Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумыИсторические чтения на Лубянке


Предисловие

В этом году Красная Армия провела две крупные кампании — зимне-весеннюю и летне-осеннюю. В ходе первой кампании было нанесено по­ражение германской группе армий Север

Пятый том сборника посвящен событиям 1944 г. Он состоит из двух книг: первая называется «Вперед на запад...» (1 января — 30 июня), вто­рая — «Границы СССР восстановлены» (1 июля — 31 декабря). 1944 г. явился годом выдающихся побед советского народа и его вооруженных сил на фронтах Великой Отечественной войны, когда были достигнуты стратегически важные политические и военные результаты, завершено изгнание немецко-фашистских войск с оккупированной территории Со­ветского Союза.

В этом году Красная Армия провела две крупные кампании — зимне-весеннюю и летне-осеннюю. В ходе первой кампании было нанесено по­ражение германской группе армий «Север» под Ленинградом и оконча­тельно ликвидирована блокада города, советские войска отбросили про­тивника на 220-280 км на запад. Были очищены от фашистских захват­чиков Правобережная Украина и Крым. В процессе этой кампании, про­должавшейся 4,5 месяца, было уничтожено 30 дивизий и 6 бригад про­тивника, 142 дивизии и 1 бригада лишились от половины до трех чет­вертей личного состава. Вермахт потерял более 1 млн. человек, 20 тыс. орудий и минометов, 8400 танков, штурмовых орудий и около 5 тыс. са­молетов (см. Наступательные операции по освобождению Правобереж­ной Украины 1943-1944 гг., Ленинградско-Новгородскую, Крымскую опе­рации 1944 г. и др.).

В летне-осеннюю кампанию противник потерпел поражение на Ка­рельском перешейке и в Южной Карелии, в результате чего Финляндия вышла из войны. Была разбита группа армий «Центр», освобождены Бе­лоруссия и часть территории Литвы. Войска Красной Армии вышли к границам Восточной Пруссии и к Висле, положив начало освобождению Польши. Завершено освобождение Украины. Разгромлена группа армий «Южная Украина», немцы были изгнаны с территории Молдавской ССР, а затем Румынии и Болгарии. Красная Армия провела наступление в Карпатах, оказала поддержку Словацкому национальному восстанию и освободила часть Чехословакии. Очищены от врага Прибалтийские рес­публики, также советское Заполярье и северные области Норвегии.

В ходе летне-осенней кампании войска Красной Армии, продвинув­шись на 600-1100 км, завершили освобождение территории СССР (за исключением Курляндии), полностью восстановили государственную границу от Баренцева до Черного моря, вступили в Юго-Восточную и Центральную Европу, начав освобождение народов порабощенных стран. За период летне-осеннего наступления войска Красной Армии уничто­жили и взяли в плен 96 дивизий и 24 бригады вражеских войск. Вермахт потерял 1,6 млн. солдат и офицеров, 6700 танков, 28 тыс. орудий и мино­метов, более 12 тыс. самолетов.

Важнейшей особенностью летне-осенней кампании явилось то, что она проводилась в условиях открытия командованием США и Великоб­ритании второго фронта в Европе (6 июня 1944 г.). Безусловно, второй фронт сыграл положительную роль в вооруженной борьбе против фаши­стского блока. Однако и после его открытия решающим фронтом во Вто­рой мировой войне оставался советско-германский фронт. За вторую половину 1944 г. из стран Западной Европы немецко-фашистское коман­дование перебросило на Восточный фронт 59 дивизий и тринадцать бри­гад. К началу 1945 г. войскам Красной Армии противостояли 195 диви­зий, союзным войскам в Западной Европе — 74 дивизии противника.

Обе кампании советских войск 1944 г. создали условия для дости­жения полной и окончательной победы над гитлеровской Германией. Этому также способствовали напряженная.организаторская и идеологи­ческая работа военно-политического руководства СССР, героический труд советского народа, обеспечившего опережающее развитие военно-экономического потенциала Советского Союза по сравнению с военной мощью фашистской Германии. Очевидным было и превосходство совет­ского военного искусства.

Однако, не смотря на поражения и крупные потери к концу 1944 г., Германия все еще представляла собой довольно серьезную силу. К нача­лу 1945 г. Германия и ее союзники имели на Восточном фронте 4,3 млн. человек, 59 тыс. орудий и минометов, 7,8 тыс. танков и штурмовых ору­дий и 3,2 тыс. боевых самолетов.

В советской Действующей армии к июню 1944 г. имелось около 6,6 млн. человек, 98,1 тыс. орудий и минометов, 7,1 тыс. танков и САУ, около 12,9 тыс. боевых самолетов. В ее составе вели боевые действия польские, чехословацкие формирования и французский авиационный полк и др.

Следует подчеркнуть, что Красная Армия входила на территорию сопредельных стран как армия-освободительница, не имея иных задач, кроме полного и окончательного уничтожения фашизма.

В постановлениях Государственного Комитета Обороны, иных доку­ментах, помещенных в данном томе, строго регламентировалась деятель­ность советских войск на территории иностранных государств. Катего­рически запрещалось «устанавливать советские порядки», вмешиваться в действия местных органов власти, «если это не диктуется интересами

Ill

Красной Армии». Подчеркивалось, что «все личные и имущественные права граждан и частных обществ, а также принадлежащая им частная собственность находятся под охраной советских военных властей».

При вступлении Красной Армии на территорию Прибалтийских рес­публик с личным составом войск проводилась воспитательная и разъяс­нительная работа, разъяснялись особенности военно-политической об­становки, национальные и бытовые условия проживания населения в этих республиках. Особо строго указывалось на недопустимость какого-либо ущемления жизненных интересов местных граждан, а тем более оскорбления их религиозных чувств. Данное положение распространя­лось и на войска НКВД.

Сражения Великой Отечественной войны в 1944 г. имели широко­масштабный, динамичный характер, отличались большой напряженнос­тью. В них участвовали многочисленные армии, оснащенные самой со­вершенной для того времени боевой техникой.

Во всенародной борьбе с немецко-фашистскими захватчиками про­должали активно участвовать органы государственной безопасности, что нашло свое отражение в опубликованных в данном томе документах и материалах. В них раскрываются основные направления деятельности органов НКГБ-НКВД, военной контрразведки «Смерш» НКО СССР, службы внешней разведки, пограничных войск, войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии.

В документах основательно освещаются масштабы и характер под­рывной деятельности спецслужб фашистской Германии против СССР, а также обусловливающие их факторы.

Исторический подход при изучении публикуемых документов и материалов и описываемых в них фактов позволяет глубже понять ост­роту и сложность политической и оперативной обстановки в 1944 г., в которой действовали органы государственной безопасности, объектив­но оценить вклад чекистских органов и войск в достижение военно-по­литических результатов в этот год войны, эффективность действий со­ветской разведки и контрразведки на фронте, в глубоком тылу нашей страны, в партизанской и подпольной борьбе на захваченных врагом тер­риториях Советского Союза и за его пределами. Обстоятельный анализ этих документов дает возможность вскрыть причины и условия суще­ствования таких опасных для нашего общества преступлений, как изме­на Родине, шпионаж, диверсия, террор, политический и уголовный бан­дитизм, которым противостояли всенародный патриотический подъем, беззаветное служение Родине, массовые воинские и трудовые подвиги советских людей, и в том числе чекистов.

О мужестве, высоких боевых и профессиональных качествах кадро­вых сотрудников и агентов органов госбезопасности свидетельствуют, например, опубликованные в томе представления к высшей награде Ро­дины — званию Героя Советского Союза — чекистов В. А. Молодцова, Ф. Ф. Озмителя, М. И. Петрова, А. Н. Шихова, Д. Н. Медведева и Н. И. Куз­нецова, сообщения Четвертого управления НКВД СССР о героической гибели резидента «Белого» из оперативной группы И. Ф. Золотаря и агентов оперативной группы Э. С. Куцына — «Подруги», «Матери» и «Девы».

Уже в октябре 1943 г. было принято решение сохранить для истории конкретные подвиги и имена советских чекистов, выполнявших задания на фронте и в тылу врага. 20 июля 1944 г. на места было разослано по­вторное указание НКГБ СССР о сборе документальных материалов, от­ражающих героические дела сотрудников органов государственной бе­зопасности в Великой Отечественной войне.

В 1944 г. в Германии происходит углубление и обострение военно-политического кризиса, который начался в 1943 г. после разгрома нем­цев под Сталинградом и на Курской дуге. В результате крупнейших по­ражений Германии в 1944 г. на Восточном фронте, а также вследствие успешных боевых действий в Европе Англии и США кризис охватил не только Германию, но и всю гитлеровскую коалицию. Фашистская Герма­ния потеряла почти всех своих европейских союзников, которые вышли из войны, а Румыния и Болгария объявили войну бывшему союзнику.

С самого начала второй мировой войны Германия стремилась не до­пустить, а затем разрушить блок антифашистских государств. В этих це­лях германская дипломатия, с одной стороны, распространяла провока­ционные слухи о якобы ведущихся мирных переговорах с одним из уча­стников антигитлеровской коалиции, а с другой — действительно пыта­лась заключить сепаратный мир с Англией и США.

С лета 1944 г. верховное командование Германии, осознав неизбеж­ность военного поражения и опасаясь оккупации страны советскими вой­сками, изменило свои стратегические планы и стало прилагать все уси­лия к тому, чтобы затянуть военные действия, воспрепятствовать втор­жению советских войск на собственную территорию и договориться с США и Англией об оккупации Германии англо-американскими войска­ми без участия Советского Союза. Реакционные и консервативные кру­ги США и Великобритании, в том числе английский премьер-министр У. Черчилль, желавшие ослабить международные позиции СССР и вновь создать «санитарный кордон» на границах с СССР в виде зависимых от них государств, были заинтересованы в таких переговорах.

Разведка органов государственной безопасности неоднократно по­лучала ценные сведения о конспиративных контактах США и Англии с представителями правящих кругов фашистской Германии, информиро­вала об этом высшее политическое руководство страны. Советское пра­вительство использовало данную информацию для сдерживания веро­ломных замыслов союзников. Настойчивые требования советского по­литического руководства, обращенные к руководству Англии и США, соблюдать договоренности антигитлеровской коалиции сорвали планы Запада заключить сепаратный мир с Германией.

Внутриполитическая обстановка в этот период в Германии характе­ризовалась максимальной концентрацией власти в руках партийного ап­парата, а также «сращиванием» промышленной верхушки с нацистским руководством. Во всех звеньях государственного аппарата был реализо­ван принцип «персональной унии партии и государства», в соответствии с которым все руководящие должности были заняты членами НСДАП.

В целях всеобъемлющего контроля обстановки в стране, оказания влияния на каждого немца в Германии были созданы так называемые «примыкающие к НСДАП союзы», которые охватывали почти все соци­альные и возрастные группы населения. Не состоявший в каком-либо союзе немец не принимался на работу.

Особо важное значение нацисты придавали работе с молодежью. Глав­ной организацией, воспитывавшей будущих «верных сынов и дочерей Германии» была «Гитлер-югенд», созданная еще в декабре 1936 г. и охва­тывающая около 60% немецкой молодежи в возрасте от 14 до 18 лет, главного кадрового резерва НСДАП.

Тотальное наблюдение за морально-политическим состоянием насе­ления осуществлялось с помощью мощного и разветвленного полицейс-ко-карательного аппарата.

Крах агрессивных планов фюрера, возможность вступления советс­ких войск в Германию вызвали рост недовольства гитлеровским режи­мом практически среди всех слоев населения страны — рабочих, мелкой и средней буржуазии, интеллигенции, крупных промышленников, воен­ной верхушки и связанных с нею высших чиновных кругов. В основном это недовольство выражалось в пассивных формах — саботаже под ло­зунгом «работать медленно», отдельных антигитлеровских высказыва­ниях. Усиленная геббельсовская пропаганда о якобы жестоких репресси­ях, ожидающих немецкое население после прихода Красной Армии, на­дежды на «единственную возможность спасения Германии путем объе­динения всех сил вокруг Гитлера» обусловили известный конформизм по отношению к фашистскому режиму.

Однако часть высшего командования вермахта, руководства воен­ной разведки, дипломатического аппарата, поддерживаемая крупными промышленниками (которые были недовольны «рискованной и недаль­новидной политикой Гитлера» и опасались полного разгрома и «совети­зации» Германии), создала оппозицию, имевшую целью захват власти, заключение сепаратного мира с США и Англией и продолжение военных действий против СССР. 20 июля 1944 г. оппозицией было организовано покушение на Гитлера. Покушение не удалось, оппозиция была разгром­лена.

Видя причины военных неудач в просчетах прежнего руководства военной разведки, Гитлер в феврале 1944 г. осуществил реформу абвера и других специальных служб.

Согласно приказу фюрера от 12 февраля 1944 г. абвер как самостоя­тельная военно-стратегическая и оперативно-тактическая разведыва­тельная служба, подчинявшаяся военному командованию, был ликви­дирован. Военная разведка была включена в состав Главного управления имперской безопасности (РСХА), возглавлявшегося Кальтенбруннером, который подчинялся непосредственно Гиммлеру. По приказу Гитлера функции внешней разведки абвера были переданы VI управлению РСХА, а контрразведки — IV управлению (гестапо). Для ведения военно-стра­тегической разведки в составе РСХА было сформировано управление «М», и лишь непосредственная оперативная работа в воинских частях и обеспечение их безопасности остались в сфере деятельности военного ведомства. Абверкоманды и абвергруппы, действовавшие на советско-германском фронте были реорганизованы во фронтовые разведыватель­ные команды (группы), и их деятельность контролировалась Главным управлением имперской безопасности.

Политический кризис гитлеровского блока вызвал изменения в де­ятельности разведок всех участвовавших в войне стран.

Прежде всего обострилась междоусобная борьба разведывательных служб стран, входивших в гитлеровский блок. Политическое и военное руководство Румынии, Венгрии и Болгарии настойчиво изыскивало возможности для установления связей со спецслужбами Англии и США в целях выхода из войны и обеспечения таких условий, при которых эти страны не были бы заняты войсками Красной Армии. Активные усилия в налаживании подобных контактов предпринимала и английская раз­ведка, поскольку политическое руководство Англии во главе с Черчил­лем было заинтересовано в реализации своего «Балканского плана», пре­дусматривавшего оккупацию стран Юго-Восточной Европы. Английс­кая разведка, имевшая агентурные позиции в политических и промыш­ленных кругах Румынии и Венгрии, получала через них важную разве­дывательную информацию.

Преследуя свои цели, руководство этих государств с помощью спец­служб предпринимало попытки установить контакты и с представителя­ми Советского Союза, а также с руководством национально-освободи­тельного движения Югославии. В частности, в сентябре — октябре 1944 г. (после безуспешных тайных переговоров с англичанами в Италии об ус­ловиях выхода из войны и оккупации страны союзными державами) руководство хортистской Венгрии вело переговоры в Москве, на кото­рых венгры настаивали, чтобы в оккупации Венгрии наряду с советски­ми участвовали и англо-американские войска.

Германские спецслужбы вели активную агентурную разведку и контр­разведку против всех своих союзников. Немецкая разведка имела агентов в близком окружении Муссолини, царя Болгарии Бориса, венгерского диктатора Хорти, румынского диктатора Антонеску, осуществляла интен­сивную разведывательную и контрразведывательную работу против Япо­нии. С помощью агентуры немецко-фашистской разведке удавалось вы­являть факты подготовки союзниками Германии секретных политичес­ких и военных акций против нее и предупреждать их. Так, в марте 1944 г., когда венгерская разведка вела переговоры с американцами о вторжении союзных войск в страну, Германия внезапно оккупировала Венгрию.

Кризисные процессы в Германии, повлекшие за собой изменение стратегических планов ведения войны, оказали определяющее влияние и на организацию подрывной деятельности фашистской разведки про­тив СССР.

Военное и политическое руководство Германии, признав невозмож­ность добиться победы над СССР военным путем, еще больше активизи­ровало подрывную деятельность в целях политического разрушения Советского государства, подрыва его потенциала изнутри. В соответствии с изменившимися стратегическими установками были разработаны но­вые организационные формы и методы подрывной деятельности, рас­считанные на более длительные, чем ранее, сроки. Разведывательно-под­рывные операции все чаще стали проводиться не в фронтовом, а в глубо­ком тылу Советского Союза. Наряду с заброской агентов за линию фрон­та фашистская разведка, учитывая широкое и быстрое наступление Крас­ной Армии, стала практиковать оставление своей агентуры на освобож­денной советскими войсками территории. Часть агентуры, решавшей контрразведывательные задачи, а также наиболее верно служившие по­собники и каратели были переориентированы на выполнение разведы­вательных и диверсионных заданий в советском тылу. В целом возросла роль, отводимая фашистскими спецслужбами диверсионно-террорис-тической и бандитско-повстанческой деятельности, с помощью которой предпринимались попытки дестабилизировать политическую обстанов­ку в нашей стране, создать кризисные ситуации в отдельных ее регионах, добиться перерастания бандитско-повстанческой деятельности в граж­данскую войну. Для этого в различные тыловые районы РСФСР спец­службы фашистской Германии забрасывали группы шпионов, диверсан­тов и террористов, имевших задание формировать боевые бандитские группы. В них предполагалось вербовать скрывавшихся в тыловых райо­нах дезертиров, уголовников, а также не сумевших выйти из окружения или бежавших из плена немецких солдат и офицеров. С помощью этих банд планировалось терроризировать местное население, представите­лей органов власти, дезорганизовывать работу правоохранительных ор­ганов. Была предпринята попытка заброски в район Смоленска двух аген­тов с заданием организации покушения на И. В. Сталина и др. руководи­телей советского государства.

В1944 г. повысилась активность немецко-фашистских спецслужб по созданию и стимулированию подрывной деятельности различного рода националистических, в том числе и военизированных, формирований (так называемых «национальных советов», «национальных комитетов» и «национальных легионов»). В этих целях шире стала использоваться враждебная нашей стране эмиграция, усилилась антисоветская пропа­гандистская деятельность в лагерях военнопленных, концентрационных лагерях для гражданских лиц и среди угнанных на работу в Германию советских людей. Фашистские разведслужбы стремились разжечь меж­ду представителями различных народов национальную рознь, особенно подогревалось враждебное отношение к русскому народу. Пропаганди­ровались сепаратистские идеи развала Советского Союза как многона­ционального федеративного государства и создания марионеточных на­ционалистических государств, полностью зависящих от фашистской Гер­мании. В вербовочной работе германская разведка все чаще применяла шантаж и прямое насилие, учитывались, кроме того, стремление некото­рых советских граждан любым путем выбраться из лагерей и спасти себе жизнь, а также боязнь репрессий со стороны советских властей в случае возвращения из плена на Родину.

Создаваемым националистическим организациям отводилась раз­ная роль. «Национальные комитеты», «национальные советы» занима­лись организационной и пропагандистской работой. Их изображали в качестве будущих «национальных правительств» после создания «сво­бодных национальных государств». Кроме того, из членов этих органи­заций немцы формировали «городские управы», сельскую администра­цию, вспомогательную полицию и различные хозяйственные команды. Они широко использовались германской разведкой для засылки в со­ветский тыл и партизанские отряды диверсантов и агентов-разведчи­ков. Из них также подбиралась агентура гестапо и СД. К числу «нацио­нальных комитетов» и «советов» относились, например, «Белорусская рада», Армянский, Грузинский «комитеты» и т. п.

«Национальные легионы», другие воинские формирования приме­нялись фашистским политическим и военным руководством как вспо­могательная военная сила для борьбы с партизанами и участниками дви­жения Сопротивления преимущественно за пределами Советского Со­юза (в Чехословакии, Югославии, Италии).

Создавая националистические организации, фашистские спецслуж­бы учитывали и умело использовали условия исторического развития и этнопсихологические особенности каждой нации. Так, формируя «на­циональные комитеты» и «национальные легионы» из представителей Средней, Азии, они большое внимание уделяли «исламскому фактору», распространению идей панисламизма и пантюркизма, разжиганию ре­лигиозного фанатизма и нетерпимости к иноверцам. Подобной национа­листической обработке подверглись крымские татары во время оккупа­ции Крыма. Религиозный фанатизм крымских татар, входивших в «ох­ранные отряды», привел к кровавым погромам и массовым убийствам представителей нетатарского населения Крыма. Из военнопленных тад­жиков, туркмен и представителей других народов Средней Азии, испо­ведующих ислам, с помощью панисламистской и пантюркистской про­паганды были сформированы «Туркестанский комитет» и «Туркестанс­кий легион».

На антикоммунистической, антисоветской основе стимулировалась деятельность русской контрреволюционной белой эмиграции, в частно­сти таких ее организаций, как «Национально-трудовой союз нового по­коления», преобразованный затем в «Народно-трудовой союз» (НТС), а также «Российский общевоинский союз» (РОВС) и другие. Во главе с изменником Родине Власовым из советских военнопленных была созда­на в 1942 и активно действовала в 1944 г. так называемая «Русская осво­бодительная армия».

В Прибалтийских республиках фашистские спецслужбы возобно­вили деятельность созданных еще до начала войны националистических военизированных организаций «Айзсарги», «Кайтселиит», «Изамаали-ит», «Шаулю саюнга» и др.

Для ведения разложенческой, фашистской, антикоммунистической и националистической пропаганды среди населения оккупированных территорий, в лагерях советских военнопленных и концентрационных лагерях спецслужбами фашистской Германии были созданы школы про­пагандистов, в которых наряду с фашистской идеологической подготов­кой велось обучение методам шпионажа, террора и диверсий.

Однако созданные немецкими спецслужбами военизированные на­ционалистические формирования в результате военных побед Красной Армии, кризиса всей фашистской системы и приближавшегося оконча­тельного разгрома Германии оказались малобоеспособными. В них бур­но развивались процессы разложения — имело место массовое дезер­тирство, участились случаи организованного перехода членов формиро­ваний на сторону партизан и Красной Армии. Эти процессы усилива­лись целенаправленной работой советских органов госбезопасности по дезорганизации националистических формирований, проводившейся с помощью внедренных в них агентов, которые склоняли участников фор­мирований к явке с повинной и оказанию активной помощи своему на­роду.

В то же время деятельность советской контрразведки в данном на­правлении недостаточно активно подкреплялась крупными официаль­ными пропагандистскими и организационно-правовыми мерами высших органов власти и управления.

В условиях широкого, практически не прекращавшегося в 1944 г. на­ступления советских войск все большее значение приобретала работа чекистских органов на освобождаемой территории, в частности выявле­ние и розыск оставленной врагом агентуры, изменников Родине, карате­лей и активных пособников немцев. Тактика массового оставления вра­жеской агентуры на освобождаемой территории требовала эффектив­ных оперативных мер по ее выявлению и обезвреживанию. В решении этой задачи участвовали все органы государственной безопасности: орга­ны «Смерш» действовали в зоне продвижения наступающих войск и в окружении военных объектов, войска по охране тыла Действующей ар­мии — в армейском и фронтовом тылу, органы НКГБ и НКВД — на об­служиваемых ими территориях и объектах, а погранвойска — в погра­ничной зоне.

За исключением западных регионов, социально-политическая обста­новка в стране была в целом благоприятная. Условий для развертывания бандитско-повстанческой деятельности не было, хотя в ряде районов орудовали разрозненные банды дезертиров и уголовников, а в погранич­ных районах Средней Азии — банды контрабандистов, в том числе и бывших басмачей. Эти банды, как правило, оперативно ликвидирова­лись органами и войсками НКВД и НКГБ.

Сложнее была оперативная обстановка на освобожденных от фаши­стов территориях Украины и Белоруссии, особенно в западных областях этих республик, а также в Эстонии, Латвии и Литве, где существовали антисоветское вооруженное подполье и вооруженные банды, проводив­шие диверсионно-террористическую деятельность. На формирование такой обстановки оказали воздействие следующие факторы.

Большинство националистических организаций на Украине и в При­балтике было создано еще до начала Великой Отечественной войны, в период, когда Западная Украина входила в состав Польши, а Латвия, Эстония и Литва являлись самостоятельными государствами.

Националистические идеи, националистическая пропаганда были широко распространены среди украинского населения входившей в Польшу Западной Украины, которая желала обрести государственную независимость. После воссоединения Западной Украины с Украинской ССР националистическая пропаганда не только не прекратилась, но и усилилась. Была создана разветвленная сеть националистических орга­низаций. Главари этих организаций до войны установили связь с гер­манской разведкой, а во время оккупации продолжали действовать под ее руководством и контролем. Несмотря на отдельные разногласия меж­ду ними, общей целью их деятельности было недопущение восстановле­ния Советской власти на Украине в случае изгнания оттуда немецких оккупантов.

В Эстонии, Латвии и Литве еще до начала войны население также находилось под сильным влиянием националистической и открыто враж­дебной Советскому Союзу идеологии, которая усиленно распространя­лась средствами массовой информации, реакционными политическими партиями, в том числе и откровенно фашистскими. Националистичес­кими организациями, как правило, управляли зарубежные центры, рас­положенные в основном в Германии, Англии и Польше. В руководстве данных организаций английские, американские и немецкие спецслуж­бы имели прочные агентурные позиции. В период подготовки к войне фашистская разведка проводила активную вербовочную работу в этой среде.

После вхождения Прибалтийских республик в состав Советского Союза националистические организации были распущены, их главари и наиболее активные участники арестованы или высланы в глубь СССР. С началом оккупации эти организации возродились и активно применя­лись спецслужбами и оккупационными властями для борьбы против со­ветских партизан и патриотов-подпольщиков. Одновременно немецки­ми спецслужбами на территории и Украины, и Прибалтики велась пла­номерная подготовка к использованию националистических организа­ций в подрывной подпольной деятельности и вооруженной борьбе с Со­ветской властью в случае поражения Германии. Однако по мере продви­жения Красной Армии на запад и расширения связей со спецслужбами США и Великобритании многие националистические организации Ук­раины, Эстонии, Латвии и Литвы полностью переориентировались на эти страны и стали готовиться к борьбе против Красной Армии.

По заданию немецких, английских и американских спецслужб, а так­же преследуя собственные цели, украинские и прибалтийские национа­листы вели организационную работу по усилению своего влияния на население, накапливали оружие, создавали вооруженные формирова­ния, отрабатывали систему управления и связи. В результате, на осво­божденной территории Украинской ССР и Прибалтийских республик сразу начали действовать возглавляемые националистами, хорошо под­готовленные подпольные организации и вооруженные банды. Эти банды терроризировали население, жестоко расправлялись с советскими акти­вистами и их семьями.

Атмосфера нажима и угроз, продолжавшаяся националистическая пропаганда, а также распространявшиеся слухи о неизбежности возник­новения в ближайшее время вооруженного конфликта между западны­ми союзниками и СССР (эти слухи поддерживали засылаемые на со­ветскую территорию агенты английских спецслужб и эмиссары антисо­ветских зарубежных организаций) создавали дополнительные условия для существования и деятельности бандитского подполья.

Помещенные в настоящем томе сборника отдельные документы взя­ты авторами-составителями из сборников документов: «Трагедия Лит­вы: 1941-1944 годы», «Латвия под игом нацизма...», «Эстония. Крова­вый след нацизма: 1941-1944 годы», выпущенных издательством «Евро­па» в 2006 году.

Публикуемые документы позволят читателям самостоятельно соста­вить представление о происходивших тогда событиях на территории прибалтийских республик, а также о тех зверствах, пытках и надруга­тельствах, совершенных коллаборационистами над ни в чем не повинны­ми гражданами Литвы, Латвии, Эстонии, что четко запечатлела на своих страницах история того времени.

Под воздействием аналогичных факторов складывалась оператив­ная обстановка в Белоруссии. И хотя белорусские националисты не име­ли такой многочисленной социальной базы, как украинские и прибал­тийские, все же и там обстановка была довольно сложной.

Для борьбы с вооруженным подпольем на освобожденной террито­рии разрабатывались система организации и тактика оперативной дея­тельности и чекистско-войсковых операций. Предпринимались меры к координации деятельности органов государственной безопасности и войск НКВД в борьбе с вооруженным подпольем. Так, в Белоруссии и Литве в этих целях были объединены усилия НКВД и НКГБ под общим руководством наркомов внутренних дел республик.

Органы госбезопасности провели огромную работу в освобожден­ных от врага регионах нашей страны. Было разыскано и передано в руки правосудия большое количество изменников Родине, совершивших тяж­кие преступления против советского народа, а также шпионов и дивер­сантов. Разгромлено много националистических и других банд, подполь­ных антисоветских организаций.

В 1944 г. все более важное значение приобретала деятельность орга­нов государственной безопасности по быстрому и оперативному нала­живанию режима обеспечения безопасности фронтового и армейского тыла в условиях наступательных операций. При высоких темпах наступ­ления Красной Армии освобожденные города и районы в течение двух-трех недель оказывались за пределами не только армейского, но и фрон­тового тыла. В такой обстановке деятельность территориальных органов НКВД и НКГБ начиналась сразу после освобождения города или района советскими войсками. Формирование этих органов проводилось забла­говременно. Часто создавались оперативные группы, которые затем раз­вертывались в соответствующие территориальные и транспортные че­кистские органы.

В органах госбезопасности получила развитие практика планиро­вания чекистско-войсковых операций, обеспечивавших наступатель­ные действия Красной Армии. Такие операции проводились специаль­но образуемыми органами «Смерш» фронтов и армий оперативными группами (которым в ряде случаев придавались войсковые подразде­ления) и согласовывались по времени, месту, характеру и направленно­сти с готовящейся наступательной операцией наших войск. По просьбам командования фронтов НКГБ СССР направлял в указанные ему рай­оны боевые группы для проведения разведывательно-диверсионных акций.

При освобождении районов, где дислоцировались подразделения спецслужб противника и разведывательно-диверсионные школы, разра­батывались специальные меры по захвату документов этих учреждений, сотрудников и агентов спецслужб, изменников Родине, карателей и по­собников оккупантов. Эффективность реализации этих мер зависела от полноты и достоверности информации о противнике (точном месте дис­локации разведывательных служб, других карательных органов и анти­советских формирований, об агентах спецслужб противника, их связях, месте нахождения), наличия у органов госбезопасности агентов, знаю­щих обстановку и имеющих связи на объекте интереса и в его окруже­нии, а также агентов-опознавателей. Другим условием эффективности захвата были быстрота и точность действий оперативной группы, своев­ременность ее прибытия к объекту вместе с передовыми отрядами насту­пающих войск.

К проведению операций по захвату подключались оперативные ра­ботники отделов «Смерш» бригад, дивизий и корпусов, идущих в пер­вом эшелоне наступавших войск.

В условиях широкомасштабных и динамичных операций Красной Армии потребовалось совершенствование организации деятельности войск НКВД по охране тыла, возникла необходимость повысить мобиль­ность и увеличить численность оперативно-поисковых групп, которые должны были двигаться вслед за наступавшими частями. Они обеспечи­вали режим районов армейского и фронтового тыла, организовывали войсковое заграждение с помощью КПП, подвижных групп, патрулей, засад. Эти и другие организационные формы войсковой охраны тыла сочетались с агентурно-оперативной работой по выявлению вражеской агентуры, изменников Родины, немецких пособников и карателей. В 1944 г. Главным управлением войск НКВД по охране тыла Действующей Крас­ной Армии были изданы указания: об улучшении работы оперативно-чекистских групп, усилении борьбы с диверсионно-террористической деятельностью украинских националистов, совершенствовании руковод­ства боевыми операциями по борьбе с бандитизмом, задачах войск в связи с наступлением Красной Армии на территории стран Восточной Европы, а также разработан ряд нормативно-методических документов, регламентирующих эту деятельность.

Как свидетельствуют помещенные в томе документы, активно вели боевую и служебно-оперативную работу, например, войска по охране тыла Ленинградского, 1-го Украинского, 3-го Белорусского фронтов и др.

С выходом Красной Армии на государственную границу СССР вос­станавливалась система ее охраны пограничными войсками. В свете тре­бований постановления ГКО № 5584сс от 8 апреля 1944 г. до конца года пограничные войска в разное время вышли на пограничный рубеж и вос­становили охрану границы с Норвегией и Финляндией, пограничной линии с Польшей, границы с Чехословакией и Румынией, морской гра­ницы на побережье Белого, Балтийского и Черного морей.

Для управления пограничными войсками по охране западной госу­дарственной границы приказом НКВД СССР предусматривалось фор­мирование десяти пограничных округов и 44 пограничных отрядов.

Сложность оперативной обстановки на границе, как свидетельству­ют документы, объяснялась еще и тем, что в освобожденных районах было оставлено немало вражеской агентуры. Здесь укрывались пособни­ки и ставленники противника, лица, уклонявшиеся от призыва в армию. Особую опасность представляла разветвленная, хорошо законспириро­ванная сеть подпольных националистических организаций и их воору­женные бандформирования, созданные и руководимые фашистскими разведорганами.

Пограничные округа и отряды, охранявшие восстановленную запад­ную границу, во взаимодействии с частями и соединениями внутренних войск, вели борьбу с бандформированиями, действовавшими как в на­ших тылах, так и на территории сопредельных государств, особенно на территории Польши.

Определенной формой борьбы пограничных войск с вооруженными формированиями националистов стало проведение специальных опера­ций по поиску и ликвидации банд. В период сентябрь — декабрь только войска Украинского пограничного округа осуществили 476 боевых опе­раций, из них 123 — против крупных банд УПА.

Меры войсковой и оперативной охраны государственной границы, пограничный режим в освобожденных приграничных районах одновре­менно с мерами по охране армейского и войскового тыла способствовали более надежной защите глубокого тыла нашей страны от проникновения шпионов, диверсантов, террористов и других преступных элементов.

Все вышеизложенное свидетельствует о нелегкой, напряженной ра­боте органов НКВД, НКГБ, военной контрразведки «Смерш», войск НКВД по охране тыла, погранвойск и внутренних войск по выявлению, предупреждению и пресечению разведывательно-подрывной деятельно­сти фашистских спецслужб в 1944 г. Однако глубокий и объективный анализ документов позволяет увидеть, что в деятельности советских органов государственной безопасности существовали не только положи­тельные, но и негативные стороны, выражавшиеся порой в нарушениях законности, неуважении прав человека, необоснованных репрессиях.

Как негативное явление следует отметить чрезмерную подозритель­ность к советским гражданам, пережившим оккупацию, подвергавшим­ся аресту оккупационными властями и заключению в концентрацион­ные лагеря, выходившим в одиночном порядке из окружения. Такая по­дозрительность к этой категории советских граждан в большей мере про­являлась в тыловых районах.

Продолжалась практика применения действовавших в то время за­конов, предусматривавших репрессирование близких родственников военнослужащих, изменивших Родине, и родственников гражданских лиц, приговоренных к высшей мере наказания за измену Родине.

В ряде указаний и других нормативных документах основное вни­мание обращается на организационно-тактические вопросы агентурно-оперативной работы органов госбезопасности и в качестве положитель­ных отмечаются те оперативные результаты, которые достигнуты путем ареста и принятия других репрессивных мер.

В деле обеспечения государственной безопасности того периода не­дооценивалась профилактическая работа.

Вышеупомянутые негативные явления отрицательно сказывались на эффективности деятельности органов государственной безопасности.

С пересечением государственной границы перед органами госбезо­пасности были поставлены новые задачи — обеспечение безопасности советских войск, их коммуникаций и ведение борьбы с подрывной дея­тельностью немецко-фашистской разведки на территории иностранных государств. Деятельность чекистских органов строилась в соответствии с директивами ГКО и НКО СССР, определявшими задачи Красной Ар­мии при вступлении на территорию иностранных государств. Органы государственной безопасности осуществляли поиск и задержание гер­манских агентов и изменников Родине, бежавших вместе с оккупантами и пытавшихся добраться до территорий, занятых союзными войсками. В этот период органами госбезопасности был арестован ряд руководите­лей и активных участников зарубежных антисоветских эмигрантских организаций, сотрудничавших с германской разведкой и проводивших подрывную работу против наших войск.

В 1944 г. в советской контрразведке сложилась и активно действова­ла система борьбы с агентурной разведкой противника. Ее составляю­щими были: непрерывное изучение противника, его разведывательных и контрразведывательных органов; контрразведывательный поиск и опе­ративный розыск агентов противника; агентурное проникновение в спец­службы противника; ведение оперативных игр с противником (в том числе и радиоигры). Следует заметить, что в 1944 г. органами «Смерш» велось свыше 40 радиоигр. А некоторые из них, например, «Монастырь», «Курьеры», «Березино» успешно велись в течение нескольких лет.

1944 г. характеризуется расширением масштабов, повышением ак­тивности и наступательности народной партизанской войны и деятель­ности патриотического подполья против гитлеровских захватчиков, уси­лением их взаимодействия с командованием фронтов и армий. Были налажены двусторонняя связь, материально-техническое снабжение и другая помощь партизанам и подпольщикам.

Органы госбезопасности.внесли свой вклад в организацию борьбы против оккупантов в тылу врага. Они как и прежде подготавливали парти­занские кадры и подпольщиков, обеспечивали безопасность партизанс­ких отрядов и подпольных организаций от агентурного проникновения вражеских спецслужб, оказывали помощь в налаживании конспиратив­ной связи и ведении разведки. Составной частью этой борьбы были дей­ствия в тылу врага оперативных групп и зафронтовой агентуры органов госбезопасности.

Наряду с переброской агентов-одиночек с заданиями внедрения в спецслужбы и их агентурную сеть за линией фронта создавались базы для действия оперативных групп. Эти группы вели агентурную, разведы­вательную и диверсионную работу, устанавливали контакты с агентами из числа местных жителей и с нелегалами, из расположения ранее сфор­мированных крупных партизанских отрядов поддерживали связь с цен­тром, создавали собственные боевые отряды, вовлекая в них местных жителей, бежавших из плена советских солдат и офицеров, объединяясь с мелкими партизанскими группами. Из отчетных документов за 1943 и 1944 г. прослеживается тенденция к расширению масштабов и повыше­нию активности зафронтовой работы органов госбезопасности.

Партизанские отряды и оперативные группы органов госбезопаснос­ти по просьбе военного командования осуществляли совместную бое­вую поддержку наступательных операций Красной Армии — организо­вывали нападения на гарнизоны и коммуникации противника, соверша­ли диверсии, уничтожая живую силу и технику, направляемые на фронт, прерывали движение на транспортных коммуникациях и линиях связи немецко-фашистских войск, захватывали и удерживали до подхода войск Красной Армии важные военные объекты и населенные пункты. Суще­ственной помощью военному командованию было также разведыватель­но-информационное обеспечение органами госбезопасности, партизанс­кой разведкой и подпольем подготовки и проведения наступательных операций.

Представляют интерес отдельные постановления ГКО и составлен­ные на их основе приказы НКВД СССР о переселении чеченцев и ингу­шей из ЧИ АССР в Казахскую, Узбекскую. Таджикскую и Киргизскую ССР. Здесь же приводятся указания, докладные записки, отчеты, свод­ки, касающиеся проведения данной операции. Детальное ознакомление с этим массивом документов позволит читателю понять истинные моти­вы принятия советским руководством и ГКО решения о переселении чеченцев и ингушей.

В 5-м томе, как и в 4-м, продолжается публикация документов о совершенствовании войск правительственной ВЧ связи; о своевремен­ном обеспечении надежной и бесперебойной связью звена: Ставка ВГК — штабы фронтов и армий, ведущих наступательные операции; о форми­ровании новых частей войск правительственной связи; об улучшении их материально-технического обеспечения и др.

С выходом Красной Армии к Государственной границе СССР поли­тическим и военным руководством страны в ответ на просьбу Коммуни­стических партий Чехословакии, Польши, Венгрии и Румынии было принято решение перевести наиболее боеспособные партизанские соеди­нения и чекистские опергруппы на территорию этих стран для оказания помощи патриотическим силам в развертывании партизанской борьбы и других форм активного сопротивления фашизму. В СССР была орга­низована подготовка руководящих кадров, разведчиков, специалистов-подрывников, радистов для партизанских отрядов в Чехословакии, Польше, Венгрии и Румынии. Возникли новые формы организации парти­занского движения. На территории нашей страны готовились неболь­шие мобильные организаторские отряды, которые забрасывались на ок­купированную врагом территорию указанных стран, как правило, на базы наших оперативных групп или партизанских соединений. С таких баз проводилась работа по сколачиванию партизанских отрядов и организа­ции патриотического подполья. Советские партизанские соединения и оперативные группы органов госбезопасности приняли активное учас­тие в Словацком национальном восстании.

Как и ранее, органы государственной безопасности вели напряжен­ную контрразведывательную работу против спецслужб Японии, кото­рые забрасывали в приграничные районы Дальнего Востока шпионов и диверсантов с задачами сбора информации о численности и дислокации советских войск в этом регионе, о воинских перевозках по Транссибир­ской магистрали. В то время когда окончательный разгром фашистской Германии уже был предрешен, Япония очень опасалась вступления в вой­ну против нее Советского Союза, тем более что в 1944 г. Англия и США оказывали сильное давление на Советский Союз. Они добивались его скорейшего вступления в войну с Японией вопреки достигнутым ранее соглашениям о том, что СССР объявит войну Японии после завершения разгрома Германии.

В настоящем томе помещены документы, в которых отражена контр­разведывательная работа, проводившаяся по английской и американс­кой линиям. Спецслужбы Англии и США, реализуя возможности воен­ных миссий на Севере СССР, используя заходы судов в порты СССР и наличие своих аэродромов на советской территории, активно собирали разностороннюю разведывательную информацию о Советском Союзе. Как видно из опубликованных документов, основные усилия советской контрразведки были направлены на ограничение и блокирование кон­тактов англичан и американцев с советскими военнослужащими и граж­данскими лицами. Советской контрразведкой был перехвачен ряд доку­ментов американских и английских спецслужб, которые свидетельство­вали об их активной разведывательной работе.

К1944 г. значительно возрос международный авторитет Советского Союза, упрочились его внешнеполитические позиции. Если к началу войны СССР имел дипломатические отношения с 26 странами, то в 1944 г. их число возросло до 46.

Укрепление военно-политического и международного положения СССР благоприятно влияло на состояние дел в антигитлеровской коа­лиции и усиливало процессы политической и экономической изоляции Германии и Японии.

Вместе с тем отношения СССР с Англией и США были довольно сложными. Острейшей проблемой внешней политики данного периода было послевоенное устройство мира. Правящие круги США стремились к тому, чтобы максимально ослабить влияние и подорвать позиции СССР в послевоенном мире, ограничить участие Советского Союза в подгото­вительных работах по созданию Организации Объединенных Наций, добиться выгодного для англо-американского капитала политико-пра­вового статуса послевоенной Германии и не допустить социалистичес­кой революции в освобожденных от фашизма странах Европы. В этих условиях определяющее значение не только для текущего момента, но и на перспективу имела деятельность разведки органов государственной безопасности по информационному обеспечению внешней политики СССР.

Помещенные в томе документы службы внешней разведки раскры­вают многие стороны и аспекты ее деятельности. Анализируя их, можно сделать вывод, что задача по своевременному обеспечению информаци­ей высшего политического руководства страны была успешно выполне­на. Одновременно эти документы свидетельствуют о наличии серьезных агентурных позиций внешней разведки в спецслужбах США и Великоб­ритании, военной разведке польского эмигрантского правительства в Лондоне

Большое значение имели в годы войны и представляют историчес­кий интерес в настоящее время добытые разведкой органов государствен­ной безопасности документы о позиции Великобритании в отношении будущего Германии. Англия была обеспокоена возможностью возрожде­ния германского реваншизма и милитаризма в случае сохранения силь­ного, единого германского государства, что, как считали англичане, мог­ло привести к новой войне в Европе. МИД Великобритании, не желая восстановления военного и политического потенциала Германии, плани­ровал после победы осуществить ее расчленение. По мнению министра иностранных дел Великобритании А. Идена, изложенному в его письме (от 25 июля 1944 г.) английскому представителю при временном прави­тельстве Франции, создание прочного мира в Европе должно основы­ваться на «настойчивом стремлении никогда не допустить возрождения мощной Германии». При этом высказывалась мысль, что создаваемая в Европе система соглашений на случай возможной агрессии «не должна принимать во внимание интересы Германии».

Такая позиция Идена могла объясняться тем, что разведывательные службы Великобритании информировали правительство о нацистских планах создания подпольных реваншистских организаций, формирова­ния валютных фондов для их финансирования, проникновения нацист­ской агентуры в коммунистические и другие прогрессивные организа­ции, «для того чтобы иметь возможность провоцировать в будущем кон­фликты между англосаксами и русскими», об активной поддержке этих планов немецкими промышленниками.

Особый интерес вокруг проблемы возможного объединения Герма­нии представляет меморандум МИД Великобритании по вопросу поли­тического устройства послевоенной Германии от 27 ноября 1944 г. Как следует из этого меморандума, англичане предпочитали бы осуществить расчленение Германии, но предусматривали также возможность сохра­нения объединенной Германии и ослабления ее путем проведения кон­ституционных изменений, имея в виду конфедерацию, федерацию и де­централизацию. При этом приоритет отдавался федеративной системе правления, так как она, по мнению составителей меморандума, способ­ствовала бы ослаблению германского национализма путем усиления ме­стного патриотизма, создавала «препятствия для руководства землями в Германии со стороны центрального правительства».

Вместе с тем авторы меморандума предупреждали, что «если из-за недостаточно проявленной настойчивости, ложного представления о бе­зопасности или ссоры с нашими нынешними союзниками мы ослабим свои силы или бдительность, то мы не спасемся, полагаясь только на то, что в Германии может быть установлен демократический строй, или что Германия может представлять собой федеральное государство, или даже что Германия будет расчленена».

В одобренной в январе 1945 г. членами военного кабинета Великоб­ритании памятной записке МИД, подготовленной для английской деле­гации на Крымской конференции участников антигитлеровской коали­ции, отстаивалась необходимость расчленения Германии, изменения гра­ниц германского государства 1937 г. с одновременной уступкой его тер­ритории в восточной части страны.

Служба внешней разведки представляла политическому и военному руководству страны и другую информацию о позициях союзников по вопросу послевоенного устройства мира, в частности по вопросам после­военного устройства государств Восточной, Юго-Восточной и Централь­ной Европы. Так, были получены данные о настойчивых попытках Анг­лии и США сохранить монархию в Югославии, поддержать движение четников во главе с Михайловичем, который в годы войны сотрудничал с оккупантами, о стремлении ограничить влияние национально-патрио­тических сил в Югославии. В этой связи руководящими кругами Анг­лии и США проводились закулисные маневры, оказывалось давление на СССР, с тем чтобы не допустить продвижения советских войск в глубь Югославии и обеспечить оккупацию этой страны англо-американскими войсками.

Западными союзниками предпринимались шаги к тому, чтобы окку­пация Австрии была осуществлена также без участия СССР.

Особенно острая политическая борьба велась по вопросу о восста­новлении государственной независимости Польши. Англия, опираясь на поддержку США, настаивала на том, чтобы власть в освобожденной от фашистских захватчиков Польше была передана польскому правитель­ству во главе с Миколайчиком, находившемуся в эмиграции в Лондоне. Соответственно Англией проводилась линия на непризнание в качестве суверенной власти Польского комитета национального освобождения. Разведка органов государственной безопасности обстоятельно инфор­мировала высшее руководство по этому вопросу. В течение всей войны английская разведка, используя политическое влияние польского эмиг­рантского правительства на определенную часть поляков, находившихся в эмиграции, а также проживавших на оккупированной территории Польши, в западных областях Белоруссии, Украины и в Литве, органи­зовывала вместе с этим «правительством» активную подрывную дея­тельность против Советского Союза. Она забрасывала в западные райо­ны СССР эмиссаров для руководства и активизации деятельности под­польных военных формирований Армии Крайовой, других банд, кото­рые боролись против Польского комитета национального освобождения, его представителей и сторонников в Польше, против советских партизан в Западной Белоруссии и Литве, совершали нападения на подразделе­ния Красной Армии и отдельных военнослужащих как на территории нашей страны, так и на территории Польши. Кроме того, в целях разжи­гания национальной розни и провоцирования столкновений между по­ляками активно велась антисоветская пропаганда.

Государственному Комитету Обороны докладывалась полученная службой внешней разведки информация о планах нацистского руковод­ства в случае военного поражения продолжить в подполье антикомму­нистическую борьбу, о его ставке на разложение антигитлеровской коа­лиции, о позициях США и Великобритании в отношении СССР и в отношении национально-освободительных сил оккупированных фаши­стами стран, о противоречиях между союзниками, в частности по вопро­сам о будущем Ливана, Палестины, об отношении к сионистским кругам.

Большую важность имела информация о начальной стадии форми­рования направленной против СССР коалиции западноевропейских стран, ведущее положение в которой заняли Соединенные Штаты Аме­рики, о подготовке западных спецслужб к разведывательной деятельно­сти в послевоенные годы. В этой связи представляет интерес указание английской спецслужбы СИС о вербовочной работе среди австрийцев и немцев.

В 1-ю и 2-ю книги настоящего тома включены документы советской разведки, скрупулезно отслеживающей развитие атомного проекта в США, Англии и других странах. Представляемая информация по этой проблематике была важной и точной и фактически не содержавшей эле­ментов дезинформации.

Поступавшие из-за границы сведения от разведки в НКВД, НКГБ, в ГРУ Генштаба КА не оставались без внимания их руководства, которые в свою очередь информировали руководство Лаборатории № 2, а также высшие государственные инстанции: ГКО, СНК, АН СССР, что позво­лило советским ученым более плодотворно работать над созданием атом­ного оружия в СССР.

Публикуемые документы дают достаточно полное и объективное представление о роли в этом советской разведки.

Добываемая органами государственной безопасности информация использовалась Советским правительством при планировании и реали­зации внешней политики государства

В настоящем томе, как и в предыдущих, продолжена публикация тро­фейных материалов и документов противника. В них отражаются меры, которые предпринимались гитлеровским командованием после пораже­ния на фронтах и усилия по предотвращению надвигавшейся катастро­фы. В частности, даются отдельные оперативные приказы ставки вер­махта и стенограммы отдельных совещаний в главной ставке Гитлера: о продолжении боевых действий групп армий «А», «Юг», «Центр» и вы­ходе из окружения и восстановлении связи с войсками группы «Центр» и «Юг», стабилизации фронта в районе действий своих группировок. Публикуется Указ Гитлера от 25 сентября о создании германского фоль-ксштурма, в который зачислялись мужчины в возрасте от 16 до 60 лет.

Это были территориальные формирования, предназначавшиеся для обо­роны населенных пунктов, а также военных объектов в прифронтовой полосе. Фольксштурм не входил в состав вермахта. За его организацию непосредственно отвечал Борман. Во главе батальонов фольксштурма стояли партийные деятели, в качестве инструкторов привлекались от­ставные офицеры и генералы.

По мнению руководителей фашистской Германии, создание фольк­сштурма и других формирований должно было способствовать укрепле­нию морального духа населения и войск, сильно пошатнувшегося в ре­зультате крупных поражений вермахта на фронтах.

В томе публикуется выступление Гитлера от 28 декабря перед коман­дирами дивизий в своей ставке «Орлиное гнездо», расположенной неда­леко от Бад-Наухайма, где он при обсуждении хода Арденской операции признал, что «наступление не принесло, к сожалению, тех решающих ре­зультатов, которых можно было бы от него ожидать». Однако, как следу­ет из его выступления, Гитлер намеревался уже в начале января 1945 г. осуществить новые удары к югу от Арден с целью уничтожения находив­шихся там американских войск. Здесь же приводится переписка отдель­ных руководителей фашистской Германии, в частности министра инос­транных дел Риббентропа с представителем ставки Гитлера об использо­вании бывшего генерал-лейтенанта Красной Армии Власова в качестве противовеса советскому правительству и создании под его руководством освободительного комитета, а также ряд служебных записок МИД Гер­мании по различным вопросам.

В 1-й и 2-й книге настоящего тома помещаются различного уровня отдельные документы (приказы, распоряжения, предписания, донесения и сообщения), связанные с проведением новой «тотальной мобилиза­ции», тотальном ведении боев и превращении каждого города и деревни в крепость, о необходимости активизации боевых действий против со­ветских партизан, внесении корректив в пропагандистскую работу сре­ди советских военнопленных, проведении дальнейшей принудительной вербовки рабочей силы, в том числе и подростков (10-14 лет) на терри­тории Литвы, Украины, вывозе оборудования с промышленных пред­приятий Советского Союза, культурных ценностей с гг. Риги, Таллин, Тарту, Киева, Харькова и других мест.

В томе публикуются отчеты о работе 304 и 305 абверкоманд, подчи­ненных соответственно абвергруппам, действовавших при армейской группе «Север», «Юг», позднее «Север-Украина». Первая из них зани­малась радиоиграми с органами советской разведки, вторая вела перего­воры с сотрудниками полиции безопасности и СД, с представителями Армии Крайовой, основным содержанием которых было предоставле­ние белопольским формированиям немецкого оружия для совместной борьбы против Советского Союза.

Значительный интерес для читателей будут представлять и материа­лы, раскрывающие деятельность отдельных антисоветских националис­тических организаций, созданных немецкими спецслужбами и выпол­нявших беспрекословно их требования по проведению диверсионно-тер-рористических актов, как в тылу Красной Армии, так и на освобожден­ной советской территории. В частности, так называемая «Белорусская Центральная Рада», а также условно именовавшаяся «Межа Кати» («Ди­кая кошка»), созданная «Ваффен СС Ягдфербанд» в августе 1944 г. на территории Латвии. Последняя состояла из отдельных диверсионно-тер-рористических отрядов, которые формировались из добровольцев ла­тышских дивизий СС, полицейских и немецких пособников, членов ла­тышской националистической организации «Айзсарги».

Отряды «Межа Кати» создавали в лесах тайные базы с продоволь­ствием, оружием, боеприпасами. После капитуляции Германии они пе­решли на нелегальное положение.

Такова неоспоримая правда о взаимоотношениях руководителей националистических организаций с немецкими разведорганами и вер­махтом. Альтернативы нет, ее просто теперь выдумывают, навязывают фальшивки. Сейчас в некоторых независимых государствах, ранее вхо­дивших в СССР, бывших членов антисоветских организаций пытаются приравнять к участникам Великой Отечественной войны, дают им ста­тус ветеранов войны и обеспечивают их социальную защиту.

Помещенные в настоящий том сборника документы расположены в хронологическом порядке и подвергнуты археографической обработке. Документы сборника оформлены в соответствии с требованиями, предъявляемыми к научно-популярным и публицистическим изданиям. Большинство из них воспроизводятся полностью, в случае если текст перегружен малозначащими деталями, отдельные документы даны в из­влечениях. Пропуски обозначены отточием и сноской.

В документах сохранены стилистические особенности того времени, правке подверглись лишь орфографические и синтаксические ошибки. Написание имен, фамилий, псевдонимов агентов, названий местностей, населенных пунктов, городов и т. п. также сохранено в соответствии с текстом документа, в котором они упоминаются.

Сборник снабжен указателем имен, предметно-тематическим указа­телем, списком сокращений, подстрочными примечаниями и коммента­риями.

Некоторые документы печатаются по тем изданиям, в которых они были ранее опубликованы.

Очередной том сборника может представлять интерес для специали­стов, занимающихся изучением истории Второй мировой войны, исто­рии разведки и контрразведки, а также для широкого круга читателей.

Редакционная коллегия и коллектив авторов-составителей благода­рят члена Совета Федерации России генерал-лейтенанта запаса Б. Н. Ага­пова, генерал-полковника в отставке В. К. Боярова, кандидата юриди­ческих наук, доцента полковника в отставке П. Е. Петренко, генерал-лей­тенанта в отставке В. М. Прилукова за оказываемую помощь в распрост­

России полковник запаса О. М. Хлобустов, ведущий научный сотруд­ник Академии ФСБ России полковник в отставке В. И. Кочанов, веду­щий научный сотрудник Академии ФСБ России генерал-майор в от­ставке П. П. Диланян, кандидат юридических наук, доцент полковник в отставке В. И. Колосков, начальник отдела Академии ФСБ России пол­ковник В. Ф. Миллер, а также доктор исторических наук, старший науч­ный сотрудник, действительный член Академии военных наук РФ пол­ковник В. И. Астрахан, доктор исторических наук, действительный член Академии военных наук РФ полковник В. В Павлов.

Коллектив авторов-составителей пятого тома сборника выражает признательность за большой вклад в техническую подготовку данного тома к изданию преподавателю кафедры иностранных языков спецфа­культета Академии ФСБ России Л. А. Комаровой и слушателю 3-го кур­са этого факультета А. Д. Оганяну.

Сердечная благодарность техническому сотруднику группы авторов-составителей сборника Н. С. Дугиной.

Особая признательность старшим научным сотрудникам историко-археографической лаборатории кафедры истории Отечества и органов безопасности Академии ФСБ России, кандидату исторических наук, старшему лейтенанту О. М. Тупицыну и полковнику запаса С. К. Круг-лову, которые оказали высокопрофессиональную помощь авторам-со­ставителям на заключительном этапе подготовки сборника к выпуску.

Редакционная коллегия и коллектив авторов-составителей благода­рят начальника спецфакультета Академии ФСБ России полковника В. Ф. Богодиста, начальника Кабинета истории Внешней разведки пол­ковника В. Н. Баринова, сотрудника Центрального архива ФСБ России полковника в отставке Ю. М. Разбоева; заместителя начальника Управ­ления информационного и документационного обеспечения Президента РФ В. Н. Якушева; начальника Центрального пограничного архива ФСБ России капитана I ранга А. В. Климова, заведующую отделом ЦПА ФСБ

ранении сборника среди личного состава, ветеранских организаций и учебных заведений ФСБ России, а также генерал-лейтенантов В. И. Вар­ламова, Ю. Н. Степанова и И. Б. Люшню, президента ООО «Городская страховая компания», за оказываемую помощь в издании очередных то­мов сборника.

В комплектовании четвертого тома сборника, археографической об­работке документов, комментировании и подготовке научно-справоч­ного аппарата принимали участие: кандидат юридических наук, доцент генерал-майор запаса К. X. Ипполитов; депутат Государственной Думы РФ, доктор исторических наук генерал-лейтенант в отставке Н. С. Лео­нов; кандидат юридических наук, доцент, участник Великой Отечествен­ной войны, генерал-майор в отставке М. А. Козичев; кандидат юриди­ческих наук, доцент полковник |Ю. П. Зеленцов|; подполковники в от­ставке И. И. Кузнецов, А. Г. Митюнин, Ю. И. Скобелев, полковник в отставке |Г. А. Николаев! старший научный сотрудник Академии ФСБ

России Г. С. Черняеву, начальника Центрального архива Министерства обороны России полковника С. И. Чувашина, начальника Центрального архива внутренних войск МВД России полковника С. А. Лашкевича и других лиц, оказавших помощь и поддержку при подготовке сборника к изданию.

Коллектив составителей отмечает весомый вклад в подбор докумен­тов и фотографий к данному тому, уточнению биографических сведе­ний на лиц, упоминаемых в томе: историков В. Ю. Воронова, С. Г. Чуева, А. И. Кокурина, А. Ю. Попова. 4

Редакционная коллегия

22.01.10 / Просмотров: 3341 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 Поиск по сайту
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2022 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.