Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Первые операции особого отдела ВЧК в годы гражданской войны

19 декабря 1918 года на базе органов Военного контроля и фронтовых чрезвычайных комиссий решением бюро ЦК РКП(б) был образован Особый отдел ВЧК – единый орган военной контрразведки по борьбе со шпионажем, изменой Родине и другими контрреволюционными преступлениями в частях и учреждениях Красной армии.

Наиболее крупные операции, которые провел Особый отдел ВЧК в годы гражданской войны, являются операции по раскрытию «Национального» и «Тактического» центров.


«Национальный центр» был создан по инициативе кадетов. Денежные средства на его деятельность дали русские промышленники, банкиры и французская разведка. Возглавили «Национальный центр» вначале Д.Н.Шипов, затем Н.Н.Щепкин. Кроме них, активную роль в «центре» играли кадеты, Н.И.Астров, князь С. Е. Трубецкой, П.Б.Струве и др. По всей стране этой организацией была создана сеть филиалов, работавших на Деникина, Юденича, Колчака. С последними «центр» имел тесную связь. В Петрограде, Москве, Киеве и в Одессе велась работа по подготовке вооруженных выступлений при приближении белогвардейских армий.
«Национальный центр» выделил из своего состава военную комиссию, которая возглавила организацию антисоветских восстаний. Эта организация располагала вооруженной силой, главным образом из числа бывших офицеров. Так, к примеру, Москва была разделена на военные участки. Во главе каждого стоял военный комендант.


Первое сообщение о наличии контрреволюционной организации были получены в начале июня 1919 года, когда красноармейским патрулем при попытке перебежать к неприятелю, был убит некий Никитенко. После тщательного осмотра вещей убитого в мундштуке папиросы нашли записку на имя генерала Родзянко. В записке был указан пароль слово «Вик» и описание условных знаков, по которым белогвардейские войска при занятии территории могли бы распознать свою подпольную агентуру. Удалось установить, что Никитенко являлся членом контрреволюционной организации.


Чуть позже 14 июля на советско-финской границе, в районе Белоострова, были задержаны А.А.Самойлов и П.А.Боровой-Федотов, сотрудники Сестрорецкого разведывательного пункта. У последнего было обнаружено зашифрованное письмо, которое удалось расшифровать. Оказалось, что это донесение с подробными сведениями о дислокации частей 7 армии и другими разведывательными сведениями, подписанное тем же паролем «Вик».


На допросе задержанные показали, что письмо для переправы в штаб Юденича им передал В.И.Штейнингер. Штейнингер был установлен, им оказался петроградский инженер, видный кадет, в прошлом владелец фирмы «Фосс и Штейнингер». Произведенный у него обыск дал в руки следствия письмо с обращением «дорогой Вик» и ряд других компрометирующих документов. В ходе следствия Штейнингер рассказал о других участниках контрреволюционной организации. Выяснилось, что он является членом руководства петроградского отделения «Национального центра», действовавшего в тесном контакте с разведывательными службами Франции и Англии и разведками Колчака, Деникина и Юденича.


На квартире Штейнингера Особым отделом была организована засада, где задержали явившегося туда бывшего генерала М.Махова и одного из главарей «Союза возрождения» меньшевика В.Розанова. Махов служил в штабе Западного фронта, однако фактически был представителем Юденича в советском тылу. Являясь членом петроградского отделения «Национального центра» он объединял контрреволюционную деятельность всех военно-технических организаций при «Национальном центре».


Позже, в конце июля, были арестованы, как участники петроградского отделения «Национального центра» бывший барон Штромберг, князья Андроников и Оболенский, бывшие генералы Н.Алексев и А.Дмитриев.
Посде ареста Штейнингер был переведен в Москву – в Особый отдел ВЧК, где в своих показаниях изложил историю создания и деятельность петроградских контрреволюционных организаций. Однако он скрыл своих активных помощников, в отношении которых были сведения, что они находятся на свободе.


Прямые свидетельства о действующем в Москве филиале «Национального центра» были получены в конце июля - начале августа от задержанного в Вятской губернии офицера разведывательного отделения штаба Колчака Н.П.Крашенинникова, следовавшего в качестве специального курьера в Москву с деньгами для руководителя «Национального центра» Н.Н.Щепкина. Крашенинников признался на одном из допросов, что деньги получил в колчаковской разведке и вез их кадету Щепкину, а в случае его ареста должен был передать деньги директору одной из школ г. Москвы. По его словам в распоряжение московского отделения было отправлено 25 миллионов рублей, часть из которых должна быть послана в Петроград «Вику». Крашенинников показал, что московское отделение является центральной организацией, признанной и широко субсидируемой как Колчаком, так и союзниками, и то что «Национальный центр» имеет военную организацию.


Чуть позже в середине августа в Особый отдел ВЧК пришла учительница 74 школы г. Москвы и сообщила, что к директору А.Д.Алферову часто приходят какие то подозрительные лица. Сотрудники Особого отдела установили за помещением школы наружное наблюдение. Оказалось, что в здании школы находится явочная квартира «Национального центра», куда приходят курьеры от Колчака и Деникина. Когда очередной курьер от Деникина прибыл, учительница сообщила о нем. Курьер был задержан.


В результате наблюдения за Алферовым и допроса Крашенинникова Особый отдел ВЧК выяснил, что в Москве имеется крупная антисоветская организация под названием «Национальный центр», действующая в общероссийском масштабе. Во главе организации стоял кадет Н.Н.Щепкин, куда кроме кадетов входили и правые эсеры.


Удалось установить, что кроме «Национального центра» в Москве имеется еще политически возглавляемая им центральная военная организация, готовящая вооруженное восстание.
22 августа заместитель начальника Особого отдела ВЧК И.П.Павлуновский сообщил В.И.Ленину о раскрытии «Национального центра» и готовящейся операции по аресту его участников. Ознакомившись с докладом Павлуновского, Ленин на следующий день в письме Ф.Э.Дзержинскому предложил обратить на проведение этой операции особое внимание.


28 августа были проведены обыски на квартирах А.Д.Алферова и Н.Н.Щепкина.
Обыск на квартире Щепкина проводился под личным наблюдением Дзержинского. В тайнике был обнаружен шифр, рецепты проявления чернил, а так же записи с важными сведениями, предназначенными для отправки в штаб Деникина. В жестяной коробке, спрятанной в дровах на дворе, нашли архив «Национального центра». Там были записки с изложением стратегического плана действий Юго-Восточного фронта в районе Саратова, сводка о составе армий Западного, Восточного, Туркестанского и Южного фронтов, сведения о численности, вооружениях и дислокации частей 9-й армии Южного фронта, описание Тульского укрепленного района и другие документы. Эти сведения отличались обстоятельностью и точностью. Было очевидно, что агенты «Национального центра» в штабах Красной Армии оперативно снабжали Щепкина, а через него Деникина важной информацией. В коробке находились также фотопленки. На них были сняты копии писем видных деятелей кадетской партии, находившихся при штабе Деникина, – Н. И.Астрова, В.А.Степанова, князя П.Д.Долгорукова. Астров высоко оценивал сведения, присылаемые Н.Н.Щепкиным. «Наше командование, – писал он, – ознакомившись с сообщенными вами известиями, оценивает их очень благоприятно, они раньше нас прочитали ваши известия и весьма довольны».


Обыском на квартире бывшего царского офицера Алферова руководил чекист В.А.Аванесов. У Алферова изъяли из тайника список заговорщиков, зашифрованные номера телефонов многих участников контрреволюционной организации.


Владельцы квартир были арестованы, а вместе с ними и прибывший к Щепкину деникинский связной.
На допросе 12 сентября Щепкин признал, что найденные у него документы переписаны и отредактированы им лично и предназначены для отправки Деникину. Однако он отрицал связь с военной группой, разрабатывавшей план захвата Москвы.


После ареста Щепкина и Алферова сотрудники Особого отдела провели дополнительные мероприятия позволившие арестовать других активных членов «Национального центра», в том числе А.А.Волкова и Н.М.Мартынова.


Осенью 1919 года была ликвидирована и Московская военная организация «Национального центра». Особый отдел сумел выявить информаторов Щепкина. Удалось установить, что сводные донесения найденные  у Щепкина, редактировались бывшим полковником В.В.Ступиным. Удалось выяснить, что возглавляемый им штаб имел широкую сеть агентов в учреждениях Красной армии.


Существенную помощь в раскрытии военной организации Особому отделу оказал врач Окружной артиллерийской школы, который на приеме у Дзержинского рассказал, что состоит членом контрреволюционной организации, которую возглавляет начальник артиллерийской школы, бывший полковник Миллер. Врач усомнился в правильности цели, которую поставили участники заговора, решил обратиться в ВЧК. Он также сообщил, что Миллер неоднократно обращался в Реввоенсовет республики с просьбой выделить в его распоряжение мотоцикл для служебных целей. Дзержинский предложил сотрудникам Особого отдела использовать в интересах дела факт ходатайства Миллера. Ему был выделен мотоцикл с сотрудником ВЧК Горячевым, который во время поездок запоминал адреса квартир, которые тот посещал и докладывал о них в Особый отдел. Последующая установка и проверка этих лиц выявила значительное количество участников заговора.


В сентябре Особый отдел подготовился к разгрому военной организации белогвардейцев – «Штаба Добровольческой армии Московского района». Во главе штаба стояли полковник В.В.Ступин и генерал Н.Н.Стогов. При подходе войск Деникина к Москве они планировали поднять восстание, захватить важные стратегические пункты столицы и арестовать Советское правительство. В их распоряжении были три военных училища, полк железнодорожных войск, другие военные части. Они имели на вооружении броневики, артиллерию, стрелковое оружие. Штаб сформировал ударные группы, которые должны были захватить Кремль, вокзалы, телеграф, телефонную и радиостанцию. Ими планировалось разрушение мостов на подступах к столице.


Для получения неопровержимых доказательств преступной деятельности Особый отдел решил произвести обыск в квартире Ступина, где, как предполагалось, находился штаб этой организации. Был инспирирован налет на квартиру Ступина «матросов-анархистов», якобы с целью грабежа. Ступин и его жена были связаны и помещены в одну комнату. В это время в другой комнате были обнаружены документы. После того, как их перефотографировали, они были положены обратно. Для инсценировки ограбления были взяты некоторые вещи. В результате обыска Особый отдел получил неопровержимые доказательства раскрывающие планы участников военной организации.


18 сентября Ф. Э. Дзержинский доложил на объединенном заседании Политического и Организационного бюро ЦК РКП (б) о подготовленном белогвардейцами восстании и намеченных мерах по ликвидации заговора. В ту же ночь был арестован штаб военной организации и ее личный состав, всего около 700 человек. Кроме того был разоружен личный состав Высшей стрелковой школы, Окружной артиллерийской школы, и Высшей школы военной маскировки, на которые ориентировались в своих планах заговорщики. Операция продолжалась около трех дней.


23 сентября ВЧК было опубликовано обращение «Ко всем гражданам Советской России!», в котором сообщалось о раскрытии московского и петроградского отделений «Национального центра» и о расстреле 67-ми человек по постановлению ВЧК. Среди них: Н.Н.Щепкина, А.Д.Алферова, В.И.Штейнингера, М.М.Махова, Н.П.Крашенинникова и других руководителей и активных участников заговора.
Осенью 1919 года войска Юденича получили новые подкрепления, он перешел в наступление. Остатки «Национального центра» в Петрограде, активизировали свою деятельность. Центральной фигурой заговора являлся кадет А.Н.Быков, который после ареста Штейнингера, по поручению Юденича сформировал «правительство», которое должно было взять власть в Петрограде после победы восстания.


В этот время заговорщики произвели взрыв на Охтенском пороховом заводе. На ст. г. Псков они организовали поджог склада взрывчатых веществ. В результате неоднократных взрывов железнодорожного полотна и устроенного крушения военно-санитарного поезда им удалось временно прервать железнодорожное сообщение между Псковом и Петроградом.


Необходимо отметить, что в тесной связи с «Национальным центром» в Петрограде находилась шпионская группа английской и французской разведок, созданная агентом «Интеллидженс сервис» Полем Дюксом. Было установлено, что Поль Дюкс приехал в Россию из Финляндии в ноябре 1918 года. В целях маскировки он выдавал себя за английского социалиста, прибывшего с целью собирания материалов о России на предмет последующей организации пропаганды за признание РСФСР в Англии. Связь с английской разведкой он поддерживал через передаточный пункт в Териоках, откуда собранная информация пересылалась на имя Лемме — секретаря английского консульства в Гельсингфорсе. В свою очередь Леме переправлял ее в адрес английского консула в Стокгольме, а последний — уже в Лондон.


За короткий промежуток времени Дюкс сумел организовать в Петрограде, Кронштадте, Пскове и ряде других городов Северо-Западной области большую шпионскую сеть. После ликвидации петроградского филиала «Национального центра», руководимого Штейнингером, Дюкс приступил к созданию новой организации под вывеской того же «Национального центра». Свою агентуру он вербовал главным образом из бывших царских офицеров, служивших в 7 армии и Балтийском флоте на руководящих постах. Ближайшими его сообщниками были эсерка Н.В.Петровская, шпион И.Р.Кюрц, начальник штаба 7 армии, бывший царский полковник В.Г.Люндеквист и некий Гибсон. К участию в заговоре он привлекал подпольные агентуры французской и белогвардейской разведок. Для Дюкса это не представляло особых затруднений, так как резидент французской разведки – Э.В.Бажо, работал и на «Иителлидженс сервис».


Практическое руководство заговором было возложено Дюксом на особый подпольный комитет, который возглавлял Гибсон. Комитет этот являлся в то же время и органом, финансировавшим заговор.
Связь со своей довольно многочисленной агентурой руководители заговора поддерживали при помощи ряда конспиративных квартир, одну из которых содержала жена Люндеквиста под видом лавочки, торговавшей сахарином. Явочным пунктом для заговорщиков была также Максимилиановская лечебница, где в качестве врача работала Петровская. Шпионы приходили к ней под видом больных. Связь с Юденичем осуществлялась через летчиков, неоднократно летавших с донесениями в расположение противника.


В конце августа 1919 года Дюкс во избежание ареста бежал в Латвию. Руководство заговором Дюкс возложил на Петровскую и Люндеквиста. Первая ведала связью и финансированием организации, а второй объединял в своих руках военные вопросы. В это время Люндеквист разработал для Юденича оперативный план наступления на Петроград. В нем были указаны слабые пункты советского фронта, что облегчало белой армии вести наступательные операции. В Петрограде были сформированы 12 отрядов, разработаны планы захвата стратегических объектов, взрывы железнодорожных мостов. Подготовка к мятежу, который должен был начаться по условному сигналу от Юденича, была проведена заговорщиками в мельчайших деталях.
Однако этим планам не удалось сбыться, 2 ноября 1919 года был задержан гражданин Сапожников, который с курьерской миссией направлялся к Юденичу.


В это же время в Особый отдел поступило заявление военнослужащего воздушного дивизиона Балтийского флота Ф.Д.Солоницына, который сообщил о подозрительных действиях своего начальника Б.П.Берга, который поручил провести через линию фронта в штаб белых некоего Шереметьева. Сотрудники Особого отдела предложили Солоницыну сопроводить Шереметьева, только не за линию фронта, а в один из пунктов, где под видом белогвардейской заставы разместилась группа переодетых чекистов. По прибытию туда Шереметьев отрекомендовался сыном генерала М Шидловского и рассказал, что получил задание доставить разведывательные сведения с планом повторного наступления в штаб Юденича.


Арестованный Особым отделом Берг впоследствии показал, что является членом контрреволюционной организации, назвал других участников заговора, признался в шпионаже в пользу английской разведки.
Во время ликвидации этого заговора сотрудники Петроградской ЧК, Особого отдела ВЧК и Особого отдела 7 армии арестовали более 300 человек.


После разгрома организаций «Национального центра» в Москве, Петрограде, Царицыне и других городах «Национальный центр» перенес свое местопребывание в Киев, а затем в Екатеринодар. Новые попытки организовать подпольную подрывную деятельность были безуспешны.
Следствие по делу «Национального центра» показало, что в Москве имеется политическое объединение, которое направляет деятельность различных антисоветских организаций и центров. Эта организация называлась «Тактический центр».


Денежные средства «Тактический центр» получал через так называемый благотворительный «Английский комитет», существовавший для оказания помощи британским гражданам, проживавшим в России. Его деятельность опиралась и на помощь русских капиталистов. Так, например, бывший фабрикант Морозов внес на организационные расходы 190 тысяч рублей.
В феврале 1920 г. ВЧК арестовало группу контрреволюционеров, в том числе профессоров Н.Н.Виноградского, С.А.Котляровского и др. Они показали, что являются членами руководящего контрреволюционного  подпольного объединения «Тактический центр». На основе их показаний были установлены, а затем и арестованы руководители «Тактического центра»: Д.М.Щепкин, С.М.Леонтьев, С.Е.Трубецкой, С.П.Мильгунов, всего 28 человек.


Арестованные дали подробные показания о деятельности различных антисоветских организаций и групп начиная с 1917 года, их взаимоотношениях, партийном составе, об объединении их на платформе «Тактического Центра». Во главе «Центра» стоял Д. Н. Шипов, а после его ареста Н. Н. Щепкин. Весной 1919 года происходит объединение «Национального центра», «Союза возрождения России» и «Совета общественных деятелей» в «Тактический центр». В составе «Тактического центра» была образована военная комиссия. Организация преследовала цель свержение власти Советов, продолжение войны с Германией, создание Восточного фронта. «Тактический центр», вплоть до его ликвидации, принимал участие во всех контрреволюционных заговорах на советской территории, раскрытых в 1919 году.


Наибольшую активность «Тактический центр» развернул в области шпионажа. «Тактический центр» сосредоточил в своих руках все сведения о состоянии, вооружении и планах предстоящих действий Красной Армии. В зашифрованном виде эти сведения Щепкин пересылал начальнику деникинской разведки полковнику Хартулари. В числе своих агентов «центр» имел самых разнообразных людей, начиная от крупных работников Всероглавштаба и кончая мелкими служащими и просто обывателями.


Перед судом предстали не все деятели «Тактического центра», часть из них успела скрыться за границу. Следствие по делу «Тактического центра» закончилось летом 1920 года. 16–20 августа дело рассматривалось в Верховном ревтрибунале под председательством заместителя председателя ВЧК И. К. Ксенофонтова. Верховный ревтрибунал признал 20 руководителей и наиболее активных членов «Тактического центра» виновными в участии в контрреволюционных организациях, поставивших себе целью ниспровержение диктатуры пролетариата путем вооруженного восстания и оказания всемерной помощи Деникину, Колчаку, Юденичу и Антанте», и приговорил их к расстрелу. Но, приняв во внимание чистосердечное раскаяние подсудимых, трибунал постановил заменить расстрел иными наказаниями. В 1921 году все осужденные по делу «Тактического центра» были по амнистии освобождены из мест заключения.

Список источников и литературы:


1. Красная книга ВЧК. Т. 1. М., 1920.; Т. 2. М., 1922. В 1989 г. "Красная книга ВЧК" была переиздана под редакцией профессора А.С.Велидова.
2. В. И. Ленин и ВЧК: Сборник документов (1917–1922 гг.). М., 1987.
3. Из истории Всероссийской чрезвычайной комиссии. 1917–1921 гг.: Сборник документов.
4. Голенков Д.Л. Крушение антисоветского подполья в СССР. В 2-х т. М., 1986.
5. Думова Н.Г. Кадетская контрреволюция и ее разгром (октябрь 1917-1920 гг.). М., 1982.
6. Шелохаев В.В. Всероссийский Национальный Центр. М., РОССПЭН, 2001.
7. Отечественная история. 1997. № 5. С. 151-164; № 6. С. 127-134.
8. Исторический архив. 1997. № 2. С. 76-102.
9. «Правда» 1919 г., 25 сентября; 9, 12 октября.
10. «Известия», 1919 г., 25,26 ноября; 1920 г., 17 августа.  

Опубликовано в журнале «Родина».  № 12, 2008 г.

23.02.09 / Просмотров: 5836 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2017 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.