Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUДальневосточный форпост (региональная история)Форумы


В годы Великой Отечественной войны

Нападение фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941года не явилось совершенно неожиданным для органов государственной безопасности СССР, особенно для их разведывательных подразделений.

 

 

Радиолаборатория в годы Великой Отечественной войны

 

Нападение фашистской Германии на Советский Союз 22 июня 1941года не явилось совершенно неожиданным для органов государственной безопасности СССР, особенно для их разведывательных подразделений.

 

Несмотря на формальную нормализацию советско-германских отношений после заключения договора о ненападении от 23 августа 1939 года не только сотрудники органов госбезопасности, но и простые граждане не исключали возможности возникновения новой войны. Тем не менее, такого трагического для советской стороны разворота событий никто не ожидал. Уже к августу 1941 года немецко-фашистские войска заняли практически всю Белоруссию, Прибалтику, Западную Украину и находились на подступах к Киеву и Ленинграду.

 

К началу Великой Отечественной войны советские органы государственной безопасности не представляли собой единого ведомства. В феврале 1941 года была проведена реорганизация НКВД СССР. В результате выделившийся Наркомат государственной безопасности СССР включал в себя территориальные органы государственной безопасности и разведку. Военная контрразведка представляла собой третьи управления Наркомата обороны и Наркомата военно-морского флота. Органы военной контрразведки на местах назывались соответственно 3-ми отделами.

 

В условиях складывавшейся в первые  недели войны чрезвычайно сложной военно-политической обстановки партийное и государственное руководство страны решило собрать все правоохранительные органы в единый кулак.

 

Постановлением Государственного Комитета Обороны от 17 июля 1941 года органы 3 управления НКО (военной контрразведки) были преобразованы в особые отделы и переданы в НКВД СССР. Несколько позднее, 20 июля 1941 года Указом Президиума Верховного Совета СССР НКВД и НКГБ СССР были слиты в единый Народный комиссариат внутренних дел.

 

Острота переживаемого страной момента обусловила тот факт, что помимо борьбы с разведывательно-подрывной деятельностью спецслужб противника на преобразованное ведомство было возложено решение ряда других не менее важных для того времени задач. Прежде всего, они касались перестройки экономики страны на военный лад, наведения порядка и дисциплины в частях и соединениях действующей армии, на гражданских предприятиях и организациях.

 

Постановление ГКО, в частности, определяло, что главной задачей особых отделов НКВД на период войны являлась решительная борьба со шпионажем и предательством в частях Красной Армии, а также "ликвидация дезертирства" непосредственно в прифронтовой полосе. Для решения последней задачи особым отделам, как когда-то чрезвычайным комиссиям в годы гражданской войны, предоставлялись чрезвычайные полномочия: они могли арестовывать, а в необходимых случаях и расстреливать дезертиров на месте.

 

В рамках единого ведомства органы государственной безопасности СССР просуществовали весь начальный, наиболее тяжелый период войны.

 

В условиях сложившейся чрезвычайно сложной военной и оперативной обстановки сотрудники органов государственной безопасности часто действовали более организованно и целеустремленно, чем представители других ведомств и организаций, однако и им не удалось полностью избежать случаев растерянности и замешательства. Во многом это объяснялось тем, что подобно вооруженным силам органы НКГБ и военной контрразведки понесли в период репрессий 1937-38 г.г. невосполнимые кадровые потери.

 

Подготовка к развертыванию разведывательно-подрывной деятельности против Советского Союза и его вооруженных сил проводилась соответствующими специальными службами фашистской Германии еще накануне войны. Особую активность при этом проявляла германская военная разведывательная и контрразведывательная служба "Абвер".

 

В июне 1941 года для организации и руководства разведывательной, контрразведывательной и диверсионной деятельностью на советско-германском фронте служба образовала специальный орган – так называемый штаб "Валли".

 

Отдел штаба "Валли 1", руководил разведывательными абверкомандами и абвергруппами. Отделы штаба "Валли 2", "Валли 3" соответственно организовывали диверсионно-террористическую и контрразведывательную работу. Накануне нападения на Советский Союз каждой армейской группировке были приданы по одной разведывательной, диверсионной и контрразведывательной команде "Абвера". В свою очередь подчиненные абверкомандам абвергруппы распределялись в каждую армию.

 

Помимо "Абвера" на советско-германском фронте активно действовал и ряд разведывательно-диверсионных органов полиции безопасности и СД.

 

К примеру, в марте 1942 года Главным управлением имперской безопасности (РСХА) был создан специальный орган для подготовки и заброски агентуры в глубокий тыл Советского Союза, получивший условное наименование "Унтернемен Цеппелин" (предприятие Цеппелин). Забрасываемые "Цеппелином" группы агентов должны были создавать бандитско-повстанческие формирования, распространять в советском тылу панику, вести разведывательную и диверсионную работу. Всего на протяжении Великой Отечественной войны на советско-германском фронте действовало более 130 разведывательных, диверсионных и контрразведывательных команд и групп "Абвера" и СД, а также около 60 школ по подготовке шпионов, диверсантов и террористов.

 

Свои разведывательные и контрразведывательные подразделения были развернуты на Восточном фронте и некоторыми государствами-сателлитами фашистской Германии, в частности Румынией и Финляндией.

 

В период с апреля по июнь 1941 года немецкая разведка забросила на территорию Советского Союза значительное число хорошо подготовленных и вооруженных агентов, которые были снабжены портативными радиостанциями и другим необходимым снаряжением. Агенты вербовались из числа белоэмигрантов и особенно членов таких антисоветских организаций как "Российский общевоинский союз", "Русский фашистский союз" и некоторых других, а также лиц немецкой национальности, в том числе выходцев из СССР, владевших русским языком.

 

К началу августа 1942 года органам госбезопасности стали известны 36 школ "Абвера" на временно оккупированной советской территории, в которых обучалось одновременно до 1500 агентов-разведчиков и диверсантов.

 

Основную часть своей обученной агентуры противник забрасывал через линию фронта на самолетах группами в 2-3, реже 10-20 человек.

 

Только с марта по июль 1942 года органами госбезопасности было задержано 222 вражеских парашютиста, из которых 76 человек сдались добровольно, а 15 человек было убито при оказании сопротивления. У парашютистов было изъято 74 радиостанции, значительное количество взрывчатых и зажигательных веществ, аппараты для прослушивания телефонных переговоров и другое снаряжение.

 

В ориентировке о структуре и деятельности разведывательных и контрразведывательных органов Германии, действующих на Восточном фронте, сообщалось, что во 2-м квартале 1941года немцы начали переброску в приграничные советские районы квалифицированных агентов. Агенты были из числа русских белоэмигрантов, латышей, эстонцев, литовцев, поляков, чехов, финнов, окончивших специальные школы в Шуттине, Кенигсберге, Вене и снабженных приемо-передающими радиостанциями. Эта агентура имела задание создать на советской территории нелегальную сеть радиостанций для связей в военное время. Изучить дислокацию частей Красной Армии и расположение особо важных оборонных объектов, установить ориентиры для бомбардировки объектов оборонного и государственного значения. Подготовить кадры сигнальщиков, облегчающих немецкой авиации прицельную бомбардировку в ночное время, организовать опорные базы для связи и оказания поддержки германским парашютным десантам. Планировалось активизировать ОУНовское подполье и другие националистические формирования, подготавливающие вооруженные выступления, создание диверсионных групп и баз для действия в тылу Красной Армии и организацию террористических актов против командного состава Красной Армии и советско-партийного актива.

 

Радисты-разведчики дополнительно изучали специальные дисциплины:

 

– прием на слух;

 

– работу на ключе;

 

– правила корреспонденции на зуммерных столах;

 

– материальную часть действующих радиостанций;

 

– работу на радиостанциях на сближенных расстояниях;

 

– работу на радиостанциях в полевых условиях;

 

– работу на действительных расстояниях (Варшава-Харьков) и способы шифрования.

 

Типы радиостанций разведчиков "SE-82" и "SE-85", радиус действия до 2000 км. Срок действия батарей 60 рабочих часов и для передатчика 30 рабочих часов.

 

Размер передатчика 230х115х120 мм.

 

Размер приемника 230х135х120 мм.

 

К радиостанции прилагался: телефон, ключ, антенны, противовес, 2 кварца и мелкий монтажный материал.

 

Диапазон передатчика 35-75 м.

 

В приемнике применялись стальные лампы ДА-II, ДГ- II и ДАF-II

 

Радиостанции размещались в футлярах 42х32х14 см. Вес с содержимым 13 – 14 кг.

 

Задачей номер один для органов государственной безопасности СССР в годы войны стала борьба с агентурой немецко-фашистской разведки. Большую помощь в этой работе органам госбезопасности в тылу страны оказывали советские и партийные органы, население.

 

По мере накопления опыта в последующие годы войны советская контрразведка все эффективнее боролась с забрасываемой противником агентурой. Уже к концу 1941 – началу 1942 г.г. особым отделам и территориальным органам НКВД удалось внедрить своих людей в некоторые вражеские разведорганы и разведшколы. Это позволило выявлять агентуру противника еще на стадии ее подготовки. Органы контрразведки стали располагать информацией о сроках и месте планируемой заброски, приметами немецкой агентуры и т.п.

 

Огромная работа была проделана советскими органами госбезопасности в годы Великой Отечественной войны за линией фронта в тылу противника. С первых дней войны органы НКВД СССР совместно с милицией и партийными организациями развернул масштабную работу по подготовке и засылке в тыл противника партизанских отрядов, истребительных, диверсионных и разведывательных групп.

 

Подготовка перебрасываемых за линию фронта отрядов и групп проводилась на курсах при областных управлениях и районных отделах НКВД, с привлечением к этой работе инструкторов стрелкового дела и специалистов-подрывников, радистов. В районах предполагаемых действий партизанских отрядов заранее создавались базы продовольствия, вооружения и одежды, что позволяло в случае занятия района противником вести боевые действия на протяжении нескольких месяцев.

 

В Белоруссии в первый период войны было организовано 14 партизанских отрядов общей численностью более 1100 человек и 10 оперативных групп численностью 8 – 9 человек каждая. В последующий период войны было дополнительно организовано 18 партизанских отрядов. Всего же во второй половине 1941 года в прифронтовых областях и республиках было оставлено для действий в тылу противника в общей сложности более полутора тысяч партизанских отрядов, кроме того, около двухсот партизанских отрядов было переброшено в тыл фашистов с советской территории.

 

Весной 1943 года ГКО, ЦК ВКП (б) и Совет народных комиссаров СССР принимают решение реорганизовать НКВД путем выделения из его состава оперативных подразделений органов государственной безопасности. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 апреля 1943 года был вновь воссоздан НКГБ СССР. В него вошли разведывательные подразделения, территориальные и транспортные органы госбезопасности.

 

Военная контрразведка была передана в состав военных ведомств. 19 апреля 1943 года постановлением СНК СССР Управление особых отделов НКВД было передано в НКО СССР, где на его основе образовано Главное управление контрразведки (ГУКР) "Смерш". Отдел управления особых отделов, обслуживавший военно-морской флот, был соответственно передан в НКВМФ, и на его базе создано УКР "Смерш" НКВМФ.

 

В годы Великой Отечественной войны широкое применение получили оперативно-технические средства. Радиоразведка органов госбезопасности осуществляла перехват и дешифровку радиограмм военного командования и разведывательных органов противника.

 

Деятельность радиоконтрразведывательной службы была подчинена задаче борьбы с вражескими агентами, снабженными радиостанциями. Для фиксации работы агентурных радиостанций противника на территории, занятой советскими войсками, формировались специальные розыскные радиопеленгаторные группы.

 

Радиоконтрразведывательная служба оказывала эффективную помощь территориальным органам госбезопасности и органам военной контрразведки в организации и проведении радиоигр с разведорганами противника. Работа службы протекала в тесном контакте с оперативными подразделениями НКВД – НКГБ и органами военной контрразведки. Радиоигры проводились военной контрразведкой в течение всей Великой Отечественной войны, вплоть до разгрома немецко-фашистской Германии.

 

Были реконструированы существовавшие в то время радиоконтрразве-дывательные станции. В частности, стали применяться антенны новой конструкции. Более совершенными стали методы радионаблюдения, а также связь между отдельными радиоконтрразведывательными станциями и центром. С помощью радиоконтрразведки органы госбезопасности устанавливали дислокацию разведцентров противника, его агентурных радиостанций на территории Советского Союза, ограничивали сферу действия радиосредств иностранных радиостанций, проводивших акции идеологической диверсии против СССР. Осуществлялся контроль за ходом радиоигр оперативных подразделений с разведками империалистических государств и антисоветскими зарубежными организациями.

 

На вооружение органов госбезопасности стало больше поступать специальной оперативной техники. В местах, чаще всего посещаемых иностранцами, главным образом в ресторанах, стали устанавливаться микрофоны, для контроля за разговорами разрабатываемых лиц.

 

В начале 1942 года в центральном аппарате НКВД СССР было создано знаменитое 4-е управление во главе с П.А. Судоплатовым, которое было призвано централизовать разведывательно-диверсионную работу в тылу противника и поднять ее качество.

 

В последующие годы войны в практику зафронтовой работы на основе накопленного опыта были внесены необходимые изменения. В частности, улучшилось снаряжение оперативных групп и их подготовка. Опираясь на помощь партизан и местного населения, оперативные группы советских органов государственной безопасности добыли за годы Великой Отечественной войны значительный объем ценной разведывательной информации, совершили тысячи диверсий на железных дорогах, наиболее важных военных и промышленных объектах, узлах и линиях связи.

 

Известно, например, что только по линии оперативных групп, замыкавшихся непосредственно на 4-е управление НКВД, за годы войны поступило более четырех тысяч разведывательных сообщений.

 

Как правило, группа состояла из 15 – 20 человек. В нее включались опытные, проверенные на практической работе переводчики. В оперативные группы зачислялись также проживавшие в СССР политэмигранты – члены братских коммунистических партий, многие из которых имели опыт подпольной борьбы с фашизмом. Среди них были участники интернациональных бригад, сражавшихся на стороне республиканской Испании против франкистов.

 

Оперативные группы снабжались оружием, минноподрывной техникой и другими материально-техническими средствами для работы в тылу врага. Личный состав обеспечивался соответствующими документами прикрытия. Для поддержания связи с центром группам придавались радиостанции созданные в радиолабораториях.

 

Личный состав оперативных групп 4-го Управления НКВД – НКГБ СССР проходил специальную подготовку, в основном в Отдельной мотострелковой бригаде особого назначения НКВД СССР (ОМСБОН). Она являлась учебным центром по подготовке воинов-чекистов для действий в тылу противника. Обучение личного состава оперативных групп осуществлялось по специально разработанной программе, которая включала в себя вопросы общевойсковой и чекистской подготовки. После обучения оперативные группы перебрасывались в тыл противника сухопутным, воздушным или водным путем.

 

Местами базирования групп являлись лесные массивы. Основным средством связи с ними служило радио. Для связи с группами в первый период войны были организованы радиоцентры в г.г. Москве, Куйбышеве, Туле, Ворошиловграде. В 1943 – 1944 годах органы госбезопасности создали дополнительные радиоцентры в г.г. Киеве, Львове и других городах, расположенных ближе к западным границам СССР.

 

В состав Четвертого Управления МГБ СССР входили, кроме 4 оперативных отделов, инженерно-саперный отряд, парашютная служба, отдел оперативно-диверсионной техники и связи и отряд особого назначения для работы в тылу противника. Для активной диверсионной и агентурно-оперативной работы в тылу противника были организованы 243 оперативных группы МГБ численностью 16650 человек.

 

Всего в годы Великой Отечественной войны было подготовлено и заброшено во вражеский тыл 2222 оперативные группы, из них 244 были заброшены 4-м Управлением НКВД-НКГБ СССР. Остальные – НКВД-НКГБ Украинской ССР, Белорусской ССР, Орловской, Тульской, Ленинградской и Калининской областей.

 

Оперативные группы действовали вначале на территории оккупированных областей СССР, а затем в Германии, Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Югославии, Австрии.

 

Было организовано 1848 партизанских отрядов и передано Центральному штабу партизанского движения 40108 комплектов различных диверсионных приборов, изготовленных в мастерских Четвертого Управления МГБ СССР.

 

Четвертое Управление МГБ СССР свернуло свою работу в мае 1945 года в связи с окончанием войны.

 

Исключительное значение для успешной деятельности органов государственной безопасности за линией фронта имела организация регулярной и надежной связи с агентурой. В первые годы войны, когда органы государственной безопасности перебрасывали агентов через линию фронта в основном с разведывательными заданиями, фактически существовал лишь один способ связи – возвращение агента на нашу сторону после выполнения своей задачи. При данном способе связи большая часть зафронтовых агентов, попадая в тяжелые условия оккупационного режима, не имела возможности вернуться в расположение советских войск и по существу действовала вхолостую либо не работала вовсе. Поэтому органы государственной безопасности были осведомлены о деятельности в тылу противника сравнительно небольшого числа зафронтовых агентов.

 

Характерной особенностью деятельности органов контрразведки в начальный период войны было отсутствие гибкости в вопросе выбора способов связи и стремление перебросить через линию фронта как можно больше агентов без учета возможности своевременного получения собранных материалов.

 

Позднее, когда органы государственной безопасности стали в более широких масштабах проводить перевербовку вражеских агентов, наряду с возвращением агента начали использовать для связи специальных связников. Этот способ заключался в том, что перевербованный агент, возвратившись во вражеский разведывательный орган и склонив к явке с повинной одного или нескольких агентов немецко-фашистской разведки, передавал через них собранную им разведывательную информацию, когда кого-либо из этих агентов перебрасывали в расположение советских войск.

 

Другая часть зафронтовых агентов обладала радиосредствами. Обычно это были агенты, переброшенные с целью подставы на вербовку разведывательным органам противника. Однако такой способ связи применялся редко, так как фронтовые органы контрразведки не всегда имели в своем распоряжении необходимое количество радиоаппаратуры, ее получение было связано с большими трудностями.

 

Великая Отечественная война поставила новые задачи перед лабораториями по созданию новых комплексов специальных технических средств.

 

На 6 августа 1941 года в штате Второго специального отдела НКВД СССР состояли:

 

Руководство отдела – 4 человека;

 

Секретариат – 15 чел.

 

Группа материального обеспечения и секретариата –33 чел.

 

Первое отделение «Н» – 188 чел.

 

Второе отделение «М» – 126 чел.

 

Третье отделение   «ПК» – 34 чел.

 

Четвертое отделение «Е» – 32 чел.

 

Пятое отделение «Р» – 80 чел.

 

Шестое отделение «РС» – 177 чел.

 

Курсанты радиошколы – 40 чел.

 

Всего по штату – 714 чел.

 

Штат негласного состава состоял из 442 человек, в том числе в мастерских работало 38 человек. Из них:

 

Начальник мастерских (старший инженер) - 1

 

Инженеры …………………………………  - 3

 

Старшие техники …………………………  - 5

 

Техники ……………………………………  - 17

 

Младшие техники ………………………..  -  7

 

Вахтеры ……………………………………  - 3

 

Дворник-истопник ………………………..   - 1

 

 Обслуживающая …………………………  - 1

 

Образованный перед войной 4 отдел (Отдел оперативной техники) НКГБ СССР, куда входили радиолаборатории, был вновь включен в состав 2 спецотдела (Отдел оперативной техники) НКВД СССР. Руководителем отдела был назначен Лапшин Е.П.

 

А лаборатории, возглавляемые Филимоновым М.П., и Особое техническое бюро (ранее упоминалось как конструкторское бюро или так называемые «шарашки»), возглавляемое Кравченко В.А., были объединены в этом же году с двумя радиолабораториями (РЛ-1, РЛ-2) бывшего 4 отдела НКГБ. В результате был создан единый 4 спецотдел НКВД СССР под руководством майора госбезопасности Кравченко В.А.

 

Тем самым заключенные специалисты был сосредоточены в одном подразделении органов НКВД.

 

В октябре 1941 года в отделение, эвакуированное в г. Свердловск, вливается и радиолаборатория, эвакуированная из Ленинграда. Таким образом, в 4 спецотдел НКВД попадают все три радиолаборатории, созданные в 1929 – 1931 годах для обеспечения оперативной техникой подразделений органов безопасности:

 

1.Радиолаборатория в поселке Кучино, занимавшаяся разработкой и изготовлением радиопеленгаторных, радиоприемных и звукозаписывающих устройств со штатом 210 человек.

 

2.   Радиолаборатория в г. Москве (Спиридоновка 13), занимавшаяся разработкой и изготовлением агентурных приемо-передающих станций и аппаратурой для служб литер «Н» и «М» со штатом 110 человек.

 

3.   Радиолаборатория в г. Ленинграде, занимавшаяся той же тематикой, что и лаборатории в Кучино и на Спиридоновке со штатом 36 человек.

 

Всего в 4 Спецотдел НКВД СССР было передано 356 человек со всем лабораторным оборудованием.

 

Лаборатории вскоре были объединены в единую Центральную Радиолабораторию (7 отделение 4 спецотдела НКВД).

 

Главную роль в организации объединения сначала двух московских лабораторий в Кучино, их эвакуации в г. Свердловск, объединении их в Свердловске с ленинградской лабораторией, реэвакуации объединенных лабораторий в Кучино, становлении и развитии ЦРЛ сыграл начальник лаборатории Железов Ф.Ф.

 

В 1941 году на работу в только что объединенные под руководством Железова Ф.Ф. лаборатории попадает в качестве так называемого спецконтингента осужденный 15 августа 1939 года Особым совещанием  при НКВД СССР инженер Термен Лев Сергеевич. Жизнь и работа этого ученого, талантливого инженера, способного экспериментатора, изобретателя первого в мире электроинструмента, известного под названием "Терменвокс" (голос Термена), который он в 1922 году демонстрировал В.И.Ленину, до 1964 года станет связана с исследованиями и разработками средств специальной техники в интересах органов безопасности.

 

В радиолаборатории в годы войны Термен привлекается к разработке радиостанций для отделов, войск НКВД и партизанских отрядов. Он понимал, что нужны серийные, простые в эксплуатации аппараты. В течение 1941-1942 годов под его руководством разрабатывается серия передатчиков "Белка", "Набла", "Марс", "Тюлень".

 

Самые популярные и распространенные радиостанции "Белка" и "Набла" несли бессменную службу в оперативных подразделениях НКВД. Различные варианты радиостанций - чемоданный, десантный, унифицированный были настолько надежны и удобны, что Центральный штаб партизанских отрядов, Разведуправление (РУ) Генштаба, 2 Главное Управление Наркомата электронной промышленности (НКЭП), НИИ ВВС КА, НКВД СССР рекомендуют их для серийного производства на заводах НКЭП.

 

В Свердловске, куда была эвакуирована ЦРЛ, и после реэвакуации в Кучино было выпущено более 3,5 тысяч переносных агентурных и партизанских радиостанций.

 

Радиостанции обеспечивали надежную радиосвязь в условиях лесной, равнинной и горной местности. Оперативные группы из Махачкалы, Нальчика, Ровно, Ташкента в сложных условиях Главного Кавказского хребта и в степных районах Астраханской области успешно обеспечивали связь между собой и с Москвой.

 

Сравнение с трофейными радиостанциями германских шпионских и диверсионных групп выявило преимущества наших радиостанций по чувствительности, выходной мощности и ширине диапазона. Трофейные станции обладали несколько меньшим потреблением за счет использования лучших радиоламп и большей избирательностью, так как в них применялись двухконтурные приемники.

 

Из воспоминаний сына заместителя наркома внутренних дел Меркулова:

 

" – B1942 году меня направили на работу в одну из исследовательских организации НКВД, находившуюся в Свердловске... Это был крупный научно-исследовательский центр с хорошим коллективом, с производством малыми сериями специальной аппаратуры. К примеру, одну из лабораторий возглавлял арестованный Павел Николаевич Куксенко. Он с сотрудниками работал над первым в стране образцом радиолокатора – прибором ночного боя (ПНБ). Специалисты-заключенные свободно перемещались по территории организации, при необходимости выходили за ее пределы - в этом случае их сопровождал охранник. Могли работать – и действительно работали - на рабочем месте, сколько было нужно.

 

Размещалась наша организация в большом новом здании тюремной больницы, которая была освобождена для этих целей. Наверное, единственным строгим ограничением для арестованных были контакты с женщинами. Я помню, что одного из них, замеченного в связи с вольнонаемной сотрудницей, немедленно куда-то перевели.

 

Моим начальником был Лев Сергеевич Термен – подтянутый, аккуратно одетый, с галстуком и в пиджаке средних лет человек. В большой комнате, заставленной большим количеством аппаратуры, под его началом работало несколько офицеров-радиотехников. Но на службу мы всегда ходили в гражданском.

 

Работали мы над созданием различных устройств – в первую очередь для целей разведки. Широко использовались наши миниатюрные по тем временам передатчики. Работали мы под иностранцев - все компоненты аппаратуры мы ставили американские, с тем, чтобы при провале агентуры нельзя было по аппаратуре определить ее принадлежносность.

 

Изготавливали мы радиовзрыватели для совершения терактов в тылу врага. А еще впервые в СССР, а может быть, и в мире был разработан взрыватель для авиационной бомбы, который обеспечивал взрыв на высоте около двух метров над поверхностью земли. При этом существенно увеличивалась поражающая способность бомбы. В этой системе использовался принцип терменвокса: при приближении к земле менялся тон сигнала в головке бомбы, что при определенных условиях приводило к взрыву. К сожалению, интересная идея не вышла в серию: слишком сложной она показалась руководителям производств.

 

Лев Сергеевич вежливо, но настойчиво требовал от нас выполнения своих указаний. У руководства он пользовался большим авторитетом, и к его мнению всегда прислушивались на заседаниях научно-технического совета. А вообще, он был жизнерадостным человеком, любил пошутить, и, если не знать, что после рабочего дня он не выйдет за ограду, никто бы не подумал, что он осужденный. Помню, как-то мы вместе с Терменом за пару дней собрали терменвокс, и он выступил перед большой аудиторией с концертом. У нас в лаборатории почти всегда работали приемные устройства, принимающие музыкальные передачи. Он любил комментировать то, что слушал, поясняя нам те или иные фрагменты симфоний. Кроме того, он живо интересовался тем, что происходит в мире. Во время войны все радиоприемники у населения были изъяты, но мы могли слушать зарубежные радиостанции, и я даже переводил ему с немецкого.

 

И вот что важно. Лев Сергеевич никогда ничего не рассчитывал, а просто благодаря своей интуиции выдавал правильные решения. В радиотехнической практике это, пожалуй, правильно, и я практически всегда следовал в дальнейшей работе этому принципу».

 

В 1943 году Термен предлагает создать в ЦРЛ специальную лабораторию для разработки и выпуска серии телестезионных устройств для военных и разведывательных целей. Термин "телестезия" Лев Сергеевич предложил для новой отрасли специальной техники, основанной на принципах бесконтактного срабатывания.

 

Построение всех этих устройств предлагалось на базе электроемкостного, фотоэлектрического, магнитного и сейсмического принципов. Эти принципы были неоднократно проверены и использованы им ранее при создании терменвокса, оборудовании охранной радиосигнализацией кладовой золотого фонда Главной конторы Госбанка, помещения Гохрана в Ленинграде и аппаратуры "Телеточ":

 

Термен обосновывает возможность разработки

 

– новых систем охранной сигнализации, дистанционных взрывателей, посадочного альтиметра;

 

– новейших систем слежечной и связной аппаратуры;

 

– металлоискателей, средств поиска оружия, счетчиков и аппаратуры для диверсионных целей;

 

– индикаторов перемещения и устройств охранной сигнализации.

 

К созданию части устройств лабораторные группы ЦРЛ приступают сразу же. Идеи разработки других систем неоднократно используются Терменом специалистами Института на протяжении последующих десятилетий.

 

Для нужд армии был разработан электроемкостный дистанционный взрыватель, который позволял произвести подрыв авиабомбы на расстоянии 1-3 м от поверхности земли, что существенно увеличивало ее поражающую способность.

 

Вся аппаратура устанавливалась на стандартные бомбы непосредственно перед вылетом самолета и не требовала никакой дополнительной регулировки. Похожие дистанционные взрыватели могли устанавливаться на фугасных минах и диверсионных взрывных устройствах.

 

Объединение лабораторий дало возможность направить их деятельность по определенной системе, создать постоянные лабораторные группы, выполняющие целевые задачи и воспитывающие кадры, и организовать солидную производственную базу, оснащенную современными технологиями.

 

В результате этих мероприятий НКВД СССР получил необходимую базу для разработок специальной радиотехнической аппаратуры для агентурной радиосвязи, создания союзной сети контрольно-пеленгаторных пунктов, а также для вооружения оперативных органов электроакустической аппаратурой.

 

К концу 1941 года организационная структура производства ЦРЛ представляла собой 11 бригад, в том числе 4 сборочные бригады, 2 кладовые (инструментальная и промежуточная), ремонтную группу и механическую мастерскую, которые подчинялись начальнику производства.

 

После перехода на серийный выпуск специальной аппаратуры (с марта 1942 года) существенно изменилась структура производства и его объем (начальник производства – майор государственной безопасности Л.А. Гаухман). Была решена основная задача – создание замкнутого цикла производства за счет введения всех технологических процессов, присущих радиотехническому производству. Было организовано изготовление радиодеталей всех типов, за исключением деталей, требующих использования химических процессов. Введено намоточное производство (изготовление трансформаторов, дросселей, проволочных сопротивлений и пр.). Организован монтаж серийной аппаратуры, регулировка и комплектование готовой продукции.

 

Производству была придана четкая организационная форма. Созданы цеха: цех № 1 – токарно-механический, цех № 2 – нормальных деталей, цех № 3 – слесарно-сборочный (в том числе малярные и гальванические покрытия). Образован отдел монтажа и выпуска. Создано Планово-производственное бюро (начальник ППБ – Ф.М. Шерман), ведущее как календарное планирование, так и планирование заделов, выполняемых заготовительными цехами. Создана дублирущая система технического контроля (начальник Центральной испытательной станции – подполковник ГБ В.А. Федоров).

 

Перестройка ЦРЛ, использование широкой нормализации деталей, интенсивное использование высокопроизводительного инструмента и прессового оборудования, напряженная работа сотрудников и членов их семей позволили выпустить в 1942 году несколько тысяч специальных изделий (2360) и акустических приборов (1118) для решения различных оперативно-техничеких и военных задач.

 

Была разработана серия приборов радиосвязи, обеспечивающих основные оперативные запросы органов. Для радиосвязи оперативных групп, партизанских отрядов и отдельных разведчиков с 1942 года выпускаются радиостанции "Белка" (мощность 5 Вт, дальность до 1000 км) и "Набла". Для оборудования узлов оперативной связи были разработаны мощные радиопередатчики "Лев" (мощность 500 Вт, дальность до 5000 км) и "Волна" (мощность 150 Вт, дальность до 3000 км), работающие в комплексе с приемниками "133". Для оборудования конспиративных установок во временно оставленных городах в 1942 году были выпущены радиостанции "Тюлень" и "Морж" с дистанционным управлением по проводному каналу связи или по радиоканалу.

 

Новое направление оперативной связи было создано в ЦРЛ разработкой системы "Интеграл" для городской радиотелефонной связи из легковой автомашины и радиостанций "Стрела" с передатчиком мощностью 150 Вт и дальностью связи до 3000 км для связи правительственных поездов с Москвой. Аппаратура "Стрела" обеспечила высоконадежную радиосвязь во время проведения тегеранской конференции в 1943 году и в оперативных поездках на Северный Кавказ. Высокая оценка разработанным аппаратам была дана в многочисленных отзывах различных служб.

 

В интересах контрразведывательных подразделений ЦРЛ разрабатывает и выпускает сериями всю необходимую НКГБ аппаратуру для слежки за конспиративными радиостанциями противника и обнаружения их местонахождения. В комплекс этой аппаратуры входит стационарный пеленгатор "СК-3" и приемник "Л-5", которыми вооружается вся контрольно-пеленгаторная сеть Союза, переносной пеленгатор "Румб" и автобусный пеленгатор "АРП-2".

 

Опыт поисков немецкой агентуры в горах Кавказа привел к необходимости создания дополнительного звена пеленгаторной службы в виде самолетного пеленгатора "СПР-1". В 1943-1944 г.г. был разработан и введен в эксплуатацию карманный пеленгатор "Р-8", уточняющий поиски, вплоть до здания, где находится передатчик.

 

Потребность оперативных отделов в приборах звукозаписи удовлетворяется разработанными ЦРЛ аппаратами различных типов, соответствующих характеру использования. Наиболее сложным прибором является аппарат "Сигма" для непрерывной высококачественной записи на лаковые диски. Система "Гамма-2" обеспечивает непрерывную запись на дешевую целлофановую ленту и применяется в случаях пониженного, по сравнению с аппаратом "Сигма", качества записи.

 

Организуется производство кварцевых стабилизаторов, обеспечивающее все потребности НКВД и НКГБ и производство источников тока (сухих элементов особо малого размера и веса) для питания малогабаритной аппаратуры из-за невозможности получения их в это время от НКЭП или из-за границы.

 

Работа ЦРЛ для военной авиации продолжалась во время войны. Был разработан и принят на вооружение прибор "ПМГ", предназначенный для создания помех вождению по радиомаякам неприятельских самолетов. В 1943 году были изготовлены приборы для сбора самолетов в воздухе и посадке на временные аэродромы.

 

Новое направление в радиосвязи истребительной авиации открыли работы ЦРЛ с приборами "РСИУ-РАУ". Эта новая система радиотелефонной связи с частотной модуляцией, как показали испытания на истребителях и штурмовиках, открыла перспективу радиоперевооружения авиации на ультракороткие волны.

 

Для связи Красной армии в 1943 году по специальному решению Правительства ЦРЛ разработала и передала в производство НКЭП радиостанцию для внутриармейской радиосвязи "МАРС". Эта радиостанция с ножной динамомашиной успешно прошла испытания на фронте и явилась крупным вкладом в дело перевооружения связи Красной Армии. Для разведывательных органов Красной Армии разрабатывается радиостанция "Белка-5", серийное производство которой было освоено в 1944 году на заводе № 696 НКЭП.

 

При разъединении НКВД и МГБ  в мае 1943 года. Из 2-го спецотдела НКВД СССР были выделены оперативные отделения, группа материально-технического обеспечения, секретариат, радиошкола, мастерские, и на их базе был создан Отдел «Б» (оперативно-технический), под руководством старшего майора госбезопасности Лапшина Е.П.

 

При этом Центральная радиолаборатория остались в 4 спецотделе НКВД СССР под руководством Кравченко В.А.

 

После реэвакуации в 1943 году из Свердловска в Кучино лаборатория (ЦРЛ) обустраивается на прежней территории в оставленных в 1941 году производственных, вспомогательных и жилых помещениях.

 

На территории объекта тогда действовали: главный 4-этажный корпус, 16-квартирный жилой дом, гараж, 3 складских здания, 3 производственных помещения, пеленгаторный пункт, комендатура, проходная, 5 зданий обслуживающего назначения и другие легкие сооружения.

 

Сразу же возникли трудности с размещением сотрудников лаборатории и обслуживающего персонала. В помещениях объекта, рассчитанных на наличие не более 150 человек инженерно-технического и производственного персонала, размещаются 300 сотрудников лаборатории, 30 заключенных специалистов и 40 бойцов НКВД. Тяжелее всего было семьям сотрудников, эвакуированных из Ленинграда. Им пришлось разместиться в жилом доме вместе с ранее проживавшими там сотрудниками. Потеснившись втрое, удалось разместить в 16-квартирном доме 50 семей. Другие москвичи и кучинцы разместились на прежних местах.

 

Перегрузка производственных и жилых помещений объекта вызвала большие трудности в налаживании работы и развитии лаборатории. Для улучшения создавшегося положения параллельно с разработкой и выпуском продукции разрабатываются проекты по строительству новых производственных и жилых помещений.

 

Строительством первой очереди предусматривается создание новых горячих и отделочных цехов: литейного, гальванического, малярного и сушильного, – общей площадью 600м2. Для раздельного размещения заключенных рабочих и специалистов предполагается построить барак на 300м2 и деревянный дом.

 

Вторая очередь предусматривала строительство производственного корпуса под серийное производство площадью 1800м2. С вводом этого корпуса лаборатория получила бы возможность отделить научно-исследовательскую часть, выполняющую особо секретные работы, от серийного производства, укомплектованного вольнонаемным персоналом, и выделить производственный корпус в отдельную изолированную зону.

 

После начавшегося налаживания производственно-бытовой жизни уточняются функции и возможности лабораторий.

 

6 апреля 1944 года разрабатывается положение о лабораториях 4 спецотдела НКВД СССР. Приказом НКВД был определен статус лабораторий, структура кадрового состава, организация труда, правила финансирования лабораторий.

 

За Центральной радиолабораторией прежде всего закрепляется статус научно-исследовательского подразделения, проводящего научно-исследовательские и экспериментальные работы в областях оперативно-чекистской и военной техники.

 

В интересах НКВД, НКГБ и НКО лаборатории поручается проводить научно-технические разработки по созданию образцов радиоприемных, пеленгаторных и передающих устройств, для специальных радиосвязей, радиоразведки и контрразведки, различных акустических приборов и аппаратов для оперативных целей.

 

Для пограничных и внутренних войск НКВД, милиции и пожарной охраны – работы по созданию радиотехнических и сигнализационных устройств. По особым заданиям руководства Наркома Внутренних Дел производятся разработки и выделяются специальные типы аппаратуры для особых выездных групп.

 

Выделяются деньги, оборудование и кадры для развития опытно-производственной базы и опытно-эксплуатационной базы. На закрепленных полигонах, в радиоцентрах, радиоузлах и радиостанциях проводится опытная эксплуатация разрабатываемой техники и систем.

 

Кроме финансирования из госбюджета ЦРЛ разрешается осуществлять производственную деятельность по изготовлению мелкосерийной аппаратуры на основании договоров с заказчиками, заключаемыми на хозрасчетных основах. Разрешается покрывать госбюджетные затраты по всем видам деятельности за счет заказчиков по договору с ними. Лаборатория открывает свой расчетный счет и имеет самостоятельный баланс доходов и расходов.

 

На работе используются штатные сотрудники НКВД, вольнонаемный состав, содержащийся за счет специальных бюджетных ассигнований или за счет хозрасчетных сумм, высококвалифицированные заключенные специалисты и рабочие, направляющиеся для работы в лабораториях начальником спецотдела с санкции Наркома ВД или его заместителей.

 

20 мая 1944 года к Центральной Радиолаборатории 4-го Спецотдела была прикомандирована рота мастеров связи в количестве 150 человек для выполнения работ, необходимых пограничным войскам. Указанная рота была укомплектована из рядового и сержантского состава и использовалась в ЦРЛ на работах в слесарно-механическом, токарном цехах и как обслуживающий персонал. Квалификация бойцов была низкая и особой ценности эта рота для работы ЦРЛ не представляла.

 

Главное управление пограничных войск (ГУПВ) заказывало Центральной Радиолаборатории аппаратуру, главным образом, серийного характера, которая являлась подсобным средством оснащения пограничных войск, наряду с нормированной номенклатурной аппаратурой общеармейского характера.

 

Исключением являлась аппаратура, необходимая для разведывательных частей, которая по своему характеру специфическая и поэтому ее изготовление в лаборатории 4-го Спецотдела оправдывалось необходимостью. Доля такой аппаратуры в общем плане ГУПВ составляла  16,7%. Остальные аппараты, составляющие 83,3 плана, могли быть заменены аппаратурой общеармейской номенклатуры.

 

Ограниченные производственные возможности лаборатории 4-го спецотдела не позволили за 2 года использования бойцов спецроты обеспечить границы массовым выпуском станций. Поэтому Центральная Радиолаборатория решающего значения на переоснащение средствами связи погранвойск не оказала.

 

Несмотря на это загрузка работами ГУПВ составляла от 25 до 55 процентов годового плана и значительно отвлекала силы научных сотрудников лаборатории, главным образом на серийное производство аппаратуры для пограничных войск.

 

Лаборатория 4-го Спецотдела НКВД СССР должна была быть подключена к оснащению разведывательных частей пограничных войск. Такая загрузка лаборатории соответствовала ее профилю. Однако командование пограничных войск начало загружать лабораторию производством серийной аппаратуры, что привело к превращению ЦРЛ из научно-исследовательской организации в серийно-производственную заводского типа.

 

МГБ СССР посчитало неправильным использование лаборатории для производства массовой серийной аппаратуры, в то время как органы разведки Министерства Государственной Безопасности из-за этого, были лишены возможности получать необходимую им аппаратуру от организации, призванной заниматься выполнением исследовательских тем для этих целей.

 

Обращало на себя внимание недопустимое, с точки зрения конспирации, явление, когда пограничным войскам и органам разведки МГБ передавали для использования однотипную аппаратуру. Примером этому могла служить 5-ти киловаттная радиостанция на американских лампах типа «Тайфун», слежечный приемник типа «133», агентская радиостанция типа «Белка» не говоря уже об общих стандартных деталях, которые ставились на аппаратуру погранвойск и на аппаратуру агентурного назначения.

 

В августе 1944 года, когда Центральная Радиолаборатория в составе НКВД отметила свое 15-летие. Она уже походила, хотя и в миниатюре, на современное существующее научно-производствненное объединение.

 

Лаборатория организационно делилась на два основных отдела: производственный и научно-исследовательский.

 

Производственный отдел ЦРЛ наряду с выполнением программ серийной продукции выпускал уникальные изделия для работы научно-исследовательского отдела – образцы и макеты.

 

В составе научно-исследовательского отдела были КБ и 9 лабораторных групп (лабораторий) в том числе новые вспомогательные лаборатории: измерительная, вакуумная, химическая и пьезоэлектрическая.

 

В лаборатории в это время работало: 26 инженеров, 39 техников и 64 человека на производстве. К работам в лаборатории была привлечена значительная группа высококвалифицированных специалистов и научных работников из числа заключенных, которая играла очень большую роль в деятельности лаборатории. Работало 29 заключенных, в числе которых 13 инженеров были выдающимися специалистами в различных областях.

 

Как и в предвоенные годы, опыт применения труда заключенных специалистов в Радиолаборатории, давал весьма положительные результаты. Помимо их прямого использования в работе, опыт их деятельности в других местах давал возможность вносить в жизнь лаборатории методику и приемы других лабораторий, в которых работали эти специалисты до заключения.

 

С июня 1944 года по октябрь 1945 года под техническим руководством вышеупомянутого Л.С. Термена с участием старшего техника, лейтенанта П.А. Алексеева и конструктора, техника, лейтенанта Р.Я. Мажаева в лаборатории "А" ЦРЛ впервые для практического использования оперативными службами разрабатываются маломощные слежечные радиолинии. До этого такие приборы не создавались, так как разработчики и оперативники не были уверены, что можно обеспечить требуемую конспиративность их работы. Были найдены оригинальные решения, позволившие создать радиолинию, обеспечивающую и требуемую скрытность.

 

В последующие годы ЦРЛ продолжала расширять разработки новых методов оперативной техники для работы органов НКВД и НКГБ. Она участвовала в радиооснащении Красной Армии и Авиации, работала над созданием новых приборов радиофизики, электроники и телемеханики, целесообразность разработки которых вытекала из потребностей Отечественной войны.

 

ЦРЛ  по мере своих сил обеспечивала техникой  НКВД и НКГБ СССР. Так, 12 октября 1944 года в целях успешного  проведения борьбы с антисоветским подпольем, обеспечения ликвидация вооруженных банд, созданных и оставленных германскими разведывательными органами на территории Литовской ССР, было выделено для нужд НКВД Литовской ССР 24 радиостанции типа "Белка".

 

В свою очередь, те радиосредства, которые выделялись для нужд НКГБ СССР, распределялись ими самостоятельно по территории Союза. В приказе НКГБ СССР от 24 октября 1944 года сообщалось об организации отделения радиосвязи при  УНКГБ Псковской области. При этом предлагалось НКГБ Крымской АССР откомандировать в распоряжение начальника УНКГБ Псковской обл. 10 радистов и 3 техника с радиостанциями типа "Белка-4ДУ"   с ДРП-6и в количестве 17 штук "Набла" 3 шт. и аккумуляторов по 12 В - 3 шт.

 

Заместителю начальника отдела  "Б"  НКГБ СССР полковнику ГБ Блиндерману предлагалось выделить для УНКГБ Псковской обл.  1 мощный передатчик типа " Лев", приемник № 133 и обеспечить выделение радиостанции питания.

 

24 мая 1946 года Е.П. Лапшиным – начальником отдела «Б» были подведены итоги деятельности возглавляемого им отдела в годы Великой отечественной войны.

 

За это время были разработаны 42 иностранные разведывательные радиосети. Из них 36 сетей Германии и ее союзников.

 

Путем наблюдения за эфиром выявлялись вызовы со стороны радиоцентров германских разведывательных органов, которые связывались или пытались связаться со своими радиостанциями, заброшенными в тыл Красной Армии.

 

За время с 1943 года по май 1946 года, было расшифровано и помещено в ежедневных сводках 105105 дипломатических иностранных телеграмм и 156846 телеграмм войсковых и политических линий связи.

 

Во время Отечественной войны весь дешифровальный аппарат основное внимание уделял дешифрованию шифрованной переписки воюющих с СССР государств – Германии, Японии, Италии, Румынии. В этой области он достиг серьезных результатов.

 

МГБ СССР вело разработку специальной  аппаратуры для перехвата иностранных линий радиосвязи, оборудованных особой техникой. Такой аппаратуры было разработано 3 образца и находилось в разработке и изготовлении еще 4 образца.

 

Радиоконтрразведывательной службой было сообщено о 1078 радиостанциях, переброшенных в тыл Красной Армии, из них было обнаружено органами «Смерш» и Управлениями КГБ СССР 631 радиостанции. Возвратилось к немцам и финам 28 радиостанций, отсутствовали данные о 419 радиостанциях. В эфире они не появлялись и попытки германской разведки установить с ними связь, не увенчались успехом.

 

Техническими средствами радиоконтрразведки было разыскано и ликвидировано на территории СССР, Польши и Румынии 90 нелегальных радиостанций.

 

Было перехвачено 63053 шифрограмм от радиостанций немецкой разведки, из них расшифровано 13043. От радиосети польской «Армии Крайовой» было перехвачено 5562 шифрограмм, из них расшифровано 1802. Было вскрыто 108 шифров, из них агентурно 21.

 

По материалам дешифровки было арестовано 12 германских агентов и одна диверсионная группа.

 

Расшифровка радиограмм штатов 9 округа польской «Армии Крайовой» позволила контролировать их деятельность вплоть до ликвидации. При этом были установлены адреса и пароли 12 явочных квартир на территории самой Польши, а также адреса и пароли 14 явочных квартир польского подполья в разных странах Европы и перехвачен один курьер, которого «АК» пыталась перебросить в Англию через Одессу.

 

Радиоконтрразведывательной службой производился также постоянный контроль работы 216 германских агентурных радиостанций, которые использовались для дезинформации.

 

Проводилась систематическая забивка антисоветского вещания германских радиостанций и контроль качества забивки.

 

Радиоконтрразведывательной службой была разработана английская радиосеть Министерства Иностранных Дел, связывающая Лондон с корреспондентскими точками во всех странах, которые поддерживают дипломатические отношения с Англией.

 

Осуществляли контроль около 3.400 советских радиостанций, принадлежащих 294 организациям, где было выявлено большое число случаев разглашения по радио сведений, составляющих государственную тайну.

 

Работы по специальной технике были направлены на обеспечение оперативных разработок внутри страны и в тылу противника, а также на обеспечение разведывательной и контрразведывательной работы, по документам средствам тайнописи и другим видам техники для перебросок в тыл противника, а также для агентурных мероприятий внутри страны.

 

Проводилась работа по обеспечению  партизанских групп аппаратурой,  документами, бланками и штампами, печатями, походными подпольными типографиями.

 

Было разработано 100 новых рецептов тайнописи. Налажено обучение сотрудников в проведении экспертизы с выявлением методов тайнописи. Разработаны способы микрофотографии, позволяющие при помощи примитивной аппаратуры производить уменьшение оригинала в 150 – 180 раз, дающие возможности переснять материалы в пуговицах и др. предметах. Способ тайной печати для пересылки чертежей, схем, фотопортретов и т.д.

 

Совершенствовалось секретное фотографирование. Оно осуществлялось с 3 до 7 м. Фотоаппараты маскировались под предметы обихода. Могло производиться дальнее фотографирование со 100 – 1000 м с сохранением портретного сходства.

 

Основными темами научно-исследовательской и конструкторской работы являлись: «Методические основы экспертизы документов», «Новые методы защиты документов от подделки и анализа защиты», «Методы тайнописной связи», «Оснащение разведки специальными видами оперативной техники» и др.

 

Были получены практические результаты перечисленных выше работ. Разоблачено значительное количество немецких шпионов и диверсантов на основе проверки (экспертизы) документов. Восстановлены плохо снятые фотографические тексты и чертежи. Восстановлены тексты разрушенных документов. Проводилось обеспечение радиоразведывательной работы партизанских связистов в период войны средствами тайнописной связи. Была проведена работа по расшифровке тайнописей. Расшифровка защиты паспортов и документов иностранных государств. В это же время была проведена работа по разработки защиты ряда советских документов.

 

За выполнение перечисленных работ 4 группы научных сотрудников отделений представлены к соисканию Сталинских премий за 1945 год.

 

Вместе с тем было отмечено, что аппаратура радиоконтрразведывательных служб и пеленгаторных пунктов сильно износилась и морально устарела. Предлагалось усилить контроль эфира, так как радионаблюдение пропускало некоторое количество неизвестных радиостанций. Необходимо было изготовить технические средства Министерства Связи для забивки вещательных радиостанций.

 

Отмечалось, что оперативные Отделы и Управления МГБ недостаточно использовали специальную технику в своей работе (тайнопись, микрофото и пр.) редко и случайно выдвигали перед лабораториями вопросы в отношении применения оперативной техники. Служба подслушивания литер «Н» не была обеспечена новыми аппаратами. Звукозаписывающие аппараты морально устарели и не могли служить целям документальной записи.

 

Научные работники и специалисты были плохо материально обеспечены. Решение Правительства по повышению жизненного уровня научных работников Министерством не исполнялось. Не был решен вопрос  о порядке присвоения ученых степеней научным работникам, которые по условиям конспирации не могли защищать диссертации в обычном порядке.

 

В числе других предложений обеспечения радиоконтрразведывательной и литерной служб современной передовой техникой предлагалось возвратить в МГБ СССР лаборатории, которые в 1941 году были переданы со всем штатом, оборудованием и помещением в НКВД СССР. Создать научный Совет при Министерстве и наделить его правом, присваивать ученые степени научным работникам, имеющим собственные оригинальные труды в области оперативной техники. Предлагалось приравнять работающих в органах Государственной Безопасности специалистов, имеющих ученые звания, к изданному Правительством постановлению об улучшении материально-бытовых условий научных работников.

 


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
18.09.09 / Просмотров: 12116 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2019 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.