Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумыИсторические чтения на Лубянке


Часть 2

Интернируйте всех итальянских, финских, румынских, венгерских, сло­вацких подданных. До особого распоряжения всех интернированных содержите под охра­ной.

№314

 

Директива НКГБ СССР № 140 об интернировании граждан стран-сателлитов фашистской Германии в связи с началом войны

 

25 июня 1941 г.

 

Всем наркомам госбезопасности союзных, автономных республик, на­чальникам УНКГБ краев и областей

Интернируйте всех итальянских, финских, румынских, венгерских, сло­вацких подданных.

До особого распоряжения всех интернированных содержите под охра­ной. По договоренности с НКВД охрана возлагается на них.

В отношении бывших подданных этих стран руководствуйтесь телеграф­ным распоряжением № 6098'.

 

Народный комиссар

государственной безопасности СССР                          Меркулов

 

ЦА ФСБ России

 

'Документ не публшлеiся.


Приказ НКВД СССР № 00804 о мероприятиях по борьбе с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе

25 июня 1941 г.

Во исполнение постановления Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 24 июня 1941 г. «О мероприятиях по борьбе с парашютными десан­тами и диверсантами противника в прифронтовой полосе»

приказываю:

1.  Для обеспечения своевременной успешной борьбы с парашютными десантами и диверсантами противника в прифронтовой полосе организо­вать в НКВД СССР штаб, а в НКВД-УНКВД по г. Ленинграду и Ленинград­ской области, Мурманской, Калининской областям, Карело-Финской, Ук­раинской, Белорусской, Эстонской, Латвийской, Литовской и Молдавской ССР, Крымской АССР, по Ростовской области. Краснодарскому краю и за­падной части Грузинской ССР — оперативные группы.

2.  Назначить по штабу НКВД СССР:

начальником штаба генерал-майора Петрова ГА. — начальника управле­ния ГУПВ НКВД СССР.

3.  Генерал-майору Петрову немедленно приступить к организации рабо­ты в соответствии с данными ему указаниями.

4.  Наркомам внутренних дел, начальникам УНКВД [перечисленных выше] республик, краев и областей совместно с начальниками оперативных групп и органов НКГБ в 24 часа организовать при городских, районных и уездных от­делах (отделениях) НКВД истребительные батальоны по борьбе с парашютны­ми десантами и диверсантами противника численностью 100-200 человек каж­дый и об исполнении донести по телеграф)

5.  Начальникам истребительных батальонов назначить надежных и бое­вых оперативных работников НКВД, преимущественно из пограничных и внутренних войск и оперативных работников милиции.

6.  Истребительные батальоны комплектовать из числа проверенных, смелых, самоотверженных коммунистов, комсомольцев, советских активи­стов, способных владеть оружием, без отрыва их от постоянной работы.

Для поддержания постоянной связи с бойцами истребительных батальо­нов и обеспечения своевременного их сбора в необходимых случаях органи­зовать при истребительных батальонах группы связи, на которые возложить несение постоянного дежурства.

7.  Начальникам истребительных батальонов для успешного выполне-
ния возложенных на них задач создать в колхозах, совхозах и на отдель-
ных промышленных предприятиях в районах своей деятельности группы
содействия.


На группы содействия возложить информацию истребительных батальо­нов (как их командиров, так и в зависимости от конкретной обстановки от дельных бойцов) о всех случаях появления парашютных десантов и дивер­сантов противника в районе деятельности истребительных батальонов.

Начальникам истребительных батальонов систематически инструктиро­вать группы содействия, с тем чтобы своевременно быть в курсе о всяком вновь появившемся диверсанте и обеспечить его уничтожение.

8.  Начальники истребительных батальонов, а также каждый боец истре бительного батальона должны быть тесно связаны с широкими слоями тру­дящихся, партийно-комсомольскими и пионерскими организациями для использования их в своевременном выявлении и ликвидации диверсантов, забрасываемых противником на территорию СССР,

9.  Начальники истребительных батальонов выделяют в районе своей де­ятельности наиболее важные промышленные предприятия, железнодорож­ные сооружения, электростанции, мосты и другие объекты, могущие быть подвергнутыми нападению со стороны парашютных десантов и диверсантов противника, и принимают необходимые меры для усиления охраны и на­блюдения за этими объектами.

10. Начальники истребительных батальонов должны привлекать в каче­стве наблюдателей за возможным появлением парашютных десантов и ди­версантов противника пастухов, лесников, путеобходчиков железных дорог,, ремонтных рабочих шоссейных дорог, которых необходимо соответствую­щим образом проинструктировать. Особое внимание уделить использова­нию в этом направлении сотрудников сельской милиции.

11. В случае возможной высадки противником многочисленного пара­шютного десанта или групп диверсантов начальники истребительных бата­льонов обязаны прибегать к помощи близрасположенных воинских частей НКВД и Красной Армии

12. Начальникам истребительных батальонов наладить действенную связь с соответствующими органами НКВД для обеспечения своевременной, информации их о ходе проводимых операций по уничтожению диверсантов, противника.

13. Начальники истребительных батальонов должны учитывать возмож­ность дезинформационных сообщений со стороны антисоветского элемен­та о появлении парашютных десантов и диверсантов противника. Поэтому каждое сообщение необходимо подвергать немедленной проверке.

14. Истребительным батальонам предоставляется право использования в, необходимых случаях всех видов местного транспорта и связи (автомашин, мотоциклов, велосипедов, лошадей, подвод, телефона, телеграфа, радио и пр.).

15 Начальнику Управления военного снабжения НКВД СССР генерал-, майору интендантской службы Вургафту1 вооружить каждый истребитель­ный батальон городского, районного и уездного отделов (отделений) НКВД двумя ручными пулеметами, винтовками, револьверами, необходимыми бо­еприпасами и по возможности гранатами.

 

'Вургафт Александр Алексеевич (1905-1947) — генерал-майор интендантской службы (1941). С марта 1939 г.— начальник Главного управления военного снабжения НКВД СССР, с 1941 г. — начальник Управления военного снабжения НКВД СССР. С декабря 1946 г.— начальник Управления военного снабжения МВД Вологодского округа.

16. С настоящим приказом ознакомить первых секретарей ЦК компар­тий союзных республик, крайкомов и обкомов ВКП(б), председателей Сов­наркомов республик и председателей краевых и областных исполкомов Со­ветов [депутатов] трудящихся.

Приказ ввести в действие по телеграфу.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР          Л.Берия

ЦА ФСБ России

 

 

№316

Приказ № 1 начальника гарнизона г. Москвы

об обеспечении общественного порядка и государственной безопасности в г. Москве

 

25 июня 1941 г.

В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 22 ию­ня 1941 г. об объявлении в г. Москве военного положения в целях обеспече­ния в г. Москве общественного порядка и государственной безопасности

приказываю:

1.  Время работы учреждений и организаций местного и областного зна­чения установить с 8 час. 30 мин. утра, союзного и республиканского значе­ния — с 9 час. утра.

2.  Театрам, паркам, кино, клубам и другим зрелищным предприятиям свою работу заканчивать не позднее 22 час. 45 мин.

3.  Торговым предприятиям (магазины, палатки, рынки и др.), предприя­тиям общественного питания (рестораны, столовые, кафе и др.) и предпри­ятиям коммунального обслуживания (бани, прачечные, парикмахерские и др.) заканчивать свою работу в 22 час. 45 мин.

4.  Воспретить въезд в г. Москву всем лицам, не прописанным на житель­ство в г. Москве, за исключением лиц, специально командированных по вы­зовам народных комиссаров СССР и РСФСР.

Примечание. Рабочим и служащим пригородов, работающим в г. Москве, разрешается въезд в г. Москву по специальным пропускам предприятий и учреждений.

5.  Запретить фотографирование и производство киносъемок в пределах г. Москвы без разрешения коменданта гарнизона г. Москвы.

6.  Воспретить движение по г. Москве легкового транспорта и пешеходов с 24 час. до 4 час. 00. мин., за исключением лиц, имеющих специальные про­пуска.

Примечание. Во время воздушной тревоги транспорт и пешеходы дейст­вуют в соответствии с правилами местной противовоздушной обороны.

7.  За невыполнение настоящего приказа виновные подлежат наказанию по законам военного времени.

8.  Наблюдение за точным и неуклонным выполнением настоящего прика­за возлагаю на коменданта гарнизона г. Москвы генерал-майора Ревякина1.

9.  Настоящий приказ ввести в действие с 24 час. 00 мин. 27 июня 1941 г.

 

Начальник гарнизона г. Москвы

генерал-лейтенант                                                        Захаркин1

Печатается по: Вечерняя Москва, 1941, 26 июня.

 

 

 

№317

Телеграмма № 733 командования пограничных войск НКВД СССР

25 июня 1941 г.

 

Всем частям зоны заграждения

'Ревякин Василий Андреевич — генерал-майор (1940). С сентября 1939 г. — комендант г. Москвы, одновременно с марта по май 1941 г. — заместитель командира 7-го механизи­рованного корпуса. С октября 1941 г. — заместитель командующего 43-й армией Западно­го фронта. С декабря 1941 г. — командир 8-й гвардейской стрелковой дивизии им. генера­ла И.В.Панфилова. С января 1942 г. — исполняющий должность командира 160-й стрелко­вой дивизии, с февраля 1942 г. — исполняющий должность командира 1 -й гвардейской мо­тострелковой дивизии (Западный фронт). С января 1943 г. — исполняющий должность ко­мандира, а с апреля 1943 г. — командир 164-й стрелковой дивизии (Западный фронт), с ян­варя 1944 г. — исполняющий должность командира 65-го стрелкового корпуса. С февраля 1945 г. — исполняющий должность помощника уполномоченного СНК СССР но делам ре­патриации советских граждан из Германии. С мая 1946 г. — начальник курса курсов «Выст­рел». С ноября 1949 г. — заместитель начальника курсов «Выстрел». В сентябре 1953 г. уво­лен в запас по возрасту. С мая 1954 г. — начальник кафедры военного факультета Москов­ского финансового института.

23ахаркин Иван Григорьевич (1889-1944) — генерал-полковник (1943). С июля 1938 г.заместитель командующего войсками Московского военного округа. В 1939 г. — команду­ющий 10-й армией. В 1941 г. — начальник гарнизона г. Москвы. С декабря 1942 г. командо­вал 49-й армией на Западном фронте. С июня 1943 г. — заместитель командующего войска­ми Центрального, а с октября 1943 г. — Белорусского фронтов. С марта 1944 г. — команду­ющий войсками Одесского военного округа. Погиб в автомобильной катастрофе 15 октя­бря 1944 г.


По прибытии пограничников с линии границы повсеместно проведите митинги, передайте бойцам, командирам наше приветствие: Родина благо­дарна своим сынам-пограничникам, доблестно выполнившим боевой при­каз по защите государственных границ. Вы первые дали должный отпор за­рвавшимся гитлеровцам. Вы дрались, как истинные патриоты нашего вели­кого Отечества, достойные сыны своих предков. Деритесь впредь, как львы, уничтожайте ненавистных германских фашистов. Наше дело правое. Враг будет разбит. Мы победим. Да здравствует наша священная Родина!

Начальник Главного управления пофаничных войск НКВД СССР
генерал-лейтенант                                                          Соколов

Начальник Управления политической пропаганды войск НКВД СССР
дивизионный комиссар                                              Мироненко'

ЦА ФСБ России

№318

Сообщение УНКГБ по Тамбовской области № 56 в НКГБ СССР об интернировании германских граждан и ходе мобилизации призывников2

25 июня 1941 г.

Задание о строгом домашнем аресте бывшего министра Литвы Урбшиса3 и его жены, об интернировании германских подданных выполнено — ин­тернировано шесть человек. Мобилизация в первые дни проходит успешно, настроение населения и призывников хорошее, повсеместно в городах и се­лах отмечается подача заявлений о добровольном вступлении в армию. Контрреволюционные элементы по материалам изымаем.

'Мироненко Петр Никифорович (1901-1983) — генерал-лейтенант (1944). С марта 1939 г. — начальник Политуправления погранвойск НКВД СССР. С августа 1940 г. — на­чальник Главного управления политической пропаганды войск НКВД СССР. С февраля 1941 г. — начальник Управления политической пропаганды войск НКВД СССР. С июля 1941 г. — начальник Политического управления пограничных войск НКВД-МВД СССР. С марта 1948 г. — начальник Управления пограничных войск МВД Закарпатского округа, а за­тем Ленинградского округа. С августа 1951 г. — заместитель министра государственной безо­пасности СССР. С апреля 1953 г. — начальник Управления пограничных войск МВД Литов­ского округа. С июня 1953 г. — начальник Управления пограничных войск МВД Прибалтий­ского округа, с марта 1954 г. — начальник Управления пограничных войск Ленинградского ок­руга. Приказом КГБ при СМ СССР № 353 от 18 августа 1959 г. уволен в отставку по болезни.

'Передано шифром.

'Урбшис Юозас Казимирович, бывший министр иностранных дел буржуазной Литвы, и его жена, Урбшис Мария Францевна, с 1940 г. находились на спецпоселении в Тамбов­ской области. В 1956 г. они были освобождены и возвратились в Литовскую ССР.

4Митряшов Семен Трофимович (1903-1973) — полковник (1943). С января 1939 г. — на­чальник УНКВД по Тамбовской области, с июля 1941 г.— начальник УНКВД по Тамбовской области. С апреля 1944 г. — нарком госбезопасности Чувашской АССР, с июня 1946 г. — ми­нистр госбезопасности Чувашской АССР. В январе 1950 г. освобожден от занимаемой долж­ности с оставлением в распоряжении Управления кадров МГБ СССР. С апреля 1951 г.заместитель начальника Управления охраны МГБ Северной железной дороги. С декабря 1953 г. — начальник дорожного отдела милиции, он же заместитель начальника Дорожно-транспортного управления МВД Северной железной дороги. Приказом МВД СССР № 374 от 30 апреля 1959 г. уволен в отставку по выслуге установленных сроков службы.


Митряшов4ЦА ФСБ России

Из докладной записки УНКГБ по Куйбышевской области № М/17 в НКГБ СССР о проведенных мероприятиях в связи с начавшимися военными действиями с Германией

25 июня 1941 г.

После получения сведений о начавшихся военных действиях с Германи­ей и в соответствии с указанием народного комиссара весь аппарат УНКГБ был приведен в мобилизационную готовность.

Вечером 22 июня силами оперативного состава УНКГБ была произведе­на проверка состояния охраны на оборонных заводах № 42, 102, 15, 3, элек­тростанциях и других важных объектах области. Одновременно была прове­дена военизированная и пожарная охрана. По договоренности с УНКВД и командованием частей внутренних войск НКВД было увеличено количест­во постов на всех оборонных заводах.

Разработана и введена в действие новая дислокация охраны железной дороги имени В.В.Куйбышева. Дополнительно под охрану взято 7 железно­дорожных мостов и 13 водокачек, ранее не охранявшихся.

Все предприятия области 22, 23 и 24 июня работали нормально.

В течение 22, 23 и 24 июня настроение населения характеризуется поло­жительно, активных проявлений антисоветских элементов не отмечено. Мобилизация в Красную Армию проходит нормально.

В райвоенкоматы поступает большое количество заявлений о желании добровольно вступить в ряды Красной Армии.

Для более широкого освещения настроений населения и в целях усиле­ния агентурной работы на важнейших оборонных участках приняты меры к восстановлению законсервированных резидентур осведомления, главным образом по оборонным предприятиям и на транспорте...

О дальнейших мероприятиях и их результатах будем информировать.

Начальник УНКГБ по Куйбышевской области              Мапенков'

ЦА ФСБ России

'Лапенков Николай Ефимович — полковник (1957). С февраля 1941 г. — начальник УНКГБ по Куйбышевской области. Сдекабря 1941 г.— заместитель начальника 1-го отде­ла ЭКУ НКВД СССР. С января 1943 г. — начальник ЭКО УНКВД по Ульяновской облас­ти, с июля 1943 г. — заместитель начальника УНКВД по Ульяновской области. С 1946 г.заместитель начальника Управления НКВД Советской военной администрации в Герма­нии. С февратя 1948 г. — заместитель начальника УМВД по Читинской области. С октяб­ря 1950 г. — начальник отдела леса и топлива Главного управления СГУ МВД СССР. С мая 1951 г. — начальник отдела заводов СГУ МВД СССР. С апреля 1953 г.— заместитель на­чальника 2-го отдела 5-го Управления МВД СССР. С мая 1953 г.— начальник 1-го отделе­ния 2-го отдела 5-го Управления МВД СССР. С апреля 1954 г. — начальник 2-го отделения 1-го отдела 5-го Управления КГБ при СМ СССР. В мае 1957 г. назначен заместителем ди­ректора НАГИ по режиму и охране Министерства авиационной промышленности СССР и зачислен в действующий резерв КГБ. Приказом КГБ при СМ СССР № 326 от 27 авгус­та 1968 г.уволен в отставку по выслуге лет.

Из директивы НКГБ СССР № 147 о мероприятиях по борьбе с немецкими

диверсантами, забрасываемыми в прифронтовые и тыловые районы СССР

26 июня 1941 г.

 

Немецкими войсками в прифронтовой полосе высаживаются на пара­шютах диверсанты. Не исключается возможность проникновения диверсан­тов в наши тылы для проведения подрывной работы. В дополнение ранее данных указаний

приказываю:

максимально мобилизовать внимание агентурно-осведомительной сети, в первую очередь на предприятиях оборонной промышленности, в местах расположения важнейших железнодорожных сооружений, мостов, электро­станций, телеграфно-телефонной связи, водопроводов и водохранилищ и т.д., для своевременного выявления и изъятия всех подозрительных на ди­версию лиц.

[...]

Непрестанно подымать чекистскую бдительность работников НКГБ, до­биваясь высокой продуктивности в их практической работе по борьбе с вра­гами советского народа.

Нарком госбезопасности СССР                                   Меркулов

ЦА ФСБ России

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

'Директива была направлена всем наркомам госбезопасности республик, начальникам УНКГБ краев, областей.

Указание заместителя народного комиссара

внутренних дел СССР № 31 об организации охраны тыла Действующей Красной Армии1

26 июня 1941 г.

 

Начальниками охраны войскового тыла назначены:

Северного фронта — начальник пограничных войск НКВД Ленинград­ского фронта генерал-лейтенант ГА.Степанов2;

Северо-Западного фронта — начальник пограничных войск НКВД При­балтийского округа генерал-майор К.И.Ракутин3;

Западного фронта — начальник пограничных войск НКВД СССР гене­рал-лейтенант ГГ. Соколов;

Юго-Западного фронта — начальник пограничных войск НКВД Украин­ского округа генерал-майор В.А. Хоменко;

Южного фронта — начальник пограничных войск НКВД Молдавского округа генерал-майор Н.П.Никольский4.

Начальники охраны войскового тыла этих фронтов выполняют обязан­ности по наведению порядка в войсковом тылу, очищению тыловых дорог от беженцев, обеспечению подвоза и эвакуации, обеспечению бесперебойной связи.

Приказываю:

'См. документ№312.

2Степанов Григорий Алексеевич (1897-1963) — генерал-лейтенант (1940). В 1939-1940 гг. — помощник командующего 7-й армией. В июне 1941 г. — начальник пограничных войск НКВД Ленинградского фронта, с 26 июня 1941 г. — начальник охраны войскового тыла Се­верного фронта. В 1942 г. — начальник Управления погранвойск НКВД по охране тыла Ле­нинградского фронта, по совместительству заместитель начальника УНКВД по милиции г. Ленинграда. С июля 1944 г. — начальник Управления пограничных войск НКВД по охра­не тыла Ленинградского фронта. После войны — начальник УПВ МВД—МГБ Ленинград­ского округа. Приказом МГБ СССР № 3267 от 20 июня 1951 г. уволен в запас по болезни.

"Ракутин Константин Иванович (1901-1941) — генерал-майор (1940), Герой Советско­го Союза (1990). В 1940-1941 гг. — начальник Управления пограничных войск НКВД При­балтийского округа, начальник охраны войскового тыла Северо-Западного фронта. С ию­ля 1941 г. — командующий 31-й, затем 24-й армией. Погиб 9 октября 1941 г. в бою западнее Вязьмы.

Никольский Николай Петрович (1902-1972) — генерал-майор. В 1941 г. — начальник Управления погранвойск НКВД Молдавского округа, начальник охраны войскового тыла Южного фронта, затем командовал грозненской стрелковой дивизией НКВД. С марта 1949 г. находился на руководящей работе в Управлении конвойных войск МВД СССР.

немедленно передать в оперативное подчинение пограничные, опера­тивные, конвойные [войска], войска НКВД по охране железнодорожных со­оружений и особо важных предприятий промышленности, находящиеся на территории Карело-Финской, Эстонской ССР, Мурманской и Ленинград­ской областей, в распоряжение начальника охраны войскового тыла Север­ного фронта;

на территории Латвийской и Литовской ССР — в распоряжение началь­ника охраны войскового тыла Северо-Западного фронта;

на территории Белорусской ССР, Калининской и Смоленской областей — в распоряжение начальника охраны войскового тыла Западного фронта;

на территории Украинской ССР — в распоряжение начальника охраны войскового тыла Юго-Западного фронта;

на территории Молдавской ССР и Одесской области — в распоряжение начальника охраны войскового тыла Южного фронта.

Заместитель народного комиссара внутренних дел Союза ССР
генерал-лейтенант                                                   Масленников

ЦА ФСБ России

 

№322

 

Директива НКВД СССР № 2115/Б наркому внутренних дел БССР, начальнику погранвойск Белорусского округа,

начальникам УНКВД по Калининской и Смоленской областям об оказании содействия начальнику охраны войскового тыла Западного фронта в деле обеспечения безопасности тыла

26 июня 1941 г.

 

В целях охраны войскового тыла и наведения там строжайшего порядка решением правительства введен институт фронтовых и армейских началь­ников охраны войсковых тылов.

Начальником охраны войскового тыла Западного фронта назначен гене­рал-лейтенант начальник погранвойск НКВД тов. Соколов.

Приказываю:

1.  Передать в оперативное подчинение начальнику охраны войсково­го тыла Западного фронта тов. Соколову войска НКВД, истребительные батальоны и милицию на территории БССР, Калининской и Смоленской областей.

2.  На начальника охраны войскового тыла возложена обязанность наведе­ния порядка в войсковом тылу, очищения тыловых дорог войск от беженцев, ловли дезертиров, очистки путей сообщения, регулирования подвоза и эваку­ации, обеспечения бесперебойной работы связи и ликвидации диверсантов.

3. Обязываю начальников органов НКВД, командиров частей и под­разделений войск НКВД и начальников органов милиции оказывать тов. Соколову всемерное содействие в выполнении возложенных на него задач.

 

Народный комиссар внутренних дел СССР                    Л. Берия

 

ЦА ФСБ России

 

№323

 

Директива НКГБ СССР № 148 об аресте и предании суду военного трибунала распространителей панических слухов, пытающихся дезорганизовать тыл

 

26 июня 1941 г.

 

Всем наркомам государственной безопасности республик, начальникам управлений НКГБ краев и областей

Германские разведывательные органы, по точным данным НКГБ СССР, в целях дезорганизации тыла через свою агентуру распространяют для созда­ния паники среди населения, главным образом прифронтовой полосы, слу­хи о приближении немецких войск.

Предлагаю всех лиц, занимающихся распространением панических слу­хов, пытающихся внести дезорганизацию среди населения, арестовывать и предавать суду военного трибунала.

 

Народный комиссар

государственной безопасности Союза ССР                 Меркулов

 

ЦА ФСБ России


Из спецсводки УНКГБ и УНКВД по г. Москве и Московской области № 1/353 заместителю наркома госбезопасности СССР Б.З.Кобулову о ходе мобилизации по г. Москве и Московской области

26 июня 1941 г.

 

В ходе мобилизации по г. Москве и Московской области продолжают иметь место отдельные недочеты.

В Октябрьский райвоенкомат 24 июня подлежало явке 1800 человек, явилось же только 814.

Из-за нераспорядительности Ростокинского райвоенкомата и горвоен­комата на призывном пункте № 270 призванные несвоевременно отправля­ются. Некоторые группы мобилизованных по двое суток не отправляются. Спят на голом полу, не получают горячей пищи.

Неорганизованно проходит мобилизация на призывном пункте № 208 Октябрьского района — создаются большие очереди. Сформированные ко­манды не отправляются по двое суток.

24 июня подлежал комплектованию и отправке эшелон № 1042 в количе­стве 2300 человек. По вине военкоматов, не обеспечивших своевременную явку военнообязанных, эшелон отправился в составе 878 человек.

Мособлвоенкомат и Мосгорвоенкомат не обеспечили явку 1772 человек.

Значительное число военнообязанных в Клинском районе является на призывные пункты в пьяном виде.

Из-за плохой организации работы призывных пунктов военнообязанные сутками дожидаются назначения. Некоторые из них отлучаются к родствен­никам и пьянствуют...

Зам. начальника Главпарфюмера Смирнов отказался поставить выделен­ные в порядке мобилизации автомашины и укрыл резиновые покрышки для них. Смирнов привлекается к уголовной ответственности.

Среди отдельной части призывников отмечены случаи недисциплиниро­ванности и отказа от службы в Красной Армии.

Военнообязанный Гусев, рабочий торфоразработок, в целях уклонения от призыва в Красную Армию ранил себя холодным оружием. Ведется рас­следование.

Красноармеец 226-го отдельного саперного батальона Мельников ... по­кончил жизнь самоубийством, бросившись под поезд.

За уклонение от призыва арестован шофер артели «Пресс» Голубь.

На призывном пункте при школе № 442 (1-й Марьинский проезд, д. 3) из окна выбросился призывник Мишуров, который с переломом ноги отправ­лен в Институт Склифосовского.


За последние дни в г. Москве и Московской области участились случаи хулиганских и уголовных проявлений.

Если за 21-22 июня зарегистрировано было только 7 случаев хулиганст­ва, то за 23 июня количество этих проявлений возросло до 23, в том числе 3 случая хулиганства с поножовщиной.

Принятыми мерами по усилению борьбы с уголовно-преступным эле­ментом на 25 июня арестовано 123 человека...

 

Нач. УНКГБ по г. Москве и Московской области

комиссар госбезопасности 3 ранга                              Кубаткин

Нач. УНКВД по г. Москве и Московской области

ст. майор госбезопасности                                          Журавлев

 

ЦА ФСБ России

№325

Из сообщения токийской резидентуры НКГБ СССР о планах Японии в отношении СССР

26 июня 1941 г.

 

...В связи с советско-германской войной внешняя политика Японии... следующая:

-    Япония сейчас не имеет... намерений... объявить войну и встать на стороне Германии. Хотя неизвестно, как в дальнейшем изменится эта по­литика...

-    СССР... не будет предъявлено каких либо требований и не будет объ­явлено своего определенного отношения. Япония хочет молча смотреть на развитие войны и международные отношения.

Утверждают, что такая политика Японии объясняется следующим:

-    Япония не готова воевать с СССР. Не следует спешить с войной, так как если это нужно будет сделать, то чем позднее это будет, тем меньше жертв понесет Япония...

-    если Япония начнет войну против СССР, то Америка объявит войну Японии и последняя будет вынуждена бороться на два фронта.

 

ЦА ФСБ России


Из протокола № 34 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) о вывозе из Москвы государственных запасов драгоценных металлов, драгоценных камней, Алмазного фонда СССР и ценностей Оружейной Палаты Кремля

 

27 июня 1941 г.

 

Утвердить следующее постановление СНК СССР: «Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:

1.  Разрешить НКФ СССР, НКВД СССР и Управлению Кремля НКГБ вывезти из Москвы в Свердловск и Челябинск находящиеся в Государствен­ном хранилище драгоценные металлы, драгоценные камни, Алмазный фонд СССР и ценности Оружейной Палаты Кремля.

2.  Предложить Наркомторгу СССР немедленно сдать НКФ СССР имею­щиеся у него (сверх необходимого для реализации количества) запасы дра­гоценных металлов и драгоценных камней в изделиях, слитках, ломе и мо­нетах.

3.  Предложить НКПС СССР срочно предоставить в НКФ СССР и НКВД СССР необходимое количество вагонов для вывоза указанных в п. 1 данно­го постановления ценностей.

4.  Обязать Наркомлес РСФСР немедленно предоставить Гохрану НКВД СССР необходимое количество тары (ящики) для упаковки.

5.  Предложить НКВД СССР и НКФ СССР выделить необходимое коли­чество служебного персонала и воинской охраны для сопровождения и ох­раны вывозимых ценностей.

6.  Обязать НКВД СССР и НКФ СССР всю операцию по вывозу ценнос­тей провести в трехдневный срок.

7.  Обязать НКВД СССР изъять в Гохран НКВД СССР изделия из драго­ценных металлов и камней, находящиеся в музеях и Эрмитаже».

 

Секретарь ЦК

Печатается по: Источник, 1995, №2, с. 107.

Из директивы 3-го Управления НКО СССР № 35523 о работе органов 3-го Управления НКО в военное время

27 июня 1941 г.

Всем начальникам 3-х отделов военных округов, фронтов, армий, корпу­сов, начальникам 3-х отделений дивизий

В соответствии с требованиями, вызванными обстановкой военного вре­мени, задачи, определенные постановлением правительства от 8 февраля 1941 г. и положением о Третьем управлении НКО, требует усиления агентур-но-оперативной работы органов Третьего управления и дополнительных ме­роприятий, обеспечиваюших охрану государственной безопасности и бое­способность частей Красной Армии.

Впредь до получения Положения о работе органов Третьего управления НКО СССР в военное время руководствоваться следующим:

Функции органов Третьего управления НКО СССР в военное время должны слагаться из:

1)  агентурно-оперативной работы: а) в частях Красной Армии; б) [в] ты­лах, обеспечивающих действующие на фронте части: в) среди гражданского окружения;

2)  борьбы с дезертирством;

3)  работы на территории противника.

1. Работа в частях Красной Армии, действующих на фронте

Работа в частях Красной Армии, действующих на фронте, складывается из: работы с агентурно-осведомительным аппаратом; оперативно-профилактической деятельности органов Третьего управления.

[...]

Оперативная деятельность органов Третьего управления

1.  Органы Третьего управления проводят работу по недопуску в армию и очистке армии от вражеского элемента.

2.  По вскрытым фактам вражеских действий органы Третьего управления принимают решительные меры пресечения, вплоть до ареста.

3.  Органы Третьего управления организуют борьбу с диверсионными группами и отдельными диверсантами противника, используя приданные им воинские подразделения.

4.  По всем выявленным недочетам оперативный состав немедленно дол­жен проинформировать командование и добиваться их устранения.

5.  Органы Третьего управления срочно сообщают в вышестоящие органы Управления по всем недочетам в боевом обеспечении и политическом состо­янии частей и о проявлениях вражеской деятельности и принятым мерам.

6.  Органы Третьего управления производят дознание, расследование и следствие по всем фактам и случаям преступной деятельности как военно­служащих, так и лиц гражданского окружения по делам, связанным с воен­нослужащими:

а)  по всем пунктам ст. 58 УК РСФСР и соответствующим статьям УК на-
циональных республик;

б)  по ст. 193, пп. 20, 21, 22, 23, 24, 25' и соответствующим статьям УК на-
циональных республик.

7.  Начальники органов Третьего управления имеют право производить
аресты военнослужащих всех степеней за совершенные преступления по по-
лучении соответствующей санкции вышестоящего начальника органов Тре-
тьего управления и командования:

а)  лиц рядового и младшего начсостава — с санкции командира дивизии,
корпуса;

б)  лиц среднего начсостава — с санкции военного совета армии, фронта;

в)  [лиц] старшего и высшего начсостава — с санкции народного комис-
сара обороны.

8.  Органы Третьего управления имеют право постановки вопроса перед
командованием о переводе военнослужащих рядового и младшего начсоста-
ва, а в отдельных случаях — среднего начсостава из одной части в другую по
соображениям оперативного характера.

2. Работа по тылу

Работа по чекистскому обслуживанию тыла слагается из обслуживания военных дорог.

1. Для чекистского обслуживания всех видов военных дорог (железных дорог, шоссейных, грунтовых) и водного транспорта по особому указанию создаются 3-й отделения военных дорог.

В задачи 3-х отделений входит:

а)  изучение и проверка всего личного состава дорог... очистка личного
состава дорог от подозрительных и не внушающих доверия лиц;

б)  выявление всех лиц, подозрительных по шпионажу и ведущих наблю-
дение за работой транспорта или интересующихся передвижением воинских
эшелонов;

в)  предотвращение диверсионных намерений и вредительских действий;

г)   оперативное обслуживание поездов (агентурное и официальное) с це-
лью розыска и задержания преступного элемента;

д)  предотвращение всех случаев перерыва сообщений по данной дороге и

 

'Пункты 20, 21, 22, 23,24 и 25 ст. 193 Уголовного кодекса РСФСР 1926 г. предусматрива­ли ответственность военнослужащих за воинские преступления, а именно: за сдачу непри­ятелю начальником вверенных ему военных сил, отступление от данных для боя распоряже­ний, самовольное оставление поля сражения, оставление погибающего корабля, шпионаж, разглашение сведений о Вооруженных Силах СССР и об обороноспособности Союза ССР

В то же время конструкции указанных статей допускали в ряде случаев расширитель­ное толкование, см.. например, ст. 1932':

«а) Самовольное отступление начальника от данных ему для боя распоряжений в це­лях способствования неприятелю...

б) То же деяние, совершенное не в целях способствования неприятелю, но вопреки во­енным правилам...», что создавало предпосылки для возможного необоснованного осуж­дения отдельных лиц из начальствующего состава РККА и ВМФ, сковывало их творчес­кую инициативу в боевой обстановке.

расследование таких случаев (повреждение дороги, мостов и пр.);

е)  выявление причин срыва нормальной работы дороги;

ж)  контроль за своевременным продвижением всех видов снабжения,
особенно боеприпасов, идущих на линию фронта;

з)  устранение создавшихся заторов и пробок на транспорте;

и)  установление и ликвидация задержки поездов и другого вида транс-
порта с воинскими грузами и воинских эшелонов;

к) контроль за документацией о передвижении и перевозках с целью пре­дотвращения разглашения данных о перевозимых грузах и других секретных данных;

л) выявление и предотвращение неправильной переадресовки грузов и эшелонов и проверка причин, вызывающих переадресовку;

м) установление и расследование всех случаев нарушения нормальной связи (повреждение проводов, аппаратуры и т.д.).

Оперативное обслуживание складов и ремонтных баз

Оперативно-чекистское обслуживание складов возлагается на оператив­ный состав, специально выделенный для этой цели, с расчетом, что на каж­дом головном складе должен быть оперативный работник, в задачи которо­го входит:

[...]

2)  контроль за правильной организацией и дислокацией войсковых скла­дов и рембаз в соответствии с оперативным направлением фронта;

3)  контроль за состоянием и работой складов:

а)  оперативные возможности складов по своевременной приемке боепри-
пасов, горючего, продовольствия и фуража и выброске на линию фронта;

б)  правильное и доброкачественное снаряжение боевого имущества и
проч.;

в)  своевременная и правильная адресовка грузов;

г)   состояние подъездных путей и их правильное использование;

4)  контроль за обеспечением безопасности складов:

а)  противодиверсионной охраны;

б)  общей охраны;

в)  противовоздушной обороны (маскировка складов, состояние артилле-
рийско-зенитных дивизионов и т.д.);

5)  расследование случаев несвоевременного снабжения, засылки в часть нетребуемого вооружения, имущества и продовольствия и привлечение ви­новных к ответственности:

6)  обслуживание военно-санитарных поездов, расследование ненор-мальностей в работе эвакуационных и пересыльных пунктов и задержек эва­куации раненых и привлечение виновных к ответственности;

7)  расследование всех случаев задержек направления в тыл военноплен­ных, перебежчиков и беженцев и привлечение виновных к ответственности.

3. Борьба с дезертирством

Организация подвижных контрольно-заградительных отрядов на доро­гах, железнодорожных узлах, для прочистки лесов и т.д., выделяемых коман­дованием, с включением их в состав оперативных работников органов Тре­тьего управления с задачами:

а)  задержания дезертиров;

б)  задержания всего подозрительного элемента, проникшего на линию
фронта;

в)  предварительного расследования, производимого оперативными ра-
ботниками органов Третьего управления НКО (1-2 дня) с последующей пе-
редачей материала вместе с задержанными по подсудности.

[-.]

Начальник Третьего управления НКО СССР

майор госбезопасности                                                  Михеев

ЦА ФСБ России

№328

Из докладной записки начальника УНКГБ

по Житомирской области № Ж/494/1 в НКГБ СССР и НКГБ УССР о проводимых мероприятиях в связи с началом военных действий

27 июня 1941 г.

 

22 июня с.г., на рассвете, сразу же после получения распоряжения народ­ного комиссара госбезопасности тов. Мешика о проведении ряда оператив­ных мероприятий был вызван весь оперативный состав УНКГБ, проведено оперативное совещание, на котором были намечены основные очередные задачи агентурно-оперативной работы. Тогда же были даны конкретные указания межрайотделам и отделениям НКГБ, оперотделению и оперпунк-там НКГБ на железнодорожном транспорте.

Весь оперативный и неоперативный состав УНКГБ и периферийных ор­ганов с 6 часов 22 июня находится на казарменном положении.

Тогда же, 22 июня с.г., для руководства всей агентурно-оперативной ра­ботой области создан оперативный штаб.

В соответствии с составленным планом работы во второй половине дня 22 июня с.г. начата операция по изъятию контрреволюционного элемента. Всего изъято за 22 — 25 июня с.г. 96 человек подучетного элемента. Задержа­ны и интернированы 8 иноподданных и не имеющих гражданства.

Операцию по изъятию контрреволюционного элемента продолжаем.

Для оказания практической помощи периферийным органам НКГБ 23 июня с.г. были откомандированы 9 человек руководящего оперативного со­става УНКГБ.

Начиная с 22 июня с.г. города области — Коростень, Овруч, Бердичев, Нов. Волынск и другие, отдельные промышленные предприятия и колхозы, а также поезда были подвергнуты неоднократной бомбардировке. Есть не­большие жертвы.

По сообщениям из МРО НКГБ и ГО НКВД, в районе мм. Словечно,

Чуднов, Ружин, Чаповичи и др. 23 и 25 июня якобы были высажены из са­молетов группы противника по 3-5 человек.

В районе г. Овруч нашей авиацией был сбит германский самолет «Юн­кере», экипаж которого, состоявший из 4 человек, взят в плен и направлен в НКГБ УССР.

Настроение у населения г. Житомира и области бодрое, патриотическое. Повышена бдительность — подозрительных лиц население задерживает, приводит в УНКГБ, в военную комендатуру, в НКВД, сообщает о них орга­нам УНКГБ, УНКВД. Активное участие в задержании подозрительных лиц принимают также и дети, которые оформились в группы по 8-10 человек и систематически наблюдают по городу1.

На настроении населения отражается большой наплыв беженцев из за­падных областей Украины, которые распространяют слухи о якобы полном разрушении городов Львова, Луцка, Ровно и др.

Используя это, антисоветский элемент активизирует свою контрреволю­ционную деятельность, распространяя ложные слухи, сея панику.

Так, например, по сообщению нашего источника «Жукова», проживаю­щий в г. Житомире Д.К. Гоженко, участвовавший в гражданскую войну в ев­рейских погромах и грабежах, после возвращения из ссылки уже 2 года ни­где не работает, живет роскошно. С началом войны расхаживает по улицам и распространяет ложные слухи, выдумывая все новые версии: «Киев го­рит», «Новоград-Волынск уже горит», «Немец знает, где бомбить» и т.д. Не­мецкие самолеты он встречает с восторгом.

Дворник Винниченко, раскулаченный, нашему источнику «Роту» за­явил: « 23 года пили нашу кровушку, обманывали народ, забирали послед­ний кусок хлеба. Такая обманчивая власть существовать не может».

Источник «Мерковой» сообщает, что 24 июня с.г. врач Рамо, разговари­вая с врачом Чернобульским, сказал: «Немцы сильны, занимают города один за другим». Цинично высказывался о жене тов. Молотова.

Возле универмага в с. Вчерайше в беседе с колхозниками сторож универ­мага Бриль Никита (бывший стражник) говорил: «Сегодня в Киеве бомби­ли, а ночью чтобы на Вчерайше полил свинцовый дождь и выбил их немно­го, то, может быть, лучше жилось бы»2.

Аналогичные агентурные донесения поступают от агентурно-осведоми-тельной сети беспрерывно.

Нами факты по этим агентурным донесениям перепроверяются и при подтверждении их производим аресты.

Деятельности антисоветского элемента способствуют радиопередачи фа­шистских станций.

По получении телеграммы из НКГБ УССР о принятии мер по забивке антисоветских передач, передаваемых в эфире радиостанциями Германии, Италии и других, нами были приняты следующие меры.

'Так в тексте документа. 2Так в тексте документа.

Открыта Житомирская станция МД, которая ежедневно ведет забивку антисоветских передач. Однако вследствие ее малой мощности забивка ве­дется только до 100 метров.

Радиостанции Германии и Италии в основном передают антисоветские передачи на длинных волнах, начиная с 450 до 540 метров, а с 24 час. и до 2 час. ночи ведут передачу на волнах 1300 и 1339 метров, и эти станции сво­бодно прослушиваются через мощные радиоприемники СВД-9, ТН-6 и др. Такие факты имеют место с начала военных действий, но, несмотря на то что противник систематически работает на указанных волнах, Московская и Киевская радиостанции никакой забивки не производят.

Одновременно с этим ставим в известность, что согласно телеграмме НКГБ УССР станция МД нами была открыта немедленно, однако сразу бы­ла получена телеграмма Житомирским облуправлением связи от замнарко-ма связи СССР тов. Сергейчука' (№ 18-6 от 25 июня с.г.) с предложением за­крыть МД и передать в распоряжение Генштаба РККА.

Просим урегулировать этот вопрос.

С началом военных действий как в г. Житомире, так и в других городах большие очереди за хлебом, мукой, крупой и пр.

По сообщению источника «Данилова», такие граждане города Житоми­ра, как Капцан, Талько и другие, становятся в очередь со своими семьями и получают продукты по 6-7 раз.

Сильно повысились цены на продукты питания на рынке, появилось много спекулянтов. Например, курицу колхозница продает за 16-18 рублей, у нее перекупает ее спекулянтка и продает уже за 30-35 рублей. Картошки, сала и мяса на базаре в продаже вовсе нет. Яйца вместо 4 рублей десяток про­дают по 8 рублей и т.д.

Нужной борьбы со спекулянтами, перекупщиками НКВД не ведет.

По этому вопросу приняты меры через обком КП(б)У.

О всех важных происшествиях в области регулярно информируем НКГБ УССР.

Следующую докладную записку вышлем завтра. Начальник УНКГБ по Житомирской области

капитан госбезопасности                                            Мартынов

'Сергейчук Константин Яковлевич (1906-1971) — в 1939-1944 гг. — 1-й заместитель наркома, в 1944-1948 гт. — нарком, министр связи СССР. С 1948 г. — на другой государст­венной и административной работе.

 

ЦА ФСБ России

Политдонесение заместителя начальника

1-й погранзаставы в политотдел 2-го пограничного отряда войск НКВД МССР о боевых действиях личного состава заставы против германо-румынских войск в первые дни войны*

[Не ранее 27 июня L941 г.]

22 июня 1941 г. в 4 час. утра со стороны румынского берега р. Прут был от­крыт интенсивный пулеметно-ружейный огонь и под прикрытием этого ог­ня со стороны правого берега р. Прут в районе Ниже-Заставского спуска про­тив с. Меделяны подготовлялась переправа. На плоту разместилось около 60 человек. В этом районе находилась группа сержанта Шатлова1: пулеметчик Зайцев2, Чиченков3, стрелки Корчагин, Русаков4, Саяпин5, Иксанов6, кото­рые своим огнем не дали противнику возможности переправиться и пришли на помошь группе под командой лейтенанта тов. Седнева7и младшего полит­рука Иващенко8, где совместно заняли оборону. При перестрелке был тяжело ранен пограничник Сергеев9, который скоропостижно скончался.

В ночь на 23 июня на участке было затишье. Утром 23 июня со стороны германо-румын был открыт артиллерийский и пулеметно-ружейный огонь, в район Нижне-Заставского спуска были направлены пограничники Ив-люшкин'" и Федоров" для наблюдения за правым берегом р. Прут. Дойдя до Нижне-Заставского спуска, пограничники Ивлюшкин и Федоров встрети­лись с группой уже переправившихся на наш берег германо-румынских сол­дат, завязалась перестрелка, в результате которой пограничник Ивлюшкин убил насмерть в упор румынского сержанта и двоих тяжело ранил. На юж­ной окраине с. Блиндешты была переправлена группа разведчиков-велоси­педистов, которая направилась в обход заставы. Со стороны Нижне-Застав­ского спуска переправилась еще [одна] большая группа румынских солдат. Комендант участка приказал отойти по направлению Петрешты.

Заняв оборону на скатах, к нам пришло подкрепление: взвод красноар­мейцев 241-го стрелкового полка. Вместе с ними застава с боем [нами] была взята в 12.00 дня, но в 3.00 [дня] со стороны германо-румын в направлении Нижне-Заставского спуска и направлении Скуляны пошли более крупные части при поддержке артиллерийского огня. Заставе угрожало окружение. Застава и взвод красноармейцев вынуждены были отойти и занять обратную оборону на скатах. В этот день лейтенант Лебедев12 с группой бойцов в соста­ве Долгова13, Барычева14, Ивлюшкина, находясь в разведке у р. Прут, подби­ли автомашины, шедшие к р. Прут с понтонами.

24 и 25 находились в обороне, 25 июня вечером при поддержке танков пошли в наступление и заняли заставу.

26 июня вечером группа пограничников под командой старшего лейте­нанта Зал есскогои при поддержке пехоты удерживали заставу.

Утром 27 июня группа пограничников в составе Долгова и Барычева, на­ходясь в разведке в направлении с. Глиндешты, столкнулась с разведкой противника. При перестрелке пограничник Долгов был ранен в обе руки, ефрейтор Барычев убил разведчика-автоматчика и доставил раненого Дол­гова на заставу. Со стороны германо-румын был открыт сильный артилле­рийский, минометный и пулеметный огонь по заставе, в результате были ра­нены замполитрука Трофимов и связист. Германо-румыны пошли в обход заставы, и застава вместе с 8-й пульротой, которая потеряла много бойцов, политрука и командира роты, отступила с боем в район с. Петрешты.

Младший сержант Валов"1 при наступлении наших танков на Скуляны ушел в разведку с бронемашиной, и с тех пор о нем ничего не знаем.

Зам. нач. заставы № 1

младший политрук                                                      Иващенко

ЦА ФСБ России

Примечания

'Шатлов М.П. — сержант, с 1938 г. служил на 1-й заставе 2-го пограничного отряда. 'Зайцев Петр Фомич — рядовой 2-го пограничного отряда. Пропал без вести 23 сентя­бря 1941 г.

3Ччченков Михаил Семенович — рядовой, стрелок, с 1940 г.служил на 1-й заставе 2-го пограничного отряда, затем в 95-м пограничном полку. Пропал без вести 17 мая 1942 г. на Керченском полуострове.

4Русаков Николай Дмитриевич — рядовой, стрелок, с 1938 г.служил на 1-й заставе 2-го пограничного отряда, затем в 23-м Краснознаменном пограничном отряде. Пропал без вести 2 августа 1941 г.

5Саяпин Михаил Ефимович] — рядовой, стрелок, с 1940 г.служил на 1-й заставе 2-го пограничного отряда.

6Иксанов Сатир Каримович (1918-1941) — рядовой, стрелок, с 1939 г. служил на 1-й за­ставе 2-го пограничного отряда, затем в 95-м пограничному полку. Погиб 23 декабря 1941 г

7Седнев Федор Дмитриевич — лейтенант, с 1939 г. — начальник 1-й заставы 2-го погра­ничного отряда, затем начальник штаба 3-го батальона 2-го пограничного полка. В мае 1944 г.откомандирован в распоряжение отдела кадров штаба 1 -го Украинского фронта для прохождения дальнейшей службы.

8Иващенко Никита Семенович — младший политрук, заместитель начальника 1-й за­ставы 2-го пограничного отряда. На службе в войсках НКВД — с мая 1936 г. Окончил уско­ренные курсы политруков при ВПУ им. К.Е.Ворошилова. Участвовал в боях у озера Хасан.

'Сергеев А.Ф. — рядовой, повар, с 1938 г. служил на 1-й заставе 2-го пограничного от­ряда. 22 июня 1941 г. был тяжело ранен в бою у с. Меделяны и умер от ран.

|0Ивлюшкин П.В. — рядовой, с 1940 г. служил на 1-й заставе 2-го пограничного отряда.

"Федоров Виктор Васильевич (1921-1941) — рядовой, стрелок 1-й заставы 2-го погра­ничного отряда. Погиб 14 августа 1941 г.

''Лебедев Александр Михайлович — лейтенант (1940). В войсках НКВД — с 1938 г. Окон­чил военное училище им. С.М.Кирова в г.Орджоникидзе в 1940 г. С 1940 г. — помощник началь­ника 4-й заставы, с 1941 г. — помощник начальника 1-й заставы 2-го пограничного отряда.

'^Долгов Николай Андреевич - ефрейтор, с 1938 г. служил на 1 -й заставе 2-го погранич­ного отряда.

14Барычев Алексей Емельянович — ефрейтор, с 1938 г.служил на 1-й заставе 2-го по­граничного отряда.

153алесский Павел Иванович (1909-1941) — старший лейтенант. С 1931 г. служил в вой­сках ОГПУ-НКВД. В 1935 г. окончил 4-ю Саратовскую пограншколу. В 1941 г. — начальник штаба погранкомендатуры 2-го пограничного отряда. Умер от ран 1 сентября 1941 г. в эва­когоспитале № 1177.

|6Валов Павел Михайлович — младший сержант, командир отделения 1-й заставы 2-го пограничного отряда. С 1939 г. служил в погранвойсках. Пропал без вести 27 июня 1941 г.

Из записей, сделанных дежурными секретарями, о посетителях И.В. Сталина за период с 21 по 28 июня 1941 г.*

[Не позднее 28 июня]

 

21 июня 1941 г.


1.  т. Молотов

2.  т. Ворошилов

3.  т. Берия

4.  т. Вознесенский

5.  т. Маленков

6.  т. Кузнецов1

7.  т. Тимошенко

8.  т. Сафонов2

9.  т. Тимошенко

10. т. Жуков

11. т. Буденный

12. т. Мехлис

13. т. Берия Последние вышли

1.  т. Молотов

2.  т. Берия

3.  т. Тимошенко

4.  т. Мехлис

5.  т. Жуков

6.  т. Маленков

7.  т. Микоян

8.  т. Каганович Л.М.

9.  т. Ворошилов

10. т. Вышинский

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

22 июня 1941 г.


 

18.27

19.05

19.05

19.05

19.05

19.05

19.05

19.05

20.50

20.50

20.50 -

21.55

22.40

23.00

   23.00 23.00 20.15 22.20 20.15 20.15 20.15 22.20 22.20

   22.00 22.20 23.00 23.00

вход 5.45 выход 12.05 вход 5.45 выход 9.20 вход 5.45 выход 8.30 вход 5.45 выход 8.30 вход 5.45 выход 8.30 вход 7.30 выход 9.20 вход 7.55 выход 9.30 вход в 8.00 выход 9.35 вход 8.00 выход 10.15 вход 7.30 выход 10.40


 

И. т. Кузнецов

вход 8.15

 

выход 8.30

12. т. Димитров3

вход 8.40

 

выход 10.40

13. т. Мануильский4

вход 8.40

 

выход 10.40

14. т. Кузнецов

вход 9.40

 

выход 10.20

15. т. Микоян

вход 9.50

 

выход 10.30

16. т. Молотов

вход 12.25

 

выход 16.45

17 т. Ворошилов

вход [11].40

 

выход 12.05

18. т. Берия

вход 11.30

 

выход 12.00

19. т. Маленков

вход 11.30

 

выход 12.00

20. т. Ворошилов

вход 12.30

выход 16.45

21. т. Микоян

вход 12.30

 

выход 14 30

22. т. Вышинский

вход 13.05

 

выход 15.25

23. т. Шапошников5

вход 13.15

 

выход 16.00

24 т. Тимошенко

вход 14.00

 

выход 16.00

25. т. Жуков

вход 14.00

 

выход 16.00

26. т. Ватутин6

вход 14.00

 

выход 16.00

27. т. Кузнецов

вход 15.20

 

выход 15.45

28. т. Кулик7

вход 15.30

выход 16.00

29. т. Берия

вход 16.25

 

выход 16.45

Последние вышли в 16.45

 

23 июня 1941 г.

 

1. т. Молотов

вход 3.20 м.

 

выход 6.25 м.

2. т. Ворошилов

вход 3.25 м.

 

выход 6.25 [м

3. т. Берия

вход 3.25 м.

 

выход 6.25 м.

4. т. Тимошенко

вход 3.30 м.

 

выход 6.10 м.


5.  т. Ватутин

6.  т. Кузнецов

7.  т. Каганович

8.  т. Жигарев8 Последние вышли в 6.25

1.  т. Молотов

2.  т. Жигарев

3.  т. Тимошенко

4.  т. Меркулов

5.  т. Ворошилов

6.  т. Вознесенский

7.  т. Мехлис

8.  т. Каганович

9.  т. Ватутин

10. т. Тимошенко

11. т. Кузнецов

12. т. Берия

13. т. Власик9

 

 

 

 

 

 

 

 


23 июня 1941 г.


вход 3.30 м. выход 6.10 м. вход 3.45 м. выход 5.25 м. вход 4.30 м. выход 5.20 [м.] вход 4.35 м. выход 6.10 м.

 

вход 18 ч. 45 выход 1 ч. 25

18.25 выход 20 ч. 45

18ч.50 выход 20 ч. 45

19      ч. 10 выход 19 ч. 25

20      час. выход 1 ч. 25

20 ч. 50 выход 1 ч. 25 вход 20 ч. 55 выход 22 ч. 40

23ч.15 выход 1 ч. 10

23 ч. 55 выход 0 ч. 55 м.

23     ч. 55
выход 0. ч. 55

23ч.55 выход 0 ч. 50

24     часа
выход 1 ч. 25 м.

0 ч. 50 м. выход 0. ч. 55 м.




10. т. Ворошилов

 

17.30-21.10

 

11. т. Тимошенко

 

17.30 - 20.55

 

12. т. Ватутин

 

17.30 - 20.55

 

13. т. Шахурин15

 

20.00-21.15

 

14. т. Петров16

 

20.00-21.15

 

15. т. Жигарев

 

20.00-21.15

 

16. т. Голиков

 

20.00-21.20

 

17. т. Щербаков

 

18.45- 20.55

 

18. т. Каганович

 

19.00-20.35

 

19. т. Супрун17

 

20.15 - 20.35

 

20. т. Жданов

 

20.55 - 21.30

 

Последние вышли 21.30.

 

 

 

 

25 июня 1941 г.

 

 

1. т. Молотов

 

1 ч. 00 - 5.50

 

2. т. Щербаков

 

1 ч. 05 - 4.30

 

3. т. Пересыпкин18

 

1 ч. 07-1.40

 

4. т. Каганович

 

1 ч. 10 - 2.30

 

5. т. Берия

 

1 ч. 15 - 5.25

 

6. т. Меркулов

 

1ч. 35-1.40

 

7. т. Тимошенко

 

I ч. 40 - 5.50

 

8. т. Кузнецов

 

1 ч. 40 - 5.50

 

9. т. Ватутин

 

1 ч. 40 - 5.50

 

10. т. Микоян

 

2 ч. 10 - 5.30

 

11. т. Мехлис

 

1 ч. 20 - 5.20

 

Последние вышли 5 ч. 50

 

 

 

 

25 июня 1941 г.

 

 

1. т. Молотов

 

вход 19.40 м.

 

 

 

выход 1.15 м.

 

2. т. Ворошилов

 

вход 19.40 м.

 

 

 

выход 1.15 м.

 

3. т. Малышев

 

вход 20.05 м.

 

 

 

выход 21.10 м.

 

4. т. Берия

 

вход в 20.10 м

 

 

 

выход 21.10м.

 

5. т. Соколов"

 

вход 20.10 м.

 

 

 

выход 20.55 м

 

6. т. Тимошенко

 

в 20.20 м.

 

 

 

выход 24.00 м

 

7. т. Ватутин

 

в 20.20 м.

 

 

 

выход 21.10 м.

 

8. т. Вознесенский

 

20.25 м.

 

 

 

выход 21.10 м.

 

9. т. Кузнецов

 

вход 20.30 м.

 

 

 

выход 21.40 м.

 

10. т. ФеДоренко20

 

вход 21.15 м.

 

 

 

выход 24.00 м.

 

11. т. Каганович

 

вход 21.45 м.

 

 

 

выход 24.00 м.

 

12. т. Кузнецов

вход 21.50 м.

 

выход 24.00 м.

13. т. Ватутин

вход 22.10 м.

 

выход 24.00 м.

14. т. Щербаков

вход 23.00 м.

 

выход 23.50 м.

15 т. Мехлис

вход в 20.10 м.

 

выход 24.00 м.

16 т. Берия

вход 00.25 м.

 

выход 1.15 м.

17. т. Вознесенский

00.25 м.

 

выход 1.00 м.

18. т. Вышинский

в 00.35 м.

 

выход 1.00 м.

Последние вышли в 1.002'

 

26 июня 1941 г.

 

1. т. Каганович

12 ч. 10

 

выход 16 ч. 45

2. т. Маленков

12 ч. 40

 

выход 16 ч. 10

3. т. Буденный

12 ч. 40

 

выход 16 ч. 10

4. т. Жигарев

12.40

 

выход 16 ч. 10

5. т. Ворошилов

12 ч. 40

 

выход 16 ч. 30 м.

6. т. Молотов

12 ч. 50

 

выход 16 ч. 50

7. т. Ватутин

вход 13 час.

 

выход 16 ч. 10

8. т. Петров

13.15 м.

 

выход 16 ч. 10

9. т. Ковалев22

14 час.

 

выход 14 ч. 10

10. т. Федоренко

14 ч. 10

 

выход 15 ч. 30

11. т. Кузнецов

14.50

 

выход 16 ч. 10

12. т. Жуков

15 час.

 

выход 16 ч. 10 м.

13. т. Берия

15.10

 

выход 16.20

14 т. Яковлев2'

15.15

 

выход 16 ч.

15. т. Тимошенко

13 ч.

 

выход 16 ч. 10

16. т. Ворошилов

17.45

 

выход 18 ч. 25



27 июня 1941 г.

 

1. т. Вознесенский

16.30-16.40

 

2. т. Молотов

17.30 - 18.00

 

3. т. Микоян

17.45-18.00

 

4. т Молотов

19.35 - 19.45

 

5. т. Микоян

19.35-19.45

 

6. т. Молотов

21.25 - 24.00

 

7. т. Микоян

21.25-2.35

 

8. т. Берия

21.25 -23.00

 

9. т. Маленков

21.30-0 47

 

10. т. Тимошенко

21.30 -23.00

 

11. т. Жуков

21.30 - 23.00

 

12. т. Ватутин

21.30- 23.50

 

13. т. Кузнецов

21.30- 23.30

 

14. т. Жигарев

22.05 - 0.45

 

15. т. Петров

22.05 - 0.45

 

16. т.24

22.05 - 0.45

 

17. т. Жаров25

22.05 - 0.45

 

18. т. Никитин26

22.05 - 0.45

 

19. т. Титов27

22.05 - 0.45

 

20 т. Вознесенский

22.15 - 23.40

 

21. т. Шахурин

22.30- 23.10

 

22. т. Дементьев28

22.30- 23.10

23. т. Щербаков

23.25 - 24.00

24. т. Шахурин

0.40 - 0.50

25. т. Меркулов

1.00- 1.30

26. т. Каганович

1.10- 1.35

27. т. Тимошенко

1.30-2.35

28 т. Голиков

1.30-2.35

29. т. Берия

1.30-2.35

30. т. Кузнецов

1.30-2.35

Последние вышли 2.40.

 

28 июня 1941 г.

 

1. т. Молотов

вход в 19.35 м.

 

выход 00.50 м

2. т. Маленков

вход 19.35 м.

 

выход 23.10 м.

3. т. Буденный

вход 19.35 м.

 

выход 19.50 м.

4. т. Меркулов

вход 19.45 м.

 

выход 20.05 м

5. т. Булганин29

вход 20.15 м

 

выход 20.20 м.

6. т. Жигарев

вход 20.20 м.

 

выход 22.10 м.

7. т. Петров

вход 20.20 м.

 

выход 22.10 м.

8. т. Булганин

вход 20.40 м.

 

выход 20.45 м.

9. т. Тимошенко

вход 21.30 м.

 

выход 23.10 м.

10 т. Жуков

вход 21.30 м.

 

выход 23.10 м.

11т. Голиков

вход 21.30 м.

 

выход 22.55 м.

12. т. Кузнецов

вход 21.50 м.

 

выход 23.10 м.

13 т. Кабанов30

вход 22.00 м.

 

выход 22.10 м.

14 т. Стефановский31

вход 22.00 м.

 

выход 2210 м.

15. т. Супрун32

вход 22.00 м.

 

выход 2.10 м.

16. т. Берия

вход 22.40 м.

 

выход 00.50 м.

17. т. Устинов33

вход в 22.55 м.

 

выход 23 10 м

18. т. Яковлев из ГАУ НКО

вход 22.55 м.

 

выход 23.10 м


19. т. Щербаков

20. т. Микоян

21. т. Меркулов


вход 22.10 м. выход 23.30 м. вход 23.30 м. выход 00.50 м. вход 24.00 м. выход 00.15 м


Последние вышли в 00.50

Печатается по журналу: Известия ЦК КПСС, 1990, № 6, с. 216-220.

 

Приведенные выше записи взяты из тетради, которая находилась в приемной И.В.Ста­лина в Кремле и заполнялась дежурными сотрудниками. В таких тетрадях с 1927 по 1953 год велся учет принятых И.В.Сталиным лиц. В них, как правило, фиксировались фамилии посетителей и время их пребывания в сталинском кабинете. Следует отметить, что посети телями Сталина являлись как члены Политбюро ЦК ВКП(б), так и партийно-государст­венные деятели, руководители крупных производственных коллективов страны, ученые, военачальники, работники науки, культуры и искусства.

Из предлагаемых читателю сборника записей за период с 21 по 29 июня 1941 г. (следу­ющая запись датирована 1 июля 1941 г.) видно, что категория посетителей кабинета Стали­на строго регламентирована. Это объясняется неординарностью произошедшего — нача­лась Великая Отечественная война.

Длительное время вышеуказанная тетрадь не была известна не только широкому кру­гу читателей, но и публицистам, историкам, научным работникам, писателям и журнали­стам. Однако о том, что такая тетрадь или же записи существуют, упоминалось в научных публикациях в начале девяностых годов. В частности, о них шла речь в статье Л.М.Спири­на «Сталин и война», которая была опубликована в журнале «Вопросы истории КПСС» (1990, № 5, с. 100-102). Учитывая большой интерес рядовых читателей и научной общест­венности к такого рода историческим материалам, группой работников Общего отдела ЦК КПСС и сотрудниками партийного архива Свердловского обкома КПСС была проведена археографическая обработка указанного периода из тетради посетителей Сталина и осуще­ствлена публикация этих записей в журнале «Известия ЦК КПСС» № 6 за 1990 год. Прав­да, такие реальные обстоятельства, как относительно ограниченный контингент подпис­чиков и небольшая аудитория читателей данного журнала, который вскоре перестал изда­ваться, привели к тому, что этот интересный и важный исторический материал не был вве­ден в широкий научный оборот.

Историки, публицисты, писатели, политические и военные мемуаристы по-разному освещают первые дни войны. Особый интерес для читателей представляет реакция на на­чало войны и поведение в сложившейся ситуации государственно-политического руко­водства Советского Союза, и, естественно, в первую очередь И.В.Сталина. В художествен­ных произведениях, публицистических статьях и мемуарных изданиях, вышедших в свет и опубликованных к 50-летию Победы, а также в появившихся в связи с этим эпохальным событием на экранах российского и зарубежного телевидения документальных фильмах имеют место факты непозволительно свободной, а иногда и просто безответственной трактовки конкретных исторических обстоятельств. В частности, утверждается, что после нападения Германии на СССР Сталин с первых часов агрессии и в последующие несколь ко дней был в состоянии шока, впал в прострацию, уединился на даче и никого не прини­мал. Отсюда делается вывод — глава партии и государства в столь ответственный момент бросил советский народ и страну на произвол судьбы.

Начальный толчок для столь сенсационного «открытия» сделал Н.С.Хрущев. В его ме­муарах, впервые опубликованных в Советском Союзе в журнале «Вопросы истории» № 9 за 1990 год, на стр. 86 приводятся следующие слова: «Война началась. Но каких-нибудь за­явлений Советского правительства или же лично Сталина пока не было ... Сейчас-то я знаю, почему Сталин тогда не выступил. Он был совершенно парализован в своих дейст­виях и не собрался с мыслями... Он находился в состоянии шока». Такое заявление Н.С.Хрущева удивляет и настораживает. Удивляет элементарная неосведомленность или же целенаправленная забывчивость, так как большинству людей у нас в стране и за рубе­жом было известно, что 22 июня 1941 г.в 12 час. 15 мин. по московскому времени по Со ветскому радио выступил с заявлением о нападении Германии на Советский Союз замес титель Председателя Совета Народных Комиссаров, народный комиссар иностранных дел СССР В.М.Молотов. Настораживает стремление Хрущева ввести в заблуждение читателей о парализации в действиях и мыслях И.В.Сталина. Ведь такому крупному партийному и государственному деятелю, каким был Никита Сергеевич Хрущев в тот период, занимав ший должность 1-го секретаря ПК КП(б) Украины, должно было быть достоверно извест­но, что Сталин после объявления войны находился в своем рабочем кабинете и руководил страной. Об этом свидетельствуют приводимые здесь записи в тетради посетителей прием­ной И.В.Сталина. Так, 22 июня, в первый день войны, у него состоялось 29 встреч и бесед с политическими, военными и хозяйственными деятелями государства, 23 июня — 21, 24 июня — 20, 25 июня — 29, 26 июня — 28, 27 июня — 30, 28 июня — 21.

Факты полностью опровер! ают и то. что И. В.Сталин якобы был растерян и деморализо­ван в первые часы войны. Уже с самого раннего утра 22 июня состоялись его встречи с В.М.Молотовым, Л.П.Берией, С.К.Тимошенко, Г.К.Жуковым, Л.З.Мехлисом, затем кабинет Сталина посетили Г.М.Маленков. А.И.Микоян, Л.М.Каганович, К.Е.Ворошилов, А.Я.Вы­шинский, адмирал Н.Г.Кузнецов, Г.М.Димитров, Д.З.Мануильский, маршалы Б.М.Шапош­ников, Г.И.Кулик, генерал Н.Ф.Ватутин и другие, а с трех часов утра 23 июня снова пришли В.М.Молотов. Н.Ф.Ватутин, Н.Г.Кузнецов. П.Ф.Жигарев. Н.А.Вознесенский, В.Н.Мерку­лов. Беседы с посетителями продолжались дополовины второго ночи. В таком же напряжен­ном ритме работал И. В.Сталин и в последующие дни, вплоть до 28 июня 1941 г.

В качестве оправдания, возможно, ошибочных утверждений Хрущева в адрес Сталина можно считать его отсутствие в Москве в тот период. Но тогда эти утверждения не должны быть столь категоричны. Ближе к истине все же предположение, что Хрущев знал о нахож­дении Сталина в рабочем кабинете в Кремле, так как убедиться в этом у него было доста­точно времени (с 22 по 28 июня включительно), то есть период, как об этом свидетельст­вуют записи дежурных, когда Сталин практически постоянно находился в Кремле. А Хру­щев, как первый партийный функционер на Украине, где происходили ожесточенные при­граничные бои с немцами, обязан был доложить Сталину о состоянии дел. Вероятно, тен­денциозные заявления Хрущева отражают его личное отношение к Сталину, но это не яв­ляется поводом для необъективного освещения исторических событий

Не удержался от соблазна внести свои коррективы в рассматриваемую проблему и ны­не покойный доктор исторических и философских наук Д.А.Волкогонов, приглашенный в декабре 1992 г. в качестве научного комментатора создателями фильма «Монстр», в кото­ром идет речь о жизни и деятельности И.В.Сталина на фоне исторических событий. Этот фильм транслировался по Российскому телевидению.

Давая пояснения к одному из эпизодов фильма, Волкогонов был более осторожен и не столь категоричен в своих оценках поведения и психического состояния Сталина после начала войны, нежели Н.С.Хрущев в своих мемуарах. Волкогонов, в частности, заявил те­лезрителям, что Сталин впал в прострацию не в первые часы и дни после агрессии Герма­нии, а только лишь после того, как ему стало известно о падении 28 июня 1941 г.Минска. Сталин, по словам научного комментатора, узнав об этом факте, учинил разгон высшему командованию Красной Армии, после чего уединился на своей даче под Москвой, не же­лая никого видеть.

Далее Волкогонов, ссылаясь якобы на воспоминания одного из членов Политбюро ЦК ВКП(б) и не утруждая себя как научного комментатора, не счел нужным сообщить зрите­лям источник, где эти сведения опубликованы. Он констатировал, что Сталин пришел в себя лишь после того, как этот член Политбюро с группой приближенных к вождю лиц приехал на дачу просить Сталина о том, чтобы он занял пост Председателя Государствен­ного Комитета Обороны, образованного 30 июня постановлением Президиума Верховно­го Совета СССР, СНКСССР и ЦК ВКП(б). Перед таинственным членом Политбюро и со­провождающими его лицами, как о том повествовал зрителям Волкогонов, предстал со­вершенно растерявшийся и подавленный человек, который принял приехавших к нему на дачу лиц за арестную команду.

Читатель, вероятно, обратил внимание, что как Хрущев, так и Волкогонов рассматри­вают одну и ту же проблему — поведение Сталина и его моральное состояние после втор­жения германских войск на территорию Советского Союза. Однако политик Хрущев ут­верждает, что Сталин впал в прострацию уже с первых часов агрессии, а историк-философ Волкогонов говорит, что это произошло через неделю. Как объяснить такое противоречие? Не исключено, что Хрущев не был осведомлен о существовании в приемной Сталина вы­шеуказанной тетради, а Волкогонов, будучи допущен в архивные фонды Президента РФ, вероятнее всего, ознакомился с содержанием тетради посетителей Сталина, но все же ре­шил поддержать версию Хрущева. Но следует заметить, что Волкогонов, будучи ученым, обратил внимание на эмоциональное и голословное декларирование хрущевской версии, поэтому решил использовать в своей аргументации пробел в записях тетради посетителей Сталина с 29 по 30июня 1941 г.

Стремясь к объективному освещению истории и никоим образом не преследуя цель обелить Сталина за его преступления и допущенные им ошибки как накануне войны, так и в первые месяцы после ее начала, авторы-составители хотели бы сделать некоторые по­яснения к данному комментарию Волкогонова.

Если исходить из близкого к истине предположения, что Волкогонов был знаком с рассматриваемыми записями в тетради посетителей Сталина, то вызывает недоумение во­прос, почему научный комментатор, прежде чем высказывать конкретные суждения на те­левизионном экране, не осуществил элементарного археографического анализа историче­ских материалов.

Если же допустить, что Волкогонов не знакомился с тетрадями в Президентском архи­ве, то и это обстоятельство не оправдывает его. Ведь к моменту выступления Волкогонов, по телевидению (декабрь 1992 г.) указанные записи уже около двух с половиной лет тому на­зад были опубликованы в журнале «Известия ЦК КПСС» (июнь 1990 г.). Конечно, ученому такого уровня, каким являлся Волкогонов, эта публикация должна была быть известна.

Исходя из этих замечаний и содержания записей в тетради следует, что критически на­строенный историк должен был бы сразу обратить внимание на время окончания рабоче­го дня Сталина 28 июня, которое помечено в тетради, — 00.50 мин. Закончив рабочий день в ночь на 29 июня, Сталин, естественно, должен был отдохнуть, так как днем ему предсто­яла работа над текстами Директивы Совнаркома СССР и ПК ВКП(б) партийным и совет­ским организациям прифронтовых областей о мобилизации всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков от 29 июня 1941 г.и Постановлением Президиума Верховного Совета СССР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) об образовании ГКО от 30 июня 1941 г.

В эти же два дня (29 и 30 июня 1941 г.), когда Сталин отсутствовал в своем рабочем ка­бинете в Кремле, он также готовил текст выступления по радио 3 июля 1941 г.Содержание Директивы от 29 июня и текста выступления Сталина от 3 июля 1941 г. свидетельствуют о том, что они написаны лично Сталиным. Поэтому утверждение Волкогонова о том, что Сталин находился в указанные дни в прострации, мягко говоря, не соответствуют действи­тельности. О том, что Сталин находился в рабочем состоянии в это время говорится и в бе­седах писателя Ф.И.Чуева с В.М.Молотовым, которые писатель зафиксировал в своем дневнике. Приведем одну из записей, непосредственно касающуюся рассматриваемого здесь вопроса: «Ф.И.Чуев: «Пишут, что в первые дни войны он (Сталин) растерялся, дар ре­чи потерял». В.М.Молотов: «Растерялся — нельзя сказать, переживал — да. но не показы­вал никому... Все эти дни и ночи он как всегда работал, некогда ему было теряться или дар речи терять». (Сто сорок бесед с Молотовым. Из дневника Ф.И.Чуева. М., 1991, с. 52-53.)

Поэтому же поводу Ф.И.Чуев имел беседы и с Л.М.Кагановичем: «Спрашиваю о 22 ию­ня 1941 г.: «Был ли Сталин растерян? Говорят, никого не принимал?» — «Ложь! Мы-то у не­го были... Нас принимал. Ночью мы собрались у Сталина, когда Молотов принимал Шу-ленбурга. Сталин каждому из нас дал задание — мне по транспорту, Микояну — по снабже­нию». (Чуев Ф. Так говорил Каганович. Исповедь сталинского апостола. М., 1992, с. 88.)

Читателю следует обратить внимание на время выхода в свет произведений Ф.Чуева (1991 и 1992 гг.), а Волкогонов, как было отмечено выше, выступал по телевидению в дека­бре 1992 г.

Увлекшись развенчанием Сталина, Волкогонов решил в своих телевизионных ком­ментариях и далее атаковать вождя, приписывая ему предательские намерения в отноше­нии Советского государства и его народа. В частности, генерал утверждал о том, что Ста­лин вынашивал в октябре 1941 г. замыслы капитулировать перед Германией. Данное заяв­ление Волкогонов подкрепил якобы имевшим место приглашением (по указанию Стали­на) в Кремль болгарского посланника, которого Верховный Главнокомандующий Воору­женными Силами СССР умолял связаться с Гитлером и довести до сведения последнего, что Советский Союз согласен на любые условия капитуляции и значительные территори­альные уступки. И только лишь отказ болгарина выполнить просьбу Сталина спас нашу страну от реализации этих коварных планов вождя. Но и в данном случае историк-фило­соф не соизволил сообщить об источнике этой, сенсационно преподнесенной для зрите­лей информации.

Однако данное заявление не является сенсацией для российских и зарубежных истори­ков. В отдельных публикациях, научных статьях и трудах на историческую тематику этот факт фигурирует в самых различных интерпретациях. Обратимся к одному из авторитетней­ших английских историков сэру Алану Буллоку, который во втором томе своей книги «Гит­лер и Сталин», вышедшей в свет в Смоленске в 1994 г. в издательстве «Русич» на стр. 370, в частности, пишет: «По Жукову, 7 октября между немцами и Москвой не было советских войск. И как раз в этот день, как он утверждает, он был свидетелем того, как Сталин заявил, что он готов принять «новый Брестский мир», как сделал Ленин в 1918 г., и приказал Берии войти в контакт с болгарским послом. (Другие помещают это событие в июле.)»

Далее, на следующей странице цитируемого труда А.Буллок приводит аргументы, ко­торые ставят под сомнение, что Г.К.Жуков мог в такой форме интерпретировать слова Ста­лина. В подтверждение данного тезиса приведем следующий абзац из книги Буллока: «В октябре и ноябре, когда немцы были уверены, что русские уже исчерпали свои резервы, Сталин был в состоянии двинуть на запад от 8 до 10 стрелковых дивизий, в конечном ито­ге половину дивизий, находившихся в распоряжении дальневосточного командования, а также 1700 танков и 1500 самолетов. Не менее важным был тот факт, что, какое бы угрожа­ющее положение ни сложилось под Москвой, эти свежие войска не были тут же брошены в бой, а оставались целиком в резерве Главного командования, который Ставка продолжа­ла наращивать»

В связи сданной констатацией ситуации, сложившейся к октябрю — ноябрю 1941 г, возникает вопрос: зачем же Сталину необходимо было заключать «второй Брестский мир», если он, как Главнокомандующий Советскими Вооруженными Силами, в это время распо­лагал таким количеством боевых дивизий, танков и самолетов и мог выставить их против немцев? Да и в книге Г.К.Жукова «Воспоминания и размышления» не обнаружено под­тверждения слов маршала, на которые ссылается А.Буллок, хотя на стр. 335 Жуков расска­зывает, что в этот день он встречался со Сталиным у него на квартире, так как тот был бо­лен гриппом. Разговор касался ситуации, сложившейся на Западном фронте, и необходи­мости уточнения наступающей группировки противника и состояния наших войск. Следу­ет отдать должное А.Буллоку, который не закавычил слова Жукова, а дал их в свободном изложении, чтобы не получить упрек в свой адрес в случае неподтверждения их соответст­вующими источниками. Но, заключив в скобки фразу о том, что другие помещают это со­бытие в июле, сэр А.Буллок, как говорят, попал в точку.

Июльская версия сталинского «покушения на предательство» могла иметь под собой какую-то основу. Но какую? На этот вопрос дает однозначный и аргументированный ответ в мемуарах «Разведка и Кремль», вышедших в свет в Москве в сентябре 1996 г. в издательст­ве «Гея», П.А.Судоплатов, который в годы Великой Отечественной войны являлся началь­ником 4-го (диверсионно-разведывательного) Управления НКГБ-НКВД СССР. П.А.Судо-платов в своих воспоминаниях на стр. 173-176 подтверждает, что в конце июля 1941 г. совет­ское руководство в лице Сталина, Молотова и Берии вынашивало план дезинформации немцев с использованием возможностей болгарского посла в Москве Стаменова.

Существо операции сводилось к следующему. Сталин и Молотов распо гагали инфор­мацией наших дипломатов и разведчиков (первого секретаря советского посольства в Бер­лине В.М.Бережкова и резидента НКВД СССР А.З.Кобулова), вернувшихся из Берлина после нападения Германии на СССР, о том, что в германских высших дипломатических кругах им намекнули о возможном развитии событий на советско-германском фронте, когда необходимо будет отдать предпочтение урегулированию отношений между Германи­ей и Советским Союзом на основе взаимных уступок. Бережкову и Кобулову, по их словам, об этом сказал сопровождавший их поезд барон Ботман.

Другая информация, связанная с данной проблемой, поступила от агента НКВД в Бер­лине Арвида Харнака («Корсиканца»), сообщившего в конце июля 1941 г., что в герман­ском верховном командовании высказывается недовольство недостаточно быстрыми тем­пами наступления немецких войск, которые значительно ослабли после остановки совет­скими войсками под Смоленском танковой армии Гудериана.

Проанализировав этот разведматериал, Сталин и Молотов решили, что настал удоб­ный момент в советско-германском противостоянии, когда его можно было использовать в наших интересах для выигрыша времени и усиления позиций германских военных и дип­ломатических кругов, которые не утрачивали надежд на компромиссное мирное заверше­ние военных действий между Германией и Советским Союзом. Для реализации планов по дезинформации немцев и вынашивалось намерение задействовать Стаменова.

25 июля 1941 г., как пишет Судоплатов, его вызвал Берия и приказал встретиться со Стаменовым. В ходе бесед со Стаменовым Судоплатов должен был довести до его сведе­ния, что в Москве в дипломатических кругах якобы циркулируют слухи о возможном мир­ном урегулировании советско-германской войны на основе взаимных уступок. Предпола­галось, что посол Стаменов по собственной инициативе доведет до сведения эту информа­цию до болгарского царя Бориса, который, будучи связан с немцами, в свою очередь пере­даст ее заинтересованным адресатам. Судоплатов встретился со Стаменовым и, точно при­держиваясь инструктажа Берии, реализовал указания последнего. Однако Стаменов не проявил должной инициативы и не стал сообщать в Софию существо беседы с Судоплато-вым, так как был твердо убежден, что Советский Союз в конечном счете одержит победу над Германией.

Интересен штрих в повествовании Судоплатова по существу данного вопроса. Он пи­шет, что был свидетелем телефонного разговора Берии с Молотовым, который запретил Берии лично встречаться со Стаменовым, «чтобы не придавать предстоящему разговору чересчур большого значения в глазах Стаменова».

События июля — августа 1941 г. нашли свое развитие и уточнение в 1953 г. после арес­та Берии, когда ему пришлось давать разъяснения следователям. Судоплатов пишет: «Как показал Берия на следствии в августе 1953 г., содержание беседы со Стаменовым было санкционировано Сталиным и Молотовым с целью забросить дезинформацию противни ку и выиграть время для концентрации сил и мобилизации имеющихся резервов». Однако и данные разъяснения не успокоили бывшего главу Советского государства, а затем пен­сионера союзного значения Н.С.Хрущева. Он в своих мемуарах, зная истинную подоплс ку данной проблемы, все же решил придерживаться прежней версии, утверждая, что Берия вел переговоры с Гитлером о сепаратном мире, которые были обусловлены паникой и стра­хом Сталина.

Для российской истории является очень печальным факт, что в зарождении и раздува­нии таких мифов виноваты люди, внутренне убежденные в фальсификации исторических фактов, но при достижении своих политических целей не брезгующие никакими метода­ми. Еще более печальным является факт, что бывший глава Советского государства и Ком­мунистической партии Советского Союза Н.С.Хрущев и бывший генерал-полковник, док­тор исторических и философских наук Д.Волкогонов, занимавшие столь высокие посты и владевшие уникальной информацией, не смогли ею распорядиться для объективного ос­вещения «белых пятен» российской истории, а тем более истории периода Великой Отече­ственной войны.

 

Приложения:

'Видимо, Кузнецов Николай Герасимович — нарком ВМФ СССР.

'Сафонов И.А. (1902-1954) — в 1938-1940 гг. и в 1941 г. — секретарь Комитета Оборо­ны, в 1940-1941 гг. — начальник мобилизационно-планового отдела Комитета Обороны при СНК СССР.

'Димитров Георгий Михайлович (1882-1949) — деятель болгарского и международного коммунистического движения. С 1923 г. — в эмиграции. В 1933 г. арестован в Берлине по провокационному обвинению в поджоге рейхстага, на Лейпцигском процессе использовал трибуну для разоблачения германского фашизма. В 1934-1945 гг. — в СССР. С 1935 г. — ге­неральный секретарь Исполкома Коминтерна. Инициатор создания (1942) Отечественно­го фронта Болгарии, с 1946 г. — председатель СМ НРБ, с 1948 г. — Генеральный секретарь ЦК БКП.

4Мануильский Дмитрий Захарович (1883-1959) — в 1928-1943 гг. — секретарь Исполко­ма Коминтерна, глава советской делегации в ИККИ, в 1942-1944 гг. работал в ЦК ВКП(б) и Главном политуправлении Красной Армии. В 1942-1945 гг — член Совета военно-поли­тической пропаганды. С июля 1944 г. — заместитель Председателя СНК УССР и нарком иностранных дел УССР. В 1946-1953 гг. — заместитель Председателя СМ УССР.

Шапошников Борис Михайлович (1882-1945) — Маршал Советского Союза (1940). В 1937-1943 гг. — заместитель наркома обороны СССР, одновременно с мая 1937 г. по август 1940 пив июле 1941 г. — мае 1942 г. — начальник Генерального штаба Красной Армии. В 1943-1945 гг. — начальник Военной академии Генерального штаба Красной Армии.

6Ватутин Николай Федорович (1901-1944) — генерал армии (1943), Герой Советского Союза (1965). С 1940 г. — начальник Оперативного управления, затем 1-й заместитель на­чальника Генерального штаба Красной Армии. С июня 1941 г. — начальник штаба Северо-Западного фронта, с мая 1942 г. — заместитель начальника Генерального штаба Красной Ар­мии. В июле-октябре 1942 г и марте-октябре 1943 г. — командующий войсками Воронеж­ского фронта. В октябре 1942 г. — марте 1943 г. — командующий войсками Юго-Западного фронта. В октябре 1943 г. — марте 1944 г. — командующий войсками 1-го Украинского фронта. Умер от ран, полученных в бою с украинскими националистами, 15 апреля 1944 г

7Кулик Григорий Иванович (1890-1950) — Маршал Советского Союза (1940), Герой Советского Союза (1940). С 1939 г. — заместитель наркома обороны СССР и начальник Главного артиллерийского управления Красной Армии В августе — сентябре 1941 г. ко­мандующий 54-й армией, затем с марта 1942 г. в звании генерал-майора — в распоряжении наркома обороны СССР. С апреля по сентябрь 1943 г. — командующий 4-й гвардейской ар­мией, с января 1944 г. — заместитель начатьника Главного управления формирования и укомплектования войск Красной Армии. В 1945-1946 гг. — заместитель командующего войсками Приволжского военного округа. Незаконно репрессирован. Реабилитирован. В звании Маршала Советского Союза восстановлен в 1957 г. (посмертно).

8Жигарев Павел Федорович (1900-1963) — Главный маршал авиации (1955). С 1938 г. — начальник Управления боевой подготовки ВВС Красной Армии, командующий ВВС 2-й отдельной Дальневосточной Краснознаменной армии. С 1940 г. — 1-й заместитель началь­ника, с апреля 1941 г. — начальник Главного управления ВВС. С июня 1941 г. — команду­ющий ВВС Красной Армии. С апреля 1942 г. — командующий ВВС Дальневосточного фронта. Во время войны с Японией (1945) — командующий 10-й воздушной армией. В 1949-1957 гг. — главнокомандующий ВВС, с апреля 1953 г. — одновременно заместитель (с марта 1955 г. — 1-й заместитель) министра обороны СССР В 1957-1959 гг. — начальник Главного управления ГВФ, с 1959 г. — начальник Военной командной академии ПВО.

'Власик (Грибов) Николай Сидорович (1896-1967) — в 1938-1941 гг. — начальник 1-го отдела ГУГБ НКВД СССР. В 1941 г. - начальник 1-го отдела НКГБ СССР. В 1942-1943 гг.

  заместитель начальника 1-го отдела НКВД СССР. В 1943 г. — начальник 6-го Управле­ния НКГБ СССР. С апреля по май 1946 г. — уполномоченный МГБ СССР по Сочинскому и Гагринскому районам. В 1946-1952 гг. — начальник Главного управления охраны МГБ СССР. В мае 1952 г. откомандирован в распоряжение МВД СССР и назначен заместителем начальника Баженовского ИТЛ М ВД СССР. В декабре 1952 г. арестован Следственным уп­равлением МГБ СССР. В январе 1955 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осуж­ден пост. 193-17«б» УК РСФСР к 10 годам ссылки в отдаленную местность СССР и лишен генератьского звания. В силу ст. 4 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1956 г. помилован с освобождением от отбытия наказания со снятием судимости.

'"Малышев Вячеслав Александрович (1902-1957) — генерал-полковник инженерно-танковой службы (1945), Герой Социалистического Труда (1944). В 1939-1940 гг. — нарком тяжелого машиностроения СССР. В 1940-1944 гг. — заместитель Председателя СНКСССР, в сентябре 1941 г. — августе 1942 пив июне 1943 г. — октябре 1945 г. — нарком танковой промышленности СССР. В 1947-1953 гг. и в 1954-1956 гг. — заместитель Председателя СМ СССР.

Кузнецов Алексей Александрович (1905-1950) — генерал-лейтенант (1943). В 1938-1945 гг. — 2-й секретарь Ленинградского обкома и горкома ВКП(б). В 1939-1946 гг. — член Военного совета Балтийского флота, в июне-августе 1941 г. — Северного фронта, в сентя­бре 1941 г. — декабре 1942 г. и марте 1943 г. — мае 1945 г. — Ленинградского фронта, в дека­бре 1942 г. — марте 1943 г. — 2-й Ударной армии. В 1945-1946 гг. — 1-й секретарь Ленин­градского обкома и горкома ВКП(б). В 1946-1949 гг. — секретарь ЦК ВКП(б). 13 августа 1949 г. арестован по так называемому «ленинградскому делу». 30 сентября 1950 г. Военной коллегией Верховного суда СССР приговорен по статьям 58-1а, 58-7 и 58-11 УК РСФСРк расстрелу. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 30 апреля 1954 г. приговор отменен и дело прекращено за отсутствием состава преступления.

|2Правильно - Казаков Николай Степанович (1900-1970). В 1941-1953 гг. и 1954-1955 гг.

  нарком, министр тяжелого машиностроения СССР

Зальцман Исаак Моисеевич (1905-1988) — генерал-майор инженерно-танковой службы (1945), Герой Социалистического Труда (1941). В 1938-1941 гг. — директор Ки­ровского машиностроительного завода в Ленинграде, с октября 1941 г. — директор Ки­ровского завода в Челябинске, одновременно в 1941-1942 гг. — заместитель наркома, в 1942-1943 гг. — нарком танковой промышленности СССР, в 1944-1945 гг. — директор Ки­ровского завода.

|4Попов Михаил Николаевич (1904-1973) — в 1938-1941 гг. — главный инженер, в 1941 г. —директор Ижорского завода в Ленинграде, в 1941-1942 гг. — директор завода № 200 НКТП СССР в Челябинске, с марта 1942 г. — заместитель наркома танковой промышленности СССР, в 1945-1946 гг. — заместитель народного комиссара — начальник Главного управления металлургического производства Наркомтрансмаша СССР. В 1946-1953 гт. — заместитель министра транспортного машиностроения СССР В 1953 г — начальник Управления главно­го металлурга и главный металлург Министерства транспортного и тяжелого машинострое­ния СССР

"Шахурин Алексей Иванович (1904-1975) — генерал-полковник-инженер (1944), Герой Социалистического Труда (1941). С 1938 г. - 1-й секретарь Ярославского, Горьковского об­комов ВКП(б). В 1940-1946 гг. — нарком авиационной промышленности СССР. В 1946 г. не­обоснованно репрессирован. Реабилитирован. В 1953-1959 гг. — заместитель министра авиационной промышленности СССР, заместитель председателя Государственного комите­та по внешнеэкономическим связям СССР. С 1959 г-на пенсии.

''Петров Иван Федорович (1897-1994) — генерал-лейтенант авиации (1941). С февраля

1939          п — помощник начальника Научно-испытательного института ВВС Красной Армии, с
мая 1941 г. — начальник НИИ ВВС Красной Армии, заместитель начальника Главного уп-
равления ВВС Красной Армии. С июля 1941 г. — начальник Главного управления ВВС
Красной Армии, главный инженер ВВС Красной Армии. С мая 1942 г. — начальник Науч-
но-исследовательского института ВВС Красной Армии, затем начальник Научно-исследо-
вательского института ГВФ СССР. Приказом военного министра СССР № 01574 от 1 авгу-
ста 1951 г. уволен в отставку по болезни.

"Супрун Сергей Иванович — в 1939-1942 гг. — начальник Транспортного управления Наркомата заготовок СССР, в 1942-1949 гг. — начальник Транспортного управления Нар­комата — Министерства авиационной промышленности СССР. В 1949-1953 гг. — началь­ник Транспортного управления заготовок СССР, в 1953-1956 гг. — начальник Транспортно­го управления Министерства заготовок СССР, в 1959-1961 гг. — начальник транспортного отдела Государственного комитета Совета Министров СССР по хлебопродуктам, с 1961 г:

  начальник транспортного отдела Государственного комитета заготовок Совета Минист­ров СССР

|8Пересыпкин Иван Терентьевич (1904-1978) — маршал войск связи (1944). В мае 1939 г.

  июле 1944 г. — нарком связи СССР, одновременно в июле 1941 г. — ноябре 1944 г. — заме­ститель наркома обороны СССР, в 1941-1946 гг. — начальник Главного управления связи Красной Армии, в 1946-1957 гг. — начальник войск связи Сухопутных войск Вооруженных Сил СССР. С 1958 г. — в Группе генеральных инспекторов Министерства обороны СССР

"Видимо, Соколов Григорий Григорьевич — начальник ГУПВ НКВД СССР 20Федоренко Яков Николаевич (1896-1947) — маршал бронетанковых войск (1944). С

1940          г. — начальник Автобронетанкового управления, затем Главного автобронетанкового
управления Красной Армии. В июле 1941 г.— мае 1943 г. — одновременно заместитель нар-
кома обороны СССР. С декабря 1942 г. — командующий бронетанковыми и механизиро-
ванными войсками Красной Армии. С апреля 1946 г.— командующий бронетанковыми и
механизированными войсками Сухопутных войск Вооруженных Сил СССР.

21Так в тексте документа.

22Ковалев Иван Владимирович — генерал-лейтенант технических войск (1943), в 1940-

1941          гг. — начальник Управления дорог Северо-Западного направления. В 1941-1944 гг. —
начальник Управления военных сообщений Красной Армии, первый заместитель началь-
ника, начальник Центрального управления военных сообщений Красной Армии, одно-
временно с мая 1941 г. — заместитель наркома Госконтроля СССР по железнодорожному
транспорту. В 1944-1948 гг. — нарком, министр путей сообщения СССР. С 1948 г. — на раз-
личных государственных и административных постах.

23Яковлев Николай Дмитриевич (1898-1972) — маршал артиллерии (1944). В 1941-1945 гг.

  начальник Главного артиллерийского управления (ГАУ) и член Военного совета артилле­рии Красной Армии. В 1946-1948 гг. — начальник ГАУ — первый заместитель командующе­го артиллерией Вооруженных Сил СССР, с 1948 г.— первый заместитель министра Воору­женных Сил СССР, с 1953 г — первый заместитель командующего, в 1955-1960 гт.— главно­командующий Войсками ПВО страны. С декабря 1960 г. — в Группе генеральных инспекто­ров Министерства обороны СССР.

24Фамилия в документе написана неразборчиво, вероятно, Соколов-Соколенок Нико­лай Александрович (1899-1977) — генерал-лейтенант авиации (1943). С августа 1939 г.начальник Военно-воздушной академии им. Н.Е.Жуковского. В 1941 г. — заместитель на­чальника ВВС РККА по тылу. С октября 1942 г. — начальник Военно-воздушной академии им. Н.Е.Жуковского. С сентября 1947 г.— заместитель начальника кафедры авиатехники авиафакультета Высшей военной академии им. К.Е.Ворошилова. С апреля 1952 г.— на­чальник кафедры авиатехники авиафакультета ВВА им. К.Е.Ворошилова. В августе 1958 г. уволен в отставку по болезни.

Жаров Федор Иванович (1893-1964) — генерал-лейтенант авиации (1943). С апреля

1940          г. — заместитель начальника Научно-испытательного института ВВС РККА. С апре-
ля 1941 г. — начальник заказов вооружения Главного управления ВВС РККА. С мая 1942 г.

  заместитель начальника НИИ ВВС РККА. С октября 1942 г.— заместитель начальника тыла ВВС РККА. С июня 1945 г — исполняющий должность начальника Управления аэ­родромного строительства тыла ВВС РККА. С сентября 1953 г. — заместитель начальника, а с июня 1956 г. — начальник Управления инженерно-аэродромной службы ВВС СССР. В июле 1958 г. уволен в отставку по болезни.

26Никитин Алексей Васильевич (1900-1973) — генерал-полковник авиации (1943). С де­кабря 1940 с — начальник 1-го Управления Главного управления ВВС РККА, с конца июня

1941          г. — заместитель начальника Управления запасных авиаполков по боевой подготовке. С
августа 1941 г. — начальник Управления формирования и комплектования ВВС, он же замес-
титель командующего ВВС. С февраля 1942 г.— начальник Главного управлении формирова-
ния и укомплектования ВВС. С января 1946 г.— начальник Главного управления боевой под-
готовки ВВС. С июля 1946 г. — 1-й заместитель начальника Главного штаба ВВС. С ноября
1949 г. — начальник авиационного факультета Высшей военной академии им. К.Е.Вороши-
лова. С августа 1960 г. — начальник кафедры оперативного искусства ВВС Военной академии
Генштаба Вооруженных Сил СССР. В сентябре 1963 г. уволен в отставку по болезни.

"Титов Федор Васильевич (1906-1943) — полковник (1940). С апреля 1939 г. — на­чальник 1-го отдела Управления боевой подготовки ВВС РККА. С июля 1940 г. — замес­титель начальника 1-го отдела 1-го Управления Главного управления ВВС РККА. С авгу­ста 1940 г. — начальник 1-го отдела 1-го Управления бомбардировочной авиации ВВС РККА. С декабря 1940 г. — заместитель начальника 1-го Управления Главного управле­ния ВВС РККА. С июня 1941 г. — заместитель начальника 1-го Управления Главного уп­равления ВВС РККА по летной подготовке. С ноября 1941 г. — начальник Управления боевой подготовки ВВС РККА. С марта 1942 г. — начальник Управления формирования и укомплектования ВВС РККА. С июня 1942 г.— командир 222-й бомбардировочной авиадивизии. Погиб в бою 23 февраля 1943 г.

8Дементьев Петр Васильевич (1907-1977) — генерал-полковник-инженер (1976), дважды Герой Социалистического Труда (1941, 1977). С 1941 г.— первый заместитель нар­кома, затем первый заместитель министра авиационной промышленности СССР. С 1953 г

  министр авиационной промышленности СССР, с 1957 г. — председатель Государствен­ного комитета по авиационной технике, с 1965 г. — министр авиационной промышленно­сти СССР.

29Булганин Николай Александрович (1895-1975) — генерал-полковник (1958), в 1947-1958 гг. — Маршал Советского Союза, Герой Социалистического Труда (1955). С 1937 г.Председатель СНК РСФСР. В 1938-1941гт. — председатель правления Госбанка и замести­тель Председателя СНК СССР. С июля 1941 г. — член Военного совета Западного фронта, За­падного направления, в декабре 1943 г. — апреле 1944 г. — 2-го Прибалтийского, мае-ноябре 1944 г. — 1-го Белорусского фронтов. С ноября 1944 г.— член ГКО, заместитель наркома обо­роны СССР. С 1946 г. — заместитель министра Вооруженных Сил СССР, с 1947 г. — министр Вооруженных Сил СССР и заместитель Председателя Совета Министров СССР. С 1949 т. — заместитель Председателя Совета Министров СССР. С 1953 г. — министр обороны и замес­титель Председателя Совета Министров СССР. В 1955-1958 гг. — Председатель Совета Ми­нистров СССР. В 1958-1960 гт. — Председатель Ставропольского совнархоза.

Кабанов Александр Иванович (1902-1954) — генерал-майор авиации (1944). С октя­бря 1938 г. — летчик-испытатель отдела сухопутных самолетов летной части Научно-испы­тательного института ВВС Красной Армии, с февраля 1939 г.— помощник начальника по отделу сухопутных самолетов летной части НИИ ВВС Красной Армии. С января 1941 г.заместитель начальника 3-го отдела по летной подготовке НИИ ВВС Красной Армии. С июля 1941 г. — командир 410-го авиаполка ВВС Красной Армии. С августа 1941 г. — заме­ститель начальника 3-го отдела по летной подготовке НИИ ВВС Красной Армии. С апре­ля 1943 г. — временно исполняющий должность помощника начальника по летной части НИИ ВВС Красной Армии. С августа 1943 г. — помощник начальника по летной части НИИ ВВС Красной Армии, с сентября 1947 г. — заместитель начальника летно-эксплуа-тационной службы Государственного Краснознаменного НИИ ВВС. С октября 1949 г.заместитель начальника Высших офицерских летно-тактических курсов ВВС по летной подготовке. В сентябре 1953 г. прикомандирован к Министерству оборонной промышлен­ности СССР с оставлением в кадрах Советской Армии. Погиб 24 октября 1954 г.

3,Стефановский Петр Михайлович (1903-1976) — генерал-майор авиации (1944), Герой Советского Союза (1948). В июне 1941 г. — помощник начальника 3-го отделения НИИ ВВС РККА, летчик-испытатель. Участник Великой Отечественной войны. С мая 1942 г. снова на летно-испытательной работе. Проводил испытания ряда опытных самолетов, в том числе пикирующего Пе-2, реактивных самолетов на пилотаж и др. В 1948 г. — замес­титель начальника Управления испытания самолетов ВВС. С 1954 г. — в запасе.

Супрун Степан Павлович (1907-1941) — подполковник (1940), дважды Герой Совет­ского Союза (1940, 1941). С 1931 г. — летчик-испытатель. В 1939-1940 гг. участвовал в боях с японскими захватчиками в Китае, командовал группой истребителей. В июне 1941 г.командир 401-го истребительного авиаполка особого назначения 23-й смешанной авиади­визии на Западном фронте. 4 июля 1941 т. геройски погиб в воздушном бою в районе г. То-лочин Витебской области.

33Устинов Дмитрий Федорович (1908-1984) — Маршал Советского Союза (1976), Герой Советского Союза (1978), дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961). В 1941-1953 гг. — нарком, министр вооружения СССР. С 1953 г. — министр оборонной промыш­ленности СССР, заместитель Председателя, 1-й заместитель Председателя Совета Минис­тров СССР, Председатель ВСНХ СССР. В 1965-1976 гт.- секретарь ЦК КПСС. С 1976 г.-министр обороны СССР.

 

№331

 

Директива НКГБ СССР № 152 о мероприятиях по пресечению распространения среди населения провокационных слухов в связи с военной обстановкой

28 июня 1941 г.

Наркомам госбезопасности союзных и автономных республик, началь­никам УНКГБ краев и областей

 

В связи с военной обстановкой антисоветские элементы пытаются сеять различные провокационные слухи с целью вызвать панику и растерянность среди населения.

Предлагаю принять меры к пресечению подобных слухов.

Злостных распространителей слухов выявляйте и привлекайте к ответст­венности, объявляя об этом в печати, по согласованию с первыми секрета­рями ЦК союзных республик, крайкомов и обкомов.

Нарком госбезопасности СССР                                    Меркулов

 

114 ФСБ России


Приказ НКГБ СССР, НКВД СССР и Прокуратуры СССР № 00246/00833/ПР/59сс о порядке привлечения к ответственности изменников Родины и членов их семей1

28 июня 1941 г.

При выполнении постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 7 декабря 1940 г. «О привлечении к ответственности изменников Родины и членов их семей» НКГБ, НКВД и Прокуратура Союза ССР предлагают руководство­ваться следующим:

1.  Проведение следствия по всем делам об изменниках Родины, бежав-
ших или перелетевших за границу, кроме военнослужащих, возложить на
органы НКГБ, надзор за следствием — на военных прокуроров военных ок-
ругов; дела по окончании следствия направлять через военных прокуроров в
военные трибуналы для судебного рассмотрения — заочно (следствие по де-
лам об изменниках Родины из числа военнослужащих и вольнонаемных
Красной Армии, Военно-Морского Флота и войск НКВД проводят органы
третьих управлений НКО, НКВМФ и третьего отдела НКВД).

Лиц, задержанных при попытке к побегу или перелету за границу, при­влекать к уголовной ответственности по ст. 19-58. п.1 а, УК РСФСР и соот­ветствующим статьям УК союзных республик.

2.  Наркомам государственной безопасности союзных и автономных рес­публик, начальникам УН КГБ краев и областей обеспечить проведение след­ствия по делам об изменниках Родине в кратчайший срок; военным проку­рорам следить за тем, чтобы такие дела рассматривались военными трибуна­лами вне очереди.

3.  Членов семей изменников Родины, совершивших побег или перелет за границу, привлекать к ответственности согласно инструкции, объявленной приказом НКВД СССР№ 001552 от 10 декабря 1940 г., немедленно после ус­тановления путем расследования факта побега или перелета за границу.

Членов семей лиц, задержанных при попытке нелегального перехода госу­дарственной 1раницы, привлекать к ответственности после вступления в за­конную силу обвинительного приговора об осуждении этих лиц по ст. 19-58, п. 1 а, УК РСФСР и соответствующим статьям УКдругих союзных республик. Если же эти липа будут осуждены военными трибуналами по другим статьям Уголовного кодекса, членов их семей к ответственности не привлекать.

 

'Приказ был адресован: народным комиссарам государственной безопасности союз­ных и автономных республик, начальникам УНКГБ краев и областей, народным комисса­рам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД краев и об­ластей, начальникам пограничных округов войск НКВД и начальникам пограничных от­рядов, прокурорам союзных и автономных республик, краев и областей, военным проку­рорам военных округов и флотов.

Если изменник Родины был убит при попытке к побегу или перелету за границу, то и в этом случае должно быть произведено тщательное расследо­вание на предмет установления преступных намерений; добытые следстви­ем материалы с данными о членах семьи убитого изменника и с заключени­ем военного прокурора направлять в Особое совещание при НКВД СССР для разрешения вопроса о членах семьи изменника Родины в соответствии с приказом НКВД СССР № 001552 от 10 декабря 1940 г.

Проведение следствия о членах семей изменников Родины, кроме воен­нослужащих, возложить на органы НКГБ, надзор за следствием — на воен­ных прокуроров.

Следствие о членах семей военнослужащих, совершивших побег или пе­релет за границу или покушавшихся на это преступление, ведут органы тре­тьих управлений НКО, НКВМФ и третьих отделов НКВД в соответствии с приказом НКВД СССР № 001024 от 20 августа 1940 г. По окончании следст­вия эти органы дела направляют при квалификации по ч. 1 ст. 58-1 -в в воен­ные трибуналы, а по ч. II той же статьи УК РСФСР и соответствующих ста­тей УК союзных республик — в Особое совещание при НКВД СССР.

4. Если военный трибунал при судебном рассмотрении дела о лице, со­вершившим побег или перелет за границу, не признает его виновным в из­мене Родине, органам НКГБ входить с представлением в Особое совещание при НКВД СССР о возвращении из ссылки членов семей таких лиц.

Народный комиссар госбезопасности Союза ССР    В. Меркулов

Заместитель наркома внутренних дел Союза ССР    В.Абакумов

Прокурор Союза ССР                                                   В. Бочков

ЦА ФСБ России

Из текста данного приказа, хотя он и отсылает к постановлению ЦК ВКП(б) и СНК СССР от 7 декабря 1940 г. «О привлечении к ответственности изменников Родины и чле­нов их семей», усматривается, что членов семей изменников Родины привлекали к уголов­ной ответственности не в силу их виновности, а только в силу родственных отношений. Привлечение к ответственности осуществлялось в любом случае, даже если члены семьи не только не способствовали совершению конкретного факта измены Родине, но и не зна­ли о подготовке и совершении данного события. Разумеется, такая практика являлась гру­бым нарушением законности и впоследствии была осуждена.

Нарушения законности, заложенные в данном приказе, состоят в том, что он ориенти­ровал следственные органы руководствоваться при расследовании данной категории дел не уголовно-процессуальным законом, а инструкцией НКВД СССР.

В п. 4 приказа сказано, что если военный трибунал не признает виновным в измене Ро­дине привлеченное к уголовной ответственности лицо, то в таком случае органам НКГБ следовало входить с представлением в Особое совещание при НКВД СССР о возвращении из ссылки членов семей таких лиц. Следовательно, членам семей, привлеченных к уголов­ной ответственности, Особое совещание при НКВД СССР определяло меру наказания, хо­тя виновность основного лица еще не была установлена. Такая практика свидетельствова­ла о привлечении к уголовной ответственности порой безвинных людей и приводило к гру­бым нарушениям законности

Из спецсообщения УНКГБ по г. Москве и Московской области № 1/358 в НКГБ СССР об активизации деятельности агентуры иностранных разведок и антисоветского элемента на территории г. Москвы и Московской области

28 июня 1941 г.

 

За последнее время в г. Москве и районах области значительно участились случаи появления подозрительных лиц, проявляющих активные попытки к получению секретных сведений, главным образом оборонного характера.

Об этом свидетельствуют следующие наиболее характерные факты.

По дороге, ведущей из г. Коломны к пороховым складам Н-ской части, была замечена неизвестная женщина в военной форме, без петлиц, которая производила какие-то записи в блокноте.

Спустя некоторое время неизвестная, подойдя к близрасположенному мосту, оставила под ним сверток и быстро скрылась. Наблюдавшая за ней гражданка Пойкова, идя по следам неизвестной, обнаружила под мостом ре­вольвер системы «Наган» с 4 боевыми патронами.

По 1-му Островскому пер., в Москве, 26 июня с.г. задержаны трое неиз­вестных, расспрашивавших у подростков о месторасположении военных за­водов. При обыске у одного из задержанных обнаружены: партийный билет на имя Алтухова П.Я., блокнот с записями телефонов разных фабрик и заво­дов, японо-русский словарь и т.д. Ведется следствие.

25 июня с.г. в столовой фабрики «Пролетарский труд» (Октябрьский рай­он) появились двое неизвестных в военной форме (один в звании капитана, другой — лейтенанта), которые расспрашивали у отдельных рабочих о ха­рактере выпускаемой этой фабрикой продукции и о месте расположения ближайших вокзалов и военных заводов.

23 июня с.г. в с. Владычино Волоколамского района вблизи территории аэродрома появился неизвестный гражданин, который расспрашивал у ме­стных колхозников о месте нахождения аэродрома и шоссейных дорог.

Этот же неизвестный местным населением был замечен также 24 июня с.г. в 8 км от аэродрома в д. Буйгород...

27 июня на квартиру к нашему источнику «Фоке» (бывший белогвардеец колчаковской армии) в его отсутствие явился неизвестный, назвав себя его близким другом.

В беседе с женой источника неизвестный интересовался общественным положением «Фоки» и местом его работы. По предположению источника «Фоки», приход неизвестного следует расценивать как попытку установле­ния связи с ним белогвардейских кругов.

На территории Киевского вокзала задержан неизвестный, прибывший якобы с фронтовой полосы Западной Украины. При обыске у последнего обнаружены винтовка с боевыми патронами и чужие документы. На предва­рительном следствии неизвестный назвал себя железнодорожником ст. Ба-рановичи Хрестичем Н.И. Ведется следствие...

На чердаке дома № 18 1-го Николо-Щиповского пер. (Киевский район) 26 июня с.г. обнаружено 236 боевых винтовочных патронов, 27 патронов к револьверу «Наган», 2 сабли и 1 сигнальная ракета.

25 июня по Ярославскому шоссе проходила автомашина американского посольства № МБД-1-98. Находившееся в машине неизвестное лиио произ­водило фотосъемки территории оборонного завода № 8.

Указанные факты свидетельствуют об активизации деятельности иност­ранных разведок и контрреволюционного элемента, в связи с чем нами про­водятся следующие мероприятия:

1.  Усилена охрана наиболее важных оборонных объектов и прилегающих к ним подъездных путей, строений, складов и т.д.

2.  Организованы обходы и патрулирование улиц и поселков, располо­женных вблизи оборонных и промышленных объектов.

3.  Тщательно проинструктирована агентура, которая направлена на свое­временное выявление возможных активных действий и диверсионных актов со стороны вражеских элементов и задержание лиц, подозрительных по шпионажу.

4.  По имеющимся у нас ориентировкам и приметам приняты меры через местные аппараты органов НКВД к розыску неизвестных.

Начальник Управления НКГБ по г. Москве и Московской области
комиссар госбезопасности                                          Кубаткин

ДА ФСБ России

№334

Из указания УНКГБ по Краснодарскому краю № 488 о задачах оперативно-чекистского аппарата в связи с началом войны с фашистской Германией

28 июня 1941 г.

Всем начальникам МРО УНКГБ по Краснодарскому краю и оперотделам железнодорожного транспорта, начальнику Сочинского отдела НКГБ, начальнику Управления НКГБ по Адыгейской автономной области

В соответствии с указаниями наркома государственной безопасности т. Меркулова

предлагаю:

1. Соблюдать максимальную организованность, бдительность и напря­женность всех оперативно-чекистских работников в нашей работе по борь­бе с врагами советского народа.

2.  В условиях военного времени органы НКГБ должны еще тверже сто­ять на своем посту, действуя в тесном контакте с командованием частей Красной Армии и органами НКВД.

3.  Архивные материалы и другие секретные документы, не являющиеся необходимыми для текущей оперативной работы, сконцентрировать в над­лежаще оформленном виде и хранить в одном месте.

[.-]

5. Совместно с органами НКВД организуйте решительную борьбу с воз­можными парашютными десантами противника, диверсионными и по-встанческо-бандитскими группами, организованным контрреволюцион­ным элементом.

При выполнении этой работы обратите внимание на выявление и разра­ботку родственно-соратнической и иной белоэмигрантской базы, находя­щейся на вашей территории, имея в виду, что противник при заброске на на­шу территорию десантов в первую очередь будет пользоваться многочислен­ными кадрами белоэмигрантов, выходцев с Кубани.

[.-]

7.  Ежедневно кратко информируйте УНКГБ всеми доступными способа­ми о положении дел в районах.

8.  Решительно пресекайте малейшие проявления паники и растеряннос­ти среди оперсостава органов НКГБ. О всех фактах паники и растерянности немедленно докладывайте мне.

Каждый сотрудник должен проникнуться чувством огромной ответст­венности за дело, которое ему поручено Партией и Правительством Совет­ского Союза.

 

Начальник Управления НКГБ по Краснодарскому краю

капитан государственной безопасности                   Тимошенков'

 

ЦА ФСБ России

 

 

 

 

 

 

'Тимошенков Константин Григорьевич (1908-?) — полковник (1943). С апреля 1939 г.-заместитель начальника, с марта 1940 г. — начальник 2-го отделения 3-го отдела ГЭУ НКВД СССР. С марта 1941 г. — начальник 3-го отделения 3-го отдела 3-го Управления НКГБ СССР. С апреля 1941 г. — начальник УНКГБ по Краснодарскому краю. С июля 1941 г. - замести­тель начальника УНКГБ по Курганской области. С сентября 1944 г. — начальник УНКГБ по Курганской области, с марта 1946 г. — начальник УМГБ по Курганской области. Приказом МГБ СССР № 5514 от 5 октября 1950 г.уволен в запас по состоянию здоровья. С 1951 г.ра­ботал старшим инженером группы по обеспечению строительства санатория «Сочи» при ВСУ войск МГБ СССР. В 1959 т. — начальник 3-го отделения военно-строительного отдела Управления погранвойск Северного округа. Приказом КГБ при СМ СССР № 459 от 25 сен­тября 1959 г. уволен в запас по выслуге лет.


Докладная записка начальника УНКГБ по Хабаровскому краю № 3311 в НКГБ СССР с предложением о подготовке кадров для диверсионной работы

28 июня 1941 г.

 

В связи с возможным военным выступлением Японии против СССР считаю совершенно необходимым, при строгой координации своих дейст­вий с разведотделом ДВ фронта, приступить сейчас к организации, подбору и необходимой выучке мелких, глубоко законспирированных диверсионных групп с задачей выброски их с диверсионными заданиями в стратегические узлы и центры противника в момент начала военных действий Японии про­тив СССР. В связи с этим прошу:

1.  Санкционировать намеченные мероприятия по организации таких групп.

2.  Создать при УНКГБ края спецбюро в количестве 5 оперработнков, на которых возложить всю работу по организации, подбору и выучке этих групп.

3.  Выслать на необходимые расходы 40 тыс. руб. советских денег и 10 тыс. маньчжурских гоби.

Чесноков2ЦА ФСБ России

'Передано шифром.

2Чесноков Александр Николаевич (1900 — ?) — с ноября 1938 г. - старший помощник начальника отделения штаба ГУПВ НКВД СССР С апреля 1939 г — заместитель началь­ника пограничных войск НКВД Хабаровского округа. С сентября 1940 г. — зам. начальни­ка УНКВД по Хабаровскому краю. С февраля 1941 г. — начальник УНКГБ по Хабаровскому краю. С сентября 1941 г. — зам. начальника УНКВД по Хабаровскому краю, с мая 1942 г.одновременно начальник Особого отдела НКВД Дальневосточного фронта. С апреля 1943 г. — начальник УКР «Смерш» Дальневосточного фронта, с сентября 1947 г. — началь­ник ОКР МГБ, а с марта 1954 г. — начальник Особого отдела КГБ при СМ по Таврическо­му военному округу. Приказом КГБ при СМ СССР № 41 от 18 января 1955 г. уволен в за­пас по болезни, а приказом КГБ при СМ СССР № 177 от 7 мая 1958 г. уволен «из органов по фактам, дискредитирующим звание генерала в запасе».


Предложения УНКГБ по Хабаровскому краю диктовались объективной необходимос­тью. Противостоящая войскам Красной Армии на восточных рубежах Квантунская армия представляла серьезную опасность для Советского Союза (и особенно после нападения Гер­мании на СССР). Разведывательное управление штаба Квантунской армии и его местные филиалы (ЯВМ) стремились создать разветвленную агентурную сеть на территории СССР. В этих целях, как показывают трофейные японские документы, из года в год увеличивался бюджет для ведения разведки против СССР. Так, с 1 августа 1940 г. по 31 мая 1941 г. расходы для этой цели только по центральному аппарату разведуправления (включая Харбинскую ЯВМ) составляли 43 620 гоби, а всего по разведуправлению и всем ЯВМ — 83 660 гоби. Поз­же, после принятия в июле 1941 г. плана нападения Японии на СССР «Кантокуэн», расхо­


ды на ведение разведки против СССР были увеличены еше в несколько раз. На веление раз­ведки против СССР были сосредоточены усилия не только ЯВМ, но также жандармерии и полиции. При 4-м отделе Харбинской военной миссии были созданы так называемые кур­сы по подготовке диверсантов, радиопропагандистов и агитаторов.

Поэтому с учетом предложений УНКГБ по Хабаровскому краю и в соответствии с при­казом НКГБ СССР № 00260 от 4 июля 1941 г. в середине июля 1941 г. в регионы Дальнего Востока, в том числе и в Хабаровск, была направлена оперативная группа в количестве 32 человек, сформированная из работников 1, 2, 3-го Управлений НКВД СССР, для оказания практической помощи в организации и проведении агентурно-оперативных мероприятий на случай нападения Японии на СССР. В течение 2,5 месяца УНКГБ-УНКВД по Хабаров­скому краю совместно с работниками опергруппы НКГБ-НКВД СССР было сформирова­но 14 диверсионных групп (128 человек) и 17 разведывательных групп (55 человек). Четы­ре группы в количестве 10 человек были переброшены за кордон.

Изучение материалов японских контрразведывательных органов в Маньчжурии, за­хваченных в качестве трофеев после поражения Японии в 1945 г., свидетельствует о том, что японцам за два года до начала войны удалось задержать значительное число агентов советской разведки.

Японская контрразведка усматривала неудачу работы советской разведки в недоста­точном знании японского национального характера, вследствие чего пропаганда, которой она подвергала агентов при вербовке, била мимо цели.

По условиям того времени многие разведзадания, даваемые агентам-японцам, были совершенно невыполнимыми. Мизерность материального вознаграждения агента не спо­собствовала его активности. Агенты получали снаряжение и одежду советского производ­ства, что увеличивало опасность для них и облегчало их разоблачение.

По мнению японской контрразведки, провалы советской агентуры состояли в том, что ее представляли в основном «агенты-поршни», действовавшие на самой границе, лю­ди «малокультурные», не прошедшие специальной подготовки. Оценивая общее состоя­ние советской закордонной агентуры, действовавшей в то время в Маньчжурии, японская контрразведка утверждала: «Качества агентов советской разведки в целом, за исключени­ем некоторой части из них, отнюдь нельзя называть хорошими. В частности, после начала советско-германской войны, когда требовалось с максимальной быстротой давать необхо­димые сведения, советская и монгольская разведки стали больше внимания уделять коли­честву, чем качеству агентов...»

В 1941 г. японская контрразведка пришла к выводу: «Методы руководства агентурой у советской разведки однообразны, вследствие чего трудно ухватиться за специфические, индивидуальные черты руководителя. Это сильно затрудняет выявление руководящих ор­ганов и руководителей, но. с другой стороны, это необходимо учитывать в целях борьбы со шпионажем, так как те явления, которые обнаруживаются где-либо в одном месте, неиз­бежно появляются и в другом».

Одновременно с этим японцы постоянно подчеркивали сильные стороны советской разведки. Высокая оценка советской разведки выражалась в свойственной японцам шпи­ономании в Маньчжурии, где всякий нарушитель госграницы рассматривался как агент советской разведки. Имелись многочисленные факты того, что эта шпиономания приво­дила сплошь и рядом к «разоблачению» посредством пыток и признанию в причастности к советским разведорганам настоящих изменников Родины, бежавших из СССР в Мань­чжурию (ЦА ФСБ России).


Из указания начальника УНКГБ по Курской области № 14395 горрайорганам НКГБ о производстве арестов только с санкции прокурора области

28 июня 1941 г.

 

На основании указания НКГБ СССР разъясняется:

1.  Аресты в порядке изъятия враждебного элемента в мобилизационный период производятся обязательно с санкции УНКГБ и прокурора области.

2.  В случае возникновения необходимости ареста отдельных лиц запра­шивать по телефону, шифром, нарочным и другими срочными способами санкцию УНКГБ и по моим указаниям производить аресты с санкции рай­онного прокурора с последующим извещением об этом УНКГБ.

[...]

Предупреждаю о строгой ответственности за необоснованные аресты по непроверенным данным.

Начальник УНКГБ по Курской области

капитан госбезопасности                                              Аксенов1

ЦА ФСБ России

№337

Директива Совнаркома Союза ССР и ЦК ВКП(б) № П509 партийным и советским организациям прифронтовых областей

 

29 июня 1941 г.

 

Вероломное нападение фашистской Германии на Советский Союз про­должается. Целью этого нападения является уничтожение советского строя, захват советских земель, порабощение народов Советского Союза, ограбле­ние нашей страны, захват нашего хлеба, нефти, восстановление власти по-мещиков и капиталистов. Враг уже вторгся на советскую землю, захватил большую часть Литвы с городами Каунас и Вильнюс, захватил часть Латвии,

 

'Аксенов Петр Михайлович (1898-1972) — полковник (1943). С декабря 1938 г.начальник УНКВД по Курской области. С апреля 1941 г. — начальник УНКГБ по Кур­ской области. С июля 1941 г. — начальник УНКВД по Курской области. С сентября 1943 г. — начальник УНКВД УССР по Черниговской области. Приказом НКВД СССР № 430 от 14 мая 1945 г. уволен из органов НКВД по болезни.


Брестскую, Белостокскую, Вилейскую области Советской Белоруссии и не­сколько районов Западной Украины. Опасность нависла над некоторыми другими областями. Германская авиация расширяет территорию бомбежки, подвергая бомбардировкам города Ригу, Минск1, Оршу, Могилев, Смоленск, Киев, Одессу, Севастополь, Мурманск2.

В силу навязанной нам войны наша страна вступила в смертельную схватку со своим опасным и коварным врагом — немецким фашизмом. На­ши войска героически сражаются с врагом, вооруженным до зубов танкам, авиацией. Красная Армия, преодолевая многочисленные трудности, само­отверженно бьется за каждую пядь советской земли.

Несмотря на создавшуюся серьезную угрозу для нашей страны, некото-1 рые партийные, советские, профсоюзные и комсомольские организации и их руководители все еще не понимают смысла этой угрозы, еще не осознали значения этой угрозы, живут благодушно—мирными настроениями и не по­нимают, что война резко изменила положение, что наша Родина оказалась в величайшей опасности и что мы должны быстро и решительно перестроить всю свою работу на военный лад.

Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) обязывают все партийные, советские,' профсоюзные и комсомольские организации покончить с благодушием и-беспечностью и мобилизовать все наши организации и все силы народа для разгрома врага, для беспощадной расправы с ордами напавшего германско­го фашизма.

Совнарком Союза ССР и ЦК ВКП(б) требуют от вас.

1.  В беспощадной борьбе с врагом отстаивать каждую пядь советской, земли, драться до последней капли крови за наши города и села, проявлять смелость, инициативу и сметку, свойственные нашему народу.

2.  Организовать всестороннюю помошь Действуюшей армии, обеспе­чить организованное проведение мобилизации запасных, обеспечить снаб­жение армии всем необходимым, быстрое продвижение транспортов с вой­сками и военными грузами, широкую помощь раненым, предоставляя под госпитали больницы, школы, клубы, учреждения.

3.  Укрепить тыл Красной Армии, подчинив интересам фронта всю свою деятельность, обеспечить усиленную работу всех предприятий, разъяснить трудящимся их обязанности и создавшееся положение, организовать охрану заводов, электростанций, мостов, телефонной и телеграфной связи, органи­зовать беспощадную борьбу со всякими дезорганизаторами тыла, дезертира­ми, паникерами, распространителями слухов, уничтожать шпионов, дивер­сантов, вражеских парашютистов, оказывая во всем этом быстрое содейст­вие истребительным батальонам. Все коммунисты должны знать, что враг коварен, хитер, опытен в обмане и распространении ложных слухов, учиты­вать все это в своей работе и не поддаваться на провокации.

4.  При вынужденном отходе частей Красной Армии угонять подвижной железнодорожный состав, не оставлять врагу ни одного паровоза, ни одного

 

'Минск был оставлен частями Красной Армии 28 июня 1941 г.

Правительство Финляндии о состоянии войны с Советским Союзом объявило 26 ию­ня 1941 г. Активное наступление с территории Финляндии немецких и финских войск на Мурманском, Кандалакшском и Ухтинском направлениях началось 29 июня 1941 г.

вагона, не оставлять противнику ни килограмма хлеба, ни литра горючего. Колхозники должны угонять скот, хлеб сдавать под сохранность государст­венным органам для вывозки его в тыловые районы. Все ценное имущество, в том числе цветные металлы, хлеб и горючее, которое не может быть выве­зено, должно безусловно уничтожаться.

5. В занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверси­онные группы для борьбы с частями вражеской армии, для разжигания пар­тизанской войны всюду и везде, для взрыва мостов, дорог, порчи телефон­ной и телеграфной связи, поджога складов и т.д. В захваченных районах со­здавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия.

Для руководства всей этой деятельностью заблаговременно под ответствен­ность первых секретарей обкомов и райкомов создавать из лучших людей на­дежные подпольные ячейки и явочные квартиры в каждом городе, районном центре, рабочем поселке, железнодорожной станции, в совхозах и колхозах1.

' 6. Немедленно предавать суду военного трибунала всех тех, кто своим па­никерством и трусостью мешает делу обороны, невзирая на лица.

 

Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) заявляют, что в навязанной нам войне с фашистской Германией решается вопрос о жизни и смерти Советского госу­дарства, о том, быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение.

Теперь все зависит от нашего умения быстро организоваться и действовать, не теряя ни минуты времени, не упуская ни одной возможности в борьбе с врагом.

Задача большевиков — сплотить весь народ вокруг партии Ленина—Ста­лина, вокруг Советского правительства для самоотверженной поддержки Красной Армии, для победы.

Председатель Совнаркома СССР и Секретарь ЦК ВКП(б)          И.Сталин

Заместитель Председателя Совнаркома СССР         В.Молотов

Печатается по журналу: Известия ЦК КПСС, 1991, Мб, с. 218-220.

Директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 29 июня 1941 г. содержала программу борьбы советского народа в Великой Отечественной войне и сыграла огромную мобилизующую роль в перестройке всей жизни страны на военный лад. Она была разослана всем членам ЦК ВКП(б), ЦК компартий союзных республик, краевым, областным, городским и рай­онным комитетам партии, народным комиссарам и легла в основу организаторской и иде­ологической работы государственных, партийных, комсомольских и других общественных организаций. Основные положения директивы от 29 июня 1941 г. были развиты и конкре­тизированы в последующих решениях партии и правительства. Директива СНК СССР и ЦК ВКП(б) явилась программой деятельности и для советских органов госбезопасности. В ней определялись задачи и основные направления работы чекистов в условиях войны.

 

 

 

 

'Данный абзац был опубликован впервые в июне 1991 г.

Приказ НКВД СССР № 00837 о формировании пятнадцати стрелковых дивизий войск НКВД для передачи в Действующую армию

29 июня 1941 г.

 

Решением Правительства Союза ССР на НКВД СССР возложено фор­мирование пятнадцати дивизий. Во исполнение этого решения

приказываю:

1 Мирошниченко Павел Петрович (1903-1942) — генерал-майор (1940). С июля 1939 г. — начальник штаба 17-й бригады конвойных войск НКВД, с сентября 1939 г. — на­чальник секретариата заместителя наркома внутренних дел СССР, секретарь заместителя наркома по войскам НКВД. В 1941 г. — начальник штаба 39-й армии. Погиб в 1942 г.

2Шередега Иван Самсонович (1904-1977) — генерал-лейтенант (1944). В 1938 г. — по­мощник начальника следственной части НКВД СССР, с апреля 1939 г. — начальник мобот-дела НКВД СССР, с сентября 1941 г. — начальник 3-го спецотдела НКВД СССР, с октября 1941 г. — командир 2-й мотострелковой дивизии войск НКВД СССР. С апреля 1942 г. — на­чальник ГУВВ СССР, с января 1945 г. — начальник Высшей офицерской школы войск НКВД СССР. С декабря 1946 г. — начальник курса Военного института МВД СССР. Б 1947-1949 гг. — начальник УМВД по Сахалинской области. В 1949-1955 гг. — начальник Главного управления МПВО МВД СССР. В 1955-1959 гг. — начальник штаба МПВО стра­ны при МВД СССР. Приказом МВД СССР № 611 от 27 июля 1959 г. уволен в запас по бо­лезни.

3Шишкарев Михаил Николаевич (1900-1963) — генерал-майор (1940). С июля 1939 г. — начальник 4-го отдела штаба пограничных войск НКВД СССР, с апреля 1940 г.-начальник 1-го отдела организационно-строительного управления ГУПВ НКВД СССР, с марта 1941 г. — начальник отдела оргкомплектования ГУПВ НКВД СССР. В июне 1941 г. — начальник 2-го отдела 2-го Управления ГУПВ НКВД СССР. С декабря 1941 г.начальник 1-го отдела 2-го Управления ГУПВ НКВД СССР. С июля 1942 г. — начатьник пограничных войск НКВД Армянского округа, с декабря 1942 г. — начатьник Ереванско­го гарнизона по войскам НКВД. С января 1944 г. — начальник пограничных войск НКВД Армянского округа, с июля 1944 г. — начальник пограничных войск НКВД Забайкатьско-го округа. С марта 1946 г. — начальник УМВД по Приморскому краю. С июня 1951 г.начатьник УМВД по Свердловской области. С марта 1953 г. — заместитель начальника Управления милиции УМВД по г. Москве и Московской области. С августа 1953 г.начатьник УМВД по Свердловской области.

4Фролов Сергей Ильич (1904 — ?) — полковник, в 1941-1948 гг. — начатьник секрета­риата заместителя наркома-министра внутренних дел СССР по войскам. В последующие годы находился на руководящей работе в органах МВД. В 1954 г. — начатьник 2-го отделе­ния оргштатного отдела Управления конвойной охраны МВД СССР. Приказом МВД СССР № 356 от 6 февратя 1954 г. уволен в запас по возрасту.


1.  Руководство формированием пятнадцати стрелковых дивизий войск НКВД возложить на генерал-лейтенанта Масленникова И.И.

2.  Создать при генерал-лейтенанте Масленникове оперативную группу в составе полковника Мирошниченко П.П.', комбрига Шередега И.С.2, ком­брига Шишкарева М.Н.3, подполковника Фролова СИ.4

3.  К формированию дивизий приступить немедленно и развернуть: 243-ю стрелковую дивизию, 244-ю стрелковую дивизию, 246-ю стрелковую диви­зию, 247-ю стрелковую дивизию, 249-ю стрелковую дивизию, 250-ю стрел­ковую дивизию, 251-ю стрелковую дивизию, 252-ю стрелковую дивизию, 254-ю стрелковую дивизию, 256-ю стрелковую дивизию, 15-ю горнострел­ковую дивизию1,16-ю горнострелковую дивизию, 17-ю горнострелковую ди­визию, 26-ю горнострелковую дивизию, 12-ю горнострелковую дивизию.

4.  На формирование указанных выше дивизий выделить из кадров войск' НКВД по 1000 человек рядового и младшего начальствующего состава и 500 человек командно-начальствующего состава на каждую дивизию. На ос­тальной состав дать заявки в Генеральный штаб Красной Армии на призыв из запаса всех категорий военнослужащих.

5.  Сосредоточение кадра, выделяемого из войск НКВД, в пункты форми­рования закончить к 17 июля 1941 г

6.  Генерал-лейтенанту Масленникову представить на утверждение план формирования и материально-технического обеспечения, а также расста­новку личного состава.

 

Нарком внутренних дел СССР                                       Л.Берия

 

UA ФСБ России

 

Дивизии формировались из состава пограничных и внутренних войск. Так, напри­мер, из пограничных войск в состав шести формируемых соединений, предназначен­ных для фронта резервных армий, вошло свыше 15 тыс. пограничников. По оконча­нии формирования и кратковременной боевой учебы все дивизии были направлены в армии Резервного, Северного и Западного фронтов. Дивизии приняли активное учас­тие в обороне Ленинграда, битве под Москвой, многих оборонительных и наступа­тельных операциях Великой Отечественной войны. Например, три дивизии (254, 257, 262-я) в составе 34-й армии участвовали в нанесении контрудара в районе Старой Рус­сы в августе 1941 г.; три дивизии (252, 254, 256-я) вошли в состав 29-й армии, действо­вавшей на Западном и Калининском фронтах: 256-я стрелковая дивизия, действуя в составе 31-й армии, первой после ожесточенного боя ворвалась в г.Калинин, очистив его 16 декабря 1941 г.от вражеских войск; 249-я дивизия, действуя в составе 4-й Удар­ной армии, освободила в период контрнаступления в январе 1942 г. города Пено, Ан-дреаполь Калининской области, подошла к Витебску. Многие дивизии, проявившие себя в последующих боях, были награждены и отмечены почетными наименованиями, две дивизии стали гвардейскими (см.: Пограничные войска СССР в годы Второй ми­ровой войны 1939-1945. М., 1995, с. 174; Внутренние войска в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. М., 1975, с. 703).

 

 

 

 

 

 

 

 

 

'Вместо горнострелковых дивизий на территории Московского военного округа были сформированы 257, 262, 265, 266 и 268-я стрелковые дивизии. Так в тексте документа.

Из сообщения резидентуры НКГБ СССР в Пехлеви о военных приготовлениях Ирана на советской границе

29 июня 1941 г.

 

С 22 июня... иранцы перебрасывают к границе с СССР войсковые части, вооружение и боеприпасы. 22 июня из Тегерана в направлении Тавриза про­следовало8 большегрузных автомашин с орудиями и снарядами, примерно столько же — в Мешхед.

Вооружение и боеприпасы перебрасываются также в Решт. Пехлеви, Гор-ган... В направлении Горгана и Туркменской степи по железной дороге про­исходят переброски войсковых частей, следующих с юга.

На побережье Каспийского моря во многих пунктах выставлены войско­вые подразделения. Форсировано строительство военных объектов. В горо­да побережья заброшено из южных и центральных областей Ирана несколь­ко сот сотрудников тайной полиции.

 

ЦА ФСБ России

 

№340

Постановление Президиума Верховного Совета СССР, Совета Народных Комиссаров СССР и Центрального Комитета ВКП(б) об образовании Государственного Комитета Обороны

30 июня 1941 г.

 

Ввиду создавшегося чрезвычайного положения и в целях быстрой мобили­зации всех сил народов СССР для проведения отпора врагу, вероломно напав­шему на нашу Родину, Президиум Верховного Совета СССР, Центральный Ко­митет ВКП(б) и Совет Народных Комиссаров СССР признали необходимым:

1. Создать Государственный Комитет Обороны в составе: т. Сталин И.В. (председатель), т. Молотов В.М. (заместитель председателя), т. Ворошилов К.Е., т. Маленков Г.М., т. Берия Л.П.


2.  Сосредоточить всю полноту власти в государстве в руках Государствен­ного Комитета Обороны.

3.  Обязать всех граждан и все партийные, советские, комсомольские и военные органы беспрекословно выполнять решения и распоряжения Госу дарственного Комитета Обороны.

Председатель Президиума Верховного Совета СССР    М.И.Калинин

Председатель Совнаркома Союза ССР

и Секретарь ЦК ВКП(б)                                             И.В.Сталин

 

Печатается по Сборнику Законов СССР и Указов Президиума Верховного Совета СССР 1939-1944гг. М.. 1945, с. 41.

 

Постановлением Президиума Верховного Совета СССР, Центрального Комитета ВКП(б) и Совета Народных Комиссаров СССР от 3 февраля 1942 г. в состав Государствен ного Комитета Обороны были введены А.И. Микоян и Н.А. Вознесенский, а постановле­нием от 20 февраля 1942 г. — Л.М. Каганович.

Постановлением от 22 ноября 1944 г. Н.А. Булганин был утвержден членом Государст­венного Комитета Обороны, а К.Е. Ворошилов освобожден от обязанностей члена Госу­дарственного Комитета Обороны.

Государственный Комитет Обороны (ГКО) руководил в годы войны деятельностью всех государственных ведомств и учреждений, направлял их усилия на всемерное ис­пользование материальных, духовных и военных возможностей страны для достиже­ния победы над врагом, решал вопросы перестройки экономики и мобилизации люд­ских ресурсов страны для нужд фронта и народного хозяйства, подготовки резервов и кадров для Вооруженных Сил и промышленности, эвакуации промышленности из уг­рожаемых районов, перевода промышленных предприятий в освобожденные Красной Армией районы и восстановления разрушенного войной народного хозяйства в запад­ных областях страны. Постановления ГКО имели силу законов военного времени. ГКО ставил перед Верховным Главнокомандованием и в целом перед Вооруженными Сила­ми СССР военно-политические задачи, совершенствовал структуру Вооруженных Сил, расставлял руководящие кадры, определял общий характер использования Вооружен­ных Сил в войне. Большое внимание ГКО уделял руководству борьбой советского на­рода в тылу врага. Во многих городах прифронтовой полосы были образованы местные чрезвычайные органы — городские комитеты обороны, объединяющие под своим ру­ководством всю гражданскую и военную власть. Такие комитеты были созданы в Ле­нинграде, Севастополе, Туле, Ростове, Сталинграде, Курске — всего более чем в 60 го­родах страны. В своей деятельности ГКО опирался на аппарат СНК СССР, уполномо­ченных ГКО на местах. Наркоматы обороны и ВМФ, их управления были рабочими органами ГКО по военным вопросам, непосредственными организаторами и исполни­телями его решений. Стратегическое руководство вооруженной борьбой ГКО осуще­ствлял через Ставку Верховного Главнокомандования. За период с 30 июня 1941 г.(дня образования) по 4 сентября 1945 г (дня упразднения) Государственным Комитетом Обороны было принято около 10 тыс. постановлений и распоряжений (см.:Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М., 1985, с. 214т220).


Докладная записка членов комиссии НКГБ СССР наркому госбезопасности СССР о результатах проверки охраны помещений и хранения военно-оперативных документов в Генштабе РККА

30 июня 1941 г.

Нами: зам. начальника 1-го отдела НКГБ — Шадриным1, пом. начальни­ка 3-го Управления НКО — Москаленко2 и начальником 5-го отдела НКГБ — Копытцевым* в соответствии с Вашим указанием 29 июня с.г. была произ­ведена проверка охраны помещения и хранения военно-оперативных доку­ментов в Генеральном штабе Красной Армии.

Проверке были подвергнуты: Оперативное управление (оперативный пункт, общая часть, восьмой отдел) и узел связи как место наибольшего со­средоточения важных секретных военно-оперативных документов.

'Шадрин Дмитрий Николаевич (1906 — ?) — генерал-майор (1945). С июня 1939 г.начальник 3-го спецотдела НКВД СССР. С апреля 1941 г. — заместитель начальника 1-го отдела НКВД-НКГБ СССР. С мая 1943 г. — заместитель начальника 6-го Управления НКГБ СССР, он же начальник 2-го отдела 6-го Управления НКГБ СССР. С февраля 1947 г.

  начальник Управления охраны № 2 МГБ СССР. С ноября 1950 г. — заместитель началь­ника УМВД по Куйбышевской области, затем заместитель начальника УКГБ при СМ СССР по Куйбышевской области. Приказом КГБ при СМ СССР № 201 от 23 мая 1958 г. уволен в запас по болезни.

2Москаленко Иван Иванович (1907 — ?) — генерал-лейтенант (1944). С октября 1940 г

  помощник начальника 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР, он же начальник 1-го отделения 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР. С февраля 1941 г. — исполняющий должность помощника начальника 3-го Управления НКО СССР, он же начальник 1-го отдела 3-го Управления НКО СССР, с мая 1941 г. — помощник начальника 3-го Управления НКО СССР. С августа 1941 г. — помощник начальника Управления особых отделов НКВД СССР, он же началь­ник 1-го отдела УОО НКВД СССР. С мая 1943 г. — помощник начальника ГУКР «Смерш» НКО СССР. С мая 1946 г. — помощник начальника 3-го Главного управления МГБ СССР, он же начальник 1-го отдела 3-го Управления МГБ СССР. С января 1952 г. — заместитель начальника УКР МГБ Белорусского военного округа. Приказом КГБ при СМ СССР №451 от 7 июля 1954 г. уволен в запас по фактам, дискредитирующим звание начсостава органов госбезопасности. Приказом КГБ при СМ СССР № 38 от 28 января 1960 г. формулировка приказа об увольнении изменена: «считать уволенным по служебному несоответствию».

3Копытцев Алексей Иванович (1912 —?) — генерал-майор (1945). С февраля 1941 г.начальник 5-го отдела НКГБ СССР. С ноября 1942 г. — начальник 2-го отдела 5-го Управ­ления НКВД СССР. С мая 1943 г. — заместитель начатьника 5-го Управления НКГБ СССР, он же начальник 2-го отдела 5-го Управления НКГБ СССР. С июня 1946 г. — заместитель начальника 6-го Управления МГБ СССР. В последующие годы находился на руководящей работе в органах МГБ-МВД-КГБ. В 1965 г. — заместитель начальника 8-го Главного управ­ления КГБ при СМ СССР. Приказом КГБ при СМ СССР № 31 от 28 января 1965 г. уволен в запас по болезни.


В результате проверки были установлены следующие недостатки в охра­не, хранении и учете документов, способствующие разглашению военно-оперативной тайны:

а) По Оперативному управлению.

Ведением секретно-оперативного делопроизводства, контролем за про­хождением военно-оперативных документов и их хранением в Оперативном управлении занимается общая часть.

Проверкой установлено, что работа общей части ОУ не налажена и со­хранность проходящих через нее документов не обеспечена.

1.  Дела с расшифрованными военными телеграммами, хранящиеся в опе­ративном пункте, надлежащим образом не оформлены, то есть не имеют вну­тренних описей содержащихся в них шифртелеграмм и хранятся в столе, до­ступ к которому имеют без надобности шесть человек.

2.  В машинописном бюро Оперативного управления нет твердо уста­новленного порядка, определяющего печатание, размножение и учет опе­ративных документов и уничтожение черновых материалов и копироваль­ной бумаги.

Так, черновики военно-оперативных документов после печатания с них в машинописном бюро возвращаются исполнителям, коими они безучетно и единолично уничтожаются без участия представителей общей части ОУ.

Копировальная бумага, только однократно использованная, не учитыва­ется и была обнаружена в большом количестве с ясными оттисками на ней секретных военно-оперативных текстов. Кроме того, в корзинке машино­писного бюро были обнаружены на две и четыре части порванные особо важные оперативные документы (оперативная сводка, запись телефонных разговоров, приказ Ставки Главного Командования о формировании воин­ских соединений и т.д.), попавшие туда как испорченные или как лишние экземпляры.

Указанные выше недостатки в делопроизводстве Оперативного управле­ния следует отнести »а счет бездеятельности и отсутствия должного контро­ля за сохранностью документов со стороны начальника общей части ОУ майора Антонцева'. Что касается восьмого (шифровального) отдела Опера­тивного управления, то там существенных недостатков в обработке, про­хождении, учете и хранении шифровальных военно-оперативных телеграмм не обнаружено, за исключением того, что отделом иногда принимались для обработки тексты шифртелеграмм, написанные не от руки исполнителем, а отпечатанные в нескольких экземплярах в машинописном бюро.

Таким образом, с содержанием отправляемых телеграмм без надобности знакомились машинистки.

1 Антониев Григорий Михайлович (1901 — ?) — подполковник (1942). С сентября 1940 г.начальник общей части Оперативного управления Генштаба Красной Армии, с июля 1941 г. — исполняющий обязанности начальника отделения отдела укомплектования штаба Цент­рального фронта. С января 1942 г. — начальник 1-го отделения отдела кадров штаба 20-й ар­мии (Западный фронт). С августа 1942 г. — слушатель Военной академии им. М.В.Фрунзе. С сентября 1942 г. находился на руководящей штабной работе в Действующей армии на Брян­ском, Центральном и 1-м Белорусском фронтах. Уволен в запас в мае 1946 г.


Существенным недостатком в работе восьмого отдела является то, что он продолжает работать в условиях, выработанных мирным временем, а имен­но: обработка, учет и хранение военно-оперативных шифровальных теле­грамм по связи с фронтами не отделены от остальной работы отдела. Эти те­леграммы учитываются в обших журналах, обрабатываются всеми шифро­вальщиками, хранятся в общих помещениях и общих столах с остальной пе­репиской и, теряясь в общей переписке, особо не контролируются, б) По узлу связи.

Узел связи НКО занимается передачей и приемом по телеграфу и радио шифровальных и открытых фронтовых сообщений и осуществляет связь с ок­ругами. Нарушений в прохождении, учете и уничтожении обработанных вхо­дящих и исходящих шифровальных и открытых сообщений не установлено.

Служебное помещение общей части, оперпункта и восьмого отдела Опера­тивного управления, а также узла связи в основном соответствует своему на­значению с точки зрения хранения в нем военно-оперативных документов, но недостаточно по площади, в связи с чем работа производится скученно.

Соответствующими столами и хранилищами эти помещения обеспечены.

Следует отметить, что Генштаб, в том числе и указанные выше объекты, не располагает резервным помещением при передислоцировании или пере­ходе в другое помещение (укрытие) для работы в случае необходимости.

Охрана Генерального штаба, как внешняя, так и внутренняя, не усилена и в основном оставлена в том виде, как она существовала в мирное время.

Пересылка по городу оперативных документов из Генштаба в иные пунк­ты производится обычным порядком через фельдсвязь без дополнительной охраны.

В целях устранения обнаруженных при проверке недостатков в хранении военно-оперативных документов и охране помещения Генерального штаба КА считаем необходимым:

1.  Оформить дела с военно-оперативными телеграммами, храняшиеся в общей части Оперативного управления, и сократить круг лиц, соприкасаю­щихся с этими делами, с шести до двух человек.

2.  Установить твердый порядок в машинописном бюро по печатанию и размножению военно-оперативных документов и уничтожению черновиков и копировальной бумаги.

Уничтожение черновиков, лишних и испорченных экземпляров, а также использованной копировальной бумаги производить только по акту в при­сутствии старшей машинистки и представителя общей части Оперативного управления.

3.  Запретить размножение в машинописном бюро текстов исходящих шифрованных телеграмм, направляемых в 8-й отдел на зашифрование.

4.  Выделить прием, обработку, отправку, учет и хранение фронтовых во­енно-оперативных документов и взять их под особый контроль.

Ответственность за проверку исполнения возложить на 5-й отдел НКГБ СССР.

5.  Ключи от хранилищ и столон хранить в опечатанном виде в одном сто­ле под особой охраной.

6.  Усилить внешнюю и внутреннюю охрану Генерального штаба, возло­жив внутреннюю охрану на 1-й отдел НКГБ СССР, а внешнюю — на НКО.

Особенно усилить охрану Оперативного управления, шифровального от­дела и узла связи.

7.  Организовать охрану командиров штаба при доставке военно-опера-
тивных документов Генштаба в иные пункты города.

8.  3-му Управлению НКО СССР срочно провести дополнительную спец­проверку лиц, соприкасающихся с особо важными документами. Лиц с ком­прометирующими материалами немедленно отвести.

9.  За бездеятельность и необеспечение порядка в работе начальника об­щей части майора Антонцева с указанной должности снять.

О выявленных недочетах информированы: заместитель начальника Ген­штаба по политчасти корпусной комиссар тов. Кожевников' и начальник Оперативного управления ГШ генерал-лейтенант тов. Маландин2.

 

Зам. начальника 1-го отдела НКГБ СССР

старший майор госбезопасности                                   Шадрин


Пом. начальника 3-го Управления НКО полковник

Начальник 5-го отдела НКГБ СССР майор госбезопасности


Москаленко Копытцев


'Кожевников Сергей Константинович (1904-1956) — генерал-майор (1942). С июля 1940 г. — военком Генерального штаба Красной Армии, в июне 1941 г. — заместитель на­чальника Генштаба по политической части, с августа 1941 г. — член Военного совета При­волжского военного округа. С декабря 1941 г. — член Военного совета 10-й армии. С ноя­бря 1943 г. — член Военного совета 21-й армии, с августа 1944 г. — заместитель начальника по политчасти Главного управления связи Красной Армии, с июня 1946 г. — заместитель начальника войск связи Сухопутных войск Советской Армии. В марте 1950 г. уволен в от­ставку по болезни.

2Маландин Герман Капитонович (1894-1961) — генерал армии (1948). С 1939 г. — заме­ститель начальника штаба Киевского Особого военного округа. С февраля 1941 г. — началь­ник Оперативного управления Генерального штаба Красной Армии. С июля 1941 г. — на­чальник штаба Западного фронта и Западного направления, затем заместитель начальника штаба Западного фронта. С ноября 1941 г. — начальник кафедры Военной академии Ген­штаба. С декабря 1943 г. и до конца войны - начальник штаба 13-й армии 1-го Украинско­го фронта. В 1945-1946 гг. — начальник штаба Центральной группы войск (в Австрии), в 1946-1948 гг. — начальник Главного штаба — заместитель главнокомандующего Сухопутны­ми войсками Советской Армии, в 1948-1952 гг. — заместитель начальника Генерального штаба Советской Армии, в 1952 1953 гг начальник штаба - первый заместитель коман­дующего войсками Прикарпатского военного округа, в 1953-1955 гг. — вновь заместитель начальника Генштаба Советской Армии. С марта 1955 г. по июль 1956 г. — первый гамести-тель главнокомандующего — начальник Главного штаба Сухопутных войск Советской Ар­мии. С июня 1956 г. — начальник кафедры — первый заместитель начальника Военной ака­демии Генштаба, а с июня 1958 г. — начальник этой академии.


ЦА ФСБ России


14.10.09 / Просмотров: 8158 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать страницу в социальных сетях

В браузере Mozilla Firefox это не работает

 Поиск по сайту
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2022 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.