Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Часть 1

Советский народ — главный творец победы в Великой Отече­ственной войне, вынеся самые суровые и тяжкие испытания, отстоял свободу и независимость своей Родины, выполнил осво­бодительную миссию, сокрушив германский фашизм, рвавшийся к мировому господству. Трудным и длительным был путь к победе.

ПРЕДИСЛОВИЕ

 

Советский народ — главный творец победы в Великой Отече­ственной войне, вынеся самые суровые и тяжкие испытания, отстоял свободу и независимость своей Родины, выполнил осво­бодительную миссию, сокрушив германский фашизм, рвавшийся к мировому господству. Трудным и длительным был путь к победе. Почти полторы тысячи дней и ночей на советско-герман­ском фронте, главном театре военных действий второй мировой войны, шли кровопролитные сражения. Более двадцати миллион-нов своих сыновей и дочерей потерял наш народ в этой войне.

Вооруженные силы СССР, США, Англии, Франции и других стран антигитлеровской коалиции при поддержке антифашист­ского движения народов оккупированных гитлеровской Герма­нией государств разгромили самую мощную в то время военную машину.

История нашей страны сложилась так, что Великая Победа была завоевана советским народом в условиях тоталитарной си­стемы. Государственно-политическим руководством страны были умело использованы все возможности единовластия для мобилизации материальных и людских ресурсов, развития воен­ного потенциала, поддержания жесткой системы единоначалия, опиравшейся  на строгую партийную дисциплину.

В условиях войны все государственные структуры, партийные и другие общественные организации, промышленность и сель­ское хозяйство работали с величайшим напряжением сил для достижения скорейшей  победы  над врагом.

Свой вклад в победу внесли и органы государственной безо­пасности Советского Союза. Разведка и контрразведка активно участвовали в организации и сплочении антифашистского под­полья, оперативно-боевых и разведывательно-диверсионных групп, партизанского движения на временно оккупированной врагом территории, осуществляли охрану тыла Действующей армии, другие функции обеспечения внутренней и внешней безо­пасности СССР.

Тысячи сотрудников НКВД —НКГБ погибли на фронте, при выполнении оперативных заданий в тылу врага, участвуя в пар­тизанском движении, сотни были замучены в застенках гестапо, убиты фашистскими карателями. Многим сотрудникам органов госбезопасности и пограничных войск за проявленные мужество и героизм было присвоено звание Героя Советского Союза, десятки тысяч чекистов были награждены орденами и медалями.

Деятельность органов НКВД —НКГБ в предвоенный период и в годы войны отражена в различных документах, являю­щихся частью истории органов госбезопасности и нашего Оте­чества.

К 50-летию Победы публикуется первый том (в двух книгах) открытого для массового читателя многотомного издания сбор­ника документов «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне» (последующие тома этого сбор­ника находятся в стадии комплектования и редакционной подго­товки).

В сборник включены документы из архива Федеральной службы контрразведки Российской Федерации, которые до по­следнего времени были засекречены. Абсолютное большинство документов издается впервые.

Содержание публикуемых директивных указаний, приказов, ориентировок, инструкций и т. п. раскрывает различные стороны деятельности органов государственной безопасности в пред­военный период. Ценность их состоит в том, что, составлен­ные непосредственными участниками событий, они отражают свою эпоху, установки и требования государственно-политиче­ского руководства страны, мировоззрение и характер исполни­телей.

В сборник в виде приложения включены документы спе­циальных служб и иных органов фашистской Германии, а также документы других государств, первоначально захваченные и вывезенные немцами в Германию, а затем взятые в качестве тро­феев советскими  войсками.

В первую (ноябрь 1938 г.— 1940 г.) и вторую (1 января — 21 июня 1941 г.) книги первого тома вошли документы, отра­жающие сущность и направленность деятельности органов гос­безопасности в предвоенный период, их роль и место в обеспече­нии безопасности Советского Союза в эти сложные и трагические для нашего народа годы.

Являясь карательной частью партийно-государственного меха­низма, выполняя директивные установки руководства страны, органы госбезопасности тем самым способствовали реализации внутренней и внешней политики 20—30-х гг.— политики дикта­туры и тоталитаризма. В этих условиях карательные функции, возложенные на НКВД-- НКГБ, не могли не привести к массо­вым нарушениям законности. Репрессиям подверглись тысячи людей, работавших в различных областях народного хозяйства, в госаппарате, в армии и в самих органах госбезопасности. В пер­вую очередь гибли старые кадровые работники, прошедшие школу революционной борьбы и гражданской войны, накопив­шие   опыт   социалистического   строительства.   Таким   образом,серьезно   подрывался   интеллектуальный,   организационный   и оборонный потенциал страны.

Например, на Военном совете при наркоме обороны в ноябре 1938 г, было объявлено, что из Красной Армии «вычистили» более 40 тысяч человек, то есть было незаконно уволено, а также репрессировано около 45% командного состава и полит­работников РККА. В канун войны армия была фактически обез­главлена.

Конвейер репрессий затягивал и своих исполнителей. Любое сомнение по поводу законности и справедливости массовых репрессий, выраженное сотрудниками органов госбезопасности, влекло объявление их «врагами народа и иностранными шпио­нами, которые действуют по заданию спецслужб и контрреволю­ционных организаций и стремятся саботировать развертывание борьбы против классовых врагов».

Длительное пребывание на оперативной работе в органах НКВД уже само по себе давало повод для репрессий, поскольку, во-первых, долго работавший сотрудник познавал механизм и частично действительные цели расправ, становясь нежелатель­ным свидетелем злоупотреблений и беззакония, и, во-вторых, заканчивая очередной этап «чистки», необходимо было найти конкретных «виновников» совершенных органами госбезопас­ности «ошибок» и «извращений политики партии». Эти «винов­ники» привлекались к уголовной ответственности за допущенные ими нарушения закона, которые они совершили «с целью ком­прометации линии партии путем расправы с невинными людьми, выполняя задания иностранных спецслужб и контрреволюцион­ных организаций».

В результате кадровый состав органов НКВД периодически обновлялся людьми, призванными по партнабору, не знающими обстановки и характера работы, но твердо уверенными в необхо­димости борьбы с классовыми врагами. После очередного пово­рота политики партии, выяснения причин неудач социалистиче­ского строительства и поиска «виновных» их ждала участь предшественников. Так, только в 1937—1938 гг. было репрессировано несколько тысяч  чекистов.

Особенно тяжелым для страны в предвоенный период стал удар, нанесенный внешней разведке. Были вызваны из-за гра­ницы и арестованы многие резиденты и агенты-нелегалы, успешно работавшие в ряде зарубежных стран, в том числе и заслуженные коммунисты — члены зарубежных компартий. Ана­логичная «работа» проводилась и в военной разведке. В резуль­тате были потеряны ценнейшие агентурные позиции, необходи­мые для укрепления обороны страны. Урон, который понесли органы госбезопасности после «чистки» кадрового аппарата и агентуры внешней разведки, был несравним с ущербом, нанесен­ным спецслужбами зарубежных государств.

Тяжесть кадровых потерь усугублялась тем, что СССР находился в одиночестве накануне самой кровопролитной и жестокой войны с превосходящим  его по силе противником.

Определение временных рамок предвоенного периода любой войны представляет значительные трудности, поскольку про­цессы вызревания условий и развития объективных и субъектив­ных факторов, создающих предпосылки для возникновения при­чин войны и поводов для ее развязывания, имеют длительный, противоречивый  и скрытый характер.

Государство, выступающее в роли агрессора и берущее на себя инициативу в развязывании войны, проводит целенаправ­ленную работу по превращению потенциальной угрозы войны в реальную и определяет сроки нападения. Страна, подвергаю­щаяся нападению, с помощью своих спецслужб пытается вы­явить признаки агрессии на ранней стадии, оценить ее реаль­ность, динамику развития и определить сроки развязывания войны. На основе оценки полученной информации руководство страны стремится своевременно принять меры, обеспечивающие безопасность государства.

Рубеж перехода от состояния потенциальной угрозы к состоя­нию реальной опасности войны, выражающейся в том, что про­тивник уже принимает конкретные моры подготовки к развязы­ванию войны и появляются признаки неизбежного военного конфликта, можно определить как начало предвоенного пе­риода.

Моментом возникновения явной и неизбежной угрозы военной агрессии Германии против СССР, по нашему мнению, следует считать заключение Англией и Францией Мюнхенского договора с Германией, которым преследовалась цель направить агрессив­ные устремления Гитлера на Восток--против Советского Союза.

Перед СССР возникла задача немедленного осуществления мер, направленных как на непосредственную подготовку к отра­жению агрессии со стороны гитлеровской Германии, так и на то, чтобы не оказаться при этом в военно-политической изоляции. К 1938 г. для СССР обострилась угроза агрессии и на Дальнем Востоке со стороны Японии. Вооруженные столкновения с Кпан-тунской армией в 1938—1939 гг. в районах озера Хасан и реки Халхин-Гол -  наглядное тому свидетельство.

Помещенные в первом томе сборника документы показывают развитие военно-политической ситуации в мире накануне и с началом  второй  мировой  войны  и  положение в ней СССР.

В предвоенный для Советского Союза период международ­ную политическую и военно-стратегическую обстановку опреде­ляли три основные силы.

Во-первых, западные державы - Англия, Франция и поддер­живавшие их Соединенные Штаты Америки.

Во-вторых, державы сложившегося в предвоенный период так   называемого   «Антикоминтерновского   пакта» - Германия, Италия и Япония. Последняя, будучи связана с Германией про­тивостоянием общим противникам -Англии. Франции и США, имела свои интересы и вела войну на удаленном от европейского театре военных действий, не взаимодействуя с вооруженными силами  Германии и ее союзников.

В-третьих, Советский Союз, который идеологически противо­стоял обеим силам, но стремился избежать военно-политической изоляции в надвигающейся войне.

Военно-политическая стратегия западного блока состояла в том, чтобы путем уступок Германии подтолкнуть ее к решению начать вторую мировую войну нападением на СССР, а затем в удобный для Запада момент вступить в войну и разгромить исто­щенную Германию. При этом не исключалась возможность изме­нения политического строя и в СССР, чему державы этого блока могли способствовать, выступая в роли победителей.

Гитлеровская Германия умело использовала сложившуюся ситуацию. Она вынудила Англию и Францию отдать ей на рас­терзание Чехословакию и существенно укрепила свое страте­гическое положение и военно-экономический потенциал, по­стоянно поддерживая у западных держав уверенность в том, что военные устремления Германии будут направлены на Во­сток.

СССР предпочитал заключить военно-политический союз с западными державами, дабы вынудить Германию с самого начала вести войну на два фронта. Однако они продолжали про­водить свою политическую линию. Одновременно А. Гитлер стал настойчиво склонять И. В. Сталина к заключению договора о ненападении. Этим договором Гитлер лишал Сталина возмож­ности добиваться объединения усилий с Западом в противо­борстве с Германией и заставил западные державы рассматри­вать СССР  как вероятного противника.

Сталин вынужден был пойти в 1939 г. на заключение с Гитле­ром договора о ненападении, пытаясь отодвинуть сроки втягивания СССР в войну, выиграть время для подготовки к ней и максимально улучшить военно-стратегическое положение страны. Этого в некоторой степени удалось добиться, присоеди­нив к Советскому Союзу Прибалтику, Западную Украину, За­падную Белоруссию, Бессарабию и перенеся границы на запад; в Прибалтике—на 670 км, в Белоруссии и на Украине — на 250—300 км.

Присоединение Прибалтики, западных областей Украины, Белоруссии и Бессарабии было осуществлено на основе соглаше­ний СССР с гитлеровской Германией и оказало отрицательное воздействие на общественное мнение за рубежом, особенно в странах, находившихся в состоянии войны или уже оккупирован­ных Германией. Негативная позиция США, Англии и Франции в отношении присоединения Прибалтики обусловливалась их соб­ственными геополитическими и военно-стратегическими интересами на Балтике. Однако то обстоятельство, что к СССР были присоединены в основном регионы, входившие до 1917 г. в состав Российской империи и находившиеся к востоку от «линии Кер­зона», рекомендованной в качестве восточной границы Польши в ходе подготовки Версальского мирного договора 1919 г., оказало определенное сдерживающее влияние на позицию западных дер­жав в отношении СССР.

Кроме того, заключение договора с Гитлером, последовавшие за ним военный конфликт с Финляндией и исключение СССР из Лиги Наций подорвали его международный авторитет как реальной силы, способной противостоять фашизму, и осложнили участие зарубежных коммунистических партий в антифашист­ском движении, поскольку по указанию Коминтерна они прекра­тили политическую и пропагандистскую работу против фашист­ской  Германии.

Сближение Советского Союза с Германией, оказание помощи нефтепродуктами, имевшими стратегически важное значение для ведения Германией войны, вызвали негативную реакцию Англии и Франции. Военно-политическое руководство этих стран не исключало боевых действий против СССР, в первую очередь в целях противодействия поставкам советской нефти в Германию. Планировалось нанести воздушные удары по комму­никациям и непосредственно по объектам нефтедобывающей и нефтеперерабатывающей промышленности их территории СССР. В первый том включены документы высшего военного командования Франции о подготовке такого рода операций в районе  Кавказа.

Заключением договора о. ненападении А. Гитлер обеспечил себе возможность первоначально вести войну на одном фронте и получать поставки продовольствия и стратегического сырья из Советского Союза. В этой связи есть основания считать, что в сложном дипломатическом противоборстве А. Гитлеру удалось переиграть западные державы и СССР. Он обеспечил свободу выбора момента для начала войны в выгодных для себя страте­гических и политических условиях и в то же время держал в по­стоянном напряжении И. В. Сталина, боявшегося внезапного нападения Германии. Предлагая Советскому Союзу дальнейшее сближение, вступление в «Антикоминтерновский пакт», глобаль­ное разделение сфер влияния и укрепив тем самым надежду И. В. Сталина на то, что Германия в ближайшем будущем будет соблюдать договор о ненападении, А. Гитлер преднамеренно допустил «утечку» информации о его предложениях Советскому Союзу на Запад.

18 декабря 1940 г. А. Гитлер утвердил окончательный вариант плана «Барбаросса», и Германия начала непосредствен­ную подготовку к нападению на СССР. Тщательно спланирован­ные дезинформационные мероприятия, имитировавшие подго­товку германских войск  к вторжению на  Британские острова (о чем в первом томе имеются соответствующие документы), порождали у И, В. Сталина недоверие к информации нашей раз­ведки и контрразведки о действительных планах А. Гитлера, а также к предупреждениям западных спецслужб, поступавшим по неофициальным каналам политическому руководству СССР.

Недоверчивое, а порой и резко отрицательное отношение И- В. Сталина к такой разведывательной информации оказывало негативное влияние на советских высших политических и воен­ных руководителей. Многие из них подлаживались под настрое­ние И. В, Сталина и, выполняя его установку не давать Герма­нии поводов для военных акций на границе, не принимали необ­ходимых мер для повышения боеготовности войск, запаздывали с принятием  крайне важных решений, диктуемых обстановкой.

Из Москвы от наркома обороны и из Генштаба следовали указания не допускать никаких перемещении войск или каких-либо иных действий, которые могли бы вызвать негативную реакцию Германии. В результате многие части Красной Армии к моменту нападения Германии на СССР находились на удалении до 50 и более километров от определенных им боевых позиций и не сумели занять их.

Высшее политическое руководство страны и лично И. В, Ста­лин знали о неготовности СССР к войне. Опыт военного кон­фликта с Финляндией (ноябрь 1939 г,— март 1940 г.) убеди­тельно показал несоответствие уровня боевой подготовки войск условиям ведения современной войны, так как даже численно превосходящие противника силы Красной Армии в течение не­скольких месяцев не могли преодолеть оборону финской армии.

Публикуемый в первом томе Акт о приеме Наркомата обо­роны СССР С. К- Тимошенко от К- Е. Ворошилова убедительно свидетельствует, что выучка личного состава РККА, материаль­но-техническое обеспечение и готовность командных кадров к боевым действиям совершенно не отвечали требованиям вре­мени.

В томе опубликован ряд документов военной контрразведки, содержащих информацию о серьезном отставании от плановых сроков в строительстве укрепленных районов (УР) на западной границе, крупных недостатках в их инженерном оборудовании и вооружении. Документы органов госбезопасности о состоянии боевой готовности войск и строительстве оборонительных обьектов, направленные И. В. Сталину и другим членам Политбюро, представителям высшего военного командования РККА, опро­вергают различные домыслы относительно того, что Гитлер, начиная агрессию против СССР, якобы преследовал оборони­тельные цели, упреждая нападение Советского Союза на Герма­нию, запланированное И. В. Сталиным на начало июля 1941 г.

Документы, помещенные в первом томе сборника, свидетель­ствуют о том, что советская разведка, несмотря на потери, вы­званные репрессиями, вела целенаправленную работу.

Разгромив н оккупировав Польшу, немецкие войска не только вышли на рубеж рек Западный Буг и Сан, к границам Западной Украины и Западной Белоруссии, но в ряде мест и переправились на восточные берега этих рек, всту­пив на территорию Западной Украины и Западной Белоруссии. Учитывая стре­мительное приближение немцев к границам СССР, 17 сентября 1939 г. в 5 час. 40 мин. началось наступление Красной Армии силами войск Украинского (5, 6 , н 12-я армии) и Белорусского (3, 11, 10 и 4-я армии, фронтовая конно-механизи-рованная подвижная группа и 23-й отдельный корпус) фронтов и продолжалось в течение 12 дней. За это время войска фронтов продвинулись на 250—350 км на запад и заняли территорию Западной Украины и Западной Белоруссии обшей площадью свыше 190 тыс. кв. км с населением более 12 млн. человек, в том числе более б млн. украинцев и около 3 млн. белорусов, Таким образом. Крас­ная Армия вернула Советскому Союзу западные земли Украины и Белоруссии, которые в 1920 г. были отторгнуты Польшей и Антантой в ходе совет с ко-поль­ской войны.

Выступая Iоктября 1939 г, по радио, военно-морской министр Англии У. Черчилль говорил: «То, что русские армии должны были находиться на этой линии, было совершенно необходимо для безопасности России против немецкой угрозы. Во всяком случае позиции заняты и создан Восточный фронт, на кото­рый нацистская Германия не осмеливается напасть» {см.: История Великой Отечественной Войны Советского Союза 1941—1945, В шести томах. М-, Воен­ное издательство МО СССР,  1963, т.  I, с. 250).

В послании Председателя Совета Министров СССР И. В. Сталина премьер-министру Великобритании У. Черчиллю от 18 июля 1941 г. отмечалось: «Можно представить, что положение немецких войск было бы во много раз выгоднее, если Оы советским войскам пришлось принять удар немецких войск не в районе Кишинева, Львова. Бреста, Белостока. Каунаса и Выборга, а в районе Одессы, Каменеи Подольска, Минска и окрестностей Ленинграда» (см.: Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-мини­страми Великобритании во время Великой Отечественной войны. 1941 — 1945 гг. М.. 1986. т.  I, с.  19).

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПОЛИТБЮРО   ЦК  ВКП   (б)

ОБ ОРГАНИЗАЦИИ

ГОЛОВНЫХ ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНЫХ   ГРУПП

НКВД СССР   НА  ВОЕННОЕ  ВРЕМЯ

 

18 сентября   1939 г.

Утвердить следующее решение К. О.1:

«Для обеспечения на военное время оперативных мероприя­тий НКВД на Белорусской, Западной и Юго-Западной железных дорогах Комитет Обороны  при СНК  Союза ССР УССР, в  1941   г.—военный  комиссар войск НКВД по охране тыла Южного фронта.    В    последующие   годы — мз    руководящих   должностях   в   органах НКВД-    НКГБ     МГБ. В июне 1950 г. уволен в запас по состоянию здоровья, 1Имеется в виду  Комитет Обороны.

 

ПОСТАНОВЛЯЕТ:

1.  Обязать НКВД организовать шесть головных дорожно-транспортных групп в следующих железнодорожных пунктах: Полоцк, Минск, Калинковичи, Коростень, Казатин и Жмеринка.

2.  Утвердить штаты головных дорожно-транспортных групл НКВД  в количестве 420 единиц.

3. Обязать НКПС выделить НКВД для организации баз дорожно -транспортных групп 54 единицы подвижного состава».

Секретарь ЦК  ВКП (б) ЦА ФСК России

 

ИЗ ДОКЛАДА ЗАМЕСТИТЕЛЯ

НАРОДНОГО  КОМИССАРА   ВНУТРЕННИХ ДЕЛ  СССР

И   НАРКОМА   ВНУТРЕННИХ  ДЕЛ  УССР JSfe0036

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

ОПЕРАТИВНО-ЧЕКИСТСКИХ  ГРУПП

НА ОСВОБОЖДЕННОЙ   ТЕРРИТОРИИ

ЗАПАДНОЙ  УКРАИНЫ

19 сентября  1939 г.

18 сентября в 6 часов вечера приехали в Тарнополь, в 46 км от границы. Дорога забита частями войск, часто образовывались пробки, надолго задерживавшие движение. Макаров2 с частью своей группы прибыл раньше нас на 5 часов, однако должной распорядительности в деле организации  порядка не проявил.

До наступления темноты оставалось мало времени, поэтому спешно были приняты необходимые меры. Заняты важнейшие правительственные здания, выставлена охрана. Собрано огромное количество оружия и боеприпасов. Пленных и арестованных насчитывается несколько тысяч человек.

 

1  См. документы № 29, 30, 33.

2  Макаров Николай Иванович — с января 1939 г, заместитель начальника Следственной части ГУГБ НКВД СССР, с декабря 1939 г.- заместитель осо­боуполномоченного НКВД СССР. В 194Jг.— начальник Следственной части 3-го Управления НКВМФ СССР. С июня 1942 г.—начальник 3-го спецотдела УНКВД по Ленинградской области. С мая 1943 г.—начальник 2-го, 4-го, aзатем 1-го отделов УНКВД по Ленинградской области. С августа 1945 г.— заместитель начальника 6-го отдела 2-го Управления НКГБ СССР. С мая 1946 г.—заместитель начальника, а с нюня 1949 г.—начальник отдела 2 «Е» 2-го Главного управления МГБ СССР. В последующие годы находился на ответ­ственной работе в |-м Главном управлении МГБ и 2 м Главном управлении МВД СССР. Приказом КГБ при СМ СССР № ЗЙ6 от 30 июля 1955 г, уволен из органов госбезопасности по фактам, дискредитирующим звание офицера.


Идет их учет, сортировка и допросы. Первая часть РККА, вошедшая в город 17 сентября, вечером разбила тюрьму, выпу­стила всех заключенных и уничтожила тюремные документы. Часть бывших заключенных удалось возвратить обратно.

Имели место со стороны населения попытки расхищения складов (попытки пресечены, выставлена охрана). Через город в направлении  ко Львову беспрерывно идут части РККА.

Армейского командования в городе нет, поэтому наблюдается беспорядок: части не знают, где находятся их штабы. Назначен­ный комендантом города майор Вервицкий' не имеет в своем распоряжении ни одного человека. Поэтому вопросами охраны и конвоирования пленных приходится заниматься нам, хотя это дело армии, в частности коменданта гарнизона. Предложили ему взять в свое распоряжение какую-либо пехотную часть, проходя­щую через город, для наведения порядка.

Солдаты и офицеры польской армии приходят группами сами и сдаются. На улицах брошено большое количество автомашин, которые нами собираются и  используются.

Вечером, после наступления темноты, прибыла отставшая часть группы Макарова с двумя ротами погранбатальона. Часть еще не успела с нами связаться, как раздалось несколько про­вокационных выстрелов с крыш и окон домов. На центральной улице города в это время расположилась какая -то часть РККА, как раз напротив прибывших пограничников.

Красноармейцы РККА в панике открыли беспорядочную ружейную  и  пулеметную  стрельбу.

Мы все в это время находились в разных частях города, выполняя различную работу. Неизвестными лицами было бро­шено несколько гранат. Совершая перебежки, удалось к сере­дине ночи подтянуть в основном весь состав отряда к помещению полицейского управления, которое было нами еще днем занято под штаб. В комнатах управления находилось около 200 аресто­ванных полицейских, жандармов, уголовников и других лиц, которые не были переведены в тюрьму потому, что двери и замки  в тюрьме были разбиты.

Организовали охрану их, оцепили квартал, связались с раз­бросанными по городу группами сотрудников н пограничников.

За ночь стрельба возобновлялась несколько раз, причем пер­вая вспышка продолжалась около часа. Пограничники, за исключением  нескольких выстрелов, не стреляли...

С наступлением рассвета приступили к наведению порядка: арестованных перевели в тюрьму, исправив повреждения.

 

1 Вервицкий Мирон Самойлович (Соломонович) —с марта 1939 г. пом. командира 289-го сп. КОВО, С ноября 1940 г.—начальник 1-го отделения отдела тыла и снабжения 6-й армии.

Арестовали ряд подозрительных лиц, провели обыски в домах, откуда,  по наблюдениям, ночью велась стрельба.

Сегодня утром, 19 сентября, когда все части РККА ушли из города, контрреволюционные элементы вновь открыли стрельбу из окон. Были получены агентурные сведения, что за городом собираются группы до 40 человек подозрительных лиц (польских офицеров). Выслали  группу для их ликвидации.

Считая, ввиду описанной обстановки, что наших сил недоста­точно для оперирования в таком городе, как Тарнополь, задер­жали в городе проходящий батальон пехоты с артиллерией и взяли его в свое подчинение. Укрепили штаб. Получены сведе­ния, что из костела ведет подземный ход в дом воеводства и что в нем прячется вооруженное офицерство. Проверяем сведения и приступим  к проведению операции-

Партийно-советский актив еще не прибыл. Газета не выпу­скается, агитация не ведется, а нам некогда этим заниматься, приходили к нам в штаб отдельные, случайно оказавшиеся в Тарнополе работники армии, военной прокуратуры и суда и воз­мущались бездеятельностью армейских частей, беспорядком среди них, отсутствием работы политотделов. Примем решитель­ные меры к подавлению возможных вспышек со стороны враж­дебных элементов.

От имени коменданта города выпускаем соответствующее обращение к населению, в котором предупреждаем, что лица, задержанные с оружием, будут расстреливаться.

СЧИТАЕМ:

1. Для проведения нашей работы в более или менее крупных городах требуются более значительные оперчекистские группы, чем   мы предполагали.

2. Армейские части, занимая город, должны оставлять в нем соответствующий гарнизон и взять на себя заботы о пленных.

3. Советско-партийный актив не должен отставать, а, идя совместно с нами, быстро развертывать работу, организуя в пер­вую очередь временные управления,

Цифровой материал о количестве пленных, арестованных, за­хваченного оружия и т. д. сообщим дополнительно.

Дали распоряжение о переводе нашего штаба из Проскурова в Волочиск и проводке туда телефона ВЧ. Ввиду создавшейся обстановки считаем необходимым временно остаться в Тарно­поле.

 

Зам.  наркома  внутренних дел  Союза  ССР

комиссар государственной безопасности 3 ранга       Меркулов

Народный комиссар внутренних дел УССР
комиссар государственной безопасности 3 ранга       Серов

ЦА ФСК России 


 

38

 

УКАЗАНИЕ1   НКВД СССР № 751

ЗАМЕСТИТЕЛЮ  НАРОДНОГО  КОМИССАРА

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ   СССР

И   НАРОДНОМУ  КОМИССАРУ  ВНУТРЕННИХ ДЕЛ   УССР

О ПЕРЕДАЧЕ ЗАДЕРЖАННЫХ  НЕМЕЦКИХ ОФИЦЕРОВ,

НАХОДИВШИХСЯ  В  ПОЛЬСКОМ  ПЛЕНУ,

НА  СТОРОНУ  ГЕРМАНИИ

 

20 сентября   1939 г.

 

Задержанных 18 сентября rрайоне Олевского пограничного отряда на участке заставы Островок германских офицеров Вштадтюка и Пернса, которые находились в польском плену, освободите, предоставив им возможность и средства напра­виться вместе с сопровождающими или в германское посольство, или при наличии возможности в расположение германских ча­стей.

Впредь при аналогичных случаях поступайте согласно на­стоящему указанию.

 

Народным   комиссар  внутренних дел СССР       Берия

ЦА ФСК Росси

На документе имеется резолюция В. Н. Меркулова: «Немедленно пере-дать в Олекск с предложением подтвердить исполнение. 22 сентября 1939 г.».

№ 39

 

ДИРЕКТИВА1   НКВД СССР № 752

ЗАМЕСТИТЕЛЮ  НАРОДНОГО   КОМИССАРА

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ  СССР

И   НАРОДНОМУ  КОМИССАРУ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ  УССР

ОБ  ОТНОШЕНИИ К  НЕМЕЦКОМУ  НАСЕЛЕНИЮ  (КОЛОНИСТАМ)2

НА  ВОЛЫНИ

 

20 сентября  1939 г.

 

На территории, занятой нашими частями, особенно на Волыни,  имеются  немецкие поселения (колонии).

Среди них аресты не производите, за исключением случаев, когда  преступники будут застигнуты на месте преступления.

Вообще обратите свое внимание на эти поселения.

 

Народный комиссар внутренних дел СССР        Л. Берия

ЦА ФСК России

 

№ 40

 

УКАЗАНИЕ  НКВД СССР № 4301/Б

ОПЕРГРУППАМ   НКВД   НА  УКРАИНСКОМ

И  БЕЛОРУССКОМ  ФРОНТАХ

ОБ ОРГАНИЗАЦИИ   РАБОТЫ

НА   ПУНКТАХ   ПРИЕМА  ВОЕННОПЛЕННЫХ

 

20 сентября   1939 г.

 

По договоренности с Генштабом РККА развертываются новые пункты приема военнопленных: по БССР—на станциях Ореховно. Рядошковичи, Столбцы, Тимковичи. Житковичи; по УССР — на станциях Олевск, Шепетовка, Пограничная. Воло-чиск, Ярмолинцы, Каменец-Подольский, куда впредь части РККА будут доставлять военнопленных. Существующие пункты приема военнопленных передислоцировать к 21   сентября:

а) по БССР: со ст. Заболотинка — на ст. Ореховно

 

1  На документе имеется резолюции В. Н. Меркулова: < Передать директиву начальникам оперативно-чекистских групп с предложен и ем довести до каждого начальника участка. Специально. 22 сентябри  1939 г.»

2  Здесь идет речь онемцах, которые в России в XVIII— начале XXвв, получили от государства землю н занимались сельских хозяйством. стинозна, Радошковичи,  из с. Друдь—на Столбцы, с Жлоби­на- на Тимковичи;

б)   по УССР: со ст. Хоровичи —на ст. Олевск, с Ершана
Шепетовку, с Потребите -- на Волочиск, с Хировка - на Ярмолннцы;

в)    на ст. Житковичи в БССР и в Каменец-Подольском в
УССР к 21 сентября организовать новые пункты приема военнопленных. Доставленных на пункты приема военнопленных принимать от частей РККА и направлять с конвоями в открываемые лагеря.

Военнопленных из приемных  пунктов БССР в лагеря:

1.        Осташковский  на оз. Селигер  Калининской области.

2.       Юхновский  на  ст.  Бобынино Западной  ж.  д.

3.       Козельский  на ст.  Козельск ж. д. им. Дзержинского.

4.       Вязниковский на ст.  Вязники  Северной ж. д.

5.       Оранский  на ст. Знаменка Московско-Казанской ж. д. Из приемных пунктов УССР в лагеря:

 

1.               Путивльский  на ст. Теткино Московско-Киевской ж. д.

2.      Козельщинский на ст.   Козельщина  Южн. ж. д.

3.      Старобельский на ст. Старобельск Московско-Донецкой ж. д.

20 сентября отправку произвести из БССР в лагерь Козель­ский, из УССР в лагерь Путивльский. Каждый рассчитан на 10 тысяч человек. Последующие пункты направления будут сообщены дополнительно.

Обращая ваше внимание на необходимость серьезной, четкой организации  работы по обслуживанию пленных,

ПРИКАЗЫВАЮ:

Обеспечить должный порядок в этой работе, дисциплину, хорошее обращение с пленными, обеспечение необходимым снаб­жением  и разъяснительной  работой среди  пленных.

При конвоировании не допускать ни одного побега. При пере­возке эшелонами разрешаю запирать вагоны, но при стоянках на станциях разрешать организованно брать воду.

Лично товарищам Цанаве, Бочкову, Серову, Меркулову 20—21 сентября 1939 г, отобрать и назначить по одному ответ­ственному оперативному работнику на каждый пункт приема военнопленных для организации работы по обслуживанию плен­ных. Фамилии  выделенных товарищей донесите.

Ежедневно докладывать о количестве принятых на пунктах приема  военнопленных и отправленных в лагеря.

 

Народный  комиссар внутренних дел  Союза ССР.

комиссар государственной безопасности   1   ранга                                                  Берия

ЦА ФСК России

 

№ 41

 

УКАЗАНИЕ   НКВД СССР № 4357/Б

НКВД АЗЕРБАЙДЖАНСКОЙ   ССР

ОБ  АКТИВИЗАЦИИ

АГЕНТУР НО-ОПЕРЛ Г ИВ ПЫХ   МЕРОПРИЯТИЙ

ПО  ВЫЯВЛЕНИЮ И   ПРЕДУПРЕЖДЕНИЮ

ДИВЕРСИОННЫХ АКТОВ

НА  БАКИНСКИХ  НЕФТЕПРОМЫСЛАХ

23 сентября  1939 г.

 

По данным НКВД СССР, зарубежные центры эмигрантских контрреволюционных организаций Кавказа1 по указаниям фран­цузской разведки ведут активную работу по переброске ди­версантов в Закавказье, и в первую очередь и Азербайджан, для совершения диверсионных актов на бакинских нефтепромыс­лах2.

С этой целью в Париже ведется подготовка кадров диверсан­тов, которые в ближайшее время через турецкую и иранскую границы намечены к переброске в Закавказье.

По тем же данным, французская разведка предложила турецкой разведке оказывать ей поддержку в переброске дивер­сантов в СССР. Выехавший со специальной миссией в Турцию член Высшего военного совета Франции генерал Вейган"' также вел переговоры с турками об организации диверсионной работы в Закавказье, и  в частности в Азербайджане.

В результате переговоров Вейгана для непосрелственнпго контакта с турецкой разведкой по этому вопросу французами отправлен в Турцию специальный  военный  инструктор.


1  Имеются в виду сторонники находившегося в эмиграции меньшевистского правительства Грузни, азербайджанские мусаватисты, члены армянской нацио­налистической организации «Дашнакцутюн» («Армянский революционный союз».). Стремясь любыми путями уничтожить Советскую класть, они не толькс сами вели активную антисоветскую деятельность, но и сотрудничали со спец­службами иностранных государств.

2  Бакинская нефтяная промышленность на тот период давала 80% высоко­сортного авиационного бензина, 90% лигроина и керосина, 96% автотрактор­ных масел от общего их  производства  в СССР.

3  Бейган Максим (1867—1965)— французский армейский генерал. В 1-ю мировую войну — член Высшего военного совета, с 1918 г.— начальник штаба Верховного главнокомандования. В 1920- 1922 гг. глава французской военной миссии в Польше, в 1930—1935 гг.— начальник генштаба армии, вице-председатель Высшего военного совета, инспектор армии. Во время 2-й мировой войны, с 19 мая 1940 г.,— начальник штаба национальной обороны и главноко­мандующий французскими вооруженными силами. Один из виновников капиту­ляции Франции. В июле — сентябре 1940 г.— министр национальной обороны «правительства  Виши».


Для пресечения попыток проникновения на территорию Азер­байджанской ССР диверсантов и предотвращения диверсионныхактов на промыслах и предприятиях Азнефти  предлагаю про-вести следующие мероприятия:

Оздоровить агентурно-осведомительную сеть НКВД Азер­байджанской ССР путем очистки ее от балласта, двурушников и активизировать ее работу по выявлению вражеско-диверсионных элементов.

2. Насадить агентуру на всех участках Азнефти, обратив при этом особое внимание иа обеспечение агентурой в первую оче­редь наиболее уязвимых отраслей нефтяной промышленности.

3.  Вербовку агентуры организовать и проводить в соответ­ствии с ранее данными вам указаниями, а именно: тщательно продумывать с точки зрения целесообразности и подготавливать каждую вербовку агента, руководствуись при этом необходи­мостью проводить не случайные,  а целевые вербовки.

4.  Лично проинструктировать руководящий состав оператив­ных работников (начальников отделов, начальников отделений, их заместителей и помощников) о правильном использовании агентуры, направлении ее работы на выявление конкретной практической подрывной деятельности вражеско-диверсионных элементов  и  их связей,  как  местных, так  и зарубежных.

5. Изучить личный состав охраны предприятий и промыслов Азнефти, особенно нефтеперегонных заводов, очистив ее от анти­советских и подозрительных по шпионско-диверсионной работе лиц. Пересмотреть существующее положение о работе охраны предприятий Азнефти в целях создания более строгого режима для доступа посторонних лиц на предприятия Азнефти и обеспе­чить строгое проведение его в жизнь.

Народный комиссар внутренних дел СССР                                                               Берия

ЦА ФСК России


№ 42

 

ИЗ СООБЩЕНИЯ

ЗАМЕСТИТЕЛЯ   НАРОДНОГО   КОМИССАРА

ВНУТРЕННИХ  ДЕЛ  СССР   В   НКВД  СССР

О   РЕЗУЛЬТАТАХ  РАБОТЫ

ОПЕРАТИВНО-ЧЕКИСТСКИХ  ГРУПП

НА ТЕРРИТОРИИ  ЗАПАДНОЙ  УКРАИНЫ1

 

28 сентября  1939 г.

 

Сообщаю о работе оперативно-чекистских групп на 27 сен­тября  1939 г.

Оперативная группа № 1 осваивая намеченные участки — Чортков, Городенка, Коломыя, Печежин, Косов, Снятый и Ста­нислав, проделала следующую работу:

Количество произведенных арестов по участкам и классифи­кация арестованных характеризуются следующим образом:

Всего арестовано оперативной группой № I923 человека, из них: офицеров польской армии — 126; полицейских--513; жан­дармов— 28; секретных агентов полиции — 31; помещиков, крупной буржуазии - 44; остальной контингент арестованных падает на активных членов и руководителей антисоветских поли­тических партий УНДО", ОУН3, УПСР4, УСДРП5 и т.  п.

1  См. документы 29, 30, 33, 35, 37—40.

2  «Украинское национально-демократическое объединение» (УНДО) — эми­грантская буржуаяно-наиионалистическая организации, возникшая н середине 20-х годов и объединившая представителей национально -демократических пар­тий. Впоследствии утратила свое влияние и прекратила существование.

3  «Организация украинских националистов» (ОУН), до 1929 г. носившая название «Украинская военная организация» (УВО), возникла в 1920 г., когда видные военно-политические украинские и галицийские деятели бежали из УССР и Галиции, осе.пн в Германии, Австрии, Чехословакии и с помощью гер­манских военных кругов приступили к объединению украинской эмиграции. Руководящий состав и актив УВО — ОУН комплектовался из офицерских кад­ров корпуса «снчевых стрельцов», сформированного в 1917 г. из украинцев-галичан и боровшегося во время гражданской войны против Советской власти на Украине, а также из офицеров «Украинско-галицннской армии», интерниро­ванной в 1920 г. Чехословакией. Организатором УВО — ОУН являлся полков­ник Евгений Коновалец, а после его смерти (1938 г.)— полковник Андрей Мель­ник. В 1940 г., в связи с расколом, происшедшим в руководстве ОУН, образо­вался так называемый «Революционный провод ОУН» во главе со Степаном Бандерон.

4  «Украинская партия социал-революционеров» (УПСР) создана в 1917 г, на Украине. Наряду с другими националистическими партиями являлась глав­ной политической опорой временного украинского буржуазного правительства. В последующий период в подполье и за рубежом наряду с другими группиров­ками украинских националистов проводила подрывную работу против Совет­ского Союза.

5  «Украинская социал-демократическая рабочая партия» (УСДРП) образе-


Ценная информация добывалась радиоконтрразведыватель-ной и дешифровальной службами органов государственной без­опасности. Перехватывалась и расшифровывалась дипломатиче­ская переписка диппредставительств Японии, Турции и некото­рых других государств, содержавшая сведения о подготовке агрессии  против СССР.

Своевременные предупреждения внешней разведки, подкреп­лявшиеся сообщениями контрразведки и пограничных войск не привлекали должного внимания. Сказывалась специфика тоталитарной системы. Правом окончательной оценки информа­ции и принятия по ней решения обладал только один человек — И. В, Сталин, мнение которого было непререкаемо, даже если он и неверно оценивал обстановку. Как свидетельствуют имею­щиеся документы, в то время внешняя разведка выполняла в основном информационные функции, аналитическая работа — необходимая часть разведывательной деятельности — не велась. Руководство внешней разведки в канун войны подготовило календарь сообщений зарубежных агентов, работавших в выс­ших военных и государственных учреждениях Германии и инфор­мировавших Центр о готовящемся нападении Германии на СССР. Помещенные в календаре в хронологическом порядке выдержки из агентурных донесений убедительно свидетельство­вали о неизбежности близкой войны. И хотя этот документ не содержал разведывательного анализа, но даже в этом виде он не был подписан наркомом госбезопасности СССР В. Н. Меркуло­вым, знавшим о негативной реакции И. В. Сталина на доклады подобных материалов.

Активная разведывательная работа по добыванию информа­ции о военных приготовлениях Германии велась с территории СССР и органами госбезопасности Украинской, Белорусской, Молдавской, Латвийской, Литовской, Эстонской ССР и Ленин­градской области, а также разведывательными подразделениями погранвойск, охранявших западную границу Советского Союза. В Центр постоянно шла информация о концентрации войск на сопредельной с СССР территории, оккупированной немцами. Имеются документы, свидетельствующие о симпатиях населения этих регионов к нашей стране и об их помощи в сборе и передаче разведывательных сведений через границу.

Значительно активизировалась в предвоенный период и контрразведка, основные усилия которой были направлены на предупреждение и пресечение разведывательно-подрывной дея­тельности спецслужб  Германии  и  Японии,

После заключения в 1939 г. договоров о ненападении и дружбе между СССР и Германией и последовавшего затем при­соединения к СССР западных регионов и Прибалтики.


В процессе освоения участка № 4 (г. Стрый) установлено, что в г. Бориславе и его окрестностях имеется до 700 нефтяных вышек (сведения уточняются), в основном сохранившихся.

На путях железной дороги сосредоточено до 3000 вагонов с различными нефтяными продуктами и свыше 200 вагонов спир-тоторючего.  Приняты меры к охране промысла и эшелонов.

Имевшийся в г. Дрогобыче нефтеперегонный завод и его неф­техранилища были бомбардированы  и уничтожены  на 70%.

Оперативно-чекистской группой т. Макарова произведена следующая оперативная работа:

По всем участкам данной группы всего арестовано 553 чело­век я. ..

 

К категории арестованных относятся чины полиции, видные деятели контрреволюционных партий и прокуратуры. Кроме того, задержано 268 пленных офицеров и полицейских.

 

Организованной следственной группой в г. Львове закончено 10 следственных дел па видных политических деятелей и руководителей украинских националистическо-фашистских партий и дело на группу бандитов в количестве 7 человек, совершавших нападения на  проезжих беженцев.

Работа следственной группы в тесном контакте с группами СПО и КРО направлена на вскрытие организованных контрреволюционных формирований.

 

На всех участках оперативно-чекистских групп продолжаем изымать огромное количество оружия.

Всего только по г. Львову изъято оружия, не считая боепри­пасов, около 4 вагонов.

 

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР     Меркулов

ЦА ФСК России

 

№ 43

 

СООВЩЬПИЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ

НАРОДНОГО  КОМИССАРА  ВНУТРЕННИХ ДЕЛ   СССР

И   НАРОДНОГО  КОМИССАРА

ВНУТРЕННИХ ДЕЛ   УССР .№ 0084

О ВЫВОЗЕ  НЕМЦАМИ   В  ГЕРМАНИЮ   ИМУЩЕСТВА

УЧРЕЖДЕНИЙ   И   ВЕДОМСТВ г,  САМБОР

 

29 сентября   1939 г.

 

Комбриг Петров1 сообщает, что при проверке на месте в г, Самбор установлено следующее:

Немцы, уходя из города, в последний день полностью разру­шили хозяйство почтово-телеграфного ведомства: оборвали кабели и провода, забрали с собой 5 аппаратов морзе местной установки и 4 аппарата, эвакуированных из других городов. Таким образом, в г. Самбор не оставили ни одного телеграфного аппарата. Забрали 4 телефонных коммутатора по 100 номеров каждый ц 1 коммутатор на 50 номеров» в результате как город­ская, так и междугородная связь были полностью нарушены. Сейчас приспосабливаются старые коммутаторы на 5—10 номе­ров каждый* валявшиеся на складах как хлам.

Наряду с этим захватили 150 кг бронзового провода, 200 кг железного, весь инструмент монтеров, 1 пишущую машинку, все междугородные посылки, на 1000 злотых почтовых марок, 1400 злотых деньгами, 75 электрических лампочек, попортил»] мебель и различные приспособления для аппаратуры, Б учреж­дениях города телефонные аппараты в большинстве случаев сняты  и увезены, частью же разбиты.

В банке немцы забрали 480 тыс. злотых, причем 180 тыс. раз­делили среди жителей города, а 300 тыс. захватили с собой.

Здание вокзала наполовину разрушено при бомбардировке. При уходе немцы угнали около 20 паровозов, 100 цистерн, 150 вагонов с каучуком и резиновыми изделиями, эвакуирован­ных из. г. Санок, 17 вагонов пшеницы, ряд вагонов и цистерн с мукой, сахаром, бензином  и другой продукцией.

Забрали до 20 телефонных аппаратов, у стенных аппаратов пообрезали трубки, угнали две новые автодрезины, захватили весь инструмент из депо, вагон телефонных проводов, 250 печей для вагонов-теплушек и  много другого ценного имущества.


1 Петров Михаил Петрович (1898—1941) - Герой Советского Союза (1941 г.), с июня 1937 г.— командир 5-го мехкорпуса, с июля 1940 г.— зам. командира 6-го мехкорпуса, с октября 1940 г. инспектор бронетанковых войск Западного особого военного округа. Погиб  10 октябри  1941  г.


Аналогичное положение имеется и в других учреждениях и ведомствах г. Самбор

 

Кроме того, немцы выдали населению города талоны на бес­платное получение каменного угля, имеющегося на ст. Самбор в количестве 20 000 т, но раздать его не успели, а с приходом советских войск эти талоны  были  немедленно аннулированы.

 

Зам. народного комиссара  внутренних дел СССР     Меркулову

 

Народный  комиссар  внутренних дел УССР                                                             Серов

ЦА ФСК России

 

44

 

ИЗ  ЦИРКУЛЯРА  НКВД СССР

О  ПОРЯДКЕ  ПРЕДСТАВЛЕНИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКОЙ   ИНФОРМАЦИИ1

 

Сентябрь  1939

 

Экономическая информация является составной и важнейшей частью агентурно-оперативной работы органов Экономического управления НКВД.

Назначение ее состоит в том, чтобы вскрывать действитель­ные причины отрицательных явлений, наносящих ущерб народ­ному хозяйству  и обороне страны.

Хорошо поставленная экономическая информация помогает партийным и правительственным органам быстрее устранить недочеты в производстве, планировании, научно-исследователь­ской работе и т. д.

Вместе с этим она дает возможность нашим органам напра­вить агентурную работу на выявление антисоветской (вредитель­ской  и диверсионной) деятельности  в  народном  хозяйстве.

Однако со стороны ряда периферийных органов вопросу по­становки на должную высоту экономической информации не уде­ляется достаточного внимания.

Об этом свидетельствует низкое качество получаемых НКВД СССР записок по экономических вопросам.

Большинство этих записок не соответствует предъявляемым к ним требованиям, так как сообщаемые в них данные нередко основаны на непроверенных донесениях малоквалифицирован­ной агентуры, относятся к прошлому и не являются достаточно актуальными, выражают личную точку зрения агента или осве­домителя, и поэтому в одних случаях являются спорными, в других просто не соответствуют действительности; констатируют голые факты без достаточного оперативного анализа причин и без указания виновных.

 

Циркуляр был разослан е НКВД — УНКВД республик, краев и областей.

99

Вследствие этого подобного рода записки не могут быть использованы для информации ЦК ВКП (б), Правительства или соответствующих  народных  комиссаров1.

 

В целях устранения вышеизложенных  недостатков

ПРЕДЛАГАЮ:

1.    Докладные записки экономического характера высылатьв
НКВД СССР только по принципиальным вопросам, заслужи-
вающим внимания ЦК ВКП (б), Правительства или соответ-
ствующего наркомата.

2. Донесения агентуры по экономическим вопросам тща­тельно проверять путем документации, негласных допросов и проведения технической экспертизы,

3. Составлять докладные записки о состоянии промышлен­ности особооперативного анализа2с обязательным показом конкретных причин отрицательных явлении и выявлением виновных,

4.По донесениям агентуры принимать немедленные меры на месте и результаты  их отражать в докладных записках.

 

5. К докладным запискам по экономическим вопросам при­лагать документы, подтверждающие содержание записок.

6. Докладные записки должны быть составлены сжато и кон­кретно.

7, По получении донесений агентуры об отрицательных моментах в обслуживаемых объектах немедленно приступатьк
тщательной их проверке, принимая агентурно-оперативные мероприятия на месте, одновременно сообщая об этом в НКВД
СССР.

8. Экономическую информацию использовать в качестве
основания для агентурной разработки лиц, по вине которых про-
изошли отрицательные явления...

 

Народный  комиссар  внутренних дел Союза ССР

комиссар госбезопасности   1  ранга                                                                         Берия

ЦА ФСК Рост

1 Здесь опущен раздел анализа докладных записок Управлений НКВД по Ростовской, Новосибирской, Смоленской областям и Алтайскому краю, пред­ставленных в НКВД СССР, В данных докладных записках лишь констатирова­лись недочеты на промышленных предприятиях, отсутствовал конкретный ана­лиз этих отрицательных явлений, не сообщалось о принятых мерах по их устра­нению.

1Так в тексте документа.

№ 45

 

ИЗ УКАЗАНИЯ   ГУПВ  НКВД СССР № 207729

НАЧАЛЬНИКАМ  ПОГРАНВОЙСК  НКВД ОКРУГОВ,

4-го  И  32-го МОРСКИХ   ПОГРАНОТРЯДОВ

О ПЕРЕДАЧЕ ФУНКЦИЙ   ПО  ЬОРЬБЕ С  КОНТРАЬЛНДОЙ

ГЛАВНОМУ ЭКОНОМИЧЕСКОМУ УПРАВЛЕНИЮ

НКВД СССР

И  ЭКОНОМИЧЕСКИМ  ОТДЕЛАМ   РЕСПУБЛИКАНСКИХ

КРАЕВЫХ  И  ОБЛАСТНЫХ ОРГАНОВ

 

8 октября 1939 г.

 

Приказом народного комиссара внутренних дел Союза ССР от 4 октября сего года № 001180 оперативные функции по борьбе с контрабандой, осуществляемые Главным управлением погра­ничных войск и управлениями пограничных войск НКВД окру­гов, передаются Главному экономическому управлению НКВД СССР и экономическим отделам республиканских, краевых и областных органов.

Пограничные войска впредь выполняют оперативные функ­ции по борьбе с контрабандой только в пределах пограничной полосы...1

 

Начальник пограничныйх войск НКВД Союза ССР
комдив                                                                                                                 Соколов

ЦА ФСК России

1  Далее в дикументе излагаются порядок подготовки н сдачи всех материа­лов, связанных с контрабандой, экономическим отделам республиканских, крае вых и областных органов н необходимость направления копий приемо-сдаточ­ных актов  в  ГУПВ  НКВД.

2  Соколов Григорий Григорьевич — генерал-лейтенант (1940), с феврали 1939 г.- врио начальника пограничных и внутренних войск НКВД СССР, с марта 1939 г.— начальник Главного управления пограничных войск НКВД СССР. С июня 1941 г.—начальник войск НКВД по охране тыла Западного фронта. В последующие годы — на руководящих должностях в погранвойсках НКВД — МВД — КГБ. В 1959 г.—начальник штаба Юго-Западного погранич­ного округа. В октября 1959 г. уволен в отставку по болезни.

5   Зек.  № 3034                                                                                                            


№ 46

 

ИЗ  СПЕЦСВОДКИ

5-ГО ОТДЕЛА   ПОГРАНИЧНЫХ  ВОЙСК  НКВД

ЧИТИНСКОГО ОКРУГА №  18725

О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ  ЯПОНСКИХ

РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ   В  МАНЬЧЖУРИИ

ПО СОСТОЯНИЮ  НА  I  ОКТЯБРЯ   1939 г.1

 

10 октября  1939 г.

 

Конец 1938 г и весь 1939 г, характеризуются усилением дея­тельности японских разведывательных органов, дислоцирован­ных против Читинского округа. Подтвержденном этому служит массовая выброска диверсионных банд и разведчиков из жите­лей Маньчжурии — русских, китайцев и  корейцев,

В этот же период нами зафиксированы новые разведыватель­ные филиалы и резидентуры, организованные японцами почти во всех пограничных уездах, с большим штатом гласных работни­ков...

В целях развертывания активной разведки против СССР в 1939 г, 2-м отделом штаба Квантунской армии проводились спе­циальные совещания с руководящим составом японских военных миссий, их филиалов и  резидентур.

Практически решения этих совещаний сводились к следую­щему:

1.  Выкрадывание пограничных нарядов на территории СССР и  вербовка советских пограничников.

2. Создание диверсионных групп и выброска их на нашу сто­рону с целью совершения диверсий, и в первую очередь разру­шения железнодорожных объектов,

3.  Выявление водоемов и колодцев у расположенных вблизи границы населенных пунктов и гарнизонов с целью их отравле­ния в  нужное  время

4. Подготовка маршрутной агентуры из числа перебежчи­ков--русских и китайцев, ранее проживавших на территории СССР, в целях выброски их к нам с задачами разведки маршру­тов и распространения контрреволюционных листовок.

5. Вербовка агентов на нашей территории из числа фонарщи­ков на Амуре.

6. Дезинформация нас через своих агентов-двойников. Одновременно военным  миссиям  значительно  увеличен отпуск денежных и  материальных средств на ведение разведки.

1 См. документы „4° 8,   10.   II,  13. 22, 24. 102


Организация  контрразведорганов на территории  Маньчжурии

 

Основным руководящим органом японской разведки в Маньчжурии  является 2-й отдел  штаба  Квантунской  армии..,

2-й отдел штаба Квантунской армии в провинциях Маньчжу­рии имеет так называемые японские военные миссии.

Японские военные миссии являются основными разведыва­тельными органами. Они имеют отделения, разведывательные пункты и резидеитуры, сами ведут разведывательную и частично контрразведывательную деятельность. Кроме того, руководят и координируют всю разведывательную деятельность других орга­нов (жандармерии,   полиции,  погранохраны   и  т.д.).

 

Задачи  разведывательной деятельности  противника

 

Используя маньчжурский прикордон как плацдарм для активной разведывательной работы на нашей территории, японцы ставили перед собой задачи всесторонне разведать воен­но-политическое и экономическое состояние Забайкалья, Кон­кретно эти задачи выражались в стремлении добыть сведения: о частях РККА, находящихся на Забайкальском направлении, их дислокации, численности и нумерации; о воздушных силах РККА, их численности, типах самолетов, вооружении, местах расположения аэродромов, посадочных площадок и их состоя­нии; об укрепленных районах и новом оборонном строительстве, особенно на Даурско-Читинском направлении; о состоянии бое­готовности частей РККА на Забайкальском направлении; о со­стоянии железных дорог, их пропускной способности, материаль­ной базе железнодорожного транспорта, о состоянии шоссейных дорог и телеграфно-телефонных линий; о пограничных войсках, их дислокации, численности, вооружении и нумерации; о полити­ко-экономическом  состоянии  нашей   пограничной  полосы.

 

Дислокация японских разведывательных органов против  Читинского пограничного округа в Маньчжурии

 

Установление, что в прикордоне Маньчжурии, расположен­ном против Читинского пограничного округа, разведку против СССР ведут в основном  следующие органы-:

1.Хайларская военная  миссия.

2.Маньчжурская военная миссия.

3. Драгоценская  военная  миссия.

4. Отделения Сахалянской военной миссии в городах Мохэ и Оупусен.

Помимо  этого,   под  руководством   вышеуказанных  военных миссий  и  их филиалов разведкой  против СССР занимаются:

1. Уездные   полицейские   управления,   дислоцированные   в городах Маньчжурия,  Шевей, Джурганхэ, Мохэ, Амурхеяця и Оупусен,

2. Жандармские управления и отряды, дислоцированные в городах Маньчжурия, Драгоценна, Мохэ и  Оупусен.

3.  Органы полицейской пограничной охраны и главным обра­зом штабы пограничных полицейских батальонов, дислоцирован­ных в городах Маньчжурия, Чжалайнор, Драгоценна, Джурган­хэ, Мохэ и Оупусен.

4. Японцы--руководители хозяйственных учреждений и предприятий, функционирующих в пограничной полосе Маньч­журии, которые по существу являются сотрудниками японских военных миссий, прикрывают свою разведывательную деятель­ность службой на хозяйственных или промышленных предприя­тиях.

 

Деятельность разведывательных органов противника

Оперативные мероприятия, проведение органами НКВД в нашем ближайшем прикордоне, по изъятию японской агентуры вынудили японские разведывательные органы поспешно воспол­нить получившийся пробел за счет выброски неподготовленной или подготовленной наспех, в основном маршрутной агентуры, что подтверждается проведенным следствием по большинству задержанных  нами  в  1939 г,  японских агентов.

Всего на участке Читинского пограничного округа за период январь--сентябрь  1939 г. задержано нарушителей  границы:

из СССР--2, ,„в СССР— 106, из них шпионов — 36, из них ночью—10, из них шпионов - 10.

Несомненно одно, что Забайкальем японцы интересуются не в меньшей степени, чем ДВК, и будут развивать в этом разрезе свою агентурную деятельность в направлении Забайкалья и МНР.

Эта экспансия за последнее время выразилась не только в усиленной деятельности по созданию плацдарма в Северной Маньчжурии для удара в будущем на Забайкальском направле­нии, но и в расширении органов разведки, работающих на Забайкалье,

Наряду с этим, признав свое поражение в боях на границе1и вынужденные из-за целого ряда причин отказаться от военной агрессии (одной из главных причин было желание сосредоточить

 

29 июля 1938 г., вторгшись на советскую территорию в районе оз. Хасин, япон­ская армия спровоцировала крупное военное столкновение, продолжавшееся 10 дней. В мае 1939 г. японская армии вторглась на территорию МНР Воору­женный конфликт е районе р. Халхин-Гол длился более 3 месяцев. Агрессор потерпел сокрушительное поражение.

15 сентября 1939 г. по просьбе Японии было подписано соглашение о прекращении военных действий. 9 июня 1940 г. государственная граница МНР была полностью восстановлена (см.: Дипломатический словарь, тч 3, с. 528-529, 530) главный удар на разрешении китайской проблемы с последую­щим решением сибирской проблемы -- так говорят документы), японцы именно в силу этого поражения будут стараться испра­вить допущенные ошибки и восстановить разгромленное нами. Отсюда они в первую очередь будут организовывать против нас и МНР крепкую агентурную разведку.

Если к этому добавить, что в результате проведенных по Забайкалью чекистских операций была основательно разгром­лена сеть и база японской разведки здесь, то еще с большей оче­видностью делается понятно, что японская разведка должна будет в целях восстановления работать с удвоенной энергией в направлении  нас и  МНР.

В своей работе на нашем направлении японцы будут в пер­вую очередь опираться на имеющийся у них контингент бело-гвардейщины и так называемых «новоэмигринтов». Для этих целей они имеют: Трехречье, заселенное белогвардейщиной, бежавшей из погранполосы Забайкалья, оформленное в само­стоятельный русский уезд; целый ряд населенных пунктов вдоль линии бывшей КВЖД1 (ст. Маньчжурия, Чжалайнор, Хайлар, Якеши, Цицикар и уже глубже — Харбин и Мукден), на золотых приисках (русские охранные отряды) и отдельные пункты на реках Аргунь и Амур {Мохэ, Оупусен, Усули  и т. д.).

 

1  КВЖД— Китайско-Восточная железная дорога. С J924 го J935 г, находи­лась в совместном управлении СССР и   Китая,

2  Первые русские воинские отряды начали создаваться в годы оккупации Японией территории Маньчжурии. Они формировались на базе вольнонаемных охранных отпадов и волонтерских дружин нз русских эмигрантов-белогвардей­цев. Эти минские подразделения активно использовались японцами дли борьбы с китайскими партизанами, а также для охрани важных военно-стратегических коммуникаций и железнодорожных объектов. Со временем русские отряды начали деморализовываться, разлагаться и превращаться в бандитские группы. Попытки японцев навести в отрядах порядок и дисциплину не увенчались успе-ком. Тогда японские власти совместно с правительством Маньчжоу-Го на основе плана, разработанного японским полковником Макото Асапо, приняли закон о всеобщей воинской повинности для русской эмиграции как одной из народно­стей коренного населения Маньчжурии В мае 1938 г, японская военная миссия в г. Харбине создала специальную школу для подготовки диверсионных и разве­дывательных кадров из числа местной белоэмигрантской молодежи. Школа была названа «отрядом Асано» (по-японски — «Асано-бутай»).

В последующем по его типу был создан ряд новых отрядов, которые явля­лись его филиалами и дислоцировались на Сунгари-2, ст. Ханьдаохэцзы и в Хайларе. Одновременно на территории Маньчжурии разведывательными орга­нами Японии создавалась сеть других разведывательно-диверсионных и пропа­гандистских школ и курсов, которые комплектовались лицами, завербованными из белоэмигрантов, отдельных морально неустойчивых и антисоветски настроен­ных граждан СССР, работавших на Китайско-Восточной железной дороге, а также нз числа граждан китайской и корейской национальностей. Так, напри­мер, при японской военной миссии в Харбине существовала разведыватель­ная школа, именовавшаяся «агитационно-пропагандистским отделом». Она имела два отделения — пропагандистское и разведывательное (с полутора­годичным сроком обучения). Готовила особо квалифицированную агентуру из русских белоэмигрантов для выброски на глубокое оседание в СССР

Весь этот контингент располагал в прошлом родственными, деловыми и иными связями на нашей стороне, хорошо знает нашу территорию, в своей значительной степени враждебен нам и мобилен в части переброски на нашу сторону, К этому контингенту следует отнести и белогвардейские школы в Хар­бине, и разного рода белогвардсйско-фашистские организации в глубоких тыловых пунктах Маньчжурии (БРП1, казачьи союзы и т. д.), белогвардейщину, служащую в полицейских и иных органах.

Из этого ясно, что японцы располагают достаточными кад­рами для ведения глубокой разведки против нас, в частности на Забайкалье...

Несомненно, что последние события на Западе и Востоке внесли соответствующие изменения в настроения и мысли эми­грантщины, поколебали их веру в «мощь» японского оружия, создали желание искать компромиссы с нами т. п., но пока реальных показателей в нашей практической работе мы не видим.

Сопоставление числа задержанных русских с общим числом задержанных нарушителей границы (основная масса задержан­ных — китайцы) заставляет нас одновременно делать вывод, что:

а)    японцы в основном вынуждены в большинстве работать
через китайцев, когда логика вещей говорит о необходимости
шире использовать русскую агентуру;

б)    китайская агентура значительно ниже в работе по своей
ценности и агентурным возможностям и легче нами выявляется,
ибо в  погранполосе  не  имеет опорной  базы;

в)    несомненно, русская агентура против нас работает, но мы
задерживаем крайне незначительный ее процент--всего в 1939 г.
3 человека  из 36 разоблаченных шпионов.

Отсюда вывод, что в основном мы задерживаем второстепен­ные шпионские кадры японцев.

Об этом еще говорит и тот факт, что на задержание ночью гадает всего 10—12%, в то время как ясно, что основной прорыв нарушителей должен  происходить именно в ночное время.

За истекший период японцы продолжали применять старые методы обработки и формы легендирования насаждаемой аген­туры  в нашей  пограничной  полосе, а  именно:

а) под видом дезертиров из маньчжурской полицейской погранохраны. Для придания большей правдоподобности переб­расываемая агентура этого контингента снабжалась оружием, патронами и формой одежды. Как правило, подобная агентура

Кроме того, постоянные курсы  разведчиков (с двухмесячным сроком обучения) при японской военной миссии в г. Сахалине (Хейхэ) готовили маршрутную агентуру из русских белоэмигрантов и  изменников  Родины. 1 См. документ № 33,


Спецслужбы резко расширили подрывную работу против Советского Союза, используя имевшиеся ранее и вновь приобре­тенные агентурные позиции в государственно-административном аппарате,  профашистских  партиях и движениях.

Активную подрывную работу против СССР в эти годы вела японская разведка. Свои усилия она концентрировала в Дальне­восточном регионе и Забайкалье. Наиболее интенсивно действо­вали японские спецслужбы, дислоцировавшиеся в Маньчжурии и возглавлявшиеся японской военной  миссией в Харбине.

Для диверсионной и террористической деятельности Япония использовала белоэмигрантские организации (в том числе «Рос­сийский фашистский союз»), а также созданные в оккупирован ной японцами Маньчжурии «русские охранные отряды». Доку­менты, опубликованные в первом томе, свидетельствуют о том, что советская контрразведка имела обширную информацию о работе японских спецслужб и осуществляла адекватные меры для обеспечения безопасности дальневосточных рубежей СССР, Возрастание угрозы войны потребовало от руководства внеш­ней разведки более активно приобретать новые и укреплять имеющиеся оперативные позиции в органах высшего военного управления и спецслужбах фашистской Германии и ее союзни­ков, других иностранных государств.

Советская разведка и контрразведка, используя расширив­шиеся в предвоенные годы экономические и другие международ­ные связи СССР, а также репатриацию немцев, проводили меро­приятия по агентурному проникновению на территорию фашист­ской Германии и оккупированных ею государств; осуществляли долгосрочные мероприятия по подготовке агентов для вывода их за границу; вели контрразведывательную работу среди сотруд­ников дипломатических и консульских представительств, других категорий иностранцев, приезжавших в Советский Союз. Орга­нами госбезопасности были разработаны указания о разведыва­тельном и контрразведывательном опросе перебежчиков и орга­низации среди  них контрразведывательной работы.

Большая работа проводилась органами госбезопасности по контрразведывательной зашите экономики от диверсионных акций германских и японских спецслужб, в том числе и с исполь­зованием бактериологического оружия.

В первом томе помешены документы, в которых опреде­ляются задачи органов государственной безопасности по контр­разведывательной защите объектов оборонной промышленности и транспорта, обращается внимание на необходимость активиза­ции работы по вскрытию и пресечению деятельности вражеских агентов, предупреждению и расследованию чрезвычайных про­исшествий на этих объектах.

На органы госбезопасности были возложены также контроль за технологическим состоянием промышленных, прежде всего оборонных объектов, эффективностью их деятельности, выявлена  на прямое задержание нашими  пограничными  нарядами (2 случая  на участке 55-го ПО);

б)    под видом китайских партизан. Насильно перебрасывались на нашу территорию ничего не знающие и не имеющие
никакого отношения к японским разведорганам жители китайского прикордона, в число коих вливалась квалифицированная
японская агентура для оседания в нашем тылу или внедрения в наши  разведорганы (участок 54-го ПО);

в)    под видом лиц, бегущих от репрессий. Этот избитый вид легендирования в истекшем году получил у японских разведорганов наибольшее применение, что оправдывалось дальнейшим усилением пограничного режима, проводимого японцами в
китайском прикордоне, усилением репрессий к антинпонски настроенным элементам и продолжавшимся выселением местных китайских жителей  из прикордона в тыл Маньчжурии.

 

Зам. начальника пограничных войск НКВД

Читинского округа

майор                                                                                                            Прокофьев

ЦА ФСК России

 

В связи с усилием разведывательной деятельности японцев против СССР, массовыми забросками диверсантов н разведчиков 7 декабря 1939 г, начальник пограничных войск НКВД Читинского округа издал директиву № 18959. В директиве обосновывалась необходимость усиления разведывательной и контрразведывательной работы по японской линии, требовалось пересмотреть планы работ 5-х отделений пограничных отрядов. В этих планах предлагалось отразить оперативные и организационные мероприятия по прикордону и лакор Дону, улучшению качества следственной работы по нарушителям госграницы, своевременному выявлению японской агентуры, усилению борьбы с закордон­ными бандами^ повышению дисциплины н ответственности оперативного со­става.

 

1 Прокофьв Дмитрий Дмитриевич — полковник, с мая 1939 г.-- и. д. начальника 5-го отдела штаба пограничных войск НКВД Читинского округа, с октября 1939 г. начальник 5-го отдела штаба, ом же заместитель начальника попряннчных войск НКВД Читинского округа. С июня 1941 г. исполняющий должность начальника штаба погранвойск и начальник штаба охраны тыла Забайкальского фронта. С января 1942 г.— начальник I -га отделения 2-го от­дела Главного управления пограничных войск НКВД СССР. С сентября 1942 г.— начальник разведотдела штаба отдельной армии войск НКВД. С фев­раля 1943 г.-начальник разведотдела штаба 70-й армии. С января 1946 г.— старший преподаватель кафедры оперативно-технической подготовки Красно­знаменной высшей разведшколы Генштаба РККА. С апреля 1946 г. замести­тель начальника 2-го отдела 1-го Управления ГУПВ МВД СССР, с февраля 1947 г.— начальник 3-го отдела 1-го Управления ГУПВ МВД СССР, С марта 1950 г.— начальник отделения тыла УПВ МГБ Казахского округа, с августа 1953 г.—начальник службы тыла УПВ МВД Казахского округа, В мае 1956 г. уволен  в запас по возрасту.

 

№ 47

 

ИЗ СООБЩЕНИЯ   НКВД  БССР

В  НКВД СССР  И  УНКВД  УССР

ПО ЛЬВОВСКОЙ ОБЛАСТИ  О ЗАДЕРЖАНИИ

В  БЕЛОСТОКЕ  РЕЗИДЕНТА  НЕМЕЦКОЙ   РАЗВЕДКИ'

 

16 октября   1939 г.

 

14 октября 1939 г. нами в Белостоке задержан резидент гер­манской разведки Маняк Иван Иванович2, который показал, что вместе с ним в качестве резидента германской разведки завербо­ван  Клымышин  Иван, в октябре направляется во Львов.

По показаниям Маняка, 25 сентября немецкой разведкой завербовано еще 6 агентов, которые направлены во Львов. Фамилии их неизвестны. Готовится также к переброске на нашу территорию полковник петлюровской банды Чеботарев. Брат Клымышина Ивана — Степан проживает во Львове, ул. Супн-новского, академический дом. В деревне Верхняя Калужского уезда проживают родственники Клымышина. Отец или же брат Клымышина проживает в г. Станиславе,., Приметы Чеботарева неизвестны. Результат прошу сообщить.

 

Нарком  внутренних дел БССР                                                                               Цанава

ЦА  ФСК Роста

 

1  Передано шифром.

2  Маннк И. И. 15 октября 1940 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден по ст.   19^58-6, ч.   I, УК РСФСР на  10 лет лишения свободы


 

48

 

ДИРЕКТИВА  НКВД СССР ЛЬ 807ОПЕРГРУППЕ НКВД

НА БЕЛОРУССКОМ ФРОНТЕ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ   ПРИЕМА

ОТ   ГЕРМАНСКОГО   КОМАНДОВАНИЯ

И   ПРОВЕРКИ   ВОЕННОПЛЕННЫХ   БЕЛОРУСОВ

И   УКРАИНЦЕВ,   ИМЕЮЩИХ   СЕМЬИ

НА СОВЕТСКОЙ  ТЕРРИТОРИИ

 

16 октября  1939 г.

 

По линии командования штабу Белфронта1 дается указание принять от германского командования 20 000 человек военно­пленных, по национальности белорусов и украинцев, имеющих свои семьи на нашей территории. Часть военнопленных — 3000 человек будет сдана у Дрогичина и 6000 человек--в районе Брест-Литовска.

Вместе с командованием фронта обеспечьте организованный прием, питание на этапных пунктах и бесплатный проезд по железной дороге  к  местам  жительства.

В процессе приемки обеспечьте выявление офицеров, развед­чиков и  подозрительных лиц.

Исполнение донесите.

 

Народный комиссар внутренних дел  СССР                                                              Берия

UА ФСК России

 

1 Белорусский фронт был создан на базе Белорусского особого военного округа для освобождения западных областей Белоруссии. Существовал фронт в сентябре — ноябре  1939 г.

После выполнения задач был преобразован снова в Белорусский особый военный округ (БОВОЬ который 11 июля 1940 г. переименован в Западный осо­бый военный округ, а с началом войны — в Западный фронт.


№ 49

 

ИЗ ДИРЕКТИВЫ   НКВД СССР № 4/59594

ОБ ОПЕРАТИВНОМ  ОБСЛУЖИВАНИИ   ЧАСТЕЙ

КРАСНОЙ  АРМИИ   И   ВОЕННО-МОРСКОГО ФЛОТА,

ДИСЛОЦИРОВАННЫХ   НА  ТЕРРИТОРИИ

ЭСТОНИИ, ЛАТВИИ   И  ЛИТВЫ

 

19 октября 1939 г.

 

Начальникам особых отделов  корпусов, эскадр и береговой обороны

 

Нахождение частей Красной Армии и Военно-Морского Флота на территории дружественных нам иностранных госу­дарств, с которыми заключены договоры о взаимопомощи (Эсто­ния, Латвия, Литва)1, создает особые условия их оперативно-чекистского обслуживания.

Разведывательные органы иностранных государств, несом­ненно, предпримут все зависящие от них меры к широкому использованию открывающихся для них возможностей проникно­вения в части  РККА  и РККФ в шпионских целях.


Согласно Ннштадтскому мирному договору 1721 г. между Россией н Шве­цией, завершившему Северную воину 1700—1721 гг., Россия получила Лнфляндню с Ригой, Эстлнндню с Ревелем и Нарвой, часть Карелии с Кексголь-мим, Ингерманландию (Ижорскую землю), острова Э.чель и Даго. Россия Возвратила Швеции большую часть Финляндии, занятую русскими войсками. Швеция сохранила исконно шведские земли. Таким образом, Россия вернули себе захваченные ранее Швецией земли и закрепила выход к Балтийскому морю.

После Октябрьской революции 1917 г. в Латвии, Литве и Эстонии была установлена Советская власть. Но она просуществовали недолго. Уже в 1920 г. в странах Прибалтики утвердились режимы, которые в течение двух десятиле тий вели враждебную политику в отношении СССР, ориентируясь па западные державы. Особенно опасным был курс профашистских кругов Латвии, Литвы и Эстонии на сближение с гитлеровской Германией, который таил в себе угрозу превращения этих стран  в плацдарм для нападения на СССР.

Учитывая все зги обстоятельства, Советский Союз в сентябре 1939 г. пред­ложил правительствам Эстонии, Латвии и Литвы подписать договоры о взаим­ной помощи.

Договоры о взаимопомощи между правительством СССР и правитель­ствами Прибалтийских республик были подписаны: с Эстонией — 28 сентября,с Латвией — 5 октября, с Литвой — 10 октября 1939 г_ Советский Союз обязался оказывать этим странам помощь всеми средствами, включая военные, в случае нападения или урозы нападения на них со стороны любой европейской дер­жавы. Для обеспечения выполнения взятых на себя обязательств СССР получил право разместить в Прибалтийских странах войска и создать на их территории морские и  воздушные базы.

С другой стороны, повседневное общение начальствующего и красноармейского состава с населением страны, на территории которой части дислоцируются, ставит перед особыми органами задачу тщательного наблюдения за поведением его в целях свое­временного выявления и пресечения случаев дискредитации высокого звания представителя Красной Армии и Флота Совет­ского Союза.

 

ПРИКАЗЫВАЮ:

1. Тщательно проверить имеющуюся в частях агентурное осведомительную сеть с точки зрения полного и равномерного охвата всех звеньев воинских соединений — от штабов до отдель­ных подразделений.

2. Произвести необходимые дополнительные вербовки аген­туры и осведомления с таким расчетом, чтобы полностью обеспе­чить освещением  все участки обслуживаемого объекта.

3. В связи с количественным увеличением агентурно-осведо-мительной сети создать крепкий, тщательно проверенный кадр резидентов для связи  и работы с сетью.

4. Проинструктировать агентуру и осведомление об особых условиях работы в частях, подчеркнув необходимость особой бдительности со стороны агентуры и важность тщательного изу­чения характера связей военнослужащих с лицами из окруже­ния,

7. Оперуполномоченным при частях и начальникам особых отделов ежедневно информировать командование о нездоровых проявлениях в частях, добиваясь принятия решительных мер к их ликвидации.

8. Через каждые три дня представлять спецсводки о полити­ко-моральном состоянии частей, боеподготовке, взаимоотноше­ниях с окружением, случаях недостойного поведения отдельных военнослужащих, фактах связей их с подозрительным враждеб­ным СССР элементом, попытках вербовок иноразведками воен­нослужащих н т. д. Спеисводки представляются начальнику осо бого отдела соответствующего военного округа — фронта и в копии — Особому отделу  ГУГБ НКВД СССР,

О чрезвычайных происшествиях доносить немедленно шифром.

9. Через десять дней после прибытия на место представить в Особый отдел НКВД СССР подробный доклад, рисующий местную обстановку, условия работы, встретившиеся трудности и перспективы  работы.

 

Народный комиссар внутренних дел СССР                                                               Берия

ЦА ФСК России

 

Ввод частей Красной Армии на территорию Прибалтики осуществлялся открыто, строго в рамках достигнутых с правительствами Эстонии, Латвии, Литвы договоренностей.

Задачи и требования к личному составу частей Красной Армии, располо­женных на территории Прибалтийских государств, отражены в приказах народ­ного комиссара обороны СССР К. Е. Ворошилова от 25 октября 1939 г, о поведе­нии личного состава воинских частей Красной Армии, расположенных в Эсто­нии,  Лйтрин  и Литве. (Ниж.  приводится текст одного из  приказов.)

ИЗ ПРИКАЗА № U162

На иснованни Советско-Эстонского пакта о взаимопомощи, заключенного в Москве 28 сентября 1939 г., части Красной Армии и Военно-Морского Флота иступили на территорию Эстонии и расквартированы в пунктах, предусмотрен­ных договором.

65-й Особый стрелковый корпус отныне будет находиться на территории дружественной нам Эстонской республики как авангардный заслон Крас­ной Армии от возможных покушений со стороны врагов на СССР или Эстонию.

Свою ответственную задачу 65-й Особый стрелковый корпус выполнит с честью только в том случае, если жизнь и повседневная боевая подготовка ча­стей корпуса будут протекать в нормальной и здоровой обстановке, что воз­можно только ттри полном соблюдении нашими частями всех пунктов пакта о взаимопомощи  между СССР  и  Эстонской  республикой.

В целях точного выполнения пакта о взаимопомощи между СССР и Эстон­ской  республикой

ПРИКАЗЫВАЮ:

1.     Командиру 65-го Особого стрелкового корпуса комдиву тов. Тюрину и комиссару того же корпуса бригадному комиссару т. Жмакину принять все необходимые меры для того, чтобы весь личный состав наших частей, находя­щихся в Эстонии, от рядового красноармейца до высшего начсостава, точно к добросовестно выполнял каждый пункт пакта о взаимопомощи и нн в коем слу­чае не вмешивался бы  во внутренние дела Эстонской  республики.

2.   Разъяснить всему личному составу наших частей дружескую политику Советского правительства по отношению к Эстонии. Договор о взаимопомощи с Эстонией призван обеспечить прочный мнр в Прибалтике, безопасность Эсто­нии и Советского Союза. Весь личный состав наших частей должен точно знать, что по пакту о взаимопомощи наши части расквартированы и будут жить на территории суверенного государства, в политические дела и социальный строй которого не  имеют права  вмешиваться.

Различные антисоветские провокаторы будут пытаться н уже пытаются изобразить вступление наших частей в Эстонию как начало ее «советизации». Такие и подобные им настроении и разговоры о «советизации» Эстонии в корне противоречат политике нашей партии и правительства и являются безус­ловно провокаторскими. Советский Союз будет честно и пунктуально напол­нить пакт о взаимопомощи и ожидает того же со стороны Эстонии. Настроения и разговоры о ^советизации», если бы они имели место среди военнослу­жащих, нужно в корне ликвидировать и впредь пресекать самым беспо­щадным образом, ибо они на руку только врагам Советского Союза и Эсто­нии.

3.   Категорически запрещаю какие-либо встречи наших частей, отдельных групп военнослужащих или отдельных лиц — будь то начальник или красноармеец—из состава 65-го Особого стрелкового корпуса с рабочими и другими эстонскими организациями или устройство совместных собраний, концертов, приемов и т. д. Не допускать какого бы то ни было вмешательства наших людей
в междупартийные или другие какие -либо общественные дела Эстонии. Всякая попытка со стороны военнослужащего независимо от его положения прикинуться архилевым и вести коммунистическую пропаганду хотя бы среди отделъных лиц эстонского населения, будет рассматриваться как антисоветский акт, направленный к дискредитации договора о взаимопомощи с Эстонией. Всех лиц, мнящих себя левыми и сверхлевымн и пытающихся в какой-либо форме вмешаться во внутренние дела Эстонской республики, рассматривать как играющих на руку антисоветским провокаторам и злейшим врага социализма и строжайше наказывать

4.   Н-и с кем из граждан Эстонии не вести никаких бесед о жизни и порядках е Советском Союзе, о нашей Красной Армии. Никаких информации и бесед о Красной  Армии в эстонскую почать не давать.

5.   Все части 65-го Особого стрелкового корпуса должны жить своей полно­кровной, обычной жизнью, проводя нормальную учебу и досуг. Широко развер­нуть политическую работу по дальнейшему воспитанию личного состава, хорошо организовать художественную самодеятельность, работу ДКА, клубов. Ленинских комнат,  кино, библиотек...

6.      Тщательно проводить утренние осмотры и вечерние поверки. Не допу­скать никаких самовольных отлучек. Вменить в обязанность дежурным по части и дневальным  проверять ночью, весь лн состав подразделений  налицо...

7.      Отпуска в город разрешить только по истечении месячного срока со дня прибытия в Эстонию. За это время ознакомить личный состав с местными уело-виями и порядками.

8.      Командиры и комиссары должны проникнуться сознанием, что части Красной Армии находятся в чужой стране, с которой мы состоим в определен­ных договорных отношениях, и что они отвечают не только за свои действия, но н за действия своих подчиненных. Находясь на чужой территории, части 65-го Особого стрелкового корпуса должны не только полностью сохранить, но непрестанно повышать свои морально-политические качества и боевую выучку, ибо на них возложена ответственнейшая задача — защищать подступы к нашей Родине. Для местного населения начальствующий и рядовой состав наших ча­стей должен быть образцом организованности, культурности и дисциплиниро­ванности.

9.      Приказ прочесть во всех ротах, батареях, эскадронах, отрядах, командах, эскадрильях и базах, дислоцированных в Эстонии. В порядке командирских занятий и политучебы красноармейцев добиться, чтобы весь личный состав 65-го Особого стрелкового корпуса хороню знал и понимал  приказ.

Народный  комиссар обороны  СССР

Маршал Советского Союза                                                                           Л. Ворошилов

ЦА ФСК России

 

№ 50

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ  ПОЛИТБЮРО  ЦК ВКП(б) О  РЕЖИМЕ В  КОЛЬСКОМ ЗАЛИВЕ

 

25 октября   1939 г.

 

1. Признать нетерпимым нынешнее положение в Кольском заливе и в Мурманском порту, когда любое иностранное военное судно, замаскировавшись под гражданский пароход, может беспрепятственно пробраться в Мурманск или к нашим военно-морским  базам  в Кольском заливе.

2.       Закрыть проход в Кольский залив для всех иностранных гражданских и  тем  более военных судов.

3.       Возложить ответственность за исполнение пункта второ­го настоящего постановления на командование Северного воен­но-морского флота, которому подчинить в оперативном отноше­нии пограничную морскую охрану НКВД в районе Кольского залива.

4.       Военному совету Северного военно-морского флота неза­медлительно установить соответстнуюший режим в районе Коль­ского залива и Мурманского порта, с тем чтобы этому режиму беспрекословно подчинялись нее советские суда в указанных районах, для чего разрешить наркому Военно-Морского Флота принять необходимое количество наших гражданских судов в указанных  районах  по указанию т.  Молотова.

 

Секретарь ЦК  ВКП(б)

ЦА ФСК России

 

№ 51

 

СПРАВКА  УПРАВЛЕНИЯ

ПОГРАНИЧНЫХ  ВОЙСК   НКВД   КИЕВСКОГО  ОКРУГЛ

О ЗАДЕРЖАНИЯХ  НА  ГРАНИЦАХ  ЗАПАДНОЙ   УКРАИНЫ

ЧАСТЯМИ   ПОГРАНОХРАНЫ  ЗА  ПЕРИОД

С  14  ПО 28 ОКТЯБРЯ   1939 Г.

 

28 октября   1939 г.

 

Задержано при  переходе из СССР:

на границе с  Германией — 465 человек;

на  границе с Венгрией — 41   человек;

на  границе с Румынией — 30 человек.

Всего — 536 человек.

Основное количество задержанных — жители, имеющие по­стоянное местожительство на территории, занятой германцами.

В настоящее время на границе с Германией в пограничных городах Западной Украины скопилось несколько десятков тысяч человек; так, например, в Перемышле на 28 октября 1939 г. было 11 000 человек, которые ожидают организованной отправки их через границу  из Западной  Украины.

Затяжка вопроса обмена с Германией беженцами порождает стремление скопившихся на границе так называемых беженцев перейти границу нелегально.

Большое скопление беженцев в пограничных городах создает угрозу эпидемических заболевании, жилишный кризис и недо­статок продуктов питания.

Необходимо ускорить работу комиссии СНК УССР по обмену с Германией  беженцами.

Задержано при  переходе в СССР:

на границе с  Германией — 5731   человек;

на границе с Венгрией -   733 человека;

на границе с Румынией--618 человек.

Всего — 7082 человека.

Основная масса нарушителей из Германии--жители, имев-шие постоянное местожительство на территории, занятой Герма­нией, но не желающие там оставаться (крестьяне, рабочие, интеллигенция), а также выдворяемые немцами принудительно на нашу территорию евреи.

На границе с Венгрией и Германией нарушителями являются преимущественно крестьяне, бегущие на нашу сторону в поисках работы и убежища, спасаясь от преследования властей, особенно мадьяр, причем, по заявлению перешедших крестьян из Румынии и Венгрии, после замерзания рек собираются перейти на нашу сторону жители целых селений, расположенных вблизи границы.

Переходят границу зачастую целыми семьями, с малыми детьми,  не имея средств для питания.

Такое скопление нарушителей загружает погранчасти. Ввиду отсутствия специальных помещений для содержания нарушите­лей таковые размещены скученно, с вытекающими отсюда по­следствиями.

Считаем необходимым всех нарушителей типа беженцев после соответствующей проверки освобождать и направлять в районы, где есть потребность в трудовой силе.

Начальник пограничных войск НКВД Киевского округа
комдив                                                                                                                     Осокии

ЦА ФСК России

 

№ 52

 

ИЗ СОГЛАШЕНИЯ

МЕЖДУ  ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ   КОМАНДОВАНИЯ

КРАСНОЙ  АРМИИ  СССР

И  ПРЕДСТАВИТЕЛЯМИ  ЛИТОВСКОГО  ПРАВИТЕЛЬСТВА

О   РАЗМЕЩЕНИИ   ВОЙСКОВЫХ   ЧАСТЕЙ   СССР

НА  ТЕРРИТОРИИ   ЛИТОВСКОЙ   РЕСПУБЛИКИ

 

28 октября  1939 г.

 

Конфиденциально

 

В соответствии с Договором о передаче Литовской Респуб­лике города Вильно и Виленской области и о взаимопомощи между Советским Союзом и Литвой, заключенным 10 октября 1939 г. между СССР и Литовской Республикой, представители командования Рабоче-Крестьянской Красной Армии СССР и представители Литовского правительства установили:

1, Части войск СССР общей численностью до 20 000 (двадца­ти тысяч) человек размещаются на территории Литовской Рес­публики в следующих местах...'

14, Настоящее соглашение вступает в силу с 30 октября 1939 г.

Настоящее соглашение составлено в двух оригиналах на рус­ском  и литовском  языках  в г.  Каунасе 28 октября  1939 г.

 

Представители                                                   Представители

Рабоче-Крестьянской                                  Литовского правительства:

Красной Армии:

(подписи) (подписи)

 

 

Приложение к документу

 

Конфиденциально

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ СОГЛАШЕНИЕ

 

28 октября  1939 г.

 

Представители Рабоче-Крестьянской Красной Армии СССР и представители Литовского правительства в целях сохранения военной тайны условливаются, что без предварительного согла­сования между советским и литовским военными командованиявыявление причин невыполнения планов, выпуска некачественной про­дукции и т. п, Ими было налажено систематическое информиро­вание по этим вопросам партийных и государственных инстан­ций разного уровня.

1 Далее опушены данные о количестве и расположении наземных войск и авиации на территории Литвы

Довольно широко в первом томе представлены документы, освещающие деятельность военной контрразведки по обеспече­нию безопасности Советских Вооруженных Сил в предвоенный период. Среди них директивы и приказы го вопросам организа­ции агентурно-оперативной работы в частях и соединениях Крас­ной Армии и Военно-Морского Флота, указания относительно их оперативного обслуживания с учетом специфики родов войск н их объектов.

В первый том включены документы, свидетельствующие о значительном вкладе пограничных войск в обеспечение безопас­ности нашей  Родины  в предвоенный  период.

В 1939—1940 гг. пограничные войска были выдвинуты на линию новой государственной границы. Кроме того, они охра­няли зону заграждения по линии старой границы, участвовали в поддержании режима безопасности на присоединенных террито­риях, вели борьбу с бандитскими и диверсионно-террористиче-скими  формированиями.

Пограничные войска активно добывали разведывательную информацию о военных приготовлениях фашистской Германии, задерживая и выявляя вражеских агентов среди нарушителей границы. Масштабы этой работы и ее результаты видны из при­веденных в спецсообщениях НКВД СССР в ЦК ВКЩб) и СНК СССР данных о нарушениях государственной границы СССР со стороны   Германии  с ноября  1940 г.  по  10 июня  1941   г.

Возрастание военной опасности и предпринимавшиеся Политбюро ЦК ВКП(б) и Советским правительством в связи с этим меры требовали изменений и уточнений мобилизационных планов. 25 сентября 1939 г. был издан приказ НКВД СССР о разработке агентурно-оперативных мероприятий на военное время и составлении оперативно-мобилизационных планов. Осо­бенно активно эта работа развернулась с лета 1940 г,, когда стали выявляться многочисленные факты подготовки Германии к агрессии против СССР. Разработка мобилизационных планов осуществлялась также в органах государственной безопасности и  в пограничных войсках.

В связи с происшедшей в феврале 1941 г. реорганизацией — разделением НКВД на два наркомата (НКВД и НКГБ СССР) — возникли новые задачи по уточнению мобилизационных планов в органах государственной безопасности. В частности, 26 апреля 1941 г. был издан приказ НКГБ СССР об организации мобили­зационной  работы в органах НКГБ.

В первый том включен ряд нормативно-правовых докумен­тов, отражающих прошедшую в начале 1941 г, реорганизацию системы органов госбезопасности. Это документы, определяюми в литовской прессе и по радио не будут разглашаться сведе­ния о дислокации, составе, вооружении и боевой подготовке советских войск в Литве, а также и в советской прессе и по радио —о дислокации, составе, вооружении и боевой подготовке литовских войск

^ Каунас, 28 октября 1939 г.

 

Председатель делегации                                    Председатель делегации

Рабоче-Крестьянской                                   Литовского правительства

Красной Армии

 

Печатается по сборнику «Полпреды сообщают,...», с. 154,  (56.

 

 

В октябре 1939 г. аналогичные соглашения были подписаны также с прави­тельствами Латвийской и Эстонской республик. Однако правительства Прибал­тийских республик не всегда выполняли требования договоров, заключенных с СССР. Командования эстонской, латвийской и литовской армий разрабатывали планы нападения на советские гарнизоны. Командующий литовской армией С. Раштикнс признал впоследствии, что в 1940 г, генеральные штабы армий Прибалтийских стран имели разработанные оперативные планы на случай со­вместных военных действий.

Определенные круги Прибалтийских государств вели скрытый зондаж в Германии, стараясь получить от нее поддержку в осушветвлении антисоветских планов. В конце февраля 1940 г, президент Литвы А. Сметона направил в Бер­лин директора департамента государственной безопасности Министерства внутренних дел с секретной миссией, которая заключалась в том, чтобы полу­чить согласие Германии установить над Литвой протекторат или взять ее под свою политическую опеку. Германское правительство обещало сделать это осенью  1940 г. после завершения военных операций  на Западе

Рассчитывая на поддержку фашистской Германии, правящие круги Литвы нередко прибегали к провокационным действиям против гарнизонов советких войск. Имели место случаи, когда литовские фашисты похищали советских военнослужащих, применяли к ним насилие, пытались получить от них секрет­ные сведения.

По признанию бывшего начальника отдела «Абвер-1» генерала Г. Пиккен-брока, в подрывной деятельности против СССР фашистская Германии активно использовала националистов Прибалтийских республик. В. Канарис и Г. Пнк-кенброк до середины 1940 г. неоднократно посещали Прибалтику, особенно Эстонию, где сумели войти в тесный контакт с ее спецслужбами. В своих пока­заниях Г. Пиккенброк заявил: «В период присоединения Прибалтийских стран к Советскому Союзу в них с помощью эстонской разведки были оставлены агенты, которые информировали нас о находившихся в Прибалтике войсках. Часть этих агентов работала до момента оккупации Прибалтики немцами... Мы получали информацию от разведок пограничных с Россией стран, как, напри­мер, Финляндии и Эстонии, которые по заданиям германской разведки засы­лали в   Россию своих  агентов» (ЦА  ФСК   России).

 

№ 53

 

ИЗ ДОКЛАДНОЙ  ЗАПИСКИ   НКВД  УССР  В НКВД СССР

В   НЕДОЧЕТАХ  В ФИЛЬТРАЦИИ   БЕЖЕНЦЕВ,

ПРИБЫВАЮЩИХ СО СТОРОНЫ   ПОЛЬШИ,

ВЕНГРИИ   И   РУМЫНИИ1

 

5 ноября   1939 г.

 

Последнее время имеют место массовые нарушения госгра­ницы беженцами и другими контингентами лиц со стороны тер­ритории Польши, занятой  немцами2,  Венгрии  и  Румынии...

Используя массовые нарушения границы, вместе с бежен­цами немцы переправляют на нашу территорию и свою аген­туру. При таких массовых переходах большая часть беженцев избегает какой-либо фильтрации...

По данным штаба погранвойск НКВД Киевского округа на 31 октября сего года, уже зарегистрировано следующее коли­чество беженцев, перешедших на нашу территорию: со стороны Польши -9121 человек; на границе с Венгрией-- 1024; на гра-нице с  Румынией — 618,

Основная масса нарушителей границы со стороны Германии является жителями территории, занятой немцами, не желаю­щими оставаться под их властью, солдатами бывшей польской армии, проживавшими до войны в Западной Украине, и насильно выдворяемыми евреями.

Беженцы со стороны Венгрии объясняют свои переход по­исками  работы, убежища  и  преследованием  местных властей.

Нарушители границы с румынской стороны в основном являются жителями Бессарабии и Буковины, не желающими служить в румармии, и возвращающимися интернированными там солдатами бывшей польской армии.

Среди беженцев имеются семьи без всяких средств к суще­ствованию.

Помимо этого, мы располагаем данными, что жители погран-сел, занятых немцами, готовятся к массовым переходам на сов-сторону, когда замерзнут приграничные реки.

Отсутствие должной фильтрации прибывающих на нашу тер­риторию беженцев, безусловно, дает возможность немецкой и румынской разведкам забросить на нашу территорию значитель­ное количество своей агентуры, которая останется вне нашего поля зрения.

С целью предотвращения заброски к нам агентуры немцами и  румынами считаем   необходимым  организовать специальные

 

^ См. документы № 16. 27, 33—35, 37, 40, 42, 48. 51. Территория   Польши   была   полностью   оккупирована   немецкр-фашиет-скнми войсками   12 октября   1939 г.

 

лагеря для беженцев в местах расположения штабов отрядов и выбросить туда оперативные группы для производства тщатель­ной фильтрации  и учета  всех прибывших из-за   кордона.

 

Зам,  народного комиссара  внутренних дел УССР
капитан  государственной  безопасности                                                    Горлинский

ЦА ФСК России


 

№ 54

ИЗ  РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙ   СВОДКИ  №  1412 УПРАВЛЕНИЯ   ПОГРАНИЧНЫХ   ВОЙСК   НКВД

КИЕВСКОГО  ОКРУГЛ

О  МЕРОПРИЯТИЯХ  ГЕРМАНСКИХ   ВЛАСТЕЙ

НА ОККУПИРОВАННОЙ  ТЕРРИТОРИИ   ПОЛЬШИ

 

6 ноября   1939 г.

 

[...] ДАННЫЕ О ЗАКОРДОНЕ

 

Издевательства  над еврейским  населением

 

С момента занятия немецкой армией польской территории немецкие власти направили свою политику на угнетение еврей­ского населения, применяя к последнему меры насилия и неслы­ханного издевательства.

Из опросов нарушителей-беженцев с территории быв, Поль­ши, отошедшей к Германии, устанавливается, что за последние два месяца германскими властями, особенно органами гестапо3,

 

1  Горлинский Николай Дмитриевич (190? -1965) — с декабря 193b г. заме­ститель народного комиссара внутренних дел УССР, с февраля 1941 г.— заме­ститель начальника 3-го Управления НКГБ СССР, с мая 1943 г.—начальник УН КГБ по Краснодарскому краю, с сентября 1945 г.- уполномоченный НКВД —НКГБ по Эстонской ССР. В последующие годи —на руководящих должностях в органах НКВД — НКГБ МГБ СССР. С марта 1953 г.— началь­ник 5-го Управлении МВД СССР. В июне 1954 г, уволен из органов госбезопас­ности по служебному несоответствию. В ноябре 1954 г. лишен генеральского звания. *

2  Разведсводка была направлена наркому внутренних дел УССР И. А. Се­рову.

Гестапо (тайная государственная полиция) — особый агентурный след­ственный и карательный орган, который занимался выявлением, подавлением и ликвидацией политических противников фашизма; вместе с уголовной полицией составлял полицию безопасности (сокращенно- ЗИПО). Создан по указу Г. Геринга в апреле 1933 г. В 1939 г. Центральное управление гестапо на прапроводятся террор и репрессии по отношению к евреям, при­меняются при этом различные изобретательные методы издевательства и унижения.

В городах Санок, Лежайск, Краков, Ярослав, Шеворок, Ра-домно и других у евреев-торговцев конфискованы все товары и имущество, а еврейская беднота изгоняется с постоянного место­жительства и в принудительном порядке направляется на терри­торию Западной Украины.

Об издевательствах и терроре над еврейским населением сви­детельствуют такие факты:

 

Опрос нарушителей 92-го ПО

 

20 сентября 1939 г. при отходе немецких войск из г. Пере-мьтшль органами гестапо было арестовано 600 евреев из разных прослоек населения, которых на следующий день на берегу р. Сан, на территории, занятой немцами, раздели догола, за­ставили вырыть себе могилы и перед смертью танцевать под патефон. После этого в присутствии всего населения их рас­стреляли .

5 октября 1939 г, в м, Сосновцы Домбровского уезда быв. Келёцкого воеводства гестапо было арестовано 200 евреев, кото­рых, раздев догола, вывели на базарную площадь и стали изби­вать, после чего 40 человек было расстреляно, а остальных заперли в помещении школы и двое суток морили голодом.

На следующий день в предместье м. Сосновцы гестапо на одной из улиц были собраны все евреи, загнаны в квартиры и дома подожжены. Пытавшиеся бежать от огня на месте расстре­ливались. В результате расстреляно 20 женщин и детей и много евреев сожжено.

После этого погрома работники гестапо под угрозой оружия вошло в Главное управление имперской безопасности (РСХА). Непосредственным руководителем гестапо до 1945 г, был группенфю-pep СС, генерал-лейтенант полиции  Г. Мюллер.

Деятельность гестапо не ограничивалась никакими законами. Его действия не подлежали опротестованию и в последующем утверждались судом. Аресты проводились без санкции суда или прокуратуры. Гестапо применяло к любому подозреваемому в антифашистской деятельности жестокие карательные меры, вплоть до зверских методов уничтожения.

Во время Великой Отечественной войны органы гестапо были развернуты на всей оккупированной немецко-фашистскими войсками советской территории.

После разгрома в 1945 г. фашистской Германии законом № 2 Контрольного совета гестапо упразднено и объявлено вне закона, а приговором Международ­ного военного трибунала  в Нюрнберге признано преступной организацией.

На документе имеется резолюция: «Эти сведения нужно перепроверить еще по линии нашей закордонной агентуры, так как очень часто опросы нару­шителей не подтверждаются, поэтому надо к ним осторожно относиться. Серов, 9 ноября  1939 г.».

Заставили евреев подписать документ, что их дома сожжены не немцами, а  поляками.

В г. Форштак, что вблизи г, Ясло, немцами в одной из синагог сожжено 50 евреев.

Немецкими властями по линии обеспечения населения про­дуктами питания в отношении евреев также применяются при­теснения. Введение карточной системы на хлеб: украинцам на одного человека выдается в сутки 1 кг хлеба, евреям же только по 250 г. Для получения этого пайка очередь занимается в 2 часа ночи, причем евреи, стоящие в очередях, избиваются немецкими жандармами.

 

Опрос нарушителей 93-го ПО

В горнопромышленном м. Величко быв. Краковского вое­водства органами гестапо расстреляно 22 рабочих-еврея, кото­рых обвинили в диверсионной деятельности, проводимой якобы ими против Германии.

В м. Чебнни быв. Краковского воеводства работниками ге­стапо было захвачено и связано веревкой большое количество евреев, которых в таком виде заставляли бегать по местечку, После этого  100 человек расстреляли,

В этом же местечке за высказывание симпатии к Красной Армии гестапо арестован и заключен в тюрьму еврей. Явивше­муся в гестапо с целью поручиться за арестованного поляку работники велели вместо арестованного привести другого еврея-коммуниста. Это требование не было выполнено.

Справка, Сведения заслуживают доверия.

 

ЗАГД 91-го ПО

14 октября 1939 г, на окраине м. Олещица проходившей немецкой автомашиной по шоссе Ярослав — Томашев была опрокинута повозка с евреями, В результате находившиеся на ней мужчина и женщина  получили тяжелые ранения.

Во время нахождения немцев в с, Любочи-Королевские по­следние разожгли костер у входа в синагогу и заставили на­ходившихся в ней евреев прыгать через костер. Одновременно в этом селе и м, Олещица были отрезаны бороды у всех евреев.

Справка. Сведения заслуживают доверия и подтверждаются другими  источниками.

Немецкие власти и фашистские организации в центре и на местах на территории, занятой ими, ведут политику заигрывания с украинскими националистами, делая ставку на использование м в самоуправлениях. В связи с этим репрессия к украинцам применяется и меньших размерах. Украинским националистам предоставляется ряд льгот при приеме их на работу и привлече­ния  к охране инутреннего порядка.

ВРИО начальника   пограничных войск НКВД Киевского округа бригадный комиссар

 

ВРИО  начальника  5-го отдела УПВ  НКВД майор


Клюев


Павлов*ЦА ФСК России


 

Во время войны и фашистской оккупации в Польше погибло свыше в млн. человек. Немецко-фашистские захватчики уничтожили 38% народного достоя­ния Польши. Ее столица Варшава на три четверти была разрушена. Многие другие польские города также были  превращены  в развалины.

Утверждая расовое превосходство германской нации, гитлеровцы активно проводили  политику выселения  и уничтожения коренного населения.

На территории Польши создавались лагеря смерти. Самый крупный из пил, превращенный в настоящую «фабрику смерти», был построен в Освенциме (Силезии).  Постепенно он объединил 39 концентрационных лагерей.

Из западных районов Польши было выселено 700тыс. человек, на принуди­тельные работы а промышленности и сельском хозяйстве было отправлено в Германию почти 2 млн.  поляков.

Весной и летим 1940 г. оккупационные власти провели на территории гене­рал-губернаторства так называемую «акцию А Б» («чрезвычайную акцию по умиротворению'), в коде которой уничтожили около 3500 польских деятелей науки, культуры и искусства, а также закрыли не только высшие, но и средние учебные заведения.

Гитлеровский наместник Ганс Франк осенью 1939 г. поучал руководителей отделов пакнетеншг администрации & Польше: «Судьба решила, чтобы мы были здесь господами и чтобы поляки стали временными нам подзащитными... Ни один поляк iilчолжен быть выше ранга мастерового, ни одному поляку не будет предоставлена ио;шожность получить высшее образование... Вообще расцвет *той страны няс не касается... Мы заинтересованы только в том, чтобы повысить наш авторннч (История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941 -1945. iI. е. 315- История второй мировой воины 1939—1945, т, 3, с. 206}.

 

Панлои Михаил Федорович — полковник, с апреля 1939 г. начальник 1-го отделения Г> т от тела Управления пограничных войск НКВД Киевского округа, с апрели ЩН г.— начальник 1-го отделения 5-го отдела Управления пограничны* (Miffc-KЗабайкальского округа. В последующие годы — на руко-водящих дилжгюстх и погранвойсках НКВД- МВД СССР. В 1956 г,—на­чальник ^ штаба (он жг 1-й заместитель начальника Г1В) Упранления по­граничных войск Восточною округа. В мае 1956 г. уволен в запас по воз­расту.


 

55

ИЗ ДОКЛАДА  ВОЕННОГО АТТАШЕ

ПРИ   ПОЛПРЕДСТВЕ  СССР  В ЛАТВИИ

ПОЛКОВНИКА   К.  П.  ВАСИЛЬЕВА'

НАРКОМУ ОБОРОНЫ  СССР   К.  Е  ВОРОШИЛОВУ

23 ноября   1939 г.

 

[...]

В ходе переговоров в Москве и после этих переговоров правя­щая верхушка Латвии рассчитывала на кратковременность пре­бывания наших войск на латвийской территории, причем уси­ленно проповедовала «идею» сбросить советские войска в море. Правящие круги Латвии и до сих пор еще не отказались от этой «идеи». Отсутствие симпатии и доброго намерения к выполне­нию заключенного в Москве пакта латвийское правительство подчеркнуло ходом переговоров смешанных военных комиссии, которые происходили в Риге^.

Латвийская военная комиссия, возглавляемая генералом Гартманисом на протяжении десяти дней переговоров подчер­кивала нежелание латвийской правительственной верхушки допустить пребывание наших войск на их территории или, по крайней мере, поставить наши войска в такие условия, чтобы осуществить свою пресловутую теорию--«сбросить в море». И только благодаря настойчивости нашей правительственной комиссии  нам  удалось добиться  некоторых успехов.

Последующая реализация подписанного смешанной военной комиссией протокола о размещении наших войск на латвийской территории также была встречена со стороны латышей неблаго­приятно.

Соглашение между командованием корпуса и штабом лат­вийской армии «О передвижениях корпуса советских войск по латвийской территории» было достигнуто в результате длитель­ных совещаний и переработок текста. Латвийская сторона всеми силами стремилась ограничить свободу перемещения наших войск не только по всей территории, но даже в пунктах непосред­ственного размещения. Латвийская сторона стремилась поста­вить под контроль своего штаба каждый шаг наших войск. Для контроля и разведки был создан в Либаве специальный штаб во главе с генералом.

 

1 Васильек Константин Павлович — с 10 мая 1938 г. военный атташе при полпредстве СССР в Латвии. С февраля 1940 г.—начальник курса Высщей во^ннсн школы штабной службы. С марта 1940 г.— начальник отделения, а с сентября 1940 г. начальник отдела Управления военных учебных заведений РККА.

1 См.  документы  2, 32, 49, 52.

3 Гартманис Мартине — генерал, в 1934—1939 гг.— начальник штаба лат­вийской  армии.


В настоящий момент враждебность руководящих, латвийских кругов не только не уменьшилась, но, наоборот, значительно воз­росла  и  приняла  более конкретную форму,

1.     Начиная с 1 октября и по сей день усиленно проводится
сбор с населения денежных средств на оборону страны, введены
специальные военные налоги на папиросы, бензин, водку и ряд
других предметов.

Держат под ружьем усиленную армию, которая на сегодня­шний день примерно достигает 40 тыс. человек. Для вида про­изводят увольнение запасных, но на второй день призывают вместо уволенных другие возраста и категории, в настоящий момент призваны  родившиеся в   1904  г.

Политическое управление ведет среди населения антисовет­скую агитацию, направленную против Красной Армии.

2.    Со стороны армейского командования и правительства
создаются всевозможные условия, затрудняющие организацию
нормальной  жизни, учебы и быта  в корпусе наших войск.

При эвакуации частей 1-й пд латвийской армии из Либавы был отдан приказ: забрать все и ничего не оставлять для совет­ских войск. Этот приказ реакционное офицерство выполнило точно и даже больше: они во всех домах и казармах срезали элек­тропроводку под самый потолок, так что восстановление пред­ставляет исключительную трудность. Сняли кухонные котлы, очаги частично разрушили. Ванные в квартирах начсостава сняли, а те, которые оставили, разрушили. Оборудование хлебо­пекарни, бани и прачечной сняли, оставив одни голые стены. В одном казарменном корпусе сняты трубы парового отопления и увезены. Таким образом, наши войска из казарменных здании приняли одни голые стены, причем некоторые из них не отапли­ваются вследствие разрушения.

3.    Созданы исключительно тяжелые хозяйственные и бытовые условия нашим войскам. Специальным постановлением пра-
вительства организована комиссия для хозяйственного обеспечения. Эта комиссия своим первым актом запретила всем торговым организациям вступать в какие бы то ни было торговые сделки, связанные с обеспечением наших войск. Эта комиссия выступает сейчас как монополист и непомерно взвинчивает цены. Так, например, наше торгпредство обратилось с просьбой
покупки картофеля, эта комиссия предложила поставить картофель по цене 7 сантимов за кг, тогда как рыночная цена —4,5 сантима за кг. Наши моряки в течение двух недель ведут переговоры о покупке буксиров и катеров и от хозяев не могут
добиться конкретного ответа, хотят они продать эти буксиры или нет.

В Виндаве наше командование обратилось к городскому голове с просьбой помочь организовать стирку красноармей­ского белья. Городской голова указал ряд прачек, С прачками договорились стирать белье по 20 сантимов за пару. Узнав об этом, городской голова приказал брать по 40 сантимов с пары, заявив им, что ^чаче он задушит их налогами. Кроме того, этот городской голова имел наглость заявить нашим командирам, что он русский и очень не любит, даже ]*навидит, наших комис­саров. 23 октября команда наших кораблей сходила на берег; по­просили местный буксир для переброски команды и за два рейса предъявили счет на 100 лат, тогда как красная цена — 20 лат. 4. Правительственные круги и командование латвийской армии под предательской улыбкой скрывают свою вражду. Так, например, на ст. Бигосово стоят два наших почтовых вагона с газетами и красноармейскими письмами, несмотря на обраще­ние полпреда в МИД и мое в штаб о том, чтобы эти вагоны раз­решили переправить в Либаву, все обещают, но до сих пор ничего не сделано. Во время моей последней беседы генерал Гартмаиис заявил: «Хотя штаб непосредственно этим делом и не ведает, но я приму все меры к тому, чтобы наши вагоны с почтой 22 ноября отправить в Либаву». Когда я ему заявил, что это я от вас слышу уже в третий раз, он ответил; «Теперь я сделаю». И что же, 22 ноября я звоню ему по телефону, и он мне заявил, что в Либаву сегодня утром он отправил чиновника почт и теле­графа для переговоров по этому поводу с комкором тов. Морозо­вым1, а вагоны по-прежнему стоят в Бигосово, по всему видно, что злостно затягивают.

Второй случай: МИДу был дан неделю тому назад запрос о предоставлении возможности приезда в Латвию нашей железно­дорожной комиссии для технической проверки железных дорог, по которым пойдет наша береговая артиллерия, но до сих пор нет ответа.

По этому вопросу я обращался в штаб армии, где начштаба ответил: «Вы дайте нам максимальную нагрузку на каждую ось, мы сличим наши технические возможности, и если наши дороги не поднимут этого груза, тогда соберем смешанную комиссию». Опять затягивание  разрешения  вопроса.

Латыши свой подводный флот из Либавы вывели, и однажды при встрече с адмиралом Спаде2 я и тов. Алафузов3поставили


Морозов Василий Иванович -- комкор, член советской делегации в со­вместной советско-латвийской военной  комиссии.

2 Спаде Теодоре -адмирал, командующий военным флотом Латвии, член латвийской делегации в совместной советско-латвийской военной комиссии.

5 Алафузов Владимир Антонович < 1901 —1966) —адмирал (Ш44 г.), с мая 1938 г.—заместитель начальника Главного морского штаба, в 1939 г.— упол­номоченный Народного комиссариата Военно-Морского Флота при полпред­стве СССР в Эстонии. В 1939—1940 гг.—представитель Главного мор­ского штаба на Балтийском флоте. С июля 1942 г.- исполняющий долж­ность начальника Главного морского штаба, с марта 1943 г,— начальник штаба  Тихоокеанского  флота,  с   июля   1944   г.   по  апрель   1945  г.— начальник Главного морского штаба. В  1945—1У47 гг.^ начальник Военно-морской академии.

В феврале 1948 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден к 10 годам лишения свободы. Реабилитирован. В 1953 1958 гг.— заместитель начальника Военно-морской академии.


вопрос о передаче нам помещений и бывших мастерских, зани­маемых ранее дивизионом латвийских подлодок. На эту пере­дачу Спаде согласился, но прошло уже с тех пор две недели, эти помещения не переданы. Я пошел в штаб за разъяснениями, нач-штаба ответил: «Нам эти помещения нужны самим, но мы поду-Ml^м и, быть может, отдадим». А нам без этих помещении некуда пом   цать подводников.

5. Каждый шаг наших командиров и бойцов связан с само?, нахальной слежкой, без провокатора шагу шагнуть нельзя, по­следние доходят до такого нахальства, когда приглашают наших командиров «пообедать», как это имело место со  мной.

На молу при входе в аванпорт4 где стоят наши большие корабли, днем и ночью сидит «рыбак», который регистрирует всякое наше движение.

С прибытием в Либаву наших кораблей приехал вновь назна­ченный «японский морской атташе», которому латышами неза-медли'к. " но была дана виза. Интересно, как давно Японию интересует латвийский  флот?

Подобное, я бы сказал враждебное, отношение правящих кругов Латвии к нам создало исключительно тяжелые бытовые и хозяйственные  условия  для   нашего  корпуса   в  Латвии.

Бойцы и командиры газет и писем не получают, письма бой­цов на родину не отправляются. Плохие условия размещения — спят на полу. Сыро и холодно, отсутствие банно-прачечпого обслуживания (бойцы сами стирают белье), были случаи вши­вости, один случай заболевания брюшным тифом, появилось заболевание гриппом.

Ко всему этому еще целый ряд наших внутренних непорядков усугубляет и без того тяжелое положение.

Руководящие круги Латвии своим отношением к войскам нашего корпуса показывают свою незаинтересованность к ско­рейшему благоустройству корпуса, наоборот, они этому делу всеми силами и средствами мешают и будут мешать, если не по­следует с нашей стороны решительного вмешательства н понуж­дения к добросовестному выполнению латышами договоров я обязательств.

 

Военный атташе СССР в Латвии

полковник                                                                                                           Васильев

 

Печатается по сборнику «Полпреды сообщают..*», г. 170172.

 

 

щие задачи н структуру НКГБ СССР н органов военной контр­разведки (3-х Управлений НКО и НКМВФ), вопросы координа­ции и взаимодействия между  ними.

В целях обеспечения координации разведывательной и контр­разведывательной деятельности органов госбезопасности, погранвойск, НКО и НКВМФ 29 мая 1941 г. при НКГБ СССР был создан Центральный совет по координированию оператив­ной н следственной работы органов НКГБ, 3-го отдела НКВД и 3-х Управлений НКО и  НКВМФ.

В условиях сложной предвоенной обстановки совершенство­валась специальная подготовка оперативного состава. С августа 1939 г. была введена обязательная оперативно-чекистская учеба всех оперативных работников органов госбезопасности, органи­зована подготовка оперативных работников со знанием немец­кого и английского языков, принято решение о зачислении в кадры органов госбезопасности и о специальной подготовке опе­ративных работников из поляков, румын н чехов, о подготовке шифровальщиков на военное время. Предпринимались и другие меры обеспечения органов государственной безопасности кад­рами на случай  возникновения войны.

Особое место в сборнике занимают трофейные документы. Они, так же как и документы органов госбезопасности СССР, показы­вают динамику подготовки Германией нападения на Советский Союз. В этих документах отражены масштабы и содержание про­водимой немецкими спецслужбами работы против СССР, исполь­зование ими всевозможных националистических, белоэмигрантских организаций и формирований в своих целях.

Но главное — в трофейных документах изложены конкретные планы расчленения захваченных государств и превращения их в конгломерат марионеточных, зависимых от Германии, не имею­щих своей государственности образований.

 

 

Все помещенные в настоящий сборник документы располо­жены в хронологическом порядке и подвергнуты археографиче­ской обработке. Форма, стиль изложения документов остались неизменными, правке подверглись лишь орфографические и син­таксические ошибки.

Написание имен, фамилий, псевдомимов агентов, названий местностей, населенных пунктов, городов и т. п. также сохранено в соответствии с текстом документа, в котором они упоминаются. Под отдельными документами отсутствуют подписи.

Сборник снабжен указателем имен, предметно-тематическим указателем, списком сокращений, подстрочными примечаниями и комментариями.

Опущенные части текста отмечены многоточиями (пропуски, содержащиеся в оригинале документа, оговорены в подстрочных примечаниях).


 

56

 

ОРИЕНТИРОВКА  НКВД УССР

ОБ АКТИВИЗАЦИИ  АГЕНТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

РУМЫНСКОЙ   РАЗВЕДКИ   В   РАЙОНЕ ОДЕССЫ1

 

4 декабря   1939 г.

 

Отмечено, что в последнее время румынская сигуранца2акти­визировала работу по выброске на нашу территорию своей аген­туры.

Особенно наблюдается это в районе Одессы, где за послед­нюю декаду задержано 6 агентов сигуранцы, часть из них имеет большой опыт разведывательной работы. На других участках пограничных с Румынией областей также задержан ряд румын­ских агентов.

Ориентируя вас об этом, прошу принять самые решительные меры к усилению охраны границы и задержанию агентуры румын.

Зам. наркома  внутренних дел  УССР

капитан государственной безопасности                                                       Горлинский

ПА ФСК России

 

 

Румынская разведка занималась подрывной деятельностью не только на территории Одесской области. В сферу ее интерссор ходила также Мол­давская АССР, Винницкая, Каменец-Подольская (к 1954 г. переименована в Хмельницкую) области и Приднестровская полоса, граничащая с Румы­нией.

В названных областях румынская разведка насаждала дикерсионно-шпион-ские резидентуры, перебрасывала нелегально черед границу вооружен­ные банды, пыталась создавать националистические монетанческие органи­зации,

Разведывательной деятельностью Румынии против СССР руководил 2-й от­дел румынского генерального штаба

 

1 Ориентировка была направлена в Управление пограничных войск НКВД Киевского округа.

iСигуранца — в 1921 —1944 гг. тайная политическая полиция в Румы­нии, находилась в подчинении генеральной дирекции Министерства внутрен­них дел. Занималась разведывательной и контрразводыдательной деятель­ностью. Ликвидирована с освобождением страны от немецко-фашистских за­хватчиков.

127


 

№ 57

 

ИЗ  СООБЩЕНИЯ   НКВД  УСХР JVs4В29/СП   В   НКВД  СССР О РАЗРАБОТКЕ АРХИВА ТАРНОПОЛЬСКОЙ   ПЛЯЦУВКИ

 

4 декабря   1939 г.

 

С занятием г. Тарнополя советскими войсками Тарнополь­ской оперативно-чекистской группе НКВД2 удалось захватить архив в здании Тарнопольской  пляцувки № 5.

В результате оперативной разработки захваченного архива обнаружено большое количество различных списков действую­щей и архивной агентуры, личных и рабочих дел агентов и кон­фидентов польских разведывательных и контрразведывательны): органов.

По этим спискам выявлено до 100 агентов польской развед­ки, проживающих на территории Винницкой и Каменец-Подоль­ской областей УССР и отдельных районов Белорусской CCPtдо 300 агентов и конфидентов контрразведывательных органов на территории Тарнопольской области и до 80 агентов, проживаю­щих на территории Львовской, Станиславской областей и в дру­гих местах Западной Украины.

Кроме негласного состава польской разведки в этом архиве обнаружены также списки различных националистических пар­тий и организаций, существовавших в Тарнопольской области, списки служащих различных польских учреждений с политиче­ской характеристикой этих лиц, по которым пляцувка санкцио­нировала принятие на работу или отказывала, а также списки лиц, заподозренных в подрывной деятельности против польского государства и намеченных к изъятию в мобпериод в концлагеря.

По материалам архива и... [другим] данным на 20 ноября 1939 г, установлено и арестовано агентов, конфидентов и со­держателей конспиративных квартир только по г. Тарнополю 60 человек.

 

От арестованных в процессе следствия получены показания о структуре разведывательных и контрразведывательных органов и о целом  ряде агентов н конфидентов польской  разведки.

Агент экспозитуры Корыто показал: «У меня на связи были конфиденты: по д. Козувка — Мельмук Николай, Петрик Нико­лай, Сеньков Михаил, Вислянский Петр; по д. Скомороховка


Пляцувка — местное отделение польской специальной службы. См. документы № 29, 30, 33, 37, 40, 42, 43.


Рыбак Василий и Соловей Павло; по д. Смолянка — Кубуфранка Францишек и по д. Гробовец — Мудрый  Бернард1.

По их материалам производись аресты членов политических партий  и организаций».

Все перечисленные в показаниях Корыто липа установлены и 18 ноября сего года арестованы. Дело передано в следчасть и находится в стадии следствия.

Арестованный Августеняк2 на следствии назвал 15 агентов-вывядовцев, работавших в экспозитуре и получавших ежемесяч­ный оклад от 150 до 250 злотых. Из названных им лиц пока уста­новлен и арестован в Тарнополе агент-вывядовец Литвинский Марьян3.

Литвинский на допросе назвал дополните но 22 агентов-вывядовцев, кофидентов и содержателей конспиративных квар­тир, проживающих в Тарнополе и  на  периферии.

Аналогичные показания, раскрывающие агентуру польской разведки, получены и от других арестованных нами лиц.

Списки и другие материалы об агентуре польской разведки, проживающей на территории других областей, разосланы в соот­ветствующие органы  НКВД.

Разработку архива продолжаем. Об окончательных результа­тах доложу дополнительно.

Вскрываемую агентуру разведки как по материалам архива, так и по данным следствия немедленно устанавливаем и подвер­гаем аресту.

 

Зам. народного комиссара внутренних дел УССР капитан госу-
дарственной безопасности                                                                           Горлинский

ЦА  ФСК Росси

1  Мудрый Бернард Иванович арестован 17 ноября 1939 г. 20 октябри 1940 г. Особым совещанием при НКВД СССР «за активную борьбу против револю­ционного движения» осужден на 8 лет лишения свободы. Освобожден I-сен­тября 1941 г. на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа   1941   г.  как польский гражданин.

2  Августеняк Владислав Юэефович был арестован 9 ноябри 1939 г. У НКВД УССР по Львовской области. 21 июня 1940 г. Особым совещанием при НКВД СССР за нелегальный переход границы осужден на 5 лет лишения свободы. Освобожден на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа  1941   г, как польский  гражданин.

3  Литвинский Марьян Иосифович арестован 26 октября 1939 г, УНКВД УССР по Тарнопольской области. 19 октября 1940 г. Особым совещанием лри НКВД СССР «за активную борьбу против революционного движения» осужден на 8 лет лишении свободы. Освобожден 1 сентября 1941 г. на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 12 августа J941 г. как польский граж­данин. Заключением УКГБ УССР по Тернопольской области от 18 мая 1989 г, решение Особого совещания при НКВД от 19 октября 1940 г. отменено,, и дело прекращено за  отсутствием  состава преступления.



№ 58

 

ОРИЕНТИРОВКА  НКВД УССР ,№ 4610

ОБ АГЕНТАХ  ГЕСТАПО,

ПОДГОТОВЛЕННЫХ ДЛЯ  ВЕРБОВКИ   В СССР

ПОД  ВИДОМ ДЕЗЕРТИРОВ   ИЗ   ГЕРМАНСКОЙ   АРМИИ1

 

4 декабря   1939 г.

 

По нашим данным, гестапо подготовляет переброску на тер­риторию СССР группы своих агентов, окончивших специальную разведывательную школу в г. Линце2. Из них нам известны: Иоганн Вагнер, Франц Шварцель - из г. Вены, Тологойбель, Дацшек,  Геринг, Олешау,  Рангантинер.

Один из агентов, окончивших указанную школу, Эгон Гофер, уроженец и житель г. Вены, уже переброшен на нашу террито­рию в районе Рава-Русская.

Возможно, что перечисленные лица будут заброшены в СССР под видом дезертиров из германской армии, бежавших из-за преследований за революционную деятельность.

Прошу дать срочно указания погранотрядам о принятии мер к задержанию указанных агентов гестапо и немедленному направлению их в наше распоряжение.

 

Зам.  наркома внутренних дел  УССР

капитан государственной безопасности                                                         Горлинский

ЦА ФСК Роит

 

1  Ориентировка была направлена в Управление пограничных войск НКВД Киевского округа.

2  В г. Линце (Австрня1 дислоцировалось «абвернебенштелле» (периферий­ное подразделение) «Абверштелле Вена» — органа военной разведки и контр­разведки Германии, разведывательная деятельность которого распространялась на Румынию, Польшу, Болгарию. «Абверштелле Вена» вел также подготовку квалифицированной агентуры для заброски  п СССР.


№ 59

 

СООБЩЕНИЕ УНКВД ПО ЛЬВОВСКОЙ   ОБЛАСТИ .№  162  В   НКВД СССР О  СОВЕРШЕННОМ  ТЕРРОРИСТИЧЕСКОМ  АКТЕ1

 

5 декабря 1939 г.

 

Доношу; 3 декабря в 23 часа совершен террористический акт над председателем местного комитета д. Черлены Грудекского уезда Львовской области Трушем Михаилом. В окно дома Труша были брошены две ручные гранаты. Тяжело ранены Труш и его жена. Террористов па месте задержать не удалось. Выброшен­ной опергруппой арестованы Фалькевич Иосиф, агент полиции, его сыновья Фалькевич Казимир, член фашистской организации, доброволец польской армии, и Фалькевич Войтек, руководитель фашистской организации «Стрельцы».

Пострадавший Труш опознает террористов Фальксвичсй. Следствие по делу продолжаем, результат сообщим дополни­тельно.

17.09.09 / Просмотров: 7577 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2018 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.