наряду с выделением энергии, явится и мощным источником получения атомного взрывчато­го вещества.

Работы по уран-графитовому котлу за рубежом подвинулись, по имеющимся у нас данным, очень далеко. Есть сведения, что в Америке уже пущен в действие (правда, пока на малой мощности) уран-графито­вый котле приблизительно тех размеров, как предусматривалось проек­том, характеристики которого даны выше.

Как же обстоит дело у нас с работой над атомными котлами?

За истекший год в Лаборатории № 2 был выполнен ряд важнейших исследований по физике процесса в котлах; Институт редких металлов Наркомцветмета разработал способы получения зернистого металличес­кого урана, на основе которого к концу этого года должен быть спроекти­рован специальный цех на заводе «А» для переработки всех добываемых у нас солей урана на металлический уран; на Московском электродном заводе проводится изготовление опытных партий чистого графита, дав­шее обнадеживающие результаты. Таким образом, многие трудные воп­росы уже решены. Практическое осуществление уран-графитового кот­ла откладывается, однако, на неопределенный срок из-за отсутствия в нашей стране нужных для котла количеств (50-60 тонн) урана. В 1943 году было добыто только 1,5 тонны урановых солей, в 1944 году намече­но получить 4 тонны, но пока план не выполняется. Месторождения ура­на разведаны у нас плохо.

б) Атомный котел «уран-тяжелая вода»

В связи с недостатком урана для нас особое значение приобретает другой вид атомного котла, о котором упоминалось выше,— котел из урана и тяжелой воды. На пути осуществления этого котла также встре­чаются, однако, большие трудности. Для его постройки достаточно толь­ко 1 -1,5 тонны урана (эти количества имеются у нас в наличии), но зато необходимо располагать 2-4 тоннами тяжелой воды.

До войны и в военное время работы по получению тяжелой воды проводились у нас в ничтожных масштабах (за 10 лет было получено около 1 кг этого вещества). За истекший год мы упорно работали в этом направлении, и сейчас определилась возможность организации произ­водства больших количеств тяжелой воды на базе электролиза воды Чирчикского химкомбината. К 1 июня с.г. ГСПИ-3 Наркомхимпрома заканчивает проект специального цеха на Чирчикском комбинате, рас­считанного на получение 800-1000 килограммов тяжелой воды в год. Пуск в ход этого цеха представляет громадный шаг вперед в деле получе­ния тяжелой воды, за 2 месяца работы цеха будет получено такое же количество тяжелой воды, какое было накоплено во всем мире за период 1929-1939 гг. При работе этого цеха нужное количество тяжелой воды (2-4 тонны) будет накоплено к концу 1946 года.

Из изложенного видно, что хотя использование энергии урана и свя­зано с решением труднейших задач, опасность применения атомных бомб и энергетические перспективы атомных котлов настолько существенны для государства, что всемерное развитие работ по урану является насто­ятельно необходимым.

Прошу Вас поручить рассмотреть вопрос о дальнейшем развитии этих работ.

Начальник Лаборатории № 2 Академии наук СССР

Академик Курчатов

АП РФ. Ф. 3. On. 47. Д. 25. Л. 4-9.

1876

УКАЗАНИЕНАЧАЛЬНИКАУПРАВЛЕНИЯВОЙСКНКВД ПООХРАНЕТЫЛАЛЕНИНГРАДСКОГОФРОНТА №10/00827ЧАСТЯМВОЙСКНКВДФРОНТА ОБАКТИВИЗАЦИИРАЗВЕДКИПРОТИВНИКА ИПРИНЯТИИМЕРПОРОЗЫСКУЕЕАГЕНТУРЫ

20 мая 1944 г.

Последнее время разведка противника активизировала выброску в тылу фронта парашютистов — разведчиков и диверсантов, которые по выполнении даваемых шпионских и диверсионных заданий стремятся вернуться в расположение противника через линию фронта.

Имеются веские данные о готовящейся противником выброске па­рашютистов также в Гатчинском, Волосовском, Кингисеппском районах и на побережье Финского залива.

Кроме того имеются факты вынужденной посадки в тылу фронта подбитых в воздушных боях самолетов противника, экипажи которых также стремятся затем пробраться через линию фронта.

Несмотря на мои категорические приказы, розыск и ликвидация па­рашютистов, а также экипажей самолетов противника частями прово-

дятся недостаточно и вместо максимального напряжения и нацеливания на это всех служебных нарядов, агентуры и ВС, имеются факты преступ­но-халатного отношения, как это имело место в ОКПП Ладожского озе­ра, к проверке и фильтрации задерживаемых подозрительных лиц с явно фиктивными документами.

Низкая результативность борьбы с парашютистами противника объясняется также плохим взаимодействием частей подразделениями и постами Ленинградской армии ПВО.

Приказываю:

1. Принять самые решительные меры по обеспечению розыска, задер­жания и ликвидации парашютистов противника, а также экипажей под­битых самолетов, нацеливая на это всю агентуру, служебные наряды и ВС.

2. Установить тесную связь и взаимодействие со всеми ближайши­ми подразделениями и постами Ленармии ПВО.

3. При получении данных о произведенной выброске парашютистов и посадке подбитых самолетов немедленно организовывать активный их поиск, используя для этого все силы и возможности и не прекращая его до задержания или ликвидации.

Начальник войск НКВД по охране тыла

Ленфронта

генерал-лейтенант

Степанов ПА ФСБ России

Настоящее указание начальника войск НКВД по охране тыла Ленфронта прежде всего касалось командиров 10, 104, 106 и 113-го пограничных полков, начальника 99-го погранотряджа, ОКПП Ладожского озера и др. подразделе­ний фронта.

№1877

ИЗСПРАВКИ4-гоОТДЕЛАУНКГБ ПОЛЕНИНГРАДСКОЙОБЛАСТИОПОЛОЖЕНИИ НАОККУПИРОВАННОЙТЕРРИТОРИИЭСТОНСКОЙ ИЛАТВИЙСКОЙССР

22 мая 1944 г.

/. Мероприятия оккупационных властей.

Положение населения.

Политическое и экономическое положение на территории временно оккупированной немецкими войсками Прибалтики характеризуется в настоящее время усилением активности немцев в проведении всякого рода тотальных мероприятий с одной стороны и, с другой стороны — ростом сопротивления фашистскому режиму со стороны подавляющей массы коренного эстонского и латышского населения.

Еще в начале оккупационного периода германские власти разделили Прибалтику на три генеральных округа: генеральный округ Эстонии, ге­неральный округ Латвии и генеральный округ Литвы.

В марте 1943 г. германский рейхсминистр так называемых «завое­ванных восточных территорий» Альфред Розенберг издал постановле­ние о самоуправлении в Прибалтийских республиках (генеральных ок­ругах). Это декоративное и по существу фиктивное мероприятие было продиктовано катастрофическим ухудшением положения немецких войск на советско-германском фронте и имело целью задобрить латы­шей и эстонцев иллюзией национальной самостоятельности.

Марионеточным правителем Эстонии был назначен местный квис-линговец — доктор Мяэ1, выполняющий одновременно обязанности ди­ректора юстиции и народного просвещения. Главой марионеточного пра­вительства Латвии стал бывший генерал латышской национальной ар­мии, известный реакционер и профашист Данкерс2.

1 Мяэ Хяльмар Михнелевич — один из активных руководителей и идеологов «вэбсовской» (профашистской) организации. Перед войной возглавлял в Таллине торговую фирму «Мяэ и К», представлявшую германские и итальянские интересы, которая служила прикрытием для деятельности гитлеровских спецслужб в Эстонии. В марте 1941 г. по приглашению германских фирм выехал на постоянное жительство в Германию. В августе 1941 г. он вместе с немецкими оккупантами возвратился в Таллин, где был назначен комиссаром — директором образования и судов, а позднее — единоличным немецким ставленником — директором «эстонского самоуправления». С декабря 1941 г. по 16 февраля 1944 г. он непосредственно руководил эстонской политполицией СД. Как фашистский ставленник и руководитель «эстонского само­управления» являлся непосредственным организатором многих массовых злодеяний на территории оккупированной немцами Эстонской ССР.

В 1944 г. при отступлении немецких войск бежал в Германию, потом в Австрию, где в 1945 г. был арестован спецорганами оккупационных войск США, содержался в лагере в г. Бамберге. С 1948 г. сотрудничал с американской военной разведкой «Си-Ай-Си», которой использовался как специалист по Прибалтике.

По данным на 1954 г., Мяэ X. М. проживал в Австрии, в городе Альт Аусзее, Пухен, 60. В последующие годы он выступал в ФРГ с циклом лекций антисоветского содержания, а в 1960 г. участвовал в Испании в слете фашистов из стран Европы и Азии.

2 Данкерс Оскаре — Екабс Карлович — до начала войны служил в армии буржу­азной Латвии. В середине 1940 г. переехал в Германию. С началом войны возвратил­ся в Латвию и занимал различные должности: начальника фашистской организации «Народная помощь» и председателя главного правления «Латвийского Красного Креста». Одновременно являлся генерал-директором Генерал-дирекции внутренней безопасности и личного состава Латвии и с мая 1942 г. — Генерал-дирекции внутрен­них дел Латвии. С марта 1944 г. был назначен первым генерал-директором в гене­ральном округе «Леттланд».

Оба они — Мяэ и Данкерс остаются на своих постах до настоящего времени и в своей деятельности ответственны перед рейхскомиссаром «Остланда», генералом германской армии Лозе и его специальными упол­номоченными (комиссарами) по Эстонии и Латвии.

Так, фактическим диктатором Эстонии является генерал Лицман1. В сформированное им «правительство», помимо Мяэ, входит еще пять министров или директоров: внутренних дел Ангелус, хозяйства и фи­нансов — Вендт, сельского хозяйства — Лейк2, труда — Саар и полиции — Синка3.

Кроме того, на местах существуют окружные комиссары из немец­ких офицеров, которые распоряжаются распределением рабочей силы, транспортными средствами и т. д. Под контролем окружных комиссаров работают в городах — бургомистры, в сельских местностях — старшины.

Все члены «правительства» Эстонии и Латвии назначаются герман­скими комиссарами и утверждаются в своих должностях рейхскомис­саром «Остланда» Лозе.

Таким образом, вся полнота власти в оккупированной Прибалтике находится в руках рейхсминистра Розенберга и его ближайших помощ­ников Дозе, Лицмана и других. Мяэ, Данкерс и все прочие деятели орга­нов «самоуправления» Эстонии и Латвии являются простыми исполни­телями и послушными орудиями в руках немецких руководителей.

Периферийными органами «самоуправления» в Эстонии и Латвии являются уездные и волостные управления.

Состав каждого угодного управления в отдельности утверждается директором внутренних дед, члены управления именуются советниками по вопросам, входящим в их компетенцию (по сельскому хозяйству, на­логам, просвещению и т. д.).

1 Лицман (Литцман) Карл Зигмунд — член нацистской партии с 1938 г., с 1933 г. — член рейхстага. С сентября 1939 г. служил в фашистской армии, принимал участив в акциях по захвату Польши и Голландии. На восточно-германском фронте в 1941 г. первоначально возглавлял одно из подразделений абвера, после оккупации ЭССР немцами с 5 декабря 1941 г. стал гитлеровским наместником — «генеральным комис­саром Эстонии». Имел чин группенфюрера СС. Осенью 1944 г. бежал вместе с отсту­пающими немецкими войсками

2 Лейк Хейно Иоханович — с 8 октября 1941 г. являлся членом «Омакайтсе» и «Спасительного комитета» в Вильянди.

3 Синка Арнольд — до 1940 г. кадровый офицер эстонской буржуазной армии. С первых дней оккупации ЭССР Синка стал одним из активных организаторов и руководителей военизированной, буржуазно-националистической организации «Ома­кайтсе», активно сотрудничавшей с 1941 г. по 1944 г. с фашистскими оккупантами. С января 1943 г. являлся руководителем Центрального управления «Омакайтсе» и отдела информации полиции. 1 октября 1943 г. ему присвоено звание полковника. С сентября 1944 г. он служил в войсках СС в звании штандартенфюрера. При от­ступлении немецких войск Синка бежал с ними, в 1946 г. проживал в Швеции.

Хозяйственная деятельность уездных «самоуправлений» контроли­руется специально назначенными в каждый уезд сельскохозяйственны­ми руководителями.

Руководители уездных управлений назначают волостных старшин и утверждают составленные ими аппараты волостных управлений.

Волостные старшины, в свою очередь, назначают сельских старост на срок до трех месяцев поочередно от каждого семейства.

Полицейская власть в Прибалтийских областях осуществляется од­новременно немецкими и местными (латышскими или эстонскими) орга­нами.

Помимо ранее существовавшего административного деления на уез­ды и волости, вся территория Эстонии и Латвии поделена на округа. Так, например, в Эстонии имеются 7 округов, во главе которых стоят назна­ченные Лицманом германские окружные комиссары.

[■■■]

В каждом уезде, помимо органов германского гражданского управ­ления, имеются также органы германского военного командования -уез­дные комендатуры, с приданными иммотделами жандармерии.

Экономика Прибалтийских областей подорвана хищнической по­литикой немцев и в настоящее время фактически приведена в состояние полного упадка. Большинство промышленных предприятий закрыто, функционируют лишь те, продукция которых обращается непосредствен­но на нужды германской армии.

Тяжелое экономическое положение, в первую очередь, отражается на положении промышленных и сельхозрабочих. Осуществленная не­давно мобилизация трудовых резервов 1919-1924 гг. рождения произ­водилась в Прибалтике по тому же принципу, что и в Германии.

Все мобилизованные отправлялись и отправляются на фронт или на работу в военную промышленность.

Тотальная мобилизация и материальная необеспеченность привела к массовому дезертирству рабочих с заводов, фабрик и других немецких военных объектов. Десятки и сотни мобилизованных самовольно поки­дают предприятия и предпочитают скрываться в лесах.

[...]

Рабочие на территории Прибалтики находятся в тяжелом положе­нии, официально рабочий день не должен превышать 10 часов, но в дей­ствительности равняется 12 и более часам при мизерной зарплате 3,6 мар­ки в день.

Работники умственного труда подвергаются со стороны немецких властей систематическим гонениям и преследованиям. Студентов, на­пример, заставляют работать грузчиками на железных дорогах. Девять тысяч юношей и девушек насильно отправлены на трудовые работы в Германию. Группа служащих сильно сокращена, и в результате этого «лиш­ние» контингенты направляются в Германию для обучения другим спе­циальностям.

Чтобы хотя бы отчасти восполнить убыль рабочей силы, на работу на фабрики и заводы посылаются теперь евреи, которые ранее были заняты только на очистке и уборке улиц.

[...]

В январе 1942 года немецкие оккупационные власти отменили со­ветскую земелыгую реформу и отобрали землю более чем от153 тысяч малоземельных и безземельных крестьян, что привело к полному отходу беднейшего крестьянства от немецкой политики.

Отобранная от бедняков земля не была немцами возвращена в пол­ную собственность прежним владельцам, а передана им только во вре­менную аренду и при этом лишь тем, кто не возбуждал у властей сомне­ния в своей политической благонадежности.

Таким образом, зажиточные слои эстонского и латышского кресть­янства на деле также оказались ущемленными фашистским режимом и сейчас, в большинстве своем, не сочувствуют оккупантам.

Росту недовольства среди сельского населения способствует еще и острая нехватка таких необходимых товаров, как: соли, керосина, кро­вельного железа и других.

Осенью 1942 года из-за отсутствия рабочих и в результате прямого саботажа со стороны беднейшего крестьянства в ряде районов Эстонии большая часть зерновых и картофеля остались неубранными, урожай льна переработан всего на 27%.

Весной 1943 года немецкие власти повсеместно ввели в Прибалтике т. н. «основную книгу», в которую вкосится размер урожая, количество наличного сельхозинвентаря, другое крестьянское имущество.

Одновременно немцы объявили новые чрезвычайно тяжелые для крестьян нормы натуральных налогов.

Однако эти и другие мероприятия оккупантов не дали ожидаемых ими результатов. Осенью 1942-1943 гг. более половины всей полезной земельной площади (пашни) оставалась невспаханной.

Немецкие оккупационные и местные власти применяют строжай­шие репрессии против неаккуратных сдатчиков налогов, наиболее зло­стных из них объявляют преступниками и заключают в тюрьму.

В настоящее время немцы проводят в Прибалтике массовые рекви­зиции скота, который в спешном порядке угоняется в Германию.

[...]

Все гражданское население Прибалтики проходит обязательную ре­гистрацию, в городах — в полицейских префектурах или комендатурах, в сельских местностях — в волостных управлениях.

Первая регистрация была произведена немцами сразу хе после окку­пации ими Прибалтики. При этом делалась соответствующая отметка на паспортах, прошедшие регистрацию лица получали круглые металличес­кие жетоны, предъявление которых было обязательно при проверках.

В конце 1941 г. и в начале 1942 г. произведена выдача населению немецких удостоверений личности, составленных на немецком и мест­ном языках, с указанием в них основных биографических данных, при­мет и отпечатков указательного пальца правой руки. В настоящее вре­мя наличие этого удостоверения или паспорта старого образца с отмет­кой регистрации обязательно для каждого проживающего в Эстонии или в Латвии лица, наряду с трудовой книжкой и продовольственной карточкой.

Перемена места жительства может производиться лишь с разреше­ния квартирных бюро (в городах) или волостных управлений (в сель­ских местностях).

Для вновь прибывших гражданских лиц обязательна регистрация в течение суток, при регистрации требуется предъявление удостоверения личности и трудовой книжки.

Военнослужащие, прибывшие в отпуск или в командировку, обяза­ны в течение 48-ми часов зарегистрироваться в комендатуре, где после регистрации они получают продовольственные карточки и временное место жительства (в гостиницах или на частных квартирах), при этом на отпускных или командировочных удостоверениях делаются соответству­ющие пометки.

Право передвижения по железным дорогам в значительной степени ограничено. Проезд по железнодорожным путям разрешается частным лицам лишь в особо уважительных случаях, с подачей в местную пре­фектуру специального заявления с указанием мотивов для поездки.

Передвижение по остальным дорогам, а также в пределах населен­ных пунктов разрешается с 5 час. утра до 10 час. вечера. В прифронтовой полосе, вблизи побережья Чудского озера — свободное передвижение прекращается в 6 час. вечера.

В дневное время проверка документов производится редко. Однако ночью в населенных пунктах выставляются патрули из членов «Омакай­тсе», которые проверяют, кроме документов, знание установленного по районам пароля и задерживают лиц, не имеющих права передвижения в ночное время. В прифронтовой полосе режим еще более строг, по ночам производится усиленное патрулирование, имеются конные разъезды, в отдельных пунктах населению не разрешается впускать в дома кого бы то ни было после 6 час вечера.

В связи с успешным наступлением Красной Армии в течение 1943-1944 гг. производилась эвакуация гражданского населения из некоторых районов Ленинградской области в Эстонию, а также из прифронтовой полосы эстонской территории в тыловые районы. В частности, известно, что в районе гор. Тарту проживает часть населения, эвакуированного из Волосовского района Ленинградской области.

Эвакуированное русское население, имея на руках справки от не­мецкой комендатуры об эвакуации, имеет право свободно передвигаться в пределах предназначенного им района, в поисках более удобного ме­ста для работы и жительства. Большинство пришлого русского населе­ния в Прибалтике ненавидит оккупантов и стремится переходить к парти­занам.

[...]

Для всего трудоспособного населения Прибалтики в возрасте от 15 лет введена трудовая повинность.

[...]

Отношение основной массы местного населения Прибалтики к нем­цам — отрицательное. Городское население недовольно недостатком про­дуктов питания, продолжительностью рабочего дня, низкой заработной платой. Крестьянство выражает недовольство высокими нормами по­ставок сельскохозяйственных продуктов, принудительным трудом на оборонном строительстве и лесозаготовках. Кроме того, крестьянство ожидало от немцев увеличения земельных наделов, но эти ожидания не оправдались, ибо земля, принадлежавшая совхозам, объявлена герман­ской государственной собственностью.

В результате воздействия фашистской пропаганды, утверждающей что при восстановлении Советской власти в Прибалтике якобы будет ликвидирована крестьянская частная собственность, а большинство эс­тонцев и латышей будет выслано в Сибирь, некоторая часть населения к советскому строю относится пассивно или даже отрицательно.

31 января 1944 года Мяэ в своем обращении к эстонскому народу, в связи с выходом войск Красной Армии на эстонскую границу (опубли-кованов газете «Ревалер Цейтунг» № 25 от 1 февраля 1944 г.), объявил о всеобщей мобилизации.

Призыву подлежат мужчины 1904-1923 годов рождения, причем из контингентов старших возрастов формируются войсковые части, а бо­лее молодые возраста подлежат пока только военному обучению.

По предварительным статистическим подсчетам, призывной контин­гент указанных возрастов составляет около 60 тыс. человек.

Все мужчины в возрасте от 17 до 60 лет, на которых приказ о мобили­зации не распространяется, обязаны участвовать в службе самообороны.

В настоящее время единой самостоятельной эстонской армии не суще­ствует, однако имеется ряд эстонских национальных формирований, дей­ствующих в составе германской армии.

Наиболее крупной единицей был «Эстонский легион СС Нарва», действовавший в составе немецкой дивизии «СС» «Викинг» в районе Белгорода, на Днепре и в районе Невеля.

На Ленинградском фронте зарегистрированы боевые действия эс­тонских добровольческих батальонов и частей, сформированных из эс­тонцев в 1943 году (батальон майора Ребасе, майора Эльбрама № 666, майора Фишера, 29 охранный батальон), ранее использовавшиеся по охране порядка в тылу и в борьбе с партизанами.

В последнее время отмечено появление батальонов, сформирован­ных уже после объявления всеобщей мобилизации.

Так, 3-й пехотный эстонский батальон был сформирован в феврале 1944 года и сразу же направлен на фронт. Известно, что 1-й и 2-й пехот­ные батальоны пока дислоцируются в районе гор. Таллинна.

Оборону по побережью Чудского озера держат главным образом эс­тонские части и отряды «Омакайтсе».

Политико-моральное состояние эстонских войск в ряде случаев не­высокое. Среди солдат распространяются песни антигерманского харак­тера, отмечаются частые случаи дезертирства.

Густая телефонная сеть, особенно наличие телефонов у большинства состоятельных хуторян, кулаков и руководящего состава «Омакайтсе» способствует получению быстрой информации о всех замеченных подо­зрительных лицах, а сравнительно густая сеть хороших дорог и культи­вированные леса, разбитые на четырехугольные лесосеки, размером в 8 га, отделенные одна от другой просеками, шириной в 6 м, позволяют широко организовать розыск и преследование дезертиров, подозритель­ных лиц, а также быструю переброску вооруженных сил.

Существенную роль в этом отношении играет деятельность органи­зации «Омакайтсе». По линии «Омакайтсе» созданы постоянные воору­женные группы с розыскными собаками, автотранспортом и лошадьми. Эти группы систематически организуют прочески местности для обна­ружения партизан и лиц, скрывающихся от мобилизации. В г. Выру (Эс­тония) и в г. Цесиз (Латвия) имеются специальные школы, где обучают­ся «охотники за партизанами».

За каждого пойманного или ликвидированного партизана или раз­ведчика выдается вознаграждение: 300 рублей деньгами и 10 пачек таба­ку или 10 бутылок вина.

Начиная с 1943 года, усилено наблюдение за воздухом и за возмож­ными пунктами выброски советских парашютистов.

Кроме того, по всей Эстонии немцами организован тщательный учет родственников лиц, эвакуировавшихся в тыл СССР.

В Латвии, на основании последнего закона о тотальной мобилиза­ции, также проводится формирование войсковых частей для германс­кой армии.

Так, например, создан латышский легион на базе латышских добро­вольческих батальонов, существовавших в Латвии еще с 1942 года.

Мобилизации подлежат, помимо латышей, латгальцы и русские, про­живающие на территории Латвии. Лица, ранее служившие в националь­ной латвийской или в Красной Армии — в легион не принимаются, ис­ключая командный состав старой буржуазной армии, который призыва­ется в армию на общих основаниях в возрасте до 35 лет.

[...]

После окончания военной подготовки продолжительностью от од­ного до двух месяцев большинство мобилизованных направляется на со­ветский фронт, а некоторая часть используется для несения охранной службы.

Вновь сформированный латвийский легион «СС» состоит из 5 пе­хотных полков, 1-го артиллерийского полка и из отдельных батальонов.

[-]

Местное латышское население в своем большинстве отрицательно относится к легионерам, состоящим на немецкой службе. Латышская молодежь, за исключением уголовных и аморальных элементов, находя­щихся в добровольческих батальонах, не желает воевать за интересы фашистской Германии.

Нередки случаи неявки мобилизованных на сборные пункты, дезер­тирство с учебных пунктов и из подразделений легиона. В пути на фронт многие солдаты совершают побег, дезертируют с фронта, а также в оди­ночку и группами добровольно переходят на сторону Красной Армии. В результате этих явлений немцы установили за легионерами строгий надзор. Некоторым группам легионеров личное оружие и боеприпасы вручаются только после прибытия на передовые позиции.

Одновременно легионерам создают условия, усложняющие дезер­тирство или переход на сторону Красной Армии.

[...]

Вскоре после захвата Прибалтики немцы повсеместно ввели карточ­ную систему, ограничив местное потребление промышленных товаров и продовольствия.

Одновременно с этим, оккупационные власти организовали в широ­ких масштабах вывоз в Германию таких важнейших продуктов, как мас­ло, мясо, хлеб.

Продуктовые карточки населению выдаются городскими самоуправ­лениями через дворников или домохозяев.

[...]

Промышленные товары отпускаются из магазинов только по орде­рам, выдаваемым городскими самоуправлениями в чрезвычайно огра­ниченном количестве и главным образом тем, кто в состоянии доказать, что понес ущерб в результате военных действий.

В настоящее время продовольственное положение населения в При­балтике крайне тяжелое, примем все же немцы снабжаются значительно лучше, нежели местное население.

!■■■]

Крестьянское население в большинстве своем саботирует мероприя­тия оккупантов, засеивает землю неполностью, урожай прячет.

В связи с мобилизацией на работу в другие районы молодежь ухо­дит в леса, в особенности жители восточной Латвии (Латгалии).

//. Немецкие карательные органы в Прибалтике. Политические организации

Руководит всеми полицейскими учреждениями в Латвии немец-подполковник Кнейхт. Его штаб помещается в Риге, на Колакбульварис, д. 1. Штаб занимает 3-х этажный каменный дом. В первом этаже штаба работают латвийские офицеры связи (фэгрбиндугс офицеры).

Начальником всех полицейских сил в Риге является — полковник Вейде1, он же руководит организациями айзсаргов2.

В настоящее время на латвийской территории функционируют сле­дующие полицейские учреждения:

а) Шуцполиция (Шуманшафт).

Она наблюдает за порядком и несет охрану государственных учреж­дений, ведет борьбу со спекуляцией. Отделения шуцполиции имеются во всех более или менее крупных населенных пунктах.

Начальником шуцполиции и префектуры гор. Риги является — Пом-мер, который до советизации Латвии выполнял обязанности Рижского префекта.

б) Полиция безопасности (Зихерхайтполиция).

Охраняет порядок и безопасность. Полицейские носят немецкую униформу. На левом рукаве имеется треугольник с буквами «СД». На­чальником Зихерхайтполиции является — майор Арайс3.

1 Вайде (Вейде) Янис Петрович — начальник полиции в г. Риге. При ульманов-ском режиме служил полицейским. В июне 1941 г. в окрестностях г. Риги сформиро­вал банду в количестве около 20 человек, которая нападала на отходящие части Красной Армии. После захвата немцами Риги был назначен начальником Рижской уездной полиции. Одновременно являлся командиром 5-го полка айзсаргов, имел чин подполковника полиции, организовывал облавы на советских партизан и пара­шютистов. В 1944 г. был награжден немцами орденом военных заслуг 2-й степени. В октябре 1944 г. бежал в Курляндию, где продолжал служить немцам. После капи­туляции немецких войск вступил в банду, в которой состоял около двух лет. В июне 1946 г. создал свою бандгруппу из 5 человек. В сентябре 1947 г. был арестован и 31 марта 1948 г. военным трибуналом войск МВД Латвийской ССР осужден к 25 го­дам лишения свободы. Решением Президиума Верховного Совета СССР в мае 1956 г. мера наказания ему была снижена до 20 лет.

2 См. том 1 настоящего сборника документ № 76; т. 2, документ № 505.

3 Арайс (Arais) Абелитис Виктор — Бернхард Теодорович (1910-1988) родил­ся в г. Балдоне. После учебы в гимназии в Елгаве проходил службу в латышской армии, затем окончил юридический факультет Рижского университета. Служил в полиции в звании лейтенанта. С 1934 г. — член фашистской партии «Перконкруст». После присоединения Латвии к СССР создал подпольную антисоветскую организа­цию. В первые же дни фашистской оккупации Риги Арайс организовал захват зда­ния префектуры полиции Риги, а затем создал из бывших айзсаргов, перконкрус-товцев и полицейских «команду безопасности», которая осуществляла погромы и расстрелы евреев, коммунистов и прочих «инакомыслящих». В 1942 году так назы­ваемая «команда Арайса» стала костяком для создания Латышской полиции безо­пасности, которую он возглавил. В 1942 г. получил звание штурмбанфюрера. Он и его подчиненные принимали участие в массовых расстрелах, в том числе в концла­гере Саласпилс. В 1944 году вместе с отступавшими частями вермахта бежал в Германию, а затем перебрался в США, где в 1950 году получил гражданство. В 1975 году по требованию властей ФРГ был депортирован в Западную Германию, где в 1980 году бьш приговорен судом к пожизненному заключению. Умер в тюрь­ме в 1988 году.

Штаб Рижской Зихерхайтполиции помещается в помещении быв. военного училища.

в) «СС» полиция.

В этом учреждении служат только немцы, переводчиками являются латыши — местные уроженцы.

Штаб «СС» полиции помещается на ул. Реймарсе в Риге.

На Латлешаиела помещается полицейский суд, который судит де­зертиров и обвиняемых по политическим делам. Весь аппарат суда с сто­ит из немецких офицеров.

г) Фельджандармерия.

Проверяет документы у военных и разбирается в проступках и нару­шениях, совершенных военнослужащими.

д) Полицейские охранные батальоны.

Эти батальоны сформированы из полицейских старших возрастов. Они охраняют мосты, склады, концлагеря, гетто и другие подобные объекты.

е) Латвийский штаб по борьбе с партизанами.

Начальник штаба — подполковник Осис1. штаб помещается в Риге, на ул. Анисас, 12 в 3-х этажном каменном доме. Для борьбы с партизана­ми штаб располагает значительными силами полицейских, скомплекто­ванных в батальоны. Весь личный состав этих батальонов носит зеленую латвийскую униформу.

Пока установлены следующие номера полицейских батальонов, ве­дущих борьбу с партизанами — 17, 18, 20, 22, 23,27,265,271

Второй батальон летом 1942 года направлялся в Варшаву и участво­вал в расстрелах еврейского населения.

ж) Полиция регулирования торговли и цен.

Эта полиция ведет борьбу со спекулянтами, контролирует и регули­рует цены на товары широкого потребления. Полицейские носят штатс­кую одежду.

По данным, полученным от нашей агентуры, из тыла i гротивника,—гер­манской полицией в п. Солнава (близ Корсава — Латвия) оборудована, т. н. «душегубка» или специальное помещение для массового умерщвления лю­дей ядовитыми газами. Одновременно «душегубка» вмещает 300 человек.

По указанию Гитлера в «Остланде» в апреле 1942 года основан «Ра­бочий союз национал-социалистской демократической рабочей партии», руководителем которого назначен Альфред Розенберг. Задача союза — ведение политико-воспитательной работы среди немецких граждан «Ос-тланда» и воспитание их в фашистском направлении.

Вначале оккупанты не разрешали ни одной даже полностью фашист­ской эстонской политической организации приступать к работе, в даль­нейшем запрет был частично отменен.

1 Осис — после оккупации немцами Латвии командовал Рижским полицейским полком. В декабре 1943 г. полк принимал участие в карательной экспедиции против партизан, в результате которой было сожжено несколько деревень.

1. Профессиональные союзы в Прибалтике заменены немцами т. н. профессиональными объединениями, унифицированными фашистски­ми организациями наподобие рабочего фронта в Германии, куда посыла­ют своих представителей администрация предприятий, германские го­сударственные хозяйственные власти и назначение администрацией т. н. «посредники» от промышленных рабочих. Старые профессиональные союзы слиты в 15 новых и объединены в масштабе всех прибалтийских республик с центром в Риге.

Во главе каждой профорганизации стоит уполномоченный централь­ного объединения при генеральном комиссариате в Риге.

[...]

2. Создана эстонская организация «Эрхолунг унд Лебенсфрейде» (отдых и радость жизни), («Ухкус Элурным»), которая соответствует немецкой организации «Крафт дурх Фрейде». Руководитель — Идла1. Эта организация занимается вопросами организации отдыха.

3. «Союз деревенской молодежи» (в Эстонии), членами которого мо­гут быть мальчики и девочки 10-18 лет, этот союз был организован в мар­те 1942 года и позже влился в объединенную молодежную организацию.

Военизированная организация «Эстонской молодежи» является уни­фицированной молодежной организацией, во главе которой стоит глав­ный штаб из 15 «вождей». Начальником этого главного штаба является некто Калкун2, начальником отделения учебы молодежи — Херберт Михкельсон. Организация подчиняется непосредственно самоуправле­нию; руководители организации носят особую форму.

08.11.43 года в Таллине состоялась конференция руководителей ме­стных организаций «эстонской молодежи». От оккупационных властей присутствовал обер-гебитсфорер Лей. С речью на конференции высту­пил начальник главного штаба организации Калкун.

На острове Сааремаа и в районе Сакала летом проведены для членов организации учебные лагерные сборы. В ноябре 1943 года вернулась из Германии делегация руководителей местных организаций Вирумаасского уезда, которая участвовала в учебных лагерях гитлеровской молодежи.

1 Идла Эрнст Антсович — член «Союза защиты» («Кайтселиита») и «Союза участников в освободительной войне» («Вабадус страдаете лит»), сокращенно «Вабс» (см. том 1 настоящего сборника, документ № 247; т. 2, документы № 505, 727; т. 5, документ № 1872).

Идла Э. А. с 1943 г. являлся завотделом организаций «Отдых и радость» в Тал­линне.

2 Калкун Густав Яанович — в период буржуазного строя активный деятель про­фашистской организации «Вабс».

В годы фашистской оккупации ЭССР возглавлял созданную немцами в 1942 г., молодежную буржуазно-националистическую профашистскую организацию «Ээсти нооред» («Эстонская молодежь»). По своей структуре, целям и практической дея­тельности она представляла организацию аналогичную фашистской «Гитлерюгенд». Численность ее была около 2000 человек.

4. «Взаимопомощь эстонского народа» («Эсти Рахва Юхисаби» — «Эрю»). С целью завоевания доверия эстонского населения и облегче­ния массового ограбления страны, оккупантами создана организация «Взаимопомощь эстонского народа», которую вначале возглавлял сам «вождь» «самоуправления» доктор Мяэ, а в последнее время ею руково­дит директор социального обеспечения — доктор Леесмент.

По указанию оккупационных властей «Эрю» проводит т. н. «нацио­нальные кампании» эстонского народа. Важнейшими из них были сбор теплых вещей, цветных металлов, денег, посылок с продовольствием и прочим для немецкой армии и эстонских воинских частей.

[...]

5. Особого внимания заслуживает созданная реакционными круга­ми Эстонии для выполнения охранных функций массовая военно-фа­шистская организация «Омакайтсе» («Самозащита»).

«Омакайтсе» представляет собой реорганизованную в 1942 году фа­шистскую партию «Кайтселиит»1, осуществляющую охрану сооружений военного значения, поддержание установленного оккупантами порядка, в частности борьбу с партизанами. Все трудоспособное мужское населе­ние, не мобилизованное в армию или принудительные работы, обязано состоять в этой организации; члены организации имеют личное оружие, носят нарукавную повязку с черной, синей и белой полосами, с изобра­жением в центре трех львов в окаймлении дубовых листьев. Проживают они на частных квартирах и собираются в условленные места по сигналу тревоги для выполнения боевых заданий. Существуют также женские отряды «Омакайтсе», используемые в основном на хозяйственной и ме­дицинской службе. По имеющимся данным, численность «Омакайтсе» превышает сейчас 40 ООО человек.

Отряды «самозащиты» существуют во всех городах и волостях. Вме­сте с гестапо они производят массовые «очистки» городов и лесов от враждебных элементов и партизан. Остров Даго охраняется главным образом членами «Омакайтсе», по одной роте в каждой волости с об­щим штабом руководства в г. Кярдла.

Отряды «самозащиты» охраняются также и бывшую государствен­ную границу между Эстонией СССР — от Нарвы до Изборска.

Членами «Омакайтсе» являются националистические антисоветс кие элементы городской и сельской буржуазии, бывшие активные «Кай-тселииты» и бывшие «Лесные братья». Принадлежность к организации «Омакайтсе» считается почетным правом и безусловно облегчает суще­ствование наиболее активным ее членам.

03.XI.43 года большая часть действовавших в г.Тарту в досоветский период политических организаций обратилась в директорат внутренних дел «самоуправления» Эстонии с просьбой разрешить возобновить их

1 См. том 1 настоящего сборника документ № 247; т. 2, документы № 467, 505, 662, 727; том 3, документ 1099.

деятельность. Последний разрешил приступить к работе 174 организа­циям.

В Латвии, наряду с формированиями фашистского направления, функционируют нелегальные националистические организации, ведущие борьбу с оккупантами. Такие организации имеются среди студенчества В Рижской тюрьме сидит сейчас группа студентов за то, что они 18.XI.42 года (в день буржуазно-националистического праздника) распространя­ли среди населения нелегальную антигитлеровскую литературу и про­кламации. Большая часть старых айзсаргов, также ведет борьбу против немцев, за что в конце 1942 года и начале 1943 года в Двинске были расстреляны 8 активных руководителей айзсаргов.

В настоящее время в Латвии вырисовываются два враждебных ок­купантам течения. Первое — это рабочие, бедняцкие и середняцкие слои деревни, а также часть интеллигенции, желающие восстановления Со­ветской власти. Второе течение — собственники, торговцы, кулаки, про­пагандируют восстановление буржуазного строя в Латвии. Из существо­вавших до Советской власти в Латвии организаций и обществ сейчас восстановлена только организация айзсеаргов, которых немцы за после­днее время начали вовлекать в армию.

Кроме того, в Латвии по инициативе немцев создана новая моло­дежная организация, построенная по принципу «Гитлер-Югенд», назы­вается она «Латвийская юношеская организация». В эту организацию принимаются юноши и девушки до 18-ти летнего возраста для ведения прогитлеровской агитации и для содействия мероприятиям оккупаци­онных властей.

Руководителем этой молодежной организации является капитан Наткас, бывший командир одной из рот 16 добровольческого латышско­го батальона. Никаких других легальных фашистских организаций в Латвии в настоящее время не существует.

Начальник 4-го отдела УНКГБ по Ленинградской области Макаров

Начальник 4-го отделения 4-го отдела Пгтес

ЦА ФСБ России

1 Правильно Зандберг.

Приемно-распределительный лагерь в мест. Зандберг (официальное наименова­ние «СС зондерлагерь Зандберг») создан весной 1943 года вместо Бухенвальдского сборного лагеря и нескольких предварительных особых лагерей «Цеппелина». Рас­полагался в полутора километрах от железнодорожной станции Брайтенмаркт (Вер-

СПЕЦСООБЩЕНИЕУНКГБПОУЛЬЯНОВСКОЙ ОБЛАСТИ1/270СЕКРЕТАРЮУЛЬЯНОВСКОГО ОБКОМАВКП(б)ОЗАДЕРЖАНИИПАРАШЮТИСТОВ-АГЕНТОВНЕМЕЦКОЙРАЗВЕДКИ

22 мая 1944 г.

В ночь с 25 на 26 апреля 1944 года в районе города Сенгилей Ульянов­ской области немецкая разведка с 4-х моторного транспортного самолета произвела выброску на парашютах 4-х парашютистов-диверсантов для проведения вражеской подрывной работы в советском тылу. В состав выброшенной группы парашютистов входят: Старший группы — Чиков Глеб Васильевич, имеет кличку по школе «Семенов Иван Петрович», 1908 г.р., ур. города Ульяновска, русский, гр-н СССР, из семьи служащего, беспартийный, в 1937 году был осужден по ст. 108 УК РСФСР, наказание отбыл. До войны проживал в г.Ульяновс­ке, работал экспедитором в горторге. 24 июня 1941 г. был призван в Крас­ную Армию и направлен в г. Жлобин, в 154 стрелковую дивизию 5 ар­мии Западного фронта и зачислен на должность старшины отдельной химической роты. В августе 1941 г. переведен в такую же роту, по ту же должность в состав 232 стрелковой дивизии, 21 армии Юго-Западного фронта. В сентябре 1941 г. в районе дд. Пески — Городище, в 60 километ­рах восточнее г. Пирятин, во время боя был контужен, подобран немца­ми и взят в плен.

С 15 октября 1941 г. по 3 сентября 1942 г. содержался в лагере для военнопленных № 305, размещенном в г. Кировограде. С 10 сентября 1942 г. по 3 сентября 1943 г. содержался в лагере для военнопленных, раз­мещенном в тюрьме г. Дрогобыча.

Находясь в Кировоградском лагере, с июля 1942 г., работал полицей­ским-привратником центральных внутренних ворот тюрьмы. Переехав в Дрогобыч, продолжал исполнять обязанности полицейского при арест­ном помещении лагеря. Находясь в лагере для военнопленных в г. Дрого-быче, в августе 1943 г. получил предложение от прибывших в лагерь двух немецких офицеров принять участие в борьбе против Советской власти, на что согласился. 3 сентября 1943 г. был направлен в специальный ла­герь на ст. Замберг1, где сосредотачивались советские военнопленные, изъявившие желание вести борьбу с Советским Союзом. В этом лагере был зачислен в 3-е русско-украинскую роту и назначен пропагандистом. 17 сентября в составе батальона был направлен для борьбы с партизана­ми в район города Пскова. 21 октября в связи с тем, что почти весь отряд якобы перешел на сторону партизан, Чиков в составе 7 человек из остав­шихся был переведен в Печковскую разведывательную школу, которая находилась в с. Печки, в 17 км западнее г. Пскова.

В феврале 1944 года в связи с наступлением частей Красной Армии на Ленинградском фронте, вместе с разведшколой был из с. Печки пере­веден на дачи местечка Ассари1, что в 30 км к западу от г. Риги на берегу Рижского залива, где и находился до момента заброски в советский тыл.

Радист — Никитин Павел Александрович, клички не имеет, 1922 г.р., Ур. д. Лобково, Тутаевского района, Ярославской области, русский, гр-н СССР, из семьи рабочего, состоял в ВЛКСМ. В январе 1943 г. военным Трибуналом г. Ярославля судим за дезертирство к 7 годам лишения сво­боды с посылкой на фронт. До войны проживал в д. Лобково, работал токарем в жел. дор. вагоно-ремонтных мастерских г. Рыбинск. 12 августа 1941 года призван в Красную Армию и направлен в г.Казань в шкоду радистов. По окончании школы в ноябре 1941 г. зачислен в 51 стрелко­вую бригаду в дивизион 76 мм орудий в качестве командира отделения радистов. 1-го февраля в боях под г. Великие Луки в районе д. Анино ранен в левую руку и для лечения направлен в тыл. При проезде в сани-

хняя Силезия). В целях зашифровки его называли «военный лагерь РОА». Началь­ником лагеря являлся штурмбанфюрер СС Курек (Куррек) Вальтер.

В лагере осуществлялась предварительная проверка и фильтрация всех завербо­ванных главными командами «Цеппелина» во фронтовых лагерях военнопленных, но по разным причинам не использованных на месте агентов.

В 1944 году здесь помимо фильтрации и проверки начали ускоренно готовить квалифицированную агентуру, которая затем направлялась в главные команды «Цеп­пелина».

1 Речь идет о разведывательно-диверсионной школе, созданной в марте 1942 г. «Цеппелином» в первоначально располагавшейся в мест. Яблонь (близ Люблина) (см. т. 3 настоящего сборника документ № 1066,1089,1151; т. 4 документы №№ 1451, 1491, 1594, а также документ № 1764). В августе 1942 г. школа переехала в гор. Пар-чев, затем в связи с концентрацией особых лагерей «русского сектора» в районе гор. Бреславля была переведена в г. Волау (40 км от Бреславля). В марте 1943 г. школа была придана главной команде «Русланд Мите» и стала называться << Ваффен-шуле». Некоторое время она находилась в гор. Глубокое того же района Полоцкой области, а в мае 1943 г. вместе с главной командой прибыла в Псков и до февраля 1944 г. дислоцировалась в мест. Печки (4 км от гор. Изборска).

В связи с развернувшимся наступлением Красной Армии разведшкола вместе с командой переехала в курортное мест. Ассари (Латвийская ССР). В августе 1944 г. школа находилась на станции Межно (4 км от Риги), а с сентября в курортном мест. Кальберг (Германия). В ноябре 1944 г. личный состав школы передислоцировался в г. Тепель (Чехословакия), где к тому времени собрались все разведывательно-диверсионные школы и курсы «Цеппелина».

тарном поезде через г. Ярославль, сбежал к себе в деревню. После суда в январе 1943 г. в составе 40 штрафной роты 3 ударной армии направлен на Калининский фронт. Во время штурма г. Вележ был контужен и по выз­доровлении направлен в 322 стрелковую дивизию, 1119 стрелковый полк, 1 батальон, 1 роту на должность командира отделения с восстановлением звания сержанта и снятием судимости.

30 мая 1943 года, во время вторичного боя за гор. Вележ был ранен и взят немцами в плен. Со 2 июня по 20 июля находился в г. Витебске в лагере для военнопленных. 20 июля, приняв предложение посещавших лагерь агитаторов от РОА учиться в радиошколе для последующей раз­ведывательной работы в советском тылу, был в числе других направлен в специальный лагерь в г. Зандберге. До открытия школы радистов испол­нял обязанности кочегара бани при лагере. В школе радистов проходил учебу с 28 ноября 1943 г. по 14 марта 1944 г., после чего был переведен в Ассари и помещен с группой, подготовленной к выброске в советский тыл, с которой и находился до дня выброски.

Зализняк Григорий Викторович, кличка «Коваленко», 1922 пр., ур. села Лукановка, Кривоозерского района Одесской области украинец, гр-н СССР, из семьи крестьян-бедняков, состоял чл. ВЛКСМ, не судим. До войны проживал в гор. Одессе и являлся студентом Одесского Педаго­гического института. В ноябре 1941 года, после окончания курсов млад­ших политруков в гор. Родомысль был направлен на крымский фронт и зачислен в 396 дивизию 816 полк, 9 роту 3 батальон в должности замес­тителя политрука. 8 мая 1942 года находясь на левом фланге Феодосий­ского фронта1, при подходе немецких танков к траншеям, вместе с други­ми, без сопротивления сдался в плен. Тогда же был направлен в лагерь для военнопленных № 355 размещавшийся в гор. Проскурове. В конце мая переведен в лагерь для военнопленных № 359 в г. Сандомир (Польша).

15июля 1942 года был переведен в лагерь для военнопленных № 318, расположенный на территории Германии недалеко от местечка Лансдорф. 20 августа в числе 200 человек направлен в гор. Крейсбург (верхняя Си-лезия), где был зачислен в 108 рабочий батальон военнопленных. В июне 1943 г. по предложению администрации лагеря подал заявление о добро­вольном вступлении в армию русских добровольцев. 20 июля 1943 года в числе 80 человек добровольцев был направлен в лагерь, находящийся в Замберге. 1 августа 1943 года, в составе команды из 92-х человек был направлен в г. Псков и зачислен в разведывательную шкоду, находящую­ся в м. Печки. В связи с наступлением Красной Армии на Ленинградс­ком фронте в феврале 1944 г. вместе со школой выбыл в Ассари, где и находился до дня выброски в советский тыл.

Белентьев Александр Петрович, кличка «Рожков», 1925 г.р., ур. с. Большая Боровлянка Ребрихинского района Алтайского края, русский, гр-н СССР, из семьи крестьян середняков, беспартийный, не судим. До войны проживал по месту рождения и работал трактористом в колхозе «Советская Сибирь». В Красную Армию призван 16 октября 1940 г. и направлен в полковую школу 212 гаубично-артиллерийского полка 87 ди­визии в г. Владимир-Волынский, с началом военных действий в составе этой же части был направлен на фронт. В момент окружения 5 армии немецкими войсками, при попытке выйти из окружения 21 сентября 1941 г. с группой трактористов в составе 4 человек был немцами взят в плен и направлен в г. Хорол Полтавской области в Хоролский лагерь для военнопленных. Через 3 дня после пленения вместе с сослуживцем трак­тористом Зимченко из лагеря бежал и устроился на работу в колхоз им. Коминтерна Оболонского района Полтавской области. В марте 1942 г. после прохождения регистрации был обратно направлен в Хоролский лагерь для военнопленных. В конце апреля 1942 г. переведен в лагерь для военнопленных, размещенный в г. Проскурове, откуда в июне в составе 2000-2500 человек был вывезен в Сандомирские лагеря для военно­пленных в г. Сандомир (Польша). В июле 1942 г. переведен в лагерь № 318, расположенный на территории Германии, откуда через 10-12 дней был переведен в Крейнбургский лагерь1 в г. Крейцбург, где был послан на ра­боты на жел.дор. станцию по разгрузке строительных материалов.

В июле 1943 г., получив предложение вступить добровольцем в «Рус­скую освободительную армию», дал свое согласие и 20 июля 1943 г. в числе других был направлен в лагерь, находящийся в Замберге. В августе 1943 года был переведен в м. Печки в Печковскую разведывательную школу. В первых числах февраля 1944 года переведен в м. Ассари Лат­вийской АССР, где и находился до дня выброски в советский тыл.

Данная группа разведчиков вылетела в советский тыл 24 апреля в 13 часов. Посадка на самолет производилась на аэродроме, расположен­ном около гор. Риги, куда разведчики всей группой были доставлены в закрытой грузовой машине в сопровождении лейтенанта Грайфе2.

Указанная выше группа парашютистов после приземления на совет­ской территории приняла решения о добровольной явке в органы НКГБ. Во исполнение этого решения старший группы Чиков и радист Никитин 27 апреля с.г. направились в гор. Сенгилей, а двое остальных остались на месте приземления для охраны выброшенных вместе с ними вещей.

По прибытии в Сенгилей Чиков и Никитин явились в Сенгилеев-ское райотделение НКГБ и заявили о том, что они были выброшены на парашютах с немецкого транспортного самолета, как агенты немецкой

1 Штрафной лагерь «Цеппелина» создан в середине 1942 г. в г. Крейцбурге (Вер­хняя Силезия). Был зашифрован, как филиал постоянного общего лагеря военноп­ленных (шталаг 318) в мест. Ламсдорф. В лагере содержались в основном агенты и официальные сотрудники «Цеппелина» из военнопленных, которые совершили ка­кие-либо проступки, расшифровались или не пользовались доверием после возвра­щения из советского тыла.

2 Грайфе Георг — унтерштурмфюрер СС, начальник ауссенкоманды 1, а с конца 1943 г. — начальник отдела А главной команды «Русланд Норд».

разведки. В 6 часов вечера того же дня, т. е. 27 апреля с.г. были взяты и оставшиеся в лесу два парашютиста.

Как видно из показаний перечисленных выше агентов-парашютис­тов, они обучались в так называемой Печковской разведывательной шко­ле, созданной немцами в местечке Печки Эстонской ССР для подготов­ки парашютистов-диверсантов.

По окончании школы была сформирована группа для переброски в тыл Советского Союза.

В период учебы в разведшколе парашютистов программа обучения складывалась из следующих предметов:

а) топография; б) поведение разведчика в тылу «противника»; в) уме­ние собирать сведения об экономическом положении и политических на­строениях; г) как пользоваться личными документами и технике их офор­мления; д) подрывное дело; е) способы ведения антисоветской пропаган­ды; ж) как должен вести себя разведчик на военной врачебной миссии.

В соответствии с полученными указаниями группа разведчиков должна была осесть на территории Ульяновской области и вести разве­дывательную работу в створе по Волге от Куйбышева до Казани и по железной дороге от ст. Ульяновск до ст. Бугульма Татарской АССР.

Перед группой парашютистов-диверсантов немецкой разведкой были поставлены следующие задачи:

а) совершать диверсионные акты на железнодорожном и водном транспорте, в частности поручалось взорвать железнодорожный мост через реку Черемшан около гор. Мелекесс Ульяновской области;

б) организовать бандгруппы из числа дезертиров, кулаков и других антисоветских элементов;

в) собирать сведения об экономическом и политическом положе­нии данного им района деятельности, устанавливать, где находятся лаге­ря для военнопленных, какие выстроены новые завода вдоль железной дороги Ульяновск — Бугульма и действует ли железная дорога Бугуль­ма — Казань, ее значение;

г) вести антисоветскую — пораженческую пропаганду и агитацию;

д) выкрасть какого-либо ответственного партийно-советского или военного работника с последующей отправкой его на самолете к немцам;

е) подготовить посадочную площадку на земле или озере, которые могли бы принять самолет противника.

В целях достижения поставленных перед группой парашютистов задач немецкая разведка снабдила их соответствующими средствами, сброшенными вместе с ними в виде груза на парашютах. Груз состоял из 11 тюков весом около 1,5 тонн, в котором находилось: денег в совзна-ках 194 940 руб., взрыввеществ около 150 км (тол — 107 круглых кус­ков, тол в пачках — 9 пачек, отдельно один ящик с ВВ и шнурами), 18 ко­робок с зажигательными, автоматического действия бомбами, 7 коро­бок американских секретных взрывателей, бикфордов шнур, капсюли детонатора, гранат Ф-1 сорок штук, 3 автомата ППД и ППШ к ним патро­нов 2300 штук, один русский карабин, к нему 560 патронов, 3 пистолета «Модель», к ним 340 патронов, один револьвер «Наган», ракетница и к ней ракеты, антисоветских листовок 199 внук, отпечатанных типограф­ским шрифтом от имени «веского освободительного движения» в 3-х видах: 1) обращение к интеллигенции, рабочим и работницам с призы­вом к вооруженному свержению Советской власти; 2) обращения к кре­стьянам и крестьянкам, призывающие к свержению Советской власти, прекращению войны, не сдавать хлеб государству; 3) носит вид книжно­го листа с пометкой вверху страницы — 35, призывающей к миру, рос­пуску колхозов «за русскую власть»; антисоветские газеты 385 экземп­ляров, из них: «Заря» 32 экземпляра, «Новое слово» 60 экземпляров, «Доброволец» 243 экземпляра и 10 экземпляров разных журналов и книг. Каучуковых печатей и штампов 7, из них: круглая печать и штамп «Уль­яновского бронетанкового училища им. Ленина», круглая печать и штамп «38 стрелковый запасной полк», круглая и треугольная печать «Квар-тирно-эксплуатационная часть Ульяновского гарнизона» и штамп отме­ток партвзносов, 4 листа карты Среднего Поволжья, большое количе­ство разных бланков (бланки аттестатов, требований, отпускных биле­тов, командировочных удостоверений, денежных аттестатов, пропусков и др.). Штатская одежда, палатки, спальные мешки, лопата, топор, продо­вольствия примерно на 2 месяца.

Кроме того группа снабжена двумя радиостанциями, одна немецкого производства, а вторая американского.

Для обеспечения легального положения парашютистов в советском тылу, они были обеспечены соответствующими документами как воен­ными, так и гражданскими.

Чиков Глеб Васильевич — имел документы на свое имя, числился по документам в должности начальника хоздовольствия Ульяновского бро­нетанкового училища им. Ленина в звании старшего лейтенанта броне­танковых войск, кроме военных документов имел и гражданские — пас­порт, трудовая книжка, свидетельство об освобождении от воинской повинности, справка об отпуске в отходничество от Ульяновского рай­исполкома и такая же справка от Ульяновского райвоенкомата, орден Красной Звезды и к нему орденскую книжку.

Никитин Павел Александрович — из документов получил две крас­ноармейские книжки, одна заполнена на имя Никитина со штампом и печатью 36 стрелкового запасного полка, дислоцированного в г. Казани, вторая книжка — чистый бланк с печатью и штампом этого же полка. Отпускной билет в город Куйбышев на срок с 27/IV по 4/V-44 г. Справ­ка истории болезни, составленная немцами как легенда, оправдывающая время пребывания Никитина в плену.

Зализняк Григорий Викторович, из документов получил удостове­рение личности на свое имя, карточка кандидата в члены ВКП(б), веще­вая книжка, денежный аттестат, временное удостоверение к медали «За боевые заслуги» и медаль, отпускной билет заполненный и второй чис-

тый бланк. Справка о истории болезни , штамп для отметок об уплате партвзносов.

Белентьев Александр Петрович — имел документы на свое имя. Удо­стоверение личности, командировочное предписание, вещевая книжка, орденская книжка к ордену Красного Знамени и орден, паспорт, свиде­тельство об освобождении от воинской службы, расчетная книжка, про­пуск, свидетельство о болезни, чистые бланки: удостоверений личности и командировочных предписаний.

Парашютисты были одеты в военную форму офицерского и сержант­ского состава Красной Армии, в запасе имелось несколько комплектов гражданской одежды. Трое из состава группы имели ордена и медали СССР.

В случае, если бы кто-либо из состава группы или же вся группа парашютистов в целом приняла решение о возвращении в Германию, то они должны были пробираться к линии фронта, перейти на сторону нем­цев и при задержании назвать пароль «IЦ СД Рига», по которому каж­дый из разведчиков мог быть доставлен по назначению.

Преподавательский состав Печковской разведывательной школы немцев, в которой обучались парашютисты — разведчики, состоял пре­имущественно из белоэмигрантов и бывших советских граждан-измен­ников Родине, добровольно перешедших на сторону немцев.

Руководство школой осуществлялось немцами. Непосредственная подготовка парашютистов к переброске в советский тыл, сама переброс­ка, дача заданий осуществлялись также немцами.

В процессе допроса парашютисты назвали ряд лиц из числа советс­ких военнопленных, которые закончили обучение в разведшколе и были выброшены в советский тыл для подрывной работы, а также тех, которые еще находятся в разведшколе и продолжают обучение.

Приняты необходимые меры к розыску и задержанию названных ими парашютистов-диверсантов, находящихся в советском тылу.

Начальник Управления НКГБ по Ульяновской области

полковник Иванов

ЦА ФСБ России

19 января 1946 г. Г. В. Чиков и П. А. Никитин осуждены за изменническое поведение во время пребывания в плену каждый к 1 году 10 месяцам лишения свободы.

1879

ИЗСООБЩЕНИЯНКГБУССР827/С ОДЕЯТЕЛЬНОСТИ«БЕЛОРУССКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙРАДЫ»НАТЕРРИТОРИИ, ОККУПИЮВАННОЙПРОТИВНИКОМ

22 мая 1944 г.

Руководителем оперативно-чекистской группы 4 Упр. НКГБ УССР «Дружба», действующей в тылу противника на территории Брестской области, установлено, что немецкие оккупационные власти в своей анти­советской деятельности последнее время широко используют белорус­ских националистов и предательские элементы из среды белорусов.

В целях наиболее активного использования этих элементов немцы в г. Минске в начале 1944 г. создали т. н. «Белорусскую центральную раду» (БЦР), во главе которой стоит президент Островский-Слуцкий.

Островский-Слуцкий — бывший помещик, белогвардеец служил в годы гражданской войны в армии Колчака. Во время существования польского государства работал в польской дефензиве (контрразведке), был депутатом в польском сейме. В сейме, проводил предательскую ли­нию и в начале польско-германской войны перешел на службу к немцам.

БЦР ведет активную антисоветскую агитацию, формирует воору­женные отряды для борьбы с партизанами и частями Красной Армии на фронте.

В феврале-марте 1944 г. БЦР развернула широкую агитационную работу против Советской власти, призывая белорусский народ оккупи­рованной немцами территории поднять активную борьбу против «боль-шевитских банд за окончательную ликвидацию большевизма».

БЦР формирует т. н. «Белорусскую краевую армию» — БКА, под­разделения которой должны быть использованы для борьбы с партизан­скими отрядами, действующими на оккупированной территории Бело­руссии и с частями Красной Армии на фронте.

«Белорусская краевая армия» формируется путем насильственной мобилизации белорусского населения по приказу президента БЦР.

По этому приказу президента мобилизации подлежат лица 1907-25 г. рождения, а офицерский состав до 55 лет. Возрастной состав 1919— 21 г.р., согласно секретному приказу комиссара г. Минска, от призыва в «Белорусскую краевую армию» освобождается и впоследствии будет зачислен в специальные парашютные школы.

В марте 1944 г. в газете «Новая дорога» был опубликован приказ пре­зидента БЦР о мобилизации населения в «Белорусскую краевую армию» по Слуцкому, Копыльскому, Васнянскому и Грескому районам.

Из добытых данных видно, что в Слуцком районе мобилизовано 800 чел., из которых создано два стрелковых и один саперный батальон, проходящие в настоящее время на местах военную подготовку. Мобили­зованный не вооружен и не обмундирован.

В большинстве случаев мобилизация проводится под угрозами и силой оружия. Отмечаются массовые случаи, когда молодежь, подлежа­щая призыву, не желающая служить в БКА, убегает в леса.

Оккупационные власти в связи участившимися случаями побегов при мобилизации, принявшими массовый характер, дали указание жан­дармерии и полиции брать насильно в «Белорусскую краевую армию», вместо подлежащих призыву и скрывающихся в лесах, других членов семей, независимо от пола, а в тех случаях, если никого из членов семьи не оказывается, сжигать дома и все хозяйство.

По городам и селам жандармерией и полицией организовываются облавы (на улицах, базарах и т. п.) для выявления и задержания уклоня­ющихся от мобилизации.

Наблюдение и изучение деятельности «Белоруской центральной рады» продолжаем.

Народный комиссар госбезопасности УССР

комиссар госбезопасности 3-го ранга Савченко

ЦА ФСБ России

№1880

СПЕЦСООБЩЕНИЕ15б4/сЗАМЕСТИТЕЛЯ НАЧАЛЬНИКАБЕЛОРУССКОГОШТАБА ПАРТИЗАНСКОГОДВИЖЕНИЯИ.П.ГАНЕНКО КОМАНДУЮЩЕМУ1-мБЕЛОРУССКИМФРОНТОМ ГЕНЕРАЛУАРМИИК.К.РОКОССОВСКОМУ ОРАСПОЛОЖЕНИИВОЕННЫХОБЪЕКТОВ ПРОТИВНИКАПОг.БРЕСТИРАЙОНУ

23 мая 1944 г.

J. По гор. Брест

В домах по улицам, идущим с юга на север, расположены следующие воинские штабы и части:

1. Дейче штрассе (бывш. ул. 17 сентября)

16*

459

Четная сторона:

дом № 86 — воинская часть мадьяр № 76 — немецкий военный госпиталь,

№ 64,62,60 — немецкая воинская часть. В доме № 60 — общежитие летчиков.

Нечетная сторона:

дом № 21 — немецкий военный госпиталь.

2. Линденштрассе (бывш. ул. Карла Маркса) Четная сторона:

дом № 90 — воинская патрульная часть, дом № 84 — штаб в/ч № 6/603. Нечетная сторона:

дома №№ 55,53,51,49 и 47 — немецкая летная воинская часть (лет­чики, зенитчики, технический персонал). Здание против № 90 — зани­мает мадьярская пехот, часть. Возле немецкой кирхи (церкви) (здание, занимаемое СД (служба безопасности)).

3. Белостокская улица Четная сторона:

дом № 60 — мадьярский военный госпиталь.

№№ 48 и 46 — немецкая воинская часть (д. № 46 занимают исклю­чительно офицеры).

№ 12 — отдел криминальной полиции. Нечетная сторона: Здание напротив д. № 48 — немецкая летная воинская часть.

4. Бывш. площадь Вольности Левая нечетная сторона:

дом № 9 — штаб организации ТО ДТ, отделение Штернберга. № 11 — табачная фабрика, правая четная сторона

дома №№ 12 и 14 — общежитие немецких офицеров. № 8 — штаб организации ТОДТ, отделение Вернера.

5. Тополевая улица:

дом № 24 — склад организации ТОДТ, отделение Вернера.

6. Генеральштрассе (бывш. Советская ул.) Четная сторона:

дом № 108 — полиция, во дворе большие столярные мастерские. № 106 — мадьярская воинская часть. Нечетная сторона:

дом№ 121 — немецкая полевая жандармерия. № 69 — общежитие железнодорожников. № 49 — магистрат.

Здание напротив магистрата — немецкая комендатура № 65.

7. Улица 22 июня (бывш. Московская) Четная сторона:

дома №№ 30, 28, 26 — техническая комиссия № 60.

№ 20 — немецкая летная часть, на крыше зенитная огневая точка.

№№ 6 и 6-а — почта и общежитие почтовых работников. № 2 — мадьярская воинская часть.

8. Улица Кривая Четная сторона:

дом № 82 — немецкая воинская часть. № 62 — мадьярская воинская часть. Нечетная сторона:

дома №№ 1 и 3 — крупные ремонтные мастерские. № 53 — мадьярская пехотная часть.

9. Театральная улица Нечетная сторона:

дом № 1 — немецкая воинская часть. № 33 - -»-№57 - СД

10. Улица Костюшко

дом № 19 — немецкая воинская часть

№ 5 — штаб в/ч неустановленной принадлежности.

№ 36 - -»-

11. Короткая улица

дом № 12 — управление полиции, напротив — немецкая воинская часть.

12. Зигмундовская улица

дом № 53 — военный штаб ппс № 33914. № 1 — военная казарма. № 27 — военный госпиталь. №№ 29 и 31 — гестапо.

13. Улица Стецкевича № 21 — летная часть. № 24 — в/часть мадьяр.

По Кобринской улице разместилась мотомехчасть с 10 легкими и 2 средними танками.

На бывшей советской птицеферме (предместье Граевка) — крупно­калиберная батарея ЗА.

Б зап. части города, в районе стадиона — малокалиберная батарея ЗА, в районе ж.д. депо (севернее парка 3 мая) — батарея ЗА.

В подвале дома на углу Зигмундовской и ул. Лисовского — склад боеприпасов.

На территории бывш. Царского форта № 3 — склад боеприпасов.

На углу улиц Кобринской и Кривой — склад медикаментов.

По улице Домбровского в доме № 1 — спиртоводочный завод.

По Белостокской улице в дд. №№ 56,58 — склад ВВ.

В бывших казармах Пилсудского в настоящее время размещена сани­тарная часть, занимающаяся санобработкой отпускников и солдат, воз­вращающихся из госпиталей, едущих через Брест. Санобработку прохо­дят как отдельные солдаты, так и целые подразделения. На территории казарм имеются здания для расквартирования прибывших, баня, дезин-фекционньгй пункт, врачебные кабинеты, казарма для солдат, следующих на фронт, общежитие офицеров, склады продовольствия, столовая и кух­ня. Пропускная способность санпропускника — до 3000 человек в сутки.

Постоянный гарнизон гор. Брест и окрестностей (предместье Волын­ка, Граевская, Киевская) — до 1500 человек.

//. По району Брест

По данным на начало февраля 1944 г., на аэродроме Милошевичи (9 км ю-з Тиресполь) совершали посадку до 300 самолетов, которые гру­зятся здесь бомбами.

В районе между д. Тришино и шоссе, идущим к 10 форту, возводятся укрепления, к которым подводится ж.д. ветка.

Жел. дор. мост через р. Мухавец охраняется 25 немцами. Подступы к нему минированы.

На Польском военном кладбище возле форта № 8 (с-з окраина горо­да) установлена батарея ЗА. В районе форта — большой склад авиабомб.

Южнее форта № 9 — батарея крупнокалиберной ЗА.

Южнее форта № 10 — батарея ЗА. На юг от форта до р. Мухавец вы­рыты траншеи, которые идут далее на запад вдоль берега реки до пересе­чения с дорогой Тришно — Пугачеве

Немцы придают большое значение фортам № 8 и 10 в использова­нии их для обороны города.

Подтверждаются имевшиеся ранее данные о наличии авиационного завода в Бяла Подляска (35 км зап. Брест), в 200 м южн. ж.д. вокзала. При заводе имеется аэродром, на котором испытываются боевые само­леты, собираемые на заводе.

При впадении Днепро-Бугского канала в р. Мухавец имеется шлюз № 6, который охраняется немцами, навигации по каналу нет. Укрепле­ний на берегах не производится. На пересечении канала с ж.д. Брест-Пинск имеется другой исправный шлюз, охраняемый немцами.

По левому берегу р. Зап. Буг от Бреста до Влодава строятся оборони­тельные сооружения (окопы, дзоты, блиндажи). Окчин, Кадень, Сугре, Залевше, Шостаки, Пниски, Парослье, Новоселки, Славатыче, Долгбро-ны превращены в опорные пункты. Через р. Зап. Буг в этом районе име­ются деревянные мосты в Влодава, Словатыче, Кадень. В Домачево, При-борово — действующие паромы.

Зам. начальника Белорусского штаба партизанского движения

Зам. начальника разведотдела майор госбезопасности

Ганенко Ливанов

ЦА МО РФ. Ф. 233. On. 2352. Д. 152. Лл. 3~Ь.

№1881

ПРИКАЗНАЧАЛЬНИКАПОГРАНИЧНЫХВОЙСКНКВД СССР017ОНАГРАЖДЕНИИУЧАСТНИКОВ ЛИКВИДАЦИИВООРУЖЕННЫХНАРУШИТЕЛЕЙ ГРАНИЦЫНАУЧАСТКЕ71-гоБАХАРДЕНСКОГО ПОГРАНИЧНОГООТРЯДАТУРКМЕНСКОГООКРУГА

23мая 1944 г.

14.04.44 г. в 7.00 пограничный наряд поста Алмаджик 71 погра­ничного отряда обнаружил на КСП следы двух нарушителей границы из Ирана.

Старший наряда ефрейтор Идоятов немедленно послал с донесени­ем на заставу рядового Тихонова, а сам, не ожидая прибытия тревожной группы, пошел в преследование.

В 9.00 к Идоятову присоединилась тревожная группа под командой начальника поста Алмаджик, ст. сержанта Тимошенко, который возгла­вил дальнейшее преследование.

Преследование велось в трудных условиях, в резко пересеченной местности на протяжении 12 километров.

Благодаря хорошей работе розыскной собаки «Хикс», нарушители в 13.00 были настигнуты. При задержании нарушители оказали воору­женное сопротивление и после 15 минутной перестрелки были уничто­жены.

На месте боевого столкновения обнаружены винтовка «Маузер» и револьвер «Наган» с патронами и 81Л килограммов опия. При ликвидации бандитов отличились:

1. Ст. сержант Тимошенко — возглавляя тревожную группу, умело организовал и руководил преследованием и боем с бандитами, проявив при этом смелость и отвагу, лично уничтожил одного из бандитов.

2. Инструктор служебной собаки ст. сержант Страмко умело руко­водил работой розыскной собаки, решительно и быстро продвигался впе­ред по сильно пересеченной местности, увлекая за собой остальной со­став группы, первым обнаружил бандитов.

3. Ефрейтор Идоятов — бдительно нес службу, своевременно обна­ружил след на КСП, не ожидая прибытия тревожных, один пошел в пре­следование бандитов.

Приказываю:

За умелые и решительные действия наградить: Ст.сержанта Тимошенко — 500 рублями. Ст.сержанта Страмко — 300 рублями. Ефрейтора Идоятова — 250 рублями.

Остальных пограничников, отличившихся при ликвидации банди­тов, начальнику пограничных войск НКВД Туркменского округа поощ­рить своими правами.

Приказ объявить всему личному составу пограничных войск НКВД СССР.

Начальник пограничных войск НКВД СССР Стаханов

НА ФСБ России

Существовавшая в пограничных войсках НКВД СССР практика издания союзных приказов, связанных с поощрением лиц рядового и сержантского со­става, отличившихся при выполнении воинского долга по охране государствен­ной границы и добившихся отличных и хороших показателей в боевой и поли­тической подготовке, являлась сильным мобилизующим средством личного состава войск на бдительное несение службы по охране границы и пропаганды лучшего боевого и пограничного мастерства воинов пограничников.

№1882

СООБЩЕНИЕНКГББССР4/3/805 КОМАНДУЮЩЕМУ1-мБЕЛОРУССКИМФРОНТОМ ГЕНЕРАЛУАРМИИК.К.РОКОССОВСКОМУ ОРАЗВЕДДАННЫХ,ПОЛУЧЕННЫХВТЫЛУ ПРОТИВНИКА1

24 мая 1944 г.

От оперативных групп, действующих в тылу противника в Минской области, получены данные о том, что в Минске и его окрестностях немцы возводят оборонительные сооружения.

Между районом бывшей сельскохозяйственной выставки и Зеле­ным лугом идут параллельно сплошные три траншеи шириной в 1 метр, глубиной 1,5 метра, одна от другой 300 метров, пересекающие Логойс-кий тракт, Заславльское шоссе.

1 Данное сообщение было представлено командующему 1 -м Белорусским фрон­том в период подготовки Белорусской операции (кодовое наименование «Баграти­он»), проводившейся с 23 июня по 29 августа 1944 года с целью разгрома немецко-фашистской группы армий «Центр» и освобождения Белоруссии. Для разгрома про­тивника в Белоруссии, кроме 1-го Белорусского фронта, привлекались еще 1-й При­балтийский, 2-й и 3-й Белорусские. За время операции были полностью уничтожены 17 дивизий и 3 бригады противника, освобождена Белоруссия, часть Литовской и Латвийской ССР. 20 июля советские войска вступили на территорию Польши и 17 ав­густа подошли к границам Восточной Пруссии. (См.: Великая Отечественная война 1941-1945 гг.: энциклопедия. С. 83-85; О представлении сообщений командующе­му Белорусским фронтом).

Линии траншей проходят между дер. Слепянка и городским посел­ком около Слепянского кладбища, ботанического сада и дальше между Большой и Малой Слепянкой, огибают аэродром и идут по направле­нию в Красное Урочище. Параллельно траншеям сооружен противо­танковый ров шириной 4-6 метров, глубиной 2-3 метра в возвышен­ных местах.

Вдоль траншей подготавливаются места для установку орудий. Меж­ду Слепянкой и Городским поселком установлено 12 зенитных орудий в двух группах по 6 штук, на расстоянии друг от друга 100 метров. Рядом с ними построено 12 землянок, в том числе 2 дзота, размером 6-8 метров, накат в четыре ряда.

Севернее 3-й инфекционной больницы установлено 12 зениток, где до войны были наши зенитки.

В дер.Тростинец, на 12 км Михановичской ветки установлено 12 зе­нитных орудий, из них 6 на платформах.

В 5 километрах северо-восточной дер.Ишница Борисовского райо­на, в западной части небольшого лесного массива, прилегающего к левой стороне магистрали Москва — Минск, координаты X-60I9, У-5620, рас­положены артиллерийские склады и склады авиабомб. В расположение боескладов имеют доступ только немцы. Опушка леса кругом складов заминирована.

Народный комиссар государственной безопасности БССР Цанава

ЦА ФСБ России

№1883

СПЕЦСООБЩЕНИЕНКГББССР1859ВНКГБСССР СИЗЛОЖЕНИЕМРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХДАННЫХ ОПРОТИВНИКЕ,ПОЛУЧЕННЫХОТОПЕРАТИВНО-ЧЕКИСТСКОЙГРУППЫ,ДЕЙСТВУЮЩЕЙ

НАОККУПИРОВАННОЙТЕРРИТОРИИБЕЛОРУССИИ1

25 мая 1944 г.

Доношу разведданные о противнике2, полученные от оперчекистс-кой группы: под Минском на полигоне станции Любовище, севернее 800 метров по обе стороны Екатерининского тракта расположены артсклады в 120 штабелей по 2 эшелона каждом. Второй склад на 10 километре

1 Передано шифртелеграммой.

2 Здесь и далее по тексту идет речь о соединениях и частях 4-й и 9-й немецких армий группы армий «Центр».

асфальтированной дороги в Великом лесу, 300 километров от дороги по правой стороне, считая от Минска, до 100 штабелей по 2 эшелона в каж­дом. Третий около поселка Уручье в лесу, по правой стороне шоссе Минск — Москва 120 штабелей, кроме того 3 подземных бункера. Чет­вертый между заставой Минск — Москва и Екатерининским трактом, около подъездной дороги на Колодище через деревню Сухоруки 100 штабелей по 2 эшелона, у шоссе подъездной дороги с Колодище на маги­страль Минск — Москва, юго-восточнее отметки 260 в лесу расположен бензосклад 7-10 эшелонов. На территории бывшей нашей нефтебазы (подъездная с магистралью на Юхновку), около станции Городище рас­положен бензосклад.

Восточнее Уручье в лесу расположен штаб Восточного фронта, где работает 5 генералов, В этом же месте раньше стояла наша 100 дивизия.

В городе Минске, на бывшем гражданском аэродроме базируется до 80 самолетов противника разных марок. Крупная база горючего распо­ложена за чертой [города] на 300 километре от железной дороги, идущей на Бобруйск. Баки, цистерны и 2 ангара для ремонта самолетов окраше­ны в зеленый цвет. Аэродром обнесен проволокой, подходы минирова­ны, воздух охраняют зенитные орудия и 3 прожектора. Летного состава насчитывается до 300 человек.

В военном городке «Красное урочище» расположены большие под­земные склады горючего. В одном километре южнее деревни Тростянец (район Минска) по Могилевскому шоссе расположен крупный склад боеприпасов. В 2 километрах западнее Минска в районе Петровщины немцы построили ложный военный городок, во время воздушных тревог в этом городке зажигается свет.

В районе города Борисова на правом берегу реки Березины против­ник возводит оборонительные сооружения, строятся дзоты, цементиру­ются ходы сообщений, дома опускаются в землю1. Учреждения города Борисова готовятся к эвакуации. Окружная управа намерена переехать в местечко Толочино, райуправа в деревню Неманица. Вокруг города воз­водятся оборонительные сооружения. Кроме заключенных и пленных на строительстве занято более 3000 мобилизованных граждан. Между го­родами Борисов и Смолевичи роются противотанковые рвы и окопы. В имении Борисовщина Соколковского района. Белостокской области, на месте бывшего советского аэродрома, немцы строят свой аэродром. Севернее города Сморшнь, 5 километрах от села Светляны, немцы обо­рудуют аэродром. В селе Светляны готовятся квартиры для летного со­става и обслуживающей роты.

Аэродромы противника из Ситце и Будслав перебазировались в го­род Барановичи.

Нарком государственной безопасности БССР Цанава

- ЦА ФСБ России

1 Так в тексте документа.

Данное сообщение и др., добытые органами НКГБ БССР, были использо­ваны командованием 3-го, 2-го, 1-го Белорусских фронтов в ходе проведения Минской наступательной операции (29 июня — 4 июля 1944 г.).

№1884

ПРИКАЗВОЙСКАМЛЕНИНГРАДСКОЙАРМИИ ПРОТИВОВОЗДУШНОЙОБОРОНЫ078 ОВЗАИМОДЕЙСТВИЙСВОЙСКАМИИМЕСТНЫМИ ОРГАНАМИНКВДДЛЯЗАДЕРЖАНИЯИЛИКВИДАЦИИ ВРАЖЕСКИХПАРАШЮТИСТОВ-РАЗВЕДЧИКОВ ИДИВЕРСАНТОВ

25мая 1944 г.

За последнее время разведка противника усилив выброску в тыл Ленинградского фронта парашютистов-разведчиков и диверсантов.

В целях обеспечения задержания и ликвидации выбрасываемых про­тивником парашютистов командующий войсками армии приказал:

1. Всем командирам частей и подразделений Ленинградской армии ПВО и 77-й дивизии ПВО установить тесную связь с дислоцируемыми на их участках частями, подразделениями войск НКВД охраны тыла Ленинградского фронта и местными органами НКВД.

2. В каждом случае обнаружения выброски парашютистов и посадки подбитых самолетов противника немедленно сообщать командирам бли­жайших частей и подразделений войск НКВД и местным органам НКВД, используя для этого все средства и возможности.

3. Установить до 01.06.44 техническую связь всех ротных постов ВНОС к ближайшим частям и подразделениям войск НКВД или мест­ным органам НКВД.

4. Независимо от извещения войск или местных органов НКВД о выброске парашютистов противника, силами и средствами частей и под­разделений войск Ленинградской армии ПВО немедленно принимать все меры к задержанию или ликвидации вражеских парашютистов-раз­ведчиков и диверсантов.

Начальник штаба Ленинградской армии

противовоздушной обороны Привалов

№1885

ИЗСПЕЦСООБЩЕНИЯТРАНСПОРТНОГООТДЕЛА НКГБОКТЯБРЬСКОЙЖЕЛЕЗНОЙДОРОГИ6042 В3-еУПРАВЛЕНИЕНКГБСССРОЗАДЕРЖАНИИ НЕМЕЦКИХПАРАШЮТИСТОВ-ДИВЕРСАНТОВ1

25мая 1944 г.

13 мая 1944 года в 9 час. 30 минут утра, в зале ожидания пассажиров ст. Луга, Октябрьской жел. дороги произошел взрыв капсюля, находив­шегося в вещевой сумке, оставленной неизвестными военнослужащими.

Расследованием и осмотром места происшествия установлено, что двое неизвестных, одетых в форму военнослужащих, оставили две ве­щевые сумки, за которыми просили посмотреть находившихся там пас­сажиров, а сами из помещения отлучились. Спустя 15-20 минут при передвижении этих сумок произошел взрыв, не вызвавший разрушений и жертв. В сумках оказалось: по 20 толовых шашек по 400 грамм каждая, всего 16 килограмм и 7 штук ручных гранат Ф-1.

В целях розыска лиц, оставивших сумки с взрывчаткой, силами опе­ративной группы ТО НКГБ при ст. Луга, оперсостава транспортной ми­лиции и гарнизона войск НКВД по охране железнодорожных сооруже­ний были приняты меры к проверке документов у всех лиц, находив­шихся на территории станции Луга, а также в вагонах, эшелонах и всех станционных помещениях.

Одновременно усилена охрана железнодорожных мостов, угольного склада, пути и организовано усиленное патрулирование по железнодо­рожному полотну на участке от ст. Мшинская до ст. Струги Красные, с выездом для организации и проверки этой работы зам. начальника ТО НКГБ Октябрьской жел.дор. подполковника госуд. безопасности тов. Лабецкого2 и поставлены в известность начальник Лужского горотдела

1 Спецсообщение было направлено 3-м управлением НКГБ СССР за № 3/14427 от 3/5 июня 1944 года всем транспортным отделам НКГБ для ориентировки в работе к № 10-а/198 по розыску агентов-диверсантов противника.

2 Лабецкий Александр Никитич (1906-?), подполковник (1944). С мая 1940 г. — заместитель наркома НКВД БССР, с марта 1941 г. — начальник УНКВД по Брестс­кой области, с октября 1941 г. — начальник оперативно-чекистского отдела УИТЛК УНКВД по Ленинградской области, с марта 1942 г. — заместитель начальника ТО НКГБ Октябрьской ж.д. С июля 1944 г. — начальник отделения резерва ОКР «Смерш» КБФ, с сентября 1944 г. — врид заместителя начальника, потом заместитель началь­ника ОКР «Смерш» Таллинского морского оборонительного района КБФ, с декабря 1944 г. — начальник ОКР «Смерш» военно-морской базы Порккала-Узд КБФ, с ян­варя 1951 г. — заместитель начальника ОКР «Смерш» КМОРа КБФ (Северо-Бал тийского Флота). В декабре 1946 г. приказом МГБ № 309 отчислен в связи с перехо­дом на службу в Военно-морские силы МВС СССР.

НКГБ и НКВД и все начальники ОТО НКГБ Октябрьской ж.д. о приня­тии мер к розыску неизвестных.

17/V-1944r. диверсанты, оставившие взрыввещества на ст. Луга, были задержаны в Лядском районе Ленинградской области и оказались:

1. Попов Андрей, 30 лет, русский, завербован в лагере военноплен­ных г. Митава.

2. Ермоленко Михаил, 30-35 лет, русский, работал пом. машиниста на ст. Вишинки, завербован в лагере военнопленных в гор. Митава.

На допросе в Лядском РО НКГБ Ленинградской области они показали, что помимо оставления взрыввеществ в помещении станции Луга, ими под­брошены в штабель с углем два куска взрывчатки, имеющие вид угля.

Осмотром имеющегося на станции Луга угля один кусок взрывчатки был обнаружен на складе торфа электростанции, а второй в угле, заве­зенном для горна кузницы ПЧ при ст. Луга.

В ночь на 16 мая 1944 г. в г. Бологое, Калининской области были за­держаны два других немецких диверсанта: 1. Васечкин Тихон Семено­вич, одет в форму лейтенанта. 2. Савельев Алексей Иванович. На допро­се 16 мая 1944 г. Васечкин показал:

«...Мною было получено задание произвести взрыв в зале ожидания вокзала ст. Бологое. Для этой цели в школе перед вылетом, нас снабдили толом в количестве 12 килограммов и химическим взрывателем замед­ленного действия. О технике выполнения этого задания нас инструкти­ровали следующим образом. В момент наибольшего скопления людей на вокзале подготовить тол к взрыву, предварительно зарядив его взрыва­телем, оставив его в помещении вокзала, а самим во избежание задержа­ния уехать с первым отходящим поездом в сторону фронта.

Химический взрыватель должен был взорваться через час после того, как мы бы его вложили в тол. Вместе с толом в вещевую сумку было вложено 6 штук гранат Ф-1, которые также должны были подорваться вместе с толом. Кроме того нас снабдили по одному куску взрывчатки замаскированного под цвет угля, который мы должны были забросить в уголь в тендер паровоза, желательно воинских эшелонов. При невозмож­ности осуществить это надлежало бросить ВВ в уголь в местах экипи­ровки паровозов.»

Васечкин показал [также], что в ночь на 13 мая, на час раньше его, в район станции Чудово, Октябрьской жел. дороги были выброшены с ана­логичной задачей диверсанты Рагулин Иван и Жмаев Владимир и в рай­оне станции Луга диверсанты Ермоленко, Попов, Шевченко, причем Ва­сечкин указал их подробные приметы.

Какими документами они снабжены, Васечкину, якобы, неизвестно.

Диверсанты были снабжены медалями «За оборону Ленинграда» и документацией о том, что они все четверо следуют в составе трофейной команды с фронта в тыл для сбора трофеев.

16/V-1944 г. Рагулин и Жмаев явились с повинной в комендантское управление города Ленинграда и на допросе доказали, что они были за­вербованы офицером немецкой разведки в лагере военнопленных в г. Ка­унасе, а затем направлены в школу разведчиков-диверсантов, которая находилась на ст. Цзиедайне, Латвийской ССР.

После месячной подготовки подрывному делу и технике совершен­ствования диверсионных актов Жмаев и Рагулин получили взрывчатое вещество, оружие и в 22 часа 12 мая были посажены на самолет в гор. Риге, а затем сброшены с самолета на парашютах в районе ст. Чудово с заданием пробраться на эту станцию, подорвать вокзал и подвижной железнодорожный состав. Диверсанты были снабжены толовыми взрыв-пакетами со взрывателями замедленного действия и двумя кусками твер­дого черного взрыввещества, замаскированного в виде кусков каменно­го угля.

Взрывпакеты со взрывателями замедленного действия, заранее по­мещенные в вещевые мешки, они должны были оставить в помещении вокзала ст. Чудово на месте скопления военнослужащих. Куски черного взрыввещества должны были подбросить в тендеры паровозов.

Диверсанты были снабжены следующими документами:

1. Красноармейскими книжками. Эти книжки содержали в себе сле-дующие дефекты: в графе о прохождении службы сделана отметка «Штаб­ной хоз. взвод 8 армии», такие взводы в штабах армий не существуют, а есть отдельные роты, в составе которых имеются хоз. взводы.

В красноармейской книжке Жмаева сделана отметка, что присяга им принята в армейском запасном стрелковом полку (АЗСП) 6 армии, но­мера полка не указано. По установленному в Красной Армии порядку, номер армии в данном случае не указывается.

Командировочные предписания оформлены с нарушением приказа НКО № 225, т. е. не имеют шифра.

2. Жмаев и Рагулин снабжены удостоверениями, что они являются «эстафетчиками» штаба 8 армии, которым представлено право на бес­препятственное прохождение в штаб дивизии и получение сводок ин­формации в закрытом виде. Как известно, «эстафетчиков» в штабах ар­мии и др. воинских соединениях нет.

Рагулин и Жмаев показали, что, придя на ст. Чудово, после призем­ления они распили водку с неизвестным им ст. лейтенантом, а затем яви­лись к военному коменданту станции для регистрации имеющихся у них командировочных предписаний. Приобрели железнодорожные билеты и поездом в 0 ч. 35 м. 15/V-1944 г. выехали в Ленинград.

В 2 часа ночи пограничный наряд, проверяя в поезде документы у пассажиров, обнаружил, что документы у Рагулина и Жмаева не оформ­лены согласно приказу № 225, т. е. не было шифра. Нарядом диверсанты были задержаны и доставлены в служебный вагон к старшему погранна-ряда, который, проверив документы у диверсантов, отпустил их, сделав пометку в командировочном предписании о нарушении приказа НКО № 225 (проверкой, произведенной командованием войск охраны тыла, это лицо установлено).

Рагулин и Жмаев 15/V-1944 г. в 7 час. 25 мин. утра, прибыв с поез­дом в Ленинград, проверялись нарядом транспортной милиции, но за­держаны также не были и ушли в город, где находились до утра 16.V. 1944 г., на квартире у некой Брышко с которой познакомились на Мос­ковском вокзале.

Рагулин и Жмаев показали, что диверсанты Попов и Ермоленко ос­тавили взрывчатку на ст. Луга, а сами направились к линии фронта для перехода к немцам.

Дня активизации розыска немецких диверсантов, нами проводятся следующие мероприятия:

1. О фактах усиления активности немецкой разведки по заброске диверсантов-парашютистов ознакомлен весь оперативный состав ТО и ОТО НКГБ, оперативно-розыскные группы и заслоны Транспортной милиции и офицерского состава войск НКВД по охране железнодорож­ных сооружений.

2. Проинструктировано розыскное и противодиверсионное осведом­ление о немедленном донесении в наши органы о появляющихся подо­зрительных лицах.

3. Введена система ежедневной проверки документов у всех находя­щихся и появляющихся на вокзалах лиц. Обращается особое внимание на лиц, имеющих при себе вещевые мешки и другие подозрительные вещи.

4. Через хозяйственников усилен режим по охране угольных скла­дов и паровозов, находящихся в запасе, с тем, чтобы исключить возмож­ность проникновения к ним посторонних лиц.

Заместитель начальника ТО НКГБ Октябрьской железной дороги подполковник Рябов1

ЦА ФСБ России

Документ свидетельствует о нереализованных планах германских спец­служб осуществить массированные диверсионные акции на Северо-западе Советского Союза — железнодорожные станции Луга, Бологое и Чудово, через которые проходила переброска войск и вооружения для проведения операции «Багратион».

Диверсии преследовали следующие цели: затруднить переброску совет­ских войск и вооружения железнодорожным транспортом, причинить значи­тельный материальный урон, а также посеять панику и недовольство граж­данского населения.

1 Рябов Яков Павлович (1901-?), подполковник. С декабря 1941 г. — оперу­полномоченный 2-го отделения 1-го отдела ТУ НКВД СССР, с января 1943 г. — заместитель начальника 3-го отделения ТО НКВД, с июля 1944 г. — в распоряжении начальника то НКГБ Брест-Литовской ж/д, с марта 1945 г. — начальник 1-го отделе­ния ТО НКГБ Брест-Литовской ж/д. Приказом МГБ № 1472 от 6 августа 1946 г. уволен в запас МГБ по состоянию здоровья.

№1886

СПРАВКА 2-го ОТДЕЛА УКР «СМЕРШ» 3-го БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА О РЕЗУЛЬТАТАХ ЗАФРОНТОВОЙ РАБОТЫ ЗА ПЕРИОД С1 ОКТЯБРЯ 1943 г. ПО 1 АПРЕЛЯ 1944 г.1

26мая 1944 г.

/. Какие задания давались агентуре

Характер заданий зафронтовой агентуре обуславливается объектом, куда намечено внедрение агента, объективными возможностями после­днего и личными данными.

Агентуре, направляемой в разведывательные органы противника, в систему Абвера (разведшколы, передовые пункты разведки), в большин­стве случаев даются задания по созданию агентурной базы в данном раз­ведоргане путем вербовки конкретных просоветски настроенных лиц из официального состава и обслуживающего персонала для склонения раз­ведчиков, не имеющих намерения выполнять заданий немцев, на явку с повинной в советские органы и сбора сведений о подготовляемой и под­готовленной агентуре. Так, например:

1. Направленный в начале октября 1943 года в тыл противника агент «Помазан» (перевербованный агент немецкой разведхи «Хрипунов») имел задание по возвращении в Черняхово — Смородинский разведпункт за­вербовать антифашистски настроенного шофера пункта по имени Григо­рий с тем, чтобы последний в отсутствие нашего агента склонял на явку с повинной разведчиков, не имеющих намерения работать на немцев. «По-мазану», кроме того, поручалось при наличии благоприятных возможнос­тей самому осуществлять вербовки агентов для работы в пользу советс­кой разведки. В качестве прикрытия агента «Помазан» с ним вместе был направлен агент «Пушкарев» (перевербованный немецкий агент «Давы­дов»), который, согласно заданию, должен был выполнять роль наводчика агенту «Помазан» при отборе последним кандидатур на вербовку.

2. Агент «Турецкий», проходящий по агентурной комбинации «Луч», при первом направлении в тыл противника в начале января 1944 года имел задание — завербовать сотрудницу Крупкинского разведпункта Лит­винову2(с которой «Турецкий» находился в близких отношениях) и ее

1 3-й Белорусский фронт образован 24 апреля 1944 г. в результате разделения Западного фронта на 2-й и 3-й Белорусские фронты. Сведения, изложенные в данной справке, раскрывают работу УКР «Смерш» бывшего Западного фронта. В конце 1943 г. и начале 1944 г. войска этого фронта вели наступательные операции на Витеб­ском и Оршанском направлениях, участвовали в освобождении Смоленской области и к апрелю вышли в восточные районы Белоруссии.

2 Литвинова Н. Е. — в период немецко-фашистской оккупации проживала в д. Горы Борисовского района Минской области. В мае 1943 г. была арестована

сестру, систематически поддерживавшую связь с разведчиками пункта, для проведения работы последними по склонению антифашистски на­строенных разведчиков на явку с повинной в советские органы. При вто­рой переброске этого агента в тыл противника он получил задание на вербовку агента Абверкоманды-103 по имени Ольга, находящейся в близ­ких отношениях с агентом «Турецкий».

Другие реализованные комбинации по внедрению нашей агентуры в разведорганы противника также предусматривают вербовку конкретных лиц официального состава разведорганов.

За период с 01.Х.43 г. 6 агентов направлены в лагеря военнопленных с задачей создания внутри них агентурной базы для обеспечения подста­вы нашей агентуры в разведорганы противника, а также с целью проник­новения в разведывательные, контрразведывательные и полицейско-ка-рательные органы немцев.

Так, по агентурной комбинации « Реванш» 23 ноября 1943 года пере­брошены в тыл противника агенты «Кожухов» и «Кустов» с заданием: проводить склонение на явку с повинной в советские органы военноп­ленных, вербуемых немецкой разведкой в лагерях, рабочих командах и других объектах, в зависимости от места пребывания агента.

После внедрения в разведорганы противника нашей агентуры, после­дняя должна также проводить работу по склонению на явку с повинной в советские органы агентов, не имеющих намерения выполнять задания немцев.

29.111.44 г. в тыл к немцам был переброшен агент «Устюгов» (агентур­ная комбинация «Приток») с задачей создания агентурной базы в Ор­шанском или Борисовском лагерях военнопленных путем вербовки ан­тифашистски настроенных лиц из административно обслуживающего персонала для проведения работы по подставе нашей агентуры в разве­дывательные и контрразведывательные органы противника.

По выполнении задания в лагере агент «Устюгов» должен подста­вить себя под вербовку в одно из к/р формирований с целью создания боевых групп по захвату важных немецких документов, а также плене­ния официальных работников германской контрразведки, гестапо и СД1.

германскими контрразведывательными органами и завербована в качестве агента абвергруппы-310 под псевдонимом «Эмма» для выявления партизан и лиц, связан­ных с ними. 7 июля 1945 г. Н. Е. Литвинова за измену Родине осуждена на 5 лет лишения свободы.

1 Как сообщало УКР «Смерш» 3-го Белорусского фронта в ГУКР «Смерш» НКО СССР 21 ноября 1944 г., находясь в Богушевском лагере военнопленных в районе г. Витебска, «Уставов» завербовал 3 агентов, с одним из которых подставил себя вербовщикам «Цеппелина» и был направлен в разведывательную школу глав­ной команды «Русланд Норд» в г. Дакемех (Латвийская ССР). За время пребыва­ния в разведшколе завербовал 2 агентов и подготовил на вербовку радиста, кото-

Переброшенные в тыл противника агент «Богородицкий» и «Волын­ский» имеют задание через лагерь военнопленных внедриться в один из контрразведывательных органов противника с задачей создания внутри них нашей агентурной базы. Агентам поручается по внедрении в контр­разведывательные или карательные органы противника создание из чис­ла участников этих органов боевых групп по захвату и передаче нам, при отступлении немцев, официальных работников германской разведки и контрразведки и секретных документов.

При наличии в числе административно-обслуживающего состава лагерей известных нам лиц, подходящих для вербовки, направляемых туда нашим агентам дается задание по вербовке также конкретных лиц.

В задание всех направляемых агентов, как правило, входит сбор кон­трразведывательных данных об официальном и негласном составе раз­ведывательных, контрразведывательных и полицейско-карательных ор­ганов противника.

Как правило, при направления агентуры в тыл противника, исклю­чая перевербованных немецких агентов, она инструктируется о поведе­нии не только в том объекте, куда намечается внедрение агента, но и по другим линиям — на случай, если агент попадет в лагерь военнопленных, разведку, контрразведку, карательные формирования и т. п.

2. Как осуществляется переброска, кто перебрасывает

Подготовленная агентура перебрасывается в тыл противника исклю­чительно пешим порядком через линию фронта. Переброски самолетом не производились.

Переброску агентов осуществляет обычно оперативный работник, ведущий их подготовку.

3. Сколько наших агентов перевербовано немцами

За период с 01 .Х.43 г. по 01 .Ш.44 г. из числа направленной в тыл про­тивника агентуры (исключая перевербованных нами германских развед­чиков) перевербованных немцами не было.

рого передал для дальнейшей обработки агенту, оставленному им в школе в мо­мент спешного направления «Устюгова» немцами в боевую часть в связи с выхо­дом Красной Армии на побережье Финского залива. Вместе с двумя агентами-диверсантами, которых он передал органам НКГБ, «Устюгов» был направлен в советский тыл. Впоследствии начальник У КР «Смерш» 3-го Белорусского фронта писал: «Считаю необходимым сообщить о незаконных действиях начальника опе­ративной группы НКГБ СССР по северным уездам Литовской ССР, который не­смотря на названный агентом «Устюговым» пароль, последнего задержал и исполь­зовал при оперативной группе в качестве агента-розыскника в течение 2 месяцев после выхода из тыла противника. В связи с этим агент «Устюгов» был расшифро­ван, и его дальнейшее использование на зафронтовой работе исключено». (ЦА ФСБ России)

4. Способы связи с агентами

В качестве способов связи с агентурой, направляемой в тыл против­ника, обуславливаются:

а) направление агентами связников, приобретенных на месте работы агента, по паролю через линию фронта или в партизанские отряды;

б) оставление агентами связников на освобожденной Красной Ар­мией территории с последующей явкой последних в органы «Смерш» по паролю;

в) оставление агентами в обусловленных местах на оккупированной территории собранных материалов, которые подбираются нами при ос­вобождении данной местности Красной Армией;

г) посылка агентами писем по обусловленному адресу через посред­ство местных жителей, остающихся на освобожденной территории;

д) использование агентами отдельных местных жителей, остающих­ся на освобожденной территории, для передачи с ними сведений об аген­те «втемную».

5. С какими агентами поддерживается связь и каким образом

Двусторонней связи ни с одним из агентов, переброшенных в тыл противника, не поддерживается.

Односторонняя связь до января 1944 года поддерживалась с агента­ми «Помазанном» и «Пушкаревым» путем посылки последними к нам лиц, склоненных ими на явку с повинной в советские органы, по паролю.

Всем агентам, направляемым в тыл противника, даются пароли на случай прихода к ним наших связников.

6. Что известно о судьбе переброшенных агентов

Перевербованная немецкая агентура

1. «Василевич» — переброшен 02.Х.43 г., по данным разоблаченных немецких агентов, «Василевич» 11.Х.43 г. благополучно возвратился в Крупкинский разведпункт, откуда был направлен в Борисовскую школу. О дальнейшем пребывании «Василевича» данных не имеется.

2. «Помазан» переброшен 02.Х.43 г. в паре с агентом «Пушкаревым». Благополучно возвратились на передовой пункт разведки Абвергруп-пы-109 «Вольф»1.

По данным связников, агент «Помазан» в начале ноября 1943 года выбыл вместе с официальным составом пункта на южный участок совет­ско-германского фронта, агент «Пушкарев» 10.01.44 г. арестован немца­ми по подозрению в связях с советской разведкой.

1 «Вольф» — позывной радиостанции абвергруппы-109, а не наименование пере­дового пункта этой абвергруппы.

3. Агент «Турецкий» 25.111.44 г. вторично направлен в тыл противни­ка. 1 апреля с.г, благополучно возвратился в «штаббюро»1Абверкоман-ды-103, г. Минск. По данным разоблаченной агентуры противника, 6-7 апреля 1944 года «Турецкий» выбыл в отпуск в Германию.

4. Агент «Зоркий» 14.01.44 г. возвратился из тыла противника, вы­полнив наше задание. Находится на конспиративной квартире.

5. Агент «Вольный», переброшенный в тыл противника 31.01.44 г. 20 февраля возвратился в Круп кинс кий разведпункт, откуда через 2 дня был увезен в неизвестном направлении.

Судьба остальных 4-х зафронтовых агентов, переброшенных в тыл противника в период с 01.Х.43 г. по 01.IV.44 г., неизвестна.

6. Сколько агентов вернулось после выполнения заданий и как они выполнили эти задания

За период с 01.Х.43 г. по 01.111.44 г. из тыла противника вернулось два зафронтовых агента: «Зоркий» и «Турецкий». Агент «Зоркий» при переброске в тыл противника 25.XI.43 г. имел задание завербовать раз­ведчика Крупкинского разведпункта «Шаркова», имевшего намерение явиться к нам с повинной, с тем, чтобы последний склонил на явку с повинной в советские органы хорошо знакомых ему немецких разведчи­ков «Ляпина» и «Гаврюшина».

Ввиду того, что к моменту возвращения на пункт указанные развед­чики оттуда выбыли, агент «Зоркий» обработал на явку с повинной к нам другого разведчика «Валькова» (арестован УКР «Смерш» «Бело­русского фронта). Кроме того, «Зоркий» передал органам «Смерш» ак­тивного немецкого агента Сапсая и принес сведения о приготовленной и подготовляемой агентуре в Крупкинском разведпункте и в Минском «Штаб-бюро».

Агент «Турецкий» при первом направлении в тыл противника 07.01.44 г. имел задание по возвращении в Крупкинский разведпункт завербовать жительницу ст. Крупки, в прошлом сотрудницу Крупкинс­кого пункта Литвинову, с которой агент находился в близких отношени­ях, и ее сестру, с тем, чтобы последние проводили вербовку разведчиков на явку с повинной в советские органы.

Одновременно в доме Литвиновых предусматривалось создание явоч­ной квартиры для наших агентов.

К моменту возвращения агента «Турецкого» из советского тыла на разведпункт, сестры Литвиновы были арестованы немцами по подозре­нию в связях с партизанами и поэтому «Турецкий» был лишен возмож­ности выполнить эту основную часть задания.

1 Правильно штате-бюро. Так назывался пересыльно-переправочный пункт, где после подготовки в разведшколе агентура получала дополнительный инструктаж по существу данного ей задания, экипировалась согласно легенде, снабжалась докумен­тами, оружием, после чего передавалась в подчиненные органы абверкоманды.

Во исполнение нашего задания «Турецкий» сообщил пароль на явку с повинной в советские органы немецкому разведчику «Крымову» и при переброске немцами на нашу сторону 14.111.44 г. доставил ценные сведе­ния контрразведывательного характера.

Начальник 2 отдела УКР «Смерш» 3-го Белорусского фронта

майор Петров

ЦА ФСБ России

№1887

ПРИКАЗ ЗАМЕСТИТЕЛЯ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХДЕЛ СОЮЗА ССР № 14 ОБ УЛУЧШЕНИИ ОРГАНИЗАЦИИ СТУЖБЫ ДОНЕСЕНИЙ И ИНФОРМАЦИИ

27 мая 1944 г.

Служба информации и донесений о проводимых боевых операциях войсками, различного рода важнейших происшествиях в войсках, про­исшествиях на охраняемых войсками объектах, боевых столкновениях войск с бандами и т. д. поставлена в войсках слабо.

Начальники войск округов, командиры соединений и частей о про­водимых операциях, важнейших происшествиях в войсках и на o6beKTaxv ими охраняемых, доносят со значительными опозданиями, а о некото­рых важных происшествиях совершенно не доносят, о чем становится известно из посторонних источников.

Такое состояние службы донесений в войсках не дает возможности своевременно реагировать на сложившуюся обстановку в ходе боевых операций, своевременно принимать необходимые меры по тому или ино­му происшествию. В результате этого Главные управления и Управления войск НКВД СССР, будучи лишены возможности своевременно реаги­ровать на оперативно-служебную деятельность войск, из органов, опера­тивно-руководящих действиями войск, превращаются в органы учетно-статистические, а все донесения, потеряв всякую ценность, из оператив­но необходимых документов становятся архивными бумагами.

Должного контроля и требовательности к округам, соединениям и частям по надлежащей постановке службы донесений и информации со стороны Главных управлений и Управлений войск НКВД СССР нет.

Приказываю:

Начальникам главных управлений и управлений войск НКВД СССР: а) потребовать от начальников войск округов, командиров соедине­ний и частей о всех проводимых операциях войсками, важнейших про­исшествиях в войсках и на охраняемых войсками объектах доносить

своевременно, с таким расчетом, чтобы о важнейших происшествиях в войсках донесения в центр поступали на второй и в крайнем случае на третий день после их возникновения;

б) повысить требовательность к подчиненным войскам в части сво­евременного реагирования на происшествия в войсках и на охраняемых объектах, расследования пи происшествиям поручать ответственным лицам из числа командования соединений и частой, заканчивая их в кратчайший срок, с устранением на месте всех вскрытых в результате расследования недочетов в оперативно-служебной деятельности войск;

в) за плохую организацию службы донесений и информации винов­ных привлекать к ответственности.

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР

генерал-полковник Аполлонов

ЦА ФСБ России

Общеизвестно, что донесение — боевой или служебный отчетно-информа­ционный документ, предназначенный для сообщения определенных сведений вышестоящему командиру (начальнику) или штабу. В условиях боевой обста­новки обычно представляются боевые донесения. Кроме того, по видам обеспе­чения боевых действий войск (сил) разрабатываются: разведывательное доне­сение, донесение по инженерному и химическому обеспечению, донесение по тылу и др.

По сроку представления донесений бывают срочные и внесрочные. Пер­вые представляются по времени, установленному табелем срочных донесений, вторые — при резком изменении обстановки по инициативе подчиненного или по требованию вышестоящего командира (начальника).

Публикуемый в данном случае документ НКВД СССР требует от началь­ников пограничных войск округов, командиров соединений и частей внесроч-ных донесений, касающихся вопросов службы войск, состояния воинской дис­циплины и имевших место происшествиях, принятых мерах по их последую­щему недопущению.

№1888

ИЗ УКАЗАНИЯ НКГБ СССР № 3 НКГБ ГССР ОБ УСИЛЕНИИ БОРЬБЫ С БАНДИТИЗМОМ НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

[Непозднее27мая1944г.]

На органы НКВД- НКГБ была возложена ликвидация остатков банд на территории бывшей Чечено-Ингушетии, и в помощь им были созда­ны межрайонные оперативные группы.

Проверкой установлено, что в результате плохой организации рабо­ты бандитизм не ликвидирован, бандитские проявления продолжают иметь место, наши оперативные группы несут значительные потери. Та­кое положение имеет место не только в Грозненской области, но и в Ка­бардинской АССР и в районах бывшей Чечено-Ингушетии, отошедших к Дагестанской, Северо-Осетинской АССР и Грузинской ССР

Вся работа по борьбе с бандитизмом основывалась только на одних войсковых операциях, кстати, подготавливаемых в большинстве случа­ев небрежно, что естественно не обеспечивало успеха в борьбе с бандг-руппами.

Руководители органов НКВД-НКГБ недооценили важность связи, как с подчиненными им оперативными группами, так и соседями, опера­тивного взаимодействия между ними, что в ряде случаев способствова­ло бандитам уходить от преследования безнаказанно.

Не имея представления о действительном положении в горах, неко­торые оперативные начальники самоуспокоились и считали, что банди­тов в горах мало, что при наличии войск они не столь опасны и поэтому преследование бандитов велось не активно.

Предлагаю:

1. Немедленно организовать учет всего оставшегося бандэлемента. Учет организовать раздельно по бандгруппам и по бандодиночкам. От­дельно учесть уклонившихся от выселения, особо выделив лиц, связан­ных с бандитами.

Работу по учету закончить в декадный срок и о результатах доложить.

2. Начальникам оперативных секторов тщательно изучить обстанов­ку в районах, входящих в сектор.

Продумать способы и средства установления местонахождения бан-дгрупп и их агентурной разработки с целью организации в ближайшее же время их ликвидации.

Учесть необходимость организации работы чекистско-войсковых групп по выявлению местонахождения банд и их физическому уничто­жению под различными прикрытиями.

[...]

Средств маскировки может быть изыскано неограниченное количе­ство, но для этого необходимо хорошо знать районы, в которых действу­ют наши оперативные сектора или оперативные группы.

[...]

3. Для наиболее успешной организации розыска и ликвидации дей­ствующих банд начальникам оперативных секторов завербовать агенту­ру из лиц, располагающих возможностями установить связь, внедриться в действующие бандгруппы и подвести их под наш оперативный удар.

[...]

4. Наряду с насаждением агентуры практиковать на этой же основе создание боевых групп действия на местного населения для использова­ния их по ликвидации бандитских элементов.

5. Старшим оперативным начальникам оперсекторов:

обеспечить повседневное оперативное руководство работой опера­тивных секторов;

лично проверять на месте выполнение настоящей директивы;

наладить бесперебойную связь и взаимодействие, как между подчи­ненными им оперативными секторами, так и с соседями;

организовать правильное использование выделенных войск;

лично возглавлять наиболее ответственные операции по ликвида­ции бандитских элементов.

О ходе работы отчитываться раз в пять дней, начиная с 1-го июня текущего года.

О всех происшествиях доносить незамедлительно.

Заместитель народного комиссара государственной

Безопасности СССР Кобулов

ЦА ФСБ России

№1889

ЗАПИСКА НКВД СССР № 55/Б В ГКО О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ ВЫСЕЛЕНИЯ С ТЕРРИТОРИИ КРЫМА БОЛГАР, ГРЕКОВ И АРМЯН1

29 мая 1944 г.

После выселения крымских татар, в Крыму продолжается работа по выявлению и изъятию органами НКВД-НКГБ антисоветского элемен­та, проверка и проческа населенных пунктов и лесных районов в целях задержания возможно укрывшихся от выселения крымских татар, а так­же дезертиров и бандитского элемента.

На территории Крыма учтено проживающих в настоящее время бол­гар — 12 075 человек, греков — 14 300 и армян — 9919 человек.

Болгарское население проживает большей частью в населенных пун­ктах района между Симферополем и Феодосией, а также в районе Джан­коя. Имеется до 10 сельсоветов с населением в каждом от 80 до 100 жи­телей болгар. Кроме того, болгары проживают небольшими группами в русских и украинских селах.

В период немецкой оккупации значительная часть болгарского насе­ления активно участвовала в проводимых немцами мероприятиях по заготовке хлеба и продуктов питания для германской армии, содействова­

1 На документе имеется помета- «Т-щу Берия. Согласен. Организуйте выселение болгар, греков, армян. И. Сталин».

ла германским военным властям в выявлении и задержании военнослу­жащих Красной Армии и советских партизан.

За помощь, оказываемую немецким оккупантам, болгары получали от германского командования так называемые «охранные свидетельства», в которых указывалось, что личность и имущество такого-то болгарина охраняются германскими властями и за посягательство на них грозит расстрел.

Немцами организовывались полицейские отряды из болгар, а также проводилась среди болгарского населения вербовка для посылки на ра­боту в Германию и на службу в германскую армию.

Греческое население проживает в большинстве районов Крыма. Зна­чительная часть греков, особенно в приморских городах, с приходом ок­купантов занялась торговлей и мелкой промышленностью. Немецкие власти оказывали содействие грекам в торговле, транспортировке това­ров и т. д.

Армянское население проживает в большинстве районов Крыма. Крупных населенных пунктов с армянским населением нет.

Организованный немцами «Армянский комитет» активно содейство­вал немцам и проводил большую антисоветскую работу.

В гор. Симферополе существовала немецкая разведывательная орга­низация «Дромедар», возглавляемая бывшим дашнакским генералом Дро, который руководил разведывательной работой против Красной Армии и в этих целях создал несколько армянских комитетов для шпи­онской и подрывной работы в тылу Красной Армии и для содействия организации добровольческих армянских легионов.

«Армянские национальные комитеты» при активном участии при­бывших из Берлина и Стамбула эмигрантов проводили работу по пропа­ганде «независимой Армении».

Существовали так называемые «армянские религиозные общины», которые, кроме религиозных и политических вопросов, занимались орга­низацией среди армян торговли и мелкой промышленности. Эти органи­зации оказывали немцам помощь, особенно путем сбора средств «на во­енные нужды Германии».

Армянскими организациями был сформирован так называемый «ар­мянский легион», который содержался за счет средств армянских об­щин.

НКВД СССР считает целесообразным провести выселение с терри­тории Крыма всех болгар, греков, армян.

Народный комиссар внутренних дел

Союза ССР Берия

АПРФ. Ф.З. 0п.58.Д. 178.Лл. 126-128.

1 О деятельности в тылу противника оперативной группы «Храбрецы» см. том 3 настоящего сборника, документ № 986.

2 Опергруппа направлена в тыл противника в количестве 7 человек под руковод­ством Карпычева П. Д. Действовала в Пинской области. Базировалась в Телехан­ском районе. Группой получена ценная разведывательная информация, в том числе об антисоветской деятельности православного духовенства, активно сотрудничав­шего с оккупантами в Белоруссии. Ее участниками совершено 8 диверсий, выявлено несколько вражеских агентов, собиравших сведения о партизанских отрадах. В фев­рале — маре 1944 года во время карательной операции противника против партизан группа была вынуждена выйти из-за линии фронта. В ночь на 20 июня 1944 г. под руководством Быкова Я. К. группа «Стальные» вторично вышла в тыл противника. 15 июля 1944 г. группа «Стальные» соединились с частями Красной Армии.

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НКГБ БССР № 4/827 В НКГБ СССР О ДИВЕРСИОННОЙ РАБОТЕ НАКОММУНИКАЦИЯХ ПРОТИВНИКА

30 мая 1944 г.

В соответствии с Вашим указанием от 31.XII. 1943 года за№ 340I/M об усилении диверсионной работы на коммуникациях противника в рай­онах Старушки, Лунинец, Пинск, Бобруйск, Минск и Бобруйск — Ста­рушки мною были даны задания агентурно-оперативным и диверсион­ным группам НКГБ БССР, действующим на территории Минской, Мо­гилевской, Пинской и частично Полесской областей.

Диверсионная деятельность агентурно-оперативных и диверсионных групп НКГБ БССР на указанных выше коммуникациях противника за период с января по 22 мая 1944 года характеризуется следующими ито­говыми данными: подорвано эшелонов — 64; бронепоездов — 1; разбито паровозов — 61; повреждено паровозов — 15; разбито вагонов — 435; тан­ков — 15, бронемашин — 3, бронетранспортеров — 1, автомашин — 100; взорвано складов с боеприпасами и др. — 6, мостов шоссейных — 8, жел. дор. станция — 1, лесозавод — 1, электростанция — 1, укрепленных до­мов — 2, радиоузел — 1, радиоприемников — 4, электромоторов — 13, локомобилей — 3, катеров — 2. Повреждено телеграфно-телефонных линий связи — 12 тысяч метров.

При крушениях и столкновениях с противником убито и ранено до 3700 вражеских солдат и офицеров в том числе:

1. Силами оперативных групп «Храбрецы»1, «Стальные»2, «Отваж­ные», «Болотные» и «Орлы», в районе железной дороги Пинск — Луни­нец, проделана следующая диверсионная работа: подорвано эшелонов — 40; разбито паровозов — 36; повреждено паровозов — 15; разбито ваго­нов — 236, танков —14, бронемашин — 1; автомашин — 73; взорвано скла­дов с боеприпасами и др. — 4, мостов шоссейных — 3, жел. дор. стан­ция — 1, лесозавод — 1, радиоузел — 1, электромоторов — 13, локомоби­лей — 3, катеров — 2; повреждено телеграфно-телефонных линий свя­зи — 2 тысячи метров.

Разгромлен гарнизон противника в м. Хотиничи, другой гарнизон в м. Мальковичи разложен.

При крушениях в столкновениях убито и ранено более 2-х тысяч солдат и офицеров противника. Взяты трофеи и пленные. Потери групп незначительные.

2. Силами оперативных групп: «Четвертые», «Соседи»1, «Бое­вые»2, «Решительные»3, «Южные»4, «Счастливые»5, «Славный»6 и

' О деятельности в тылу противника оперативных групп «Четвертые», «Соседи» см. том 3 настоящего сборника, документ № 1171: дом 4, документы № 1251,1486.

2 Опергруппа «Боевые» правлена в тыл противника 13 сентября 1943 г. в соста­ве 6 человек под руководством М. М. Разумова. Действовала на территории Мин­ской области. Наряду с боевой деятельностью опергруппа проводила агентурно-опе-ративные мероприятия по разложению формирований БКО в поселке Логойск. Во время нахождения в тылу опергруппой проведено 7 диверсий на железной дороге, взорвано 2 моста. 25 мая 1944 г. опергруппу возглавил Я. Н. Хохлов. 5 июля 1944 г. опергруппа «Боевые» соединилась с частями Красной Армии (Архив КГБ БССР. Арх. № 6, т. 1, лл. 341-346)

3 Опергруппа «Решительные» создана в тылу противника под руководством И. И. Броновицкого. Действовала в Минской области и Борисовской партизанской зоне. Дислоцировалась в Борисовском районе на базе партизанской бригады «Стари­ка» — В. С. Пыжикова. Руководитель опергруппы проделал большую работу по организации партизанской разведки, а также для контрразведывательного обеспече­ния партизанских бригад Борисовской зоны. Опергруппой получены сведения о но­вой военной технике противника, выявлено большое количество агентуры, забро­шенной в партизанские отряды, проведено несколько диверсий, в том числе по унич­тожению подземного кабеля линии связи «Ставка фюрера — фронт». 29 июня 1944 г. опергруппа «Решительные» соединились с частями Красной Армии.

4 Опергруппа «Южные» направлена в тыл противника 13 ноября 1943 г. в соста­ве 6 человек под руководством Н. К. Левых. Действовала на территории Минской области. Базировалась в Любаньском районе. Через агентуру опергруппы получены ценные сведения о противнике, совершено несколько диверсий, в том числе взорвано 3 вражеских эшелона. По специальному заданию центра опергруппа готовила прове­дение мероприятий по ликвидации президента Белорусской Центральной Рады — Островского. 1 июля 1944 г. опергруппа «Южные» соединилась с частями Красной Армии

5 Опергруппа «Счастливые» вылетела в тыл противника 11 февраля 1944 г. в составе 8 человек под руководством А. Е. Ильина. Действовала в Бегомльском районе Минской области. Базировалась в деревне Замостотье. Опергруппа оказала серьезную помощь в организации разведывательной и контрразведывательной работы партизан­ским отрядам бригады Р. Н. Мачульского. Опергруппой выявлено и разоблачено 3 ре-зидентуры из 22 агентов противника и взорвано два вражеских эшелона и шоссейный мост, взорвано и сожжено два склада, лесозавод, убито и ранено 119 гитлеровцев. 2 июля 1944 г. опергруппа «Счастливые» соединилась с частями Красной Армии.

6 Спецотряд «Славный» сформирован в Москве, в количестве 50 человек. В со став отряда вошла группа мастеров спорта Союза ССР, в том числе некоторые чемпи­оны страны. 19 февраля 1942 г. отряд на лыжах вышел в тыл противника. Спецотряд

«Вихрь»1 в районе Минска проведена следующая диверсионная работа: подорвано эшелонов — 15; разбито паровозов — 15; разбито вагонов — 149; танков — 1; бронемашин — 1, автомашин — 23; взорвано складов с боеприпасами и др. — 2; мостов шоссейных — 5, электростанций — 1, по­вреждено телеграфно-телефонных линий связи — 10 тысяч метров.

Разгромлен гарнизон противника в м.Малые Новоселки Дзержин­ского района Минской области.

При крушениях и столкновениях убито и ранено более 1355 солдат и офицеров противника; взяты трофеи и пленные.

3. Оперативными группами: «Истребитель»2 и «Медведева»3 в районе Бобруйска и железной дороги Бобруйск — Старушки проделана следую­щая диверсионная работа: подорвано эшелонов — 9, бронепоездов — 1; разбито паровозов — 10; разбито вагонов — 50, бронемашин — 1, автома­шин — 4; взорвано укрепленных домов — 2; уничтожено радиоприемни­ков — 4.

При крушениях и столкновениях убито и ранено 327 солдат и офи­церов противника.

Народный комиссар государственной безопасности БССР Цанава

ЦА ФСБ России

вел активную разведывательную работу в районах Гомельской- Могилевской, Минс­кой и Вилейской областей. Для отряда характерны активная диверсионная и боевая деятельность. Его участниками проведено 34 открытых боя, в результате которых разгромлено 22 вражеских гарнизона, осуществлено 34 боя из засад, взорвано 22 вра­жеских эшелона и бронепоезд, взорвана и сожжена 91 немецкая автомашина, 3 танка, 3 танкетки и две бронемашины, при этом убито 3383 вражеских солдат и офицеров. Разведкой отряда получены ценные сведения о гарнизонах врага и об оперативной обстановке в тылу врага в Белоруссии. Отряд оказал большую помощь партизанс­ким отрядам, совместно с которыми участники спецотряда провели несколько бое­вых операций. Отрядом велась большая агитационно-пропагандистская работа сре­ди населения. 7 июля 1944 г. спецотряд «Славные» соединился с частями Красной Армии.

1 Опергруппа «Вихрь» вылетела в тыл противника 16 апреля 1944 г. под руко­водством П. В. Владимирова. Действовала в Копыльском и Узденском районах. 3 июля 1944 г. опергруппа «Вихрь» соединилась с частями Красной Армии.

2 Спецгруппа «Истребитель» создана 20 июля 1943 г. из личного состава 1-й отдельной Гвардейской бригады минеров в количестве 23 человек под руководством Н. В. Корнилова. 4 августа 1943 г. участники опергруппы вылетели в тыл противни­ка в Кличевский район Могилевской области. Опергруппа действовала на железно­дорожных коммуникациях Могилев — Жлобин, Минск — Орша, Орша — Могилев. Весной 1944 г. опергруппа передислоцировалась и действовала в Ивьевском районе Барановичской области. Кроме осуществления успешных диверсий, опергруппа по­лучила сведения о польских националистических формированиях, провела 22 боя с противником. В процессе диверсионной деятельности взорвано 44 вражеских эше­лона и бронепоезд, убито 2400 немецких солдат и офицеров, 230 полицейских. 16 июля 1944 г. опергруппа «Истребитель» соединилась с частями Красной Армии.

3 О деятельности в тылу противника оперативной группы «Медведева».

№ 1891

СПРАВКА ОБ ИТОГАХ ЗАФРОНТОВОЙ РАБОТЫ 2-го ОТДЕЛАУКР «СМЕРШ» 2-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА С1 ЯНВАРЯ ПО 25 МАЯ 1944 г.

[Непозднее31мая1944г.]

За отчетный период на сторону противника переброшено 43 зафрон-

товых агента, из них:

переброшено 1-м отделением 2 отдела УКР «Смерш» — 15 агентов

вторыми отделениями армейских отделов «Смерш» — 28 -»-

По характеру заданий и линиям внедрения переброшенная агентура

распределяется так:

а) на прямое внедрение переброшено — 8 агентов

б) для подставы на вербовку и попытки внедрения в разведки про­тивника — 26 агентов

в) для изучения агентурной обстановки на территории Румынии и установления мест дислокации разведорганов противника — 9 -»-

По разведывательным органам противника.

1. Разведывательная школа шваба «Вали» На прямое внедрение переброшен — 1 агент

2. Зондеркоманда 204

а) На прямое внедрение в тыл противника переброшен 1 агент.

б) Для подставы на вербовку и попытки внедрения нашей агентуры в зондеркоманду 204 переброшено на участке действий этой команды 9 агентов.

3. Зондеркоманда 203

В целях подставы на вербовку и попытки внедрения в зондеркоман­ду 203 нашей агентуры переброшено на участке действий этой команды 4 агента.

4.Зондеркоманда102

а) На прямое внедрение в зондеркоманду 102 переброшен — 1 агент.

б) В целях подставы на вербовку и попытки внедрения в этот разве­дорган на участке действий его переброшено — 5 агентов.

5. Запорожская разведывательная школа (Филиал штаба «Валли — 1»)

а) Вторично переброшен в тыл противника зафронтовой агент «Раев», который при первой переброске внедрился в этот разведорган и был выб­рошен с заданием в наш тыл.

б) Для подставы на вербовку и попытки внедрения в Запорожскую разведывательную школу на участке ее действий выброшен — 1 агент.

6. «Восточное министерство»

На прямое внедрение в организации «Восточного министерства» переброшено в тыл противника в качестве зафронтовых агентов 2 быв­ших сотрудника фирмы «Тодт».

Кроме этого на прямое внедрение в немецкие разведывательные орга­ны, действующие против нашего участке фронта, переброшены 2 за-фронтовых: агента (бывшие сотрудники и агенты «Айнс-Ц» дивизии).

7. Второе Бюро «Ясское) 2 отдела генштаба румынской армии. Для подставы на вербовку и попытки внедрения нашей агентуры в

румынскую разведку, на участке деятельности 2-го Бюро 2 отдела Генш­таба, переброшено на сторону противника 4 агента.

8. Бюро (Кишиневское) 2-го Отдела Генштаба румынской армии Для подставы на вербовку и попытки внедрения нашей агентуры в

румынскую разведку, на участке деятельности Кишиневского бюро 2-го Отдела Генштаба, переброшено в расположение противника 4 агента.

Для изучения агентурной обстановки на территории Румынии, ус­тановления мест дислокации разведывательных и контрразведыватель­ных органов противника, а также попытки внедрения туда нашей агенту­ры в тыл противника переброшено 9 агентов.

Результаты зафронтовой работы

За указанный период из тыла противника возвратилось 12 зафрон-товых агентов. Из них внедрилось в разведывательные и контрразведы­вательные органы противника 5 агентов.

В результате работы в тылу противника нашей зафронтовой агенту­ры установлено:

а) Агентов германских разведывательных органов — 40 человек.

б) Агентов СД — 2 чел.

в) Изменников Родине — 47 чел.

Собраны подробные данные об официальном составе и деятельности на нашем участке фронта Запорожской разведывательной школы и отде­ла «Айнс-Ц» 57 немецкой пехотной дивизии.

По материалам зафронтовой агентуры Отделами «Смерш» 2-го Ук­раинского фронта и других фронтов арестовано 14 агентов разведыва­тельных органов противника.

Кроме того зафронтовой агентурой в тылу противника завербовано для работы в пользу нас 8 человек.

Начальник 2 отдела Управления контрразведки «Смерш» 2 Украинского фронта

подполковник Рындин1

1 Рындин Юрий Григорьевич (1903-?), подполковник (1943). С октября 1941 г. — начальник 1-го отделения ОО НКВД Карельского фронта, с мая 1942 г. — замести­тель начальника ОО НКВД 26-й армии, с января 1943 г. — заместитель начальника ОО НКВД 14-й армии, с ноября 1943 г. — начальник 2-го отдела УКР «Смерш» 2-го Украинского фронта, с февраля 1945 г. — заместитель начальника ОКР «Смерш» 1-й гвардейской конно-механизированной группы 2-го Украинского фронта. С января

Войска 2 го Украинского фронта (с 1 января по 25 мая 1944 г.) приняли участие в проведении ряда наступательных операций, в т.ч. Кировоградс­кой (5-16 января), Корсунь-Шевченковской (24 января — 17 февраля), Уман-ско-Ботошанской (5 марта — 17 апреля). В ходе последней войска фронта продвинулись на 200-250 км, освободили значительную территорию Пра­вобережной Украины и Молдавии, вышли в северо-восточные районы Ру­мынии.

Упоминаемые в тексте документа органы абвера действовали против войск 2-го Украинского фронта. В частности, 102-я абверкоманда, органи­зационно входившая в абверкоманду-101, обслуживала с мая 1943 г. 8-ю немецкую армию. В феврале-марте 1944 г. размещалась в с. Грушевке Пер­вомайского района Одесской области. В апреле перебазировалась на тер­ритории Румынии.

203-я абвергруппа именовалась зондеркомандой-203 и действовала при 1 й немецкой армии. Подчинялась абверкоманде-201. Абвергруппа с конца 1943 г. по январь 1944 г. дислоцировалась в пос. Широкое Днепропетровской области. Затем в Кировограде и Умани. 8 марта 1944 г. группа вместе с отсту­пающими частями немецкой армии эвакуировалась на запад.

204-я абвергруппа, подчинялась 202-й абверкоманде, действовала с янва­ря 1944 г. при 8-й немецкой армии и находилась в селе Степановка Первомай­ского района Одесской области. В марте 1944 г. через Бату и Кишенев она эвакуировалась на территорию Румынии в г. Бырлад, а ее агентура размести­лась в селе Докани (в 10 км от гор. Бырлад).

Руководил абверкомандами и абвергруппами по проведению диверсион­ных акций в тылу войск Красной Армии отдел «Валли-2».

Запорожская диверсионная школа была организована абверкоман-дой-202 в августе 1943 г. и размещалась на окраине г. Запорожье. Школа готовила агентов-диверсантов, террористов, пропагандистов и организато­ров повстанческих банд для подрывной деятельности в глубоком тылу Со­ветского Союза. В первой половине ноября 1943 г. школа передислоцирова­лась в село Юзвин Винницкой области; в феврале 1944 г. в мест. Родван (25 км от Львова), а в апреле 1944 г. — в мест. Ланцкорона (в 30 км юго-западнее Кракова).

1946 г. — заместитель начальника ОКР «Смерш» Дунайской флотилии. В августе 1946 г. откомандирован в распоряжение МГБ Узбекской ССР. С ноября 1946 г. — начальник отдела МГБ Узбекской ССР. Приказом МГБ № 3762 от 20 октября 1948 г. уволен в запас МГБ по состоянию здоровья.

№ 1892

СООБЩЕНИЕ РЕЗИДЕНТУРЫ НКГБ СССР О ПОЛИТИКЕ АНГЛИИ В ОТНОШЕНИИ ЮГОСЛАВИИ

31 мая 1944 г.

Английская политика в отношении Тито остается прежней, несмот­ря на заявление Черчилля: его военные возможности будут использова­ны, но роли политического вождя Югославии он при помощи англичан не получит, наоборот, они будут этому всячески препятствовать. До сих пор англичане вынуждены были уступать русским в ряде вопросов, в частности, в итальянском, греческом, югославском, так как успехи были на стороне русских. Но теперь положение изменилось, инициатива пере­шла в руки союзников и поэтому английская политика в отношении СССР, в частности, в балканских вопросах будут более твердой. Англи­чане вообще решили не пускать русских на юг от Дуная, даже если для этого придется применить силу. Англичане считают, что решать югослав­ский вопрос будут прежде всего они, англичане.

Архив СВР России

СССР в первой половине 1944 года использовал все возможности, чтобы установить или расширить дружественные связи с патриотическими силами Югославии и других Балканских стран, оказывал им помощь, заботился об укреплении их позиций на международной арене.

Западные державы, особенно Англия, продолжали поддерживать югослав­ского короля и эмигрантское правительство, не одобряли расширение помощи народно-освободительным силам Югославии.

В то же время правительство Англии предпринимало попытки обеспечить себе влияние в национально-освободительном движении путем установления контактов с Тито и посредничества в достижении соглашения между ним и королевским правительством. Весной 1944 г. оно стало добиваться изменения состава эмигрантских властей Югославии, с тем чтобы «организовать неболь­шое правительство», состоящее из людей, не особенно неприятных для марша­ла Тито, и пыталось заручиться поддержкой СССР В ответе Советского пра­вительства от 22 апреля 1944 г. указывалось: «Изменения в Югославском пра­вительстве, если они не будут пользоваться соответствующей поддержкой мар­шала Тито и Народно-освободительной Армии Югославии, вряд ли могут при­нести какую-нибудь пользу. Следовало бы добиться по этому вопросу согла­шения с маршалом Тито. у которого действительно имеются реальные силы в Югославии. Такое соглашение было бы в интересах союзников — особенно в настоящее время», (см. История второй мировой войны 1939-1945 г. М., 1977. т. 8. - С. 428-434).

№ 1893

ИЗ СООБЩЕНИЯ НКВД И НКГБ КАЗАХСКОЙ ССР

В НКВД И НКГБ СССР О ЛИКВИДАЦИИ ГРУПП НЕМЕЦКИХ ПАРАШЮТИСТОВ, ВЫБРОШЕННЫХ НАТЕРРИТОРИИ КАЗАХСКОЙ ССР В МАЕ 1944 г.

Май 1944 г.

3 мая с.г. дежурный УНКВД ив Астрахани сообщил в Гурьев, что в ночь на 3 мая в направлении Гурьева проследовал неизвестный самолет.

[...]

6 мая в 3 часа Гурьевский аэропорт зафиксировал вторичное появле­ние неизвестного самолета, летевшего со стороны Жилокосинского рай­она в направлении Астрахани.

Утром 6 мая стало известно, что этот самолет на бреющем полете обстрелял из крупнокалиберного пулемета пароходы «Пролетарская дик­татура», «Калинин» и «Роза Люксембург», находившиеся в Каспийском море в 40-50 километрах от Гурьева.

Обстрелом серьезные повреждения были нанесены только пароходу «Роза Люксембург», который с потушенными котлами доставлен в пор-т г. Гурьева. Жертв не было, слегка ранен помощник капитана парохода «Пролетарская диктатура».

Исследованием осколков, обнаруженных на обстрелянных парохо­дах, установлено, что пули являются немецкими, а следовательно стало совершенно очевидным, что оба самолета, появившиеся 3 и 6 мая над Гурьевской областью, принадлежат немцам.

Проверяя трассу вторичного полета самолета, было установлено, что он, пролетев над Нилокосинским районом, в первом часу ночи появился над нефтепромыслом Кос-Чагыл, где, снизившись до 100 метр., взял курс на восток. В третьем часу ночи он вновь появился над тем же нефтепро­мыслом, на высоте примерно 200-300 метров, а затем, набрав высоту, взял курс на Гурьев.

Получив проверенные данные о трассе полета вражеских самолетов, УНКГБ-УНКВД было приказано проинструктировать всю агентуру на выявление подозрительных лиц, появляющихся в населенных пунктах Гурьевской области; на дорогах организовать заслоны, патрулирование с проверкой документов, максимально усилить охрану нефтепровода «Кас­пий — Орск», электростанции Казнефтекомбината, нефтебазы «Шири­на» и командировать в Жилокосинский район вооруженную опергруппу работников УНКГБ-УНКВД, для прочески места вероятной выброски парашютистов.

Прибывшие в Жилокосинский район работники УНКГБ-УНКВД совместно с РО НКГБ-НКВД приняли необходимые меры активиза­ции розыска, мобилизовали через РК КП(б) Казахстана в райцентре совпартактив, и к утру 8 мая было сформировано и приведено в дей­ствие 8 поисковых групп, возглавляемых работниками УНКГБ-УНКВД.

12 мая председатель Уялинского аул совета (120 километров от неф­тепромысла Кос-Чагыл) сообщил, что 11 мая жители колхоза им. Киро­ва, что в 45 км от аула Уялы, видели в районе горы Казбек 6 казахов, одетых в красноармейскую форму, вооруженных двумя автоматами.

Для проверки полученного сообщения в аул Уялы в этот же день выехали 4 оперработника, которые опросом очевидцев установили, что действительно колхозники видели 11 мая группу казахов в количестве 6 человек, одетых в красноармейскую форму.

Там же было установлено, что на ферму колхоза им. Кирова 10 мая приходили 4 военнослужащих, вооруженные 2 автоматами, которые ку­пили барана и говорили, что они прибыли из райцентра для поиска де­зертиров.

13 мая оперативная группа под руководством начальника ОББ УНКВД тщательно осмотрела местность, прилегающую к ферме колхоза им. Кирова и обнаружила в пустующей землянке, находящейся в 3 ки­лометрах западнее фермы, окурки сигарет, немецкий карандаш, жестя-ный примус, следы кожаной обуви и кости съеденного барана.

Продолжая проческу местности в конном строю и на самолете, опер­группа у колодца Саракаска (в 10 км от землянки) обнаружила недав­нюю стоянку парашютистов с пулеметными ячейками, там же валялись банки из-под консервов и окурки.

Вечером 13 мая та же оперативная группа вышла в район второго колодца местечка Саракаска (25 км от землянки) и обнаружила пара­шютистов. Интенсивно обстреляв опергруппу из пулеметов и автома­тов, парашютисты, пользуясь темнотой, скрылись.

После первого столкновения с парашютистами опергруппа была уве­личена до 17 человек, командование группой было возложено на зам. начальника 2-го отдела УНКГБ, и она выступила на дальнейшие поиски парашютистов.

Опросом жителей опергруппа установила, что парашютисты в ночь на 14 мая ограбили ферму колхоза им. Кирова, взяли продукты у кол­хозников, верблюда, лошадь, увели с собой бригадира фермы и скры­лись в неизвестном направлении.

15 мая опергруппа, выехавшая в разведку вверх по реке Эмба, напала на ясные следы парашютистов и в тот же день настигла их в районе кол­хоза «Теректы» (35 км от колхоза им. Кирова).

Узнав о прибытии опергруппы, парашютисты скрылись в неизвест­ном направлении. 16 мая вновь были обнаружены их следы, указываю­щие, что они ушли по направлению г. Алатау, в связи с чем была органи­зована проческа предгорья Алатау (20 км от колхоза «Теректы» и север­ной части песчаных барханов, в 8-10 км от этого же колхоза). В барха­нах опергруппа обнаружила следы стоянки парашютистов.

16 мая на ферму колхоза им. Кирова пришли и добровольно сдались опергруппе, оставленной в засаде, парашютисты Басчибаев и Жакипов1.

На допросе они показали, что являются парашютистами десанта, выб­рошенного в урочище Саракаска Жилокосинского района немцами в ко­личестве 14 человек под руководством обер-лейтенанта германской ар­мии Агаева2.

Со слов сдавшихся, остальные парашютисты по указанию Агаева на­мереваются не сдаваться, биться до последнего патрона, в случае безвы­ходного положения покончить жизнь самоубийством.

Басчибаев и Жакипов также сообщили, что после приземления па­рашютисты создали базу у колодца Саракаска, закопали в двух местах оружие, боеприпасы, три рации и много другого имущества.

Получив сведения, что парашютисты двигаются на Восток, вверх по реке Эмба, и пытаются оторваться от преследующих их гурьевских групп, нами были приняты следующие меры:

1. Начальникам УНКГБ-УНКВД по Актюбинской области прика­зано сформировать в Актюбинске три оперативные группы по 15 чело­век, командование ими возложить на своих заместителей, с задачей дви­гаться навстречу парашютистам, а затем совместно с гурьевскими опер­группами взять в кольцо территорию, где находились к этому времени парашютисты.

2. Командировать туда же роту войск НКВД.

3. Во всех населенных пунктах на р. Эмба от аула Уялы до аула Ащи (расстояние 100 км) расставить опергруппы с задачей перехватить парашю­тистов, если они попытаются возвратиться на левый берег к своим базам.

4. В район местности Акчилек и нефтекачки № 3 направить отряд РО НКВД.

5. Начальникам УНКГБ-УНКВД Гурьевской области приказали взять на себя обязанности командования всеми опергруппами и выехать в Кулакши для руководства операцией.

18 мая в Байганинском районе отряд начальника РО НКВД задер­жал пять парашютистов и сообщил, что оставшиеся 7 человек ушли в северо-западном направлении нефтепровода, где к этому времени дис­лоцировалась опергруппа и отряд войск НКВД под командой начальни­ка Актюбинского управления милиции.

19 мая парашютисты, преследуемые отрядами, проявились в районе нефтекачки № 3 и были окружены там бойцами ВОХР под командой начальника перекачки3 и прибывшими туда же красноармейцами войск НКВД под командой зам. начальника УНКВД Актюбинской области.

1 28 сентября 1944 г. военным трибуналом Среднеазиатского военного округа Басчибаев Джапар кличка «Джалтыров Джарас», Жакипов Шайсидык, кличка «Аба-ев Сакей» осуждены по ст. 58-1 «8», 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания.

2 Агаев Алихан клички «Иранов Агай», «Агаев Иран» — руководитель группы агентов, заброшенных в мае 1944 г. Убит во время перестрелки 20 мая.

3 Так в тексте документа.

17*

491

Парашютистам предложили сдаться, они отказались и ответили силь­ным ружейно-пулеметным огнем. В завязавшемся бою 5 парашютистов были убиты, а двое, пользуясь темнотой, с места боя скрылись.

Со стороны опергруппы жертв не было, легкие ранения получили командир взвода ВОХР-3 и командир отделения ВОХР.

24 мая 1944 года опергруппа на р. Кайнар в Мокатском районе задер­жала последних двух парашютистов.

Таким образом, к исходу 24 мая парашютный десант немецких аген­тов в количестве 14 человек был полностью ликвидирован.

Медленный разворот преследования и ликвидации десанта объяс­няется тем, что он скрывался в пустынной, малоизученной местности, лишенной дорог и средств связи.

Предварительными допросами задержанных установлено, что пара­шютный десант состоял из казахов, бывших военнослужащих Красной Армии, в разное время попавших в плен к немцам.

[...]

Следствием и документами, изъятыми при задержании парашютис­тов, устанавливается следующее:

Находясь в плену в Германии, Агаев предложил командованию не­мецкой армии свои услуги по организации казахского «национального» легиона из числа пленных красноармейцев.

[...]

Предложение Агаева немцы приняли,- присвоили ему звание обер-леитенанта, после чего он приступил к практической работе по вербовке казахов в «национальный легион».

Наряду с вербовкой в «национальный легион» Агаев вербовал воен­нопленных казахов в диверсионную группу для заброски их в тыл Крас­ной Армии.

[...]

Как показывают задержанные Омаров, Кишибаев, Керимбердиев1 и другие, группа Агаева создана немцами летом 1942 года.

[...]

Большинство задержанных парашютистов завербовано в г. Люккен-вальде (Германия)2, где они содержались в лагере для военнопленных. Вербовку проводил лично Агаев. который периодически приезжал в ла­геря вместе с немецкими инструкторами Струминским3 и Граевым. Вер­бовке предшествовала беседа Агаева, в процессе которой он выяснял ин­тересующие его подробности, биографию, настроение, отношение к Со­

1 28 сентября 1944 г. военным трибуналом Среднеазиатского военного округа Омаров Матай, кличка «Джунусов Ибрай», Кишебаев Кенисбай, кличка «Аманжолов Кайшигар», и Керимбердиев Рахим, кличка «Хаджиметов Карим», осуждены по ст. 58-1 «б» 58-11 УК РСФСР к высшей мере наказания каждый.

2 См. том 4 настоящего сборника, документ № 1681.

3 Струминский, он же Струмынский Ярослав Иосифович, лейтенант, инструктор т. н. «туркменской группы» и с декабря 1941 г. до мая 1943 г. разведывательно-диверсионной школы «абвера-2» в Люккенвальде.

ветскому строю и после этого заручался согласием вербуемого бороться против Советской власти. В некоторых случаях Агаев отбирал подписку.

Завербованных военнопленных казахов из общих лагерей переводи­ли в «Офлаг-Ш-А», расположенный в лесу в 2 км от Люккенвальде яко­бы для зачисления в «национальные легионы»...

Основной контингент лагеря составляют казахи, узбеки, киргизы и лица других восточных национальностей.

В отдельных бараках этого лагеря размещаются агенты-диверсанты, под­готовляемые немцами для заброски по воздуху в тыл СССР. Для зашифров­ки они проходят строевую подготовку i гаравне с остальными легионерами.

[...]

В сентябре 1942 года группа Агаева выехала в Бранденбург, где прошла дополнительную подготовку диверсионного дела в специальной школе.

[...]

Вфнувшись в Люккенвальд, группу Агаева немцы увеличили до 50 чело­век за счет пополнения военнопленными казахами. Создали из нее самостоя­тельное боевое подразделение, присвоив название «Легион Алаш», и напра­вили в Италию для борьбы с партизанами. Командиром легиона был Агаев.

За активное участие в операциях против партизан пять легионеров, в том числе Агаев, были награждены немецкими орденами.

В связи с предполагавшейся выброской в Казахстан группу Агаева в старом ее составе (15 человек) в марте 1944 года отозвали из Италии в Дунгенвальд для дальнейшей подготовки.

В апреле 1944 года группа Агаева выехала в г. Кранц, близ Кенигсберга. Там их поместили на берегу моря в двухэтажном доме типа гостиницы, где изготовили военные и гражданские документы на вымышленные фамилии.

[•••]

Там же группе Агаева выдали печати и штампы военных соединений, частей и учреждений Южно-Уральского и Средне-Азиатского военных округов.

В гор. Кранцегруппе Агаеву выдали суконное красноармейское об­мундирование и отправили в Люккенвальд, где она проходила дополни­тельную подготовку по диверсионному делу.

В конце апреля 1944 года участникам группы объявили, что они в ближайшее время будут переброшены в Казахстан.

[...]

Инструктируя участников группы, руководители лагеря дали зада­ние по прибытии в Казахстан... организовать восстание. Конкретных объектов диверсии не указали.

В проведении подрывной работы на территории Советского Союза пред­лагалось ориентироваться на байско-мулльский элемент и дезертиров.

В средствах вербовки лиц для враждебной работы рекомендовали использовать все, начиная с убеждения и кончая подкупом...

Для совершения диверсионных актов группа Агаева имела 62 короб­ки кристаллического и 92 пучка эластичного тола, 140 зажигательных шашек, 4 электровзрывательных механизма и другие материалы.

На вооружении группы было 2 пулемета, 9 винтовок, 9 автоматов, 16 пистолетов, 20 ООО разных патронов, запасные стволы и другие детали к пулеметам.

Из средств связи приданы — одна рация дальнего действия, условно именуемая «Крапива», и две малой мощности с полным комплектом ба­тарей и динамо-машиной.

Для ведения профашистской агитации группе Агаева немцы дали 2864 листовки, отпечатанные на казахском языке. Кроме того, их снабдили типографским станком, набором шрифта, краской, бумагой и готовым клише антисоветских карикатур.

Для легализации проживания группа получила набор чистых блан­ков фиктивных документов, мастичных печатей и штампов... Изъято печатей и штампов 121 и чистых бланков с печатями 130.

Участники группы были одеты в красноармейскую форму, в запасе име­ли большое количество штатской одежды и военного обмундирования.

Экипированную таким образом группу Агаева в 20-х числах апреля 1944 года перевезли на самолете в Бухарест и поместили в дом, находя­щийся по левой стороне шоссе, идущего с аэродрома в город, в 400-600 метрах от аэродрома. Дом небольшой, два этажа, светлой окраски, с бал­коном, стоит в глубине двора, обнесенного забором, на дверях небольшая вывеска «Вилла Гоббель».

Надо считать «Виллу Гоббель» переправочным пунктом в наш тыл парашютистов...

Первая часть группы, выброшенная 3 мая, во главе с Агаевым после при­земления трижды пыталась установить двухстороннюю связь с берлинской радиостанцией, однако им связаться якобы не удалось, так как во время приземления был испорчен приемник радиостанции дальнего действия.

В связи с этим в Берлин были переданы две радиограммы «всле­пую», в которых сообщалось о благополучном приземлении людей и пор­че рации. Приняты ли эти радиограммы берлинским центром, парашю­тистам неизвестно.

[...]

Из дневника и личных писем Агаева видно, что он, проживая в Гер­мании, вел большую работу по созданию самостоятельного «казахского комитета».

Агаев встречался в Берлине с руководителем «Туркестанского коми­тета»1 Вали Каюм-ханом, перед которым поставил вопрос о создании самостоятельных казахских легионов, газет, журналов и «комитета».

Вали Каюм-хан якобы обещал Агаеву создать необходимые условия для казахской части легионеров и 80% газет и журналов, издаваемых «Туркестанским легионом», печатать на казахском языке.

По этому же вопросу Агаев говорил с верховным командованием германской армии, однако там его не поддержали.

[...]

В связи с предполагаемой выброской в Казахстан вражеских пара­шютистов УНКГБ-УНКВД Гурьевской и Западно-Казахстанской обла­стей предложено:

1. На границах Саратовской, Сталинградской, Астраханской облас­тей, по побережью Каспийского моря организовать круглосуточные по­сты для тщательного наблюдения за воздухом с привлечением войск гар­низона и партийно-советского актива.

2. Весь агентурно-осведомительный аппарат направить на выявление вновь проявляющихся лиц в населенных пунктах и в степи вне дорог.

3. Организовать и активно использовать оперативно-поисковые груп­пы в районах, подозрительных по выброске парашютистов. В эти же ме­ста периодически посылать маршрутную агентуру с задачами розыска.

4. Принять меры усиления охраны промышленных объектов и же­лезнодорожного транспорта от возможных диверсий.

5. Усилить наблюдение за установленными родственными связями разыскиваемых и арестованных агентов немецкой разведки.

Парашютистов группы Агаева этапируем в Алма-Ату, чтобы квали­фицированным следствием установить действительный характер зада­ния немецкой разведки, выявить шпионские явки и иные связи на нашей территории, установить известные немцам места концентрации дезерти­ров и бандгрупп, уточнить показания об известных им заброшенных и подготавливаемых к переброске агентах и обстоятельно допросить о за­дачах и практической деятельности «Туркестанского комитета».

Для завязывания радиоигры с Берлинским центром оставшийся в живых радист группы Агаева — Мухамадиев передан в отдел контрраз­ведки «Смерш» Южно-Уральского военного округа.

Нарком внутренних дел КССР

комиссар госбезопасности Богданов1

Нарком государственной безопасности КССР

комиссар госбезопасности 3 ранга Огольцов2

ЦА ФСБ России

1 Богданов Николай Кузьмич (1907-1972), генерал-лейтенант (1945). С июня 1940 г. — заместитель наркома внутренних дел — госбезопасности — внутренних дел Казахской ССР, с мая 1943 г. — нарком внутренних дел Казахской ССР, с июля 1946 г. — начальник ГУ ШОСДОРа МВД СССР, с января 1948 г. — заместитель министра внут­ренних дел и по совместительству начальник Управления МВД Московской области. С марта 1953 г. — начальник УМВД Ленинградской области, с мая 1955 г. — замести­тель министра внутренних дел РСФСР. В 1960-1972 гг. работал в 1-м строительно-монтажном тресте МСМ СССР.

2 Огольцов Сергей Иванович (1900-1977) См. т. 2 настоящего сборника, доку­мент № 503.

№1894

С00БЩЕНИЕ4-Г0УПРАВЛЕНИЯ НКГБ СССР № 4/8-4142 В НКГБ СССР О НЕМЕЦКОЙ РАЗВЕДШКОЛЕ В г. МИНСКЕ1

1июня 1944 г.

Руководитель оперативной группы, действующей в Пинской области, ст. лейтенант Шихов сообщает, что посланный в г. Минск агент опер­группы связался с секретарем городского комиссариата г. Минска Лидой (фамилия ее не сообщена), от которой получены следующие сведения.

В г. Минске по Шорной улице в двухэтажном красном здании поме­щается школа германских разведчиков, передислоцированная в апреле с.г. из г. Борисова.

Задача школы — подготовка шпионов для работы как на временно оккупированной немцами территории, так и в советском тылу.

В школу отбираются лица в возрасте от 20 до 44 лет из числа русских военнопленных. Наряду с военнопленными в школу зачисляются лица, уже работающие в органах германской разведки и провереные немцами. Многие из них награждены германскими орденами и медалями.

Окончившие школу разведчики получают псевдонимы в виде про­стых, широко распространенных фамилий (Петров, Николаев, Васильев и т. п.).

Учащиеся школы носят форму РОА, имея в отличие от солдат РОА на петлицах воротника две белые полоски.

В апреле с.г. в Минске был произведен выпуск 38 человек, начавших еще курс обучения в г. Борисове. Часть из окончивших оставлена для работы в Минске, часть направлена в другие места. В настоящее время в школе учится 30 человек, выпуск которых намечен в июле 1944 года.

Окончившие школу шпионы легендируются как нищие, беженцы, фронтовики, командиры Красной Армии.

Начальник 2-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР Маклярский

ЦА ФСБ России

1 По-видимому, речь идет о пересыльном лагере абверкоманды-103, располагав­шейся в Минске по ул. Абутковой, д. 17 (угол ул. Шорной). Здесь агентура после подготовки в борисовской разведшколе получала дополнительный инструктаж, эки­пировалась согласно легенде, снабжалась документами, оружием, после чего переда­валась в подчиненные органы абверкоманды.

№ 1895

ИЗ СООБЩЕНИЯ УНКГБ ПО ЧЕЛЯБИНСКОЙ ОБЛАСТИ № 12373/1В ОБКОМ ВКП(б) О СОСТОЯНИИ ТЕХНИКИ БЕЗОПАСНОСТИ НАЗАВОДЕ№ 114НКБ

3июня 1944 г.

На снаряжательном заводе № 114 НКБ по приказу начальника завода Лактионова периодически привлекаются для непосредственной работы в цехах все начальники отделов, инженерно-технические работники, слу­жащие цехов и заводоуправления (за исключением начальников цехов).

[...]

В цеха завода для работы направляются люди, не имеющие никакого понятия в снаряжательном производстве и без всякого инструктажа ста­вятся на взрывоопасные операции.

Это положение усугубляется тем, что помощники начальников це­хов по технике безопасности и технологий также работают на рабочих местах, в результате чего техпроцесс и правила по технике безопасности остаются без соответствующего надзора.

Цех № 7 (снаряжение реактивных снарядов М-13) является особо режимным цехом в смысле взрывоопасное™, а также и секретности, од­нако допускаются лица без соответствующей проверки, и допуск кото­рым запрещен органами государственной безопасности.

Начальник завода, Лактионов, несмотря на возражения со стороны отдела найма и увольнения, нарушает пропускной режим.

20 мая 1944 года по мобилизации райкома ВКП(б) в помощь заводу были направлены рабочие мясокомбината, хлебокомбината, заготзерно и других организаций г. Копейска, которые были пропущены на завод без соответствующей проверки и поставлены для работы на особо взры­воопасные операции без соответствующего инструктора по технологии производства и технике безопасности.

В здание 203/2 (цех № 2) на плавку взрывчатых веществ в «котле Михайлова» был допущен к работе неграмотный рабочий Халбутаев, совершенно не знающий устройство котла, процесса плавки и правил техники безопасности. 11 мая с .г. Халбутаев принял смену с неисправ­ным паровентелем, вследствие чего из-за повышения давления пара в сети поднялось давление в котле выше допустимого и была создана угро­за взрыва. Кроме того, в указанное время котел находился без надзора, так как Халбутаев куда-то выходил.

В этом же цехе, в смене мастера Смирнягина, котлы для плавки взрывчатых веществ обслуживаются одним рабочим, что категорически запрещается, так как в этом случае один из котлов вынуждено остается без надзора в течение 20-30 минут.

В цехе № 5, где производится приготовление аммотола, по правилам техники безопасности оборудование, вентиляция должны осматривать­ся, ремонтироваться и очищаться от В В не реже 2 раз в месяц. Однако в цехе с 1 мая ничего не делается. Это положение усугубляется тем, что оборудование работает с большим перегрузом, вместо 75 тонн по проек­ту дают 90 тонн.

Запасные части для ремонта оборудования отсутствуют, и изготов­лением последних не занимаются, так как многие рабочие ремонтно-ме-ханического цеха работают на прямом производстве.

В цехе № 9, где снаряжаются авиабомбы крупного калибра, аппарат непрерывной плавки ВВ смонтирован на временных стойках, в результа­те чего часто нарушается центровка, что грозит опасностью возникнове­ния взрыва.

В связи с тем, что в цехах завода большой наплыв новых рабочих и последние не закреплены за определенными операциями, необходимо усиленное наблюдение за соблюдением технологического процесса и правил техники безопасности.

Однако следить за этим некому, так как технологи, помощники на­чальников цехов по технике безопасности, а также работники аппарата завода этих специальностей регулярно через день работают на прямом производстве.

Распоряжением начальника завода Лактионова рабочие вредных фаз цехов № 2,3 переведены на 11-часовой рабочий день, в то время как на данных операциях рабочий день в военное время узаконен до 8 часов. Вследствие указанного рабочие переутомляются и выходят из строя, что может привести к тяжелым последствиям, так как при таком положении рабочие могут без всякого умысла грубо нарушить технологический про­цесс или правила техники безопасности.

Офицерский состав после 12-часового рабочего дня с завода не вы­пускается в течение 3-4 часов, что приводит к большой заболеваемости.

[...]

Со снятием счетных работников с основной работы уже больше ме­сяца не насчитывается и не выдается заработная плата рабочим.

В связи с вышеизложенным на заводе рождаются нездоровые на­строения среди рабочих и офицерского состава и создается прямая угро­за безопасности завода...

Начальник управления НКГБ по Челябинской области

комиссар госбезопасности Бабкин

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 481.

2 В 1937 году абвер под прикрытием германских дипломатических предста­вительств создал в ряде стран свои разведывательные подразделения под ус-

22.01.10 / Просмотров: 6319 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2019 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.