Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUДальневосточный форпост (региональная история)Форумы

Часть 6

Германская военная разведка (абвер) при верховном командовании вооруженных сил Германии (ОКБ) ведет разведывательную и контрраз­ведывательную работу

ИЗ ОРИЕНТИРОВКИ НКГБ УССР № 1018/С ОБЛАСТНЫМ УНКГБ РЕСПУБЛИКИ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕМЕЦКИХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ И КОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ АБВЕРА НАТЕРРИТОРИИ УКРАИНЫ В ПЕРИОД ОККУПАЦИИ

10июня 1944 г.

Германская военная разведка (абвер) при верховном командовании вооруженных сил Германии (ОКБ) ведет разведывательную и контрраз­ведывательную работу, организовывает диверсии, саботаж и иную под­рывную деятельность в странах, против которых воюет Германия, а так­же обрабатывает добытые сведения о политическом, экономическом со­стоянии иностранных государств.

Подразделяется она на три основные части:

Абвер I — разведка.

Абвер II — организация подрывной деятельности (диверсия, террор, восстания) и разложение войск противника.

Абвер III — контрразведывательная работа в частях германской ар­мии на временно оккупированной немцами территории и проникнове­ние в разведывательные органы противника.

В соответствии с этим германская военная разведка имеет свои пе­риферийные органы на территории собственно. Германии, во временно оккупированных государствах и в своих войсковых соединениях, дей­ствующих на фронте.

С началом войны Германии против Советского Союза для руковод­ства всей разведывательной и контрразведывательной работой на совет­ско-германском фронте немцами был создан специальный орган абвера, условно именуемый «Валли»1.

В своем структурном построении «Валли» соответствует структуре абвера («Валли I», «Валли II», «Валли III») и линиям его работы.

В военных округах Германии как на собственной ее территории, так и в оккупированных странах имеются подчиненные непосредственно аб­веру т. н. «абверштелле», в задачу которых входит ведение контрразве­дывательной работы в пределах данного округа, а также разведка против сопредельных округу стран.

На территории противника абверштелле имеет свои разведыватель­ные пункты под названием «Кригсорганизацион»2.

Установлено, что против Советского Союза действует целый ряд не­мецких разведывательных органов, подчиненных непосредственно цент­ральному органу германской военной разведки абвер в Берлине.

В Прибалтике действует разведывательный орган, известный под на­званием абверштелле «Остланд».

На побережье Черного моря действует германский военный развед­орган, условно именуемый «Нахрихтенбеобахтер» (сокращенно НБО)1.

[...]

Абверштелле «Юга Украины»

Дислоцировался в г. Николаеве и зашифровывался под видом воин­ской части — фельдпост № 129652.

Организован он был в октябре 1941 г., распространял свою деятель­ность в то время на временно оккупированной территорию юга Украины и Крыма и подчинялся штабу адмирала Шустера3.

С1942 г. абверштелле «Юга Украины» проводил свою работу на тер­ритории ряда южных областей Украины и входил в непосредственное подчинение абвера4.

Абверштелле «Юга Украины» занимался выявлением агентуры про­тивника, подпольных коммунистических организаций, партийного и со­ветского актива и партизанских отрядов.

ловным наименованием «Кригсорганизацион» (военная организация), сокращен­но - КО.

В своей деятельности КО непосредственно подчинялись управлению «Абвер-заграница».

«Кригсорганизацион» функционировали в нейтральных странах и странах — са теллитах Германии, с территории которых вели разведывательную работу против ее явных и вероятных противников.

В соответствии с этим КО были созданы в Финляндии, Швеции, Румынии, Вен­грии, Болгарии, Турции, Иране, Афганистане, Китае, Испании, Португалии, Швейца­рии, Голландии Бельгии.

В нейтральных странах КО работали нелегально. Офицеры абвера числились в германских дипломатических представительствах помощниками военных атташе, вице-консулами, секретарями посольств или вспомогательным персоналом.

В зависимых от Германии странах КО существовали с ведома правительств и разведок этих государств. Так было в Финляндии, Болгарии, Румынии, Испании. В ходе войны некоторые КО были превращены в абверштелле или играли роль свя­зующих звеньев между разведывательными органами этих стран и абвером.

См. т. 2 настоящего сборника, документ № 696; т. 3, документы № 980, 1075, 141 (трофейный), т. 4, документы № 1458, 1621,1663.

2 ACT «Юга Украины» был зашифрован как воинская часть - фельдпост № 26830 12965, 42512 (см. т. 3 настоящего сборника, документы № 980, 1242).

3 Шустер Карл Георг — адмирал, командующий немецкими военно-морскими силами Юго-Восточного бассейна. Его штабу непосредственно подчинялся контр­разведывательный орган «Марине Абверштелле Крым», выделившийся из состава ACT «Юга Украины».

4 Абверштелле «Юга Украины» находился в подчинении ACT «Украина».

Для этого орган располагал сетью официальных резидентов в разных городах юга Украины, которые в районах своей дислокации насаждали массовую агентурную сеть из числа гражданского населения.

Помимо проведения контрразведывательной работы на временно оккупированной территории абверштелле «Юга Украины» осуществлял переброску своей агентуры в тыл Красной Армии, в районы предполага­емого наступления немецкой армии.

Перед такими агентами ставились задачи выявлять оставляемую советской разведкой аг.сеть с тем, чтобы к моменту оккупации данных районов иметь о ней необходимые данные.

[■■■]

Абверштелле -«Украина»

До осени 1942 г. дислоцировался в г. Ровно, затем в г. Полтаве, отку­да в 1943 г. в связи с наступлением Красной Армии выбыл в г. Ровно.

В составе этого органа были разведывательный и контрразведыва­тельный отделы, а также имелась спецгруппа по изучению добываемых разведданных о Красной Армии.

Имеющимися в нашем распоряжении материалами установлено, что с 1942 г. по октябрь 1943 г., т. е. до изгнания немецких оккупантов из г. Киева, по ул. Кирова в доме № 7/9 дислоцировался немецкий контр­разведывательный орган, условно именуемый абвернебенштелле «Киев».

Зашифрован этот орган был под видом учреждения связи и имено­вался «ОКБ Фербиндунгсштелле».

Абвернебенштелле «Киев» находился в подчинении абверштелле «Украина» и свою работу контактировал с разведорганом «Орион»1(фи­лиал «Валли»), штаб и школы которого дислоцировались в 1943 г. в г. Ки­еве, а также с СД г. Киева.

Установлено, что абвернебенштелле «Киев» проводил активную ра­боту по борьбе с советскими разведчиками, подпольными коммунисти­ческими организациями, партизанскими отрядами и лицами антигер­мански настроенными.

Структура абвернебенштелле «Киев», а равно и линии его работы были построены соответственно вышестоящим органам, разбиваясь на 3 отделения, а именно: «Ф-1» — разведка, «Ф-П» — диверсии, террор и т. п., «Ф-Ш» — контрразведка.

Деятельность отделения «Ф-I» сводилась к подготовке и засылке агентуры в тыл Красной Армии с задачей внедрения в советскую развед­ку для организации в последующем более эффективных контрразведы­вательных мероприятий по вылавливанию перебрасываемой нами в тыл к немцам агентуры.

Известно, что абвернебенштелле 2 «Киев» использовал для этого так­же и разведчиков из школы немецкого разведоргана «Орион» (филиал

1 «Орион» — позывной радиостанции абверкоманды-102 (см. т. 3 настоящего сборника, документ № 1238).

«Валли»), дислоцировавшегося после Полтавы в районе Киева (Пуща-Водица).

Как свидетельствуют добытые материалы по этому органу, отделе­ние «Ф-И» своих непосредственных функций не выполняло, а личный состав его был влит в отделение «Ф-Ш», вместе со штатом которого проводил контрразведывательную работу.

Агентура подбиралась и вербовалась официальным составом органа из числа военнопленных командиров и бойцов Красной Армии в Дар-ницком лагере (район Киева), а также из числа гражданского населения.

Преимущественно в число агентуры абвернебенштелле «Киев» вхо­дили разоблаченные и перевербованные советские разведчики.

Вербовка производилась в большинстве своем либо методом запу­гивания — угрозой расстрела вербуемого в случае отказа, либо при по­мощи провокации.

Сотрудники и агенты абвернебенштелле «Киев» в своей работе зача­стую использовали советских патриотов втемную, прибегая для этого к различным методам провокации.

[...]

Абвернебенштелле «Киев» имел большое количество агентуры из числа торговцев и особенно среди содержателей ресторанов, кафе-заку­сочных, столовых, комиссионных магазинов и т. д., обеспечивая тем са­мым в контрразведывательных целях наиболее многолюдные места скоп­ления людей.

Более проверенной агентуре официальные сотрудники абвернебен­штелле «Киев» давали прямые наводки на интересующих их лиц и руко­водили последующей их разработкой.

Абвернебенштелле «Киев» занимался исключительно агентурной работой и все добываемые материалы для реализации передавал в соот­ветствующие карательные органы на местах (в СД, комендатуру, жан­дармерию и т. п.).

Ориентируя о вышеизложенном, предлагаю принять активные меры к установлению мест дислокации этих органов противника и их филиа­лов в период оккупации на территории Вашей области, изучить их дея­тельность, выявить личный состав и агентуру, организовать их розыск, выявить и взять в агентурную разработку связи официальных сотрудни­ков и агентов этих органов с целью вскрытия среди них немецкой агенту­ры, оставленной в нашем тылу для шпионской и подрывной работы.

О результатах работы по вскрытию агентуры органов абвера, выяв­ления и ареста его агентуры регулярно информируйте.

Заместитель народного комиссара госбезопасности УССР

комиссар госбезопасности Цроздецкий

№1897

УКАЗАНИЕ НКГБ УССР № 970/С ОБЛАСТНЫМ УНКГБ О ПРОВЕДЕНИИ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ВЫЯВЛЕНИЮ НАТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНОЙ УКРАИНЫ АГЕНТУРЫ ПОЛЬСКОЙ МИССИИ В СТОКГОЛЬМЕ

10 июня 1944 г.

По данным агентуры НКГБ СССР, польская миссия в Стокгольме подготавливает агентов-разведчиков для засылки на территорию запад­ных областей Украины, в частности в районы гг. Львова и Станислава.

Установлено, что в декабре 1943 г. через Германию в западные облас­ти УССР были отправлены три таких агента.

Вербовку агентуры польская миссия проводит среди местной польской колонии из числа поляков — уроженцев Западной Украины.

Предлагаю:

принять срочные меры к выявлению польской агентуры, забрасывае­мой к нам из Стокгольма. По получении данных об этой агентуре немед­ленно выявлять ее связи, а самих агентов секретно снимать, направляя спецконвоем для дальнейшего следствия и мероприятий в НКГБ УССР.

О всех материалах, получаемых на этих лиц, информировать 2-е Уп­равление НКГБ УССР.

Народный комиссар госбезопасности УССР

комиссар госбезопасности Савченко

ЦА ФСБ России

№1898

СПЕЦСООБЩЕНИЕ НАЧАЛЬНИКА УКР «СМЕРШ» 1-го БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА№ 2/12282 В ВОЕННЫЙ СОВЕТ ФРОНТА О РАЗВЕДДАННЫХ ПО ГОРОДУ МИНСКУ1

11 июня 1944 г.

Арестованные в мае с.г. Отделом контрразведки «Смерш» 65-й ар­мии агенты германских разведывательных органов «Виддер» и «Буссард» Федосеенко, Димитриев, Веркасов, Запольский, Жарков и Шумихин на

1 Настоящее спецсообщение УКР «Смерш» 1-го Белорусского фронта было представлено командованию фронта за две недели до начала минской операции (29 июня — 4 июля 1944 г. ). В этой наступательной операции кроме 1-го Белорус­ского фронта принимали участие войска 3-го, 2-го Белорусских фронтов при содей­ствии 1-го Прибалтийского фронта.

следствии рассказывают, что начиная с апреля 1944 г. немецкое командо­вание с Запада на Восточный фронт в район Могилева, Орши, Бобруйска и Жлобина перебрасывало значительное количество войск, техники, боеприпасов и других военных грузов. В мае с.г. на ст. Минск ежедневно прибывало 8-10 воинских эшелонов, идущих к линии фронта в направ­лении вышеуказанных городов.

Вокруг г. Минска строится сеть оборонительных укреплений, осо­бенно сильно укрепляются подступы к вокзалу. На улицах города строят­ся ДОТы и ДЗОТы с круговым сектором обстрела, в домах устраивают­ся бойницы, на крышах зданий установлены зенитные и ручные пулеме­ты. На окраинах города усиленными темпами проводятся оборонитель­ные работы по созданию укреплений. В 5-километровой зоне от города проходит линия окопов с ходами сообщения. На оборонные работы мо­билизовано все городское население с 12 до 60-летнего возраста.

В г. Минске и его окрестностях расквартированы отдельные танко­вые, артиллерийские части, подразделения СС, СД и РОА, которые под­готавливаются для участия в боях на Восточном фронте. В городе также расположены тыловые части, авиаподразделения, различные склады, базы и несколько штабов. Промышленные предприятия города полностью ра­ботают на оборону, главным образом, на восстановление выведенных из строя танков, автотранспорта и артиллерии.

Немецкий агент Запольский — житель г. Минска, на следствии 2 июня с.г. по вопросу о наличии в городе немецких воинских штабов показал следующее:

«...В бывшем доме правительства, по Советской улице, размещается крупный немецкий административный центр, объединяющий в себе руководство различными немецкими предприятиями и учреждениями. В этом здании находится большое количество немецких офицеров. У подъ­езда в здание круглосуточное движение большого количества легкового автотранспорта. К дому правительства немцами проложена железнодорож­ная ветка и часто подходят составы, так как во дворе имеются склады.

По ул. Советской, в полукилометре от Московской магистрали, в 5-этажном полукруглом здании размещается штаб воздушных сил».

Немецкий агент Веркасов, проживавший в г. Минске и пользовав­шийся правом беспрепятственного хождения по городу, из личных на­блюдений рассказывает:

«...В военном городке в одном из зданий размещается штаб немецкой авиационной части. По Червеньскому тракту напротив военного городка в одном из зданий размещена немецкая танковая или артиллерийская школа.

В большом полукруглом здании размещается крупный штаб авиа­соединения».

О наличии войск в г. Минске он же показал:

«.. В Минске располагаются главным образом тыловые, авиацион­ные подразделения и части СС.

В военном городке в казармах расположена немецкая танковая часть, имеющая до 1000 человек личного состава, на вооружении до 60 само­ходных 88 мм пушек. Солдаты и офицеры этой части носят немецкую форму с изображением на петлицах черепа и скрещенных костей.

В конце Советской улицы расквартирована пехотная часть до 4 бата­льонов личного состава».

В дополнение к вышеуказанному агент Запольский на следствии 2 июня с.г. показал:

«...В 2 километрах от г. Минска в сторону мест. Красное Рочище в больших корпусах дислоцируется пехотный полк».

Помимо регулярных войск в г. Минске по Советской улице в 10 до­мах расквартирована часть СС численностью до полка и на восточной окраине города в кирпичном здании по Гомельскому шоссе раскварти­рованы войска немецкого карательного органа СД. Это подтверждается также показаниями разведчика Жаркова, который рассказал, что, буду­чи в конце мая в г. Минске, ему приходилось наблюдать большое скопле­ние войск СС и СД. Город сильно укрепляется, на перекрестках улиц строятся ДОТы и ДЗОТы, в домах устраиваются бойницы, на крышах зданий установлены зенитные и ручные пулеметы. На окраинах города усиленными темпами проводятся оборонительные работы по созданию укреплений.

По улице Комаровка в деревянных бараках размещены подразделе­ния так называемой «Украинской охранной полиции», которые исполь­зуются для борьбы с партизанскими отрядами, а также в городе расквар­тированы подразделения «Белорусской краевой обороны».

Кроме того, в г. Минске имеются созданные русские части СС из быв. военнослужащих Красной Армии различных национальностей, об­мундированы в форму немецких войск СС и предназначаются для учас­тия в боях на Восточном фронте.

Вблизи военного городка, в деревянных бараках размещены подраз­деления РОА, которые подготавливаются для участия в боях на Италь­янском фронте.

По Червеньскому тракту в двухэтажных домах размещена школа, якобы создаваемая немцами «Белорусской армии», в этой школе имеет­ся до 500 чел. белорусской национальности, которые подготавливаются к очередным боям на Восточном фронте.

На следствии обвиняемый Жарков показал, что ему лично известно, что в райцентре Осиновичи, Свислочь, в с. Вязье и на бывшем заводе «Красный Октябрь» (в пяти км от Свислочь) располагаются основные силы гимлеровской дивизии, которая ведет борьбу с партизанами и не­сет охранную службу. На вооружении дивизии имеются 45 мм пушки, минометы, станковые, ручные пулеметы и автотранспорт.

Гимлеровская дивизия укомплектована бывшими военнослужащи­ми Красной Армии, полицейскими и добровольцами из числа граждан­ского населения.

По заявлению Жаркова, вблизи г. Бобруйска в совхозе Дуриничи размещена рота немцев, занимающихся обучением собак и выезжают1на борьбу против партизан.

В селе Косье и мест. Красный Октябрь до последнего времени дис­лоцируется строительный полк, личный состав которого используется на строительстве моста через реку Березина в селе Косье. В полку имеет­ся большое количество автотранспорта.

В 2-3 км от г. Бобруйска, по левую сторону Минского шоссе, имеет­ся аэродром, обнесенный проволочным заграждением. Проезжая мимо аэродрома, Жарков видел до 20 самолетов. Аэродром замаскирован.

Через агентов Веркасова и Запольского устанавливается также, что на юго-восточной окраине города Минска имеется аэродром, на котором базируется до 200 самолетов, по наблюдениям, как заявил Веркасов, ему приходилось видеть на аэродроме до 120 бомбардировщиков, около 15 истребителей «Мессершмидт-109» и «Фокуке-Вульф», а также транс­портные самолеты.

По утверждению разведчика Жаркова, на северной окраине города также расположен аэродром и перед переброской через линию фронта он был доставлен на этот аэродром, где перед полетом видел до 20 само­летов. Аэродром обнесен проволочным заграждением и охраняется не­мецкими солдатами.

О наличии продовольственных складов, нефтяных баз и различных ремонтно-восстановительных мастерских Веркасов показал:

«...В полутора километрах от города, на западной окраине, недалеко от линии железной дороги Минск — Вильно расположена нефтебаза, снаб­жающая авиацию.

По ул. Комаровка в деревянных бараках размещен большой продо­вольственный склад. В Минске имеется две ремонтно-восстановитель-ные мастерские — одна по Червеньскому тракту, а другая — на северо­восточной окраине города. В мастерской по Червеньскому тракту я лич­но видел до 30 отремонтированных орудий разных калибров и около 1000 орудий, привезенных для ремонта».

По этому вопросу агенг Запольский показал:

«...Основная база горючего и смазочных материалов находится по Могилевскому шоссе, на ж.д. ветке между мест. Красное Рочище и окраи­ной города. Горючее и смазочные масла содержатся в больших чанах, цис­тернах и бочках, которые врыты в землю (на базе разведчик был в мае с.г.).

В недостроенном здании авиазавода (около Красной Рочище) орга­низован склад запасных частей и авиамоторов. Здесь же в корпусах име­ется крупный гараж, в котором находится большое количество автома­шин, прибывших из Германии. В здании бывшего гаража совнаркома БССР производится ремонт пушек. В этом же здании ремонтируются самоходные пушки типа «Фердинанд»...»

Разведчик утверждает, что он лично 7-10 мая с.г., проходя по улице, видел около здания 10 самоходных пушек. Он также заявил, что на быв­шем заводе им. Ворошилова производится ремонт танков и он в мае видел во дворе завода до 100 машин, привезенных для ремонта.

В городе работают две электростанции, трамвай, кожевенный, спир-товодочный, дрожжевой заводы, мясокомбинат и колбасная фабрика.

О переброске войск через г. Минск на различные участки фронта Запольский показал:

«...Через ж.д. ст. Минск в сторону фронта на Могилев и Жлобин ежедневно проходят 10-12 эшелонов с танками, автомашинами, войска­ми и разными грузами».

Агент германской военной разведки Жарков, переброшенный 23 мая с.г. в тыл частей Красной Армии на самолете с Минского аэродрома, за­держанный 28 мая в расположений 37 гсд, при попытке перейти линию фронта, на следствии рассказывает, что в мае с.г. в период пребывания в разведгруппе германского разведоргана «Буссард» он выезжал в экскур­сию в гг. Лицмандштадт (Западная Польша), Бреславль и Минск. В пути следования по железной дороге от ст. Бобруйск до Брест-Литовска ему приходилось видеть большое передвижение немецких войск. В направ­лении Бобруйска проходили эшелоны преимущественно с войсками и незначительное количество с военными грузами и боеприпасами.

Показания Запольского и Жаркова подтверждаются показаниями Веркасова, который на следствии показал:

«...Начиная с конца апреля 1944 года заметно интенсивное передви­жение войск в направлении города Могилева.

Через Минск в направлении этого города ежедневно проходят эше­лоны с пехотой, артиллерией и танками.

Войска также двигаются на Бобруйск. В направлении г. Орша войска пехоты передвигаются на автомашинах. На автомашинах этих частей я видел драконы и собачьи головы».

Агент Веркасов следствию также заявил, что, будучи в разведоргане, ему пришлось слышать разговор сотрудников разведоргана о том, что ле­том 1944 г. немецкая армия предпримет наступление между Могилевом и Витебском с целью отрезать советские войска, находящиеся на юге.

О строительстве оборонительных сооружений, возводимых немца­ми в окрестностях г. Минска, Веркасов показал:

«...На подступах к Минску возводятся две линии окопов — одна в 5-6 километрах и другая — по окраине города.

В городе возле домов строятся бетонированные укрепления куполо­образного вида с 3-4-я амбразурами с круговым сектором обстрела. Осо­бенно сильно укрепляется железнодорожная станция. Там возводится мощный оборонительный пояс, состоящий из цементированных ДОТов».

На следствии Веркасов рассказал, что, будучи в рабочем лагере ГР-1314, в предместье г. Вена-Швейхат-2, он работал на строительстве завода «Хей-нкель», эвакуированного в 1943 году в г. Вена из г. Росток (Германия).

На строительстве завода используется до 30 тысяч человек из числа военнопленных французов, итальянцев, русских, иностранных рабочих, чехов, голландцев, датчан, а также советских граждан, насильно угнан­ных в Германию.

В конце 1943 года были пущены цеха: 1,2,3,4,47 и 50. Завод выпус­кал в сутки один самолет типа «Хейнкель-219», якобы в 1944 году завод будет выпускать за сутки 15 самолетов. При заводе имеется конструк­торское бюро, которое занято проектом нового самолета.

По заявлению разведчика, иностранные рабочие, работавшие на за­воде, настроены очень плохо, производительность труда низкая, имеют­ся побеги.

Особенно плохо настроены чехи, французы и русские, ожидающие поражения Германии в войне и окончания войны.

Среди работающих широко распространен анекдот о Гитлере следу­ющего содержания:

«...Когда Гитлер решил пойти войной против Советского Союза, пе­реодевшись в костюм шофера, пришел к знахарке узнать свое счастье. Знахарка, погадав канцлеру, заявила:

«У твоей машины при поездке сломается ось, затем не хватит бензи­на, и машина остановится».

Все строительные работы производятся под руководством немцев, рабочие на работу сопровождаются усиленным вооруженным конвоем.

По вопросу режима, установленного немецким командованием в при­фронтовой полосе, Жарков рассказал следующее:

«...На протяжении 12-15 км от переднего края обороны немецких войск все гражданское население эвакуировано в тыл, и доступ в эту зону запрещен. В запретной зоне в глубь тыла размещаются воинские подразделения главным образом обозно-хозяйственные.

Около больших лесных массивов по левому берегу реки Березина на­ходятся добровольческие и немецкие части для борьбы с партизанами».

О режиме, установленном немецкими оккупационными властями в г. Минске, разведчик Запольский на следствии показал:

«...Власть в городе принадлежит немецкому военному коменданту и городскому управлению во главе с бургомистром. Установленный поря­док поддерживается полицией, состоящей из русских, и немецкими ко­мендантскими патрулями.

В городе работают два кинотеатра и драматический белорусский те­атр».

В подтверждение вышеизложенного разведчик Веркасов рассказы­вает, что военная власть в г. Минске возглавляется немецкой военной комендатурой. В городе создано самоуправление.

В Минске, как заявил Веркасов, имеется так называемое «Управле­ние Белорусской республики», организованное немцами и в руковод­ство управлением поставлен некий Островский — быв. профессор.

Он же о режиме в г. Минске рассказал следующее:

«...Хождение по городу гражданскому населению разрешено с 7 ча­сов утра до 21 часа, после этого времени разрешено хождение только для обладателей так называемого «Пропуска ближнего действия».

Каждое гражданское лицо с 14-летнего возраста обязано иметь не­мецкий паспорт за подписью городского головы».

О настроении и отношении к немецким захватчикам различных сло­ев населения города Минска, Запольский рассказал, что население горо­да ненавидит немцев и с нетерпением ждет прихода Красной Армии. Отдельные лица, добровольно поступившие на службу в администра­тивно-карательные органы оккупационных властей: городское управле­ние, комендатуру, полицию, госпитали и воинские части, стараются дер­жаться за немцев и среди населения ведут соответствующую пропаганду, восхваляя немецкую армию и существующий режим.

Агент немецкой военной разведки Димитриев (быв. военнослужа­щий Красной Армии), арестованный нами в начале мая, рассказывает, что в Бобруйской крепости содержатся под стражей до 2 тыс. человек военнопленных и до тысячи человек гражданского населения, арестован­ных по подозрению в связях с партизанами. В окрестностях города Боб­руйска имеется 4 лагеря для гражданского населения и военнопленных, которые используются на различных работах.

Вблизи крепости в 1942 году немецкие карательные органы расстре­ляли несколько тысяч военнопленных. Разведчик утверждает, что он лично видел, где был произведен расстрел и похоронены трупы. На том месте сейчас поставлены два больших черных креста.

В лагерях для военнопленных созданы невыносимые условия, плен­ных кормят один раз в сутки, выдают только по 200 граммов хлеба-суро-гата. От голода возникают различные болезни и имеется большая смерт­ность.

Будучи в лагерях, Димитриеву ежедневно приходилось наблюдать, как немецкие солдаты уводили военнопленных группами по 10-20 чело­век в неизвестном направлении.

В г. Бобруйске немецкая комендатура размещена по Главной улице, вблизи детского кукольного театра в белом школьном здании.

Начальник Управления контрразведки «Смерш» 1 Белорусского фронта

генерал-майор Вадис

ЦА МО РФ. Ф. 233. On. 2352. Д. 152. Лл. 43-47.

1899

ИЗ СООБЩЕНИЯ ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР В ГКО И ГЕНЕРАЛЬНЫЙ ШТАБ КРАСНОЙ АРМИИ ОБ ИТОГАХ БОРЬБЫ С АГЕНТУРОЙ ГЕРМАНСКОЙ ВОЕННОЙ РАЗВЕДКИ ЗА МАЙ 1944 г.

14июня 1944 г.

За последнее время германская военная разведка усилила заброску своей агентуры в расположение действующих частей Красной Армии с заданиями сбора шпионских сведений о группировках наших войск, на­личии укреплений и аэродромов, а также о движении к линии фронта людских пополнений, боеприпасов и продовольствия.

В мае с.г. органами «Смерш» на фронтах арестовано 430 германских шпионов, в своем большинстве сброшенных противником с самолетов на парашютах и имевших задание в очень ограниченные сроки от 4 до 10 дней, собрать разведывательные данные о Красной Армии, после чего возвратиться к немцам, перейдя линию фронта.

В этих целях германские разведчики были экипированы в форму советских военнослужащих — рядовых, сержантов и офицеров, и имели при себе фиктивные документы воинского образца.

При переброске шпионов на нашу сторону немцы предложили им разведывательные данные собирать только путем личного наблюдения в пути следования по заданному маршруту, а также подслушивая и выпы­тывая у военнослужащих сведения, представляющие военную тайну.

Наибольшее количество агентов германской разведки было забро­шено противником на участки 1 -го, 2-го и 3-го Белорусских, а также 1 -го Украинского фронтов1.

На Белорусских фронтах органами «Смерш» арестован 91 шпион, в том числе на 1-м Белорусском — 50, на 2-м Белорусском — 22 и на 3-м Белорусском — 19 человек. На 1-м Украинском фронте арестовано 47 шпионов.

[...]

Начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР

Комиссар госбезопасости 2-го ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

1 Повышенный интерес германской военной разведки к этим фронтам был выз­ван рядом значительных событий на германо-советском фронте.

17 апреля 1944 г. Ставка Верховного Главнокомандования издала Директивы о переходе войск 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов к обороне.

В это же время разрабатывалась Белорусская операция, о проведении которой 31 мая последовали Директивы Ставки советского Верховного Главнокомандова-

Общеизвестно, что Государственный Комитет обороны — чрезвычайный высший государственный орган СССР, в годы войны сосредоточивший всю полноту власти.

ГКО руководил деятельностью всех государственных ведомств и учрежде­ний, направлял их усилия на всемерное использование материальных, духов­ных и военных возможностей страны для достижения победы над врагом и др.

Данное сообщение ГУКР «Смерш» НКО свидетельствует о том, что ГКО СССР постоянно держал в поле зрения и вопросы борьбы со спецслужбами противника (см. т. 2 настоящего сборника, документы № 340, 384; т. 3, доку­менты № 825, 990).

№1900

СООБЩЕНИЕ РЕЗИДЕНТУРЫ НКГБ СССР О ВСТРЕЧЕ В г. БЕРНЕ ГЕНЕРАЛ-ФЕЛЬДМАРКОАЛА В. БРАУХИЧАС ПРЕДСТАВИТЕЛЕМ АМЕРИКАНСКОЙ РАЗВЕДКИ А. ДАЛЛЕСОМ1

14июня 1944 г.

Находящийся в Швейцарии представитель Управления стратегичес­ких служб в американском посольстве в Берне известный Вам Даллес2сообщил в госдеп, что к нему приезжал из Германии лично генерал фон Браухич3, который заявил, что от имени группы военных он предлагает мир на следующих условиях: ,

1. Они свергнут Гитлера.

2. Создадут военное правительство, которое пойдет на безусловную капитуляцию.

ния. В операции участвовали 1-й, 2-й и 3-й Белорусские фронты и 1-й Прибалтийс­кий фронт.

Все это не могло пройти незамеченным для германского верховного главноко­мандования и абвера.

1 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 931,949,975,1007,1109,1168; т. 4, документы № 1341, 1518,1588, 1711.

2 Даллес Аллен Уэлш (1893-1969). С 1916 г. — на дипломатической службе. С 1926 г. — сотрудник юридической фирмы «Салливан и Кромвель». После вступле­ния США во 2-ю мировую войну был привлечен к работе в УСС его начальником генерал-майором Уильямом Донованом. Работал в штабе УСС в Нью-Йорке, затем в представительстве британской разведки МИ-6 в США. С ноября 1942 г. — резидент УСС в Берне (Швейцария). Работал под прикрытием должности сотрудника посоль­ства США. После окончания 2-й мировой войны вышел в отставку и вернулся к юридической практике. С января 1951 г. — заместитель директора ЦРУ по планиро­ванию, с августа 1951 г. — 1-й заместитель директора ЦРУ. С февраля 1953 г. по ноябрь 1961 г. — директор ЦРУ. В ноябре 1961 г. подал в отставку.

3 Браухич Вальтер фон (1881 1948), генерал-фельдмаршал (1940) (см. т. 1 на­стоящего сборника, документ № 144).

3. Советские войска не должны участвовать в оккупации какой бы то ни было германской территории.

Госсекретарь ответил Даллесу, что никаких переговоров с немцами без участия других союзников американцы вести не будут.

В конце мая Даллес сообщил, что к нему обратились представители одной группы в Германии, состоящей из видных военных, включая Цай-цлера1, промышленников и оставшихся в Германии правых социал-де­мократов, с предложением о мире на условиях очищения германскими войсками оккупированных территорий в Западной Европе и свободы действий на Востоке для продолжения войны против СССР.

Архив СВР России

Печатается по: Очерки истории российской внешней разведки. В 6 томах. Т. 4.1941-1945 годы. М.: Международные отношения, 1999- С. 617.

Углубление внутриполитического кризиса в Германии выразилось и в заго­воре против А. Гитлера, истоки которого ведут еще к 1942 г. В нем участвовали представители различных классов, слоев, политических группировок — круп­ные землевладельцы, буржуазия, военные, дипломаты, интеллигенция и т. д.

Организатор и идейный вдохновитель реакционного большинства заго­ворщиков К. Герделер — бывший обер-бургомистр Лейпцига, рейхскомиссар по вопросам цен, доверенное лицо монополистов Г. Крупа и К. Боша — еще ранее разработал внутри- и внешнеполитическую программу, выражавшую ос­новные требования правых элементов. Ее главное содержание оставалось не­изменным — физическое устранение Гитлера и сохранение такого строя, в ко­тором ключевые позиции находились бы в руках монополистического капита­ла и крупных землевладельцев. В области внешней политики намечались зак­лючение сепаратного мира с западными державами и концентрация всех воен­ных сил во главе с вермахтом для борьбы против Советского Союза. Правые группировки поддерживали связь с США и Англией, в частности с А. Далле­сом, о чем и свидетельствует настоящий документ.

Буржуазно-патриотическое крыло участников заговора во главе с началь­ником штаба армии резерва полковником К. Штауффенбергом стояло за пре­кращение войны на всех фронтах, отказ от захваченных территорий, установ­ление демократической республики в Германии и развитие добрососедских от­ношений с Советским Союзом. Однако патриотически настроенная группа Штауффенберга составляла меньшинство, развитие событий определялось силами из окружения Герделера. В конце декабря 1943 г. Штауффенберг сде­лал попытку организовать покушение на Гитлера. Но совещание в ставке, где должно было это произойти, отменили.

В 1944 г., в первой половине июля, он снова дважды предпринял попытку осуществить разработанный план покушения, но по различным причинам это ему не удается. 20 июля на совещании в ставке в Растенбурге (Восточная Прус­сия) Штауффенбергу удастся заложить бомбу, которая изорвалась в 12 часов 42 минуты. Но взрыв вызвал лишь небольшие разрушения, а Гитлер отделался

1 Правильно — Цейтцлер Курт (1895-1963), генерал-полковник (1944). С сен­тября 1942 г. — начальник генерального штаба сухопутных войск (см. т. 4 настояще­го сборника, документ № 200 (трофейный).

легким ранением. К концу дня гестапо сумело парализовать практически все действия заговорщиков. К 19.00 этого же дня Штауффенберг и ряд других офи­церов-заговорщиков были арестованы и расстреляны во дворе здания на Бенд-лерштрассе.

Правящая верхушка Германии использовала события 20 июля для усиле­ния террора и репрессий, для расправы с противниками режима. 21 июля по радио выступил Гитлер. Он призвал к беспощадному уничтожению заговор­щиков. 30 июля им был подписан указ «О терроре и саботаже», по которому все лица, связанные с антифашистским движением, подлежали аресту и физичес­кому уничтожению. Общее число арестованных достигло 7 тыс. человек. Для реализации указа была создана «особая комиссия 20 июля», а в вермахте — «суд чести». В августе — сентябре состоялись два судебных процесса над руко­водителями заговора. В военных округах и на фронтах свыше 700 военнослу­жащих были приговорены к смертной казни (см. История Второй мировой войны 1939-1945 (в 12 томах). Том восьмой. М., 1977. С. 420-421; том девятый. М., 1977. С. 453-454; Залесский К. А. Кто бьш кто в Третьем рейхе: Биографи­ческий энциклопедический словарь. М.: ООО «Издательство АСТ», ООО «Из­дательство Астрель», 2003. С. 764).

№ 1901

СПЕЦСООБЩЕНИЕ НКГБ БССР № 1983 В НКГБ СССР С ИЗЛОЖЕНИЕМ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ДАННЫХ О ПРОТИВНИКЕ, ПОЛУЧЕННЫХ ОТ ОПЕРАТИВНО-ЧЕКИСТСКИХ ГРУПП, ДЕЙСТВУЮЩИХ НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ БЕЛОРУССИИ

15июня 1944 г.

Доношу: за 12 и 13 июня от опергруппы НКГБ Белорусской ССР, действующей в тылу противника, получены следующие разведсведения: руководитель опергруппы «Орлы» младший лейтенант госбезопасности Соколинский1 сообщил: одном — двух километрах от Ганцевичи на рас­стоянии 25-30 метров влево от тракта Ганцевичи — Хотыничи располо­жены крупные склады противника, авиабомбы, снаряды и другие боеп­рипасы. Склады занимают площадь свыше 200 кв. метров. Боеприпасы сложены штабелями на расстоянии 10-12 метров. Штабеля замаскиро­

1 Соколинский Дмитрий Михайлович (1916—?), старший лейтенант (1945). В 1941-1942 гг. - курсант Ташкентской МКШ НКВД СССР. В 1942-1943 гг. - опер­работник оперативно-чекистской группы НКВД по Полесской области БССР. С де­кабря 1943 г. — на спецзадании в тылу противника, с июля 1944 г. — старший оперу­полномоченный 1-го отделения 1-го отдела 1-го Управления НКГБ СССР. С июля 1946 г. — заместитель начальника 1-го отделения 2-го отдела УМГБ по Фрунзенской области Киргизской ССР, с января 1947 г. — заместитель начальника 1-го отделения 1-го отдела МГБ Киргизской ССР. Приказом МГБ № 362 от 31 января 1948 г. уво­лен за невозможностью дальнейшего использования с передачей на учет МВС.

ваны ветвями хвойника. Дневной ориентир — вышка высотой 30 метров расположена на территории склада 25-30 метров левее тракта Ганцеви-чи — Хотыничи. В ночное время при приближении наших самолетов дается одна красная ракета в направлении складов. Ракетист дежурит с 17 по 20 июня ежедневно с 23 до 08 часов. Восточнее складов, на рассто­янии 50-60 метров, расположены казармы противника и более 60 авто­машин.

Руководитель группы «Вихрь» ст. лейтенант госбезопасности Вла­димиров сообщил, что за период с 30 мая по 4 июня по железной дороге Барановичи — Минск в сторону фронта перевезено бензина 104 цистер­ны, танков 12, колючей проволоки 42 платформы, 480 вагонов пехоты, 400 платформ автомашин. Ежедневно проходило 30-40 крытых вагонов с маркой «Горящий Факел». На запад прошло 42 вагона мобилизирован-ного населения, большинство в возрасте 12-14 лет, и 20 вагонов высе­ленных из-под Борисова.

Руководитель группы «Боевой»1 майор госбезопасности Неклюдов сообщил, что в г. Вилейка спешно маскируют в защитный цвет здания, занятые под военные нужды. На посадочной площадке в районе города, близ шоссейного моста через реку Вилия ежедневно принимают до 30 са­молетов всех типов. По сообщению руководителя группы «За Родину»2 капитана госбезопасности Талерко3, в г. Минске заминированы и подго­товлены к взрыву — товарная станция, западный мост, завод имени БССР

Нарком государственной безопасности БССР Цанава

ЦА ФСБ России

1 Спецотряд являлся одним из наиболее активных подразделений, действовав­ших во многих районах Витебской, Минской, Вилейской и Барановичской областей. Некоторые его боевые группы проникали на территорию оккупированной Литвы. Для отряда характерны продолжительные рейды, активная боевая и диверсионная деятельность. Спецотряд «Боевой» 31 раз вступал в открытые бои, организовал 38 ди­версий. В результате боевой деятельности отряда, по неполным данным, убито и ра­нено 2209 солдат и офицеров противника, а 72 взято в плен.

20 июля 1944 г. спецотряд «Боевой» соединился с частями Красной Армии. О деятельности спецотряда «Боевой» см. т. 4 настоящего сборника, документы №№ 1556, 1675.

2 См. документ № 1306.

3 Талерко Никандр Иванович (1910-?) — полковник милиции (1955). С декаб­ря 1940 г. — заместитель начальника 2-го отделения 3-го отдела УНКВД по Барано­вичской области, с июля 1941 г. — командир партизанского отряда, с апреля 1943 г. — заместитель командира партизанского полка по разведке. С января 1944 г. — в резер­ве ОК НКГБ СССР. С марта 1944 г. — руководитель спецгруппы «За Родину». С ию­ля 1944 г. - начальник отделения 2-го отдела УНКГБ по Барановичской области. С июня 1947 г. — начальник Лирского ГО МГБ Гродненской области. С ноября 1950 г. — начальник Управления милиции г. Минска, с октября 1952 г. — начальник ОБХСС УМ УМГБ по Могилевской области, с мая 1954 г. — начальник ОБХСС УМ МВД Таджикской ССР. Уволен в запас в декабре 1962 г. по возрасту.

№ 1902

ИЗ ПРИКАЗА НАЧАЛЬНИКА ГУКР «СМЕРШ» НКО СССР № 00167/СШ О РЕОРГАНИЗАЦИИ СВЕРДЛОВСКИХ КУРСОВ КОНТРРАЗВЕДКИ В ШКОЛУ ГУКР «СМЕРШ»

15июня 1944 г.

1. Свердловские курсы по подготовке оперативного состава контр­разведки реорганизовать в школу Главного управления контрразведки «Смерш» с контингентом слушателей 350 человек. Дислоцировать в г. Свердловске.

Срок обучения установить от 6 до 9 месяцев.

Начальник Главного управления контрразведки «Смерш» НКО комиссар госбезопасности 2-го ранга

Абакумов

ЦА ФСБ России

Свердловские курсы были созданы в соответствии с приказом НКО СССР № 0086/сш от 15 июня 1943 г. Учебная программа курсов была рас­считана на 4-месячный срок обучения. Контингент обучаемых состоял из 200 человек.

Как явствует из документа, в результате преобразования курсов в школу ГУКР «Смерш» увеличивался срок обучения слушателей и их количествен­ный состав.

№ 1903

ИЗ УКАЗАНИЯ УНКГБ ПО СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ № 3/156 НАЧАЛЬНИКАМ ГОРРАЙОРГАНОВ НКГБ О ВЫЯВЛЕНИИ НЕМЕЦКОЙ АГЕНТУРЫ СРЕДИ РАБОТНИКОВ ОБЩЕСТВЕННОГО ПИТАНИЯ, ПРИБЫВШИХС ОСВОБОЖДЕННЫХ ОТ НЕМЦЕВ ТЕРРИТОРИЙ СССР

15июня 1944 г.

НКГБ СССР циркуляром № 56 ориентировало нас о том, что в ходе очистки освобожденных районов СССР от вражеской агентуры уста­новлены факты, когда контрразведывательные органы противника в ка­честве прикрытия своих резидентур и явочных квартир использовали рестораны, кафе, закусочные, чайные и трактиры.

Кроме этого, немецкие контрразведывательные и полицейские орга­ны нередко сами создавали на оккупированной советской территории подобные «кафе-закусочные», укомплектовывали обслуживающий пер­сонал из проверенных агентов и систематически направляли в такие ме­ста агентуру для выявления среди посетителей партизан, коммунистов и советского актива.

В целях выявления указанных контингентов, прибывших в Сверд­ловскую область в порядке трудмобилизации или иными путями по за­данию германских разведорганов

предлагаю:

1. Усилить агентурно-оперативную работу среди лиц, прибывших с освобожденной от немцев территории, обеспечить выполнение моих указаний за № 3/142 от 16 мая 1944 года.

2. Принять самые активные меры к выявлению среди этого контин­гента содержателей и лиц, работавших в закусочных и кафе. По установ­лении последних немедленно брать под усиленное агентурное наблюде­ние, сообщая о каждом вновь выявленном лице специальными записками.

3. При наличии уже выявленных лиц данной категории среди при­бывших с освобожденной территории немедленно высылать в УНКГБ подробные справки на каждого с указанием Ваших оперативных меро­приятий.

[...]    .

5. В срок до 10 июля с.г. разработать и представить мне лично конк­ретные планы оперативных мероприятий по розыску агентуры немецкой разведки среди указанного контингента.

Результаты проводимой работы по этой линии в последующем отра­жать в месячных отчетах.

Начальник Управления НКГБ по Свердловской области

комиссар госбезопасности 3-го ранга Борщев

ЦА ФСБ России

№1904

ИЗ УКАЗАНИЯ НАРОДНОГО КОМИССАРИАТА ГОСУДАРСТВЕННОЙБЕЗОПАСНОСТИУССР№1009/С ОБЛАСТНЫМ УПРАВЛЕНИЯМ НКГБУССР О ВСКРЫТИИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ НЕМЕЦКОЙ ЗОНДЕРКОМАНДЫ «ДРОМЕДАР»1

15 июня 1944 г.

Как уже указывалось в нашей ориентировке № 613/гб от 9 ноября 1943 г., «Дромедар» входит в состав немецкого разведоргана «Абверко­манда-101», которая возглавлялась вначале капитаном Файстом, азатем капитаном Гантером Иосифом. Их ближайшим помощником был бело­эмигрант, получивший звание лейтенанта немецкой армии Малишевс-кий Александр Сергеевич, кличка «Пушкин» .

Представителем (шефом) германской разведки при «Дромедаре» является немец-ротмистр Пуллуй (или Пульви), до этого работавший заместителем у капитана Файста.

В руководящий состав «Дромедара» входят:

1. Генерал Дро (Канаян) Драстамат Мартиросович3, немецкая клич­ка «Каляев», начальник разведкоманды «Дромедар».

2. Тарханов Николай (Куро), кличка «Сардаров», бывший дашнаке -кий подполковник, эмигрант, является заместителем Дро. Занимается подбором и подготовкой квалифицированной агентуры для заброски в наш тыл, одновременно осуществляет руководство прифронтовыми разведгруппами «Дромедар» и др.

На оккупированной противником территории «Дромедар» прово­дит следующую работу:

а) подбирает и подготавливает агентуру из числа военнопленных и гражданского населения, в основном кавказских национальностей. Эта агентура сводится в группы, которые перебрасываются самолетами или оставляются на оседание в нашем тылу со шпионскими и диверсионно-террористическими заданиями;

б) допрашивает военнопленных с целью получения от них развед­данных о Красной Армии и оборонных объектах;

в) вербует «добровольцев» из числа военнопленных в армянские легионы, предназначенные для боевых операций против Красной Армии;

1 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 923,1038; т. 4, документы № 1356, 1358, 1364, 1459, 1472.

2 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 980; т. 4, документы № 1356,1364, 1459, 1472.

3 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 923, 1038.

г) создает т. н. «армянские комитеты»1 и др. антисоветские национа­листические организации в местах концентрации армян, в задачу кото­рых входит сбор денежных средств населения в пользу германской ар­мии, националистическая пропаганда под лозунгом создания «Великой независимой Армении», а также оказание помощи оккупационным вла­стям в выявлении нашей агентуры, партизан и советско-партийного ак­тива...

В феврале 1943 г., в связи с наступлением частей Красной Армии, «Дромедар» из Мариуполя через гг. Мелитополь и Николаев выехал в с. Вороновицы того же района, Винницкой области, где дислоцировался до декабря 1943 г., после чего выбыл в г. Львов.

Имеющиеся в нашем распоряжении материалы свидетельствуют о проводившейся «Дромедаром» на территории ряда областей Украины активной антисоветской работе как по созданию националистических формирований для борьбы против Красной Армии, так и по вербовке и засылке в наш тыл своей агентуры.

Помимо уже известной из нашей ориентировки антисоветской ра­боты, проводившейся Дро и его эмиссарами в г. Харькове, Полтаве, Ста­лине в настоящее время установлено, что аналогичную работу «Дроме­дар» также проводил в ряде других городов Украины, в особенности в местах своей дислокации...

Агентурно-следственными материалами установлено, что при «Дро­медаре» в с. Вороновица, Винницкой области существовала специальная разведшкола, которая готовила разведчиков-радистов и ходоков для заброски в наш тыл.

В школе преподавались:

а) агентурная разведка войск Красной Армии;

б) методы работы НКВД-НКГБ;

в) пропаганда — цикл лекций, преследующих цель идеологической обработки курсантов в фашистском духе. По этим трем курсам читал лекции Филоян2;

г) строевая подготовка и топография.

...В ноябре — декабре 1943 г. при передислокации в г. Львов из «Дро­медара» была выделена прифронтовая группа, условно именовавшаяся «Оргентом-штафель»3.

Эта группа во главе с ротмистром Пуллуй (Пульви) дислоцирова­лась сначала в с. Порканы Тираспольского района, затем в г. Одессу и

■ См. т. 3 настоящего сборника, документ № 1231.

2 Филоян, он же Сафарян Седрак Мкртычевич, с 1943 г. до осени 1944 г. руко­водил подготовкой агентуры. 4 октября 1949 г. военным трибуналом Закавказско­го военного округа осужден по ст. 58-1 УК Грузинской ССР к 25 годам лишения свободы.

3 По-видимому, речь идет об «Ориентштаффель», т. е. о «восточной команде», состоящей из жителей Ближнего Востока, к которым немцы причисляли армян и других лиц кавказского происхождения.

занималась активной вербовкой и подготовкой агентуры для заброски в тыл Красной Армии.

Известно, что в период с января по март 1944 г. «Оргентом-штафель» было завербовано в лагерях военнопленных и г. Одессе до 50 агентов, которые после краткосрочной подготовки были выброшены в наш тыл на Николаевско-Херсонском направлении, часть же из них была оставлена на освобожденной частями Краской Армии территории при отступле­нии немецких войск.

«Оргентом-штафель» имел в работе тесный контакт с дислоциро­вавшимся в марте — апреле 1944 г. в г. Одессе по Французскому бульва­ру, № 26-30 немецким разведорганом «Динстштелле-Пушкин»1, кото­рому передавав часть своей подготовленной агентуры для оставления в нашем тылу.

Вербовка агентуры «Дромедаром» производилась преимуществен­но из числа военнопленных кавказских национальностей в лагерях воен­нопленных, куда специально для этой цели выезжали сотрудники «Дро­медара». Наряду с этим как база для приобретения агентуры широко использовались созданные «Дромедаром» т. н. «армянские комитеты», а также существовавшие при «Дромедаре» рабочая и строевая команды из лиц кавказских национальностей.

Ориентируя о вышеизложенном, руководствуясь нашими указа­ниями № 913/гб от 9 ноября 1943 г., необходимо принять активные меры к вскрытию деятельности «Дромедара» и разработки его связей на тер­ритории вашей области с целью выявления среди них агентуры про­тивника.

О результатах регулярно информируйте в отчетных докладах...

Заместитель народного комиссара госбезопасности УССР

комиссар госбезопасности Дроздецкий

ЦА ФСБ России

№ 1905

УКАЗАНИЕ НАЧАЛЬНИКА ПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСК

НКВД ГРУЗИНСКОГО ОКРУГА № 11/10163 НАЧАЛЬНИКАМ ПОГРАНОТРЯДОВ ОБ АГЕНТУРНО-ОПЕРАТИВНЫХМЕРОПРИЯТИЯХПО ВЫЯВЛЕНИЮ ИПРЕСЕЧЕНИЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ БАНДГРУПП, ДЕЙСТВУЮЩИХ НАТЕРРИТОРИИ ОКРУГА

17 июня 1944 г.

С наступлением весенне-летнего периода в ряде районов (Сагаред-жо, Телави, Зугдиди, Цагери и др.) активизировали свою бандитскую деятельность скрывающиеся бандитско-грабительские группы, в основ­ном состоящие из дезертирского элемента.

Одновременно немецкая разведка продолжает заброску вражеских парашютистов (Махаредзевский район), которым поручает помимо шпи-онско-диверсионно-террористических заданий, создавать бандитские группы из числа дезертиров, пособников и других нелегалов.

В целях своевременного выявления и пресечения враждебной дея­тельности указанного контингента

предлагаю:

1. Усилить выявление и агентурную разработку дезертиров и лиц, уклонившихся от мобилизации в Красную Армию, скрывающихся на участке погранотряда.

2. Из среды нелегалов создать специальную агентуру, оставив ее на нелегальном положении. Создавать из лиц, проявивших себя на нашей работе, вооруженные группы для действия в лесных массивах и других местах по ликвидации бандгруип и бандодиночек.

3. Всю работу по проведению ликвидации бандгруип и бандодино­чек контактировать на местах с соответствующими органами НКГБ и НКВД.

4. Результаты проделанной работы отражать в специальном разделе 2-месячной докладной записки об агентурно-оперативной работе.

Начальник погранвойск НКВД Грузинского округа

генерал-лейтенант Лападзе

ЦА ФСБ России

В штате Грузинского пограничного округа на тот период находились: 36-й Сухумский, 37-й Батумский морские погранотряды, 38-й Ахалцихский погра­ничный отряд, 3-й Черномырский отряд пограничных судов, дислоцировав­ших в г. Очамчире и др. (см. т. 3 настоящего сборника, документ № 956).

№1906

ЗАПИСКА ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СНК СССР М. Г.ПЕРВУХИНА 1-му ЗАМЕСТИТЕЛЮ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ СНК СССР В. М. МОЛОТОВУ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ СПЕЦИАЛЬНОГО БЮРО ДЛЯ РАБОТЫ С РАЗВЕДМАТЕРИАЛАМИ1

19июня 1944 г.

По проблеме урана поступает большое количество технических ма­териалов от НКГБ и Разведупра НКО2. Для разбора этих материалов и переработки их в виде заданий для Лаборатории № 2 необходимо орга­низовать3специальное бюро в составе секретариата СНК СССР4.

Вношу на Ваше утверждение проект распоряжения по данному воп­росу5.

М. Первухин 19/VI-1944z.

Примечание: Если почему-либо такое бюро нельзя создать в секрета­риате СНК, его необходимо организовать при Наркомхимпроме.

Печатается по: Атомный проект СССР: Документы и материалы. В 3 томах. Т. 1. 1938-1945. Часть 2. М., Издательство МФТИ, 2002. С. 87-88.

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 594; т. 3, документ № 1142.

2 Разведупр НКО — во время войны часть военной разведки находилась в веде­нии НКО.

3 Здесь и далее подчеркнуто автором.

4 Бюро, о котором идет речь, было создано в 1945 г. в соответствии с Постанов­лением ГКО от 20 августа 1945 г. № 9887сс/ов. Это подразделение существовало вначале как Отдел «С» НКВД СССР, затем как «Особое бюро при наркоме внутрен­них дел СССР»и «Бюро № 2». Отдел «С» создан приказом НКВД СССР от 27 сен­тября 1945 г., тогда же начальником был назначен П. А. Судоплатов, его заместите­лями — Н. С. Сазыкин, Н. И. Эйтингон, Л. П. Василевский (по совместительству). Штат отдела состоял из 34 сотрудников (оперативные и научные работники, пере­водчики, библиотекарь, шифровальщик, технический персонал и др.). Дополнитель­но предусматривался резерв «по негласному штату» — 20 человек. Первый опера­тивный работник отдела — Г. И. Рогатнев, первые научные — Я. П. Терлецкий, Н. И. Есафов, А. Н. Рылов. Возможно, 9 января 1946 г. совместным приказом НКГБ и НКВД СССР Отдел «С» (в тексте его название «особое бюро») был передан в НКГБ (ГА РФ. Ф. 9401сс, оп. 2, д. 5, л. 678-682; д. 6, л. 1; документы выявлены Д. Н. Нохотович). О начальном этапе работы отдела см., в частности: Я. П. Терлец­кий. Операция «Допрос Нильса Бора» // ВИЕТ. 1994, № 2. С. 18-45).

5 Проектом распоряжения СНК СССР предусматривалась организация в составе секретариата СНК спецбюро № 1 со штатом 5 человек под руководством А. И. Васи­на, помощника зам. председателя СНК СССР (АП РФ. Ф. 93, д. 2 (44), л. 35).

№ 1907

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НАЧАЛЬНИКА ВОЙСК НКВД

ПО ОХРАНЕ ТЫЛА ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА № 10/001002 НАЧАЛЬНИКУ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСК НКВД СССР С ПРЕДЛОЖЕНИЕМ О ПОРЯДКЕ ОРГАНИЗАЦИИ

ОХРАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ГРАНИЦЫ С ФИНЛЯНДИЕЙ НАУЧАСТКЕ ЛЕНИНГРАДСКОГО ПОГРАНИЧНОГО ОКРУГА

19июня 1944 г.

1. При условии капитуляции Финляндии, по выходе частей Крас­ной Армии на государственную границу между СССР и Финляндией, установленную в 1940 г.1, организовать охрану этого участка границы счи­тал бы целесообразным следующим образом:

102-м пограничным отрядом занять участок границы от о. Карпанса-ри до Вилкко.

Штаб отряда дислоцировать в Элиссенвара.

107-м пограничным отрядом занять участок границы от Вилкко до Пукалусярви.

Штаб отряда дислоцировать в Энсо.

103-м пограничным полком занять участок границы от Пукалусярви до Кийскинлахти по сухопутью и далее по берегу Финского залива до Тронгсунд.

Штаб полка дислоцировать в Сяккиярви.

104-м пограничным полком охранять участок побережья Финского залива от Тронгсунд до Мятсикюля.

Штаб полка дислоцировать в Ремпетти.

133-м пограничным полком охранять побережье Финского залива от Мал. Ижора до Дома рыбаков. Штаб полка временно оставить в Пески, учитывая близость фронта на Нарвском направлении и наличие боль­шой Лужской ВМБ КБФ, с которой полк должен взаимодействовать.

1 Соглашение о перемирии между СССР и Великобританией, с одной стороны и Финляндией — с другой было подписано в Москве 19 сентября 1944 г. Финляндия обязывалась отвести свои войска за линию советско-финляндской границы 1940 г., разо­ружить остававшиеся на ее территории германские вооруженные силы, распустить все фашистские и профашистские организации и впредь не допускать их существования; возвращала СССР область Петсамо (Печенга), обязывалась предоставить на правах аренды территории в районе Порккала — Удд для создания военно-морской базы; СССР отказывался от своих прав на аренду полуострова Ханко (см. Кто был кто в Великой Отечественной войне 1941-1945: Краткий справочник. М.: Республика, 1995, с. 386).

По занятию 103-м, 104-ми 133-м пограничными полками указанных участков государственной границы переформировать их в пограничные отряды.

ОКПП Ладожское озеро и ОКПП ст. Шлиссельбург переформиро­вать в Ленинградский ОМКПП.

99-й пограничный отряд расформировать и обратить личный состав на доукомплектование 103-го, 104-го, и 133-го пограничных отрядов и сформирование отдельных КПП.

В Тронгсунде необходимо будет иметь береговой отряд погрансудов в существовавшем ранее трехдивизионном составе.

2. При условии выхода частей Красной Армии за линию государствен­ной границы между СССР и Финляндией, установленную в 1940 г., и про­должения Финляндией войны с СССР государственную границу на быв­шем участке Ленинградского пограничного округа возможно будет занять только 102-м и 107-м пограничными отрядами, нарезав им участки;

а) 102-му пограничному отряду от о. Карпансари до р. Вуокем с дис­локацией штаба отряда в Хитола;

б) 107-му пограничному отряду от р. Вуокси до Кийскиндасти по сухопутью и далее по берегу Финского залива до Тронгсунда, с дислока­цией штаба отряда в Тиенхара.

Другие части войск НКВД по охране тыла Ленинградского фронта использовать для охраны государственной границы не представится воз­можным, т. к. 103-й и 104-й пограничные полки должны будут обеспечи­вать охрану тыла действующих армий, 99-й погранотряд должен будет охранять юго-восточное побережье Финского залива от Тронгсунда до Сейвясто, а 133-й пограничный полк будет продолжать обеспечивать ох­рану и оборону южного побережья Финского залива на ныне занимае­мом им участке — от маяка Шепелевский до Дома рыбаков.

Приложение: 2 карты масштаба 500 ООО с проектом дислокации по-гранчастей1.

Начальник войск НКВД по охране тыла Ленинградского фронта

генерал-лейтенант Степанов

ЦА ФСБ России

Как следует из документа, предложения командования войск по охране тыла Ленинградского фронта об организации охраны государственной грани­цы с Финляндией готовились заблаговременно и непосредственно в процессе проведения операций, в т.ч. Выборгской (10-20 июня), Выборгско-Петроза-водской (10 июня — 9 августа), Свирско-Петрозаводекой (21 июня — 9 августа 1944 г. ) и за три с небольшим месяца до подписания соглашения о перемирии между СССР и Финляндией.

523

18'

№ 1908

УКАЗАНИЕ НКГБ УССР № 1032/С ОБЛАСТНЫМ УПРАВЛЕНИЯМ РЕСПУБЛИКИ О ВЫЯВЛЕНИИ НЕМЕЦКИХ АГЕНТОВ, ИМЕЮЩИХ ЗАДАНИЕ ПО БАКТЕРИОЛОГИЧЕСКОЙ ДИВЕРСИИ1

19июня 1944 г.

В результате проведенных агентурно-следственных мероприятий по делам немецкой агентуры, возвратившейся из Германии, установлено, что немцы изготовляют различные бактерии для бактериологической войны против Советского Союза.

Для работы по производству бактерий привлекались женщины, мо­билизованные в Германию из оккупированных областей Украины, в основном медицинские работники, которым создавались улучшенные материально-бытовые условия, свободное хождение из лагерей в го­род и т. д.

Некоторые из этой категории лиц впоследствии вербовались и на­правлялись на курсы агентов-пропагандистов Восточного министерства, по окончании которых выезжали к себе на родину.

Как установлено, целый ряд такой агентуры остался в нашем тылу после освобождения территории Украины от немецких оккупантов.

Ориентируя о вышеизложенном, предлагаю:

В процессе агентурно-оперативной и следственной работы по делам лиц, возвратившихся из Германии, выявлять работавших на производ­стве, связанном с приготовлением бактерий, из числа которых разобла­чать немецких агентов, прибывших с заданием по бактериологической диверсии.

Об установлении таких лиц информировать НКГБ УССР немедлен­но по телеграфу.

Народный комиссар госбезопасности УССР

комиссар госбезопасности 3-го ранга Савченко

ЦА ФСБ России

1 См. т. 1 настоящего сборника, документы № 2183 245, 253; т. 2, документы №413, 469,678.

№ 1909

СООБЩЕНИЕ НКГБ УССР № 34050/2 В НКВДУССР

О БАНДОТРЯДЕ «РУМЫНСКИЕ ПАРТИЗАНЫ», ОРГАНИЗОВАННОМ РУМЫНСКОЙ И НЕМЕЦКОЙ РАЗВЕДКАМИ

21июня 1944 г.

По имеющимся у нас строго проверенным данным, в районе Красно-Путна румыно-немецкой1 разведкой организован бандитский отряд, именуемый «румынские партизаны», численностью до 500 человек.

Во второй половине мая 1944 года германское командование распо­рядилось, чтобы «партизаны», оперирующие в районе Красно-Путна в срочном порядке были снабжены необходимым вооружением и продо­вольствием.

Наряду с этим немцами были даны указания развивать движение «партизан» на освобожденной войсками Красной Армии территории Буковины, Бессарабии и Молдавии.

С целью привлечения в банду новых участников среди населения распространяется листовка, содержащая восхваление «борьбы патрио­тов из Красно-Путна».

Дислоцирующийся в районе Ветра Дорней штаб немецкой воинской части снабдил указанный отряд оружием и боеприпасами.

Как устанавливается, работой по созданию «партизанских» отрядов руководит полковник Ионеску, являющийся начальником агентурного управления Восточного фронта, именуемого «Вултур»2.

Непосредственно эту работу проводят начальники румынских раз­ведцентров капитан Куку в Красно-Путна и майор Балотеску в Ватра-Дорней.

25 мая с.г. полковник Ионеску имел намерение выехать в Бырлад для встречи с капитаном Куку по вопросу инструктажа последнего о созда­нии «партизанских отрядов» и руководства их деятельностью.

Настоящее сообщаю для оперативного использования.

Народный комиссар госбезопасности УССР

комиссар госбезопасности 3-го ранга Савченко

ЦА ФСБ России

18 марта 1944 г. войска 2-го Украинского фронта форсировали Днестр и освободили г. Сороки; 26 марта вышли на государственную границу —

' Так в тексте документа. 2 Правильно «Вултурул».

р. Прут, 12 апреля воины 3-го Украинского фронта освободили Тирасполь, форсировали Днестр. К 1-й половине апреля 1944 г. Красная Армия очисти­ла от Немецко-румынских войск левобережные и северные районы Молдав­ской ССР.

В связи с отступлением немецких войск, на территории Румынии с нача­лом 1944 г. стали сосредотачиваться различные органы немецкой военной раз­ведки. Сюда в разное время прибыли 4 абверкоманды (106, 206,1 Ви/150,1 Ви/ 153) и 6 абвергрупп (101, 102, 103, 204, 304, 306). Местами дислокации и дей­ствий немецких органов явились города: Браилов, Бузау, Бырлад, Ватра Дор-ней, Васлаб, Деж Дедрод, Клуж, Регин, Сас, Пятра-Няму, Скорцару Веку и другие населенные пункты: Фрунтишени, Денгелет, Мигул-де-Компие, Олог. На территории Румынии абверкоманды и абвергруппы приступили к массо­вой подготовке и заброске своей агентуры в районы, освобожденные войсками Красной Армии.

№ 19Ю

ИЗ СООБЩЕНИЯ НКГБ БССР № 2/2176 В ЦК КП(б) БЕЛОРУССИИ И СОВНАРКОМ БССР ОБ ОПЕРАТИВНО-ЧЕКИСТСКОЙ РАБОТЕ ПО ВЫЯВЛЕНИЮ И АРЕСТУ ИЗМЕННИКОВ РОДИНЕ, ПРЕДАТЕЛЕЙ, ПОСОБНИКОВ ОККУПАНТОВ И НЕМЕЦКОЙ АГЕНТУРЫ НА ОСВОБОЖДЕННОЙ ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ

22 июня 1944 г.

Немецко-фашистские захватчики, оккупировав Советскую Белорус­сию, избрали в качестве основной опоры для проведения своих полити­ческих, хозяйственных и военных мероприятий «бывших людей» из чис­ла репрессировавшихся органами советской власти, белорусских нацио­налистов, бывших кулаков, уголовников и другого антисоветского эле­мента

За счет этого контингента, легко идущего на измену и предательство, немецкие оккупанты комплектовали руководящий состав создаваемых ими административных, хозяйственных и полицейских органов: сель­ских общин, волостей, районных и городских управ, окружных комисса­риатов, мировых и окружных судов и полиции.

В результате проведенной работы по очистке освобожденных райо­нов Белоруссии от пособников немецких оккупантов, предателей и вра­жеской агентуры по состоянию на 1 июня 1944 года органами НКГБ БССР арестовано этого контингента 2133 чел., в том числе:

Агентуры разведывательных, контрразведывательных и карательных органов

529

Полицейских, следователей и работников карательных органов

364

Руководящих работников созданных немцами учреждений

113

бургомистров

76

Старост

342

Изменников, перешедших на сторону врага во время военных действий

195

Служащих административных учреждений

126

Участников зверств оккупантов

30

Участников антисоветских организаций, дезертиров и другого антисоветского элемента

358

Социальное и политическое прошлое указанных выше арестованных руководителей созданных немцами административных, хозяйственных и полицейских учреждений видно из целого ряда проведенных НКГБ БССР групповых и одиночных дел.

[•••]

Административные и хозяйственные органы, используемые немец­кими оккупантами, через которые они проводили все свои мероприя­тия, были построены следующим образом.

На оккупированной территории Белоруссии первичной админист­ративно-территориальной единицей является сельская община, возглав­ляемая старостой, который «избирается», а чаще назначается оккупанта­ми из числа антисоветского элемента.

Несколько сельских общин объединены в волость (обычно в грани­цах сельсовета) во главе с волостным старшиной.

15-20 волостей составляют район, территория и административный центр которых совпадают с существующими границами района до не­мецкой оккупации. Районную управу возглавляет начальник района.

В городах созданы городские управы во главе с бургомистрами. В со­ставе городских управ имеются отделы соответственно характеру адми­нистративной и хозяйственной работы (городская полиция, отделы про­свещения, труда, связи, промышленный и т. д.).

Административный округ («гебитскомиссариат») во главе с началь­ником округа объединяет несколько районов. Такой округ до организа­ции «Белорусской Рады» (до декабря 1943 г.) являлся высшей админи­стративной единицей.

В первый период занятия территории Белоруссии немецкие окку­панты в ряде мест формально сохранили существующую систему колхо­зов с целью более организованного ограбления их, поставив во главе этих хозяйств своих людей. Впоследствии было опубликовано постановле­ние германского правительства от 15.02.42, согласно которому все кол­хозы ликвидировались и введен так называемый «новый порядок» зем­лепользования — общинное хозяйство.

Немцы старались широко популяризировать общинное хозяйство, называя его «необходимой и естественной» формой перехода от колхоз­ного строя к единоличному сельскому хозяйству.

В соответствии с «новым порядком» каждый крестьянин должен был пять дней в неделю работать на общинном участке и два дня, включая воскресный день, — на своем, для чего отводились общинные земельные участки и участки единоличного пользования.

Для практического осуществления этого мероприятия в сельской местности проводились так называемые крестьянские съезды, на кото­рых присутствовали старосты, бургомистры и представители кулацкой части крестьян.

22 февраля 1942 года такой съезд проходил в г. Городок, Витебской области. Съездом руководил приехавший из Витебска немец Шмидт.

Аналогичные съезды проводились и в других городах оккупирован­ной территории Белоруссии.

Наряду с этим для проведения антиколхозной агитации и восхвале­ния общинной системы землепользования немцы использовали антисо­ветскую часть работников земельных органов, в частности, землемеров, агрономов и других специалистов сельского хозяйства.

Наряду с административными и хозяйственными органами, через которые немецкие оккупанты проводили свои мероприятия, ими были созданы, широко использовались органы пропаганды — печать, радио, кино, т. н. «бюро пропаганды», различные «культурно-просветительные» кружки и т. д.

Вся деятельность этих органов направлена на одну основную цель — воспитание населения в антисоветском духе, проведение профашист­ской пропаганды и популяризации фашистских идей.

Отделы пропаганды существовали в каждом районе, причем для ра­боты в этих отделах привлекается в основном антисоветски, национали­стически настроенная часть интеллигенции.

За период работы на освобожденной от противника территории Бе­лоруссии органами НКГБ БССР арестован целый ряд лиц, использовав­шихся немцами в качестве пропагандистов.

Характерным примером деятельности пропагандистов является вскрытая группа в Кричевском районе Могилевской области, служив­ших в период немецкой оккупации в т. н. «бюро пропаганды».

Установлено, что часть лиц из этой группы обучалась на специальных пропагандистских курсах и посылалась на экскурсию в Германию. После прохождения подготовки они разъезжали по деревням Кричевского райо­на и открыто выступали перед населением с популяризацией политическо­го строя, экономики и условий жизни населения фашистской Германии.

Несмотря на проводимую немцами антисоветскую агитационно-про­пагандистскую работу среди населения, введение «Нового порядка» в землепользовании и других методов, немецкие захватчики не могли до­биться успеха в проведении своих мероприятий на оккупированной тер­ритории Белоруссии.

Вследствие этого немцы во всей своей политике прибегают к кара­тельным мерам по отношению к советскому населению, преследующим цель — пресечение всякого сопротивления установленному режиму и упрочение своей власти.

Для достижения этой цели немцами учрежден на оккупированной территории целый ряд полицейских, контрразведывательных и каратель­но-экзекутивных органов.

В результате проведенной работы по очистке освобожденной от про­тивника территории Белоруссии от названных органов установлены: «Аб­вер», ГВД (Тайная полевая полиция), Полиция безопасности, Служба бе­зопасности (СД), «Зондерштаб Р» (особый штаб) и ОД (служба порядка).

Каждый из поименованных органов выполнял определенные контр­разведывательные и карательные функции по борьбе с партизанским движением и советскими патриотами, оказывающими в той или иной форме сопротивление оккупационным властям.

За весь период работы на освобожденной от противника территории Белоруссии НКГБ БССР выявлено и ликвидировано 39 резидентур на­званных выше контрразведывательных и карательных органов, по кото­рым арестовано 204 агента противника (исключая одиночек и аресто­ванных агентов других контрразведывательных органов).

В г. Гомеле вскрыта и частично ликвидирована резидентура абвер­группы 315'.

Следствием по этому делу установлено, что абвергруппа 315 осуществ­ляла контрразведывательные мероприятия по вылавливанию агентов со­ветских разведывательных органов, парашютистов и борьбе с партизанс­ким движением на территории Гомельской и частично Орловской и Чер­ниговской областей. При этом широко применялись элементы провокации.

[...]

Резидентуры контрразведывательного органа противника «Зондер­штаб Р» действовали на территории Белоруссии под прикрытием раз­личных контор — дорожных, строительных и т. д.

Вскрытая и ликвидированная резидентура «Зондерштаб Р» в городе Гомеле официально действовала под прикрытием «дорожной конторы».

Задачей резидентуры являлось: выявление мест дислокации парти­занских отрядов, их баз, численности и вооружения, а также их связей и пособников путем насаждения своей агентуры в населенных пунктах,

1 Абвергруппа 315 условно именовалась отделением ГМ (гауптман Мюллер). Позывные радиостанции: «Бахштелъце» и «Фальке». Начальниками группы после­довательно были капитаны Бальдерманн или Бюльтерманн, Дрейс Иосиф («Мюл­лер») и обер-лейтенант Цинт Франк, он же Кимфер.

Группа вела активную контрразведывательную работу на территории Смоленс­кой, Витебской, Орловской, Гомельской, Полесской, Брестской областей и в Польше.

В сентябре 1943 г. из г. Гомеля группа приехала в Мозырь, в ноябре в Пинск, а позже в Лунинец. С февраля до сентября 1944 г. группа дислоцировалась в Бресте по ул. Короткой. Часть агентов группы в июле 1944 г. была направлена в Краков, ос­тальные — в особый лагерь абвера в Познании.

В сентябре 1944 г. группа переехала в г. Новы Сонч, где была расформирована.

расположенных в районах активной деятельности партизан, и внедрения ее в партизанские отряды.

Руководителем Гомельской резидентуры «Зондерштаба Р» являет­ся Мартынов Николай Николаевич1, по специальности инженер-строи­тель, бывший белый офицер, служил в петлюровской армии, а впослед­ствии бежал в Польшу и проживал в Варшаве.

[...]

Гомельская резидентура «Зондерштаба Р» имела свою школу по под­готовке агентуры. При этом вербовка агентуры в эту школу производи­лась под видом набора учащихся на курсы связи или переводчиков.

Установлено также, что для организации облав на партизан при рези-дентуре имелся специальный добровольческий отряд.

Аналогичные резидентуры «Зондерштаба Р» действовали и на тер­ритории других областей.

Проведением мероприятий по очищению освобожденной террито­рии Белоруссии от вражеского элемента также установлено, что немец­кие контрразведывательные органы широко использовали работников лесного хозяйства для борьбы с партизанским движением, выявления партийно-советского актива, лиц, сочувствующих советской власти и оказывающих помощь партизанам.

За период работы в освобожденных районах Белоруссии НКГБ БССР вскрыто и ликвидировано 13 резидентур, насажденных немцами среди работников лесного хозяйства, по которым арестовано 74 человека.

НКГБ БССР установлено также, что немецкие захватчики для упро­чения своей власти и для борьбы с партизанским движением активно ис­пользовали антисоветски настроенную часть церковников и сектантов2.

С этой целью фашистские оккупанты всячески поощряли и способ­ствовали открытию церквей и сектантских молитвенных домов.

В своей контрразведывательной и карательной работе немцы широ­ко практиковали насаждение из среды духовенства и церковно-сектант-ского актива своей агентуры.

[...]

Для более широкого привлечения сектантского актива к предательс­кой деятельности немецкие контрразведывательные органы наряду с при­влечением в этих целях сектантских руководителей и пресвитеров ис­пользовали также под видом проповедников и последователей еванге-листского учения свой гласный офицерский состав из числа чиновни­ков военного ведомства.

Именовавшие себя чиновниками железнодорожной службы Кюль-гаве, Гафлер, переводчик Каблинский регулярно посещали молитвенные сборища сектантов, где вели активную профашистскую пропаганду и подбирали кадры для предательской работы.

1 Речь идет об Отрожко, он же Арский, он же Павленко Николай Николаевич, кличка Мартынов», ст. лейтенант, главный резидент резидентской области Ц «Зондерштаба Р».

2 См. том 3 настоящего сборника, документы № 1440.

Под руководством этих разведчиков отдельные общины евангелис­тов имели связь с сектантскими общинами в Германии, откуда получали различную антисоветскую литературу и распространяли среди населения.

Насажденная среди сектантов немецкая агентура ведет работу про­тив службы в Красной Армии, участия в оборонных работах и против колхозной системы.

С первых дней оккупации Белоруссии немцы делали ставку на бело­русских националистов, через которых они рассчитывали, играя на на­циональных чувствах, разжечь националистическое движение и напра­вить его против советской власти.

Однако лиц, которые бы могли организовать и возглавить это дви­жение, среди националистов в Белоруссии они не нашли.

В связи с этим в оккупированную Белоруссию был направлен целый ряд видных националистов, в свое время эмигрировавших в Германию и другие страны Западной Европы и проводивших в течение всего периода суще­ствования Советской власти активную работу против Советского Союза.

[...]

В результате проведенной работы на оккупированной немцами тер­ритории Белоруссии установлено:

С оккупацией Белоруссии, по распоряжению бывшего генерального комиссара Белоруссии В. Кубе, 22 октября 1941 г. была создана массо­вая антисоветская организация «Белорусская народная самопомощь», переименованная затем в «Белорусскую самопомощь»1.

Всей деятельностью организации руководит «Главный совет», воз­главляемый известным по еврей антисоветской работе белорусским на­ционалистом Ю. Соболевским...2

1 См. т. 1 настоящего сборника, документы № 220, 222; т. 2, документ № 470, документы № 1274, 1486.

2 Соболевский Георгий (Юрии) А (1990-1957) в 1917-1918 гг. работал предсе­дателем Столбцовской земской управы, а затем бургомистром г. Столбцы. С 1920 г. проживал на территории Польши, состоял в организации «Белорусская рабоче-кре­стьянская громада», был избран делегатом в польский сейм от Новогрудского райо­на, являлся членом «Белорусского посольского клуба». С 1924 г. — агент 2-го отде­ла польского генштаба. В 1926 г. после разгрома польскими властями «Белорусской громады», боясь ареста, бежал в г. Данциг, по возвращении откуда в 1928 г. был арестован и осужден на 7 лет каторжных работ. Освобожден по амнистии через 4 года, после чего до 1939 г. проживал в различных городах Западной Белоруссии и работал землемером. После воссоединения Западной Белоруссии с Белорусской ССР рабо­тал заместителем директора торфозавода. В начале 1941 г. арестован органами НКВД и содержался в Барановичской тюрьме, откуда в июне 1941 г. освобожден немецко-фашистскими войсками. С осени 1941 г. являлся бургомистром г. Столбцы, а затем г. Барановичи. В середине 1943 г. переехал на жительство в г. Минск и работал пред­седателем главного совета «БНС», одновременно являлся заместителем председате­ля «Комитета доверия» при Генеральном комиссариате Белоруссии. В декабре 1943 г. «Комитет доверия» был реорганизован в Белорусскую Центральную Раду («БЦР») и Соболевский вошел в ее состав в качестве вице-резидента. В июне 1944 г. прини-

В округах, районах и волостях оккупированной территории Бело­руссии существуют филиалы этой организации — окружные, районные и волостные отделы «Белорусской самопомощи».

Согласно уставу, «Белорусская самопомощь» является беспартий­ной организацией и ставит своей задачей «возрождение и развитие бе­лорусской национальной культуры и организацию широкой материаль­ной помощи пострадавшим от большевизма».

Эта «беспартийная» организация наряду с ведением профашистс­кой националистической пропаганды еще в августе 1942 года начала про­водить вербовку своих членов в формируемые немцами военные под­разделения: батальоны СС, отряды ОД и полицию для борьбы с парти­занским движением.

Созданные этой организацией в городах и районных центрах клубы, читальни, хоровые и драматические кружки якобы для популяризации белорусской культуры, на деле превращены немцами в резидентуры и разведывательные школы.

Параллельно с указанной выше организацией в июне 1943 г. была создана также массовая профашистская организация «Союз белорусской молодежи», построенная по принципу существующей в Германии орга­низации «Союз гитлеровской молодежи».

Созданием этой организации немецкие захватчики ставят задачу — воспитать молодежь в духе фашизма.

При вступлении в организацию «Союз белорусской Молодежи» при­нимается присяга

«Союз белорусской молодежи» совместно с филиалами «бюро про­паганды» проводит активную работу по вовлечению в члены организа­ции преподавательского состава, который после прохождения специаль­ных курсов и семинаров используется в качестве руководителей низо­вых звеньев этой организации.

Установлено, что члены организации «Союз белорусской молоде­жи» используются контрразведывательными органами противника в качестве агентуры по выявлению партизан и советских патриотов.

Для ведения профашистской, националистической пропаганды по­мимо указанных выше организаций немцами созданы на оккупирован­ной территории различные общества и товарищества, вокруг которых группируется националистически настроенная белорусская интеллиген­ция. В частности, установлены созданные немцами «Белорусское науч­ное товарищество», «Белорусское культурное объединение».

мал активное участие в работе «2-го Всебелорусского конгресса». В 1944 г. вместе с работниками «БЦР» бежал в Германию. В январе 1945 г. при реорганизации «БЦР» в так называемую «Белорусскую народную республику» Соболевский был назначен председателем президиума «БНР». По данным на 1948 г., Соболевский проживал в Западной Германии и возглавлял антисоветскую националистическую организацию «Белорусская селянско-работннцкая партия».

Белорусские националисты не были допущены немцами к полити­ческой власти, в связи с чем они начали проявлять недовольство поли­тикой оккупантов. Для парализации таких настроений и для обеспече­ния мероприятий по дальнейшей колонизации Белоруссии в июне 1943 г. была создана при генеральном комиссаре Белоруссии так называемая « Белорусская рада доверия», которая была выдана за орган государствен­ной власти белорусского народа.

В состав «Белоруской рады доверия» вошли те же националисты — Ивановский, Соболевский, Ганько1 и другие. Однако этот орган, как не имеющий авторитета среди белорусского народа на оккупированной тер­ритории и даже среди националистов, смог просуществовать только не­сколько месяцев, и в декабре 1943 г. взамен его было сформировано бе­лорусское «правительство», именуемое «Белорусской Центральной ра­дой»... В статуте «Белорусской Центральной рады» о целях и задачах этого «правительства» сказано, что она обязана мобилизовать все силы белорусского народа на борьбу с соввластью.

«Белорусская Центральная рада» осуществляет руководство всеми националистическими организациями, существующими на оккупирован­ной противником территории.

Народный комиссар госбезопасности Белорусской ССР Цанава

ЦА ФСБ России

№ 1911

СПЕЦСООБЩЕНИЕ НКГБ БССР № 2044 В НКГБ СССР С ИЗЛОЖЕНИЕМ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ДАННЫХ О ПРОТИВНИКЕ, ПОЛУЧЕННЫХ ОТ ОПЕРАТИВНО-ЧЕКИСТСКИХ ГРУПП, ДЕЙСТВУЮЩИХ

НА ОККУПИРОВАННОЙ ТЕРРИТОРИИ БЕЛОРУССИИ

23 июня 1944 г.

Доношу, за период с 20 по 22 июня от опергрупп НКГБ БССР, действу­ющих в тылу противника, получены следующие разведывательные данные:

1 Ганько Михаил (1918-?) перед войной учился на медицинском факультете Вилейского университета. С начала войны i физван в Красную Армию. Попал в плен к немцам. Прошел курс обучения по подготовке агентов-пропагандистов в учебном лагере г. Вустрау. С 1942 г. работал в Минске в отделе пропаганды Генерального комиссариата Белоруссии. С июня 1943 г. — руководитель главного штаба союза мо­лодежи Белоруссии. Являлся редактором антисоветских печатных изданий — жур­налов «Живи Беларусь», «Змагар». Служил офицером разведывательно-диверси­онной школы в мест. Дальвитц.

1. Руководитель опергруппы «Отважные» — майор государственной безопасности Пятириков1 сообщил, что в районе города Лунинец Пинс­кой области зарегистрирована девятая немецкая армия под командова­нием генерала-фельдмаршала Буша2, штаб которого размещается в горо­де Лунинец по улице Старосельской, дом 16. В самом городе расположе­но до 5000 войск противника. По агентурным данным, с этого участка намечается снятие 80 ООО войск, предназначенных к переброске во Фран­цию. Данные проверяются.

2. По сообщению руководителя опергруппы «Храбрецы»3— капита­на государственной безопасности Рабцевича, за период 17,18,19 июня со стороны Бреста на Лунинец прошло 23 эшелона с мадьярскими кава­лерийскими и моторизованными частями, в составе которых танки, мо­торизованные орудия. Общая численность проследовавших мадьярских войск 18-20 тысяч человек. Из них около 3 тысяч высадились на стан­ции Парахонсец, разместились в районе озера Погост. Кроме указанного выше в городе Пинске выгрузились 2 мадьярских моторизованных пол­ка. Размещены в юго-западной и восточной частях города.

3. Руководитель опергруппы «Вихрь» — ст. лейтенант государствен­ной безопасности Владимиров сообщил, что по приказу немецкой воен­ной комендатуры все жители деревень, прилегающих к Столбцы и Уезде, выселяются. Помещения предназначаются для размещения войск. По данным того же корреспондента, при бомбардировке в ночь на 15 июня города Столбцы большое количество бомб, сброшенных на военные объек­ты, не взорвалось.

4. По сообщению руководителя опергруппы «Западные» майора го­сударственной безопасности Пилюгина4, в двух километрах юго-запад­

1 Пятириков Андрей Кириллович (1916-?), майор (1944). С апреля 1941 г. — заместитель начальника Лунинецкого РО УНКГБ по Пинской области, с октября 1941 г. — старший оперуполномоченный, заместитель начальника, начальник отделе­ния ТО НКВД Красноярской ж.д. В июле 1943 г. откомандирован в распоряжение ОК НКГБ УССР. С января 1945 г. — начальник 2-го отделения 1-го отдела 2-го Управления НКГБ БССР, затем начальник отделения в УНКГБ-УМГБ Пинской, Барановичской, Полоцкой областей. С июля 1947 г. — начальник отделения ВО МГБ Енисейского речного бассейна. С октября 1948 г. — старший оперуполномоченный отделения охраны МГБ порта Нородник. Приказом МГБ № 54 от 10 января 1949 г. уволен за невозможностью дальнейшего использования с передачей на учет МВС.

2 Буш Эрнст фон (1885-1945) с ноября 1943 г. по июль 1944 г. командовал группой армий «Центр», куда входила девятая немецкая армия. Командующим пос­ледней с мая по июнь 1944 г. был генерал пехоты Йордан Ганс (1893-1975).

3 См. том 3 настоящего сборника, документ № 986.

4 Пилюгин Федор Сергеевич (1916-19?), генерал-майор (1970). С августа

1941 г. — старший оперуполномоченный ЭКО УНКВД по Курской области, с июня

1942 г. — заместитель начальника 3-го отделения 4-го отдела УНКВД по Курской области, с февраля 1943 г. — начальник Шебенинского РО НКВД Курской области, с июня 1943 г. — начальник 5-го отделения 2-го отдела УНКГБ по Курской области.

нее города Лида в лесу между шоссейной и железной дорогой Лида — Щусин расположены крупные склады боеприпасов, протяжением 500 мет­ров. Участок складов обнесен колючей проволокой. Другой склад авиа­бомб и артснарядов, по сообщению заместителя руководителя оперг­руппы «Боевой» Автухова, расположен 500 метров севернее станции Го-ловлево, карта километровка координаты 88-36. Охрана склада — 30 нем­цев. Зенитных установок нет.

5. Руководитель опергруппы «Активные» — майор госбезопасности Иванов сообщил, что в начале июня с.г. немцы приступили к блокаде Логойского, Руденского, Бегомльского районов Минской области, де­ревни сжигаются. Захваченное трудоспособное население угоняется. Старики, женщины и дети расстреливаются или сжигаются заживо. На­пример, в последний раз в деревне Мостица Логойского района 70 чело­век стариков, женщин и детей сожгли в двух домах, забили окна, обло­жили соломой и сожгли. Вдоль железнодорожной шоссейной магистра­ли немцами производится очистка прилегающей территории. Выруба­ются насаждения, посевы сжигаются.

Нарком государственной безопасности БССР Цанава

ЦА ФСБ России

С октября 1943 г. находился на выполнении спецзадания в тылу противника. С авгу­ста 1944 г. — заместитель начальника Лидского оперучастка по ББ УНКГБ по Бара­новичской области, с ноября 1944 г. — начальник 1-го отделения 2-го отдела УНКГБ по Бобруйской области, с января 1945 г. — начальник 5-го (потом 1-го) отделения 2-го отдела УНКГБ по Бобруйской области. С марта 1948 г. — начальник 4-го (по­том 2-го) отдела УМГБ Бобруйской (потом Брестской) области. С декабря 1950 г -заместитель начальника УМГБ по Брестской области. С февраля 1952 г. — в аппара­те Советника МГБ СССР при МНБ Чехословацкой Народной Республики. С июля 1956 г. — и.о. председателя, потом председатель КГБ Абхазской АССР, с ноября 1969 г. — заместитель председателя КГБ Грузинской ССР, с октября 1976 г. — 1-й заместитель председателя КГБ Грузинской ССР. Приказом КГБ № 174 от 18 апреля 1978 г. уволен по ст. 59 п. «а» (по возрасту).

1 Британская радиовещательная корпорация.

СООБЩЕНИЕРЕЗИДЕНТУРЫНКГБСССР ОПОЗИЦИИАНГЛИИИСШАВОТНОШЕНИИ Ш.ДЕГОЛЛЯ

24июня 1944 г.

Позиция англичан по отношению к де Голлю окончательно опреде­лилась, и, несмотря на возражения американцев, Иден и Черчилль те­перь твердо ориентируются на него как на главу будущего французского правительства.

Форин оффис и сам Иден всегда положительно относились к де Гол­лю и рассматривали его единственным человеком среди французских эмигрантов, подходящим для руководства французским свободным дви­жением и будущим французским правительством после освобождения Франции. Однако Черчилль всегда относился к де Голлю с подозрением, мирился с его кандидатурой временно, рассчитывая, что в ходе войны выявится более солидная фигура с более определенной политической программой. Такая позиция Черчилля в значительной мере повлияла на формирование отношения США к де Голлю. Черчилль в свое время даже направил Рузвельту специальный меморандум о де Голле, в котором рез­ко отрицательно выступил против де Голля, против его кандидатуры в качестве руководителя французского комитета.

Пока шли интриги вокруг де Голля, Форин оффис через Би-Би-Си1 изо дня в день и из месяца в месяц в радиопередачах на Францию попу­ляризировал де Голля и его движение, создав ему в подпольном движе­нии в стране прочную репутацию вождя в борьбе за освобождение Фран­ции. Фактически получилось так, что за четыре года Би-Би-Си с одобре­ния Форин оффиса создало из неизвестного до войны французского полковника национального героя. С этим обстоятельством Черчилль, при всех его личных антипатиях к де Голлю, не мог не считаться и в конце концов вынужден был молчаливо присоединиться к Идену и поддер­жать де Голля вопреки отрицательному отношению к нему американцев.

Сейчас отношения между американцами и англичанами по вопросу о де Голле стали заметно обостряться. Помимо воли американцев де Голль был допущен англичанами в Нормандию. Вслед за этим англичане ввез­ли туда его портреты, а также назначенного де Голлем комиссара Нор­мандии.

Далее. Выступление де Голля по вопросу печатания союзниками фран­ков, в котором он осудил данное мероприятие, англичане передавали по радио на Францию в течение дня, буквально через каждый час. Это выз­вало резкий протест со стороны американцев, а затем появилось извест­ное разъяснение Рузвельта, в котором, между прочим, указывалось, что печатание франков и снабжение ими английских и американских солдат было осуществлено по согласованию с английским правительством. Разъяснение Рузвельта также было передано Би-Би-Си на Францию, однако упоминание о согласовании указанных мероприятий с английс­ким правительством в сообщении было опущено. Снова последовало дипломатическое представление со стороны американцев, которые зая­вили, что Би-Би-Си, по существу, призывает французский народ не при­нимать денежных знаков союзников.

Англичане оценивают позицию американцев по отношению к де Гол-лю как близорукую, ибо популярность де Голля во Франции настолько велика, что его руководящая роль во французском правительстве при любой комбинации будет обеспечена. В Форин оффисе существует твер­дое мнение, что американская дипломатия страдает органическими по­роками, делающими внешнюю политику США малоэффективной, не­четкой, зависящей от позиции и взглядов отдельных исполнителей, что американские дипломаты не всегда проводят и защищают линию Руз­вельта и государственного департамента и частично отражают полити­ческие интересы отдельных политических и финансовых группировок и что эта особенность проявляется и во французских вопросах. Что каса­ется конкретно причин отрицательного отношения американцев к де Гол-лю, то они англичанам не совсем ясны. Допускают, что таких причин может быть несколько. Прежде всего американцы считают де Голля анг­лийским человеком, а отрицательное отношение к нему Черчилля склон­ны рассматривать как английскую хитрость. Кроме того, они не рассчи­тывают добиться от де Голля экономических уступок как в самой Фран­ции, так и в ее владениях. Подозревают, что американцы пытаются ис­пользовать отдельные реакционные элементы в самой Франции по мере ее освобождения.

Архив СВР России

Накануне высадки союзных войск в политической жизни Франции про­изошло важное событие. 2 июня 1944 г. Французский комитет национального освобождения был преобразован во Временное правительство во главе с гене­ралом Ш. де Голлем. Позже оно было реорганизовано. По своему составу пра­вительство являлось коалиционным. В него вошли коммунисты, социалисты и представители буржуазных партий. Руководство движения Сопротивления поддерживало власть временного правительства. Тем самым были сорваны планы США и Англии создать во Франции оккупационную американо-анг­лийскую администрацию (см. История Второй мировой войны 1939-1945 (в 12-ти томах). М., 1978. Т. 9. С. 443).

1913

ДОКЛАДНАЯЗАПИСКАУКР«СМЕРШ»2-го БЕЛОРУССКОГОФРОНТА12/1/2368ВГУКР «СМЕРШ»НКОСССРОКОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ РАБОТЕВТЫЛУПРОТИВНИКА

24июня1944 г.

После выхода Управления фронта из резерва Ставки, за период с 1 марта с.г. по 5 апреля на ковельском и с 1 мая по настоящее время на могилевском направлениях, Управлению «Смерш» пришлось контрраз­ведывательную работу по тылу противника начинать дважды совершен­но заново.

Прибыв 1 мая на новый участок фронта, Управление контрразведки «Смерш» приступило в первые дни к сбору и систематизации данных о разведывательных и контрразведывательных органах противника, про­тивостоящих фронту.

Анализом уже собранных нами материалов устанавливается, что участку фронта противостоят и активно действуют разведывательный орган «Виддер» в г. Бобруйске (абвергруппа-1072 при 9-й немецкой армии), разведывательный орган в г. Могилеве (абвергруппа-1083при 4-й немецкой армии), Нейндорфская разведшкола3, из которой обу­ченная агентура поступает в абверкоманду-1034 «Сатурн» в г. Минске, и затем, непосредственно командой или через абвергруппы, направля­ется на задание.

Кроме этого, установлено наличие немецких контрразведыватель­ных органов в г. Минске и Могилеве, ведущих борьбу с советской агенту­рой и партизанами.

Управлением «Смерш» фронта и подчиненным ему Отделом «Смерш» 49-й армии за истекший период времени переброшено в тыл противника 4 зафронтовых агента, из них:

12-й Белорусский фронт образован решением Ставки ВГК от 17 февраля 1944 г. 5 февраля 1944 г. был расформирован его общевойсковые армии: 47-я, 61-я, 70-я армии и 6-я ВА переданы Белорусскому фронту, а управление — в резерв Ставки. Восстановлен 24 апреля 1944 г. В состав фронта вошли 33-я, 49-я, 50-я армии, 4-я ВА.

2 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 812. 815.

3 В мест. Маллетен возле дер. Нейндорф (5 км южнее гор. Лыкк) с декабря 1943 по август 1944 г. дислоцировалась Борисовская разведывательная школа. См. т. 3 настоящего сборника, документы № 812, 815. 840,1020,1072,1093,1100; т. 4, доку­мент № 1482.

4 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 812,815,840,1072,1100,1178; т. 4, документ № 1602.

18 мая с.г. осуществлена переброска в тыл противника перевербован­ного нами немецкого агента, явившегося с повинной, под кличкой «Фе-ник». Агент «Феник» возвращен в Могилевский разведорган как якобы выполнивший задание и благополучно перешедший на сторону немцев.

Для вручения немецкой разведке интересующих их данных агент «Феник» был обеспечен дезинформационными сведениями, приближен­ными к действительности.

Перед агентом «Феник» была поставлена основная задача: по воз­вращении в Могилевский разведорган убедить немцев в правдивости своего отчета о выполнении их задания. По достижении этой цели агент приступает к выполнению порученного ему задания — насаждению аген­туры среди обслуживающего персонала разведоргана и вербовке через нее агентуры, идущей на задание в наш тыл, для явки ее с повинной в наши органы.

В результате умелого поведения агента «Феник» ему удалось осуще­ствить поставленную перед ним задачу, убедить немцев в «честной» ра­боте на них и заслужить недоверие.

Показаниями задержанных нами агентов немецкой разведки уста­навливается, что «Феник» благополучно прибыл в Могилевский разве­дорган, где был принят начальником этого органа. После приема «Фени-ку» предоставлен отдых, он премирован деньгами, а также представлен к награждению бронзовой медалью.

Выполняя наше задание, агент «Феник» предлагал перебрасываемым на задание в наш тыл немецким агентам Бородину и Карпову явиться с повинной к советскому командованию. По имеющимся у нас данным, «Феник» в настоящее время готовится к выброске на задание в наш тыл.

21 мая нами осуществлена переброска агента «Радомский» под ви­дом случайного попадания в плен. Планом агентурной комбинации и за­данием «Радомскому» предусмотрено, что он после пленения его немца­ми будет проводить работу в лагерях военнопленных по вербовке плен­ных и подставы их немецким вербовщикам для проникновения в разве­дывательные и контрразведывательные органы противника. Исходили мы из того, что могилевская разведгруппа черпает свои основные кадры из могилевского лагеря военнопленных, куда и направляются обычно пленные, взятые на участке нашего фронта.

30 мая с.г. в тыл противника переброшен самолетом в район Могиле­ва наш зафронтовой агент «Левасиг».

Сущность агентурной комбинации заключается в том, что «Лева­сиг» переброшена в тыл противника с легендой, якобы она завербована «разведотделом Красной Армии» для подбора конспиративной кварти­ры в г. Могилеве, куда намечается выброска с нашей стороны радиста и разведчика.

При задержании у «Левасиг» обнаруживают карту Могилевского района, компас, немецкие деньги и другие вещи, которые будут ее изоб­личать в принадлежности к советским разведорганам.

В этом случае «Левасиг» рассказывает о своей работе переводчицей гестапо при немцах, об ее аресте органами НКВД.

Согласно данной ей легенды, показывает подробно обстоятельства вербовки, метод подготовки и полученное задание. Также рассказывает, что на случай ее задержания немцами она должна была легендировать свое пребывание в г. Могилеве тем, что приехала из Минска с одним не­мецким офицером, в этот же день она якобы должна была выехать обрат­но, но в назначенном месте офицера не оказалось, С этой целью ей выда­ли минский паспорт на имя Лучковой Ирины Викторовны, которая дей­ствительно проживает в указанном городе по Могилевской улице, д. 42.

Агентурная комбинация рассчитана на заинтересованность немцев возможностью выброски в наш тыл радиста и разведчика. В этом случае они должны от имени «Левасиг» прислать к нам в тыл связного. Следует полагать, что этот связной будет являться преданным немцам агентом.

При успешном осуществлении данной агентурной комбинации и даль­нейшая ее разработка будет связана с «радиоигрой» и внедрением наших агентов в контрразведывательную команду.

Агент «Левасиг» 1918 г. рождения,... белоруска, учащаяся педагоги­ческого института, из крестьян-середняков, замужняя, образование сред­нее, окончила музыкальный техникум в 1938 году, не судимая, беспар­тийная, проживает в г. Костюковичи.

В течение двух лет [она] проживала на оккупированной территории в г. Костюковичи, Могилевской области и работала переводчицей при гестапо. С отступлением немецких частей скрылась в лесу до прихода Красной Армии.

В октябре 1943 года находилась под арестом в РО НКВД по подозре­нию в выдаче гестапо местной жительницы, имевшей связь с партизана­ми, однако следствием было установлено, что работала в гестапо по зада­нию командования партизанского отряда, выполняла ряд их серьезных заданий и никакого отношения к аресту гестапо кого-либо из граждан не имела1.

1 Агент «Левасиг», уроженка Минской области, накануне войны училась в Мин­ском пединституте на литературном факультете. 23 июня 1941 г. выехала к родите­лям мужа в гор. Костюковичи, Могилевской области, осталась на оккупированной немцами территории. В сентябре 1942 г. установила связь со спецгруппой «Вперед» НКГБ СССР и по ее заданию в декабре того же года поступила на работу в немецкий спецорган ГФП в качестве переводчицы и в этой должности находилась до освобож­дения города Советской Армией. В апреле 1944 г. завербована УКР «Смерш» 2-го Белорусского фронта в качестве зафронтового агента под псевдонимом «Левасиг», прошла спецподготовку и 31 мая ночью выброшена с самолета У-2 в 54 км северо-западнее Могилева, чтобы внедриться в один из спецорганов противника. Перед выброской вела себя мужественно и смело. В отчете агента «Левасиг» представила установочные и характерные данные на 19 официальных сотрудников и агентов аб­вергруппы 310. После успешного выполнения задания награждена медалью «За бое­вые заслуги». После окончания войны работала учительницей в Минской области.

11 июня с.г. нами переброшен в тыл противника зафронтовой агент «Монаков» 1911 года рождения, белорус, образование среднее, беспар­тийный, не судим.

Сущность агентурной комбинации состоит в том, что агент «Мона­ков» заброшен в тыл противника под видом изменника Родины для осе­дания на жительство в г. Могилеве. Свой добровольный переход к нем­цам «Монаков» объясняет стремлением сохранения жизни, желанием ус­троиться на гражданскую службу в г. Могилеве, где проживают его близ­кие связи, могущие оказать ему содействие в поступлении на работу.

С этой целью агент «Монаков» рассказывает правдивые данные об оказанных ему услугах со стороны немцев, проживавших с ним вместе в г. Мстиславле во время оккупации, которые хорошо его знают и могут дать отзыв о прежней работе.

Легендой предусмотрено, чтобы «Монаков» подчеркивал свою ло­яльность к немцам за то, что они в 1941 году освободили его из метис -лавльского лагеря военнопленных, отпустили домой, устроили на работу и продвигали по службе от чернорабочего до бухгалтера маслозавода и директора кирпичного завода.

В задачу, поставленную агенту «М», входит: осесть на жительство в г. Могилеве. Добившись указанного, «Монаков» из числа знакомых ему советских граждан, находящихся на службе в могилевской администра­ции, и других местных жителей подбирает лиц, советски настроенных, вербует их и создает резидентуру для выявления агентуры, оставляемой немцами при отступлении.

При отступлении немцев «Монаков» уходит с ними и выполняет это же задание в новом районе. Насажденная им агентура остается и докла­дывает о собранных данных по условленному паролю.

За отчетный период нами разработаны контрразведывательные ме­роприятия и подготовлены кандидатуры для их осуществления в бли­жайшие дни следующие:

Организована и заканчивается подготовка оперативной группы, на­мечаемой к заброске в тыл противника в район Минска, на базу парти­занской бригады.

Оперативную группу возглавляет зам. нач. 1-го отделения, 2-го От­дела, капитан И. А. Дунаев.

В состав группы включаются: радист, два агента-вербовщика и два агента-связника.

Перед оперативной группой поставлена задача:

а) изучение агентурной обстановки и дислокации разведорганов про­тивника в связи с его отступлением;

б) вербовка официальных сотрудников и агентуры разведорганов в Минске;

в) захват официального сотрудника разведки в Минске. План дей­ствия оперативной группы в тылу противника будет представлен Вам для санкции в ближайшие дни.

Агентурная комбинация на зафронтового агента «Рончинского», на­мечаемого к переброске в тыл противника для внедрения в так называе­мую «Белорусскую освободительную национальную армию», формиру­емую немцами на оккупированной территории Белоруссии для борьбы с Красной Армией и партизанами. Установлено, что формирование «Бона» в основном производится путем мобилизации всех белорусов-мужчин, проживающих на оккупированной территории, а также военнопленных — бывших военнослужащих Красной Армии.

Сущность агентурной комбинации заключается в том, что агенту «Рончинскому» легендируем прохождение службы в штрафном баталь­оне, куда он попал из-за организации коллективной выпивки, вследствие чего произошел несчастный случай с курсантом школы — младшим лей­тенантом, где «Рончинский» якобы преподавал топографию.

Во время выполнения задания командования на переднем крае не­мецкой обороны оторвался от своих товарищей, заблудился и подо­шел к немецкой обороне, где его должны увидеть немцы и захватить в плен.

Легендируем его пребывание на курсах младших лейтенантов с 1942 года до мая 1944 года, за этот период времени дважды аттестован­ного и прибывшего в штрафной батальон в звании старшего лейтенанта.

Агентурной комбинацией заинтересовываем немцев возможностью использования агента «Рончинского» как белоруса на командной долж­ности в так называемой «Бона» или преподавателем в школе пропаган­дистов.

Агенту «Рончинскому» ставим задачу внедрения на командную дол­жность в так называемой «Бона». По достижении этой цели произво­дить вербовки офицеров из числа лиц, лояльно настроенных к советской власти, которым поручать выполнять наши задания:

а) при возможности внедриться в разведку противника или подста­вить для вербовки в нее подготовленных им лиц;

б) выявлять среди личного состава «Бона» лиц, связанных с немец­кими контрразведывательными органами, и устанавливать путем наблю­дения за ними конспиративные квартиры и работников этих органов;

в) компрометировать лиц офицерского состава «Бона», преданно работающих на немцев, с целью отстранения последних от занимаемых должностей и выдвижения на их места лиц, работающих в нашу пользу;

г) по подготовлению1 подразделений «Бона» к переходу на сторону Красной Армии или к партизанам, предусматривая при этом разгром штаба немецкого разведоргана или гестапо, полиции и захват их руково­дителей.

Агентурная комбинация по внедрению нашего агента в контрразве­дывательный орган противника и компрометации в глазах немцев воз­вратившегося к ним после выполнения задания их агента «Елмакова», напарник которого — «Петров», — нами задержан и арестован.

Сущность агентурной комбинации состоит в том, что перевербован­ного немецкого агента Самодаева возвращаем к немцам, где он должен «откровенно», в соответствии с разработанной нами легендой, расска­зать обстоятельство «задержания» его в нашем тылу и вербовке его орга­нами «Смерш».

Одновременно Самодаев называет ряд известных ему немецких аген­тов, содержавшихся вместе с ним в нашей тюрьме. Среди названных им разведчиков будет фигурировать агент «Петров», являющийся напар­ником «Елмакова».

О «Петрове» Самодаев рассказывает, что он вместе с напарником явился с повинной.

Предполагаем, что немцы, проверяя показания Самодаева, устано­вят «Елмакова», явившегося к ним без напарника после выполнения за­дания при внешне сомнительных обстоятельствах и репрессируют его.

Самодаев далее рассказывает в разведоргане, что для оправдания его продолжительного пребывания в тылу Красной Армии ему дана легенда, по которой он и напарник под видом отставших от своей части явились к коменданту, последний определил их в запасный полк. Из запасного полка в составе роты он был направлен в действующую часть, где, нахо­дясь в боевом охранении, перебежал к немцам. О напарнике ему предло­жено сказать, что они расстались в запасном полку.

Самодаев также передает немцам, что от нас он получил задание вы­являть официальных работников штаба, при котором он будет находить­ся, устанавливает деятельность этого штаба и имеющуюся агентуру. О вы­полнении задания доложить при вторичной посылке в тыл Красной Армии.

По достижении намечаемого результата — убеждении немцев в «че­стной» на них работе Самодаева и направлении его после этого для рабо­ты в разведывательный или контрразведывательный орган, он выполня­ет наше задание:

а) по изучению деятельности официальных сотрудников органа, в котором будет находиться;

б) тщательное и осторожное изучение настроений агентуры, обслу­живающего персонала и по установлению лиц, лояльно настроенных к советской власти, производство вербовок для явки с повинной к нам по паролю;

в) в случае, если Самодаева немцы попытаются использовать на прак­тической карательной работе, бежать к нам (через партизан), предвари­тельно осуществив теракт над кем-либо из официальных работников разведоргана.

Нами подготовлена и осуществляется переброска на партизанскую базу в район Могилева группы проверенных нами агентов, бывших парти­зан, ранее принимавших участие в партизанском отряде в районе Моги­лева. Группа условно нами именуется «Витязь»1. В ее состав входит че­тыре человека.

В задачу этой группы агентов ставится:

1. Изучить возможности и осуществить захват кого-либо из офици­альных сотрудников могилевского разведпункта, расположенного в по­селке Карабановка.

2. Если названный разведпункт в связи с военными действиями пе­редислоцировался — принять меры к установлению нового места его дислокации и выполнить это же задание.

3. После утверждения Главным управлением контрразведки плана переброски нашей группы в район Минска группа «Витязь» будет вы­полнять указания начальника опергруппы (нашего официального сотруд­ника).

При наступлении наших войск группа «Витязь» вместе с партизана­ми будет передвигаться в район Минска.

Для улучшения нашей зафронтовой работы, помимо осуществлен­ных и подготовленных нами мероприятий, намечаем следующее:

В настоящее время, в связи с наступлением наших войск и прибыти­ем большого контингента военнопленных, приступили к подбору канди­датур из немцев, чехов, поляков и других национальностей для исполь­зования на зафронтовой работе.

Подготовленную агентуру из военнопленных будем направлять в рай­оны дислокации разведорганов противника с задачей вербовки офици­альных сотрудников немецкой разведки или из захвата.

Подбираем также агентуру из поляков, западников — белорусов и немцев (в частности из инвалидов), для последующей посылки их в глу­бокие тылы противника для оседания, создания явочных квартир и вы­явления подготавливаемой немцами агентуры.

В этих целях заготавливаем необходимые документы для легализа­ции нашей агентуры в намеченных пунктах.

В качестве контингента для вербовки и посылки на внедрение в раз­ведорганы противника считаем целесообразным направлять на сторону противника наших агентов от имени белорусских, украинских национа­листов, политбанд из бывших полицейских и т. д. В частности, готовим посылку агента из Хиславичского района, где в период оккупации нем­цами была создана контрреволюционная организация «белорусских на­ционалистов» так называемый «Отечественный союз». Подбираем так­же кандидатуры из прибывшего пополнения уроженцев западных облас­тей Украины.

По мере продвижения наших войск на правый берег Днепра намеча­ем проведение контрразведывательных мероприятий от имени суще­

1 Группа «Витязь» в тыл противника не выбрасывалась.

ствующей в указанном районе контрреволюционной организации так называемый «Союз борьбы против большевизма» («СБПБ»).

Начальник Управления контрразведки «Смерш» 2-го Белорусского фронта

генерал-майор Едунов'

ЦА ФСБ России

Настоящая докладная записка УКР «Смерш» 2-го Белорусского фронта направлена в ГУКР «Смерш» НКО СССР на второй день после начала на­ступления войск фронта.

В ходе Могилевской операции (23-28 июня) войска фронта завершили форсирование Днепра севернее и южнее Могилева, штурмом овладели этим важным узлом вражеской обороны на подступах к Минску, освободили Шклов, Быхов и к исходу дня вышли в междуречье Друти и Днепра (160-170 км от Минска). Были созданы условия для наступления непосредственно на Минск с целью окружения и разгрома совместными усилиями Белорусского фронта минской группировки противника (см. Великая Отечественная война 1941— 1945: энциклопедия. М., 1985, с. 453-454).

Кроме указанных в тексте документа разведывательных органов абвера (103 абверкоманда, 107-я, 108-я абвергруппы) в полосе фронта также действо­вала 203-я диверсионно-разведывательная абверкоманда и ее 207-я, 208-я, 209-я, 210 я, 215-я абвергруппы.

Ведением активной контрразведывательной работы здесь занималась 303-я абверкоманда и ее подчиненные абвергруппы: 307-я, 308-я, 309-я, 310-я, 315-я, 316-я, 318-я, 325-я. Последние действовали при 4-й, 9-й немецких армиях и 216-й, 286-й, 392-й, 590-й охранных дивизиях (ЦА ФСБ России).

1 Едунов Яков Афанасьевич (1896-?), генерал-лейтенант. С июля 1941 г. — опе­руполномоченный УОО НКВД СССР, с августа 1941 г. — заместитель начальника ОО НКВД 50-й армии, с ноября 1941 г. — начальник ОО НКВД 9-й, потом 48-й армий, с марта 1943 г. — начальник ОО НКВД ПриВО, с апреля 1943 г. — начальник УКР НКО «Смерш» Северо-Западного фронта, с апреля 1944 г. — начальник УКР НКО «Смерш» 2-го Белорусского фронта, с августа 1945 г. — начальник УКР НКО «Смерш» Северной группы войск. С июля 1946 г. — начальник 1-го Управления 3-го Главного управления МГБ ССР. с апреля 1947 г. — начальник отдела 2-Н 2-го Глав­ного управления МГБ СССР, с января 1951 г. — начальник 3-го Главного управления МГБ СССР. С июня 1952 г. — начальник УКР МГБ Белорусского военного округа. Приказом КГБ № 486 от 3 октября 1956 г. уволен в отставку по ст. 60 п. «б» (по болезни).

1914

ИНФОРМАЦИЯНАЧАЛЬНИКА4гоОТДЕЛЕНИЯ РАЗВЕДОТДЕЛАШТАБА1-гоБЕЛОРУССКОГОФРОНТА ПОЛКОВНИКАСМЫСЛОВАНАЧАЛЬНИКАМ РАЗВЕДОТДЕЛОВ69-й,48-й,65-й,61-й,47-й,70-й АРМИЙОДЕЙСТВИЯХПРОТИВНИКАС5ПО15ИЮНЯ 1944г.ПОСООБЩЕНИЮАГЕНТОВ

24 июня 1944 г.

Для информации сообщаю данные агентуры:

1. По р. Висла ведутся усиленные оборонительные работы. На вос­точном берегу сооружаются укрепления с системой отдельных опорных пунктов. На западном берегу восстанавливаются старые укрепленные районы и идет строительство новых укреплений. Местами укладывается каменный уголь (насыпь до 1,5 метра высотой, шириной до 25-30 мет­ров, длина 80-300 метров). Яры заливаются смолой, непроходимой для транспорта. Эта смола в нужное время может быть зажжена и будет слу­жить препятствием, а также для создания дымовой завесы. Участки на­ходятся под охраной.

2. Восточное предместье Варшавы — Прага, в основном эвакуирова­но на запад. Подготавливается к эвакуации все население Варшавы. Все мужское население до 55 лет и женское — до 35 лет вылавливается, соби­рается в концлагеря, а затем отправляется на оборонительные работы.

3. С 5 по 15.06 немцы усиленно перебрасывают войска, преимуще­ственно пехоту, из Луков на Демблин, с Демблин на Луков следуют из­менники — украинцы и [представители ] др. национальностей. Войска из­менников хорошо обмундированы и вооружены. Отмечаются случаи побега украинцев, которые пытаются пристать к советским партизанс­ким отрядам.

4. В районах Луков, Демблин немцы обратились ко всему населению в возрасте с 16 до 80 лет с призывом защищать Польшу от предстоящего нашествия Красной Армии и требованием, чтобы все население шло при­нимать участие в оборонительных работах. К отказывающимся прини­маются репрессивные меры. Население уклоняется.

Начальник 4-го отделения разведотдела штаба 1-го Белорусского фронта

полковник Смыслов

ЦА МО РФ. Ф. 233. On. 2325. Д. 141. Л. 131.

1915

ИЗСООБЩЕНИЯУКР«СМЕРШ»4-гоУКРАИНСКОГО ФРОНТАВГУКР«СМЕРШ»НКОСССР ОЗАФРОНТОВОЙРАБОТЕПОСОСТОЯНИЮ НА15ИЮНЯ1944г.

24 июня 1944 г.

В течение 1943 года органами «Смерш» 4-го Украинского фронта в тыл противника с контрразведывательными заданиями было перебро­шено 65 агентов.

Управлением «Смерш» фронта — 7; Отделом «Смерш» 2-й гв. ар­мии — 1, 51-й армии —11, 44-й -»--8, 28-й -»--15, 5-й ударн. ар­мии — 19, 3-й гв. армии — 3, 69-й армии — 1.

В 1944 году за линию фронта было переброшено органами «Смерш» 4-го Украинского фронта 35 агентов:

Управлением «Смерш» фронта — 9; Отделом «Смерш» 2-й гвард.

армии — 3, 51-й армии — 6, 28-й -»--7, 5-й ударной армии — 6, 69-й

армии — 2, 3-й гвард. армии — 2.

[..]

В результате работы зафронтовой агентуры было выявлено за пери­од с июня 1943 г. по июнь 1944 г.:

1. Агентов разведывательных органов, подготавливавшихся или переброшенных немцами в тыл Красной Армии

81

2. Агентов контрразведывательных органов

34

3. Официальных сотрудников разведывательных и контрразведывательных органов

67

4. Обслуживающего персонала разведывательных и контрразведывательных органов

22

5. Изменников Родине, предателей и другого враждебного элемента

138

Кроме этого некоторая часть агентуры, находясь за линией фронта, связывалась с партизанскими отрядами, принимала активное участие в боевых операциях, совершала диверсии и т. д., а в отдельных случаях наша агентура являлась инициаторами создания партизанских отрядов.

Агент «Белов», выброшенный нами в Крым с заданием по разложе­нию добровольческих формирований, создал партизанский отряд чис­ленностью до 60 человек, который действовал в тылу противника до при­хода частей Красной Армии.

Агентом «Авадиковым» за время пребывания в Крыму, занятом вой­сками противника, было произведено крушение железнодорожного по­езда и т. д.

В зафронтовой работе У КР «Смерш» 4-го Украинского фронта имел место ряд моментов, отрицательно сказавшихся на результатах работы.

1. Основную работу по приобретению зафронтовой агентуры, пере­броску ее и последующую работу с агентурой проводили органы «Смерш» армий, входивших в состав фронта. 2-й отдел УКР фронта в этом отноше­нии проводил работу в основном по осуществлению контроля и руковод­ству, а лично вербовкой и заброской агентуры занимался недостаточно.

2. Вовсе не использовались базы партизан, действовавших в тылу противника в целях заброски через них нашей агентуры, организации захватов официальных сотрудников разведывательных и контрразведы­вательных органов, документов и т. д.

3. Зафронтовая агентура приобреталась в большинстве из числа во­еннослужащих или гражданского населения, не располагающая необхо­димыми связями по интересующим нас органам.

Расчет брался преимущественно на знание режима на оккупирован­ной территории и личные качества агента.

Использование разоблаченной агентуры противника на зафронто­вой работе практиковалось редко.

Вследствие того, что перебрасываемая агентура не располагала конк­ретными возможностями для внедрения в разведорганы противника, задания ей давались общие, а легенды составлялись однотипные,

4. Задания агентуре давались узкие, не рассчитанные на длительное оседание в тылу противника, как правило, обуславливающие возвраще­ние на нашу сторону при первой возможности. Это приводило к тому, что агентура, которой удавалось внедриться в разведорганы, не закреп­лялась там, а, добыв первые данные, возвращалась к нам.

5. Средства связи с переброшенной агентурой или не обуславлива­лись вообще, или были предусмотрены крайне ограниченные. Как след­ствие этого, имеется большое количество переброшен}iой агентуры, судь­ба которой остается нам неизвестной, а часть агентуры, внедрившейся в разведорганы противника, не дает необходимых результатов.

6. В нашей работе имели место случаи провалов агентуры, что явля­ется следствием недостаточного инструктажа отдельных агентов, пере­брасываемых за линию фронта, несоблюдения конспирации в работе с ними и недостаточно продуманной экипировкой агентуры, а иногда за счет того, что агентура недостаточно проверялась и изучалась.

Устраняя указанные недочеты, зафронтовую работу в настоящее вре­мя строим таким образом, что основную деятельность по подготовке заф­ронтовой агентуры, заброску ее в тыл противника и последующее руко­водство ею осуществляет 2-й отдел Управления «Смерш» фронта. Отде­лы «Смерш», входящие в наше подчинение, работу должны проводить целеустремленно, в соответствии с возникающими требованиями УКР «Смерш» фронта и вышестоящих органов, главным образом, по подго­товке агентуры, не лишая их при этом инициативы в проведении отдель­ных мероприятий по зафронтовой работе.

Наряду с этим считаем, что в зафронтовой работе могут внести зна­чительные изменения в сторону улучшения мероприятия, которые мо­гут быть проведены в жизнь Главным управлением «Смерш», а именно:

1. Ввести в практику своевременную информацию управлений фронтов о получаемых данных по разведорганам, ведущим против нас работу, об агентурной обстановке на территории противника, где наме­чается проведение агентурно-оперативных мероприятий органами фронтов и т. д.

2. В практике работы имеют место случаи, когда мы лишались воз­можности дальнейшего использования ценной зафронтовой агентуры по вине органов НКГБ или других органов «Смерш», так, например:

а) Наш агент «Калмыков», внедрившийся в разведшколу противни­ка, по возвращении на нашу территорию около двух месяцев находился в Харьковском управлении НКГБ. О его явке нам своевременно сооб­щено не было, несмотря на имевшиеся у него возможности дальнейшей работы в этом же направлении. От использования его мы вынуждены были отказаться, т. к. длительность пребывания его на нашей стороне и использование в работе по розыску не могли гарантировать успеха в его работе.

б) Наш агент «Жуков», внедрившийся также в разведшколу против­ника, был вместе с другим агентом переброшен к нам в тыл с заданием разведывательного характера.

Явившись в ОКР «Смерш» 21-й армии Западного фронта, объяс­нив, кто он такой, и доставив своего напарника, намеревавшегося выпол­нить задание, «Жуков» потребовал направить его к нам. Несмотря на это, совершенно по непонятным причинам «Жуков» около двух месяцев со­держался в КПЗ ОКР 21-й армии и УКР «Смерш» Западного фронта, при этом был расшифрован перед арестованными, содержавшимися вме­сте с ним.

Это также лишило нас возможности в дальнейшем использовать его на зафронтовой работе.

в) О возвратившемся нашем агенте «Ахмедове», переброшенном не­мецким разведорганом вместе с другим агентом, УКР «Смерш» 3-го Ук­раинского фронта уведомило нас только через 15 дней после его явки к ним. В этом же сообщении говорится, что «Ахмедов» используется ими в розыске агента, переброшенного вместе с ним.

В целях устранения подобных явлений целесообразно было бы дос­тавку возвратившейся агентуры по принадлежности вменить тем орга­нам, куда явился агент, запретив использование в каких бы то ни было целях без ведома органа «Смерш», по заданию которого он работает.

Начальник Управления контрразведки «Смерш»

4-го Украинского фронта Ковальчук

ЦА ФСБ России

4-й Украинский фронт создан 20 октября 1943 г. (в результате переимено­вания Южного фронта). В конце октября — начале ноября 1943 г. войска фрон­та завершили Мелитопольскую операцию, в январе-феврале 1944 г. участво­вали в Никопольско-Криворожской, в апреле-мае во взаимодействии с От­дельной Приморской армией, Черноморским флотом и Азовской военной фло­тилией осуществили Крымскую операцию 1944 г. Решением Ставки ВГК от 16 мая 1944 г. фронт был упразднен, а его управление с частями обслуживания и тылами выведено в резерв. Вторично 4-й Украинский фронт образован 6 ав­густа 1944 г.

Войскам Красной Армии противостояли соединения и части 6-й и 17-й немецких армий. В ходе проведения операций войска фронта освободили: Ме­литополь, Геническ, Джанкой, Симферополь, Севастополь и многие другие города и населенные пункты Крыма.

В полосе 4-го Украинского фронта, а также до освобождения, в частности, перечисленных выше городов, на тот период здесь действовали различные орга­ны абвера. В том числе — 101-я, 106-я, 114-я разведывательные абвергруппы (первая подчинялась 101-й абверкоманде, две вторых — 102-й абверкоманде), абверкоманда НБО, морская разведывательная команда по Черному и Азов­скому морям и др.

Здесь оперировали 201-я, 202-я диверсионно-разведывательные абверг­руппы, организационно входившие в 201-ю абверкоманду. Особенно большое число в этом районе находилось контрразведывательных органов противни­ка. В частности, 301-я абверкоманда и ее подчиненные — 302-я, 320-я, 321-я, 322-я абвергруппы, а также 304-я абвергруппа, входившая в штат 302-й абвер­команды.

В городах Крыма действовали: 1/Ви/153-я команда экономической раз­ведки с отдельными своими абвергруппами, сеть разведывательно-диверсион­ных школ, которые дислоцировались в мест. Бешуй, Симеиз, Тавель и др. Кро­ме того, такие органы разведки, как: «Абверштелле юга Украины», «Марине Абверштелле Крым», «Абверштелле Крым», разведывательно-резидентская об­ласть А, входившая в контрразведывательный орган «Зондерштаб-Р» — «Осо­бый штаб России».

В Крыму в этот период находились 647-я, 719-я, 720-я, 727-я, 740-я группы тайной полевой полиции (ГФП), а также штабы оперативных групп Главного управления имперской безопасности Германии (РСХА) — Ц и Д соответственно со своими командами: особая 46, оперативная 5а и особые 10а, 106, оператив­ные 11а, 116; особая команда «Цеппелина» при оперативной группе Д; террито­риальные органы полиции безопасности и СД «генерального округа Таврии и Крыма» и штаб главной команды «Русланд Зюд» с 7 и 10 ауссенкомандами и др. (ЦА ФСБ России).

1916

ИЗРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙСВОДКИ151-гоОТДЕЛА УНКГБПОХАБАРОВСКОМУКРАЮОЯПОНСКИХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХИКОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНАХВМАНЬЧЖУРИИ1

25июня 1944 г.

[...]

В г. Харбине2 по улице Лудяндей в усадьбе дома № 16, в трех кирпич­ных зданиях размещается школа разведчиков Харбинской японской во­енной миссии.

До 1941 года эта школа на протяжении нескольких лет готовила для японских разведывательных органов кадры разведчиков из числа русских белоэмигрантов. С 1941 года при школе было организовано также китай­ское отделение для подготовки разведчиков китайской национальности.

Служебныеижилыепомещенияшколы

Харбинская школа разведчиков размещена в трех кирпичных здани­ях, из которых два двухэтажные и одно одноэтажное. В усадьбе школы расположены склад, ледник, три гаража общей вместимостью на 12 авто­машин.

В обоих двухэтажных зданиях размещены группы готовящихся раз­ведчиков из числа русских эмигрантов и в 3-м одноэтажном здании (рас­положено внутри усадьбы) группа разведчиков из числа китайцев.

В одноэтажном здании, где готовятся разведчики китайской нацио­нальности, имеется несколько комнат, одна из которых предназначена для классных занятий, вторая — для преподавателей (учительская), че­тыре отдельные — для радистов и радиоаппаратуры. Кроме того, в этом же здании имеется столовая, кухня и спальня для курсантов. Все три здания школы отделены друг от друга заборами и имеют отдельные вхо­ды, вследствие чего исключается возможность общения курсантов раз­личных групп между собой.

1 Маньчжурия — историческое наименование северо-восточной части Китая. Происходит от названия раннефеодального государства Маньчжу. В 1932 г. японца­ми было создано марионеточное государство Маньчжоу-Го. В августе 1945 г. Крас­ная Армия освободила Северо-Восточный Китай от японских оккупантов (см. т. 1, кн. 1 настоящего сборника, документы № 8, 9,11,46).

2 Харбин — город в Северо-Восточном Китае, на р. Сунгари. В 1932-1945 гг. под японской оккупацией. Освобожден Красной Армией (август 1945 г.) и возвра­щен Китаю.

Системакомплектования

Ежегодно с различных провинций Маньчжурии органы японской военной миссии направляют в Харбинскую школу своих кандидатов, которые набираются из числа учащихся старших классов средних учеб­ных заведений или из числа уже действующей агентуры.

При комплектовании нового набора в школу кандидатам предъявля­ются следующие основные требования: политическая благонадежность, грамотность, умственное и физическое развитие и личное желание ра­ботать по линии разведки.

Группы курсантов комплектуются по национальному признаку и не превышают более — 10 человек, группы из числа русских многочисленнее, чем китайцев. В 1942 году в школе их насчитывалось около 50 человек.

Первый набор в китайскую школу был произведен в [средине] 1941 г., с которым продолжалось обучение всего лишь в течение трех месяцев, после чего по неизвестным причинам курсанты были распущены.

Второй набор был произведен в конце 1941 года в количестве 9 чело­век, и после года обучения все курсанты были разосланы по провинциям Маньчжурии. В 1942 г. был третий набор, выпуск которого был произве­ден после 9 месяцев учебы, и снова курсанты были направлены в различ­ные провинции Маньчжурии для использования их там местными орга­нами японской разведки.

Программа обучения

Программа обучения рассчитана на учебу в школе в течение года. Перед учащимися в школе разведчиков ставится задача получить необходимые навыки для работы в качестве агента контрразведывательньгх органов. В про­грамму обучения входили следующие предметы: 1. Японский язык. 2. Рус­ский язык. 3. Контрразведывательная работа. 4. Военное дело (строевые занятия, изучение оружия, стрельба, преодоление рек и других препят­ствий). 5. История Маньчжурии. 6. Топография. 7. Связь. 8. Фотодело.

а) Японский язык. По количеству часов, отведенных на изучение япон­ского языка, можно судить, что японцы придают этому предмету очень серьезное значение. В течение года почти 4 месяца было затрачено только на изучение японского языка. За это время курсанты изучили иероглифы, научились читать и писать, запомнили несколько обиходных слов.

б) Русский язык. Русский язык в школе изучали, примерно, в течение одного месяца. За это время курсанты изучили азбуку, научились писать и читать, изучили несколько названий предметов обихода. Все обучение проходило по русскому словарю маньчжурского издательства. Усво­яемость этого предмета всеми курсантами была исключительно плохой.

в) Контрразведывательная работа. Контрразведывательная работа была ведущей дисциплиной в школе. На ее изучение отводилось около 150 часов. В нее входили следующие темы: 1. Подбор и вербовка агента. 2. Работа с агентурой, воспитание, инструктаж, явки. 3. Разработка анти­японской среды. 4. Наружное наблюдение. 5. Конспирация и ее роль в агентурной работе.

Все установки преподавателей по указанной дисциплине сводились к следующему.

Подбор агентуры должен производиться из различной социальной среды, но обязательно из числа лиц, стоящих по умственному развитию на определенной высоте и отвечающих по своим личным качествам из­вестным требованиям. При этом должно уделяться серьезное внимание таким лицам, которые ищут легкую работу, или тем, которые по своему состоянию здоровья не способны к физическому труду, а также к лицам, склонным к легким заработкам, и т. п. Иногда перед вербовкой практи­куется задаривание с таким расчетом, чтобы показать кандидату на вер­бовку, какие блага его ожидают в случае согласия работать агентом контрразведывательного органа.

Вербовка и работа агентов должна строиться исключительно на ма­териальной заинтересованности, поэтому вся агентура, независимо от того, какую работу она выполняет, получает определенную оплату. В иных случаях у агента исчезает всякая заинтересованность работать и выпол­нять задания органов контрразведки.

После того как агент будет завербован, ему дается определенное за­дание, при этом рассказывается в общих чертах, каким образом он дол­жен его выполнять. Обращается серьезное внимание каждого агента на необходимость тщательной конспирации своей работы, так как от этого зависит успех его предприятия.

Явки с агентурой должны производиться таким образом, чтобы ни в коем случае не расконспирировать агента, о чем постоянно должен пре­дупреждаться и сам агент.

При разработке антияпонской среды, независимо от ее окраски, ис­ключительно большое значение придается инициативе самого агента. На курсах курсанты постоянно предупреждались, что стандартов работы агентуры при разработке той или иной среды не имеется, а поэтому каж­дый агент должен сам судить, с каким врагом он имеет дело и каким образом построить свою работу по разоблачению его.

Особое внимание в этой школе все преподаватели придавали наруж­ному наблюдению. Указывалось, что благодаря ему имеется возможность нащупать самого врага, установить конкретную его деятельность, связи и поймать его с поличным. Подробно разбирались методы наружного на­блюдения и методы работы объектов, за которыми ведется наблюдение.

Курсантам рекомендовался следующий наиболее распространенный способ наружного наблюдения. За объектом наблюдение должно вести не менее трех человек. Два из них идут по той же стороне улицы, что и объект, причем один впереди, недалеко от объекта, второй сзади, метрах в 50, а третий на второй стороне улицы держится примерно на одном уровне с объектом. В задачу третьего агента входит сигнализация пер­вым двум заранее установленными малозаметными сигналами о поведе­нии объекта, его попытках скрыться, спрятаться за какой-либо предмет, перепроверках самого себя и т. п.

При этом рекомендуется агентам, ведущим наблюдение, время от времени меняться местами, переодеваться находу и стараться как можно меньше обращать на себя внимание объекта.

Для того чтобы неотступно следовать за объектом, агенты снабжают­ся средствами, необходимыми для оплаты транспорта (извозчиков, шо­феров), обедов в ресторанах и проч.

По рассказам преподавателя, агенты в таких городах, как Харбин, могут свободно пользоваться такси, так как все шофера там являются агентами японских разведывательных органов и достаточно дать ему знак — легонько ударить ладонью по спине, чтобы он сразу понял агента и начал бы беспрекословно выполнять его указания.

Красной нитью во всей работе агентов, как отмечали преподаватели, должна проходить конспирация своей работы. Только на эту тему было отведено около 50 часов.

Все преподаватели и курсанты по этой дисциплине не имели ника­кой подсобной литературы. Преподаватель перед лекциями составлял конспекты и делал лекции, после окончания которых конспекты сжига­лись в печи.

г) Военное дело. Программа военного дела состояла из практическо­го и теоретического курсов. Практический курс состоял из строевых за­нятий (повороты, построения, маршировка), изучение оружия (винтов­ки и маузера) и стрельба из него.

Теоретический курс состоял из изучения способов преодоления рек (на лодках, бревнах, резиновых надувных лодках). Маскировка на мест­ности себя и своих следов (обматывание ног мешками, применение к местности, бесшумность и проч.).

д) Топография. На этот предмет было отведено всего лишь 10 часов. За это время научились читать карту, переносить местность на карту и проч., научились определять проходимость местности (болот, рек), рель­еф, растительность, пропускную способность дорог, грузоподъемность мостов, состояние рек, режим воды, состояние грунта и проч.

е) Фотография. На изучение фотодела отводилось 4 часа, в течение которых курсанты научились элементарным правилам фотографирова­ния без обработки материалов.

ж) Связь. На связь было отведено около двух месяцев, за которые кур­сантам преподавались только азбука Морзе (русская) и работа на ключе. Аппаратуры в распоряжении курсантов никакой не было, поэтому все обу­чение проводилось только на зуммере. Предмет курсантами усвоен плохо.

з) История Маньчжурии. При изучении истории Маньчжурии взят только последний период, начиная с 1911 года — момента китайской ре­волюции. Особый удар при этом делался на то, что раньше Муньчжурия не была самостоятельной страной, а теперь под влиянием японцев при­обрела самостоятельность, экономически окрепла.

и) Условия содержания. В школе официально была установлена во­енная дисциплина, но соблюдалась она слабо. Учащиеся пьянствовали,

хулиганили, на уроках или шумели, или спали, вследствие чего препода­вателям для наведения порядка приходилось часто в ход пускать кулаки. Для всех учащихся был также установлен определенный распорядок дня:

Подъем в 7 часов утра.

С 7.00 до 7.30 — туалет и уборка.

С 7.30 до 8.00 — физзарядка.

С 8.00 до 9.00 - завтрак.

С 9.00 до 13.00 - занятия.

С 13.00 до 14.00-обед.

С 14.00 до 18.00 - занятия.

С 18.00 до 20.00 — свободное время.

С 20.00 до21.00-ужин.

С 21.00 до 22.00 — свободное время.

В 22 часа — отбой.

Распорядок дня соблюдался почти полностью, поскольку ежедневно кем-либо из преподавателей производилась проверка. В отсутствие пре­подавателя ответственность за соблюдение порядка возлагалась на де­журных, выделяемых из числа учащихся.

Все курсанты, учившиеся в школе, получали ежемесячно оклад в раз­мере 75 гоби на человека. Из этой суммы ежемесячно высчитывалось по 16 гоби за питание, остальные выдавались на руки. Питание было, не­смотря на дешевизну обедов, очень хорошее, и выдаваемые порции кур­санты не съедали. Обмундирование курсантам не давалось, одевались каждый в свою одежду1. Все уборочные работы, а также стирку белья курсанты производили сами для себя.

к) Оборудование и учебные пособия. В школе ни оборудования, ни учебных пособий не имеется. Даже такие маловажные приборы, как фо­тоаппарат и зуммер, брали где-то на стороне и приносили в школу только в часы занятий.

[...]

Начальник УНКГБ по Хабаровскому краю

комиссар госбезопасности 2-го ранга Гоглидзе

Начальник 1-го отдела УНКГБ по Хабаровскому краю

полковник Пильное2

ЦА ФСБ России

1 Так в тексте документа.

2 Пильнов Федор Константинович (1904-?), полковник (1943). В органах гос­безопасности с 1925 г. С февраля 1940 г. — заместитель начальника 2-го отдела УГБ УНКВД по Хабаровскому краю, с марта 1941 г. — начальник разведывательного от­дела УНКГБ-УНКВД по Хабаровскому краю, с мая 1943 г. — начальник 1 -го отдела УНКГБ по Хабаровскому краю. В сентябре 1944 г. откомандирован в распоряжение НКГБ УССР. С октября 1944 г. — и.о. заместителя начальника 1-го Управления НКГБ УССР, с мая 1945 г. — врид заместителя начальника, потом заместитель начальника

В 1944 г. не прекращались провокации на советской границе со стороны Японии. В течение года имело место 144 случая нарушения границы и 39 слу­чаев обстрела советской территории.

Японская военная разведка, используя выпускников Харбинской школы, разведчиков и других школ, действующих на территории Маньчжурии, сбра­сывала на нашу территорию антисоветские листовки, брошюры, письма с при­зывами заниматься вредительством, саботажем, совершать террористические акты против представителей власти, распространять различного рода слухи, которые вызывали бы у местных жителей приграничья, по замыслу провока­торов, недоверие к политике правительства и к тем мероприятиям, которое оно проводило.

Японские разведорганы предпринимали активные попытки по разложе­нию личного состава гарнизонов Красной Армии, расположенных в пригра­ничной полосе, и подразделений пограничных войск, старались склонить на­ших военнослужащих к измене Родине и бегству в Маньчжурию. С этой целью ставили перед своими агентами прямую задачу вербовать советских военно­служащих. Кроме того, японские спецслужбы сбрасывали листовки и письма от изменников Родины к воинам с призывом к бегству в Маньчжурию, вели антисоветские передачи по громкоговорителям, установленным вблизи грани­цы (см. Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939-1945. М., «Граница», 1995. С. 280-281).

2 го Управления НКГБ УССР, с июня 1946 г. — начальник секретариата 1-го Главно­го управления МГБ СССР, с ноября 1947 г. — начальник 6-го отдела 1-го Управле­ния КИ при СМ СССР, с июля 1949 г. — начальник 1-го отдела 1-го Управления МГБ СССР, с января 1952 г. — заместитель начальника 5-го отдела ПГУ МГБ СССР, с марта 1953 г. — заместитель начальника 16-го отдела ВГУ МГБ СССР, с мая 1953 г. — заместитель начальника 9-го отдела ВГУ МВД СССР, с июня 1954 г. — помощник старшего советника, потом заместитель старшего советника по КРО в Аппарате стар­шего советника КГБ при СМ СССР в Польской Народной Республике. В декабре 1956 г. откомандирован в распоряжение УК КГБ при СМ СССР. Приказом КГБ № 16 от 12 января 1957 г. уволен по болезни в запас КГБ. В январе 1965 г. из запаса КГБ исключен по возрасту в отставку.

1917

СПЕЦСООБЩЕНИЕЗАМЕСТИТЕЛЯНАЧАЛЬНИКА БЕЛОРУССКОГОШТАБАПАРТИЗАНСКОГО ДВИЖЕНИЯИ.П.ГАНЕНКО2450/с КОМАНДУЮЩЕМУ1-мБЕЛОРУССКИМФРОНТОМ

ГЕНЕРАЛУАРМИИК.К.РОКОССОВСКОМУ ОМИНИРОВАНИИПРОТИВНИКОМОТДЕЛЬНЫХ ЗДАНИЙИДРУГИХВАЖНЫХОБЪЕКТОВ НАТЕРРИТОРИИБЕЛОРУССИИ

25июня 1944г.

По имеющимся по состоянию на 25.06.44 данным, противник на вре­менно оккупированной территории Белоруссии произвел следующие работы по минированию зданий и других сооружений с целью разруше­ния их при отступлении:

В Полоцке заминированы склады, казармы, здания, занимаемые уч­реждениями, и мосты через р. Зап. Двина;

Автомагистраль Орша — Минск на участке Толочин — Борисов взор­вана, оставлен проезд только для движения в одну сторону и объезды;

Близ Зембин с востока заминировано поле площадью 1 кв. км. Миниро­ван вост. берег р. Березина на участке Стахов — Бытча (3-5 км с-з Борисов).

В Борисов заминированы:

1) Ж.д. мост через р. Березина у крайних быков.

2) Здание электростанции (технический цех). Подготовлены к минированию:

1) Спичечная фабрика им. Кирова. С сев.-вост. стороны вырыты ямы, ширина 1 м, длина 2 м, глубина 2,5 м.

2) Железобетонный мост. Под крайними опорными устоями отрыты котлованы.

3) Ж.д. депо, заводы «Коминтерн», «Профинтерн», под стенами ко­торых вырыты ямы.

4) Водокачка в Лядище, снабжающая город водой. В Жодино (16 км от Борисов) заминированы:

1) Здание вокзала.

2) Две водокачки.

3) Здание МТС.

4) Все мосты и трубы по автомагистрали от Жодино до Борисов.

5) Поле за кладбищем в направлении на Поддубье (3 км от Жодино).

Шоссе Рогачев — Бобруйск подготовлено к взрыву. Под мост запад­нее Николаевки и на участке шоссе до 1 км от указанного моста заложе­но 750 кг ВВ.

Под мост зап. Скачек и на шоссе близ моста — 250 кг.

У развилки дорог Бобруйск — Рогачев, Бобруйск — Жлобин и в рай­оне Глинище — установлены минные поля.

В Бобруйск минирование производится минами с электрическими взрывателями. Мины заложены в здание гестапо (Пушкинская, 20), в здание солдатского клуба, в районе ст. Бобруйск — 2 заряда. На Шоссей­ной улице в районе ж.д. переезда — 2 заряда, на заводах им. Сталина и им. Халтурина — по 4 заряда, на ст. Березина — 4 заряда. Все заряды соединены между собой подземным кабелем, проложенным на глубине 50 сантиметров.

Кроме того, закончено минирование крепости.

В Минске заминированы:

1. Все каменные здания завода им. Мясникова.

2.4-этажное здание школы № 3 по 2-му железнодорожному переулку.

3.2-этажное здание дет. яслей по Разинской улице, д. 34.

4. Дом № 67 (детские ясли) по Грушевской улице.

5. По Грушевской улице одно 4-этажное и одно 5-этажное здания.

6. Завод им. Ворошилова в 4 местах со стороны ТЭЦ.

7. Угол улиц им. Горького и Пролетарской, б. 2-я Советская больница.

8. ТЭЦ и электростанция.

9. Дом Правительства.

10. Мост через реку Свислочь в двух местах со стороны ТЭЦ. 11.ДКА.

12. Новый дом ЦК.

13. Оперный театр на Троицкой горе.

Минируются почти все каменные дома, вплоть до фундаментов раз­рушенных зданий.

В Марьина Горка, в военном городке заминирована котельная, 9 ка­зарм, водонапорная башня, ж.д. мост через р. Титовка и станция. В домах начальствующего состава установлено по 4 заряда в каждом, в б. шко­ле — 5 зарядов и на вокзале — 2 заряда ВВ.

В Столбцы минирован мост через реку Неман.

В Уречье заминированы:

1. Казармы (расположение 55-го полка Красной Армии и авиачасти до войны).

2. Водокачки.

3. Элекстростанция.

4. Мельница.

В Пинске заминированы:

1.2-этажный дом на углу улиц Ленинской и Горьковской.

2. Лечебница доктора Евсеенко — по улице Черской.

3. Здание областной полиции по ул. Завальной.

4. Вокзал.

5. Белорусская школа № 2 по Железнодорожной улице.

6. Школа № 1 по Ленинской улице.

7. Здание облисполкома по ул. Островского.

8. Здание почты и телеграфа по ул. Почтовой.

9. Жилые дома при костеле по ул. Ленинской.

10. Здание УНКВД по ул. почтовой.

11. Жилой дом 73, угол улиц Кирова и Почтовой.

12. Здание УНКВД по ул. Кирова.

13. Здание облвоенкомата по ул. Логашиной.

14. Речной порт и мосты через р. Пина.

В Лунинец минированы казармы, учреждения и здания, где распола­гаются воинские части.

Заместитель начальника Белорусского штаба

партизанского движения Ганенко

Начальник разведотдела

полковник Анисимов

ЦАМО РФ. Ф. 233. On. 2352. Д. 152. Лл. 55-57.

1918

ИЗСООБЩЕНИЯНКГБСССРВНКВДСССРОБОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХОПЕРАТИВНЫХГРУППНКГБСССР

ИПАРТИЗАНСКИХОТРЯДОВПРИВЫХОДЕ ИЗОКРУЖЕНИЯВРАЙОНЕГОРОДОВКРАКОВ-

ЛЮБЛИН

29 июня 1944 г.

НКГБ СССР в конце мая т.г. были получены данные о концентрации немцами крупных картельных сил с целью ликвидации партизанских отрядов, действующих на территории генерал-губернаторства в районах Краков — Люблин1.

1 В своем донесении, доставленном 10августа1944 г. самолетом в Москву, руко­водитель оперативной группы майор госбезопасности Карасев В. А. сообщил:

«По данным, полученным от руководителя польской подпольной организации ПЗП Краковского дистрикта (округ № 2) по кличке «Орач», прибывшего из Крако­ва 23 мая с.г., стало известно, что 22 мая специальным поездом из Берлина в Краков прибыл Гиммлер.

В Краковском замке Гиммлер собрал совещание руководителей центрального аппарата гестапо, жандармерии и полиции генерал-губернаторства.

Руководители польских партий и наша агентура, посетившая Краков, высказали мнение о том, что после посещения Гиммлером Кракова, должна начаться крупная карательная экспедиция на всей территории генерал-губернаторства, и в частности в Яновском и Билгорайском лесных массивах, которые к этому времени представляли место базирования крупных диверсионных отрядов и специальных групп» (ЦА ФСБ России).

Против партизанских отрядов, базирующихся в Яновских лесах, южнее г. Люблина немцы сосредоточили до двух пехотных дивизий, «Калмыцкий кавалерийский корпус»1 и все наличные оперативные силы СС, гестапо и фельджандермерии, общей численностью до 20 тысяч человек.

С 6 по 10 июня немцы, сосредоточив свои силы, замкнули кольцо окружения Яновских лесов и с 11 июня перешли в наступление против партизанских отрядов, находящихся в этом лесу. 11 июня произошло первое вооруженное столкновение партизанских отрядов с 525-м мар­шевым батальоном немцев, прибывшим из Кракова специально для борь­бы с партизанами. Потеряв в этом бою 70 человек убитыми, немцы пре­кратили преследование, а партизанские отряды в ночь на 12 июня пере­дислоцировались в другой район того же леса.

В течение всего дня 12 июня противник силами двух пехотных ди­визий и кавалерийского корпуса калмыков полностью окружил лес­ной массив, в котором находились оперативные группы НКГБ СССР, возглавляемые подполковником госбезопасности Прокопюком и май­ором госбезопасности Карасевым, и партизанские отряды... всего до 1500 человек.

13 июня противник силами до батальона возобновил наступление против блокированных отрядов... Потеряв 4 автомашины и много солдат и офицеров, в том числе и командира батальона, противник отошел и окопался.

Сложившаяся к этому времени тяжелая обстановка заставила обо­роняющихся принять единый план обороны, по которому, с согласия ко­мандиров партизанских отрядов, руководство боем возглавили руково­дители оперативных групп НКГБ СССР тт. Прокопюк и Карасев.

14 июня в 9 ч. 30 мин. немцы повели стремительное наступление на всех участках круговой обороны. Бой с противником длился без переры­ва в течение 14 часов. Наиболее упорным наступление немцев было на участке обороны, занимаемом опергруппами тт. Прокопюка и Карасева, куда противник бросил более двух полков, поддержанных легкими тан­ками, бронемашинами, артиллерией и тяжелыми минометами. Бойцы и командиры оперативных групп НКГБ СССР отбили 32 атаки немцев, 10 раз сами переходили в контратаки, уничтожив до 800 немецких сол­дат и офицеров, полностью разгромив штаб батальона, две автомашины, обоз с боеприпасами, захватив шесть 75 мм орудий, один полковой и два батальонных миномета.

Всеми остальными отрядами было отбито 29 атак противника, и 3 раза отряды сами переходили в контратаки. В течение боя немцы три раза вызывали свою авиацию.

1 См т 3 настоящего сборника, документы № 1163, 1202, 1219; т. 4, документ № 1371, 1679.

За время боя противник потерял только убитыми до 1500 солдат и офицеров. Потери опергрупп и партизанских отрядов составляют 95 уби­тыми и 71 человек ранеными. В оперативной группе тов. Прокопюка убито 41 и ранено 23 человека, в оперативной группе тов. Карасева убито 7 и ранено 11 человек.

Из партизанских отрядов наиболее стойкими показали себя отряды Яковлева1, Санкова2, Неделина3 и Куницкого4.

Прорвав оборону противника на основном участке наступления ка­рателей, оперативные группы тт. Прокопюка и Карасева проложили путь к выходу, и в ночь на 15 июня из вражеского кольца вышли все партизан­ские отряды, за исключением Галицкого5 и Чапыги6, решивших самосто­ятельно выходить из окружения, так как они не имели возможности выйти со всеми отрядами одновременно...

[...]

15 июня отряды вели бой с корпусом калмыков. Разгромив штаб корпуса, они уничтожили 40 калмыков, захватили штабные документы, 130 лошадей, 140 седел, 2 станковых и 4 ручных пулемета.

Личный состав оперативных групп НКГБ СССР тт. Прокопюка и Карасева в борьбе с карателями проявил мужество и отвагу, способство­вавшие успешному исходу боя.

В самом начале боя 14 июня противник стремительным наступлени­ем прорвал оборону на участке, занимаемом отрядом имени Ванды Ва­

1 Яковлев И. П. — с начала войны по октябрь 1941 г. служил в Красной Армии, командовал ротой, в декабре 1942.Г. вступил в партизанский отряд им. Н. А. Щорса, был бойцом, командиром взвода, с октября 1943 г. — комиссар партизанского отря­да, с февраля 1944 г. по сентябрь 1944 г. — командир партизанского отряда им. С. М. Буденного.

2 Санков С. А. — с марта 1942 г. по сентябрь 1944 г. — командир отряда им. А. В. Суворова партизанского соединения под командованием В. А. Бегмы.

3 Неделин М. Я. — с февраля 1942 г. по сентябрь 1944 г. — командир партизанского отряда им. С. М. Кирова партизанского соединения под командованием В. А. Бегмы.

4 Куницкий Н. И. — до войны работал начальником железнодорожной милиции на железнодорожной линии Брест — Гомель. С марта 1943 г. — помощник командира партизанского отрада им. В. И. Чапаева, с февраля 1944 г. по январь 1945 г. — ко­мандир отряда им. И. В. Сталина.

5 Галицкий (Пелих В. П.) — в РККА с 1937 г., в органах разведки с 1941 г. После окончания Центральной школы подготовки командиров служил в разведотделе шта­ба Закавказского фронта по март 1943 г., затем — в разведотделе штаба Центрально­го фронта. С мая по сентябрь 1944 г. выполнял специальное задание РУ ГШ КА в тылу немецко-фашистских войск на территории Польши в качестве начальника опе­ративного разведцентра, базируясь главным образом в районе Яновских лесов.

Наряду с выполнением разведывательных задач организовал проведение ряда операций по выводу из строя коммуникаций и объектов противника.

За мужество и отвагу, проявленные при выполнении заданий в тылу противника, был награжден двумя орденами Красного Знамени и медалью «Партизану Отече­ственной войны» I степени.

6 Правильно — Чепига В. П.

силевской, в результате чего нависла серьезная опасность для всех отря­дов, принимавших участие в бою. На ликвидацию прорыва была броше­на часть опергруппы тов. Прокопюка в составе двух взводов, возглавля­емых командиром роты старшиной Лавровым. Смелым, стремительным ударом с фланга группа Лаврова обратила в бегство немцев, загнала их в болото и рассеяла. Во время этой атаки было убито до 150 немцев, поло­жение на этом участке было восстановлено.

На другом участке противник при поддержке артиллерии, легких танков и бронемашин повел наступление на роту оперативной группы тов. Прокопюка, возглавляемую старшиной Петровым. Отбив яростную атаку, Петров с небольшой группой совершил стремительный бросок к артиллерийской батарее и обозу противника, перебил прислугу, отбил батарею, состоящую из трех 75 мм орудий с боеприпасами и уничтожил две автомашины. Вследствие малочисленности и больших потерь, в чис­ле которых оказался убитым и сам Петров, группа не смогла вынести трофеи и отошла на линию обороны.

Брошенное в атаку отделение оперативной группы тов. Карасева под командованием Червякова совместно с ротой Петрова, возглавляемой к тому времени начальником штаба опергруппы Прокопюка — Горовичем, захватили два орудия и два миномета с боеприпасами, а третье орудие было уничтожено.

Отряд командира Ляпушкина из опергруппы тов. Карасева захватил две пушки и минометы с боеприпасами, которые были использованы в бою против карателей.

Группа бойцов тов. Карасева... пулеметно-автоматным огнем уничтожи­ла командный пункт батальона, где находилось 12 немецких офицеров.

[...]

Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР1

ЦА ФСБ России

Когда войска Красной Армии непосредственно приблизились к границам Польши, на ее территорию с марта по июнь 1944 года вышли 7 советских партизанских соединений и 26 отдельных отрядов — около 7 тысяч человек. Здесь с весны 1944 года действовали крупный советский партизанский отряд имени Александра Невского, оперативные группы НКГБ СССР, возглавляе­мые подполковником госбезопасности Н. А. Прокопюком и майором госбезо­пасности В. А. Карасевым, и ряд небольших разведывательно-диверсионных групп. С января по апрель 1944 года свой более чем двухтысячекилометровый рейд по западным областям Украины, Люблинскому и Варшавскому воевод­ствам Польши совершила украинская партизанская дивизия имени С. А. Ков­пака под командованием П. П. Вершигоры.

1 Документ за наркома государственной безопасности СССР подписал началь­ник 2-го Управления НКГБ ССР комиссар госбезопасности 3-го ранга Федотов П. В.

За время рейда ковпаковцы взорвали 15 железнодорожных мостов, разгро­мили ряд железнодорожных станций и десятки предприятий, работавших на немецкую армию. В результате действий дивизии имени С. А. Ковпака и других партизанских отрядов почти на месяц были выведены из строя участки желез­ных дорог Львов — Варшава, Равва-Русская — Ярослав, Билгорай — Звежинец. Одновременно по коммуникациям врага обрушили удары отряды Армии Людо-вой, получившие из СССР минноподрывные средства. В одном из донесений фашистских органов безопасности по поводу этих действий говорилось: «За последние месяцы организация движения Сопротивления стала активизиро­ваться. Только в марте саботажные отряды, созданные коммунистами, произ­вели на железной дороге 120 операций с использованием взрывчатых веществ».

Развитие массового партизанского движения в Польше, сосредоточение большого количества советских людей в польских отрядах, выход в Польшу нескольких советских партизанских соединений и отрядов создали серьезную угрозу ближайшим тылам немецких войск. Только в Яновских лесах Люблин­ского воеводства в начале июня 1944 года собралось около трех тысяч совет­ских и польских партизан, в том числе соединения В. П. Чепиги, Б. Г. Шанги-на, имени Александра Невского, отряды М. Я. Наделина, И. Н. Баннова, опе­ративные группы Н. А. Прокопюка, В. А. Карасева и др.

С этой силой местные гарнизоны и карательные отряды гитлеровцев уже не могли справиться. Немецкое командование стало спешно стягивать к Люб­линским лесам регулярные части. В течение 8 и 9 июня в районе Яновских и Липских лесов были сосредоточены 154-я и 174-я немецкие пехотные дивизии, часть 213-й пехотной дивизии, 4-й полк СС, один мотобатальон, калмыкское воинское соединение «доктора Долль», которым руководил Верба О. Р. (см. т. 3 настоящего сборника, документ № 1219). Бомбардировочная и разведыва­тельная авиация и ряд вспомогательных частей. В общей сложности эти силы в десять раз превосходили общую численность партизан и имели огромное преимущество в вооружении.

К 14 июня в ходе непрерывных ожесточенных боев гитлеровцам удалось полностью окружить партизан, но сломить сопротивление отрядов им не уда­лось. Большую помощь партизанам оказали советские летчики, сбросившие им боеприпасы, оружие и продовольствие. В ночь на 15 июня в результате удачного маневра основной массе партизан удалось вырваться из окружения и сосредоточиться в Билгорайских лесах, сохранив всю боевую технику. Советс­кие самолеты сбросили им оружие и боеприпасы.

Новая попытка гитлеровцев окружить партизан была полностью сорвана мощным 15-минутным партизанским штурмом. Вражеские цепи были прорва­ны на двухкилометровом фронте. Все отряды партизан ушли в Немировские. леса. Гитлеровцы были вынуждены снять блокаду лесов и ограничиться опе­рациями отдельных крупных карательных отрядов. Партизаны вновь активи­зировали свою деятельность. Только отряды советских партизан в первой по­ловине 1944 года разгромили в Польше 13 вражеских гарнизонов, в том числе в Билгорае, Янове, Краснобруде, Кжешуве, Ульянове, Тарногруде, Туробине, Сусеце. Немалые потери в личном составе имели опергруппы и партизанские отряды, действовавшие на территории Польши (см. Советские партизаны. Из истории партизанского движения в годы Великой Отечественной войны. М., 1963. С. 770-772. История Второй мировой войны 1939-1945 (в 12 томах). М., 1977. Т. 8. С. 176, 197).

1919

ДОКЛАДОПОЛОЖЕНИИГЕРМАНИИ, ЕЕВОЗМОЖНОСТЯХИВЕРОЯТНЫХПЛАНАХ ВЕДЕНИЯВОЙНЫ

30июня 1944 г.

Начальники центральных органов разведки Наркомата обороны, го­сударственной безопасности и Военно-морского флота под руководством генерал-полковника тов. Голикова совместно рассмотрели положение Гер­мании, ее возможности и вероятные планы дальнейшего ведения войны.

Результатом нашей совместной работы является настоящий сжатый доклад, обоснованный в представляемых при этом приложениях по воп­росам:

1. Состояния военно-экономического потенциала Германии и ее са­теллитов на 01.06.[19]44.

2. Положения с людскими ресурсами и мобилизационными возмож­ностями Германии и ее сателлитов на 01.06.[19]44.

3. Политического положения Германии.

4. Состояния вооруженных сил Германии и ее сателлитов.

I. Состояние военно-экономического потенциала

Состояние экономики Германии характеризуется:

а) общим снижением производительности труда в Германии на 20% по сравнению с 1939 годом вследствие воздушных бомбардировок, мас­сового призыва в армию квалифицированной рабочей силы из народно­го хозяйства и вовлечения в производство до 10 млн. человек рабочей силы с пониженной производительностью труда (7 млн. иностранцев, свыше 3 млн. пленных), а также женщин и подростков;

б) большим снижением объема производства главных видов воен­ной промышленности в 1944 году по сравнению с 1942 годом:

по танкам — 27% (1942 г. — 1167 танков в месяц, 1944 г. — 850 танков); по самолетам — на 27,3% (1942 г. — 1740 самолетов в месяц, 1944 г. — 1270 самолетов);

по подводным лодкам — на 41-42% (1942 г. — 26 лодок в месяц, 1944 г. — 15 лодок);

по стрелково-артиллфийскому вооружению и боеприпасам — на27-30%;

в) большой зависимостью Германии от импорта из стран-сателли­тов, нейтральных и оккупированных стран ряда видов стратегического сырья (особенно легирующих металлов и нефтепродуктов).

Располагая важнейшими видами стратегического сырья и продоволь­ствия, вассальные страны представляют собой значительную сырьевую базу Германии для продолжения ею войны.

Так, например, 21 % (3,3 млн. т) общего поступления горючего в Гер­манию ввозится из Румынии, она же обеспечивает 36% потребности Гер­мании в высокосортных маслах; 50% (800 тыс. т) общей годовой потреб­ности в бокситах немцы получают из Венгрии; Финляндия поставляет Германии до 4 тыс. т никеля (35-40% годовой потребности) и 150 т ко­бальта (60% годовой потребности); Румыния и Венгрия обеспечивают Германию на 12% (1,7 млн. т) потребления в продовольственном зерне;

г) продолжающимся ухудшением продовольственного положения Гер­мании (потребления по сравнению с довоенным уровнем снизилось: по хлебу — на 30%, по жирам — на 64%, по мясу — на 75%) и неизбежностью дальнейшего его ухудшения в связи с изгнанием немцев из Украины.

П. Положение с людскими ресурсами

Расчет людских ресурсов Германии свидетельствует о почти полном исчерпании возможностей дальнейшего изъятия военногодных контин-гентов из народного хозяйства.

Из имевшихся в Германии военнопригодных в возрасте 18-55 лет 19 400 тыс. чел[овек] отмобилизовано в армию к 01.06.[19]44 г. 15 700 тыс. чел[овек], общий остаток военногодных указанных возрас­тов составляет 3700 тыс. чел[овек], из коих должно быть оставлено в народном хозяйстве и госаппарате минимально 3200 тыс. чел[овек].

Остаток военногодных из названных возрастов составляет 500 тыс. человек. Эта цифра может быть доведена до 800 тыс. человек путем мо­билизации лиц в возрасте 55-60 лет и немцев, проживающих в странах-сателлитах (фольксдойче).

С началом 1945 года имеется возможность призвать лиц рождения 1927 года в количестве до 550 тысяч человек.

Общие безвозвратные потери Германии за время войны составили 7600 тыс. человек.

Предполагаемые минимальные безвозвратные потери немецкой ар­мии за вторую половину 1944 года составят 1,5 млн. человек.

Резерв военногодных контингентов стран-сателлитов в возрасте 18-50 лет составляет до 2 млн. человек, но их призыв в армию ограничива­ется отсутствием вооружения и офицерских кадров.

Мобилизационное напряжение Германии к 01.06.44 г. достигло 19,9%, превысив мобилизационное напряжение к концу Первой мировой вой­ны, когда оно выражалось в 19,6%.

III. Политическое положение

Политическое положение Германии характеризуется: а) нарастающим напряжением на внутреннем фронте Германии в свя­зи с усталостью масс от войны, неудачным ходом ее для Германии, влия­нием авиационных бомбардировок и ростом понимания как в народе,

так и среди известной части правящего класса и господствующей клики неизбежности поражения и даже разгрома;

б) ухудшающимся внешнеполитическим положением Германии во взаимоотношениях с нейтральными странами в связи с военными неуда­чами Германии и пониманием нейтралами неизбежности военного краха последней;

в) напряженностью ее отношений с собственными союзниками-са­теллитами в связи с большим обострением их военного и политического положения и ближайшими перспективами военной катастрофы;

г) выходом Италии из войны на стороне Германии и неудавшимися попытками втянуть Японию в войну с СССР;

д) обострением политической обстановки для Германии в оккупи­рованных ею странах (Югославии, Греции, Италии, Франции);

е) провалом попыток немецких оккупационных властей использовать в своих интересах широкие слои населения временно оккупированных районов Советского Союза, особенно русских, украинцев и белорусов.

Все эти как внутриполитические, так и внешнеполитические обсто­ятельства непосредственно сказываются на военных мероприятиях Гер­мании в сторону дальнейшего, и без того уже большого, отрыва воору­женных сил Германии от решающих театров военных действий для обес­печения положения на внутреннем фронте, в оккупированных странах и странах-сателлитах.

IV. Состояние вооруженных сил

Несмотря на большое мобилизационное напряжение Германии, со­стояние ее вооруженных сил характеризуется:

а) сокращением общей численности вооруженных сил с 9200 тыс. чел[овек] на 01.07.42 до 8200 тыс. чел[овек] на 01.06.44 и предположи­тельно до 7500 тыс. чел[овек] на 01.01.45.

Это находит свое выражение в прогрессирующем истощении чис­ленного состава германских соединений (дивизий), средняя укомплек­тованность которых на 15.06.44после двух с лишним месяцев, использо­ванных для их пополнения и восстановления, составляет: в пехотных дивизиях 67% штатной численности, в танковых дивизиях 70% штатной численности, в моторизованных дивизиях 70% штатной численности.

При этом надо учесть, что штатная численность этих дивизий в ре­зультате проведенной реорганизации в 1943 году по директиве верхов­ного командования сухопутных сил была сокращена: пехотной дивизии с 16 855 чел[овек] до 10 703 чел[овек], танковой дивизии с14 500 че­ловек] до 14 000 чел[овек] и моторизованной дивизии с 14 900 чело­век] до 13 500чел[овек];

б) далеко не полной укомплектованностью частей и соединений не­мецкой армии материальной частью и вооружением из-за недостаточ­ности военного производства и его отставания от нужд войны.

Эта укомплектованность составляет: для танковой дивизии от 60 до 65%, для артиллерийских частей от 70 до 75%.

По этой же причине реорганизация немецких дивизий в части их оснащения танками типа «Пантера», 88 мм противотанковыми орудия­ми и 120 мм минометами по прошествии 10 месяцев до сих пор не закон­чена.

Самолетный и танковый парки Германии вследствие систематичес­кого недопокрытия военной промышленностью боевых потерь за год, сравнивая положение на 01.07.43 и на 01.06.44, уменьшились: по танкам первой линии (включая резерв РГК) с 10 500 до 6500 танков, по боевым самолетам с 6700 до 6100 самолетов;

в) возрастающим удельным весом в общем составе вооруженных сил Германии инонациональных элементов (в среднем от 15 до 20%) и войск ее сателлитов (с 34 соединений на 15.06.43 до 64 соединений к 15.06.44). Соответственно с этим на советско-германском фронте количество не­мецких соединений сократилось с 210 до 178, т. е. на 32 соединения.

Все это, равно как и снижение морально-политического состояния главным образом в среде рядового и младшего командного состава, при­вело к качественному ухудшению сил, ведущих борьбу против Красной Армии.

V. Военная обстановка

Военная обстановка Германии характеризуется:

а) тем, что в отличие от истекших лет войны, когда Германия вела войну, по существу, на одном фронте — против СССР, в данное время она вынуждена вести войну на нескольких фронтах;

б) отсутствием у Германии стратегических резервов и переходом вооруженных сил союзников к согласованным наступательным действи­ям, в связи с чем ее возможность маневрирования войсками между теат­рами военных действий крайне ограничивается;

в) потерей Германией стратегической и оперативной инициативы на всех фронтах;

г) тем, что Германия вынуждена считаться с возможностью высадки войск союзников в других районах.

VI. Вероятные планы дальнейшего ведения войны

Германией

Стратегическое поражение Германии на советско-германском фрон­те в 1943 году и истощение ее ресурсов в борьбе с Советским Союзом, ограниченность собственных средств и сложившееся соотношение сил сторон предопределяют для Германии оборонительную стратегию.

Правящие круги Германии в условиях настоящей обстановки не в состоянии рассчитывать на победу в войне и возлагают надежды лишь на наиболее приемлемые для них условия мира с сохранением капиталис­тического режима и целостности Германии.

Для осуществления этих надежд немцы будут пытаться:

а) всемерно затягивать войну с ведением военных действий возможно дальше от собственных границ и с основной целью изматывать и исто­щать силы своих противников;

б) разобщить своих противников с тем, чтобы ослабить их объеди­ненные усилия и использовать в собственных интересах могущие воз­никнуть между ними противоречия.

Вероятные действия противника по театрам военных действий пред­ставляются в следующем виде:

основным и наиболее угрожаемым театром военных действий для Германии будет оставаться советско-германский фронт. Немецкое ко­мандование будет стремиться любыми средствами задержать наступле­ние Красной Армии, даже за счет ослабления своего фронта против аме­риканцев и англичан, лишь бы не допустить оккупации собственно Гер­мании советскими войсками.

При решении этой задачи немецкое командование допускает возмож­ность потери части оккупированных территорий и будет применять методы так называемой эластичной обороны с использованием водных рубежей (Березина, Неман, Шара, Западный Буг и реки львовского направления);

в качестве основного оборонительного рубежа немцы попытаются воспользоваться рубежом, проходящим по линии: восточная граница В[осточной] Пруссии, р[еки] Бобр, Нарев, Висла, Сан. Этот рубеж опи­рается на наиболее значительные реки данного театра. Он насыщен со­оружениями долговременного типа и является последним, прикрываю­щим подступы к собственно Германии.

Линия его протяжения почти вдвое короче линии обороны Нарева, Тарнополь; на этом, при возможности осуществления планомерного от­хода, может строиться расчет немецкого командования на общую пере­группировку сил на восточном фронте с уплотнением боевых порядков и созданием резервов;

вне советско-германского фронта основные усилия немецкого ко­мандования будут направлены на локализацию успехов союзников во Франции, причем возможна попытка решить эту задачу наступательны­ми действиями.

Основными силами для решения задачи на западе будут являться войска, выделяемые в результате перегруппировок и перебросок оккупа­ционных войск Западной и Северной Европы;

в Италии противник будет продолжать медленно отходить на рубеж реки По, преследуя при этом основную цель — изматывание сил союзни­ков и затягивание военных действий.

В дальнейшем противник будет отходить на линию Альп.

При сложившейся стратегической ситуации военно-морской флот Германии и ее союзников решающего влияния на ход войны не окажет.

VII. Заключение

При всех трудностях своего положения Германия в состоянии про­должать войну в течение второй половины 1944 г.

Военные и политические круги Германии будут стремиться к веде­нию войны до последней возможности, и на всех основных фронтах сле­дует ожидать упорного сопротивления.

Отпадение от Германии сателлитов сильно ослабит ее военную мощь, сократит сроки борьбы, но не лишит способности к сопротивлению.

Главным фактором, который предопределит сроки ведения войны и крах Германии, явится военный разгром ее армий на фронтах.

Руководитель Группы по обобщению и анализу сведений о противнике генерал-полковник Голиков

Начальник Главного разведывательного управления Красной Армии генерал-лейтенант Ильичев

Начальник Разведывательного управления Генштаба Красной Армии генерал-лейтенант Кузнецов

Начальник 1-го управления НКГБ комиссар госбезопасности 3-го ранга

Начальник 4-го управления НКГБ комиссар госбезопасности 3-го ранга

Начальник Разведывательного управления ГМШ ВМФ контр-адмирал

Фитин Судоплатов Воронцов

Печатается по: «Военно-исторический журнал», №11,2005 г.

Взаимодействие основных разведывательных органов СССР, имевших право вести разведку за рубежом, основывалось на специальных документах. Одним из первых стала «Инструкция о взаимоотношениях разведывательных органов НКГБ, погранвойск НКВД, НКО и НК ВМФ по агентурно-оператив-ной работе». 29 апреля 1941 года инструкцию подписали народный комиссар государственной безопасности, заместитель наркома внутренних дел, началь­ник Главного разведывательного управления Генерального штаба НКО и на­чальник разведывательного управления Наркомата ВМФ. Взаимодействие спецслужб шло на протяжении всей войны, что сыграло важную роль в про­верке агентурных данных и принятии своевременных мер, направленных на эффективное противодействие противнику.

18 апреля 1943 года был подписан приказ НКО о совершенствовании системы агентурной разведки на временно оккупированной территории СССР. В соответствии с ним при начальнике Генерального штаба была со­здана группа «командиров с задачей обобщения и анализа поступающих дан­ных о противнике от всех органов разведки и контрразведки НКО, НКВД, НК ВМФ, Главного управления «Смерш» и партизанских штабов». Эта груп­па аналитиков также сыграла позитивную роль в обобщении важных сведе­ний о противнике и разработке на их основе предложений в интересах дей­ствующей армии.

В 1944 году взаимодействие между ГРУ и 1-м Управлением НКГБ в обла­сти обмена разведывательными сведениями о внутриполитическом положе­нии в Германии развивалось достаточно активно.

Каждая разведывательная служба отвечала за добывание сведений по строго определенным направлениям. Для лучшею согласования их работы по указа­нию И. В. Сталина в 1944 году была создана специальная группа по разведке под руководством генерал-полковника Ф. И. Голикова. Группой был подготов­лен ряд документов. Один из них — доклад «О положении Германии, ее воз­можностях и вероятных планах ведения войны» — был подготовлен накануне операции «Багратион» и направлен И. В. Сталину, В. М. Молотову и А. М. Ва­силевскому.

1920

ПРЕДЛОЖЕНИЯЗАМЕСТИТЕЛЯНАРОДНОГО КОМИССАРАВНУТРЕННИХДЕЛСОЮЗАССРВНКВД СССРОБОРГАНИЗАЦИИОХРАНЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙГРАНИЦЫСССР СФИНЛЯНДИЕЙ

Июнь 1944 г.

В связи с продвижением частей Красной Армии Ленинградского фронта для организации охраны государственной границы СССР с Фин­ляндией полагал бы:

1. Управление войск НКВД Ленинградского фронта переформиро­вать в Управление пограничных войск НКВД Ленинградского округа.

Начальником пограничных войск округа назначить генерал-лейте­нанта тов. Степанова.

2. Передать в состав пограничных войск НКВД Ленинградского ок­руга 102-й, 107-й пограничные отряды Белорусского округа, 99-й погра­ничный отряд, 133-й и 104-й пограничные полки и контрольно-пропуск­ной пункт «Ладога» войск НКВД охраны тыла Ленинградского фронта.

133-й и 104-й полки переформировать в пограничные отряды.

3. Возложить на пограничные войска НКВД Ленинградского округа организацию охраны сухопутной границы с Финляндией на участке ис­ключительно озеро Пюхяярви — побережье Финского залива, а также охрану западного побережья Ладожского озера и побережья Финского залива от сухопутной границы с Финляндией до реки Нарова, на южном берегу залива.

Организацию охраны государственной границы побережья Финско­го залива и Ладожского озера осуществлять по мере очищения террито­рии СССР от войск противника.

4. Охрану тыла Ленинградского фронта возложить на 103-й и 9-й пограничные полки войск НКВД охраны тыла действующей Красной Армии.

5. Для руководства частями войск НКВД охраны тыла Ленинградс­кого фронта сформировать оперативную группу, выделив в нее личный состав Управления войск НКВД охраны тыла Ленинградского фронта.

Начальником оперативной группы назначить заместителя начальни­ка войск НКВД Ленинградского фронта генерал-майора тов. Панкина1. Просим Вашего решения.

Заместитель народного

комиссара внутренних дел Союза ССР

генерал-полковник

Аполлонов

ЦА ФСБ России

1921

ИЗСПРАВКИГУКР«СМЕРШ»НКОСССР ОЗАФРОНТОВОЙРАБОТЕОРГАНОВ КОНТРРАЗВЕДКИ«СМЕРШ»ЗАПЕРИОДС1ОКТЯБРЯ 1943г.ПО1МАЯ1944г.

Июнь 1944 г.

Произведенной в течение апреля-мая 1944 года проверкой состояния и организации зафронтовой работы органов «Смерш» за период с 01.10.43 по 01.05.44 установлено, что в течение указанного периода органы «Смерш» проводили зафронтовую работу по следующим направлениям:

1. Переброска нашей агентуры в тыл противника под видом случайно плененных разведчиков разведотдела, перебежчиков и эвакуированных противником при отступлении для подставы под вербовку разведыва­тельным органам с целью: выявления их дислокации, официального, об­

1 Панкин Иван Сергеевич (1902-?), генерал-майор (1942). С августа 1941 г. — начальник войск НКВД по охране тыла Брянского, потом Воронежского, 1-го Укра­инского, 1-го Прибалтийского фронтов. В 1944 г. — заместитель начальника войск НКВД по охране тыла Ленинградского фронта. В апреле 1945 г. зачислен в резерв н/с ПВ НКВД. С мая 1945 г. — заместитель командира 66-й сд ВВ НКВД, с ноября 1945 г. — заместитель командира 4-й сд ВВ НКВД. С января 1953 г. — заместитель начальника Внутренней охраны Литовского округа ГУВО МГБ, с октября 1953 г. — заместитель начальника 1-го отдела внутренней охраны МВД Литовской ССР.

служиваюгцего состава и агентуры, подготавливающейся к переброске в тылы частей Красной Армии.

2. Перевербовка явившихся с повинной разведчиков противника и возвращения их в разведывательные органы под видом выполнивших задание или будучи задержанными, попавших в действующие части Красной Армии, а оттуда перебежавших на сторону противника с целью перевербовки вражеской агентуры, склонения ее на явку с повинной в наши органы, а также выявления официального состава и готовящейся к переброске агентуры.

3. Переброска оперативно-чекистских групп на действующие в тылу противника партизанские базы с задачами:

осуществлять мероприятия по внедрению нашей агентуры в разведор­ганы, школы противника и инспирированные немцами нацформирования;

организовывать под прикрытием партизанских бригад хищение до­кументов, официальных сотрудников и агентуры германских разведор­ганов, а также лиц из командного состава РОА;

создавать в тылу противника явочные и конспиративные квартиры, обеспечивать надежную связь с приобретенной агентурой.

С1 октября 1943 года по 1 мая 1944 года органами «Смерш» всего пере­брошено в тыл противника 345 агентов. В том числе перевербованных гер­манских разведчиков 50. Из числа переброшенных агентов вернулось 102. Внедрилось в германские разведорганы 57, из них 31 вернулось (в числе 102), осталось в разведорганах и продолжает выполнять наши задания 26.

Агентурой, внедрившейся в разведывательные органы противника, перевербовано 69 германских разведчиков, из них явилось по паролю в наши органы 29, остальные находятся в разведшколах.

Возвратившаяся агентура обеспечила задержание 43 германских раз­ведчиков.

Выявлено 620 официальных сотрудников разведорганов и 1103 агента. Из числа выявленных германских агентов впоследствии арестовано орга­нами «Смерш» 273.

Возвратившейся из тыла противника агентурой выявлена дислока­ция и деятельность следующих германских разведывательных органов: абвергруппа-104, Нейндорфская разведшкола1, абвергруппа-1132, витеб­ская разведгруппа, бывшая запорожская разведшкола3, абвергруппа-106,

1 Речь идет о Борисовской разведшколе, которая в декабре 1943 г. передислоци­ровалась в мест. Маллетен возле дер. Нейдорф (5 км южнее г. Лыкк), где находилась до августа 1944 г.

2 По всей видимости, речь идет об одном из мельдекопфов 113-й абвергруппы, который с октября 1943 г. до лета 1944 г. находился в Витебске по Советской ул., д. 22, после чего переехал в Полоцк и разместился на юго-западной окраине города. На период дислокации мельдекопфа в Витебске он был известен под № 161.

3 Имеется в виду запорожская диверсионная школа, которая в ноябре 1943 г. передислоцировалась в село Юзвин Винницкой области, в феврале 1944 г. — мест. Родван (25 км от Льюза), а в апреле 1944 г. — в мест. Ланцкорона (30 км юго-запад­нее Кракова).

Штадт-бюро 1, Штадт-бюро 2, Лагерь С1, штаб военно-морской развед­ки НБО2 и филиалы НБО в Николаеве, селе Чертайка, Симферополе и Евпатории, разведорганы «Виддер»3, абвергруппа 107, «Визель»4, абвер­группа 205, абвергруппа 208, «Эбер»5, распределительные пункты агенту­ры Эбера в г. Могилеве, д. Старь, Могилевской области, разведыватель­ная команда ЮЗ6, разведгруппа «Вольф» 1097, Сиверский разведпункт8, Валговская разведшкола9, школа диверсантов в м. Вано-Нурси10, школа диверсантов в м. Вяцати11, Бюро Целлариуса, абвергруппа-203, абвег-руппа-204, абвертруппа-303.

1 Как установлено в последующем штате-Бюро и С-лагеря являлись пересыль-но-переправочными пунктами для немецкой агентуры.

2 Штаб абверкоманды НБО до октября 1943 г. дислоцировался в г. Симферопо­ле, а затем в конце октября передислоцировался в г. Херсон, а через несколько дней в г. Николаев, оттуда в ноябре 1943 г. в Одессу — пос. Большие Фонтаны. В апреле 1944 г. команда выбыла на территорию Румынии. Разведывательные операции в рай­онах линии фронта проводили две айнзатцкоманды, которые возглавлялись: капита­ном-лейтенантом Нойман, он же Нейман Петр Павлович, кличка «Калый», и обер-лейтенантом Цирке Вольф Гугович.

3 «Виддер» — позывной радиостанции, обслуживающей 107-ю абвергрушту.

4 «Визель» — позывной радиостанции, обслуживающей 105-ю абвергрушту.

5 «Эбер» — позывной радиостанции, обслуживающей 108-ю абвергрушту.

6103-я абверкоманда с октября 1943 г. до конца июня 1944 г. находилась в г. Минск, затем перебазировалась на территорию Польши.

7 «Вольф» — позывной радиостанции, обслуживавшей 109-ю абвергрушту.

8 Речь идет о 112-й абвергруппа которая в разное время дислоцировалась в пос. Сиверская Гатчинского района Ленинградской области и была известна как «Сивер­ский переправочный пункт». Последний раз группа здесь находилась с середины июня 1943 г. до конца января 1944 г., а затем передислоцировалась в г. Псков, в конце февраля 1944 г. — на территорию Эстонии (см. т. 3 настоящего сборника, доку­менты № 927,963,1069).

9 Валговская разведшкола. Первое время размещалась в г. Валге, Эстонской ССР и имела два отделения — разведчиков и радистов. В апреле 1942 г. отделение радистов было выделено и переведено в мест. Белое озеро (18 км от Риги). В сентяб­ре 1942 г. центр по подготовку агентуры из г. Валги переместился в г. Стренчи (см. т. 2 настоящего сборника, документ № 688; т. 3, документы № 873,1084.

10 Разведывательно-диверсионная школа в мест. Ванно-Нурси была организо­вана в июле 1942 г. Условное название — «Малепартус». Подчинялась 204-й абвер­команде. В июне 1943 г. Вано-Нурсинская школа была объединена с другой шко­лой (подчиненной 212-й абвергруппе), которая ранее находилась в мест. Вихула. С октября 1943 г. по январь 1944 г. в Вано-Нурсинской школе проведена реорга­низация. В конце декабря 1943 г. школа была разделена на два лагеря: «Михель» (подготовительный) и «Петер» (обучение разведке и диверсии). В январе 1944 г. оба лагеря передислоцировались в Латвию: первый разместился в мест. Вяцати, а второй — в мест. Приедайне. Позже оба лагеря передислоцировались на террито­рию Эстонии.

" Разведывательно-диверсионная школа в мест. Вяцати организована в октябре 1941 г. До мая 1943 г. школа дислоцировалась в мест. Вяцати (18 км от Риги). В мае

Данные, сообщенные зафронтовой агентурой, подтверждаются по­казаниями арестованных германских разведчиков.

Наряду с положительными показателями в процессе проверки вы­явлен ряд серьезных недочетов в состоянии и организации зафронтовой работы.

Основными недочетами, характерными для всех управлений «Смерш» фронтов, являются следующие:

1. Недостаточное изучение, а иногда и вообще незнание действую­щих против участка фронтов органов германской военной разведки, официального состава, обслуживающего персонала, агентурного аппара­та и окружения.

Поступающие материалы плохо изучаются, не анализируются и не обобщаются, вследствие чего дела на разведорганы представляют собой скопление материалов, зачастую даже не представляющих никакой цен­ности для дела.

Материалы на лиц, представляющих интерес с точки зрения их воз­можного использования, не обобщены. Работа над ними отсутствует.

В ряде дел отсутствуют планы работы, а имеющиеся в делах устаре­ли, шаблонны, неконкретны, не содержат в себе всей суммы агентурно-оперативных мероприятий, рассчитанных на глубокое изучение личного состава разведоргана и активную его разработку.

В силу указанных причин переброска зафронтовой агентуры в боль­шинстве случаев производится нецелеустремленно.

Не разрабатываются серьезные агентурные комбинации, рассчи­танные на глубокое внедрение нашей агентуры в разведывательные органы противника, вербовку официального и обслуживающего со­става.

В тех случаях, когда подобные комбинации разрабатываются при отсутствии достаточных данных, [они] не дают желаемого результата.

2. Задания и легенды агентуре даются шаблонные, без учета опреде­ленных изученных данных о разведорганах противника и режима в тылу противника.

Почти всем агентам, без учета их способностей, возможностей и ка­ких-либо объективных данных, поручается внедриться в какой-либо раз­ведывательный орган, где выявлять официальный состав, агентуру, скло­нять ее к явке с повинной в органы НКВД, устанавливать дислокацию, ориентиры разведоргана и т. д.

1943 г. она была переведена в мест. Улброк (12 км юго-восточнее Риги), где находи­лась до лета 1944 г. После обучения в школе, агенты направлялись в распоряжение 204-й абверкоманды и 214-й абвергруппы и в диверсионных школах этих органов заканчивали курс обучения, после чего перебрасывались в советский тыл с задания­ми диверсионного характера (см. т. 2 настоящего сборника, документ № 688; т. 3, документ № 1183).

Нередко задания загромождаются множеством различных вопросов (от 10 до 15), в том числе и военно-разведывательного характера, на ко­торые агент должен дать ответ, находясь в тылу противника. При этом агенту указываются нереальные пути к выполнению этих заданий или совершенно не указывается, как их выполнить. Не учитывается также, что ряд сведений может быть вовсе недоступен рядовому разведчику.

В большинстве случаев переброска агентуры легендировалась под видом перебежчиков, разведчиков разведотдела и случайно попавших в плен военнослужащих, вследствие чего эти агенты в лучшем случае дли­тельное время содержатся в лагерях военнопленных. Внедрение такой агентуры в разведорганы противника является случайным.

[...]

Недостаточное руководство зафронтовой работой управлений «Смерш» фронтов со стороны 4-го отдела ГУ «Смерш» путем выезда на места для оказания практической помощи и проверки зафронтовых аген­турных мероприятий.

2-е отделы управлений «Смерш» фронтов и 4-е отделения отделов «Смерш» армий, занимающиеся зафронтовой работой, в ряде случаев не укомплектованы оперсоставом по штатной положенности.

Большинство оперативного состава этих отделов и отделений не знает не только зафронтовой, но и вообще крокистской1работы.

[...]

Начальник 4-го отдела Главного управления контрразведки «Смерш»

полковник госбезопасности Утехин2

ЦА ФСБ России

Органы контрразведки «Смерш» НКО СССР в течение семи месяцев ак­тивно занимались зафронтовой работой. За этот период (с 1 октября 1943 г. по

1 Имеется в виду работа контрразведывательных отделов.

2 Утехин Георгий (Юрий) Валентинович (1906-1987), генерал-майор (1944). В органах госбезопасности с 1933 г. С декабря 1940 г. — начальник ЭКО УНКВД по Ленинградскойобласти,смарта1941 г. — начальник КРОУ НКГБ по Ленинградской области, с сентября 1942 г. — начальник ОО 23-й армии Ленинградского фронта, с января 1943 г. — начальник ОО 2-й Гвардейской армии Южного фронта. С апреля 1943 г. — начальник 3-го, а затем 4-го отдела ГУКР «Смерш». С июня 1946 г. — заме­ститель начальника ВГУ МГБ СССР, с октября 1949 г. — начальник 1-го Управления МГБ СССР, с сентября 1951 г. - начальник отдела «2-Б» ВГУ МГБ СССР. В октяб­ре 1951 г. арестован по «делу Абакумова». В марте 1953 г. освобожден из заключе­ния с полной реабилитацией. С марта 1953 г. — заместитель начальника 4-го Управ­ления (СПУ) МВД СССР. С сентября 1953 г. — начальник 1-го отдела, затем 2-го отдела УКГБ по Челябинской области. В декабря 1955 г. уволен в отставку по ст. 59 «г» (по ограниченному состоянию здоровья).

май 1944 г.), как указывается в справке начальника 4-го отдела Главного уп­равления контрразведки «Смерш», было переброшено в тыл противника не одна сотня агентов, которыми были выявлены и установлены места располо­жения и передислокации свыше 30 разведывательных, диверсионно-разведы­вательных и контрразведывательных органов противника, действовавших в полосе фронтов на территории Белоруссии, Украины, Прибалтики и Ленинг­радской области.

В частности, на тот период нашей агентурой было выявлено четыре аб­веркоманды: 102,103,104, НБО; 14абвергрупп: 104,105,106,107,108,109,112, 113,203,204,210,212,214,303, у многих из них установлены позывные радио­станций, сеть разведывательных и диверсионно-разведывательных школ (бо­рисовская, запорожская, валговская, вано-нурсинская, вяцатская и др.). По­ложительным фактором является то, что практически во все выявленные органы немецкой разведки были внедрены агенты органов «Смерш» (см. ЦА ФСБ России).

1922

ПЛАНОРГАНИЗАЦИОННЫХИОПЕРАТИВНЫХ

МЕРОПРИЯТИЙУКРАИНСКОГОШТАБА ПАРТИЗАНСКОГОДВИЖЕНИЯПОУСИЛЕНИЮ БОЕВЫХДЕЙСТВИЙПАРТИЗАНУКРАИНЫИ ОКАЗАНИЮПОМОЩИБРАТСКИМКОМПАРТИЯМ ВОРГАНИЗАЦИИПАРТИЗАНСКОГОДВИЖЕНИЯ ВЧЕХОСЛОВАКИИ,ВЕНГРИИ,РУМЫНИИИПОЛЬШЕ НАПЕРИОДИЮЛЬ-СЕНТЯБРЬ1944г.

Июнь 1944 г.

В связи с выходом Красной Армии в пограничные области Украины и Молдавии, а во многих районах на государственную границу СССР и на территорию противника, перед Украинским штабом партизанского движения стоят следующие задачи:

1. В целях срыва воинских перевозок противника в прифронтовой полосе, усилить удары партизанских отрядов по важнейшим железнодо­рожным и шоссейным коммуникациям оккупированных районов Укра­ины и Молдавии, а также по судоходству на р. Дунай.

2. Оказать помощь братским компартиям в организации и развитии партизанского движения на территории Чехословакии, Венгрии, Румы­нии и Польши для нанесения ударов по глубоким тылам противника, нарушения подвоза резервов и техники к линии фронта и воспрепят­ствования вывозу населения, промышленного оборудования и стратеги­ческого сырья из этих стран в Германию.

Исходя из этих задач провести следующие мероприятия:

На территории оккупированных районов Украины и Молдавии:

1. Партизанским отрядам и соединениям под командованием Ярем-чука1, Артюхова2, Ульянова3, Жангина4, Неделина, Санкова активизиро­вать боевые и диверсионные действия на железнодорожных и шоссей­ных магистралях Львов — Перемыль, Львов — Рава-Русская.

2. Партизанскому соединению под командованием Шукаева5уси­лить удары по железной дороге Стрый — Мукачево и по шоссейной ма­гистрали Сколе — Свалява, идущей через Карпаты.

3. Партизанскому отряду под командованием Кулагина6оседлать Карпатское шоссе Долина — Густа.

4. Партизанскому соединению под командованием Макарова7выйти для диверсионных действий на железную дорогу Станислав — Краков.

5. Партизанским отрядам под командованием Петрова8, Костелова9, Иванова10 и Александрова11сосредоточить боевые и диверсионные дей­

1 Яремчук В. М. — с августа 1941 г. по август 1944 г. возглавлял диверсионный отряд У ШПД, действовавший на вражеских коммуникациях в Житомирской, Ровен­ской областях и на территории Люблинского воеводства (Польша), Герой Советско­го Союза.

2 Артюхов И. А. — 26 августа 1941 г. Шосткинским горкомом КП(б) Украины оставлен для организации партизанского движения в районе, командовал взводом ротой, отрядом. 28 февраля 1944 года решением ЦК КП(б) Украины назначен ко­мандиром партизанского соединения им. С. М. Буденного.

3 Ульянов Ф. И. — 2 февраля 1942 г. вступил в партизанский отряд им. 24-й годовщины РККА, с 15 декабря 1943 г. — комиссар этого отряда затем комиссар одноименного соединения.

4 Правильно — Шангин Б. Г. — в отряде им. Н. С. Хрущева находился с августа 1941 г. Последовательно занимал должности командира взвода, командира роты, комиссара отряда, с марта 1944 г. по август 1944 г. — комиссар соединения.

5 Шукаев М. И. — с 22 августа 1943 г. по 13 марта 1945 г. — командир партизан­ского соединения им. И. В. Сталина

6 Кулагин И. С. — с ноября 1943 г. — командир партизанского отряда «Искра» соединения Д. Г. Кондратюка, погиб 12 мая 1944 года.

7 Макаров В. Н. — капитан, исполнял обязанности начальника отделения кадров ШПД при военном совете 2-го Украинского фронта, с 6 января 1944 года — коман­дир партизанского соединения им. С. М. Буденного.

8 Петров Е. И. — с 13 декабря 1942 г. по 11 февраля 1943 г. командовал парти­занским отрядом им. Ф. Э. Дзержинского, затем во главе диверсионного отряда был направлен в Молдавию.

9 Костелов А. И. — с августа 1943 г. командовал отрядом им. Ф. Э. Дзержинско­го, с июля по конец августа 1944 года — командир партизанского отряда «За честь Родины».

10 Иванов К. Г. — с 16 июня 1942 г. находился в партизанском отряде «За побе­ду». Был бойцом, командиром группы, взвода, диверсионной роты. В июле 1944 г. Во главе диверсионной группы выведен на оккупированную территорию Чехослова­кии. С 23 июля 1944 г. — командир партизанского отряда им. К. Е. Ворошилова.

11 Александров Г. П. — с октября 1942 г. по февраль 1944 г. находился в парти­занском отряде им. 24-й годовщины РККА, командовал взводом, ротой, баталь­оном.

ствия на линиях железных дорог Кишинев — Галац, Аккерман — Бырлад и на шоссе этих районов.

6. Для активизации партизанской борьбы в районах Кагул и Рома-нешти Молдавской ССР и усиления диверсий на железных дорогах Кишинев — Галац, Романешти — Бырлад подготовить и направить в эти районы 7 организаторско-диверсионных отрядов, общей численностью 200 человек.

Срок выхода на задание: 4 отрядам до 1 августа, 3 отрядам до 15 августа.

7. Для нарушения судоходства противника в нижнем течении р. Ду­най сформировать 4 диверсионных отряда, численностью 12-15 человек каждый, которые перебросить самолетами в район Измаильской области.

Срок переброски 25-30 июля 1944 года.

8. Партизанскому отряду под командованием Иванова Л.1усилить диверсии на железных дорогах Брест — Хелм, Брест — Малорита.

На территории Чехословакии:

Для оказания помощи чехословацкой компартии в организации и развитии партизанского движения:

1. Усилить вышедшие на территорию Чехословакии украинские партизанские отряды под командованием Володина2 и Мельникова3 кад­рами чехословаков и поставить перед ними задачу выйти в районы Ужго­род и Мукачево для организации партизанских отрядов в этих районах.

2. Партизанскому отряду Беренштейна4передислоцироваться из Дрого-бычской области в Чехословакию, в район Прешов, с задачей организации приема десантных отрядов Украинского штаба партизанского движения.

3. Украинской партизанской дивизии им. дважды Героя Советского Союза Ковпака С. А. под командованием Вершигоры5 выйти в рейд из Белоруссии через Польшу на территорию Чехословакии с задачей орга­низации там широкого партизанского движения и передачи зарождаю­щимся чехословацким отрядам своего боевого опыта борьбы против не­мецких захватчиков.

1 Иванов Л. Я. — майор, с весны 1942 г. — командир партизанского отряда, а затем с августа 1943 г. — командир соединения им. В. И. Ленина.

2 Володин Г. М. - со 2 марта 1943 г. — командир разведвзвода отряда им. А. В. Су­ворова, затем командир этого отряда, 28 октября 1944 г. пропал без вести.

3 Мельников В. Ф. — командир взвода, а с 17 сентября 1944 г. — командир парти­занского отряда «За Прагу» партизанского соединения под командованием Л. Я. Ива­нова.

4 Беренштейн Л. Е. — перед войной окончил Ростовское пехотное училище, до 24 октября 1941 г. служил в Красной Армии. С 3 июля 1943 г. командовал партизан­ским отрядом им. Д. М. Пожарскрго.

5 Вершигора П. П. (1905-1963) — в годы Великой Отечественной войны — ко­мандир взвода, роты, батальона, с 1942 г. — в партизанах, заместитель командира партизанского соединения по разведке, с декабря 1943 г. командир 1-й Украинской партизанской дивизии. Участник 5 рейдов по тылам врага, Герой Советского Союза.

4. Партизанским отрядам Сапожникова и Цыганкова1передислоци­роваться из Дрогобычской области в район Ужгорода и Михаловце для действия на железной дороге Ужгород — Самбор.

5. Из соединений Шукаева и Макарова выделить по одному отряду, численностью 75-100 человек каждый, и до 15 августа направить для действий: первый — в район Ужгород, второй — в район Рахов.

6. Сформировать 12 организаторско-диверсионных отрядов, числен­ностью до 25 человек каждый, укомплектовать на 40-50% чехами и слова­ками, обучающимися в школе особого назначения Украинского штаба партизанского движения и перебросить самолетами в районы Прешов, Гуменне, Ужгород, Мукачево и Рахов с задачей организации партизанс­ких отрядов и диверсий на железных дорогах: Рахов — Станислав, Пре­шов — Рехов, Требишев — Санок, Ужгород — Самбор, Мукачево — Стрый.

Установить 2 срока выброски: 6 отрядов — к 20 июля и 6 отрядов — к 10 августа.

На территории Румынии:

Для оказания помощи компартии Румынии в организации парти­занского движения и передачи опыта борьбы украинских партизан под­готовить 17 организаторско-диверсионных отрядов, численностью до 20 человек каждый, укомплектовать их на 40-50% румынами из числа обу­чающихся в школе особого назначения Украинского штаба партизанско­го движения и в течение июля-августа самолетами перебросить:

а) 13 отрядов в район Плоешти с задачей организации румынских партизанских отрядов и диверсий на нефтепромыслах;

б) 4 отряда в районы нижнего течения р. Дунай с задачей нарушения судоходства.

На территории Венгрии:

Для оказания помощи венгерской компартии в организации парти­занского движения:

1. Сформировать в основном из числа венгров, подготовленных в школе особого назначения Украинского штаба партизанского движения 7 орга­низаторско-диверсионных отрядов, численностью до 15 человек каждый, из которых в течение июля-августа перебросить на самолетах:

а) 1 отряд непосредственно в Венгрию, в район лесов западнее Миш-кольца;

б) 6 отрядов на базы украинских партизанских отрядов, действую­щих в Чехословакии, с задачей последующего выхода в северные райо­ны Венгрии для организации партизанских отрядов и диверсий на же­лезных дорогах Шаторальяуйхей — Мишкольц, Дебрецен — Ужгород.

На территории Польши:

Для оказания помощи Польскому штабу партизанского движения в развитии и усилении партизанской борьбы против немецко-фашистских

1 Цыганков В. К — командир партизанского отряда им. К. Е. Ворошилова, парти­занского соединения под командованием М. И. Шукаева.

захватчиков, кроме ранее переданных польскому штабу двух партизанских бригад, одного соединения и одного отряда, общей численностью до 2000 партизан—дополнительно направить для действий на территорию Польши:

1. Партизанские отряды под командованием Куницкого, Яковлева, Ковалева1 и Транквильницкого2 из северной части Львовской области в южные районы Польши (Кросно, Жешув).

2. Партизанские отряды Симоненко3, Родителева4, Пузанова5, Коз­лова6, Емалдынова7, Короткевича8 и Евсеева9 из Волынской области в Краковское воеводство в район Турнув.

3. Сформировать из числа лучших партизан-диверсантов соединения Подкорытова10 отряд численностью 150-200 человек и направить для действий на железные дороги Седлец — Варшава, Заремба — Варшава.

4. Сформировать и до 15 августа перебросить на самолетах 4 органи-заторско-диверсионных отряда, численностью 12-15 человек каждый, из них: 2 — в район лесов южнее Кракова и 2 — в район Кельцы.

На территории Германии:

В целях проведения глубокой разведки на территории Германии в Восточной Пруссии и выявления там возможностей организации парти­занского движения:

1 Ковалев Г. В. — в апреле 1942 г. вступил в партизанский отрад им. Н. А. Щор­са, с сентября 1943 г. — командир отряда. В феврале 1944 г. отряд им. Н. А. Щорса по решению ЦК КП(б) Украины был выведен для самостоятельных действий на территорию Польши, где находился по июль 1944 года.

2 Правильно — Транквилицкий В. В. — с 25 мая 1943 г. — начальник штаба парти­занского отряда им. Н. С. Хрущева, затем командир соединения.

3 Симоненко И. Б. — с сентября 1941 г. по март 1943 г. — командир взвода отряда «За Родину», затем до сентября 1944 г. находился в отряде им. М. И. Кутузова парти­занского соединения под командованием А. Ф. Федорова, командовал ротой, отрядом.

4 Родителев И. Т. — с 7 февраля 1942 г. по 23 мая 1945 г. находился в отряде Червонного района Сумской области, был командиром отделения, политруком роты, командиром роты.

5 Пузанов М. Н. — с 6 февраля 1942 г. по 28 августа 1944 г. находился в отряде им. В. И. Ленина партизанского соединения под командованием А. Н. Сабурова, был командиром роты, командиром отряда.

6 Козлов В. М. — с ноября 1942 г. по сентябрь 1944 г. находился в отряде Червон­ного района Сумской области, был командиром взвода, командиром роты, командиром отряда. С 1 сентября 1944 г. — командир партизанского соединения им. М. Ракоши.

7 Правильно — Емалдинов И. А. — в начале войны командовал взводом 11-й сп 44-й стрелковой дивизии. 28 апреля 1943 г. вступил в партизанский отряд, с мая 1944 г. по август 1944 г. — командир партизанского отряда.

8 Короткевич А. А. — 15 ноября 1942 г. вступил в партизанский отряд «За Роди­ну» партизанского соединения под командованием А. Ф. Федорова, был пулеметчи­ком, командиром взвода, командиром роты, со 2 декабря 1943 г. — командир отряда

9 Евсеев И. В. — с декабря 1943 г. по август 1944 г. — начальник штаба партизан­ского отряда им. Н. С. Хрущева.

10 Подкорытов Н. М. — с октября 1941 г. — в партизанском отряде И. И. Копен-кина, командовал взводом, затем отрядом, с февраля 1944 г. по октябрь 1944 г. — командир партизанского соединения.

1. Подготовить и перебросить 2 десантных разведывательно-органи­заторских отряда в район Иоганнесбург.

2. Командиру Украинской партизанской дивизии им. дважды Героя Со­ветского Союза Ковпака С. А. — т. Вершигоре сформировать отряд числен­ностью 100-150 человеки под командованием 1ероя Советского Союза Клей­на Р. Я.1 направить для самостоятельных действий в район Ортельсбурга.

Всем партизанским отрядам, направляемым на территорию Чехосло­вакии, Венгрии, Румынии и Польши, поставить основной задачей — раз­вертывание широкого партизанского движения путем формирования са­мостоятельных отрядов из местного населения указанных государств.

Кроме поставленных задач отрядам, направляемым в тыл противни­ка, вменять в постоянную обязанность ведение военной и политико-эко­номической разведки.

В соответствии с настоящим планом разработать конкретные опера­тивные задачи каждому отряду в отдельности.

При укомплектовании отрядов, направляемых для действий в Че­хословакию, Венгрию, Румынию, Польшу и Германию, особое внимание обратить на отбор наиболее опытных и хорошо проверенных партизан.

Для обеспечения выполнения мероприятий, предусмотренных насто­ящим планом, перебросить в тыл противника 350 тонн грузов, в том числе:

а) 35 вооруженных вновь организуемых отрядов, общей численнос­тью 800 человек, предназначенных для действий в Чехословакии, Румы­нии, Венгрии, Польшей Германии;

б) для действующих в настоящее время в тылу противника парти­занских отрядов 190 тонн вооружения, боеприпасов, средств связи, ме­дикаментов, в том числе: оружия 2000 единиц, боеприпасов 10 500 бое­комплектов, взрывчатых веществ 25 тонн, медикаментов 50 мешков и радиоимущества 40 мешков.

Для переброски предусмотренной настоящим планом людей и гру­зов возбудить ходатайство перед Генеральным Штабом Красной Армии о выделении в оперативное подчинение Украинскому штабу партизан­ского движения 5 самолетов «СИ-47» или 100 самолетовылетов.

В целях улучшения подготовки специалистов и организаторов партизан­ских отрядов школу особого назначения Украинского штаба партизанского движения к 15 августа 1944 года передислоцировать из г. Ровно в г. Киев.

Начальник Украинского штаба партизанского движения

комиссар госбезопасности Строкач

ЦА ФСБ России

1 Клейн (Кляйн) Р.А. — в октябре 1941 г., участвуя в боях с немецкими оккупан­тами и будучи ранен, остался на оккупированой территории, в сентябре 1943 г. вступил в отряд под командованием Тканко А. В. Позже УШПД назначил Клейна командиром разведроты в 1 -ю Украинскую партизанскую дивизию, действовавшую в Сумской обл.

Указом Президиума Верховного Совета СССР 4 января 1944 г. Клейну Р. А. присвоено звание Героя Советского Союза.

Настоящий квартальный план организационных и оперативных меро­приятий УШПД являлся на тот период основополагающим документом для украинских партизанских формирований на развертывание партизанской борь­бы за пределами советской территории.

Основой подготовки плана были решения ГКО НКО СССР, военных со­ветов 4 Украинских фронтов, ЦК КП(б) Украины по организации и развитию партизанского движения в указанных в тексте документа государств.

Как следует из плана, в нем конкретно определялись соединения, парти­занские отряды (75 единиц), которым предстояло действовать на территориях стран, освобождаемых Красной Армией от гитлеровской оккупации, были на­значены командиры, определены районы боевых действий и задачи по дезорга­низации вражеского тыла противника, нарушения функционирования транс­порта, шоссейных магистралей, судоходства и т. п., а также сроки переброски в тыл противника.

Подобное перспективное планирование позволяло командирам партизан­ских формирований иметь больше времени и в короткие сроки своевременно провести доукомплектование своих подразделений, подобрать в них предста­вителей иностранных государств, обеспечить вооружением, боеприпасами и др., довести оперативную и всестороннюю информацию об условиях жизни в определенных государствах, изучить обычаи и уклад жизни народов тех госу­дарств.

Как свидетельствует история партизанского движения, со стороны УШПД была оказана неоценимая помощь дружественным компартиям в борьбе с ок­купантами на территории Польши, Чехослоцакии и ряда др. государств.

1923

СООБЩЕНИЕРЕЗИДЕНТУРЫНКГБСССР ОПОПЫТКАХГЕРМАНИИДОБИТЬСЯСЕПАРАТНОГО МИРАСАНГЛИЧАНАМИ1

Июнь 1944 г.

Папен где-то в конце апреля — начале мая предлагал Менеменджиог-лу2 организовать посредничество в переговорах с англичанами о сепарат­ном мире с ними. При этом Папен подчеркивал, что Советский Союз должен остаться в стороне, так как немцы имеют в виду только сепарат­ный мир с англичанами.

Архив СВР России

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 585; т. 3, документы № 928, 931, 949, 975, 1007, 1109, 1168.

2 Менеменджиоглу Нуман Рифат — министр иностранных дел Турции с 1942 до лета 1944 года Был вынужден уйти в отставку в связи с разоблачением проводив­шейся им политики пособничества фашистским державам.

№1924

ДОКЛАДНАЯЗАПИСКАНАРОДНОМУКОМИССАРУ ВНУТРЕННИХДЕЛСССР,ГЕНЕРАЛЬНОМУКОМИССАРУ ГОСУДАРСТВЕННОЙБЕЗОПАСНОСТИЛ.П.БЕРИЯ ОЧИСЛЕННОСТИИДЕЯТЕЛЬНОСТИВОЙСК ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙСВЯЗИНКВДСССР ПООБЕСПЕЧЕНИЮВЧСВЯЗЬЮСТАВКИВГК СОШТАБАМИФРОНТОВИАРМИЙ

Июнь 1944 г.

Войска состоят из 70 отдельных батальонов, 114 отдельных линей­ных рот, 46 отдельных кабельно-шестовых рот, организационно сведен­ных в 13 отдельных полков правительственной связи НКВД СССР, 4 са­мостоятельных отдельных батальонов и одного автотранспортного бата­льона. Общая численность — 42 345 человек.

На каждом фронте имеется по одному отдельному полку, численно­стью от 1500 до 4800 человек.

За каждой армией закреплен отдельный батальон связи, численнос­тью 271 человек.

Войска выполняют работы по новому строительству линий связи, восстановлению разрушенных линий, по содержанию и ремонту эксплу­атируемых линий и по содержанию проводов ВЧ.

По состоянию на 1 июня с.г. войска обслуживают:

— линий — 22 121 км;

— проводов ВЧ связи — 50 975 пр./км;

— проводов других ведомств, подвешенных на одних опорах с прово­дами правительственной связи,— 58 402 пр./км.

За период наступательных операций Красной Армии 1943-1944 гг. войсками выполнены следующие работы:

— построено линий — 10 496 км;

— восстановлено линий — 24 800 км;

— подвешено проводов медных — 32 776 пр./км;

— подвешено проводов стальных — 59 193 пр./км;

— восстановлено проводов (медных и стальных) — 69 814 пр./км.

Линейный материал для перечисленных работ на 60% (ориентиро­вочно) высылался на места Управлением войск, и 40% изыскивалось ча­стями на месте за счет трофейных и упраздняемых проводов.

С 1 мая 1943 г. по 1 июня 1944 г. на фронты доставлено 5924 тонны материалов связи.

Общее количество повреждений на проводах ВЧ связи за 14 меся­цев от Москвы до штабов фронтов 5484, продолжительность — 12 868 ча­сов, перерывы же связи за это время по всем фронтам составили только 713 часов. Это достигнуто наличием обходных линий связи и сравни­тельно быстрым восстановлением.

Из общего количества повреждений до половины повреждений при­ходится на повреждения по причинам: разрушение линий противником с воздуха, гололед, ураган и прострелы проводов.

От налетов вражеской авиации и артобстрелов с 1 июня 1943 г. по 1 июня 1944 г. разрушено:

— на участках от Москвы до штабов фронтов — 7244 пролета;

— от штабов фронтов до штабов армий — 6042 пролета.

Итого — 13 286 пролетов, что составляет около 855 км линий.

Для поддержания линий и проводов в технически нормальном со­стоянии частями проводится ежедневно профилактическая работа и ре­монт линий и проводов.

С 1 апреля 1943 г. по 1 июня 1944 г. отремонтировано:

— линий — 37 170 км;

— проводов ВЧ связи — 91 616 пр./км;

— проводов других ведомств — 65 689 пр./км.

В связи с продвижением частей Красной Армии на запад связь со штабами фронтов организована по новым направлениям, а ранее постро­енные линии переданы ИКС и НКО.

Из числа построенных и восстановленных частями войск правитель­ственной связи линий 17 159 км переданы НКС для республиканских и межобластных связей, чем оказана большая помощь Народному комис­сариату связи.

За успешные действия по обеспечению ВЧ связью в период весенней наступательной операции Красной Армии 4-му и 5-му полкам приказом Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза т. Стали­на присвоены наименования «Одесского» и «Севастопольского».

За проделанную работу по обеспечению Ставки Верховного Главно­командования ВЧ связью до штабов фронтов и армий 1874 офицера, сержанта и красноармейца войск приказами военных советов фронтов награждены правительственными наградами.

Представляя при этом наградные листы1 на офицерский, сержант­ский и рядовой составы Управления и частей войск правительственной связи, не входящих в состав фронтов, ходатайствую о награждении их правительственными наградами.

Начальник УВПС НКВД СССР

генерал-майор войск связи Угловский

Печатается по: Правительственная связь СССР. Сборник документов. В 2-х томах. М, Славянский диалог, 1998. Т. 2,1941-1945. Ч. 2. С. 226-228.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Трофейныедокументы, документыпротивника

№228

ДЕТАЛЬНОЕСОГЛАШЕНИЕАДМИНИСТРАТИВНЫХ

ОРГАНОВМАНЬЧЖОУ-ГО,ИБЮРОПОДЕЛАМ ЭМИГРАНТОВ(БРЭМ),КАСАЮЩЕЕСЯВОПРОСОВ РУКОВОДСТВАБЕЛОЭМИГРАНТАМИ

[Не позднее 1 января 1944 г.] I. Общие положения

1. В настоящее соглашение включены вопросы, касающиеся глав­ным образом деталей, относящихся к общей администрации, находя­щейся в ведении административных органов Маньчжоу-Го, и к работе общества «Кйовакай», по которым на основе «общих указаний о руко­водстве белоэмигрантами», разработанных штабом Квантунской армии, достигнуто соглашение между начальником штаба Квантунской армии, главным начальником общих дел Маньчжоу-Го и начальником штаба «Кйовакай».

II. Основные указания о руководстве

2. На административные органы Маньчжоу-Го возлагается ответ­ственность за находящиеся в их ведении общие административные воп­росы, касающиеся белоэмигрантов, причем при проведении относящих­ся сюда мероприятий эти органы должны действовать так, чтобы не со­здавать препятствий к достижению особых целей, к которым стремятся ЯВМ на основании основной руководящей линии армии.

3. В административных органах Маньчжоу-Го должны иметься дол­жностные лица, на которые возлагается занятие общими администра­тивными вопросами, касающимися белоэмигрантов.

4. Бюро по делам белоэмигрантов (БРЭМ) под контролем и руко­водством административных органов Маньчжоу-Го ведут вспомогатель­ную работу по вопросам, относящимся к общему административному руководству белоэмигрантами, но кроме этого они проводят также вспо­могательную работу, направленную на достижение специальных целей армии.

5. В зависимости от необходимости этого для руководства белоэмиг­рантами создаются «Комитеты по руководству белоэмигрантами». «Ко­митеты по руководству белоэмигрантами» создаются из чиновников Маньчжоу-Го, должностных лиц «Кйовакай» и т. д., а в качестве совет­ников в них назначаются офицеры Квантунской армии и ЯВМ.

По вопросам, касающимся деятельности «Комитета по руководству белоэмигрантами», руководствоваться прилагаемым при сем отдельным документом «Основные указания о деятельности Комитета по руковод­ству белоэмигрантами».

III. Основные указания по конкретным вопросам

6. Вопросы, относящиеся к личному составу.

Назначение и увольнение белоэмигрантов, принадлежащих к лично­му составу административных органов Маньчжоу-Го, производятся толь­ко после согласования этого вопроса с ЯВМ.

7. Вопросы, относящиеся к школьному образованию. Воспитание белоэмигрантов должно проводиться, поскольку это

возможно в соответствии с программами, устанавливаемыми школь­ной системой Маньчжоу-Го, но вместе с тем в этом вопросе необходи­мо руководствоваться прилагаемыми в виде отдельного документа «Ос-новными указаниями по проведению общего образования белоэмиг­рантов».

8. Вопросы, касающиеся военной подготовки молодежи.

В проведении военной подготовки белоэмигрантской молодежи сле­дует руководствоваться общими принципами молодежных организаций Маньчжоу-Го, но вместе с тем военная подготовка белоэмигрантской молодежи должна проводиться на основании дающихся в виде отдель­ного приложения «Основных указаний о проведении военного обучения белоэмигрантской молодежи».

9. Общая информация и пропаганда.

Общая информация и пропаганда в отношении белоэмигрантов со­ставляет единое целое со специальной пропагандой, проводимой ЯВМ. Мероприятия, касающиеся структуры, обеспечения, реорганизации и т. д., общей информации и пропаганды, должны иметь в виду подготовку к пропаганде в военное время и проводиться в жизнь только после пред­варительного согласования этих вопросов с ЯВМ.

10. Вопросы, относящиеся к культуре и просвещению.

В целях сохранения национальных особенностей белоэмигрантов необходимо способствовать сохранению их чисто национальных культу­ры, музыки и искусства.

11. Вопросы, касающиеся физкультуры.

Необходимо покончить с профессиональной физкультурой и с физкультурой ради развлечения и перенести центр тяжести на повыше­ние общего физического уровня и, в особенности, на оборонную физ­культуру. Оборонную физкультуру проводить на основании прилагае­мых отдельно «Основных указаний по проведению оборонной физкуль­туры среди белоэмигрантов».

12. Вопросы, касающиеся содействия устройству на работу. Необходимо широко обеспечить места для работы белоэмигрантам

в административных органах Маньчжоу-Го, компании «Мантэцу» (Мань­чжурская ж.д., бывш. КМЖД. Пер.) и прочих специальных компаниях, частных предприятиях и т. д., главным образом с целью захвата в свои руки, предназначенных для использования со специальными целями, а также для обеспечения жизни их семейств.

20'

587

13. Вопросы, касающиеся распределения товаров.

В целях проведения в отношении белоэмигрантов принципа «награж­дения по заслугам и наказания за вину», а также для того, чтобы заста­вить их действовать в соответствии с мероприятиями по борьбе со шпи­онажем, распределение товаров производить на основе следующих ука­заний:

а) Хлопоты по распределению товаров госмонополии и контролиру­емых товаров, а также прочие вопросы, касающиеся специального рас­пределения товаров и т. п., возложить на бюро по делам эмигрантов.

б) Строго воспретить засорение советскими гражданами распреде­лительной системы, распределительных пунктов, предприятий, профес­сиональных союзов и т. д.

14. Вопросы, касающиеся организации соседской взаимопомощи. Все мероприятия по организации соседской взаимопомощи должны

быть пронизаны стремлением проводить через них руководство и вос­питание, соответствующие национальным особенностям, и таким обра­зом укреплять эти организации. Руководство этими организациями и проведение через них воспитательной работы возлагается на «Кйова-кай», а административные органы и бюро по делам эмигрантов оказыва­ют ему содействие:

а) Необходимо поощрять наблюдение белоэмигрантов друг за дру­гом и установить систему круговой поруки.

б) Руководящий состав организаций соседской взаимопомощи, а в особенности старосты групп («хан») и союзов («куми»), должен назна­чаться из тщательно отобранных лиц, соответствующих этому назначе­нию.

в) Не допускать засорения белоэмигрантских организаций соседс­кой взаимопомощи советскими гражданами.

15. Вопросы, касающиеся религии.

Необходимо оказывать особое покровительство религиям белоэмиг­рантов и с этой целью проводить следующие мероприятия:

а) Принимать меры к тому, чтобы религия была приспособлена к ос­новной линии руководства и строго запретить противоречие ей (линии руководства).

б) Относиться внимательно и осторожно к служителям культа и ста­раться подготовлять из них необходимые кадры для выполнения спе­циальной работы.

в) Исключить проникновение советских граждан в личный состав храмов и монастырей.

16. Вопросы, касающиеся распространения японского языка.

В целях усиления в белоэмигрантах чувства зависимости своего су­ществования от Японии и Маньчжурии, воспитания духа содружества наций, а также для повышения их профессиональной квалификации и еще большего поднятия ценности их использования во время войны, не­обходимо обратить особо серьезное внимание на максимальную популя­ризацию японского языка. В этом отношении руководствоваться давае­мыми в виде отдельного приложения «Основными указаниями о рас­пространении японского языка среди белоэмигрантов».

17. Вопросы, касающиеся «специального переселения».

Для того чтобы все больше и больше расширягь специальное пересе-ленчество и таким путем усиливать воспитание и тренировку кадров, предназначенных для выполнения специальных задач, руководство спе­циальным переселением осуществлять на основе следующих положений:

а) Чиновниками, которые должны занять руководящие места (чи­новники ранга «цзяньчжэнь» и уполномоченные на местах), должны на­значаться по возможности лица, имеющие опыт работы в местных адми­нистративных органах.

б) Остальные должностные лица должны назначаться по возможнос­ти из числа лиц, имеющих какие-либо особые технические знания.

в) Заботиться о том, чтобы в число специальных переселенцев зачис­лялись военнообязанные, находящиеся в запасе 1-го разряда.

18. Вопросы, касающиеся перехода на земледелие.

Перевод эмигрантов на земледелие осуществляется по примеру вспо­могательных мероприятий внутренней колонизации и в соответствии с даваемым отдельным приложением «Указаниями о проведении перево­да белоэмигрантов на земледелие».

IV. Денежные средства

19. Расходы, связанные с административными мероприятиями в от­ношении белоэмигрантов, как правило, возлагаются на Маньчжоу-Го. По этому вопросу будет достигнута договоренность особо.

V. Прочее

20. Исправления и изменения «Основных указаний» по отдельным вопросам, излагаемым в приложениях, производятся только после вза­имного согласования этих вопросов между соответствующими органа­ми, но предварительно на это должна быть получена санкция командую­щего Квантунской армии.

21. Настоящее соглашение проводится в жизнь с 1 января 1944 года.

22. Настоящее соглашение не открывается никому, кроме имеющих к нему отношение лиц. Кроме того, при его проведении в жизнь в пер­воначальном периоде необходимо быть особенно внимательным, что­бы не возбудить белоэмигрантов и не дать возможности Советскому Союзу воспользоваться какой-либо щелью для своих разного рода ма­хинаций.

ЦА ФСБ России, перевод с японского

№229

УКАЗАНИЕРАЗВЕДОТДЕЛАКВАНТУНСКОЙАРМИИ ОПРОВЕДЕНИИНАБОРАВОИНСКИХОТРЯДОВ ИЗРУССКИХБЕЛОЭМИГРАНТОВ

10 января 1944 г.

РазведывательноеуправлениеКвантунскойармии

I.Призыввармию

I) Метод набора.

Всеобщий набор в принудительном порядке под видом доброволь­ной системы.

II) На кого возлагается работа по проведению набора.

1. Местные отделения (т. е. отделение разведывательного управле­ния или ЯВМ. — Прим. перевод.) руководят на местах бюро по делам белоэмигрантской службы и несут все обязанности по руководству на­бираемыми в отряды. На участке главного управления (т. е. главного от­деления ЯВМ в Харбине. — Прим. перевод.) вопросами набора ведает начальник группы белоэмигрантов при главном штабе.

2. Начальник группы белоэмигрантов управляет всеми делами набо­ра, проводимого местными отделениями.

III) Зона набора.

Набор проводится по всей Маньчжурии.

IV) Подбор людей для набора в армию.

1. Командиры воинских частей докладывают начальнику разведы­вательного управления мнение (форма № 1) о количестве новобранцев на следующий год до конца сентября каждого года. (Войска, раскварти­рованные в Хандао Хэцзы и Хайларе, сообщают мнение о количестве новобранцев начальникам соответствующих отделений.)

2. Начальники каждого местного отделения до конца сентября каж­дого года представляют начальнику разведывательного управления спис­ки новобранцев на следующий год в подведомственных районах в двух экземплярах (форма № 2).

3. Начальник разведуправления после изучения двух вышеуказанных документов до 20 октября вручает начальникам местных отделений таблицу распределения призываемых в армию по отдельным округам (форма № 3).

V) Правила набора.

Набор в армию производится из русских белоэмигрантов, прожива­ющих в Маньчжоу-Го. Набираемые в армию должны удовлетворять сле­дующим условиям:

1. Возраст — от 18 до 30 лет.

2. Благонадежные лица.

3. Лица, которые по состоянию здоровья могут вынести военные за­нятия.

VI) Проверка призываемых в армию.

1. Начальники местных отделений по спискам распределения людей по отдельным округам, выданным начальником разведуправления, не­медленно отправляют повестки на русском языке (форма № 4) лицам, подлежащим проверке в соответствии с нижеуказанным.

1) Время проведения проверки определяется согласно обстоятельствам в каждом местном отделении. Проверка заканчивается до конца ноября.

2) Медицинское освидетельствование призываемых производится в каждом отделении военным врачом по приглашению начальников от­делений. В случае, если с последним что-нибудь случится, для проведе­ния медосмотра приглашается лицо, имеющее диплом врача. Медосмотр в главном управлении проводится военным врачом управления.

3) После тщательного медосмотра и проверки личности призывае­мого начальники местных отделений решают вопрос о пригодности или непригодности к несению военной службы, определяют отряды, в кото­рые зачисляются лица, пригодные к несению военной службы, и выдают удостоверения о пригодности к военной службе на русском языке (фор­ма № 5).

4) Начальники местных отделений представляют в главное управле­ние до конца ноября следующие документы:

а) Список лиц, пригодных к военной службе, в трех экземплярах (форма № 6).

б) Заключение медосмотра на японском языке (форма № 7) и на русском языке (форма № 8) по 1 экземпляру.

в) Проверка личности на японском языке (форма № 9) и на русском языке (форма № 10) в двух экземплярах.

г) Донесение о результатах проверки призываемого в армию (форма № 11) в двух экземплярах.

д) После прибытия в отряд проводится вторичная проверка призы­ваемых. В случае, если окажутся лица, не пригодные к военной службе, начальники местных отделений обязаны заполнить вакантные места.

2. Главное управление посылает всем отрядам утвержденные доку­менты, указанные в пункте 4) в графах а), б), в), г).

II.Поступлениевотряды I. Подготовка к поступлению в отряды.

1. Время, на которое намечается поступление в отряды, — последняя декада января.

2. После определения пригодности к военной службе и проверки при­зываемых производятся сборы в каждом местном отделении. Призывае­мые прибывают в отряды к указанному дню по указанию начальника, ведующего делами белоэмигрантского призыва, и в его сопровождении.

3. Местные отделения руководят доставкой призываемых к месту службы и зачислением их в отряды.

4. Форма при явке призываемых в отряды произвольная. Призывае­мый должен иметь при себе документ о пригодности к несению военной службы.

П. Проверка в отрядах.

1. По прибытии лиц, пригодных к несению военной службы, в отря­ды немедленно проводятся тщательный медицинский осмотр и проверка личности. Результаты проверки докладываются в главное управление через соответствующие местные отделения. В случае, если имеются лица, не пригодные для службы в отрядах, они немедленно отправляются на­зад после получения разрешения начальника разведуправления.

2. При проверке согласно вышеупомянутым пунктам должны при­сутствовать представители каждого отделения, в сопровождении кото­рого прибыли новобранцы.

III.Поступлениеввойска

1. Зачислением в отряды руководят начальники местных отделений по приказу начальника разведуправления.

2. Церемония поступления в отряды осуществляется начальниками отрядов. При этом желательно присутствие начальников местных отде­лений, офицера и начальника, ведующего делами призыва.

3. После церемонии поступления в отряды новобранцы принимают индивидуальную торжественную присягу.

IV.Необходимыерасходы

Начальники местных отделений ходатайствуют перед начальником разведуправления об ассигнованиях, необходимых для выполнения слу­жебных обязанностей призванных, по следующим разделам:

I. Необходимые расходы на дорогу для проверки призываемых.

Призываемые получают сумму на основании 1-го пункта правил о расходах на дорогу для сухопутной армии.

П. Сотрудники органов, которые несут обязанности по призыву в армию, получают из временного военного фонда ассигнования на осно­вании правил выдачи денежных сумм на дорогу для сухопутных войск.

III. Необходимые расходы для зачисления в отряды.

1. Лица, предназначенные для зачисления в отряды, получают такую же сумму, какую они получают при прохождении проверки. Такая же сумма выдается и лицам, признанным непригодными к военной службе, для возвращения назад.

2. Пособия, необходимые для отправления в отряды.

На каждого призываемого в отряд выдаются пособия в размере 50 иен. По усмотрению начальников местных отделений могут быть выданы сум­мы и членам семей призываемых в армию.

3. Выплата расходов руководству, ведующими1делами набора. Эти суммы выплачивает бюро белоэмигрантской службы.

4. После зачисления в отряды сумма пособий — жалованье и семей­ное пособие — сохраняется такой, какой она была до призыва в армию.

Каждое местное отделение руководит выплатой пособий военнослужа­щим. Лицам, служившим до призыва в армию в государственных учреж­дениях, в школах, компаниях, магазинах и пр., пособия выплачиваются соответствующими учреждениями полностью или частично. В случае если с выплатой денежных пособий возникнут недоразумения, об этом сообщается в главное управление. Главное управление решает особо, как поступить в каждом отдельном случае.

V. Разное

В случае если при наборе в армию будут обнаружены лица, уклоняю­щиеся от призыва неправильным путем, о них сообщается в главное уп­равление, которое в отношении таковых принимает строгие меры в соот­ветствии с обстоятельствами.

VI.Донесения

Начальники местных отделений после укомплектования отрядов новобранцев сообщают немедленно в главное управление о положении поступивших в войска.

ЦА ФСБ России, перевод с японского

№230

ОСНОВНЫЕУКАЗАНИЯРАЗВЕДОТДЕЛАКВАНТУНСКОЙ АРМИИОБУВОЛЬНЕНИИИЗБЕЛОЭМИГРАНТСКИХ ВОИНСКИХЧАСТЕЙВМАНЬЧЖУРИИ

10 января 1944 г. РазведуправлениеКвантунскойармии

I.Указаниеобувольненииизвоинскихчастей I) Отбор лиц, подлежащих увольнению.

Командиры воинских частей после определения лиц, подлежащих увольнению, докладывают начальнику разведуправления через началь­ников соответствующих местных отделений об увольнении из воинских частей согласно нижеуказанным разделам.

1. Увольнению подлежат лица, прослужившие в отрядах 1,5 года и закончившие срок обучения (за исключением лиц, которые подают за­явление о продлении срока службы).

2. Лица, усвоившие весь курс обучения во время службы в отрядах в течение одного года (за исключением лиц, которые подают заявление о про­длении срока службы), а также по семейным обстоятельствам и по болезни.

II.Примерныесрокиувольнений Устанавливаются два срока увольнений:

Первый срок — для лиц, прослуживших 1,5 года, — 1-я декада мая каждого года. Второй срок — для лиц, прослуживших 1 год, — первая декада ноября каждого года. Подробности в каждом отдельном случае сообщаются в главное управление.

III.Увольнения

1. До установленных сроков увольнений начальник разведуправле-ния приказывает провести увольнения в отрядах командирам отрядов через начальников соответствующих местных отделений.

2. Церемония увольнений из отрядов осуществляется начальниками отрядов. При этом желательно присутствие офицера, начальника бюро белоэмигрантской службы и начальника, ведующего делами набора. Ко­мандиры отрядов инструктируют увольняемых об их поведении после увольнения.

3. По возвращении на родину уволенные обязаны явиться в соответ­ствующие отделения и доложить о прибытии начальнику местного отде­ления.

IV.МероприятиявотношенииуволенныхизармииОбщим правилом для уволенных из армии является несение обязан­ностей резерва на основании уже установленных правил и обязательное прикрепление к ЯВМ. Начальники местных отделений для закрепления уволенных обязаны устроить их на работу в полицейских управлениях или охранных отрядах или же создать только из них укрепленные посел­ки. В эти поселки на определенное время или постоянно командировать сотрудников ЯВМ для руководства, а также для поддержания мораль­ного духа и содействия повышению квалификации.

V. Расходы,связанныесувольнениемизотрядов Увольняемым из воинских частей выдаются нижеуказанные денеж­ные суммы на дорогу и пособия.

1. Расходы на дорогу.

Выдаются на основании параграфа 1-го правил выдачи на дорогу для сухопутных войск.

2. Пособия.

На каждого человека выдается по 50 иен. По усмотрению начальни­ков местных отделений выдаются пособия и членам семей увольняемых.

3. Расходы на устройство после увольнения.

Выплачиваются в размере 10 иен на 1 человека в месяц. Начальни­кам местных отделений целесообразно регулировать расходы для того, чтобы было удобно руководить увольнением из отрядов.

Начальники местных отделений ходатайствуют перед начальником разведуправления о предоставлении указанных сумм.

VI.Донесения

Командиры отряда и начальники местных отделений после оконча­ния увольнений из отрядов немедленно сообщают в главное управление все обстоятельства, связанные с увольнением.

ЦА ФСБ России, перевод с японского

№231

ОБЪЯВЛЕНИЕТЕРНОПОЛЬСКОГООКРУЖНОГО КОМИССАРАОРАССТРЕЛЕГРАЖДАНСКИХЛИЦ ЗАУКЛОНЕНИЕОТСТРОИТЕЛЬНОЙПОВИННОСТИ

20 января 1944 г.

Гор. Тернополь1

Несмотря на неоднократные заявления и предупреждения строитель­ного гауптмана в Тернополе о том, что служба строительства является военной повинностью и уклонение от нее сурово карается, число укло­няющихся от этой повинности не уменьшается. В конце ноября 1943 г. я оповестил все общины округа о том, что все уклонившиеся от выполне­ния строительной повинности будут прощены, если они добровольно вернутся к исполнению своей повинности до 7 декабря 1943 г. Вместе с тем я категорически подчеркнул, что все лица, которые не явятся добро­вольно, должны считаться с тем, что по отношению к ним будет примене­но положение о борьбе с лицами, выступающими против немецкого стро­ительства в генерал-губернаторстве от 2 октября 1943 г., и, следователь­но, по закону подлежат расстрелу.

В то время как значительная часть уклонившихся добровольно воз­вратилась после этого к исполнению строительной повинности, некото­рые лица сочли возможным для себя игнорировать мое предупреждение. Исходя из этого, 15 января 1944 г. были расстреляны нижеперечисленные лица, упорно уклонявшиеся от выполнения строительной повинности:

1. Гевко Павло, украинец, рождения 18 декабря 1923 г., Богдановка.

2. Мандляк Евгений, украинец, рождения 24 августа 1923 г., Скорики.

3. Назар Степан, украинец, рождения 15 октября 1924 г., Староми-щина.

4. Курица Мирослав-Славко, рождения 29 марта 1924 г., Настасов.

5. Школьни Бронислав, поляк, рождения 12 января 1924 г., Наста­сов.

6. Сосницкий Франтишек, поляк, рождения 15 декабря 1923 г., Па-насовка.

7. Герцун Ян, поляк, рождения 18 января 1923 г., Старый Скалат.

8. Кромп Евстахий-Станислав, поляк, рождения 24 мая 1924 г., Тов-стоголовий.

1 Город Тернополь (до 1944 г. Тарнополь) — областной центр Тернопольской области в Украине. Город находился под оккупацией немцев со 2 июля 1941 г. по 15 апреля 1944 г. Освобожден войсками 1-го Украинского фронта в ходе Проску-ровско-Черновицкой операции (4 марта — 17 апреля 1944 г.). В г. Тернополе и его окрестностях немцами уничтожено 25 тыс. человек, несколько тысяч человек угнано в Германию.

Настоящее оповещение является новым срочным предупреждением против нарушения строительной повинности. Я предлагаю всем укло­нившимся от выполнения этой повинности немедленно явиться к месту службы в Тернополе, так как в противном случае им угрожает судьба вышеперечисленных расстрелянных лиц.

Окружной гауптман д-р фон Гарбоу

Печатается по: Преступные цели — преступные средства.

М, 1985. С.213-214.

Привлечение населения г. Тернополя к принудительным работам на окку­пантов достигло кульминации в период лета 1943 г. до начала весны 1944 г. При проведении подобных акций фашистские оккупационные органы прибе­гали к самым жестоким репрессивным мерам. В качестве рядового наказания за уклонение от выполнения строительных повинностей применялся, как пра­вило, расстрел.

Подобные действия немецких властей противоречили любым, даже са­мым примитивным, мыслям о праве и гуманности и, наконец, соблюдения законности по отношению к гражданскому населению

Содержание настоящего документа дает возможность читателю понять те злодеяния, варварские преступления, которые совершали немецкие власти повсеместно.

№232

РАСПОРЯЖЕНИЕГЕРМАНСКОГОУПРАВЛЕНИЯ ПОРАСПРЕДЕЛЕНИЮРАБОЧЕЙСИЛЫОЗАМЕНЕ 104АНГЛИЙСКИХВОЕННОПЛЕННЫХ 160СОВЕТСКИМИВОЕННОПЛЕННЫМИ

7февраля 1944 г.

Гор. Шенберг

Замена 104 английских военнопленных рабочей команды № Е-351, работающих на бумажной фабрике «Генрихсталь», 160 советскими выз­вана увеличившейся потребностью в рабочей силе.

Пополнение команды до 160 человек английскими военнопленными невозможно, так как при осмотрах лагеря в течение последних месяцев представителями соответствующих военных органов было установлено, что имеющегося помещения едва хватает для 104 английских военноп­ленных, тогда как русских военнопленных оно без затруднений могло бы вместить 160 человек. Пополнить недостаток в рабочей силе, образовав­шийся вследствие мобилизации рабочих и служащих предприятия в армию и естественной убыли, из местных ресурсов невозможно, так как таковых не имеется и в ближайшем будущем не предвидится.

Чтобы не допустить никакой заминки в производстве, предложен­ная предприятием замена английских военнопленных 160 советскими необходима.

Подпись.

Печатается по: Преступные цели — преступные средства. М., 1985. С. 162.

Как известно, правовой режим военнопленных в годы войны регулировал­ся Гаагскими 1899 г. и 1907 г. и Женевской 1929 г. международными конвенци­ями. Хотя СССР не был участником этих актов, советское правительство в 1942 г. заявило, что в своих действиях оно руководствуется Гаагской конвенци­ей 1907 г. о режиме военнопленных.

Фашистские власти использовали военнопленных из различных стран на принудительных работах в Германии: на каменноугольных шахтах, транс­порте, в промышленности и сельском хозяйстве и отдельных военных пред­приятиях и т. д. Условия жизни и работы военнопленных были исключитель­но тяжелыми, к ним проявили невиданную жестокость и произвол, который трудно представить.

Официальная инструкция немецких властей предусматривала, что «все рабочие должны получать такую пищу и такое жилище и подвергаться такому обращению, которые давали возможность эксплуатировать их в самой высо­кой степени при самых минимальных затратах».

Заметим, что особо жесткое обращение со стороны немецких властей ка­салось в первую очередь советских военнопленных, которых, по существу, пре­вратили в подневольных рабов. На них не распространялось постановление о рабочем времени, охране труда, обеспечении нормальными жилыми помеще­ниями.

Настоящий документ говорит сам за себя, т. е. о двойном подходе к различ­ным категориям военнопленных. Как видно из документа, проблему пополне­ния недостающей рабочей силы на фабрике пытались решить путем замены меньшего количества английских военнопленных значительно большим чис­лом советских военнопленных, не меняя им жилищных условий, что ставило их в нечеловеческие условия размещения (см. Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М, 1985, с. 738).

№233

ПРОТОКОЛСОВЕЩАНИЯНАЧАЛЬНИКА305-й АБВЕРКОМАНДЫМАЙОРАХРИСТИАНЗЕНА, НАЧАЛЬНИКАВНЕШНЕГООТДЕЛАПОЛИЦИИ БЕЗОПАСНОСТИИСД«ГЕНЕРАЛЬНОГООКРУГА ЛИТВА»ОБЕРШТУРМФЮРРЕРАССМЮЛЛЕРА, НАЧАЛЬНИКАРЕФЕРАТАIVA1ВНЕШНЕГООТДЕЛА

ПОЛИЦИИБЕЗОПАСНОСТИИСД УНТЕРШТУРМФЮРЕРАССБИБЕЛЯИНАЧАЛЬНИКА ГУОТДЕЛАПОЛИЦИИБЕЗОПАСНОСТИИСДЛИТВЫ ГАУПТШТУРМФЮРЕРАССШМИТЦА ОПРОВЕДЕНИИПЕРЕГОВОРОВ СПРЕДСТАВИТЕЛЯМИПОЛЬСКОЙАРМИИКРАЙОВОЙ1

8 февраля 1944 г.

1. Учитывая международное военное соглашение, представляется не­возможным выставить вермахт в качестве партнера по переговорам с нерегулярными формированиями, поэтому начальник полиции безопас­ности и СД по Литве немедленно принимает в свою служебную сферу переговоры с белопольскими бандами. Принцип заключается, как и преж­де, в том, что вермахт в первую очередь начальник контрразведки III «Вильно» непосредственно участвует во всех переговорах, а в случае, если это невозможно, немедленно уведомляется о результате перегово­ров. Об официальной передаче договорных полномочий полиции безо­пасности другая договаривающаяся сторона сначала вообще не ставится в известность.

2. Основы переговоров.

В соответствии с сегодняшней консультацией с начальником СС и полиции Литвы бригадефюрером СС и генерал-майором Хармом, а так­же с начальником контрразведки III «Вильно» господином майором Христианзеном и представителем комиссара по району Вильно началь­ником штаба Симоном базой всех переговоров должны стать следующие пункты:

а) все политические структуры в районе Вильно в том виде, в каком они существуют в настоящее время, могут быть изменены лишь по при­казу фюрера. Литовское самоуправление является внешним представи­телем немецкой гражданской администрации. Поэтому всякое вмеша­тельство в дела литовского самоуправления означает нарушение интере­сов германского управления в этом районе;

б) в интересах снабжения вермахта и гражданского сектора в любом случае должно быть гарантировано сохранение обязательной сдачи насе­лением сельскохозяйственных и лесохозяйственных продуктов, должна быть гарантирована защита государственных имений. Если белополь-ские банды обеспечат такую гарантию, то начальник СС и полиции Лит­вы не будет возражать против отзыва из имений находящихся там в на­стоящее время охранных команд, которые будут высвобождены для вы­полнения других заданий;

в) в районах, отведенных белопольским бандам, должна проводить­ся мобилизация рабочей силы для использования в Германии, при этом следует рассчитывать на то, что в ближайшее время на основании вер­ховного приказа для «Генерального округа Литва» будут введены опре­деленные льготы;

г) далее следует установить, чтобы отработки крестьянского населе­ния вручную и с конной упряжью1 в районах операций белопольских банд беспрепятственно продолжались.

3. На переговорах немецкая сторона предъявляет следующие требования:

а) использование белопольских банд лишь после оповещения соот­ветствующих учреждений и, смотря по обстоятельствам, по их распоря­жению;

б) установление границ охраняемой территории и районов опера­ций для отдельных банд;

в ) создание местных постов связи с правом исключительной компе­тенции по связи;

г) обмен донесениями за истекший день, то есть донесениями обо всех советских партизанских отрядах (донесения отделов 1-А и 1-Ц);

д) обеспечение поставок и охрана предприятий «Остланда»;

е) обеспечение мобилизации рабочей силы для использования в гер­мании.

4. Предлагается:

а) гражданский мир между белопольскими бандами, с одной сторо­ны, и германским вермахтом, немецкой и литовской полицией и адми­нистративными учреждениями, действующими по поручению немецко­го правительства, — с другой;

б) снабжение оружием, в том числе тяжелым, при выполнении осо­бых задач (о последнем см. п. «в»);

в) снабжение легким пехотным оружием, тяжелым оружием, проти­вотанковыми пушками, гранатометами, пехотными орудиями и станко­выми пулеметами, которые при выполнении особых задач, в случаях тя­желых боев или для предполагаемых боевых действий предоставляются замаскированным полицейским частям после предварительной догово­ренности относительно боевого плана. Прикомандирование ни в коем случае не влечет за собой подчинения;

г) снабжение боеприпасами в каждом случае на срок не более 1 ме­сяца;

д) выдача мелких предметов снаряжения, таких как поясные ремни, патронташи, полевые сумки, картографический материал, карманные буссоли, полевые бинокли, обувь, поставка форменной одежды, в прин­ципе не производится;

е) распределение районов для обеспечения продовольствием. В еди­ничных случаях выделение продовольствия из армейских запасов. В принципе же — снабжение продовольствием в отведенных районах.

5. Возможное выступление литовской полиции и распределение (ее частей) по опорным пунктам вне районов операций:

а) установление права обжалования в отношении литовских элемен­тов;

б) достаточное снабжение медикаментами для ухода за тяжело ране­ными. Медикаменты передаются головному посту связи;

в) гарантирование отказа от расстрелов заложников и взятия за­ложников в будущем. Литовская полиция получает такое же указание. При задержании служащих полицейской охраны — в любом случае предание постоянно действующему суду. В менее серьезных случаях или по особому пожеланию — освобождение из-под ареста. Исключение составляют: убийство, грабеж и активное сопротивление, а также все случаи шпионажа. При вынесении приговора по возможности избегать смертной казни.

майор Христианзен

гауптштурмфюрер С С Шмитц

РГВА. Ф. 504/К. On. 1.Д. 14. Лл. 3-4, перевод с немецкого.

На совещании была выработана окончательная позиция абвера, полиции безопасности и СД «Генерального округа Литва» на переговорах с представите­лями польской Армии Крайовой, которые велись с ведома и по указаниям РСХА.

22.01.10 / Просмотров: 7444 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2019 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.