Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумыИсторические чтения на Лубянке-2022!


Организация и правовое регулирование деятельности ВЧК-ОГПУ по защите экономической безопасности государства

Переход от гражданской войны к миру требовал перестройки работы всех государственных учреждений, в том числе и органов ВЧК. Большое внимание в этот период стало уделяться экономической безопасности государства.

В деятельности ВЧК, а затем и ОГПУ по укреплению экономической безопасности государства в условиях острейшего кризиса центральное место отводилось борьбе с подрывной деятельностью направленной в сферу экономики страны.

На экономические подразделения ВЧК ОГПУ государством были возложены задачи борьбы с хозяйственными преступлениями, раскрытие контрреволюционных выступлений, деятельность которых направлена к подрыву хозяйственных органов, охрана хозяйственных тайн, выявление "агентов заграничного капитала", а также "преступной подготовки концессий, заведомо гибельных для восстановления крупной промышленности РСФСР". Кроме того в ударную функцию экономуправления Коллегией ГПУ 20 июля 1922 года была включена задача по оперативному обслуживанию транспорта.

Органы ВЧК должны были содействовать нашим экономическим органам при проведении политики НЭПа, помогать им там, где они сами окажутся бессильными и малоавторитетными.

Экономическое управление созданное 23 января 1921 года, являлось центральным органом ВЧК по содействию всем наркоматам и учреждениям в организации хозяйственной жизни страны и, одновременно, органом ведущим борьбу с преступлениями в экономической сфере. Экономические отделы выявляли недостатки в каждой из областей народнохозяйственной жизни и стремились устранять нежелательные последствия.

После заменены продовольственной разверстки продналогом в марте 1921 года государство отказалось от принудительного изъятия запасов сырья и продовольствия у производителей, оно представило право свободно распоряжаться продуктами своего труда, за исключением части, уплачиваемой в качестве натурналога. В силу этого перед органами государственной безопасности была поставлена задача, помочь государству и его органам в деле сбора продналога, накопления, хранения и правильного расходования товарного фонда.

Наряду с государственной национализированной промышленностью была допущена в широких размерах частная инициатива в области производства. Органы ВЧК в соответствии с вышеуказанным нормативным актом осуществляли наблюдение за порядком сдачи в аренду этих предприятий, не допуская того, чтобы под флагом сдачи в аренду создавались при помощи взяток объединения прежних владельцев, врагов советской власти. В связи с этим всем ГУБчека было предписано ежемесячно представлять сведения об арендуемых предприятиях в экономическое управление ВЧК на предмет выявления указанных нарушений.

Экономические подразделения ВЧК наблюдали за тем, чтобы сдавались в аренду только те предприятия, которые были убыточными или для восстановления которых у государства не хватало средств.При двух одновременных претендентах на аренду предпочтение отдавалось кооперативному объединению трудящихся, а не частному предпринимателю.

В области мелкой и средней промышленности и кустарнопромысловой кооперации органы ЧК были обязаны наблюдать за тем, чтобы при заключении договоров государственных органов с объединениями мелких промышленников последние не снабжались полуфабрикатами в ущерб государственным предприятиям.

С введением НЭПа потребительская кооперация стала иметь большое значение в смысле фактического распорядителя всего товарообменного фонда государства. Перед ВЧК была поставлена задача осуществлять наблюдение за сохранностью, транспортировкой и своевременной переброской вверенных кооперации грузов.

В области сельскохозяйственной политики встала задача поднятия производительности сельскохозяйственного труда. Задержка или несвоевременная присылка семян, их порча, увеличение их сорности, расхищение, растрата недобор государственных фондов, несоответствующее хранение удобрений и их раздача - все это стало объектом внимания Чрезвычайной комиссии. Особое внимание предлагалось уделять совхозам, которые должны были представлять из себя показательные хозяйства.

В приказе ВЧК N 385-с от 17 ноября 1921 года "О работе экономических отделов Губчека в области сельского хозяйства" на экономические отделы возлагалась задача проверять "готовность земельных органов к весенней сельскохозяйственной компании".

С развитием рыночных отношений встала задача проникнуть в святыню капитала - биржу. Ф.Э.Дзержинский писал: "Необходимо раскусить эту штуку, знать ее дельцов и знать почему так растет цена золота, т.е. падает наш рубль. Необходимо обзавестись своими маклерами, купцами, спекулянтами и т.д.". 1

Особое положение в условиях НЭПа стала занимать внешняя торговля. Требовалось строгое наблюдение за тем, чтобы ни одно государственное учреждение, а тем более частное лицо, не вело самостоятельно без ведома и согласия Наркомвнешторга операций и закупок за границей. Экономические отделы губчека обязывались не допускать на территорию РСФСР ни контрабандистов, ни посредников, ни коммерсантов, ни представителей иностранных фирм без разрешения центра.

В 1921 году неурожаем были охвачены самые богатейшие губернии: Саратовская, Самарская, Немкоммуна, Татреспублика, Сибирская, Царицинская, части Вятской, Уфимской и Астраханской. В связи с этим был поставлен вопрос о том, чтобы урожайные губернии дали государству хлеб в порядке налога не только за себя, но и за пораженные недородом губернии. Из-за недорода государство было вынуждено переложить недобор в 60 миллионов пудов на урожайные губернии.

В связи с этим перед органами ЧК была поставлена задача "оказать продработникам всевозможную поддержку и помощь, но в случае обнаружения преступления пресекать его в корне, беря на учет всех работников, которые своими нетактичными действиями возбуждают население и идут в разрез с новой продовольственной политикой". 2Содействие органов государственной безопасности продовольственной работе выражалось также в предоставлении войсковых частей для принудительного воздействия на волости и села, отдельные группы населения, а также в посылке агентуры в волости и селения, которые отказывались выполнять натуральный налог, для вылавливания злостных агитирующих элементов и для выяснения виновных в порче или сокрытии продуктов.

Таким образом, окончание иностранной военной интервенции и гражданской войны, переход к новой экономической политике обусловили изменения в организации и деятельности всего советского государственного аппарата, в том числе и органов госбезопасности.

Основные усилия ВЧК и ее органов в этот период были нацелены главным образом на содействие хозяйственным учреждениям страны в реализации экономической политики, на выявление, предупреждение и пресечение действий, непосредственно направленных на подрыв экономики страны Советов.

Однако жизнь показала, что этого не достаточно. Введение НЭПа, новых хозяйственных механизмов требовало создания всесторонней правовой базы, как для функционирования рыночных отношений в сфере экономики, так и для деятельности государственного аппарата и органов госбезопасности в частности.

Основным этапом в развитии правового регулирования деятельности чекистских органов по обеспечению экономической безопасности страны явилась реформа органов государственной безопасности 1922 года.

В декабре 1921 года ВЦИК принял решение сузить полномочия ЧК и возложил борьбу с нарушениями законов советских республик на судебные органы, тем самым усилил начала революционной законности.

6 февраля 1922 года декретом ВЦИК ВЧК была упразднена. Для выполнения задач по подавлению контрреволюционных выступлений, бандитизма, борьбы со шпионажем, охране железнодорожных и водных путей сообщения, политической охране границы, борьбе с контрабандой, незаконным переходом границы и выполнением специальных поручений президиума ВЦИК или СНК по охране "революционного порядка" при НКВД РСФСР было создано Государственное политическое управление "под личным председательством Наркомвнудела или назначаемого Совнаркомом его заместителя". Общий надзор за деятельностью ГПУ возлагался на народный комиссариат юстиции.3

В тот же день 6 февраля 1922 года ВЦИК утвердил "Положение о Государственном политическом управлении", "Положение о губернских и областных отделах Госполитуправления", "Положение об уездных (кантонных, улусных) уполномоченных губернских и областных отделов Госполитуправления", "Положение об особых отделах Госполитуправления (при нормальном положении)" и "Положение о транспортных отделах Госполитуправления", где подробно регламентировались задачи, права и обязанности органов госбезопасности применительно к новым условиям развития страны.

Таким образом, принятый пакет законодательных актов определил правовое положение ГПУ и его органов, что в целом способствовало требованиям и условиям организации надежного обеспечения безопасности Российской Федерации на данном этапе ее развития.

Необходимо отметить, что несмотря на юридическое подчинение органов государственной безопасности ВЦИК и СНК РСФСР, фактическое руководство деятельностью ВЧК-ОГПУ осуществлялось непосредственно Политбюро ЦК РКПб. Так на заседании от 15 февраля 1922 года было принято решение "Возложить на личную ответственность т. Енукидзе наблюдение за тем, чтобы ни один вопрос, связанный с Госполитуправлением не поступал на разрешение Президиума ВЦИКа без предварительного согласования с Политбюро". 4

Утверждение на все ответственные должности в ГПУ проходило через Оргбюро ЦК РКПб, членом которого с 1921 по 1924 годы был Председатель ВЧК-ОГПУ Ф.Э.Дзержинский, который и контролировал эти назначения.

Непосредственно задачи борьбы с экономической контрреволюцией возлагались на ЭКУ ГПУ-ОГПУ.

Экономическое управление являлось органом, руководящим борьбой с преступлениями, направленными на подрыв хозяйственной жизни РСФСР. На ЭКУ возлагалась задачи по систематизации и изучении поступающих с мест материалов, обследованию каких-либо явлений хозяйственной жизни, выявлению экономического шпионажа, изучению преступлений, вытекающих из товарообмена, свободной торговли, спекуляции и выработки на основании этих материалов предложений и рекомендаций по их нейтрализации.

ЭКУ обладало правом иметь своих официальных представителей в хозяйственных органах, которые должны были присутствовать на всех заседаниях коллегий наркоматов и учреждений с правом совещательного голоса, назначать обследования и ревизии, требовать от РКИ предоставления всех материалов обследований и ревизий. ЭКУ через руководство чекистских органов имело право "входить с представлением в СНК и СТО по вопросам изменения структуры, штатов и порядка работ учреждений. "Так же могло представлять свои мотивированные предложения об удалении с работы отдельных должностных лиц, самостоятельно применять аресты в отношении должностных лиц хозяйственных наркоматов. 5

В Положении об экономической части ГПУ РСФСР говорилось, что для выполнения стоящих задач работу надо проводить в "совершенно секретном порядке", исключающем всякое официальное вмешательство в хозяйственные органы. Для секретной разработки ЭКУ пользовалось правом внедрения в хозорганы страны агентуры, разрабатывать ревизионные материалы РКИ. Разрешалось производить "обыски, выемки, повальные операции и т.п.". Экономчасть имела право "законодательной инициативы", свои законодательные предложения и заключения направлять через Председателя ГПУ в СНК, СТО или ЦК РКП(б).

На ЭКУ возлагалась борьба с экономическим и техническим шпионажем, под которым понималось "продажа или передача производственных, финансовых и других секретов государственных учреждений, объединений и отдельных предприятий" в ущерб РСФСР.

Термин "экономическая контрреволюция" означал: злостный саботаж, скрытое противодействие интересам производства (госу-дарственного), негласная служба на жаловании прежних фирм и банков, проведение невыгодных концессий и образование государственных предприятий в интересах иностранного капитала.

Для более тщательной проработки вопросов организации и деятельности чекистских органов по борьбе с экономической контрреволюцией ЭКУ имело право приглашать на свои заседания с правом решающего голоса представителей хозяйственных предприятий. Принятые при их участии решения являлись обязательными для данного предприятия, ведомства. С целью вовлечения ответственных работников ГПУ в экономическую жизнь страны на каждом совещании по экономическим вопросам обязаны были присутствовать члены Коллегии ГПУ. Работа ЭКУ обсуждалась на заседаниях Коллегии ГПУ не реже двух раз в месяц. 6

В то же время, как свидетельствуют материалы исследования, правовое положение ЭКУ ГПУ не было достаточно четко урегулировано. Имели место жалобы на неправомерные действия сотрудников экономических подразделений,которые, в частности, требовали от работников хозяйственных органов предоставления той или иной отчетности. По имевшимся сведениям в ряде губерний РСФСР "органы ГПУ предъявляют чрезмерные требования хозяйственным органам, о предоставлении в краткий срок отчетов, письменных докладов, счетов, тормозя этим нормальный ход работы упомянутых учреждений". 7

В мае 1923 года заместитель наркома внешней торговли жаловался на неправомерные действия сотрудников экономического управления зампреду ГПУ: "Вызовы ответственных работников в ГПУ по вопросам, которые не имеют никакого отношения к экономическим преступлениям, а направлению работы, я считаю, безусловно, вредным, ибо экономическому управлению ГПУ не дано руководить торговопромышленной деятельностью". Он указал на то, что сотрудники ЭКУ появляются ежедневно за разными справками, систематически вызывают для бесед сотрудников НКВТ. Все это привело к тому, что сотрудники стали бояться, простейшие вопросы не решаются из опасения попасть под суд. 8

Учитывая это, руководство ГПУ разъяснило своим местным органам, что для получения нужных справок и сведений для экономотделений "подлежит пользоваться либо информационно-осведомительными источниками, либо на основе взаимности получать их от руководства предприятий", в крайнем случае прибегая к содействию партийного комитета. Подобные требования "могут быть предъявлены только в порядке ревизии и следствия". 9

И если в центре правовое положение ЭКУ не было достаточно урегулировано, то на местах тем более экономические отделения являлись "зависимыми от секретно-оперативной части, так как не имели ни своего осведомления, ни своей разработки, являясь лишь вспомогательным отделением для секретно-оперативной части Губотдела ГПУ".

Недостаточную определенность в правовом положении ЭКУ ГПУ подтверждает и рапорт начальника экономуправления ГПУ Кацнельсона З.Б. на имя И.С.Уншлихта от 5 февраля 1923 года, где он просит освободить его от занимаемой должности. Одна из причин этого освобождения по его словам вызывается "ненормальным, бесправным положением Экономупра, его незаконнорожденностью, его положением приживальщика на задворках... Экономупр существует только потому, что он терпим ими до поры до времени и поддерживается в своем существовании исключительно Вашим авторитетом и авторитетом т. Дзержинского... Экономупр находится под ударом со всех сторон, РКИ считает его отмершим органом ГПУ, пытающимся воскреснуть путем гальванизации. Прокуратура на Экономупре может отыграться за все те ограничения, какими обставлена ее работа в прочих отделениях ГПУ". Далее Кацнельсон просит "освободить Экономупр от истерического интеллигента Кацнельсона, а Кацнельсона освободить от "затычки ГПУ" Экономупра". 10

Реформа органов госбезопасности 1922 года преследовала цель внести изменения в организацию и деятельность чекистского аппарата применительно к условиям НЭПа. Были сделаны важные шаги по законодательному закреплению правового положения ГПУ, как постоянно действующего государственного института, призванного непосредственно обеспечивать безопасность страны. Однако, как свидетельствуют материалы исследования, отдельные недочеты, в частности по правовому положению ЭКУ ГПУ при НКВД РСФСР, имели место в данный период.

Образование СССР в декабре 1922 года явилось новым этапом в развитии правового регулирования деятельности чекистских органов по обеспечению экономической безопасности нового государственного образования Союза ССР.

Согласно Договору об образовании СССР, "в целях утверждения революционной законности на территории СССР и объединения усилий союзных республик по борьбе с контрреволюцией" в том числе и с экономической, при СНК СССР было учреждено ОГПУ СССР. 11В соответствии со ст.10 Положения об ОГПУ СССР и его органах правовой основой его деятельности являлись нормативные акты, действовавшие в период существования ГПУ при НКВД РСФСР.

С принятием Конституции СССР 1924 года, впервые определившей статус ОГПУ, реформа органов госбезопасности в период НЭПа в основном завершается, хотя структурные изменения в организации и деятельности в зависимости от новых задач происходили постоянно.

На заседании Коллегии ГПУ от 11 января 1923 года было принято новое положение об экономическом управлении, где конкретно с учетом положений Уголовного кодекса РСФСР 1922 года ставились задачи перед ЭКУ ГПУ, что несомненно укрепило его правовое положение. В положении было указано, что экономическое управление ГПУ есть орган "борьбы с экономической контрреволюцией, экономическим шпионажем и преступлениями должностными и хозяйственными", орган "содействия экономическим наркоматам в выявлении и устранении дефектов их работы". 12

В сферу компетенции ЭКУ входило раскрытие организаций и лиц, противодействующих в контрреволюционных целях нормальной деятельности хозяйственных учреждений или предприятий, или использующих таковые в тех же целях (ст.ст.63 и 68 УК РСФСР), борьба с экономическим шпионажем, выражающимся в передаче сообщений или расхищении, или собирании сведений, имеющих характер хозяйственной тайны РСФСР, иностранным державам или контрреволюционным организациям (ст.ст.66,68 УК РСФСР), борьба с злоупотреблением властью, превышением или бездействием власти и халатным отношением к службе, повлекшим за собой расстройство нормальной деятельности хозорганов, заключение явно убыточных договоров и расточение государственного достояния (ст.110 УК РСФСР), борьба со взяточничеством (ст.ст.114,114а УК РСФСР), борьба с бесхозяйственностью, повлекшей за собой невыполнение производственного плана, ухудшение изделий или расточение имущества хозорганов (ст.128 УК РСФСР), борьба с заведомо злонамеренным неисполнением обязательств по договорам с госорганами и спекуляцией авансами (ст.130 УК РСФСР).

ЭКУ ГПУ вменялось в обязанность содействовать экономическим наркоматам в полном овладении командными высотами, содействие Комвнуторгу, Главконцесскому в наблюдении за концессиями, акционерными обществами и частной торговлей, предоставлять информацию в ЦК ВКП(б) и СТО об экономическом положении республики, выполнять специальные поручения Коллегии ГПУ по экономическим вопросам .13

Данный законодательный акт по существу явился правовой основой деятельности экономических подразделений органов государственной безопасности в исследуемый период.

Одной из первых кампаний чекистских органов по борьбе с преступлениями, направленными в сферу экономики советского государства, явилась борьба со взяточничеством.

СТО 1 сентября 1922 года образовал специальную комиссию, наделив ее широкими полномочиями по борьбе со взяточничеством, председателем которой был назначен Ф.Э.Дзержинский. Комиссия имела право усиливать репрессивные меры в пределах действующего уголовного законодательства: привлекать к уголовной ответственности не только дающих и берущих взятки, но и лиц, знавших об акте взятки и обязанных по своему служебному положению принять меры для немедленного преследования, но не принявших их. Комиссия имело право вырабатывать новые меры законодательного характера против взяточничества, организовывать показательные процессы по обвинению во взяточничестве; контролировать во всех стадиях договоры и подряды; проводить совместные летучие ревизии аппаратами РКИ и розыскных органов; вести борьбу со взяточничеством в масштабе страны, выделив для этого во всех административных и хозяйственных организациях наиболее проверенных лиц. Комиссия при СТО провела работы по созданию ведомственных и местных комиссий по борьбе со взяточничеством, охватив почти все учреждения страны.

Непосредственно эта кампания возлагалась на ЭКУ ГПУ. ЭКУ по существу являлось "техническим" аппаратом комиссии по борьбе со взяточничеством при СТО.

В марте 1922 года перед органами госбезопасности была поставлена новая глобальная задача по борьбе со спекуляцией. "На почве товарного голода НЭП, особенно в Москве, принял характер ничем не прикрытой, для всех бросающейся в глаза спекуляции, обогащения и наглости. Этот дух спекуляции уже перебросился в государственные и кооперативные учреждения и втягивает в себя все большее количество лиц вплоть до коммунистов. Этому надо положить конец". 14Экономическому управлению было дано указание подготовить доклад в ЦК ВКП(б), и отpазить в нем влияние спекуляции на материальное положение рабочих, были даны практические рекомендации по пресечению деятельности злостных спекулянтов выселение из крупных городов, конфискация имущества, ссылка вместе с семьями в отдаленные районы и лагеря, усиление санкций судебного преследования.

Была предпринята предварительная борьба по выявлению и взятию на учет спекулянтов. В письме секретарю ЦК РКП(б) Сталину от 22 октября 1923 года Ф.Э.Дзержинский предложил выслать злостных спекулянтов, наводнивших Москву в Нарым, Туруханку, Печору. "Размах надо взять на 2-3 тысячи человек". 15

ЦК РКП(б) возложил на Экономуправление ОГПУ особое задание по борьбе с "накипью НЭПа" путем высылки из города Москвы и крупнейших промышленных центров pеспублики паразитического элемента. С 25 ноября 1923 года по 17 января 1924 года было арестовано 2385 человек. Из них на 1 февраля вместе с семьями было выслано из г.Москвы 1290 человек.

По другим данным с декабря 1923 года по 15 марта 1924 года Тройкой по очистке Москвы от социально -вредных элементов было проведено 6 операций. Всего было арестовано 2092 человека, из них освобождено - 279, заключено в концлагерь 137 и выслано 1679 человек (в Печорский край - 146, в Нарымский - 143, на Урал - 251, в Вятку - 6 человек) сроком на 2-3 года. Среди арестованных русских было 904 человека (43,2 процента), евреев - 868 человек (41,5 процента), грузин - 178 человек (8,5 процента) , прочих -142 человека (6,8 процента).

В результате принятых мер задача по борьбе со спекуляцией, стоявшая перед органами госбезопасности с момента образования ВЧК, к 1926 году была выполнена. С крупными делами по спекуляции было покончено, функции борьбы с этим видом преступления были переданы в ведение органов милиции.

Деятельность экономических подразделений органов ВЧК-ОГПУ часто сводилась к проверке личного состава предприятий. Так еще 5 марта 1921 года на коллегии ВЧК обсуждался вопрос о выработке мероприятий на улучшение работы экономических органов, где были в частности внесены предложения по проверке личного состава хозорганов в целях устранения саботажа и улучшения их организационно. При этом предлагалось сократить штаты учреждений на 50%, что должно было дать возможность стоящим во главе учреждений улучшить наблюдение за выполнением работы. Была обоснована необходимость круговой поруки.

Предлагалось так-же пересмотреть продовольственную и топливную политику, пересмотреть Коллегии Наркоматов, ключительно до Наркомов, и Коллегии всех главков и центров. Устранение работников должно было сопровождаться оценкой их деятельности путем рассмотрения дел в трибуналах и партийных судах.

Работа по проверке работников хозяйственных учреждений, торговых и снабженческих органов с целью выявления в их среде враждебных и разложившихся элементов продолжалась и позже. "В широкой компании за оздоровление рынка, поднятой сейчас по инициативе т. Дзержинского, Экономическое управление ОГПУ приняло самое активное участие. Экономическое управление ОГПУ единым фронтом с нашими хозяйственниками приступило к тщательной чистке трестовского, торгового и кооперативного аппаратов от разложившегося элемента" - писала газета "Правда" от 15 ноября 1925 года.

Проверялся личный состав коллегий наркоматов, включительно до наркомов и коллегии всех главков. Устранение работников сопровождалось оценкой их деятельности путем рассмотрения дел в трибуналах и партийных судах. 16

На 1 июля 1923 года под проверку попало 879.914 человек, из них 13.260 было уволено, 4.636 уволено с занесением в секретные списки, 3.466 предано суду. 17

Экономическое управление имело право систематизировать и обрабатывать материалы на личный состав учреждений, а также "возбуждать перед партийными и советскими организациями" ходатайства о назначении чистки того или иного обслуживаемого государственного хозяйственного органа .

В этой связи на органы государственной безопасности легла задача предоставления исчерпывающих характеристик на личный состав госучереждений, их моральной устойчивости и др. Только в ЦК и ЦКК было дано 800 таких характеристик. Кроме того ЭКУ приняло участие в специально проводившейся ЦК РКП чистке личного состава НКВТ и его заграничных представителей, являясь докладчиком специальной подкомиссии по этим делам. 18

При каждом хозяйственном органе в 20-х годах существовали ревизионные комиссии, в функции которых входило постоянное плановое наблюдение за их деятельностью. Организационно они подчинялись управлениям ВСНХ СССР или РСФСР в зависимости от масштаба хозоргана и его подчиненности.

ОГПУ, считая, что данные комиссии мало работоспособны и не пользуются влиянием, предлагало провести изучение личного состава и деятельность этих комиссий и в месячный срок представить "деловую и политическую характеристику каждого члена комиссии". Задание предлагалось исполнить через агентурный аппарат органов государственной безопасности.

Эта работа была продолжена и в дальнейшем. В частности 17 марта 1928 года в местные органы ОГПУ был направлен циркуляр, в котором обосновывается необходимость в "тщательной проверке и подборе руководящего и административно-технического персонала в основных отраслях промышленности". В связи с этим ЭКУ просило сообщить характеристики руководящего состава работников строительных организаций и крупных предприятий, производящих строительные материалы, а также занятых в капитально-переоборудуемых предприятиях металлургии, машиностроения, химической, бумажной и текстильной промышленности. Характеристика должна была освещать "качество специалистов, их квалификацию, уровень работы, пребывания в рядах специалистов бывших владельцев предприятий, акционеров или их бывших служащих, работающих сейчас на этих же предприятиях, освещение их деятельности под углом вредительства (аналогичному Шахтинскому)", наличие среди специалистов бывших белых офицеров, кого и где надо сменить, как явно непригодных и др.

В циркуляре СОУ и ЭКУ ОГПУ от 23 мая 1928 года вновь ставилась задача обслуживания низового советского аппарата "в плоскости выявления дефектов и ненормальностей в его работе, отражения их в деревне, выявления и чистки его от засоряющих антисоветских элементов и разработка материалов с последующей передачей в судебно-следственные органы на предмет привлечения к ответственности". В связи с этим, органы ОГПУ принимают решение по "очистке" всего соваппарата, для чего вербуются новые агентурные источники, проводятся разработки, ставятся на учет антисоветские элементы, работающие в соваппарате. Предлагалось не позже 15 сентября тогоже года составить подробную докладную записку о недочетах соваппарата, отметить организации, где эти недочеты отмечены, конкретные проверенные материалы, а также каким учереждениям об отмеченных недостатках сообщено, какие решения приняты и как они реализованы.

В контексте этой задачи с августа 1928 года органами ОГПУ были взяты в оперативное обслуживание статистические органоы страны т.к. их личный состав "изобилует бывшими людьми, подчас занимающих весьма не ответственное положение, но могущих влиять и влияющих на работу". В связи с этим зам.начальника ЭКУ было предложено заняться углубленной проработкой личного состава статорганов, "очищая таковой через местные советы и партийные организации от лиц неблагонадежных", особо углубленной проработкой заняться секцией сельского хозяйства, обратить внимание при этом на случаи дачи умышленных неверных цифр, указаний в подсчетах и др. В циркуляре указывается на то, что "как правило умышленное искажение цифр проводится не отдельными лицами, а соответственными группами, к раскрытию каковых должна быть направлена разработка" и др.

В связи с тем, что почти ни одно Полномочное Представительство и губотделы по предыдущему циркуляру не прислали соответствующих сообщений, 22 октября 1928 года ЭКУ вновь направляется циркуляр, где указано, что "углубление обслуживания статорганов по выявлению групп и отдельных лиц, занимающихся шпионажем и вредительством, следует начать немедленно, обратив особое внимание на подбор достаточно квалифицированной секр.осведомительной сети". Вместе с тем в дополнение к изложенному отмечалось, что "указание в циркуляре о преимущественном обслуживании секторов сельского хозяйства не означает исключительного обслуживания таковых". При этом рекомендовалось разработку вести не с выявления каких либо негативных явлений, а с сотрудников, выявляя настроения, группировки, связи, обязанности и возможности по службе и т.п. При выявлении вредительства и шпионажа немедленно ставится в известность ЭКУ.

Циркуляр ОГПУ от 3 ноября 1928 года разрешил прием специалистов на военные заводы только с согласия ОГПУ, ответы в отношении запрашиваемых лиц должны были даваться в двухдневный срок.

Проведение вышеизложенных мероприятий, с одной стороны, усилили противодействие таким преступлениям как шпионаж, вредительство, саботаж и др., с другой, ущемлялись законные интересы и права советских граждан.

Одним из наиболее важных направлений деятельности экономических подразделений ВЧК-ОГПУ с 1921 года стал сбор и анализ информации по экономическим вопросам. В обязанности ЭКУ входило предоставление сведений руководству государства о состоянии экономической жизни страны. Эти сведения группировались по отраслям хозяйства в следующем порядке:

 1/ Народное хозяйство

 2/ Почта и телеграф

 3/ Внешняя торговля и концессии

 4/ Торгово-финансовая отрасль

 5/ Народное просвещение и печать

 6/ Здравохранение

 7/ Продовольственная отрасль

 8/ Губсоюзы

 9/ Земельная отрасль

 10/ Коммунальное хозяйство

 11/ Снабжение красной армии (Чусоснабарм)

 12/ Снабжение красной армии (Главснабпродарм)

 13/ Социальное обеспечение

 14/ Отдел труда

 15/ Рабоче-крестьянская инспекция

 16/ Административные отделы Исполкомов

В свою очередь сведения к примеру о народном хозяйстве включали в себя информацию о:

 а/ Горной и горно-заводской промышленности

 б/ Лесо-заготовительной промышленности и обработки

 в/ Химической промышленности

 г/ Бумажной промышленности

 д/ Топливо

 е/ Текстильная промышленность

 ж/ Инженерно-строительное дело

 з/ Кустарная промышленность.

Для устранения дефектов в промышленности обобщали сведения: о классовом составе заводоуправлений и предприятий их политические убеждения; об условиях жизни и работы, о взаимоотношениях администрации и рабочих; о причинах понижения производительности труда; о неправильной утилизации добытого сырья; о хищениях и различных злоупотреблениях; о причинах волнения и недовольства рабочих вызывающих протесты и забастовочные движения, и др.

На экономические подразделения возлагалась задача по сбору информации практически о каждой отрасли производства, так например в области горной и горно-заводской промышленности необходимо было следить за добыванием и разработкой руды, металлов, переработкой металлов в строительные материалы, за производством машин, орудий, аппаратов, инструментов, ремонтом и т.д. за обработкой камня и глины: производством огнеупорного кирпича, канализационных труб, гончарных и других изделий и т.д., за правильным и быстрым исполнением нарядов, за своевременной заготовкой сырья и топлива для заводов и т.д. Тким образом осуществлялся полный контроль за деятельностью администрации.

28 декабря 1922 года приказом ГПУ N348 была объявлена инструкция экономическим отделениям органов ГПУ, в соответствии с которой государственные и частные предприятия и учреждения нарушающие экономические интересы республики должны были ставиться на учет. Все материалы освещающие какое-либо преступление, или дающее основания к подозрению в ненормальном и вредном развитии предприятия предлагалось систематизировать, вкладывая их в формуляр предприятия.

С начала 1923 года органы ГПУ стали готовить доклады о состоянии и деятельности различных отраслей промышленности, где находили отражение сведения об организационной структуре наркоматов и управлений. А так же по их персональному составу, о взглядах специалистов на новую экономическую политику, описывалась их хозяйственная деятельность, связь со своими местными предприятиями и учреждениями, учет производства и др..

1 февраля 1923 года была утверждена форма доклада-отчета о деятельности экономических отделов, который должен был представляться к 15 числу каждого месяца. Доклад-отчет состоял из двух частей. В первой давалась общая характеристика экономического состояния района, во второй перечислялись хозяйственные единицы, имеющие крупное значение для республики и данного района, их состояние. Там должны были отмечаться отклонения от их нормального функционирования.

21 марта 1923 года приказом ГПУ N114, в развитие предыдущего циркуляра была объявлена экономическая дислокация для руководства при составлении докладов по ЭКО, где конкретно указывались предприятия расположенные в том или ином месте страны, по которым необходимо было представлять сведения в центр.

С мая 1923 года большое внимание было уделено созданию сети осведомителей на предприятиях, учреждениях и в организациях. Осведомительная служба считалась вспомогательным средством в работе органов ВЧК-ОГПУ. Посредством нее органы госбезопасности должны были все видеть и все знать.

Осведомление должно было сообщать информацию, под которой понималось получение сведений точных, определенных, строго проверенных по губернии или району во всех отношениях на каждый день. Для этого необходимо было иметь информацию о состоянии советских учреждений и фабрик, заводов, воинских частей и т.д., учитывать и выявлять настроение различных слоев населения, обрабатывать собранный материал и сведения для дальнейшего направления и использования.

Для получения такой информации были созданы осведомительные службы. Уполномоченным этой службы мог быть коммунист не менее как с двухлетним партийным стажем.

Информацию предлагалось собирать везде где это было возможно в кварталах, улицах и домах, в отдельных обществах, кружках и группах, в гражданских учреждениях и предприятиях, в управлениях и учреждениях железнодорожного и водного транспорта, в военных учреждениях и воинских частях, в общественных и увеселительных местах; в учебных заведениях, в селах и деревнях .

Уполномоченному по осведомлению выделялся район его деятельности, где он должен был создавать осведомительную сеть, вербуя в нее лиц, как правило, из числа надежных работников предприятий и учреждений (коммунистов), членов квартальных домовых комитетов; секретарей; домопроизводителей, машинисток и курьеров; членов фабрично-заводских комитетов, членов обществ или групп, недовольных своим положением, а так же вахтеров, приказчиков, почтальонов, санитарок, сиделок, рядовых красноармейцев, рабочих, крестьян, членов сельских советов и исполкомов и т.д.

Размер вознаграждения за полученную информацию определялся начальником отделения. Оно не должно было превышать суммы половинного оклада по основной должности, причем осведомителям коммунистам возмещали лишь понесенные расходы по осведомлению. При разработке полученных материалов стала производиться специализация. Отделения стали делиться по роду и категориям разрабатываемых ими дел на следующие подразделения: секретное, особое, по бандитизму и экономическое.

В докладе о работе экономического управления ставится вопрос о выделении информации осведомительного аппарата экономотделений из общей информации, так как она не могла быть поставлена таким же образом и построена на тех же принципах, что и информация политическая. Осведомительные группы, работающие в государственных учреждениях, не могли дать полной объективной информации, так как эта информация должна была включать в себя и частные промышленные и торговые предприятия. В связи с этим встал вопрос о вводе секретных сотрудников под видом самостоятельных предпринимателей в различные предприятия.

С 17 июня 1924 года экономотчеты стали направляться уже не ежемесячно, а ежеквартально.

 Каждое отделение ЭКУ ОГПУ занималось закрепленными за ними отраслями промышленности, по которым готовили свои отчеты. К примеру в 1924 году легкую индустрию и торговлю как государственно-кооперативную, так и частную обслуживало 2 отделение ЭКУ, оно вело информационно-агентурную и следственную работу по Синдикатам и Трестам-текстильной, швейной, кожевенной, химической, силикатной, полиграфической, бумажной, кинемотографической промышленности. Всего обслуживалось 72 учреждения легкой промышленности и 60 учреждений торговли. Кроме того еще 60 частных оптовых фирм было взято на учет.

С сентября 1924 года в полномочные представительства и Губернские отделы стали направляться информационные письма где сжато и популярно излагалось развитие той или другой отрасли промышленности. Смысл рассылки информационных писем заключался в том, чтобы показать дальнейшие пути развития хозяйства страны, а так же в плане знакомства с развитием мировой экономики. 25 октября на места был направлен первый циркуляр "О развитии нефтяной промышленности".

26 марта 1925 года приказом ОГПУ N86/39 были объявлены инструкции по составлению ежемесячных докладов-отчетов о работе центральных и местных экономических подразделений, в которых должно было находить отражение развитие тяжелой и легкой промышленности, торговли и кооперации, сельского хозяйства, внешней торговли и финансов. В отчете должна была отражаться работа органов ЭКО, состояние и оценка объектов наблюдения. Был сделан упор на получение информации в первую очередь через неофициальные источники.

Приказом ОГПУ N235/89 от 12 ноября 1926 года были объявлены табели срочных донесений для ЭКО местных органов ОГПУ, все предыдущие распоряжения об отчетности были отменены.

Периодичность подготовки докладов устанавливалась пол года. В них должна была отражаться работа местных органов на объектах обслуживания, информация об осведомительной сети, и о ведущихся уголовных дел. В каждый последующий отчет должны были включаться сведения дополняющие и изменяющие предыдущие.

Кроме срочных донесений на экономические подразделения возлагались обязанности по мере накопления материалов высылать меморандумы по отдельным крупным разработкам и высылать копии заключительных постановлений по делам касающихся объектов союзного и республиканского значения.

За 1925-1926г.г. Экономическим управлением были подготовлены и разосланы на места информационно-директивные сводки: по металлопромышленности, металлолому, по кустарной металлообрабаты-вающей промышленности, по строительной промышленности, по московскому ювелирному товариществу, о хлебо-заготовительной компании 1926/27 хоз. года, по сахаропромышленности, по хлопку, по лесоэкспорту, о растратах и хищениях в кооперации, по основной химической промышленности, по резино-промышленности, о торговой деятельности резинотреста, по кооперации, по текстильной промышленности, по кишечно-сырьевой промышленности, по экспортно-импортному плану, по режиму экономии.

В них, как правило, давалась краткая историческая справка развития рассматриваемой отрасли промышленности, ее роль и значение, а также общие положения, ее сосредоточение в определенных регионах, а также движение товаров от их изготовления до реализации (имеется ввиду промышленность) и др.. В информационных сводках ставились и задачи органам ОГПУ по наблюдением за развитием той или другой отрасли промышленности. Так например основными задачами в резинопромыш-ленности выделялись такие как:

а) наблюдение за администрацией заводов, их соответствие своему назначению,

б) выявление прошлого специалистов-руководителей их связей с заграницей,

в) выявления группировок “спецов”, их целей и задач,

г) наблюдение за своевременным снабжением сырьем, химическими материалами и топливом и его качеством, связывая это с условиями поставок,

д) освящение степени нагрузки предприятия, рационального использова-ния материалов, колебания накладных расходов, качество выпускаемой продукции,

е) дача характеристик не только отрицательных личностей, но и знающих и преданных работников, способствующих улучшению производства.

В июле 1927 года ИНФО ОГПУ затребовал с мест докладную записку о пораженческих выступлениях по городу и деревне в ожидаемой войне, где должны быть приведены статистические сведения о числе этих выступлений, о числе кулацких и антисоветских группировок, о количестве рукописных и печатных листовок и воззваний.

Помимо этого предлагалось осветить настроение различных социальных групп населения города и деревни, в частности интеллигенции. Особо было предложено отразить случаи массового проявления панических настроений и данные по нацколониям.

В приграничных районах предлагалось особо тщательно остановиться на агитации, ведущейся по указаниям из-за кордона или в пользу соседних буржуазных государств.

В октябре 1928 года был направлен рапорт председателю ОГПУ начальником ЭКУ ОГПУ с просьбой об увеличении сметы на оперативные нужды, для проведения высококвалифицированной осведомительной работы по экономике". Борьба с вредительством и шпионажем требовала средств.

Было предложено увеличить сумму на сто пятьдесят тысяч рублей на 1928 - 1929 г.г., в 1927 - 1928 г.г. она равнялась "пятистам шестидесяти тысячам рублей", то есть была увеличена почти на 30 процентов. 19

Приказом ОГПУ N 179/83 от 6 сентября 1928 года объявлен новый табель срочных донесений для Экономического управления, Отделов и Отделений местных органов ОГПУ, вновь отменивший все предыдущие распоряжения.

В приказе, ссылаясь на то, что дела экономической контрреволюции в основных отраслях хозяйства, которые в то время реализовывались, ставят задачи по усилению обслуживания этих объектов, при этом предлагалось больше уделять внимания агентурной работе между периферией и центром.

Исходя из выше изложенного, была изменена форма и сроки отчетностей. Было уменьшено количество обязательных к представлению докладов о состоянии обслуживаемых объектов и усилена отчетность по агентурным и следственным делам.

Доклады, должны были представлять из себя обобщенное изложение сведений. Официальные данные могли приводиться в подтверждение агентурно-информационных сведений.

Органы ЭКУ на местах обязаны были ставить в известность ЭКУ ОГПУ о заведении агентурных дел по всем обслуживаемым объектам, по активным агентурным разработкам не реже одного раза в месяц представлять меморандум. По следственным делам меморандумы должны были присылаться по мере выявления новых обстоятельств, но не реже одного раза в месяц. ПП и Губотделы 2 раза в год должны были присылать специальные донесения о состоянии аппаратов ЭКО и его осведомительной сети.

15 ноября 1931 года приказ ОГПУ № 665/358 объявил табель срочных донесений для ЭКО местных органов ОГПУ, который имел своей целью выявлять состояние важнейших отраслей хозяйства страны, проводить по ним необходимые мероприятия и представлять директивным органам и Правительству конкретные предложения к улучшению работы в этих областях.

Таким образом, осуществился период от освещения целых видов хозяйств, объединений, трестов и предприятий к отдельным решающим вопросам экономики, что обязало местные органы ОГПУ прорабатывать предлагаемые по табели донесений    с наибольшей полнотой не ограничиваясь обработкой случайных материалов.

Предлагалось повысить качество сообщений, не загромождая доклады нехарактерными, незначительными фактами и деталями, не представляющими интереса. Они должны были быть построены только на материалах агентуры и спецосведомления. Оперировать исключительно всесторонне проверенным материалом.

Каждый доклад должен был содержать в себе указания, что сделано на местах, какие мероприятия требуют санкции ЭКУ ОГПУ и вопросы, требующие разрешения в организациях СССР и РСФСР.

Для использования опыта одних Полномочных представительств ОГПУ другими, было рекомендовано ПП, обслуживающим однородную промышленность или виды сельского хозяйства, являющиеся в данном Крае ведущими, обмениваться соответствующими докладами. 20

Большое внимание органами ВЧК-ОГПУ в исследуемый период уделялось обеспечению хлебозаготовок, которые имели большое значение как для обеспечения внутренних продовольственных потребностей, так и в получении валюты для развивающейся промышленности путем экспорта зерна за границу.

Еще в июне 1923 года в циркулярном письме ГПУ говорилось, что первоочередной задачей для республики является развитие экспорта хлеба из СССР.

Было обращено внимание на злостную, клеветническую компанию среди белой эмиграции, направленной на дискредитацию этой компании, не исключалась возможность агитации против вывоза хлеба из России, где еще чувствовались последствия голода, проявления различных эксцессов, вплоть до открытых выступлений на этой почве.

В целях успешного развития экспортных операций усиливались изучение настроений населения к вывозу хлеба, наблюдение за работой старых буржуазных специалистов, учет всех подозрительных, установка лиц, и их связей ведущих переписку по этому вопросу с заграницей. Усиливалось обслуживание элеваторов на предмет пресечения диверсий и вредительства.

20 июля 1923 года органами ГПУ, согласно постановлению СТО, запрещалось печатание в газетах сведений о конкретных переговорах по продаже хлеба, о заключенных сделках и процессе их выполнения, о конкретных намерениях в ближайшем будущем и об операциях вывоза хлеба из урожая 1922 года.

Разрешалось освещать в газетах проблему экспорта хлеба вообще, без освещения коммерческих тайн, анализировать только законченные операции по продаже зерна из урожая 1923 года.

В связи с начавшимся экспортом хлеба перед органами ГПУ была поставлена задача по наблюдению за аппаратами сбора продналога для чего предлагалось пересмотреть состав осведомителей, принять меры к поднятию его качественного уровня обратив внимание на усиление осведомления заготконтор. Предоставлялись отчеты о деятельности местных контор хлебопродуктов.

18 июня 1924 года ЭКУ ОГПУ потребовало у начгуботделов ОГПУ сводки об оценках урожая хлебов, но "при этом никоим образом не пользоваться официальным материалом статбюро и уземуправлений, а исключительно данными, полученными от уездоуполномоченных". Задание подлежало срочному исполнению.

В почтотелеграмме от 21 мая 1925 года ЭКУ ОГПУ предписывало местным органам предоставить информацию о состоянии хлебного рынка. Сводка должна была отразить: цены и спрос на хлебопродукты, специфические особенности хлебного рынка, ход хлебозаготовок, снабжение хлебопродуктами местного городского и сельского населения, роль частного капитала на местном хлебном рынке, работу элеваторов и зерносушилок, ход движения хлебопродуктов по железной дороге и водным путям.

В целях успешного выполнения данного задания "требующего к себе самого внимательного, серьезного и углубленного подхода, обязательно всемерное использование наличных сил осведомсети, с привлечением, в случае необходимости, новых сил квалифицированного осведомления".

К искоренению недочетов в работе по хлебозаготовительной компании в органах ОГПУ подключались в первую очередь подразделения ЭКО, ИНФО и ТО ОГПУ, которые должны были содействовать центральной власти в выявлении и ликвидации этих недочетов.

 В апреле 1926 года обобщались итоги работы хлебозаготовительной компании. Местным органам предписывалось дать отчет не только о своей работе, но и отметить мероприятия, которые негативно отразились на хлебозаготовительной компании, с указанием корректив необходимых для устранения отмеченных дефектов в будущем.

Сообщения с мест обобщались и на их основе готовились обобщенные справки.

Так ориентировочная сводка о хлебозаготовительной компании 1927-1928 хозяйственного года отражала результаты хлебозаготовительной компании, спроса на зерно, цены, структуру заготовительного аппарата, его финансирование, о частном хлебозаготовителе и задачах органов ОГПУ.

Вместе с тем в информационно-директивном сообщении ОГПУ "О хлебозаготовительной компании" от 15 августа 1928 года констатировалось, что "хлебозаготовки истекшей компании в общем и целом дали довольно заметное недовыполнение общесоюзного плана. Что касается экспортного плана, то он был выполнен в слабой степени". В сообщении вновь конкретизируются задачи, стояшие перед ОГПУ по выполнению хлебозаготовительных планов. 21

В связи с опасением "за полное невыполнение намеченного годового плана" были усилены репрессивные меры в отношении спекулянтов, выявлялись среди них особо злостные, материалы о которых направлялись в Прокуратуру на предмет привлечения к ответственности по ст.107 УК. Указывалось, что "операции проводить через аппарат Прокуратуры и милиции, операции ни в коем случае не должны носить массовый характер и проводиться при условии не нарушения внутри и межрайонного оборота". 22

Таким образом, для предотвращения вредительства и саботажа вся компания по заготовке и продаже хлеба за границу находилась под неустанным контролем органов государственной безопасности. В тоже время органы ОГПУ выполняли общую директиву партии на огpаничение НЭПа, упразднение экономических и становление административных рычагов управления, что выразилось в возобновлении принудительных хлебозаготовок с 1928 года.

В тезисах о методах работы экономуправления ГПУ этого времени указывалось на то, что в условиях данного момента продолжается острая классовая борьба, за истекший период применения НЭПа положение сложилось не в нашу пользу. Необходимо привлечь на свою сторону специалистов, "или в крайнем случае хотя бы нейтрализовать, обезвредить их - наша основная задача". 23

Одной из важных задач, стоящих перед органами ВЧК-ОГПУ в исследуемый период, являлась борьба с диверсиями, вредительством, шпионажем, направленными в сферу экономики. В шифртелеграмме ОГПУ от 19 августа 1925 года указывалось: "ОГПУ располагает материалами, из которых видно, что капиталистические страны для осуществления своей вредительской (диверсионной) деятельности предполагают употребить ряд средств, главным образом,химических и взрывчатых, направив их на наиболее чувствительные области хозяйственной жизни Союза. 24

В середине 20-х годов на крупных промышленных предприятиях повсеместно участились случаи аварий, взрывов и пожаров, являющихся якобы следствием диверсионных действий, направленных как из-за рубежа против важнейших хозяйственных и военных предприяий, складов и сооружений Союза, так и в результате преступной халатности советских граждан. С этого времени на органы ОГПУ полностью возлагается борьба с диверсиями.

В апреле-мае 1926 года руководителям трестов и заведений ВСНХ, имеющих значение для целей обороны государства, Председателем ОГПУ Ф.Дзержинским (он же председатель ВСНХ) был направлен циркуляр N 41-сс от 4 мая 1926 года, в котором в частности сообщалось, что английским генеральным штабом разработан план в ближайшем будущем начать с помощью польского и лимитрофных штабов работу по разрушению, взрывам и поджогам наших важнейших хозяйственных предприятий и складов. Это преследует задачу ослабить СССР на случай войны. Были указаны и районы диверсионной деятельности: Донецкий бассейн, Ленинградский и Московский промышленные районы и западные границы. Руководителям предприятий было приказано проверить надежность и бдительность охраны предприятий, принять меры, обеспечивающие предприятия противопожарными средствами, совместно с ОГПУ пересмотреть личный состав предприятий, уволив в кратчайший срок иностранцев и русских реэмигрантов, "политическая физиономия которых вызывает сомнение", перебежчиков не принимать, а иностранцев при особой на то необходимости только по согласованию с органами ОГПУ.

Ответственность за экономические трудности, которые были неизбежны в условиях нового хозяйственного строительства, сталинское руководство, начиная со второй половины 20-х годов, стремилось взвалить на "классовых врагов", "саботажников", "вредителей", старых буржуазных специалистов, необходимость привлечения которых к хозяйственной жизни страны требовал в свое время Ленин.

В совершенно секретном циркуляре ОГПУ, направленном лично полномочным представителям ОГПУ и начгуботделов ОГПУ в августе 1928 года указывалось, что основным методом диверсии является техническое вредительство при помощи контрреволюционных организаций, состоящих из наиболее крупных инженеров той или другой отрасли промышленности. "Эти инженеры, образуя техническую головку предприятия и будучи связаны с заграницей, как с организациями своих старых хозяев, так и генеральными штабами иностранных держав, прежде всего Франции и Польши, планомерно ведут работу по подрыву обороноспособности страны, по сокращению сроков интервенции и по созданию кризисов то в угольной промышленности, то на транспорте, то в металлургии и т.д., в целях свержения советской власти и срыва социалистического строительства".

Как следствие создаются так называемые уголовные дела: "Шахтинское, Югостали, НКПС, Промпартии" и другие. Ставятся задачи по разгрому так называемых "контрреволюционных организаций". В том же документе написано: "Было бы преждевременно считать, что с контрреволюционными организациями шахтинского типа покончено, наоборот, основная масса работы еще впереди". 25

Уже в то время в ЦК ВКП(б) возникали сомнения в существовании такой организации. В записке Томскому от 2 февраля 1928 года Ворошилов пишет: "Миша, скажи откровенно не вляпаемся мы при открытии суда в Шахтинском деле. Нет ли перегиба в этом деле местных работников, в частности краевого ОГПУ". На что Томский ответил: " По Шахтинскому и вообще по угольному делу такой опасности нет. Это картина ясная. Главные персонажи в сознании. Мое отношение таково, что не мешало бы еще полдюжины коммунистов посадить". 26

Свертывание НЭПа и становление командно-административной системы управления надо было как-то объяснить. И здесь было найдено это объяснение в засильи многих вредительских организаций в экономике страны. Именно поэтому ОГПУ в конце двадцатых-начале тридцатых годов перестраивает свою работу организационно и оперативно с таким расчетом, чтобы "борьба с экономической контрреволюцией и шпионажем бы ла выдвинута на первый план, как основная задача деятельности ОГПУ в области обслуживания хозяйства союза" 27, что не должно было повлечь за собой ослабление работы по выявлению крупных хозяйственных преступлений в промышленности, торговле, кооперации, финансах.

Это время можно назвать временем начала массовых необоснованных репрессий, которыми политическое руководство страны старалось обосновать трудности экономического развития страны, недряя ложный тезис об усилении классовой борьбы по мере строительства социализма.

Так называемый " Великий перелом " сопровождался окончательной ликвидацией НЭПовских начал в экономике. К началу 30-х годов в целом в стране сложилась всеобъемлющая система административно-командного управления экономикой, которая опиралась на государственную собственность и в значительной степени на внеэкономические методы принуждения к труду.

Для реализации поставленных перед ВЧК-ОГПУ задач государство наделяло органы безопасности соответствующими полномочиями в области оперативно-розыскной, следственной деятельности, внесудебными полномочиями.

В целях принятия мер пресечения в отношении лиц, причастных к контрреволюционным выступлениям, бандитизму, шпионажу, хищению на железнодорожных и водных путях сообщения, контрабанде, переходу границ без разрешения и другим преступлениям органам государственной безопасности предоставлялось право производства обысков, выемок и ареста.

Расследование преступлений, направленных на подрыв экономической безопасности государства, в целом ничем не отличалось от общего порядка расследования, установленного в органах государственной безопасности. Но в то же время имелись и свои особенности.

Большие притензии в связи с длительностью прохождения дел органы ОГПУ предъявляли к судебным органам, в этой связи были предприняты попытки передать ведение следствия о должностных и хозяйственных преступлениях в ОГПУ.

В записке в Политбюро от 12 декабря 1923 года Ф.Э.Дзержинский по вопросу о рассмотрению в судах должностных и хозяйственных преступлений писал, что результаты судебных процессов ничтожны, они заражены формалистикой и волокитой, по времени тянутся по году и более.

В этой связи Дзержинский предложил дать директиву Верховному суду и судам главных губерний (Москва, Петроград, Харьков, Киев), а также прокуратуре и Наркомюсту в делах о хозяйственных и должностных преступлениях свести формальности до минимума, с тем, чтобы дела слушались не позже 1-3 месяцев со дня начала дела. Предоставить по этим делам ОГПУ и его органам право следственного производства.

Суду предлогалось слушать эти дела вне всякой очередности в ударном порядке в специально подобранном для этого составе. Не затягивая ведение дела по отношению к главным виновникам выяснением побочных обстоятельств и более мелких соучастников.

Политбюро согласилось с предложением Дзержинского.

Это привело к тому, что дела стали расследоваться с нарушениями уголовно-процесуальных норм.

10 мая 1926 года заместитель председателя ОГПУ Г.Ягода и начальник ЭКУ Прокофьев направили письмо председателю ЦКК В.Куйбышеву и секретарю МК партии Н.Угланову с жалобой на работу московского губернского суда и прокуратуры. В нем говорилось, что дела по хозяйственным преступлениям, передаваемые ЭКУ для судебного разбирательства, долго не рассматриваются, следствие затягивается, "дела зачастую судом по формальным основаниям прекращаются, несмотря на доказанность преступления". В связи с этим предлагалось принять меры к соблюдению прокуратурой и судебными органами более выдержанной и твердой линии в проводимой ими карательной политике.28

15 мая московский губернский прокурор и председатель московского губсуда дали ответ Н.Угланову, в котором подтверждалось, что большое количество дел, разработанных ЭКУ и прошедших через аппарат старших следователей Мосгубсуда, были прекращены: в 1924 году - 50%, в 1925 году - свыше 40% всех дел. Это было связано с тем, что "значительная часть направляемых ЭКУ дел не содержит в себе объективного изучения обстановки и обстоятельств, анализа и сопоставления данных и критической проверки показания. Работники ЭКУ идут по пути самого отсталого способа выявления истины, ограничивающегося сознанием обвиняемого. Между тем, на практике с несомненностью установлено, что обвинение, основанное лишь на сознании обвиняемого, данном на дознании и не подтвержденном объективными доказательствами, в особенности по сложным хозяйственным делам, при судебном разбирательстве рушится как карточный домик. Достаточно обвиняемому отказаться от сознания как суд, не имея в своем распоряжении каких-либо других доказательств, становится в тупик и вынужден выносить оправдательный приговор". Было указано, что обвиняемые на суде "от сознания отказываются, ссылаясь на всякого рода нажимы со стороны уполномоченных ОГПУ". Указывалось и на то, что "по делам разрабатываемым ЭКУ, наблюдается проявление резко обвинительной тенденции, стремление обвинить несмотря даже на наличие данных, исключающих виновность".29

Следует подчеркнуть, что отмеченные недостатки в расследовании "экономических" преступлений были характерны и в расследовании других категорий дел.

Так, в почтотелеграмме от 1 июля 1926 года указывалось на несоответствие меры пресечения с размерами предполагаемого наказания. Было отмечено на участившиеся случаи присылки дел на рассмотрение во внесудебном порядке на Коллегию ОГПУ, по котоpым обвиняемые находятся на свободе, дав подписку о невыезде, хотя по приговору им выносится высшая мера наказания или заключение в концлагерь от 5 до 10 лет. Было предложено обвиняемых содержать под стражей, если предполагаемое наказание должно превышать 3 года концлагеря. 30

Если раньше при ведении следствия отмечались просто отдельные недостатки, которые также отмечались и в 1928 году и заключались в том, что "следствие на местах проводится не с достаточной полнотой и обвинения строятся зачастую на предположениях и показаниях третьих лиц..., обвиняемым инкриминируются деяния, не являющиеся по существу преступлениями". Заключительные постановления не всегда дают представление о содеянном, не всегда отмечается наличие числа арестованных по делу лиц, отсутствуют справки о вещественных доказательствах и др. 31 С начала ведения "процессных дел" прослеживается прямая сознательная фальсификация.

При переводе агентурных разработок по экономической контрреволюции в уголовные дела, начальникам губотделов ОГПУ предлагалось "применить метод дробления дел на отдельные следственные производства с охватом в каждом из них не всей организации, "а лишь ее части" с расчетом, чтобы сумма нескольких дел, растянутых на известный срок, создала цельную картину организации и позволила сделать соответствующие политические и организационные выводы. Такой метод тем более осуществим, что подавляющее большинство дел будет рассмотрено во внесудебном порядке".32 По-видимому, этот документ августа 1928 года впервые официально дал указание на начало незаконных массовых репрессий, фальсификацию уголовных дел.

При ведении дел по экономическим преступлениям вводилось правило дробления уголовного дела на несколько небольших еще и с тем расчетом, что этот "прием давал возможность хозяйственникам легче находить замену арестованному инженеру". 33 Ведь необходимо еще было обеспечить и развитие экономики.

О каждом произведенном аресте "немедленно сообщалось в ЭКУ ОГПУ", где создавался учет арестованных со следующими установочными данными: фамилия, имя, отчество, место службы, должность, мера пресечения, когда арестован и по какой статье привлечен.

Реформа органов госбезопасности 1922 года преследовала цель отменить внесудебные полномочия ВЧК и это было сделано. Но уже с 9 марта 1922 года эти права постоянно расширяются.

Начиная с середины 20-х годов внесудебные полномочия легли в основу деятельности чекистских органов. По существу они являлись послушным инструментом в деле становления и поддержания в стране сталинского авторитарного политического режима.

В рассматриваемый период ставился вопрос контроля за деятельностью органов государственной безопасности. Наряду с органами государственной власти и управления функции непосредственного надзора за деятельностью органов госбезопасности с мая 1922 года были возложены на Прокуратуру РСФСР.

Положение о прокурорском надзоре было принято 28 мая 1922 года третьей сессией ВЦИКа IX созыва, в соответствии с которым на органы прокуратуры возлагалось "непосредственное наблюдение" за деятельностью органов Госполитуправления. Но здесь органы Госполитуправления, признавая то или иное дело, имеющим особо секретный характер, в праве были требовать, "чтобы ознакомление с делом производилось непосредственно самим прокурором", а не через штат его помощников. Таким образом, установился особый порядок контроля за органами госполитуправления со стороны прокуратуры.

В тоже время необходимо отметить небольшую эффективность такого контроля, так как к 1924 г. в составе суда и Прокуратуры работало 85% рабочих и крестьян, из них 75% членов РКП, РЛКСМ и кандидатов, а "в прокурорском надзоре процент партийных товарищей достигал 85 %".34 Эти цифры свидетельствуют о сильном влиянии партии на судебные органы, так называемый классовый подход.

Создавалось положение, когда Политбюро ВКПб пpоводило свои указания как чеpез коммунистов, pаботвших в оpганах ОГПУ и составлявших более 50 пpоцентов от общего числа опеpсостава, так и чеpез оpганы пpокуpатуpы.

В ноябре 1922 года была принята инструкция губернским военным и военно-транспортным прокурором по наблюдению за органами ГПУ, в которой предписывалось "ограничить функции прокурорского надзора по наблюдению за следствием и дознанием по делам политическим и по обвинению в шпионаже" (ст.57-73; 213 УК РСФСР) "исключительным наблюдением за точным соблюдением органами ГПУ правил, изложенных в ст.7 положения о ГПУ от 6 февраля 1922 г." (примечание к ст.106, 119, 131 и 148 УПК РСФСР).

По ведению следствия по другим преступлениям прокурорский надзор осуществлялся в полном объеме, но с определенными особенностями. Так по делам о должностных преступлениях сотрудников ГПУ (ст.105-118 УК РСФСР) надзор осуществлялся при участии прокурора, "однако дело велось исключительно в органах ГПУ". Органы ГПУ имели право сами прекращать дела за недостаточностью улик или отсутствию состава преступления без направления их в суд или прокурору для утверждения. Для наблюдения за деятельностью ГПУ прокурор должен был назначать специального помошника со стажем политической работы не менее 3 лет. В области взаимоотношений между судебными органами и ГПУ последнему предоставлялось право на "вынесение внесудебных приговоров по делам о должностных преступлениях сотрудников ГПУ". С ведома наркома юстиции, при слушании дел "о политических преступлениях, шпионаже, в состав суда вводится представитель ГПУ".35

Прокуратуре предоставлялось право опротестовать незаконные решения Особого совещания ОГПУ в Президиуме ЦИКа СССР.

После проведения реформ в органах ГПУ с 1922 года прокуpоры для осуществления контроля за деятельностью органов государственной безопасности были непосредственно распределены между его управлениями. В 1922 году перед ЭКУ встали новые задачи, расширился объем работы. В связи с этим прокурор, осуществляющий наблюдение за ведением следствия и дознания в экономическом управлении за этот период, в своем отчете писал, что нормы Уголовно-Процессуального кодекса соблюдаются только по "наиболее выдающимся делам" по остальным имеются нарушения в основном по срокам ведения следствия. В своей докладной записке он ставит вопрос о пополнении экономотделений ГПУ, имеющих "исключительное значение в борьбе с преступлениями в хозяйственной области", квалифицированными сотрудниками. ЭКУ предлогалось вести только наиболее важные дела, где применялась агентурная разработка, остальные передавать в следственную часть при Прокуроре республики или в соответствующие органы. Только при условии пополнения штатов и при разгрузке экономического управления от второстепенных дел производство следствия и дознания могло быть поставлено на надлежащую высоту. В противном случае без выполнения этих условий, производство следствия и дознание надлежащим образом поставлено быть не может".36

С образованием СССР надзор за законностью деятельности в ОГПУ СССР возлагался на Прокурора Верховного Суда СССР в порядке и пределах, указанных в Положении о Верховном Суде СССР и специальных постановлениях Президиума ЦИК СССР.

В целях решения задач, стоящих перед органами ОГПУ, предлагалось создание "особого персонального состава Верхсуда и Губсудов, из лиц активно работающих в карательных органах", а так же лиц, продолжительное время работающих в них, для рассмотрения дел в упрощенном порядке, без допущения защиты и обвинения, без права кассации приговора. 37

Необходимо отметить, что в начале двадцатых годов Политбюро ЦК ВКП(б) стало распостранять свою власть не только на ОГПУ, но и на все государственные и общественные институты.

Политбюро предпринимаются попытки установить контроль и за ведением политически значимых уголовных дел, ведушихся в судах общей юрисдикции. Этот контроль носил чисто политический характер, когда на первый план в первую очередь выдвигалась не идея законности, а “революционная” целесообразность.

Для того, чтобы “правильно” влиять на работу судов необходимо было создать структуру контролирующую эту деятельность. В дополнение к жесткому контролю над органами государственной безопасности, которое вело следствие по всем политическим делам, Политбюро ЦК ВКП(б) необходим был еще контроль и над судебной системой, так как после проведенного следствия, дела передавались в суд. Конечно можно было обойтись и внесудебными полномочиями, которыми были наделены органы государственной безопасности, но тогда не получится показательный процесс, а показательные процессы были необходимы, так как влияли на умонастроение масс, оправдывали провалы экономического развития страны сваливая все на вредителей.

Учитывая это обстоятельство Политбюро и предприняло шаги по установлению необходимого контроля над судебной системой в стране.

Суды также как и ОГПУ стали выполнять поставленные перед ними задачи беспрекословно. Они были ширмой, все вопросы по политически значимым делам решало Политбюро ЦК ВКП(б). Именно оно решало какой процесс провести: открытый или закрытый. Кого на какой срок осудить, кого помиловать. Суды были нужны для обнародывания решений Политбюро и рассмотрения мало значимых дел.

С этой целью, при Политбюро ЦК ВКП(б) были созданы комиссии которые рассматривали дела, по которым местными судами могли выноситься приговора к высшей мере наказания, и рассматривала дела о всех предполагаемых к постановке процессах политического характера.

В первый раз, вопрос контроля над судами и создания с этой целью специальной комиссии рассматривался в Политбюро 17 апреля 1924 года (проток.85, п.30). Было принято решение, которое запретило местным судам выносить приговора к высшей мере наказания по политическим делам без предварительной санкции ЦК ВКП(б).

Во второй раз этот вопрос рассматривался в Политбюро 11 июля 1924 года (проток.8, п. 16). Было предложено “установить, как правило предварительное сообщение губернской и военной прокуратурой о всех предполагаемых к постановке поцессах политического характера” по которым предполагалось вынесение высшей меры наказания в центральную прокуратуру с утверждением обвинительного заключения до отправления в суд.

Центральная прокуратура должна была просматривать дела представляемые местными прокуратурами и докладывать их Политбюро.38

Позже, ставился этот вопрос и в телеграмме секретаря ЦК ВКП(б) Молотова 27 сентябя того же года (№ 1600/с).

Центральным комитетом КП Украины 30 октября 1924 года ( проток. ПБ КПУ 32, п.22 от.) был поднят вопрос о контроле за вынесением приговоров по политическим делам.

В связи с этим, 5 ноября 1924 года Политбюро ЦК ВКП(б) (проток.33, п.8) на своем заседани постановило: “установить, как правило, что местные обвинительные заключения предварительно просматриваются особой комиссией Политбюро ЦК ВКП(б) в составе Курского, Куйбышева и Дзержинского.” 3911 декабря 1924 года Политбюро ЦК ВКП(б) (проток. 40, п.28). приняло решение избрать заместителями Курского, Куйбышева и Дзержинского в комиссии по политделам Крыленко, Шкирятова и Менжинского.40

Через два года, 25 марта 1926 года Политбюро ЦК ВКП(б) (проток.17, п 28) заслушало доклад Крыленко о работе политкомиссии и вновь подтвердило полномочия комиссии, определенные на заседании 17 апреля 1924 года. о запрещении местными судами выносить приговора по политическим делам без предварительной санкции ЦК ВКП(б). На Кагановича была возложена персональная ответственность за проведение этого решения в жизнь.41

Состав Политкомисии оставался консервативным. В конце двадцатых годов ее возглавил Калинин. Любое назначение в состав комиссии решало Политбюро. Даже замена членов комиссии в связи с отпусками обсуждалось. 42

Реформа органов ВЧК 1922 года стала основным этапом в развитии правового регулирования деятельности органов государственной безопасности. В рассматриваемый нами период были приняты важнейшие законодательные акты, регулирующие деятельность ГПУ-ОГПУ, упорядовачивающие и ограничивающие его компетенцию, что резко отличало созданное Государственное политическое управление от ВЧК.

Гражданский, Уголовный, Уголовно-процессуальный и иные кодексы, Положение о ГПУ и другие нормативные акты являлись необходимой правовой базой для регулирования деятельности органов государственной безопасности в условиях НЭПа. Но, несмотря на принятие законодательных актов, регулирующих деятельность органов государственной безопасности, в рассматриваемый период проявляются явные тенденции к нарушению прав и свобод граждан.

Преобразования, намеченные в ходе реформы органов государственной безопасности 1922 года, не получили дальнейшего развития. Примат политики в эпоху гражданской войны, в мирный период жизни российского государства нашел свое отражение в расширении компетенции ОГПУ, наделение его внесудебными полномочиями. Происходило постепенное сужение функции прокурорского надзора. К середине 20-х годов усиливается влияние на деятельность ОГПУ со стороны высшего партийного органа Политбюро ЦК ВКП(б). Как выше было сказано, это руководство носило политический характер, когда на первый план выдвигалась не идея законности, а революционная целесообразность.

Сфера компетенции ОГПУ постепенно распространялась, охватывая все более и более широкий круг наиболее значительных преступлений. Довольно легко можно было создать ситуацию, при которой не только малейший акт направленный против государственной безопасности в точном смысле этого слова, но и всякий проступок, наносящий серьезный ущерб общественным интересам - вне зависимости от того, оговорен он конкретной статьей уголовного кодекса или нет, мог быть по усмотрению ОГПУ изъят из сферы компетенции обычных судов и разбираться за закрытыми дверьми с помощью судебных процедур и правил, которые никогда не становятся достоянием широкой общественности.

В быстром расширении компетенции ОГПУ отразилась общественная атмосфера того периода. Этот процесс скорее явился результатом напряженной экономической и политической ситуации, чем следствием какого-то конкретного решения.

Ужесточение уголовного законодательства, возрастание роли ОГПУ в хозяйственной жизни, свидетельствовало о повороте от рыночной экономики к складывающейся командно-административной системе. В этих условиях органы государственной безопасности являлись как бы инструментом поддержания сталинского политического режима.

Меняющееся отношение к закону и особенно более жесткие санкции, применявшиеся к виновным в тяжких преступлениях, являлись характерными признаками постепенного вытеснения частнокапиталистических элементов представителями концепции плановой экономики.

XV партконференция в октябре 1926 года объявила, что величайшая историческая задача строительства социалистического общества властно требует сосредоточения всех сил партии, государства и рабочего класса на вопросах хозяйственной политики. Увязывание государства, партии и рабочего класса свидетельствовало о том, что становление социализма предполагает укрепление, а не отмирание государственной власти.

Встала задача полного сворачивания НЭПа. В тезисах о методах работы экономуправления ГПУ отмечалось: "Новая Экономическая политика - политика государственного капитализма - ставит своей задачей социалистическое накопление. В условиях данного момента продолжается острая классовая борьба: борьба государственного капитала "социалистического" и частного капитала "собственнического". Было отмечено, что в период применения НЭПа положение сложилось "не в нашу пользу". "Сплоченность спецов и торговцев надо разбить, внести в их среду расслоение".43

Cтихийность НЭПа не устраивала, предполагалось преодолеть ее планированием, и здесь право должно было стать инструментом планирования. Был сделан упор на классовый характер права. Цель в праве - это "сознательная цель класса".44

Все это привело к новой концепции "советского права как и права переходного периода от капитализма к коммунизму" как права государства, где власть находится в руках пролетариата в союзе с трудящимися крестьянскими массами.45

 

Список источников и литературы:


 

1 Центральный архив ФСБ РФ - Ф.66. - Оп.6. - Пор.32. - Л.1-а.

2 там же - Ф.1-ос. -Оп.5. - Пор.7. - Л.43.

3 там же - Ф.66. - Оп.1Т. - Пор.1. - Л.148.

4 Архив Президента России. - Ф.3. - Оп.58. - Д.2. - Л.25.

5 Центральный архив ФСБ РФ - Ф.1. - Оп.5. - Пор.172. - Л.23.

6 там же - Ф.1. - Оп.6. - Пор.454. - Л.8.

7 там же - Ф.66. - Оп.1. -Пор.126. - Л.8.

8 там же - Ф.2. - Оп.1. -Пор.56. - Л.54.

9 там же - Ф.66. - Оп.1-Т. - Пор.45. - Л.1-3.

10 там же . - Ф. лич.дел N 307296. - Л.106-107.

11 I съезд Советов СССР, 5 июля 1923 г.: Стен.отчет.- М.: Политиздат, 1923. - Прил.I. - С.6.

12 ЦА ФСБ России. - Ф.2. - Оп.1. - Пор.55. - Л.1-2.

13 там же - Ф.2. - Оп.1. - Пор.55. - Л.1-2.

14 там же - Ф.КПИ. - Пор.468. - Л.130.

15 там же - Ф.2. - Оп.1. - Пор.56. - Л.98-118.

16 там же - Ф.1-ос. - Оп.5. - Пор.10. - Л.46-50.

17 там же -Ф.2. - Оп.1. - Пор.740. - Л.13.

18 там же - Ф.2. -Оп.2. - Пор.13. - Л.25.

19 там же. - Ф.2. - Оп.6. - Пор.51. - Л.222-223.

20 там же. - Ф. 66, оп. 1, д. 218. л.641-642

21 там же - Ф.66. - Оп.1. - Пор.185. - Л.287-290.

22 там же -Ф.66. - Оп.1. - Пор.186. - Л.261.

23 там же - Ф.2. - Оп.1. - Пор.55. - Л.6-7.

24 там же -Ф.66. - Оп.1. - Пор.150. - Л.174-176.

25 там же. - Ф.66. - Оп.1-Т. - Пор.35. - Л.30.

26 Архив Президента России. - Ф.26. -Оп.1. - Д.88. - Л.4.

27 ЦА ФСБ России. - Ф.66. - Оп.1. - Пор.185. - Л.315.

28 Государственный Архив РФ. - Ф.374. -Д.1114. - С.13.

29 там же Ф.374. - Оп.27. - Д.1114. - С.9.

30 ЦА ФСБ России. - Ф.66. - Оп.1. - Пор.164. - С.17.

31 там же - Ф.66. - Оп.1. - Пор.185. - Л.247-248.

32 там же - Ф.66. - Оп.1-Т. - Пор.35. - Л.34.

33 там же.

34 там же - Ф.66. - Оп.1. - Пор.114. - Л.173-174.

35 там же - Ф.1. - Оп.6. - Пор.713. - Л.7-10.

36 там же - Ф.2. - Оп.1. - Пор.58. - С.85.

37 там же - Ф.2-ос. - Оп.1. - Пор.1. - Л.157.

38 АП РФ Ф-3. - Оп.57. - Д.73. л. 9

39 там же л.23

40 там же л.29

41 там же л.37

42Так, 1 сентября 1932 года Политбюро ЦК (прот. 114, п.27) в виду отъезда в отпуска Калинина и Шкирятова заменило их Енукидзе и Акуловым. АП РФ - Ф.3. - Оп.57. - Д.60. л.11.

16 января 1933 года Политбюро ЦК (прот. 128, п.17) вводит в состав комиссии по судебным делам новых членов - Ягоду и Прокофьева. АП РФ - Ф.3. - Оп.57. - Д.73. л.112. 23 января 1937 года вводит в состав судебной комиссии Ежова Н.И., освободив от обязанностей членов комиссии Ягоду Г.Г. и Прокофьева Г.Е. (прот. 45, п.177). АП РФ - Ф.3. - Оп.57. - Д.73. л.123,124

17 января 1939 года М. Калинин в связи с проишедшими перемещениями вынужден вновь обратится в Политбюро ЦК ВКП(б) с просьбой ввести в состав судебной комиссии Берия Л.П. с заменой Меркуловым В.Н. одновременно освободив от обязанностей члена комиссии Ежова Н.И. 19 января 1939 года Политбюро ЦК (прот. 67, п.122) утвердило предложение Калинина. АП РФ - Ф.3. - Оп.57. - Д.73. л.128,129

43 ЦА ФСБ России. -Ф.2. - Оп.1. - Пор.55. - С.67.

44 Энциклопедия государства и права - М., 1927. - Т.3. - С.148.

45 там же - М., 1925. - Т.2. - С.922.

22.05.08 / Просмотров: 7340 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать страницу в социальных сетях

В браузере Mozilla Firefox это не работает

 Поиск по сайту
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2022 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.