Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUДальневосточный форпост (региональная история)Форумы

Часть 7

Переговоры, начатые 10февраля 1944г., были продолжены 12фев­раля 1944г. В переговорах участвовали: с немецкой стороны — майор Христианзен, капитан Хиберг, унтерштурмфюрер СС Бибель

№234

ИЗПРОТОКОЛЬНОЙЗАПИСИПЕРЕГОВОРОВ

ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙАБВЕРА,ПОЛИЦИИ БЕЗОПАСНОСТИИСДСПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ ПОЛЬСКОЙАРМИИКРАЙОВОЙ

13 февраля 1944 г.

Переговоры, начатые 10 февраля 1944 г., были продолжены 12 фев­раля 1944 г. В переговорах участвовали: с немецкой стороны — майор Христианзен, капитан Хиберг, унтерштурмфюрер СС Бибель и перевод­чик фон Якоби, с польской стороны — майор Кжизановский («Вилк»)1; Запора (называющий себя «Савала»), незнакомое лицо и переводчик.

Вначале вновь были обсуждены вопросы немецкой стороны, зафик­сированные протоколом от 10 февраля. «Вилк» вновь обвинил полити­ку немцев в Вилейской области, санкционировавших и оставивших в силе все введенные большевиками постановления: национализацию част­ной собственности, закрепощение и порабощение польского населения и превращение литовцев в хозяев этой исконно польской территории.

«Вилку» был дан ответ, что политические вопросы в настоящий мо­мент решены быть не могут. Однако ему пойдут навстречу в плане орга­низации бюро жалоб и консультаций в интересах поляков, в котором будут приниматься жалобы на литовцев и тех лиц, которые проявили особую враждебность в отношении поляков. Кроме того, как это уже обсуждалось в прошлый раз, может быть внесен меморандум, в котором подробно будет разработан польский вопрос в Вилейской области. Да­лее «Вилк» вновь затронул вопрос обеспечения польского населения про­довольствием. Он попросил немецкую сторону проявить в случае зак­лючения соглашения заботу о том, чтобы польское население получало по меньшей мере продукты, положенные ему по продовольственным кар­точкам.

На этих условиях польская сторона согласилась бы отдать активным белопольским партизанским группам приказ не препятствовать осуще­ствлению предписаний немецких властей по сдаче продуктов. Третьим пунктом он вновь коснулся вопроса отправки рабочей силы в Германию. По поручению польской стороны «Вилк» решительно отказался содей­ствовать этому мероприятию и поддерживать его. По меньшей мере в той форме, в какой оно проводилось до сих пор. Потому что до сих пор при облавах, проводившихся литовской полицией, литовская молодежь оказывалась незатронутой и могла уклоняться от трудовой повинности. Нельзя требовать от белопольских партизан обеспечения и поддержки этой акции. Им в первую очередь надо заботиться о своем офицерском пополнении, так что упомянутая акция идет вразрез с их интересами. В ответ на это немецкая сторона предложила, чтобы мобилизацию рабо­чей силы для Германии проводили сами поляки. Требуемый контингент должен быть во всяком случае обеспечен. Численность отдельных частей населения будет определена в процентном отношении, и поляки сами отберут и дадут нужное количество людей. Немецкая сторона указала еще на то, что среди лиц, уклоняющихся от трудовой мобилизации, мно­го коммунистов и других небезупречных в политическом отношении элементов.

«Вилк» пожаловался на то, что литовцы, никогда активно не высту­павшие против большевиков, обеспечены всем: хорошим продовольстви­ем, оружием и снаряжением, в то время как поляки, активно боровшие­

1 Правильно Кржижановски Александр.

ся с советскими бандами и жертвовавшие при этом имуществом и жиз­нью, не имеют ничего и до сих пор не получали никакой поддержки. Он полностью понимает другую сторону в том, что немцы относятся к поля­кам с недоверием, ибо поляки до сих пор активно боролись также про­тив немцев. Кроме того, он считает, что немцы принципиально не могут понять положения, политической позиции и условий жизни польского народа. Немецкая сторона возразила на это, что картина тотчас измени­лась бы, если бы мы совместно выступили против большевизма.

В качестве основы переговоров немецкая сторона предложила, что­бы здесь решающим было мнение простых солдат обеих сторон. Немец­кая сторона выступает за совместную борьбу.

Следующим пунктом переговоров был вопрос о численности бело-польских групп. При этом немецкая сторона констатировала, что ука­занная поляками цифра (18 пехотных батальонов численностью 800 человек каждый, 12 кавалерийских эскадронов, а также части связи и артиллерия) является прямо-таки ошеломляющей. Немецкая сторона может согласиться лишь на несколько тысяч человек. Это следовало бы сейчас обдумать особо, так как при такой численности формирований их можно скрывать, и они не представляют никакой опасности для не­мецких частей, а кроме того, маленькие группы могли бы действовать самостоятельно под польским командованием. Напротив, при столь большой численности, какая имеется на сегодняшний день, держать соглашение в тайне больше невозможно, ведь всякий задаст вопрос, почему немцы терпят рядом с собой такую силу. Далее столь значитель­ные войска могут обернуться (для немцев) реальной опасностью. В лю­бом случае белопольские формирования были бы включены в состав немецких войсковых соединений, потребовались бы офицеры связи, штабы и вообще большой аппарат. Все это, конечно, значительно ос­ложняет положение.

«Савала» возразил, что большевистские банды также насчитывают тысячи и немецкая сторона терпит их. Польские отряды не смогут дей­ственно противостоять большевикам, если их численность будет состав­лять всего 2-3 тыс. человек.

Немецкая сторона провела различие между ближайшей и отдален­ной целями. Ближайшей целью является создание польской боевой груп­пы численностью 2-3 тыс. человек, и лишь в случае, если дело дойдет до сражений с превосходящими большевистскими силами, станет возмож­ной молниеносная дополнительная мобилизация. Отдаленной целью является создание польского добровольческого корпуса под немецким командованием. В связи с этим польская сторона задала вопрос, дей­ствительно ли мы полагаем, что в сегодняшней политической обстанов­ке возможно создание такого добровольческого корпуса. Кроме того, польская сторона может решить этот вопрос лишь по согласованию его с верховным польским командованием. Немецкая сторона предложила провести совещание с руководством «Вилка», чтобы внести ясность в подобные вопросы. «Вилк» выразил готовность передать это предложе­ние своему Варшавскому штабу.

[...]

Далее немецкая сторона указала на то, что достижение договоренно­сти сильно затрудняется польскими террористическими группами. «Вилк» в ответ на это заявил, что польские террористические группы до сих пор ничего не предпринимали против немецкого вермахта и против немцев в целом и этим они отличаются от польского движения Сопро­тивления в генерал-губернаторстве. В большинстве случаев они лишь приводили в исполнение приговоры, вынесенные польским тайным су­дом своим гражданам. Таким образом, приговоры были направлены толь­ко против предателей собственного народа. Немецкая сторона должна также проявить понимание того, что с такого рода предателями нельзя обращаться иначе. Пользуясь случаем, польская сторона, в свою очередь, попросила лучше обращаться с польскими заключенными и по возмож­ности прекратить или ограничить массовые аресты. Немецкая сторона дала такое обещание, указав при этом, что в отношении шпионских групп и активно действующих отрядов Сопротивления и впредь не должно проявляться ни малейшего милосердия.

«Вилк» подчеркнул, что, как только будет заключено соглашение, активная шпионская работа станет излишней. Он, однако, полагает, что все сведения, собиравшиеся до сих пор, были предназначены лишь для польского правительства в Лондоне.

«Вилк» согласился на то, чтобы в случае заключения соглашения между Польшей и Германией польские и немецкие разведывательные и контрразведывательные аппараты работали во взаимодействии, посколь­ку это касается борьбы против большевизма.

«Вилк» полагает, что достижение взаимопонимания между немцами и поляками тем более возможно, что ненависть к большевизму одинако­во велика как с немецкой, так и с польской стороны. Однако он еще раз подчеркнул, что польская сторона отказывается от частичного решения вопроса, то есть решения вопроса о Виленской области; она ожидает все­объемлющего решения польского вопроса и изменения нынешнего поло­жения поляков в пределах всего бывшего польского государства, а также наделения поляков широкими политическими правами.

В ответ на это немецкая сторона вновь выразила мнение, что следует различать отдаленную и ближайшую цели. Нужно думать о перспективе и, несмотря на это, пытаться решить некоторые вопросы локально, на­пример, можно немедленно заключить гражданский мир. К польской сто­роне была обращена просьба рассмотреть предложение немецкой сторо­ны в качестве предмета договора

Польская сторона попросила разрешения удалиться на короткое со­вещание и после продолжительной паузы сделала заявление.

Высказывания польской стороны должны рассматриваться как офи­циальные. По причине конспирации излагать их письменно нежелатель­но. Польская сторона еще раз подчеркнула, что лица, участвующие в пе­реговорах, будучи солдатами тайной польской армии, не могут без со­гласования со своей вышестоящей властью решать столь важные и зна­чительные вопросы — в данном случае рассматривать предложение не­мецкой стороны. Предложение немецкого вермахта они должны пере­дать выше. Однако польская сторона сразу выразила точку зрения, что она считает немецкие предложения недостаточными, ибо они не вносят существенных изменений в положение поляков, а на польских партизан, напротив, возлагают обязательства, которые только осложняют положе­ние польского населения. Но, как этого требует нынешняя обстановка и большевистская опасность, польская сторона склонна прекратить борьбу против немецкого вермахта и полиции, а также против подчиненных им органов. При этом польская сторона требует следующее:

1. Прекращение всех акций, направленных против польского насе­ления, прекращение всех массовых арестов, отказ от взятия заложни­ков, уничтожения польских деревень в районе действия белопольских отрядов.

2. Смягчение участи заключенных. Создание комитета по опеке над заключенными по образцу Красного Креста.

3. В знак достигнутого взаимопонимания освободить из тюрем и рабочих лагерей арестованных без вины женщин, больных и несовер­шеннолетних. Исключение составляют лица, арестованные за шпионаж и активное сопротивление. Далее должны быть отпущены на свободу женщины и несовершеннолетние, взятые в качестве заложников за дру­гих членов своих семей (мужчин), а также квартиросъемщики, которые были арестованы вместо своих жильцов. К немецкой стороне обращена просьба проявлять в таких случаях, насколько это возможно, предупре­дительность.

Если немецкая сторона признает вышестоящие пункты, которые дол­жны привести к взаимопониманию, правильными и целесообразными, то польская сторона предлагает ей вооружать партизанские группы, уст­роив склады оружия и боеприпасов. Эти склады должны быть «захваче­ны» поляками, таким образом тайна соглашения будет обеспечена и по­ляки не будут скомпрометированы ни перед собственным населением, ни перед англосаксами, большевиками и литовцами. В случае достиже­ния соглашения немецкой стороне будет достаточно предоставить запа­сы вооружения для 2000 бойцов. Под вооружением понимаются, в част­ности, тяжелые орудия. Ввиду необходимости подготовки пополнения польская сторона хотела бы получить по возможности некоторые совре­менные виды оружия, такие как противотанковые пушки, гранатометы, огнеметы и т. д.

В целях обеспечения тайны соглашения польская сторона отказыва­ется от поддержки немецких, а также литовских специальных воинских частей и от придания таких воинских частей для поведения больших войсковых акций.

В заключение после совещания немецкой стороны были рассмотре­ны следующие вопросы:

1. Имеет ли польская сторона достаточные полномочия и от кого они получены?

Ответ. Мы являемся представителями военной организации и обле­чены всей полнотой власти в пределах бывшего Виленского воеводства, включая Молодечно и исключая Лиду.

2. Польская сторона говорила о недостаточности предложений не­мецкой стороны. Шла речь о преамбуле или непременном условии?

Ответ. Хотя польская сторона рассматривает в качестве предпосыл­ки (для достижения согласия) политические изменения, различные про­блемы могут быть затронуты уже сейчас.

3. Немецкая сторона предложила зафиксировать соглашение в пись­менной форме или составить протокол, который был бы подписан обеи­ми сторонами хотя бы парафом1.

Ответ. Польская сторона отклонила это предложение на том основа­нии, что она не может подписывать какие-либо документы без согласия на это вышестоящей власти.

4. Что касается освобождения из тюрьмы и рабочего лагеря различ­ных невиновных лиц, а также заложников, арестованных вместо членов своих семей, то здесь требуется согласие вышестоящей инстанции. В принципе же немецкая сторона готова решить этот вопрос положи­тельно. Исключение составляют такие случаи, как террористическое убийство, шпионаж или активное сопротивление.

Для внесения ясности в этот вопрос польская сторона спросила, бу­дет ли рассматриваться как террористическое убийство устранение пре­дателей собственного народа и намерена ли немецкая сторона проводить в подобных случаях массовые аресты и расстрелы (как это было, напри­мер, в случае с Падабой, когда было расстреляно 10 заложников, в том числе несколько профессоров).

Пользуясь случаем, «Вилк» дал слово офицера в том, что к случаю с Падабой или полковником Ворониным польская военная организация не имела никакого отношения. Однако, сказал он, во многих случаях имеют место попытки взвалить вину на «польский союз».

В ответ на это было сказано, что немецкая сторона в общем не соби­рается брать под защиту предателей польского народа. Однако убийцы должны нести ответственность перед судом.

5. Что касается освобождения людей из тюрьмы, то здесь должен быть представлен поименный список с тем, чтобы каждое дело могло быть проверено отдельно. При этом немецкая сторона заверила польскую в том, что этот список не будет использован в каких-либо других целях.

1 Имеется в виду парафирование, то есть предварительное подписание договора инициалами полномочных представителей каждой из договаривающихся сторон в знак согласования его текста.

6. Комитет по опеке над заключенными.

Эта просьба будет передана в вышестоящие инстанции. Немецкая сторона оставляет за собой право влиять на состав комитета и контроли­ровать его деятельность.

7. Что касается вооружения белопольских отрядов, то немецкая сто­рона хотела бы знать, хотят поляки иметь тяжелое оружие лишь для обуче­ния или намерены также применять его. Кроме того, польскую сторону попросили указать точное количество оружия, необходимого для воо­ружения 2000 человек. В случае предоставления полякам тяжелого ору­жия возможно откомандирование к ним немецких инструкторов в ранге офицеров и унтер-офицеров, которые проверят состояние оружия и про­следят за его правильным использованием.

Польская сторона ответила, что речь не идет о тяжелом оружии. Однако позднее этот вопрос должен быть учтен в окончательном согла­шении. До поступления решения сверху белопольским отрядам хватит учебного имущества.

8. Могут ли вводиться в действие силы после оповещения немецкой стороны и по ее приказу?

Ответ. В принципе — да, но лишь после пополнения запасов оружия. Во всяком случае, имеется возможность уведомлять немецкую сторону заранее. В чрезвычайных случаях уведомление может последовать вслед за начавшейся акцией.

Так как возможности связи пока ограничены из-за опасности быть скомпрометированными тайными переговорами, польская сторона го­това передавать сообщения немецкой стороне через доверенное лицо. Речь здесь идет лишь о значительных акциях. «Савала» получил от «Вилка» поручение быть в будущем доверенным лицом. «Вилк» согла­сился до получения окончательного ответа из Варшавы предоставить «Савалу» в распоряжение немецкой стороны для проведения одной большой акции. Это боевое применение группы «Савалы» должно явиться пробой немецко-польского сотрудничества. Немецкой сторо­не предоставляется по своему усмотрению использовать группу «Сава­лы» в большой акции или же отвести ей территорию, где она действо­вала бы в качестве «чистильщика». «Вилк» подчеркнул, что отдал при­каз целиком и полностью от собственного лица и это может стоить ему головы.

9. На случай, если вдруг одной из сторон будет желательна новая встреча, достигнута договоренность, что разведотдел полевой коменда­туры будет уведомлен об этом польской стороной паролем: «Я хотел бы видеть господина майора». Пароль немецкой стороны: «Господин майор хотел бы видеть командира». Опознавательным знаком может служить листок из блокнота, одну половину которого получает майор, в то время как другая половина остается у командира.

Однако такая встреча может иметь место лишь при чрезвычайных обстоятельства, как, например, в случае мирных переговоров между Ан­глией и Германией, тогда польская сторона сможет получить широкую свободу действий.

«Вилк» попросил срок в 3 недели для уведомления своей вышесто­ящей власти и получения ответа. Он обратился к немецкой стороне с просьбой не предпринимать в этот промежуток времени массовых аре­стов и не брать заложников. «Вилк» попросил также, чтобы все ране­ные партизаны, находящиеся в больницах, не подвергались литовской полицией расспросам и не преследовались за свою деятельность. Ун-терштурмфюрер С С обязался самолично разбирать все дела белополь­ских партизан.

Далее «Вилк» заявил, что в случае незаключения соглашения из-за несогласия на него Варшавы «Савала», разумеется, вернет оружие и бое­припасы, предоставленные ему немецкой стороной для пробной акции. «Вилк» заверил немецкую сторону словом офицера, что это оружие ни в коем случае не будет использовано против немцев.

«Вилк» категорически заявил, что впредь он будет вести переговоры только с вермахтом и лишь в том случае, если в них будет участвовать «майор». Он обосновал свое заявление тем, что «майору» он доверяет, раскрываться же перед другими лицами не желает.

Стороны договорились, что в пятницу, 13 февраля, «Савала» явится к капитану Айбергу в его имение за получением конкретных приказов относительно боевого применения его группы, за картами и т. п. Тогда же ему будет передано и оружие.

Как только из Варшавы поступит ответ верховной власти, через раз­ведотдел полевой комендатуры будет согласована новая встреча.

[...]

ЦА ФСБ России, перевод с немецкого

О ходе переговоров с «Вилком» начальник полиции безопасности и СД Литвы информировал начальника полиции безопасности и СД «Остланд», которому он подчинялся в оперативном отношении, и IV Управление РСХА (гестапо).

№235

ТЕЛЕГРАММАНАЧАЛЬНИКАПОЛИЦИИ БЕЗОПАСНОСТИИСД«ОСТЛАНД»ОБЕРФЮРЕРАСС Ф.ПАНЦИНГЕРА1НАЧАЛЬНИКУПОЛИЦИИ БЕЗОПАСНОСТИИСД«ГЕНЕРАЛЬНОГООКРУГА ЛИТВА»ОБЕРФЮРЕРУССВ.ФУКСУ2ОБОТНОШЕНИИ КПЕРЕГОВОРАМСПРЕДСТАВИТЕЛЯМИПОЛЬСКОЙ АРМИИКРАЙОВОЙ3

16 февраля1944 г.

С интересом прочел Вашу телеграмму4. Прошу сообщить мне реше­ние Главного управления, если таковое поступит.

В принципе могу на основании моего опыта сказать следующее: од­нажды мы уже получали от Польши предложение о переговорах, это было после смерти Сикорского5. Однако рейхсфюрер СС после доклада фю­реру отклонил тогда это предложение, обосновав отказ тем, что со славя­нами акт заключен быть не может.

Кое-что при существующем положении дел представляется мне не совсем ясным. Возможно, что советская опасность именно теперь толк­нет Польшу в наши руки.

1 Панцингер Фриц арестован 21 ноября 1946 г. 22 марта 1952 г. военным три­буналом войск МГБ Московского округа осужден по ст. 58-6, ч. 1, УК РСФСР на 25 лет лишения свободы. Репатриирован и передан правительству ФРГ 11 октября 1955 г.

2 Фукс Вильгельм (1898-1947), оберфюрер СС, полковник полиции. Участник Первой мировой войны, доктор экономики. Член СС с 1932 г. До начала Второй мировой войны постоянный инспектор полиции безопасности и СД в г. Брауншвей-ге. С 1943 г. исполняющий обязанности начальника. Затем начальник полиции безо­пасности и СД «Генерального округа Литвы». С августа 1944 г. командующий поли­цией безопасности и СД «Остланд». Ранее, до 1943 г., — начальник полиции безопас­ности и СД в Белграде. В 1947 г. приговорен военным трибуналом Югославии к смертной казни.

3 См. документы № 233, 234 (трофейные).

4 Имеется в виду изложение переговоров представителей абвера, службы безо­пасности и СД с группой «Вилка» (см. документ № 234 (трофейный).

5 Сикорский Владислав — с 1939 г. по 1943 г. премьер-министр польского эмиг­рантского правительства (см. т. 1 настоящего сборника, документ № 222, т. 2, до-кум. № 343,457,488,560; т. 3, документ № 772,957, 1241,1246). Был инициатором урегулирования отношений с СССР (30 июля 1941 г. подписал договор о возоб­новлении дипломатических отношений), но под влиянием усилившихся антисовет­ских настроений в эмигрантском правительстве не сумел противодействовать их разрыву.

Я стою на точке зрения, что для достижения примирения подойдет всякое средство. Перевес должны получить мы. Следует постоянно иметь в виду польскую хитрость.

Я был бы благодарен за дальнейшее сообщение1.

Начальник полиции безопасности и СД «Остланд»

оберфюрер СС Панцингер

РГВА.

Ф. 504/к. On. 1.Д. 14. Л. 10, перевод с немецкого.

№236

ИЗПИСЬМАКОМИССАРАГ.КАУНАСА2ОВЕРБОВКЕ РАБОЧЕЙСИЛЫДЛЯГЕРМАНИИ

18 февраля 1944г.

После вступления в июне 1941 г. германской армии в генеральный округ Литва были проведены многочисленные мероприятия по набору местных рабочих для рейха.

Несколько недель спустя после прихода немецких войск по приказу военной администрации тысячи литовских сельскохозяйственных ра­бочих и работниц были завербованы на срок 6 месяцев для работы в больших имениях Восточной Пруссии.

К сожалению, данные тогда обещания не выполнены. Этих лиц не освободили не только через 6, но и через 12 месяцев, их родственников оставили в течение долгого времени без какой бы то ни было помощи, им на протяжении долгого времени запрещали поехать в Литву даже в крат­косрочный отпуск. Теперь же собираются переключить этих сельскохо­зяйственных рабочих, мобилизованных в 1941 г. на шестимесячный срок, против их воли на военную промышленность.

Второе крупное мероприятие был начато весной 1942 г. германской армией и завершилось мобилизацией около 7 тыс. мужчин, так называ­емых вспомогательных транспортных сил.

Эта операция, проведенная слишком поспешно, без достаточной про­пагандистской подготовки, была сильно затруднена неосторожными ме­

1 Позднее Панцингер информировал Фукса о том, что IV Управление РСХА (гестапо) рекомендует занять на переговорах с польскими националистами выжида­тельную позицию.

2 Каунас — город в Литве, порт на реке Неман. Население в 1939 г. — 152 тысячи человек. Под оккупацией противника город находился с 24 июня 1941 г. по 1 августа 1944 г. Освобожден войсками 3-го Белорусского фронта в ходе Каунасской наступа­тельной операции (28 июня — 28 августа 1944 г.).

рами начавшей нервничать германской армии. Так, например, литовцы, вызванные «только для регистрации», тут же были арестованы, и под охраной военных их отвезли в здешние казармы, и они не имели воз­можности даже попрощаться с родственниками и привести свои личные дела в порядок...

После имевших место при первых операциях провалов местное насе­ление с глубоким недоверием относится ко всем объявлениям и меропри­ятиям по дальнейшей мобилизации местных сил для рейха.

[...]

Наконец, надо отметить, что местная администрация в нынешней ее форме с самого возникновения полностью не справилась с задачей по­ставки рабочей силы для рейха, что и будет ниже доказано рядом фактов:

1. На основе приказа рейхскомиссара Остланда от 16 февраля 1943 г. в генеральном округе Литва была проведена вербовка людей 1919-1924 годов рождения.

Проведение согласно списку набора подлежащих к обязательной явке людей указанных возрастов было возложено на местную полицию, при­чем полиция должна была пользоваться статистическими данными в полицейских явочных пунктах.

В г. Каунасе более 35% письменных извещений не могло быть вруче­но лицам вышеуказанной категории, ибо адреса не совпадали. Сама вер­бовка была отдана в руки созданных генеральным комиссаром вербовоч­ных штабов, которые состояли из служащих вермахта, полиции, местно­го управления и биржи труда. Был создан при генеральном комиссаре рабочий комитет для руководства всей операцией, который развернул широкую пропаганду, разрабатывал директивы по осуществлению опе­рации, отправлял в вербовочные штабы почти ежедневно появлявшиеся приказы и ежедневно получал через эти штабы отчеты о положении и настроении местного населения. Многочисленные призывы в прессе и радио первого генерального советника центрального совета староверов, затем и литовской конференции должны были обратить внимание насе­ления на его обязанности — посылать в возможно полном составе людей призывных возрастов на вербовочные пункты. Уже несколько дней спу­стя после начала операции политические противники пустили в ход обычные, но на этот раз более сильные диверсионные маневры. На этот раз против набора вышеупомянутых возрастов выступила особенно ин­теллигенция, использовавшая высшие учебные заведения, чтобы настро­ить население против вербовочной кампании.

Против этого мы приняли следующие меры: не разрешали образо­вать литовский легион, закрыли местные университеты и арестовали многих представителей литовской интеллигенции.

Эта контрмера не могла уже значительно улучшить неудовлетвори­тельные результаты вербовки.

Ввиду того, что вербовка привела к явно неудовлетворительным результатам, генеральный комиссар 6 апреля 1943 г. приказал объявить дополнительное переосвидетельствование упомянутых возрастов и обещал строго наказать тех, кто избегает вторичного освидетельство­вания.

Несмотря на образование местных вербовочных комиссий (распо­ряжение первого генерального советника от 6 апреля 1943 г.) и использо­вание немецких моторизованных полицейских команд (приказ нач. от­рядов СС и полиции Литвы от 6 мая 1943 г.), результат остался абсолют­но неудовлетворительным.

В г. Каунасе был достигнут примерно следующий результат:

В первую вербовку было вызвано..............................2800 мужчин

явилось................................................................................. 1794 —«—

около...................................................................................... 65%

На переосвидетельствование ожидалось (приблизительное число) 3 тыс. мужчин, явилось 928 мужчин (около 30%).

Итого в общем ожидалось.............................................5800 мужчин

явилось.................................................................................2722 —«—

(около 47%)...

[...]

2. Ввиду явно неудовлетворительного исхода прежней вербовочной операции возникла необходимость набора дальнейших возрастов — 1912-1918и 1925 гг., а затем был объявлен набор также и женщин 1914-1922 гг. рождения.

И эти оба новых мероприятия не привели к удовлетворительному результату. В своем докладе в Каунасе 18 июля 1943 г. и в последовав­шем затем совещании с генеральным комиссаром гаулейтер Заукель вновь и настойчиво коснулся напряженного положения с рабочей силой в рей­хе; он опять потребовал широкой мобилизации литовских рабочих для рейха.

Согласно протоколу совещания г-н генеральный комиссар убедитель­но описал все те большие затруднения, с которыми встречается мобили­зация рабочих, он попросил предоставить ему большое количество не­мецких полицейских сил. Обергруппенфюрер СС фон дем Бах опреде­ленно обещал тогда «существенно усилить полицию в Литве». Однако за прошедшее время при проведении дальнейших мероприятий это суще­ственное усиление полиции в Литве проведено не было.

3. Гаулейтер Заукель требовал вербовки за короткий срок 30 тыс. местных рабочих и их отправки в Германию.

На совещании с генеральным комиссаром 7 сентября 1943 г. первый генеральный советник от имени местного управления вызвался взять на себя ответственность за проведение данного мероприятия и до 7 ноября 1943 г. завербовать и отправить требуемое количество рабочих — 30 тыс. человек.

Мы со своей стороны обещали местному управлению широкую поддер­жку и оказали ему ту поддержку, оно же безответственно затянуло дело.

С литовской стороны не было недостатка в отговорках. То недоста­вало на месте полицейских сил, то не на чем было перевозить завербо­ванных, то не хватало горючего. Как только устраняли эти затруднения, тут же возникали новые. Таким образом, произошло то, что должно было случиться: 11 ноября 1943 г. на совещании окружных начальников, со­стоявшемся под председательством первого генерального советника, было установлено, что число завербованных к этому времени рабочих не дос­тигает даже и 3 тыс., тогда как нам добровольно было обещано завербо­вать и отправить в рейх к этому моменту 30 тыс. человек. По ходатай­ству местной администрации г-н генеральный комиссар согласился на вторичную отсрочку, и местная администрация обязалась к 31 января 1944 г. подготовить требуемые 30 тыс. человек. Вместо обещанного ко­личества — 30 тыс. — к 31 января 1944 г. в наше распоряжение было пре­доставлено 8200 рабочих.

4. Между тем гаулейтер Заукель предъявил новые требования: гене­ральный округ Литва должен был подготовить для рейха уже 100 тыс. местных рабочих (вместо требуемого до сих пор количества 30 тыс. че­ловек).

На общем совещании генеральных советников 24 января 1944 г. г-н генеральный комиссар прямо отметил, что поставка данного количества рабочих должна быть обеспечена во что бы то ни стало, даже несмотря на угрозу срыва плана работы в генеральном округе и невзирая на то, что большое количество рабочих мест в стране останется вакантным.

За проведение новых мероприятий отвечает опять местная админи­страция: с согласия генерального комиссара при всех окружных военных начальниках, участковых руководителях и руководителях населенных пунктов создаются комиссии из местных представителей по мобилиза­ции рабочей силы.

Была произведена разверстка, и каждому бургомистру или окруж­ному военному начальнику точно указано требуемое от него количество.

В гор. Каунасе дело обстоит так:

Вновь требуемый контингент

20% прибавки..............................

Всего...............................................

7000    рабочих 1400      -«-8400      рабочих

По сведениям подчиненной мне биржи труда, на 1 февраля 1944 г. в области Каунаса было 7 тыс. вакантных рабочих мест: в промышленном хозяйстве, в учреждениях германской армии, полиции и т. д., так что, для того чтобы удовлетворить требования рейха и местного хозяйства, прак­тически требовалось из одного только Каунаса 15400 рабочих. И это при общем количестве местных жителей немногим больше 130 тыс. человек.

Что касается поставки возложенного на весь генеральный округ Лит­ва контингента рабочих в 100 тыс. человек, то можно не сомневаться, что немецкая гражданская администрация со своей стороны сделает все для того, чтобы завершить эту операцию с наиболее приемлемым результа­том. Пока еще трудно предсказать и предвидеть, сколько будет набрано рабочих во время этого мероприятия. Для достижения сколько-нибудь удовлетворительного результата необходимо создать ряд предпосылок, а именно:

1. Перебросить на время этой операции в генеральный округ Литва минимум 5 тыс. немецких полицейских.

2. Жестоко наказывать за всякого рода саботаж.

[...]

4. Временно предоставить в распоряжение вербовочных комиссий при бургомистрах или окружных военных начальниках транспортные средства, предположительно из средств германской армии.

Если нет этих или подобных условий, то в генеральном округе Литва вряд ли можно рассчитывать на возможность собрать полностью 100 тыс. или в значительной степени требуемое количество рабочих.

[...]

Подпись.

Печатается по: Преступные цели — преступные средства.

М., 1985, С. 214-219.

На заключительном этапе войны насильственный угон советских граж­дан в Германию, в частности и с территории Литвы, не прекращался. Оккупа­ционные власти стремились обеспечить выполнение заданий, как это было предусмотрено планом заранее. Однако, несмотря на применяемые меры орга­низационного и пропагандистского характера, оккупационным властям на территории Литвы завербовать и отправить требуемое количество рабочих и работниц в Германию не удалось.

Значительную роль в борьбе с насильственной депортацией рабочей силы в Германию сыграли подпольщики и партизаны г. Каунаса. За время оккупа­ции в городе и его окрестностях они пустили под откос 31 вражеский эшелон, взорвали 64 автомашины и десятки км железнодорожных путей, вывели из строя 22 паровоза, уничтожили около 800 гитлеровцев (см. Великая Отече­ственная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 326).

№237

ПРОТОКОЛЬНАЯЗАПИСЬСОВЕЩАНИЯПОВОПРОСУ ОБУЧАСТИИМОНОПОЛИЙНАЦИСТСКОЙГЕРМАНИИ ОРАЗДЕЛЕИВЫВОЗЕПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙСОВЕТСКОГОСОЮЗА

21февраля 1944 г.

Гор. Берлин

Присутствовали господа:

Росскопф и Клинкхард Максхютте

Холтей группа Лауххаммер

Маттнер группа Хавель

Цикфельдт Ромбах

Теннхардт концерн Делен

Рихтер «Днепросталь»

Мюллер «Миттельшталь»

Во вступительном слове д-р Мюллер информирует господ о согла­шении, которое достигнуто относительно раздела складов.

Общество с ограниченными правами «Днепросталь» передало скла­ды компании «Бергхютте Ост», причем склады из Торна, Данцига и Ке­нигсберга тем временем должны быть перевезены в Верхнюю Силезию. Ответственный за управление складами: г-н диплом-инженер Кинне, Гляйвиц, Верхняя Силезия, Бойтнерштрассе, 6 (тел.: Гляйвиц, 36-38), а также г-н д-р Лют, Берлин SO — 16, Копеникерштрассе, 82 (тел.: 67-35-47). Интересы «Рейхсверке Герман Геринг» представляет машинострои­тельное управление, г-н профессор Биретт, в то время как окончательное решение о распределении складов и приеме имущества, еще подлежаще­го разделу, остается за г-ном государственным советником Шибером, а также за бюро г-на директора Шликера.

Задачей совещания было: согласовать между собой требования от­дельных групп. Достигли единого мнения, что тот концерн, который пред­ставит лучшие документальные обоснования на металл и сталь, должен получить наибольшие преимущества при распределении, причем, конеч­но, при определении количества требуемого металла и стали в бюро Шликера будут подходить, согласно опыту, с широких позиций. Что ка­сается нас, то было бы целесообразнее не указывать на необходимость получения металла и стали, согласно документам; нам ясно, однако, что мы имеем основания требовать, при соответствующем обосновании, спе­циализированные машины для особой продукции.

Наряду с требованиями на специализированные машины для особо­го применения концерн может доложить о своей потребности в машинах общего назначения, таких как строгальные станки, сверлильные, шлифо­вальные, ручные сверлильные, далее — о потребности в электромоторах, а также в складских и электроматериалах, в том числе в химикалиях и в лабораторном оборудовании, в арматуре, проволоке, домкратах, цепях, слесарных инструментах и талях, что можно обосновать как остро необ­ходимый ремонтный материал.

По этим общим заявкам вначале будет отмечено только количество требуемых заводами материалов, без окончательного распределения, поскольку оказалось бесполезно начинать окончательное распределение, пока не установлено еще, как велики претензии группы Флика на эти материалы и на долю в машинах общего назначения. Так как в справке, представленной в наше распоряжение г-ном Рихтером из «Днепросталь» относительно складов и распределения, ничего не сказано о вывезенном с Украины имуществе, мы с полным основанием считаем, что имеем пра­во предъявить требование на удовлетворение 100% заявок группы Фли­ка, так как данное имущество во много раз превышает наши заявки.

По данным г-на Рихтера, склад в Торне содержит округленно 110 т, склад в Данциге — округленно 100 т, в Кенигсберге — 50 т, Заальбурге — 150 т, в то время как бывший склад в Одерберге, содержавший мелкие материалы, не может оцениваться по весу. В целом, однако, содержимое складов оценивается в 500 т (округленно).

Вес предоставленной нам доли колеблется между 600 и 700 т, после чего мы прежде всего намереваемся потребовать еще складские матери­алы и электроматериалы, арматуру и т. д. приблизительно на 100-200 т.

Вывезенное с Украины имущество находится в 900 вагонах, каждый по 15 т, что ориентировочно дает около 1300 т веса. Из этого количества мы также должны не упустить определенные требования для нашей груп­пы, как, например, уже сделала компания Линке — Гофман насчет дос­тавленных туда паровозов, требующих ремонта.

В заключение нужно указать, что мы имеем особое, предпочтитель­ное право на возвращение части поставленных нашими заводами машин (ср. склад в Заальбурге, ст. 6., склад в Данциге, ст. 11).

Относительно наших требований мы договорились о следующем (склад в Торне не успели запросить за недостатком времени).

1. Машины специального назначения

Для этого требуется точное обоснование предприятий, в случае не­обходимости приложение удостоверений о разрешении заявок или за­казов на машины.

2. а) Машины общего назначения;

б) детали машины;

в) машины, которые должны быть предоставлены группе Флика. По пунктам 2а и 26 может понадобиться наряду с обоснованием прило­жение документов на железо и металл.

3. Моторы.

Точно так же нужны обоснования, документы на металл и железо.

4. а) Материалы складские (в общем);

б) электроматериалы (в общем);

в) химикалии и лабораторное оборудование;

г) арматура;

д) инструменты;

е) проволока и цепи;

ж) толь и домкраты.

5. Фотомножительные аппараты.

По этим предметам, наряду с общим обоснованием и при необходи­мости, приложением документов на железо и металл, целесообразно предъявить принятые ранее основные положения о том, в каком размере должна участвовать в разделе группа Флика.

По статьям 1-4 должно быть распределено все:

I. По спискам складов, т. е. согласно наличию.

II. По заказам, которые должны быть приняты от нас.

Мюллер

Печатается по: Преступные цели — преступные средства.

М., 1985. С. 293-295.

Как следует из документа, власти фашистской Германии пытались нара­щивать усилия по дальнейшему грабежу промышленных предприятий СССР. Экономическое ограбление для нужд рейха осуществлялось представителями германского монополистического капитала. 'Оно проявлялось прежде всего в организации «системы» опеки и создании восточных обществ, а также привле­чением широкого круга концернов Круппа, Геринга, Флика, Маннесмана, Хеша, Клекера, Мансфельда и др., последние были тесно связаны с военно-экономи­ческими органами.

Процесс раздела военной добычи между германскими монополиями со­провождался внутренней конкурентной борьбой. Так, например, концерн Фли­ка прежде, чем получить право распоряжаться вагоностроительным заводом в Риге, которого он добивался еще с июля 1941 г., должен был вытеснить из этого района концерн Круппа. Подобные же междоусобные «бои» оба этих крупней­ших концерна вели и при разделе металлургической промышленности Донец­кого бассейна.

Наибольшего размаха эти грабительские мероприятия достигали в период лета — осени 1943 г. Так, летом 1943 г. отдельные общества, входившие в кон­церн Флика, составили, например, целый список по свертыванию украинской металлургической промышленности, который включал в себя десятки наиме­нований, таких как оборудование чугунно- и сталелитейных, прокатных и кок­совых заводов и т. п.

Однако в результате быстрого продвижения войск Красной Армии, отпора населения и все увеличивавшихся транспортных трудностей многие из этих намерений немецкой стороны не удалось осуществить (см. Норберт Мюллер. Вермахт и оккупация (1941-1944). М, 1974, с. 190,197).

№238

ДИРЕКТИВАВЕРХОВНОГОГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ ВООРУЖЕННЫХСИЛФАШИСТСКОЙГЕРМАНИИ ОБОПЛАТЕТРУДАВОЕННОПЛЕННЫХ

1марта 1944 г.

Торгау

Для стимулирования труда военнопленных, занятых в администра­тивных и хозяйственных подразделениях лагерей, а также для предос­тавления им возможности приобретать необходимые предметы потреб­ления, им вопреки ст. 34 инструкции о военнопленных выдается вознаг­раждение за работу. Выдаваемые в отдельных лагерях суммы значитель­но отличаются друг от друга. Установить с 1 марта 1944 г. следующий порядок выплаты вознаграждений за работу в лагерях для военноплен­ных и их филиалах:

I

1. Военнопленные, работающие весь день, получают за полноценную работу за один день основную плату:

Несоветские военнопленные — 0,70   рейхсмарки Советские военнопленные     — 0,35  —«—

2. Особенно прилежные и работоспособные военнопленные могут получать в зависимости от рода и важности выполняемой ими работы следующую денежную надбавку:

 

 

Группа

Род работы

Предельная надбавка К дневной плате (в рейхсмарках)

несоветские военно­пленные

советские военно­пленные

а

Простые работы, требующие краткого инструктажа

0,20

0,10

б

Работы, требующие известной квалификации и знаний

0,40

0,20

в

Работы, требующие особой квалификации, профессиональных навыков и знаний

0,80

0,40

г

Сложные работы, которые требуют высокой квалификации, хорошего знания специальности и умения самостоятельно работать

1,20

0,60

Надбавку по группе «г» могут получать лишь военнопленные, заме­няющие немецкого квалифицированного рабочего, например, портного, электрика, слесаря.

3. Если качество выполняемой военнопленными работы не является полноценным (например, вследствие физической слабости или нежела­ния работать) или если они работают неполный день, основная плата военнопленного соответствующим образом уменьшается. Надбавка к заработной плате не производится.

4. Минимальная дневная плата составляет 0,20 рейхсмарки для несо­ветских военнопленных и 0,10 рейхсмарки для советских военнопленных.

Печатается по: Преступные цели — преступны средства. М, 1985, с. 162-164.

Гитлеровское военное командование и власти, грубо попирая международ­ное законодательство о военнопленных, законы и обычаи войны, с особой же­стокостью относились к советским военнопленным.

По официальным немецким данным (времен войны), пленено было 5,27 млн. военнослужащих, а также гражданских лиц из районов Прибалтики, запад­ных областей Белоруссии и Украины, отошедших к немцам в первые часы войны. Вместе с тем комиссия американского генерала Вуда, располагавшая захваченными в 1945 году документами Управления по делам военнопленных Германии, назвала эту цифру завышенной и пришла к выводу, что в плен попа­ло 4 млн. советских солдат и офицеров, погибло в плену свыше 2 млн. человек.

Согласно советским данным, на основании архивов, попало в плен 4 559 ООО чел. Из них умерло в плену (по нем. данным) 673 тыс. чел. Умерло в плену (по совет, данным) 1 283 300 чел.

Все советские военнопленные и гражданские лица, кто в большей, кто в меньшей степени использовались на каторжных работах в Германии. Их труд был практически безвозмездный, работали по 14-18 часов в сутки.

Военнопленным выдавался голодный паек, состоявший из суррогатов. В протоколе заседания министерства снабжения от 24 ноября 1941 г. отмечает­ся: «...попытки изготовить для русских специальный хлеб показали, что наи­более выгодная смесь получается при 50% ржаной муки грубого помола, 20% отжимок сахарной свеклы, 20% целлюлозной муки и 10% муки, изготовленной из соломы и листьев... Питание русских должно быть обеспечено исключи­тельно за счет конины и низкокачественного мяса».

Из настоящей директивы особенно отчетливо видно, как осуществлялась немецкими властями оплата труда советским военнопленным и несоветским, как и во всем наблюдается двойной стандарт подхода. Так, советским военноп­ленным в месяц начислялось 10,5 рейхсмарки, а несоветским — 21 рейхсмарка. Заметим, что по возвращении на родину советские военнопленные какой-либо компенсации за труд в фашистской Германии не получили.

В СССР труд военнопленных и интернированных немцев также использо­вался. С 22 июня 1941 г. по 2 сентября 1945 г. войсками Красной Армии захва­чено 4 126 964 чел. военнослужащих вражеских армий. Необходимо отметить, что питание немецких военнопленных и их союзников было вполне нормаль­ным и достаточным. Они питались в некоторых случаях даже лучше, чем мно­гие советские граждане. Согласно приказу НКВД СССР № 00488 от 16 марта 1943 г. «О порядке обеспечения лагерей НКВД военнопленных и спецконтин-гентов» в нормы суточного довольствия входили: хлеб, мясо, рыба, овощи, специи, чай, крупы, масло, сахар и т. п. (всего не менее 20 наименований). В среднем в сутки на одного человека выдавалось 700-800 г хлеба зимой и 600-700 г летом, 40 г мяса, 120 г рыбы или сельди, 20 г сахара и т. п.

В соответствии с требованиями международных конвенций об обращении с военнопленными было определено также и денежное довольствие, нормы которого объявлены приказом НКВД СССР № 001155 от 5 июня 1942 г. Они составляли: 10 рублей в месяц — для рядового и унтер-офицерского состава, 15 — для среднего командного состава, 25 — для старшего командного состава и 50 рублей — для высшего командного состава (см. ВИЖ, 1990, № 9, с. 39-46; ВИЖ, 1992, № 2, с. 51; ВИЖ, 1991, № 8, с. 19, 20, 29; Похлебкин В. В. Великая война и несостоявшийся мир 1941-1945-1994. Военный и внешнеполитичес­кий справочник. М., Арт-Бизнес-Центр, 1997, с. 334; Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конф­ликтах. М., Воениздат, 1993, с. 337; Преступные цели — преступные средства: Документы об оккупационной политике фашистской Германии на территории СССР (1941-1944). М, Экономика, 1985, с. 9).

№239

ПРИКАЗПРЕЗИДЕНТАБЕЛОРУССКОЙ ЦЕНТРАЛЬНОЙРАДЫР.К.ОСТРОВСКОГО1ОВСЕОБЩЕЙМОБИЛИЗАЦИИВБЕЛОРУССКУЮ КРАЕВУЮОБОРОНУ

6марта 1944 г.

Для окончательной ликвидации большевистского бандитизма, ко­торый грабит и разрушает наш край, убивает невинных людей и грабит их имущество, на основании статьи II Устава Белорусской Центральной Рады2приказываю:

1. Создать для защиты Родины Белорусскую Краевую Оборону.

2. Провести дня 7 марта 1944 года3 призыв всех офицеров и подофи-церов бывших армий: царской, польской, советской 1918-1920 годов и прочих в округах: Минском, Слуцком, Барановичском, Слонимском, Вилейском, Глубокском и Новогрудском.

Призыву подлежат все офицеры в возрасте до 57 лет включительно и все подофицеры в возрасте до 55 лет включительно.

3. Призвать одновременно на службу в Белорусскую Краевую Обо­рону всех мужчин, родившихся в годах 1908,1909,1910,1911,1912,1913, 1914, 1915, 1916,1917,1921,1922,1923 и 1924, назначив призыв в ука­занных в п. 2 округах на 10 марта 1944 года.

1 Островский (Слуцкий) Родослав Казимирович (см. т. 4 настоящего сборника, документ № 1274.

2 Устав Белорусской Центральной Рады был подписан генеральным комиссаром Белоруссии Куртом Фон Готтбергом 21 октября 1943 г. Статья II Устава гласит: «Бело­русская Центральная Рада имеет задание мобилизовать все силы белорусского народа для уничтожения большевизма и присоединиться в этом к делу окончательного осво­бождения белорусского народа из-под ярма кровавого большевистского господства».

3 Так в тексте документа.

21*

619

4 Призыв проводить заместителям БЦР, в округах — окружным на­чальникам Белорусской Краевой Обороны и начальникам уездов.

5. Не позднее чем через три часа после опубликования приказа каж­дый подлежащий призыву должен отправиться на волостной сборный пункт в соответствии с направлением волостного председателя, откуда будет направлен в уездный центр для медицинского комиссионного ос­мотра

С собою взять: одежду и обувь в хорошем состоянии; три пары бе­лья; приспособления для принятия пищи и умывания (ложка, полотен­це), личные вещи.

6. Кто после получения приказа не явится в назначенное время и место, является предателем и будет наказан чрезвычайным судом — ка­рой смерти.

7. Наблюдение за созданием и призывом в Белорусскую Краевую Оборону принимаю на себя как президент БЦР. Руководство призывом в Белорусскую Краевую Оборону поручаю по линии БЦР майору Кушелю1.

Я уверен, что каждый белорус исполнит свой долг в деле скорейшего очищения нашей родины от большевистских банд, чтобы призванные этим призывом могли вернуться к спокойной работе в сельском хозяйстве, на фабриках и заводах.

Президент Белорусской Центральной Рады Островский

«Белорусская газета». 1944. №20(238). 11 марта.

Формирование подразделений для так называемой Белорусской Краевой Обороны (БКО) началось в соответствии вышеприведенного приказа. Моби­лизованные по 7 округам были сведены в 34 батальона (21 629 человек). Во­семь батальонов было сформировано в Барановичи, шесть в г. Минске, пять в г. Слуцке, по четыре батальона в Новогрудке, Глубоком, Вилейке, три в г. Сло-ниме. Большая часть согнанных в эти батальоны советских людей не желала служить гитлеровцам, дезертирство и уход к партизанам из БКО приняли мас­совый характер.

В результате Белорусской операции 1944 г. кодовое наименование «Багра­тион» (28 июня — 29 августа) Белорусская Краевая Оборона была полностью уничтожена.

В конце 1944 — начале 1945 г. Белорусской Центральной Радой (БЦР) предпринимались попытки создания и ряда других воинских формирований, но их постигла та же участь, что БКО.

В период боев за освобождение Белоруссии войсками Красной Армии на оккупированной территории действовали 157 бригад и 83 отдельных партизан­ских отряда (свыше 270 тысяч бойцов), партизанский резерв насчитывал до 250 тыс. человек (см. Великая Отечественная война 1941-1945, энциклопедия: М., 1985, с. 54, 533; Сергей Чуев. Проклятые солдаты. М., 2004, с. 299).

№240

ПРЕДЛОЖЕНИЯКОМАНДУЮЩЕГО17-йНЕМЕЦКОЙ АРМИИ1КОМАНДУЮЩЕМУВОЙСКАМИВЕРМАХТА ВКРЫМУОСОЗДАНИИМЕСТНОГОПРАВИТЕЛЬСТВА

8 марта 1944 г.

Совершенно секретно Только для командования

В группу армий «А»

1. Командование армии предлагает создать в Крыму местное прави­тельство.

2. Основания

Выступая с таким предложением, армия исходит из следующего:

а) Принятое решение оборонять Крым создает такое положение, что­бы находящиеся здесь немецкие и румынские войска полностью исполь­зовали все возможности этой местности и населения.

При этом имеется в виду, чтобы росло желание населения работать. В конечном итоге нужно использовать для нужд армии это желание не по принуждению, а добровольно.

б) Сильно возросшее бандитское движение, в основном в горах Яйлы, ввиду наших слабых возможностей можно разгромить только с помо­щью населения, и тогда бандиты не будут нашим третьим фронтом (1-й фронт — Керчь2,2-й — Перекоп3,3-й — партизаны"1. — Пер.). Это можно

1 Командующим 17-й немецкой армией являлся генерал-полковник Э. Енеке. Армия имела в своем составе 12 дивизий — 5 немецких и 7 румынских, различные части усиления. Насчитывала более 195 тысяч человек. Главные силы 17-й армии оборонялись в северной части Крыма (пять дивизий) и на Керченском полуострове (четыре дивизии). До трех дивизий обороняли побережье.

2 Керчь — город в Крымской области, порт на берегу Керченского пролива. Немецкими войсками был оккупирован 16 ноября 1941 г. 30 декабря 1941 г. был освобожден войсками Красной Армии. 16 мая 1942 г. противник снова овладел горо­дом. Во время Керченско-Эльтигенской десантной операции 1943 г. войскам Крас­ной Армии удалось захватить плацдарм на северо-восточной окраине, которая вто­рично освобождена 11 апреля 1944 г. (см. т. 3 настоящего сборника, документ № 980).

3 Перекоп — Перекопский перешеек, полоса суши, соединяющая Крымский по­луостров с материком. Разделяет Каркинитский залив Черного моря и Сиваш. Дли­на — 30 км, ширина — 8-23 км. 28 ноября 1941 г. немцы овладели Перекопом и вторглись в Крым. В ходе Мелитопольской операции войсками Южного фронта (с ок­тября — 4-го Украинского фронта) 17-я немецкая армия была блокирована и отреза­на от основных сил немецко-фашистских войск.

4 На оккупированной территории Крыма действовали 62 партизанских отряда (свыше 12,5 тысячи бойцов), 220 подпольных организаций и групп (свыше 2,5 тыся­чи человек). В 1941-1944 гг. было выведено из строя свыше 30 тыс. оккупантов и их пособников, уничтожено 16 танков, свыше 2 тыс. машин (см. Великая Отечествен­ная война, 1941-1945; энциклопедия. М., 1985, с. 538).

сделать только с таким населением, которое добровольно стоит на нашей стороне и связывает свою судьбу на горе и на радость с немецкими и румынскими войсками.

Созданные во многих селах вооруженные силы самообороны до сего времени показывали себя с лучшей стороны.

в) Создав местное правительство в Крыму, которое будет связую­щим звеном между немецкой военной администрацией (отдел VII) и местной властью районов, а также населенных пунктов, мы сможем спло­тить сочувствующие нам силы, а также и равнодушных. Их будет легче охватить и привлечь к сотрудничеству, чем это делает сейчас военная администрация, ибо в конечном итоге национально-сознательные рус­ские люди считают нас захватчиками в их стране.

Некоторые неприятные распоряжения и хозяйственные трудности воспринимаются населением как вражеские действия, а тогда за это бу­дет нести ответственность местное правительство.

3. Создание местного правительства

Создание местного правительства предполагается провести на осно­вании приложенного распоряжения. Предусмотрено прежде всего создать правительственную комиссию для разработки мероприятий из предста­вителей главных национальных групп в Крыму (татары, русские, укра­инцы).

Какие задачи будет выполнять местное правительство, видно из приложения. В настоящее время военная администрация (отдел VII) имеет связь с районными управлениями или старостами, и получают они приказы от командующего войсками вермахта в Крыму, а после того как будет создано местное правительство, приказы будут посту­пать от правительства, а ценно это также из пропагандистских сообра­жений.

4. Внешнеполитические последствия оценивать армия не может.

В проведении восточной политики создание местного правительства в Крыму будет означать поворот от действующих в настоящее время правил. Проведение в жизнь этого мероприятия требует разрешения вышестоящих инстанций. В армию не нужно направлять специалистов по этому вопросу, ибо положение в Крыму мы знаем лучше, чем кто-либо. Это мероприятие мы в состоянии провести сами.

5. В связи с этим армия сообщает еще следующее.

По полученным здесь сведениям, Восточное министерство создало так называемый «Крымско-татарский руководящий отдел» под руко­водством господина Конельсена, куда входят также и эмигранты — крым­ские татары, и в том числе Миге Керимал. Последний направляет крым­ским татарам-руководителям постоянно сообщения о переговорах или вносит предложения в этот отдел и тем самым немецким служебным инстанциям в Германии. Он поставил в известность руководителей-та­тар о том, что в случае нашего ухода из Крыма все татары будут эвакуи­рованы со всем их имуществом. В связи с этим нужно поставить в изве­стность Восточное министерство, что нужно по вопросу эвакуации из Крыма обращаться в армию, но этого не произошло.

Кроме того, в декабре 1942 года был обговорен в Восточном мини­стерстве вопрос о создании муфтиата в Крыму.

Командование армии считает неприемлемым, когда крымские тата­ры действуют через своих представителей-эмигрантов без постановки в известность об этом командование армии.

Чтобы исключить давление на взаимоотношения между эмигранта­ми и руководителями крымских татар, предлагаем «Крымско-татарской руководящей инстанции» или Восточному министерству постоянно ин­формировать нас о результатах происходящих совещаний.

[Подпись ] Приложение

ПОРЯДОК СОЗДАНИЯ МЕСТНОГО ПРАВИТЕЛЬСТВА

В КРЫМУ

Создание местного самоуправления на уровне городов, районов и населенных пунктов в Крыму военной администрацией закончено.

Население Крыма снова высказывает желание создать местное пра­вительство — центральный орган управления для Крыма и по этому воп­росу обращалось к немецким властям. В знак отличного поведения насе­ления Крыма также и в период военного времени и чтобы естественно проводить дальнейшее развитие1, Крым получает собственное местное правительство.

§1

Крымское правительство является центральным органом управле­ния на всей территории полуострова Крым.

§2

Крымское правительство выполняет свои задачи под профессиональ­ным надзором немецкой военной администрации.

§3

В правительстве будут представлены все большие группы населения народов, которые живут в Крыму.

§4

Компетенцией местного органа управления являются следующие: орган внутренних дел, включая местную полицию; церковь, школы, об­разование, благотворительность, местные суды.

№241

УКАЗАНИЕВЕРХОВНОГОКОМАНДОВАНИЯ ВЕРМАХТАОЗАДАЧАХИЦЕЛЯХПРОПАГАНДЫ СРЕДИСОВЕТСКИХВОЕННОПЛЕННЫХ

25марта 1944 г.

Пропаганда среди советских военнопленных проводится под руко­водством Отдела военной пропаганды Верховного командования вер­махта с согласия начальника Отдела по работе с военнопленными при ОКБ и Имперского министерства по народному просвещению и пропа­ганде, отдела «Ост». Она началась с начала 1942 г. введением должности уполномоченных Отдела военной пропаганды и устранением доброволь­ных русских пропагандистов.

На основании приобретенного практического опыта и в соответствии с приказом начальника Отдела по работе с военнопленными при ОКБ (№ 278/43 от 28.01.1943 г.) пропагандистская работа среди советских военнопленных была принципиально изменена. Ее задачами стали:

1. Повышение норм выработки.

2. Усиление антибольшевистских взглядов

3. Борьба против советской агитации и изоляция советских прово­каторов и подстрекателей.

4. Сокращение побегов и предотвращение саботажа.

Местное правительство действует в тесном контакте с немецкой во­енной администрацией.

§6

Это распоряжение вступает в силу с момента его провозглашения. Симферополь

Командующий военными силами Крыма Печатается по: Военно-исторический журнал, 1991, №3, с. 89-90

Планы немецкого командования 17-й армии и командующего военными силами Крыма по созданию местного правительства не увенчались успехом. Ровно через месяц, в ходе Крымской операции, проведенной войсками 4-го Украинского фронта и отдельной Приморской армии во взаимодействии с Черноморским флотом и Азовской флотилией (8 апреля — 12 мая 1944 г.), немецкой армии был нанесен большой урон. Ее потери только на суше соста­вили 100 тысяч человек, в т.ч. свыше 61 580 пленными (см. Великая Отече­ственная война 1941-1945: энциклопедия. М, 1985, с. 385).

5. Прекращение издевательства, жестоких форм обращения при ис­пользовании военнопленных.

В ходе проведения пропаганды необходимо руководствоваться сле­дующими соображениями.

1. Для ведения войны следует задействовать всю рабочую силу, име­ющуюся в распоряжении, в том числе советских военнопленных. При этом недостаточно просто включить советских военнопленных в трудо­вой процесс. Необходимо сделать так, чтобы они демонстрировали наи­лучшие производственные показатели.

2. Эффективное включение труда советских военнопленных в не­мецкую военную экономику предполагает в связи с этим изменение ха­рактера обращения с военнопленными. Большевистски настроенные и озлобленные военнопленные могут быть очень опасными, особенно из-за организации саботажа, да и работают они плохо. Советские военноплен­ные, которые благодаря хорошему обращению и разъяснительной работе отходят от большевизма, переходят к мирному труду и вносят суще­ственный вклад в ускорение окончания войны.

3. Немецкий рабочий знает, ради чего он должен трудиться. Советс­кому же военнопленному нужно сначала разъяснить, что его труд отвеча­ет не только его интересам, но и интересам русского народа.

4. Изменение обращения с советскими военнопленными определя­ется не какими-то сентиментальными причинами, а здравым смыслом и целесообразностью. Высшим принципом в обращении с советскими плен­ными является обеспечение такого положения, при котором военноп­ленный способен и желает трудиться. Только тогда советский военноп­ленный длительное время будет хорошо работать и помогать немецкой военной экономике, выполняя возложенные на него задачи, когда с ним соответственным образом будут обращаться, обеспечивать его достаточ­ным питанием и относительно нормальными условиями жизни. Насиль­ственными методами нельзя добиться от военнопленных постоянных и стабильно высоких показателей в труде. Нельзя также заставлять плен­ного работать сверх его сил.

5. Справедливость и человечность являются самыми действенными методами обращения с военнопленными. Однако они не должны вести к проявлению по отношению к военнопленным немецкой доверчивости или к добродушному легковерию. Если необходимо, нужно действовать резко, однако только в особой ситуации.

6. Большевистская пропаганда в противовес существующей в СССР системе террора всеми средствами поддерживала и превозносила следу­ющие достижения: отмена порки солдат, отказ от применения ругательств и обращения офицеров к солдатам на «ты». Этим «достижениям» совет­ско-русские придавали большое значение. Из этого следует, что и нам необходимо отказаться от физических наказаний военнопленных, отка­заться от приветствий по отношению к персоналу охраны лагеря (напри­мер, членам вспомогательной полиции), избегать ругательств и обраще­ния на «ты».

Все это снижает внимание и уважение к начальникам у советских пленных и болезненно отражается на самосознании военнопленных дру­гих национальностей и в целом на работоспособности военнопленных.

7. За обращением немцев с советскими военнопленными вниматель­но наблюдают по ту сторону линии фронта. Любое неблагоприятное из­вестие усиливает сопротивление противника. Любое известие о хоро­шем обращении с военнопленными у нас увеличивает число перебежчи­ков и уменьшает количество пролитой немецкой крови.

8. Каждый немец должен сохранять определенную дистанцию в от­ношении с военнопленным. Однако это не значит, что он должен обра­щаться с ним как с человеком более низкого класса и проверять на нем неправильно понятую точку зрения господина.

9. Тот, кто неумышленно или преднамеренно занижает заработок военнопленного, саботирует действия немецкого военного руководства и помогает врагу. Тот, кто помогает поднять производительность труда военнопленных, работает на победу.

Пропагандистскими соображениями также были затронуты:

1. Поручение уполномоченного Отдела пропаганды, офицеров и осо­бых руководителей в офицерском ранге по руководству и контролю за пропагандой в лагерях военнопленных.

2. Организация учебного лагеря при Отделе пропаганды на Востоке по обучению русских пропагандистов-добровольцев для работы в базо­вых лагерях военнопленных.

3. Отбор и обучение антисоветски настроенных русских военноп­ленных, показавших способности к пропагандистской деятельности и давших согласие работать в качестве добровольных пропагандистов.

Положительные результаты пропагандистской работы среди воен­нопленных взяты из месячных отчетов уполномоченного Отдела воен­ной пропаганды ОКБ и разосланы в выдержках всем учреждениям, за­интересованным в решениях вопросов, связанных с военнопленными. Месячные отчеты содержат также указания как на ошибки, так и на слу­чайные неудачи в пропаганде. Все необходимые мероприятия по их ис­правлению уже проведены.

Начальник Отдела и гражданские службы идут дальше и занимают­ся жалобами, из которых следует, что с подключением добровольных пропагандистов возникло неверное представление о том, что гражданс­кие учреждения недостаточно информированы о смысле пропаганды сре­ди военнопленных. Имперское Министерство народного образования и пропаганды разъясняет соответствующим службам в округах задачи про­паганды среди военнопленных.

В целом можно сказать, что пропаганда среди советских военноплен­ных показывает растущие успехи. В деталях из месячных отчетов упол­номоченного Отдела пропаганды ОКБ следует:

1. Достигнуты коренные изменения в обращении с военнопленными и в обеспечении их всеми видами довольствия. Устранены вредные для пропаганды недостатки и нарушения.

2. Улучшены дисциплина и содержание военнопленных.

3. Достигнуты более высокие трудовые успехи военнопленных.

4. Раскрыты советские центры и группы подстрекателей и агитаторов.

5. Сокращено число побегов и намерений осуществить побег.

Подпись

Печатается по: Б. В. Соколов «Тайны Второй мировой».

М. Вече, 2000.

Настоящий документ содержит прямые указания об изменении пропаган­дистской работы среди советских военнопленных. Он конкретизирует задачи на тот период времени и совершенствование методики подготовки и переподго­товки кадров в школах и базовых лагерях.

Однако верховному командованию вермахта на практике не удалось осу­ществить свои планы, связанные с изменением пропагандистской работы сре­ди советских военнопленных, так как войска Красной Армии 20 июля вступи­ли на территорию Польши, в октябре 1944 г. в Восточную Пруссию, а в январе 1945 г. — Германию.

№242

ПРИКАЗЗАМЕСТИТЕЛЯКОМАНДИРА98НЕМЕЦКОЙ ПЕХОТНОЙДИВИЗИИОФУНКЦИОНАЛЬНЫХ ОБЯЗАННОСТЯХОФИЦЕРОВ,НАЗНАЧЕННЫХДЛЯ РАБОТЫВДОБРОВОЛЬНЫХВСПОМОГАТЕЛЬНЫХ ЧАСТЯХГЕРМАНСКОЙАРМИИ1

28 марта 1944 г.

Большое количество туземных добровольных вспомогательных сил в германской армии и их значение вызывает необходимость стройно и по единому плану осуществлять политическое руководство работой сре­ди «хиви»2, вплоть до низового подразделения.

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Назначить зондерфюрера Будвитиса руководителем политичес­кой работы среди «хиви». Эту должность именовать: «офицер по работе среди «хиви».

1 Документ захвачен в боях с немецкими войсками в Крыму 12-14 апреля 1944 г.

2 «Хиви» — («Hielswieeige») — «добровольные помощники» из числа советских военнослужащих

На него возлагается:

а) руководство пропагандой среди «хиви»;

б) руководство унтер-офицерами (помощниками по этой работе) и их инструктаж;

в) организация, руководство и использование туземной группы для пропаганды среди «хиви» при штабе дивизии.

2. В каждом батальоне (дивизионе) назначить унтер-офицера по политической работе среди «хиви». К 5 апреля 1944 г. донести в разве­дотдел (1-Ц)1 штаба дивизии фамилии назначенных на эту работу ун­тер-офицеров. По возможности назначать таких унтер-офицеров из лиц, обладающих познаниями в русском языке и обнаруживающих понима­ние возложенных на них задач.

Унтер-офицер по работе среди «хиви» обязан:

а) точно знать всех находящихся в подразделении русских, состоя­щих на службе в немецкой армии (списки и т. д.);

б) проводить индивидуальную работу среди «хиви» путем дружес­ких советов и разъяснения их прав и обязанностей в соответствии с име­ющимися по этому вопросу основными распоряжениями;

в) поддерживать командира подразделения в вопросах, связанных с «хиви»;

г) распределять пропагандистский материал и книги;

д) подготавливать и организовывать доклады и развлечения всякого рода2 среди «хиви»;

е) вести пропаганду среди немецких солдат в целях воспитания в их среде правильного отношения к туземным солдатам.

3. Штаб дивизии организовал туземную группу по работе среди «хиви» в составе одного руководителя и 7 человек. Размещение этой группы поручается командиру 198-го дивизионного обоза.

Для группы по работе среди «хиви» организуются десятидневные курсы (с 27 марта по 5 апреля 1944 г.), в течение которых участники должны усвоить их будущие задачи.

Организацию курсов и проведение занятий на них поручить зондер-фюреру Будвитису.

Задачи туземной группы по работе среди «хиви»

Согласно распоряжению верховного командования сухопутных сил (отделение пропаганды среди солдат Востока) № 485/41/сс от

1 Штабы германских войсковых соединений от дивизии и выше имели отделы 1-Ц, занимавшиеся разведывательной работой. Эти отделы вели активную агентур­ную работу среди «хиви», служивших в тыловых частях германской армии, вербова­ли из их состава агентов. Кандидатов для вербовки подбирали фельдфебели (стар­шины рот), которые обычно являлись резидентами.

2 Так в тексте перевода.

13 февраля 1944 г.1, на нее возлагаются следующие задачи: полити­ческая работа среди «хиви» и рабочих из местного гражданского на­селения, пропаганда среди местного населения, активная пропаганда среди войск противника через радио, мегафоны, рупоры, подготовка проектов листовок, наполнение агитснарядов, оказание помощи в под­слушивании и шпионаже, оказание помощи в контрразведыватель­ной работе.

Руководство этой работой осуществлять в соответствии с обстанов­кой через своих помощников — унтер-офицеров.

Вопросы, возникающие при посещении частей и подразделений, ре­шать открыто на месте. Унтер-офицер по работе среди «хиви» всегда присутствует во время таких посещений, он докладывает вопросы и по­желания командиру подразделений или офицеру по работе среди «хиви» в целях немедленного принятия решения.

4. Работа среди туркестанских и кавказских батальонов по военно-идеологическим и политическим вопросам проводится непосредствен­но штабом армии (штабной офицер «Ост»).

Заместитель командира дивизии

генерал-майор Рейнгардт

ЦА ФСБ России, перевод с немецкого

Уже с первых дней войны германские вооруженные силы столкнулись с проблемой необходимости использования в своих рядах советских граждан. В первую очередь это было обусловлено большими потерями вермахта в живой силе.

Вследствие этих потерь некомплект личного состава к концу августа 1941г. достигал: в 14 дивизиях свыше 4000 человек, в 40 — свыше 3000 чел., в 30 — свыше 2000 чел. и в 58 — несколько менее 2000 чел.

Прибывшее пополнение не могло возместить этих потерь: до конца нояб­ря из строя выбыло 740 тыс. солдат и офицеров, в то время как пополнение составило не более 400 тыс. чел. Командиры немецких частей на Восточном фронте были вынуждены решать эту проблему своими силами. Они стали высвобождать солдат фронта путем привлечения советских военнопленных и лиц из числа гражданского населения в качестве вспомогательного персо­нала в тыловые части, где использовались в качестве шоферов, конюхов, рабочих по кухне, разнорабочих и т. п. Известные в немецких частях первона­чально как «наши русские», со временем они получили общее наименование «хиви» (сокр. от нем. Hielswieeige — буквально: «готовые помочь»). Все «хиви» принимали присягу на верность А. Гитлеру как главнокомандующему. Пос­ле принятия присяги все «добровольцы» приравнивались к немецкому сол­дату.

К концу 1942 г. «хиви» стали важным компонентом действовавших на Восточном фронте немецких дивизий. Только в службе снабжения пехотной дивизии штатами было предусмотрено 700 должностей для «добровольных помощников». Со временем некоторые «хиви», первоначально зачисленные на вспомогательные должности, переводились в состав охранных команд и антипартизанских отрядов, а те, что входили в состав немецких боевых час­тей, получали оружие и участвовали в боевых действиях наравне с немецки­ми солдатами. Так, например, из 510 военнопленных, включенных в состав 305-го полка 198-й пехотной дивизии в июле 1943 г., значительная часть на­ходилась на строевых должностях в немецких батальонах и ротах. Что же касается штатной численности «хиви», то она увеличивалась при фактичес­ком уменьшении штатов немецких дивизий. Новые штаты пехотной диви­зии, установленные со 2 октября 1943 г., предусматривали наличие 2005 «доб­ровольцев» на 10 708 человек немецкого личного состава, что составляло бо­лее чем 15 процента.

Помимо сухопутных войск вермахта русскими «добровольцами» обзаве­лись и другие виды вооруженных сил — люфтваффе и кригсмарине (части берегового обслуживания, зенитная и береговая артиллерия).

Согласно статистическим данным Управления Восточных войск на 2 фев­раля 1943 г., общее число бывших советских граждан, состоящих на немецкой военной службе, составило 750 тысяч, из них «хиви» было от 400 до 600 тысяч, без учета СС, люфтваффе и флота. По состоянию на февраль 1945 г., числен­ность «хиви» составляла 600 тысяч человек в вермахте, до 60 тысяч в люфт­ваффе и 15 тысяч во флоте.

Изложенные в настоящем приказе задачи офицерам 98-й пд для работы с личным составом ее вспомогательных частей («хиви») не пришлось осуще­ствлять на практике, так как через полмесяца в ходе Крымской операции (8 апреля — 12 мая 1944 г.) войсками Красной Армии были разгромлены не­мецкие войска, оборонявшиеся в районе Крыма (см. Окороков А. В. Антисо­ветские воинские формирования в годы Второй мировой войны. Моногра­фия. М., 2000, с. 33-35; Чуев С. «Проклятые солдаты». М. Яуза, ЭКСМО, 2004, с. 63).

№243

РАСПОРЯЖЕНИЕЗАМЕСТИТЕЛЯКОМАНДИРА

98-йНЕМЕЦКОЙПЕХОТНОЙДИВИЗИИ ОБИСПОЛЬЗОВАНИИТРУДОСПОСОБНОГО НАСЕЛЕНИЯКРЫМАВИНТЕРЕСАХГЕРМАНИИ1

30марта 1944 г.

I. Основное положение

Вся наличная рабочая сила из состава гражданского населения дол­жна быть направлена для использования либо в пределах Крыма, либо в Великогерманской империи.

II. Эвакуация лиц, пригодных к воинской службе

Впредь именовать: «Выделение рабочей силы для борьбы против большевиков».

1. Впредь в распоряжениях избегать термина «эвакуация лиц, при­годных к военной службе», так как вражеская пропаганда немедленно использует это в своих целях. Кроме того, такое наименование вызывает ненужное беспокойство среди населения. Поэтому впредь в распоряже­ниях необходимо подчеркивать, что эти мероприятия проводятся пото­му, что Германия и в будущем будет нуждаться в рабочей силе для борь­бы с большевизмом. Крым также должен внести свою долю в это дело, выделяя для этого наряду с целыми семьями также и отдельно лиц муж­ского пола, без которых здесь можно обойтись.

2. Выделение мужской рабочей силы. Еще раз необходимо тщатель­но проверить, соответствует ли число занятых здесь лиц мужского пола действительно абсолютно необходимой потребности и нельзя ли муж­чин заменить женщинами. Исключение допускается лишь в отношении лиц мужского пола, которые работают в настоящее время в военных и хозяйственных органах и без которых абсолютно нельзя обойтись и ко­торые не могут быть заменены женщинами.

В этой связи снова указывается на то, что части и подразделения дивизий несут ответственность в случаях передвижений за то, что дер­жат при себе рабочую силу из лиц мужского пола, занятых у них в рабо­чих колоннах или индивидуально.

В соответствии с этим до 10 апреля 1944 г. выделить и сдать в Баге-ровский этапный лагерь2:

а) всех лиц мужского пола, без которых можно теперь обойтись, в особенности всех праздношатающихся и т. д., которые представляют со­

1 Документ захвачен в бояхс немецкими войсками в Крыму 12-14 апреля 1944 г.

2 Лагерь был расположен в пос. Багерово, в 17 км от Керчи.

бой по экономическим, продовольственным и соображениям безопасно­сти невыносимое бремя для германских вооруженных сил и населения;

б) рабочую силу — лиц мужского пола, которые могут быть замене­ны женщинами.

Систематически письменно доносить в штаб дивизии (отдел тыла) дан­ные о числе женщин, необходимых в обмен, и число отправленных мужчин.

3. Справки о работе: до 15 апреля штаб корпуса выдает всем лицам мужского пола, оставшимся в качестве необходимых в частях и подраз­делениях и сведенным в рабочие колонны, специальные справки. Детали будут указаны позднее.

III. Отправка женщин и семей

Продолжать отправку семей. Генеральный уполномоченный по ис­пользованию рабочей силы в Великой Германии согласился принять се­мьи, в которых не менее 50% работоспособных членов.

С помощью этого мероприятия можно будет достигнуть известного дальнейшего смягчения положения с рабочей силой и продовольствен­ного положения наличного гражданского населения.

Запрещаются «дикие» эвакуации, так как они мешают планомерной работе по отправке населения и содействуют бандам, допуская бесконт­рольное бродяжничество.

До 10 апреля 1944 г. донести в штаб дивизии (отдел тыла) о намеча­емой отправке рабочей силы. В донесении указать число лиц, подлежа­щих отправке, и их местожительство. Дивизия учитывает зарегистри­рованных беженцев и организует сборные эшелоны на их отправку.

Заместитель командира дивизии

генерал-лейтенант Рейнгардт

ЦА ФСБ России, перевод с немецкого

№244

ОПЕРАТИВНЫЙПРИКАЗСТАВКИВЕРМАХТА7 ОПРОДОЛЖЕНИИБОЕВЫХДЕЙСТВИИВОЙСК ГРУППАРМИЙ«А»,«ЮГ»1И«ЦЕНТР»

2апреля 1944 г.

1. Наступление русских войск на южном участке Восточного фронта достигло своего апогея и пошло на убыль. Русские соединения измотаны

1 С 5 апреля 1944 г. группа армий «А» была переименована в группу «Южная Украинская», а группа «Юг» — в группу армий «Северная Украина».

предшествующими боями. Они действуют разрозненно, без четкого обо­значения направления главного удара.

Настало время окончательно остановить наступление русских.

В этом плане мною отданы соответствующие распоряжения. Задача состоит в том, чтобы, оставляя за собой Крым, во что бы то ни стало удержать либо вновь овладеть рубежом: Днестр до района северо-вос­точнее Кишинева — Яссы — Таргул Неамт — восточные отроги Карпат на участке между Таргул Неамт и Коломея1 — Тарнополь — Броды — Ковель.

2. Войска группы армий «А» имеют временно задачу удерживать рубеж Тилигульский лиман — Днестр до района Дубоссары до тех пор, пока будут созданы предпосылки для снабжения Крыма независимо от Одессы. Следует лишь подготовить отвод войск за Днестр. После закры­тия бреши, существующей между войсками 8-й армии и Карпатами, при­нять меры к быстрейшей переброске возможно большего количества войск с правого крыла группы армий на левый. Организовать оборону восточных отрогов Карпат. Надлежит принять все меры также и с нашей стороны для скорейшего развертывания вновь сформированных румын­ских соединений2.

Румынские войска следует включать в нашу систему обороны с уче­том условий местности с тем, чтобы танкоопасные направления оборо­нялись прежде всего немецкими войсками.

Особенно важно обеспечить скорейшую переброску к фронту предо­ставленных мною румынам тяжелых противотанковых орудий, которые надлежит использовать на особо угрожаемых участках. Орудийные расче­ты остаются немецкие. В данном вопросе дорог каждый час. Ответствен­ность за проведение данного мероприятия я возлагаю целиком и полно­стью на командующего группой армий, которому надлежит создать для этого специальный штаб.

3. Первоочередная задача войск группы армий «Юг» состоит в осво­бождении войск 1-й танковой армии из окружения. 1-й танковой армии продолжать прорыв в северо-западном направлении.

За счет имеющихся и вновь прибывающих соединений создать в рай­оне юго-восточнее Львова ударную группировку, которая имеет задачу перейти в наступление в юго-восточном направлении, сосредоточив ос­новные силы на узком участке, уничтожить группировку противника, прорвавшуюся в район Станислава, и восстановить связь с войсками 1-й танковой армии. В принципе я согласен с предложением фельдмаршала фон Манштейна.

После соединения с войсками 1 -й танковой армии окончательно ов­ладеть рубежом, указанным в пункте 1 приказа, восстановить связь с

1 Правильно г. Коломыя. Освобожден 28 марта 1944 г. войсками 1-го Украин­ского фронта.

2 Речь идет о 4-й румынской армии.

войсками группы армий «Центр» в районе южнее Ковеля и создать обо­рону на сплошном фронте. Прибывшие из Венгрии вновь сформирован­ные венгерские войска1 подчинить группе армий «Юг». И в данном слу­чае их необходимо использовать совместно с немецкими войсками, на которые они должны опираться. Здесь необходимо отдать категоричес­кие приказы.

4. Группа армий «Центр». Полностью согласен с сосредоточением основных усилий на узком участке фронта в районе Бреста. Первооче­редная задача группы армий состоит в том, чтобы вновь овладеть Кове-лем и установить связь с войсками группы армий «Юг».

Гитлер

Печатается по: В. И. Дашичев Банкротство стратегии германского фашизма. Т. 2. Изд. «Наука», М., 1973, сс. 512-513.

Настоящий оперативный приказ № 7, отданный 2 апреля 1944 г., был пос­ледним приказом ОКХ, содержавшим директивные указания на сравнительно продолжительный период времени. Оно потребовало стабилизировать фронт: удерживая Крым, закрепиться на линии Днестр, Кишинев, Яссы, восточные предгорья Карпат, Тернополь, Ковель. Для организации обороны Одессы пре­дусматривалось удержать крупный плацдарм на Днестре от Дубоссар до Ти-лигульского лимана. Группе армий «Юг» в качестве первоочередной ставилась задача вывести из окружения 1-ю танковую армию.

В течение января — апреля 1944 г. германским командованием было пере­брошено на Правобережную Украину 43 дивизии и 4 бригады. Основная масса этих сил — 34 дивизии и все бригады были переброшены из европейских стран и самой Германии, а 9 дивизий — с других участков советско-германского фрон­та. Были отстранены от командования группами армий «Юг» и «А» генерал-фельдмаршалы Э. Манштейн и Э. Клейст. Первую группу возглавил генерал-фельдмаршал В. Модель, а вторую — генерал Ф. Шернер.

Однако никакие принимаемые меры в рамках оперативного приказа № 7 не принесли немецкому командованию желаемых результатов по стабилиза­ции Восточного фронта.

На Правобережной Украине и в Крыму с конца декабря 1943 г. и до середи­ны мая 1944 г. войсками Красной Армии было разгромлено 99 дивизии и 2 бри­гады, из которых: 22 дивизии и 1 бригада уничтожены; 8 дивизий и 1 бригада из-за больших потерь расформированы; 8 дивизий потеряли до двух третей и 61 дивизия — до половины своего состава.

Победы войск Красной Армии на Правобережной Украине и в Крыму со­здали выгодную обстановку для развертывания наступательных действий на других стратегических направлениях советско-германского фронта (см. Исто­рия Второй мировой войны 1939-1945. М., Воениздат, 1977, т. 8, с. 89, 110).

1

№245

РАЗВЕДИНФОРМАЦИЯНАЧАЛЬНИКАШТАБА 4-йНЕМЕЦКОЙАВИАПОЛЕВОЙДИВИЗИИ ОРАСПОЛОЖЕНИИЧАСТЕЙИПОДРАЗДЕЛЕНИЙ ВОЙСККРАСНОЙАРМИИ,ДЕЙСТВОВАВШИХ ВПОЛОСЕДИВИЗИИ

28 апреля 1944 г.

1. Группировка противника.

После проведенной нами значительными силами разведки боем 19 и 20.4 у противника произошло ряд изменений:

а) по дороге через Соболи в полосу 334-й сд прибыл свежий баталь­он численностью в 200 чел. Кроме того, по достоверным данным, 25.4 на участке р. Лукасянка по обоим берегам подошло дополнительно подкреп­ление. Последнее расценивается как «хорошее». На участке 50-го егер­ского полка в направлении Алешковичи также наблюдался подход до­полнения численностью до роты. По показаниям пленных, на участке юго-вост. «Шнейкоппе» в первой линии действует штрафная рота;

б) захваченными документами подтверждается переименование 235-й сд в 145-ю сд.

Весьма вероятно, что 145-я сд (действовавшая ранее на участке вост. Витебск) объединена теперь р 235 сд в одну 145 сд.

Обороняются на участке против Храповичи — 729 сд, вост. автостра­ды — 599 сп. Наличие на участке против Круглихи 403 сп (ранее 801 сп) требует подтверждения.

в) по достоверным данным, 26.6 штаб 92 ск выдвинулся из района Романяха в район Пекари-Шницы.

Штаб 43 А переместился из района зап. оз. Лосвица в район сев. Городок.

Упоминавшаяся в разведсводке № 4,28 бригада находится, предпо­ложительно, в районе Мышки (3 км вост. автострады).

2. Боевой состав.

В результате прибытия дополнения, а также объединения подразде­лений численный состав рот в настоящее время сравнительно высок.

Расположенные по обеим сторонам дороги на Соболи 4-и 5-е роты 1126 сп имеют по 100 чел. боевого состава каждая.

Численность штрафной роты не установлена.

По показаниям пленных, численность рот у автострады составляет 150 чел. в роте (см. разведсводку № 4, пункт 2).

На основании установленного наземным наблюдением и из досто­верных источников подхода пополнения, можно считать, что и другие роты 334-й сп также пополнялась.

3. Оборонительные работы.

Перед участком 50 егерского полка и против левого фланга 49 егерс­кого полна неоднократно отмечались земляные работы и наведение ли­ний связи.

На участке Джуганы противник своими траншеями приблизился к нашему переднему краю. По достоверным данным, противник открывает вторую линию траншей.

Разрушения в системе обороны противника, произведенные во вре­мя атаки 3-й роты 49-го егерского полка, не могут быть восстановлены в короткий срок.

Пленный 25.04 показал: «Разрушения очень велики. Немыслимо, что­бы мы все так быстро восстановили, как того требует командир. Ему бы следовало самому прийти и посмотреть на эти разрушения».

23.4 вост. южной опушки «партизанского леса» отмечено новое заг­раждение в 200 рогаток.

4. Артиллерия.

Артиллерийская деятельность противника к концу месяца несколь­ко снизилась, равно как минометный обстрел.

Число батарей осталось за апрель неизменным и может быть оценено в настоящее время в 18 легких и 5 тяжелых батарей. Всего — около 60 ство­лов.

С середины месяца противник предпринял смену огневых позиций нескольких батарей и вел огонь с огневых позиций у дорог (период рас­путицы). Один раз отмечен подход к выс. 190,0 бронепоезда, который выпустил до 30 снарядов по району Боровляны — Веретейки.

Артиллерия противника подвергла обстрелу в основном районы: За­полье — Дюганы, Талицово — Храповичи, Веретейки — Санчонки.

Один раз отмечена стрельба фосфорными и дымовыми снарядами.

5. Поведение противника.

В течение апреля противник предпринял в полосе дивизии 10 раз-ведпоисков и 6 разведок боем. Большую часть из них в первой декаде апреля.

Особенно активно противник вел разведку в районе Круглиха.

Обращает на себя внимание выдвижение позиций противника в Дюганы. Одновременно там отмечена повышенная огневая деятельность. 27.4 сев. оз. Лосвица наблюдением отмечено 300 чел. на занятиях. Во время занятий была проведена учебная атака на выс. 189,0 с применени­ем задымления и огнеметов. Позднее атака была переведена в западном направлении.

6. Авиация противника.

Активность авиации противника возросла. 26.04 наблюдением от­мечено, на участке 50-го егерского полка в направлении Красный Двор-Плешки залет 6 штурмовиков, в районе Дровнева — посадка одного самолета.

07.04 с НП 2 батальона 49-го егерского полка была отмечена группа в составе 9 ИЛ-2, шедших над полуди в заданном направлении на посадку (предположительно в район Городок).

Самолеты противника неоднократно пролетали ваш передний край. Ночью систематически отмечался пролет самолетов противника курсом на запад в партизанские районы возле Лепель.

7. Оценкапротивника.

Подведение противником новых сил, равно как выдвижение и ук­репление его позиций можно частично объяснить, как ответ на предпри­нятые нами в период с 18 по 21.04 атаки. Отвлекаясь от этого, надо при­знать что слияние двух дивизий первой линии в районе автострады и достигнутая в результате значительная численность рот, равно как вы­движение штаба корпуса, являются серьезной угрозой. Обстоятельство, что кроме того приходится считаться с наличием позади 145-й сд и еще одной бригады, а также наблюдавшаяся сев. оз Лосвица учебная атака с применение дымов и огнеметов усиливают предположение, что против­ник имеет на этом участке наступательные намерения.

На основании разведданных на направлениием главного удара в по­лосе дивизии является несомненно участок: дорога на Соболи-Луже-сянка и Буяны-автострады. Можно ожидать атак в районе у Круглихи.

8. Партизанская обстановка.

Значительные силы партизан действуют западнее и южнее Бешенко-вичи по обеим сторонам Бешенковичи — Лепель.

В районе сев. в настоящее время проводится крупная операция про­тив партизан, в процессе которой банды в опорном районе Ушачи окру­жены и продолжают сжиматься дальше.

Южнее Бешенковичи дивизия активно участвует в борьбе с парти­занами в районах оз. Жеринское и у шоссе Сенно-Ушники. Отряд Пер­ша отбросил партизанские группы из района сев. оз. Жеринское в юж­ном направлении и занял опорные пункты на южном берегу оз. Жерин­ское.

Однако, с 26.04 партизанские отряды пробились в незанятые районы зап. Свечанка в районы дивизионных тылов и нападают на немецких солдат и эвакуированное население. Движение по дороге Бешеновичи-Мал., Ведрено — Чашники в настоящее время невозможно.

О нападениях партизан доносят из Дубровки, Андрюки, Воскресен-ца, Делюки, Бучачки, Вояри и Луч.

Начальник штаба дивизии

майор Куч

Переводчик РО штаба 3-го Белорусского фронта

старший лейтенант Симонович

ЦА ФСБ России, перевод с немецкого

В настоящей разведсводке отражается перегруппировка войск Красной Армии, и в частности 43-й армии и ее соединений, входивших в тот период в состав 3-го Белорусского фронта. В начале 1944 г. войска Западного фронта наступали на витебском и оршанском направлениях, полностью освободили Смоленскую область и вышли в восточные районы Белоруссии. Действитель­но, 43-я армия была перегруппирована в районе Городка (в 30 км от г. Витебска и в 93 км от г. Орши) еще в феврале 1944 г., которая в этом районе приняла полосу обороны от 11-й гвардейской армии, которая 16 апреля 1943 г. была преобразована из 16-й армии. Командующими армии являлись генерал-лейте­нант К. Д. Голубев (октябрь 1941 — май 1944). Его сменил генерал-лейтенант А. П. Белобородов.

Войска 43-й армии (включали 38, 53, 145, 149, 211, 275, 222, 279, 303-ю стрелковые, 104-ю и 109-ю танковые дивизии), как и другие объединения фрон­та, осуществляли подготовку к Витебско-Оршанской наступательной опера­ции (23-28 июня 1944 г.), которая была проведена в ходе Белорусской опе­рации.

На Витебско-Лепельском направлении оборонялись соединения 3-й тан­ковой армии, на Оршанском — 4-я полевая армия противника. Командование Красной Армии перед наступлением организовало широкие мероприятия по дезинформации противника. 29 мая 1944 г. ставка направила фронтам специ­альную директиву, в которой подчеркивалась необходимость обеспечения сек­ретности перегруппировок, смены войск и вообще всех мероприятии по подго­товке наступления.

Перед наступлением войсками Красной Армии проводилась разведка боем переднего края, артиллерийская и авиационная подготовка Особенно активно в этот период действовали партизаны Витебской, Могилевской, Минской, Го­мельской и др. областей. В период боев за освобождение Белоруссии войсками Красной Армии на оккупированной территории действовало 157 бригад и 83 отдельных партизанских отряда (свыше 270 тыс. бойцов); партизанский ре­зерв насчитывал до 250 тысяч человек.

Однако немецкому командованию, имевшему некоторые данные о пере­группировке войск Красной Армии, не удалось их остановить, уклониться от ударов или организованно отойти в глубину обороны.

26 июня был освобожден город Витебск, а 27 июня 1944 г. г. Орша. В ре­зультате Витебско-Оршанской операции было разгромлено левое крыло груп­пы армий «Центр». Войска Красной Армии подвинулись на 80-159 км. Созда­лись благоприятные условия для дальнейшего развития наступления с целью окружения и разгрома немецко-фашистских войск под Минском.

№246

ДОКЛАДНАЯЗАПИСКАПРЕЗИДЕНТАБЦРР.К.ОСТРОВСКОГОГЕНЕРАЛЬНОМУКОМИССАРУ БЕЛОРУССИИКУРТУФОНГОТТБЕРГУОРЕЗУЛЬТАТАХ МОБИЛИЗАЦИИВБКО

30апреля 1944 г.

Президент

Белорусской Центральной Рады № 78-мт Минск 30 апреля 1944 г. Спадару Генеральному комиссару В Минске

Во время конференции Окружных наместников и Окружных офи­церов, которая имела место 28 и 29 апреля с.г., установлено следующее:

Мобилизация призванных в БКО в целом прошла очень успешно за небольшим исключением в установленные сроки и среди призванных явилось около 85-100%. Настроение призванных в целом и у всего насе­ления бодрое и очень хорошее. Призванные понимают всю ответствен­ность и значение и горят желанием выполнить свой долг перед народом и Отечеством. Однако на это настроение влияют: одним из важных, безус­ловно, является вопрос о вооружении. Не малую роль играют, безуслов­но, обмундирование и обувь. Благодаря отсутствию или несоответствию обуви призванные легко подвергаются простудам, и этим самым нару­шается процесс военной подготовки. Все вместе взятое, безусловно, ос­лабляет дисциплину.

Однако наиважнейшим все-таки является вооружение. Уже было несколько случаев в Глубокском и Барановичской округах нападения партизан на почти безоружные отделы БКО. До этого времени пока обо­шлось без больших жертв, но не следует забывать, что враг приложит все старания, чтобы парализовать начатую нами организацию БКО.

Если это произойдет хотя бы в одном месте, то повлечет за собой общую катастрофу. Враг использует этот факт очень легко для пропаган­ды, и противостоять ей мы были бы бессильны.

Мне хорошо известно, Спадар Генеральный Комиссар, что с Вашей стороны есть полное понимание сложившейся ситуации и желание по­мочь нам всеми способами, но кроме этого считаю своим долгом еще раз со своей стороны подчеркнуть всю опасность положения, в котором мы в настоящее время находимся. Своим авторитетом мы можем поддержи­вать среди призванных какое-то время настроение, но не безгранично. Уже прошло три недели с того момента, когда организовались первые батальоны БКО. Всякими доводами можно призванным еще объяснить, почему мы до сих пор не имеем оружия. Такое положение вещей можно поддерживать еще пару недель, а дальше-Дальше мы сами можем потерять авторитет и нам перестанут ве­рить. Могу подчеркнуть тут, что белорусский народ вообще с подозре­нием относится ко всяким мероприятиям, с чьей бы стороны они ни происходили, благодаря тому, что не раз был обманут. На этот раз он без настороженности поверил БЦР, и если эта вера у него будет подо­рвана, то не найдется никакой силы, которая смогла бы это доверие вернуть.

Принимая во внимание изложенное, я очень прошу Вас, Спадар Ге­неральный Комиссар: 1. Выдать соответствующий приказ и приложить усилия, чтобы отделы БКО были соответствующим образом вооруже­ны в ближайшее время, не позднее, однако, как к 20.04, ибо дальше трудно было бы сейчас иметь смелость брать на себя ответственность за результаты. 2. Обеспечить вооруженные отделы БКО достаточным ко­личеством амуниции. 3. Помочь БЦР в первую очередь обеспечить БКО достаточным количеством обуви. 4. Издать приказ подчиненным Вам вооруженным силам обеспечить безопасность отделов БКО на случай нападения на них партизанских бандитов до момента их вооружения. Если нет возможности в некоторых местах сделать это, отдать приказ вывести отделы БКО из опасных мест в другие под защиту существую­щих вооруженных сил.

Одновременно уведомляю Вас, что все наместники и Окружные офицеры получили приказы и инструкции приложить возможные ста­рания, чтобы на протяжении этого времени (до 20.04) поддерживать ус­тановившееся хорошее настроение и доверие в доверенных им батальо­нах. Heil Hitler!

Согласно оригиналу Шеф Гл. Рук. БКО

майор Кушель

Подписал Президент БЦР Островский

ЦА ФСБ России

Еще в марте 1942 г. в соответствии с организационными распоряжениями А. Розенберга было официально санкционировано создание центральных уп­равлений коллаборационистской администрации, стоявшей над местными органами самоуправления, первоначально в Литве, Эстонии, Латвии, позже в Белоруссии.

21 декабря 1943 г. в г. Минске немецкими оккупационными властями было создано «белорусское правительство», названное «Белорусская центральная рада». Президентом немцами был назначен видный польский националист, бывший офицер польской армии Р. К. Островский.

Новое «правительство» Островского уже в начале своей деятельности в переговорах с фон Готтбергом о создании так называемого «национального войска» показало свою несостоятельность и потерю почвы для приобретения какого-либо авторитета среди белорусского народа

Несмотря на то, что немецкие власти согласились на создание в Белорус­сии коллаборационистской администрации БКО и ее воинских формирова­ний, в то же время не спешили их вооружать, так как имели место неоднократ­ные случаи перехода бойцов БКО на сторону партизан.

Немецкие власти вообще не доверяли населению Белоруссии, считая, что укоренившееся у него в сознании большевистское мировоззрение трудно изменить.

№247

ИЗНАСТАВЛЕНИЯВЕРХОВНОГОКОМАНДОВАНИЯ ВООРУЖЕННЫМИСИЛАМИГЕРМАНИИДЛЯВСЕХ ВИДОВВООРУЖЕННЫХСИЛ-«БОЕВЫЕДЕЙСТВИЯ ПРОТИВПАРТИЗАН»1

Верховное командование Штаб фюрера

вооруженными силами

6мая 1944 г.

Наставление «Боевые действия против партизан» вводится в дей­ствие в вермахте с 1 апреля 1944 г. Руководство «Боевые инструкции по борьбе против партизан на Востоке» от 11 ноября 1942 г. отменяется.

От имени верховного главнокомандующего

вооруженными силами Йодль

1 В 95 пунктах «наставления» (не публикуется) давался подробный инструктаж по уничтожению партизанского движения на оккупированной территории СССР. При этом «наставление» скрупулезно предписывало карателям не стесняться использо­вать против партизан все виды оружия — от стрелкового всех систем до огнеметов и механизированных частей.

Для розыска и преследования партизанских отрядов и соединений рекомендова­лось создавать так называемые «ягдкоманды» («охотничьи команды») из наиболее «бесстрашных и хорошо подготовленных солдат», имеющих «хороший охотничий инстинкт» (пункты 90-91).

Однако партизанское движение в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. показало, что воля советского народа к уничтожению оккупантов на священной со­ветской земле оказалась сильнее фашистской инструкции по борьбе с народными мстителями.

Здесь приводится только содержание «наставления», которое дает общее пред­ставление о документе.

Приложение БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ ПРОТИВ ПАРТИЗАН

Содержание Предисловие.

/. Угроза со стороны партизан.

II. Боевые действия против партизан.

A. Управление войсками. Б. Войсковые части.

B. Ведение разведки против партизан. Г. Методы боевых действий.

1. Окружение и уничтожение.

2. Уничтожение посредством внезапной атаки с последующим пре­следованием.

3. Использование против партизан ягдкоманд.

III. Меры охранения от партизан.

A. Общие положения.

Б. Охрана железнодорожных сооружений и обеспечение железно­дорожных перевозок.

B. Охрана сухопутных и водных путей. Г. Охрана населенных пунктов.

Д. Охрана промышленных объектов, административных учреждений, средств связи.

Е. Охрана полей и лесов.

IV. Специальные вопросы.

A. Использование военно-воздушных сил в боевых действиях про­тив партизан.

Б. Использование бронепоездов в боевых действиях против партизан.

B. Специальные правила по организации связи в боевых действиях против партизан.

Г. Специальные правила пользования машинами в боевых действи­ях против партизан.

Д. Обращение с населением, с пособниками партизан и с партизанами. Е. Конфискация сельскохозяйственных продуктов.

[...]

Печатается по тексту книги Диксона О. Ч. и Гейльбруна О. Коммунистические партизанские действия. М., Иностранная литература, 1957, с. 263-290.

1 304-я абверкоманда действовала при группе армии «Север».

2 В результате наступления советских войск в ходе Ленинградско-Новгородской стратегической операции (14 января — 1 марта 1944 г.) абверкоманда-304 в феврале 1944 г. эвакуировалась из Пскова сначала в м. Белое озеро, а затем в д. Турайдо, близ г. Сигулда Латвийской ССР.

3 Видимо, ошибка переводчика. Здесь и далее речь идет не об абверкомандах, а об абвергруппах, подчинявшихся абверкоманде-304.

4 301-я абвергруппа в начале войны входила в штат 301 -й абверкоманды. Внача­ле 1944 г. 301-й абвергруппа была переброшена на северо-западный участок совет­ско-германского фронта и подчинена 304 и абверкоманде. Начальником 301-й аб­вергруппы с 1944 г. являлся обер-лейтенант Крюгер Рудольф.

На территории Латвии группа стала действовать с апреля 1944 г. В мест. Борко-вичи (апрель — июнь 1944 г.) Полоцкой области находился мельдекопф абвергруп­пы (см. т. 3, документ № 1352).

ИЗОТЧЕТАНАЧАЛЬНИКА304-й1АБВЕРКОМАНДЫ ОРЕЗУЛЬТАТАХКОНТРРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИЗААПРЕЛЬ1944г.

8мая 1944 г.

[■■■]

В отчетном месяце, как и в предыдущем, контрразведывательной ра­боте все еще мешала передислокация многих воинских частей2, которые сначала должны были сориентироваться в новых районах. Найти точки соприкосновения с разведслужбой противника и приступить к организа­ции местных агентурных связей. Это относится прежде всего к воинским частям, главные силы которых еще находятся на территории России и частично на территории Литвы. Положение с партизанами в этом районе, оставшееся, по существу, неизменным, несмотря на различные акции, пред­принимавшиеся войсками безопасности, вновь потребовало участия во­инских частей в таких акциях, а также подключения собственных сил в целях выявления и задержания известных агентов и выявления мест явок.

Абверкоманда-3173 участвовала в операции «Рихард» против парти­зан в районе оз. Страдное с 4 по 10 апреля 1944 г. В ходе операции был убит 1 человек, ранены 1 солдат и 3 агента. Сколько-нибудь значитель­ного контрразведывательного успеха достигнуто не было. Использова­ние группы разведчиков команды для проведения дознания в д. Яскино (5 км севернее Себежа) приведо к столкновению с превосходящими си­лами партизан, при этом 1 агент был убит и 3 ранены. Последовавшее вслед за этим прочесывание местности вокруг Яскино взводом развед­чиков 317-й команды совместно с ГФП вновь привело к столкновению с превосходящими силами партизан.

Во время акции, проведенной абверкомандой-3014в ночь на 3 апре­ля 1944 г. в партизанском районе (местность в 20 км севернее Боркови-чей), были задержаны: 1 партизанский агент (женщина) и 2 партизана.

Систематические дознания, проводившиеся «Феникс» абверкоман-ды-3121 в районе Печур2 и в соседнем русском районе, привели к рас­крытию группы из 6 агентов-шпионов, которая была обезврежена. В нас­тоящее время МК с помощью местных истребительных команд занима­ется планомерной чисткой названного района от элементов, оказываю­щих сопротивление, особенно от таких, которые уклонились от мобили­зации (проводимой германскими учреждениями), сбежав в леса, и пред­ставляют опасность в контрразведывательном плане.

Абверкоманде-3113 удалось внедрить агентов в разведгруппу ли­товской партизанской бригады, действующей в районе Карсавы. В ре­зультате агентурно-разведывательная сеть, созданная этой разведгруп­пой и действовавшая главным образом по железнодорожной линии Карсава-Абрене, была значительно разрежена и благодаря аресту 31 че­ловека понесла значительный урон. Допросы дали нити для розыска еще 56 лиц, которыми команда займется сразу после завершения нача­того следствия.

В выявлении советских агентов разведки и агентов-диверсантов, находившихся с заданиями на территории Эстонии, и в их подавлении значительную роль сыграла абверкоманда-3264, которая во многих слу­чаях предпринимала самостоятельное вооруженное действие. Из числа групп агентов-парашютистов, заброшенных в предыдущие месяцы, и еще 6 групп, заброска которых была произведена в отчетном месяце, было обезврежено 70 агентов. 7 групп, введенных в апреле, были уничтожены полностью.

Радиоигры «Секретная связь»

В настоящее время абверкомандами проводятся 4 радиоигры «Сек­ретная связь», 2 из которых («Аня» и «Вапс») возобновлены в отчетном месяце. Радиоигра «Аня» началась 15 апреля 1944 г. в абверкоманде-301.

1312-я абвергруппа действовала при 18-й немецкой армии. Начальником органа являлся зондерфюрер Перхоу. Группа вела активную контрразведывательную рабо­ту на территории Ленинградской, Псковской области и республик Прибалтики. На январь 1944 г. группа дислоцировалась в мест. Пээду (Эстония), позже в мест. Дзела-ва, затем — Малумуйка (Латвия).

2 По всей видимости, речь идет о г. Петсери. С 1946 г. Печеры в Псковской области.

3 311-я абвергруппа действовала при 16-й немецкой армии. Начальником органа являлся лейтенант Нетер. На территории Латвии начала действовать с января 1944 г. вначале дислоцировалась в мест. Сальнава, а в конце июля 1944 г. — на хуторе Древе-ни (4 км от г. Огре) (см. т. 4, документ № 1542).

4 326-я абвергруппа действовала при 207-й охранной дивизии северной группы немецких войск. Начальником группы был капитан Дамюрау Гельмут. На террито­рию Эстонии абвергруппа прибыла в марте — апреле 1943 г. и находилась там до ноября 1944 г. Свою работу группа контактировала с «АН СТ Таллин» и использова­ла т. н. «эстонскую самозащиту» по розыску советских разведчиков и партизан.

Схваченный вражеский радист принадлежал к группе разведотдела 2-го Прибалтийского фронта численностью 10 человек. Группа была забро­шена 26 марта 1944 г. с заданиями проводить разведку противника и осу­ществлять диверсии.

Радиоигра «Вапс» началась 22 апреля 1944 г. в абверкоманде-326, а также в VAO-3261 в Ревеле. Игра ведется с эстонским НКВД, который 7 апреля 1944 г. через Центральный штаб эстонских партизан2 забросил группу в составе 2 человек с заданиями проводить разведку и подрыв­ную работу в районе Феллин-Тарту.

Проводившаяся в VAO-326 радиоигра «Морская чайка» была в от­четном месяце прервана, так как с середины января 1944 г. она велась безрезультатно.

Несоветская разведка

Давно подозревавшиеся связи, тянущиеся с территории Прибалти­ки через Финляндию к шведской и английской разведслужбам, подтверж­дены благодаря случаю, установленному КОР3. На основании материа­ла, захваченного у задержанного курьера, явилась возможность обнару­жить эстонскую тайную организацию, которая наряду с политической деятельностью в духе националистических устремлений к самостоятель­ности, занималась шпионажем против германского вермахта и поставля­ла разведматериал в разведцентр эстонских эмигрантов в Стокгольме как непосредственно, так и через Финляндию; данный разведцентр рабо­тает на Англию. Благодаря вмешательству полиции безопасности к на­стоящему времени удалось задержать около 100 лиц, которые сейчас допрашиваются; допросы прольют свет на обстоятельства, связанные с деятельностью организации.

Удавшееся независимо от этого случая нападение на литовского под­полковника, у которого кроме документов были найдены инструкции по нелегальной радиосвязи между Каунасом и Стокгольмом, дало в руки факт существования разведывательной организации противника, рабо­тающей в Каунасе. Допросы с целью выяснения всех обстоятельств еще ведутся.

[••■]

1 Имеется в виду абвергруппа-326.

2 Правильно Эстонский штаб партизанского движения (ЭШПД), а не централь­ный, как указано в документе. ЭШПД создан 3 ноября 1942 г. К началу 1944 г. в вооруженной борьбе участвовало около 1 тыс. человек. Весной и летом ЭШПД направил на оккупированную территорию свыше 20 групп (70 человек) (см. Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 539-540, документ № от 04.02.44).

3 Имеется в виду германский разведывательный и контрразведывательный орган «Кригсорганизацион Финляндия» (см. т. 1 настоящего сборника документ № 68, т. 4, документ № 1359).

Оценка положения неприятельской разведки

1. Общее

По сравнению с мартом (198 агентов из 35 неприятельских групп) число обезвреженных в отчетном месяце агентов противника (105 аген­тов из 28 неприятельских групп) резко снизилось. На значительном уменьшении установленных забросов агентов в Эстонии отрицательно сказались уже упоминавшаяся в начале передислокация многих воинс­ких частей и крайне тяжелые условия работы в партизанских районах на участке командования 16-й армии1. После того как Советы в февра­ле — марте потерпели крупные неудачи в Эстонии с массовыми забро­сами больших групп агентов, а также после того как были полностью уничтожены крупные партизанские отряды, переброшенные с примене­нием силы через передний край обороны в районе оз. Пейпус, советс­кая разведка в апреле вновь перешла к заброске маленьких групп аген­тов. Ввиду неудач, вызванных не в последнюю очередь антисоветски­ми настроениями эстонского населения, советская разведка, кажется, отказалась от попыток формирования партизанских отрядов большого масштаба и проведения политического разложения населения и при продолжающейся стабилизации военного положения, в особенности на Нарвском фронте и южнее Пскова, вновь перешла к усиленному вве­дению отдельных агентов и небольших квалифицированных разведг­рупп. Согласно показаниям агентов, не вызывающим ни малейшего со­мнения, установлено, что Ленинградский штаб партизанского движе­ния сосредоточил в Веретье, на восточном берегу оз. Пейпус, партизан­скую бригаду под командованием капитана Красной Армии эстонца Крииманна, которая готова в любой момент вступить в боевые дей­ствия на территории Эстонии.

Положение партизан, прежде всего на территории, оставшейся у рус­ских, будет и дальше оказывать неблагоприятное для нас воздействие на положение разведки противника. Акции, проведенные против партизан­ских центров, не внесли существенных изменений в настоящее положе­ние. Так как в ходе этих акций не удалось создать сколько-нибудь значи­тельного препятствия для действующих в данном районе партизанских бригад, то находящиеся при партизанских отрядах шпионские отделы и группы также не встречают сколько-нибудь существенных помех в своей деятельности.

2. Новые данные об организации и методах советской разведки

Трофейные документы и допросы партизанских агентов вновь под­тверждают, что партизаны используют в качестве агентов для ведения военной разведки преимущественно бывших комсомольцев и ведут их списочный учет по степени благонадежности. Среди комсомольцев ряда

1 См. т. 3, документ № 789.

местностей в этом отношении велась планомерная пропагандистская ра­бота. Установлены попытки втянуть в партизанскую деятельность учи­тельскую интеллигенцию и духовенство как общественно доверенных лиц.

[...]

Трудности борьбы с агентами в районах, пораженных партизанской заразой, объясняются прежде всего тем, что заброс агентурных групп производится в партизанские центры. Этот опыт, вновь и вновь дока­зывающий свою целесообразность, за отчетный месяц со всей опреде­ленностью установлен также в Эстонии. Группа в составе 10 человек, заброшенная с парашютами в конце марта 1944 г. в район Себежа (рай­он контролируется партизанами) разведотделом 2-го Прибалтийского фронта, имела указание продвигаться к месту назначения при поддерж­ке партизан, так как партизанам известны надежные пути и при этом агентам обеспечено снаряжение и продовольствие. Агентурная группа должна была далее воспользоваться сведениями, поступившими от партизан, но выполнять свои разведзадания независимо от них. Впер­вые в Эстонии установлено введение в действие агентурной группы, посланной отделом контрразведки «Смерш» Краснознаменного Бал­тийского флота, которая наряду с общей разведкой должна была в пер­вую очередь осуществлять диверсии на предприятиях горючих слан­цев в Кивиели.

Случай шпионажа в Эстонии вновь доказал гибкость методов совет­ской разведки, подтвердил, что советская разведка не упускает ни ма­лейшей возможности даже в тех случаях, когда исполнение какой-то акции представляется маловероятным. Так, руководитель бывшего про­германского и склонного к национал-социализму «движения за свобо­ду» в Тарту «Вапс», высланный со своей семьей в июне 1941 г., получил следующее задание: разведка подходящих возможностей для приземле­ния агентов с парашютами, разведка передвижений войск, а также уста­новление связи с влиятельными соотечественниками, побуждение их к диверсиям и сопротивлению. При этом агент должен был попытаться под видом эмиссара, якобы направляемого Англией эстонского движе­ния «Комитет свободной Эстонии» установить контакт и связь с анти­большевистскими кругами эстонского самоуправления. Так как из чис­ла вывезенных в свое время в Советский Союз эстонцев советская раз­ведслужба выбрала для себя ряд других лиц, которые в прошлом были настроены в прогерманском духе, следует предположить, что в ближай­шее время (в Эстонию) будут переброшены еще агенты с такими же или подобными заданиями. Здесь впервые задание исходило от так называе­мого народного комиссариата внутренних дел Эстонии.

3. Основные цели советского шпионажа и диверсий

Основная цель засылки агентов в отчетном месяце четко не обозна­чалась, не считая того, что советская разведка проявляла повышенный интерес к судоходному сообщению в Ревельской гавани и бухте Кунда1, а также к военному присутствию в Ревеле и к расположению воинских гарнизонов, к численности и размещению складов боеприпасов в районе Тарту.

Положение собственной контрразведки

Трудности, с которыми сталкивается собственная контрразведка, выз­ваны не только продолжающимся в высшей степени активным партизан­ским движением на территории России и частично Литвы2, но также и проблемой русских, эвакуированных в тыловые армейские районы и при­балтийские государства. Последние особенно требуют постоянной ин­тенсивной обработки в контрразведывательном плане, так как советская разведка, как установлено со всей достоверностью, в ходе эвакуацион­ных мероприятий германских учреждений преуспела во внедрении сво­ей агентуры.

Особый очаг опасности в плане контрразведки представляет насе­ление пограничной области между Россией и Литвой3в особенности латгальцы4, которые с давних пор подвергались советской партизанской пропаганде и восприимчивы к ней. Помимо сопротивления мобилиза­ции и прочим мероприятиям германских учреждений там установлена широко распространенная готовность оказать поддержку деятельности партизан.

Солидарность населения с партизанами является не только на рус­ской территории причиной того, что отдельные мероприятия и акции, предпринимаемые германской стороной против партизан, постоянно за­ранее становятся известными последним и поэтому почти никогда не приводят к продолжительному успеху.

[...]

Начальник команды

майор Гезенреген

ЦА ФСБ России, перевод с немецкого

1 Порт Кунда в бухте того же названия использовался фашистами как пункт базирования их военно-морского флота, находившегося в Финском заливе.

2 На территории Литвы в борьбе с оккупантами участвовало свыше 10 тыс. партизан и подпольщиков. На оккупированной территории действовали 94 партизан­ских отряда и групп. В 1941-1944 гг. было выведено из строя свыше 14 тыс. гитле­ровцев и их пособников, организовано свыше 500 крушений воинских эшелонов, разгромлено 18 гарнизонов и т.д. (см. Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 535 т. 2 настоящего сборника, документ № 508).

3 Вероятно, допущена ошибка в переводе, следует читать — Латвией.

4 Латгалы — этнографическая группа латышей в восточной части современной Латвии.

Кроме упоминаемых в тексте абвергрупп (311,312,317,326) в 304-ю абвер-команду еще входили 313-я и 319-я абвергруппы. Первая из них действовала при 281-й, а вторая при 285-й охранных дивизиях.

Обе абвергруппы вели контрразведывательную работу на оккупирован­ных территориях Ленинградской и Псковской областей и республиках При­балтики.

304-я абверкоманда работала в контакте с 104, 204-й абверкомандами и 713, 715 и 501-й командами тайной полевой полиции.

№249

ИЗСЛУЖЕБНОЙЗАПИСКИМИНИСТЕРСТВА ИНОСТРАННЫХДЕЛГЕРМАНИИОПРАВОВОМ1 ПОЛОЖЕНИИСОВЕТСКИХВОЕННОПЛЕННЫХ

29 мая 1944 г.

Аргументы министра д-ра Геббельса в его письме от 12 мая с.г., кото­рыми он обосновывает свое требование о передаче ему всех полномочий и руководства в области пропаганды среди военнопленных, исходят из ошибочных предпосылок и недооценки проблемы в целом, а потому ни в какой мере не могут изменить точку зрения министерства иностранных дел.

Военнопленные являются иностранцами. Отсюда и влияние на них представляет собой область внешней политики и зарубежной пропаган­ды, которая возложена фюрером на имперского министра иностранных дел и является делом МИДа.

В соответствии с этим согласно мобилизационному приказу от ав­густа 1939 г. руководство всеми делами, касающимися военнопленных и не имеющими военного характера, сосредоточено в министерстве ино­странных дел. Таким образом, компетенция министерства иностран­ных дел относительно осуществляемой им до сих пор деятельности в области влияния на военнопленных и попечения о них была с самого начала ясна и понятна. Исключением из этого правила являются совет­ские военнопленные, которые подчинены министру по делам оккупи­рованных восточных областей, так как на них действие Женевской кон­венции не распространяется и они занимают особое политическое по­ложение...

Печатается по: Преступные цели — преступные средства. М., 1985. С. 164.

1 Так в тексте документа. Фактически речь идет о политическом, а не о правовом положении советских военнопленных.

№250

ДОКЛАДНАЯЗАПИСКАГЕБИТСКОМИССАРА ПАУЛЯРААБАА.РОЗЕНБЕРГУОПРИНЯТИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХМЕРПОМОБИЛИЗАЦИИ РАБОЧЕЙСИЛЫКИЕВСКОЙОБЛАСТИ ДЛЯГЕРМАНИИ

7 июня 1944 г.

Грамбуш Секретно

Как вам известно из донесения ОКХ, я, исполняя мои обязанности в районе Васильков (Украина), сжег несколько домов, принадлежащих лицам, сопротивлявшимся мобилизации на работы. Донесение соответ­ствует действительности.

С 5 мая 1942 г. до 28 декабря 1944 г.1 я занимал пост гебитскомиссара по вопросам информации на территории Васильков. Наряду с большим количеством поручений по работе гебитскомиссаром Дерером на меня была возложена ответственность за стопроцентное выполнение заданий по мобилизации рабочей силы для Германии по данному району. Как ни была неприятна эта задача, я все же ее добросовестно выполнял и прово­дил ее как с ловкостью, так и с необходимой в данном случае твердостью.

До прихода советских войск этот район предоставил для Германии более 31 тыс. рабочих. На протяжении 1942 г. привлечение мобилизо­ванных рабочих достигалось почти исключительно посредством пропа­ганды. Лишь изредка приходилось прибегать к принудительным мерам. Только в августе 1942 г. пришлось принять меры против двух семей в дер. Глевенке и Залисный Хутор, каждая из которых должна была выде­лить одного человека на работу. Оба были впервые вызваны в июне, но отказались повиноваться многочисленным вызовам. Их привели насиль­но, но дважды им удалось сбежать с транспорта и из сборного лагеря в Киеве. Перед вторичным их задержанием предварительно были аресто­ваны в качестве заложников отцы обоих до тех пор, пока не явятся их сыновья.

Когда после вторичного бегства было издано распоряжение о повтор­ном задержании как обоих юношей, так и их отцов, была произведена полицейская облава на эти дома.

Тогда я решил перейти наконец к мерам, которые должны были дока­зать становящейся все более упрямой украинской молодежи, что наши указания для них обязательны. Я приказа! сжечь дома обоих беглецов.

1 Так в тексте, г. Васильков Киевской области был освобожден Красной Армией в ноябре 1943 г.

Результатом этого было то, что в последующее время население снова покорно выполняло распоряжения, касающиеся трудовой повинности. Сжигание домов как мера наказания впервые стала известна не только благодаря мне, ее предложил как принудительную меру при использова­нии рабочей силы г-н рейхскомиссар (в секретном письме). Он рекомен­довал ее в тех случаях, когда другие меры окажутся недостаточными. Кроме того, такая строгая мера была воспринята местным населением как должная, так как обе наказанные семьи высмеивали население, вы­полнявшее распоряжения, посылавшее своих детей на работы иногда и добровольно...

... Работа стала невыносимо трудной с тех пор, как население узнало, что местный комиссар принимает жалобы на гебитскомиссара. Вслед за положительными результатами последовало пассивное сопротивление со стороны населения, принудившее меня в конце концов снова прибег­нуть к аресту, конфискации и отправке в трудовой лагерь. После того как целый транспорт мобилизованных на работы напал на полицию на вокза­ле в Василькове и обратился в бегство, я оказался вынужденным прибег­нуть к строжайшим мерам. Некоторые зачинщики, конечно, давно бе­жавшие, были обнаружены в Плисецком и в Мытнице. После неодно­кратных попыток их арестовать, дома их были сожжены. Тогда местный комендант выслал в деревню полевую жандармерию и произвел в неко­торой части подробный допрос по этому делу. Но, кроме того, он принял молодых украинцев, бежавших из сборного лагеря, на работу в добро­вольные вспомогательные отряды. Тем самым для меня стала совершен­но невозможной работа в этом секторе.

К сожалению, я лишен возможности указать точную дату приведен­ных здесь случаев, так как после моей последней деятельности в районе Гайсин1 я попал под Станиславом2 в марте 1944 г. в советскую засаду, и так как я мог спрятать только оружие, то был вынужден сжечь вместе со всей ношей и дневник.

Я хотел бы в заключение в сжатой форме изложить следующее:

1. В пределах района Васильков я нес ответственность за мобилиза­цию местных жителей на работу в Германию. Выбор средств, при помо­щи которых я выполнял эту задачу, был предоставлен мне.

2. Я работал с исключительным терпением и начал принимать рез­кие карательные меры тогда, когда результаты ни в какой степени не со­ответствовали затраченному времени.

3. Жесткие меры, как, например, сжигание домов, применялись толь­ко в отдельных немногих случаях. Благодаря применению таких мер, по

1 г. Гайсин — районный центр в Винницкой области. Город освобожден 14 марта 1944 г. войсками Украинского фронта.

2 Бывший областной центр Станиславской области 9 ноября 1962 г. переимено­ван в г. Ивано-Франковск, а область переименована в Ивано-Франковскую. Город Станислав освобожден 27 июля 1944 г. войсками 1-гоУкраинского фронта в ходе Львовско-Сандомирской операции.

крайней мере в 1942 г., было достигнуто то, что мобилизация потребова­ла не слишком большого числа полицейских, которые вследствие их ис­пользования в других местах не всегда могли быть предоставлены для этих целей.

4. Для применения таких мероприятий мне было дано право особой секретной рабочей инструкцией для штабов по использованию рабочей силы в генеральном округе Киев. Они ни в коем случае не являют собой самоуправства.

5. Доставка 31 тыс. рабочих для Германской империи, безусловно, имеет важное военное значение. Жесткие мероприятия являются впол­не правомерными для того, чтобы воспрепятствовать неудачам при проведении в жизнь действий, связанных с мобилизацией.

6. Большая часть населения считала правильными меры, принятые мною. Эти мероприятия вызывали неудовольствие у тех немцев, кото­рым предстояло разрешить на Украине лишь небольшие задачи и у кото­рых поэтому оставалось слишком много времени для того, чтобы фило­софствовать.

7.0 принятых мною мерах против бежавших мобилизованных я док­ладывал в каждом отчете гебитскомиссару Васильков Дереру и г-ну ге­неральному комиссару в Киеве.

Условия были известны обоим, и они одобрили мои мероприятия, как имеющие успех.

Хайль Гитлер!

Пауль Рааб

Печатается по: Преступные цели — преступные средства.

М, 1985. С. 220-223.

Настоящий документ противника, как и многие его другие, обличает ха­рактер и методы немецко-фашистской оккупационной политики на временно завоеванных территориях Советского Союза, для оценки которой трудно по­дыскать слова.

Заметим, что по мере того как затягивалась война, проблема рабочей силы становилась для Германии все более сложной. В соответствии с этим усили­лась погоня за людьми на оккупированных территориях, о чем и гласит этот документ.

За отказ и уклонение местного населения от т. н. «добровольного набора» в Германию, оккупационными властями принимались к нему резкие каратель­ные меры и виды наказании: аресты, конфискация имущества, захват залож­ников, сожжение домов и усадьб родителей, чьи дети уклонялись от «добро­вольного» направления в Германию.

Безусловно, что подписавшее документ лицо, руководствуясь преступны­ми указаниями, спущенными сверху, очень рьяно исполняло свои обязаннос­ти, переусердствовало в своих действиях по отношению к местному населе­нию, которое вынуждено было обращаться в местную полевую жандармерию, где порой получало поддержку и осуждение действий лиц, занимавшихся на­сильственной мобилизацией рабочей силы для Германии, о чем свидетель­ствует этот документ.

№251

ЗАПИСКАГ.ГИММЛЕРАСОЦЕНКОЙВНЕЙПРИКАЗА ГЛАВНОГООПЕРАТИВНОГОУПРАВЛЕНИЯСС

ОЗАПРЕЩЕНИИФОТОГРАФИРОВАНИЯ ЭКЗЕКУЦИЙ',ПРОВОДИМЫХНАТЕРРИТОРИИ

РЕЙХА

17 июня 1944 г.

05.07.42 г. Главное оперативное управление СС издало нижеследую­щий приказ:

«Фотографирование экзекуций, производимых на территории рей­ха или вне его, запрещается. Запрещается также привлечение к фотогра­фированию экзекуций лиц, не принадлежащих к войскам СС. Разреше­ние на изготовление фотографий для служебных целей может даваться только начальником соответствующего органа полиции. Все ранее сде­ланные фотографии подлежат изъятию и уничтожению».

К сожалению, экзекуции являются необходимыми. Фотографировать же их столь же безвкусно, как и вредно для нашего фатерланда, так как противник пользуется этими фотографиями в своих целях во зло нам.

Печатается из книги: Откровения и признания. Секретные речи. Дневники. Воспоминания. М, «Терра» — «Тегга». 1996. С. 268.

№252

ИЗПРИКАЗА60ПОШТАЛАГУ-344ОЗАПРЕЩЕНИИ СОВЕТСКИМВОЕННОПЛЕННЫМНОСИТЬОБУВЬ

21 июня 1944 г.

...В связи с большой нехваткой обуви совершенно недопустимо, что­бы советские военнопленные в лагерях и рабочих командах носили в

1 Экзекуция (от латинского — exsecutio — исполнение). 1. Исполнение пригово­ра (о смертной казни или телесных наказаниях); 2. Телесные наказания.

Телесные наказания, в античном и средневековом праве мера наказания, заклю­чавшаяся в причинении осужденному физических страданий. Подразделялись на чле­новредительские — урезание языка, вырывание ноздрей, отсечение конечностей и т. п.; болезненные — битье кнутом, плетью, батогами, розгами; позорящие — выстав­ление у позорного столба, клеймение. (См. Российский энциклопедический словарь. Книга 2. Н - Я. М., 2001. С. 1556, 1827).

теплые дни кожаную обувь. Они должны ходить босиком. О всех исклю­чениях запрашивать разрешение начальника стационарного лагеря.

Начальник лагеря

подполковник Месснер

Печатается по:

Преступные цели — преступные средства. С. 196. М., 1985.

Этот документ является еще одним свидетельством человеконенавистни­ческого отношения фашистов к советским военнопленным.

№253

СОГЛАШЕНИЕМЕЖДУРЕЙХСФЮРЕРОМСС ГИММЛЕРОМИМИНИСТРОМИНОСТРАННЫХДЕЛ ГЕРМАНИИРИББЕНТРОПОМОВЗАИМОДЕЙСТВИИ ВОБЛАСТИСБОРАИИСПОЛЬЗОВАНИЯ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙИНФОРМАЦИИ

[Не позднее июня 1944 г.]

Фюрер приказом от 12 февраля 1944 г. обязал рейхсфюрера СС со­здать единый аппарат немецкой секретной службы информации1. Сек­ретная служба информации, поскольку имеется в виду заграница, долж­на иметь задачей обеспечение империи информацией по политическим, военным, хозяйственным и техническим вопросам.

Фюрер в дополнение к этому постановил, что служба информации, поскольку имеется в виду заграница, должна производиться2согласо­ванно с имперским министром иностранных дел. Между имперским министром иностранных дел и рейхсфюрером С С по этому вопросу до­стигнуто соглашение по следующим пунктам:

1. Секретная служба информации рейхсфюрера СС является важ­ным инструментом в доставке информации по вопросу внешней полити­ки, находящейся в ведении министра иностранных дел. Исходя из этого, первым требованием является тесная, дружественная и лояльная совме­стная работа министерства иностранных дел и Главного управления им­перской безопасности. Это соглашение не затрагивает доставку сообще­ний по внешнеполитическим вопросам через министерство иностран­ных дел.

1 В соответствии с приказом Гитлера была осуществлена реорганизация органов германской разведки. Служба военной разведки абвера была передана в подчинение Главного управления имперской безопасности (РСХА).

2 Так в тексте перевода.

2. Министерство иностранных дел представляет в распоряжение Главного управления имперской безопасности формацию, необходимую для проведения разведки по вопросам международного положения и о намерениях немецкой внешней политики, а также сообщает Главному управлению имперской безопасности свои внешнеполитические, разве­дывательные и обычные поручения, которые должны быть выполнены органами секретной службы информации.

3. Добываемые секретной службой информации материалы по воп­росу внешней политики представляются Главным управлением импер­ской безопасности в распоряжение министерства иностранных дел.

То же самое относится к материалам по вопросам хозяйства, а также военным и техническим вопросам, имеющим международное значение.

4. Информационный материал по международным вопросам, исхо­дящий из Главного управления имперской безопасности и заслуживаю­щий внимания фюрера, представляется фюреру министром иностран­ных дел как материал Главного управления имперской безопасности. Если рейхсфюрер СС считает необходимым доложить свой материал фюре­ру непосредственно, то это сообщение одновременно представляется так­же; имперскому министру иностранных дел.

5. Секретная служба информации не предпринимает за границей ничего такого, что каким-либо образом могло бы помешать внешней по­литике империи.

Рейхсфюрер СС будет обеспечивать это особыми распоряжениями. Особые действия сотрудников или агентов секретной службы информа­ции за границей, которые могли бы вызвать международные осложне­ния, могут быть предприняты только по согласованию с имперским ми­нистром иностранных дел. Это же самое относится и к организации сек­ретной службы информации за границей, поскольку такие организаци­онные мероприятия могут вызвать международные осложнения.

6. Министерство иностранных дел оказывает возможную помощь секретной службе информации. Имперский министр иностранных дел вводит в иностранные представительства определенных сотрудников разведки, поскольку это будет возможным из внешнеполитических со­ображений. В каждой стране каждый такой сотрудник разведки прини­мает на себя ответственность за деятельность остальных завербованных в данной стране агентов службы информации. Положение: сотрудников службы информации и их отчетность предусматриваются инструкцией от 22 августа 1941 г., принятой по согласованию министерством иност­ранных дел и Главным управлением имперской безопасности, а также дополнением к этой инструкции о способах переписки секретного упол­номоченного, начальника полиции безопасности и СД при немецких ино­странных представительствах.

Ответственный сотрудник службы информации сообщает началь­нику миссии о намерениях [службы] секретной информации в данной стране.

7. Для передачи сообщений и для обеспечения совместной работы министерства иностранных дел и рейхсфюрера СС, вернее Главного уп­равления имперской безопасности, в области секретной службы инфор­мации политическим отделом министерства иностранных дел, с одной стороны, и Главным управлением имперской безопасности, VI1 управле­нием, с другой стороны, назначаются особые лица. Задача этих обоих лиц заключается: постоянным личным контактом обеспечить совмест­ную работу в духе настоящего соглашения.

Гиммлер Риббентроп

ЦА ФСБ России, перевод с немецкого.

1VI управление Главного управления имперской безопасности Германии явля­лось зарубежной разведывательной службой СД. Ее возглавлял бригаденфюрер СС Вальтер Шелленберг. Он же по совместительству был начальником Военного управ­ления РСХА, созданного в середине 1944 г. на базе ликвидированного управления военной разведки «Абвер-заграница».

22.01.10 / Просмотров: 3235 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2019 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.