Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Правовое регулирование внесудебных полномочий ВЧК

Начавшееся в середине февраля 1918 года германское наступление на Петроград создало чрезвычайную ситуацию. В связи с этим 21 февраля 1918 года Совнарком утвердил декрет воззвание “Социалистическое отечество в опасности. На его основании ВЧК впервые получила право внесудебной расправы над “неприятельскими агентами, спекулянтами, громилами, хулиганами, контрреволюционными агитаторами, германскими шпионами”.
Через день к ним добавили “саботажников и прочих паразитов”, предупредив, что ВЧК не видит других мер, кроме беспощадного уничтожения таковых ”на месте преступления”. 1

В первой половине 1918 года в ВЧК была создана первая “тройка”, облеченная расплывчатыми полномочиями ”на всякий пожарный случай”. Первая тройка состояла из Ф.Э.Дзержинского, В.А.Александровича и Я.Х.Петерса. 15 июня вопрос о тройке был пересмотрен, было принято решение составить тройку из представителей партии коммунистов и социал-революционеров, которые уполномачивались решать вопросы о расстреле. В тройку были избраны Ф.Э.Дзержинский, М.Я.Лацис и В.А.Александрович. Заместителями В.В.Фомин, Я.Х.Петерс и И.И.Ильин. Приговоры тройки должны были быть единогласны.

Но конструированная таким образом тройка не была работоспособна. Входившие туда левые социал-революционеры, стояли в принципиальной оппозиции в вопросе о применении высшей меры наказания, ссылаясь на директивы своей партии. Эта ситуация была изменена после их восстания в Москве в июле и после Ярославского восстания, когда левые социал-революционеры были исключены из состава Комиссии. 2

Летом в условиях интервенции и усилившейся гражданской войны государство ввело смертную казнь по приговорам ревтрибуналов. В это же время усилилась и карательная деятельность Всероссийской и местных Чрезвычайных комиссий. Они стали выносить постановления о применении исключительной меры наказания в отношении контрреволюционеров. 3Одновременно вводилась еще одна, так называемая мера борьбы - заложничество. Право брать заложников, было предоставлено ВЧК и ее местным органам. Вне всякого сомнения, данное мероприятие иначе как актом государственного терроризма назвать нельзя.

После покушения на жизнь В.И.Ленина, В.Володарского, М.С.Урицкого ВЧК стало применять массовые расстрелы. Расстрелу подлежали все лица, причастные к белогвардейским заговорам. В этот круг входили: офицерство с немногими исключениями, крупные царские сановники, промышленники и банковые тузы, часть духовенства, помещики и деревенские кулаки подлежали изоляции в концентрационные лагеря. 4

5 сентября принимается постановление СНК о красном терроре. Оно как бы ознаменовало собой его начало, но на самом деле красный террор начался гораздо раньше и не являлся ответом на белый. Утверждение о том, что красный террор - это ответ на белый ошибочно. Расстрелы заложников, убийство царской семьи - это ли не примеры терроризма. Необходимо отметить, что от красного террора не отставал и белый. Жестокости хватало как у одних, так и у других. Эти два процесса шли параллельно с весны 1918 года. Искать правых и виноватых в этом бесперспективно.

С объявлением красного террора в Москве стали проводиться межрайонные собрания. Так в Лифортовском районе была принята резолюция призывающая расстреливать всех контр-революционеров, выдвигалось требование о предоставлении районам право самостоятельно приводить приговоры в исполнение.

Было принято решение брать заложников от буржуазии и их союзников в больших масштабах. В районах для этих целей стали создаваться мелкие концентрационные лагеря.

В резолюциях межрайонных собраний Президиуму ВЧК было предложено рассмотреть дела контрреволюционеров и всех явных расстрелять. Тоже сделать районным ЧК. 5

С момента проведения красного террора была подготовлена инструкция о компетенции Районных ЧК, которая предоставила им право расстрела, но только после утверждения ВЧК. Кроме того, ей предоставлялось право налагать взыскания, такие как: тюремное заключение до 6 месяцев, штрафы без ограничения. Предоставлялось право конфискации имущества. 6

После введения “красного террора” стали поступать отчеты с мест. Так 24 сентября 1918 года Павловская уездная ЧК докладывала: "За все время своего существования Комиссией было расстреляно 27 лиц, контрреводюционеров - 12, заложников буржуазии - 12, и троих бандитов".7Чрезвычайная Западная комиссия сообщала, что после покушения на жизнь бывшего члена Чрезвычайной Комиссии Михаила Марченко было приговорено к расстрелу 50 человек заложников, из которых 12 человек уже расстреляли. 8

Преследовалась цель устрашения населения страны. Л.Троцкий писал: ”Устрашение есть могущественное средство политики и международной, и внутренней. Война, как и революция, основана на устрашении. Победоносная война истребляет по общему правилу лишь незначительную часть побежденной армии, устрашая остальных, сламывая их волю: так же действует революция: она убивает единицы, устрашает тысячи. В этом смысле красный террор принципиально отличается от вооруженного восстания, прямым продолжением которого он является”.9

М.Я.Лацис также пытался обосновать необходимость массовой ликвидации буржуазии. ”Не ищите в деле обвинительных улик о том, восстал ли он против Совета оружием или словом. Первым делом вы должны его спросить, к какому классу он принадлежит, какого он происхождения, какое у него образование и какова у него профессия. Все эти вопросы должны разрешить судьбу обвиняемого. В этом смысл красного террора”. 10

После массовых расстрелов заложников полномочия ВЧК в октябре были несколько ограничены. В Положении о ВЧК от 28 октября 1918 года губернским ЧК предоставлялось право заключения в дома принудительных работ, в местностях, объявленных на военном или осадном положении, применении высшей меры наказания постановлением Коллегии.

Этим же положением Особым отделам ВЧК предоставлялось право высылки за пределы фронта и другие административные меры, наложение которых было предоставлено органам ВЧК, вплоть до применения Высшей меры наказания. При применении высшей меры наказания должна была создаваться Коллегия из 3 человек, персональный состав которых утверждался Президиумом ВЧК. Такие же права предоставлялись Особым отделам охраны границ и Окружным транспортным отделам. 11

В положении "Об организации ВЧК" от 18 ноября 1918 года подтверждается право ВЧК на применение внесудебных полномочий, в том числе и высшей меры наказания. В инструкции, для районных чрезвычайных комиссий подробно перечисляются категории лиц в отношении которых можно применять расстрел. При этом указывалось, что данная категория дел должна была обсуждается обязательно в присутствии представителя Районного комитета партии коммунистов. Тем самым коммунистической партии были предоставлены особые полномочия. Расстрелы приводились в исполнение лишь при условии единогласного решения трех членов Комиссии. По требованию представителя Районного комитета, или в случае разногласия среди членов РЧК, дело обязательно должно было передаваться на решение ВЧК.

Эти комиссии располагали правом заключения в концентрационный лагерь, где для лиц приговоренных Комиссиями, должны были быть организованы принудительные работы.

"В целях терроризации буржуазии следует так же применять выселение буржуазии, давая на выезд самый короткий срок / 24-36 часов /”.12 Эта цитата лишний раз свидетельствует о стремлении запугать население страны.

Инструкция Чрезвычайным комиссиям на местах утвержденная ВЧК 1 декабря 1918 года предоставила местным ЧК в острые моменты революции, накладывать в случае необходимости пресечения или прекращения незаконных действий наказания в административном порядке, но не в судебном, штрафы, выселки, расстрелы и т.п. Право применять высшую меру наказания имеют губернские, фронтовые, армейские и областные ЧК. Хотелось бы подчеркнуть, что согласно этому документу расстреливать можно было в административном порядке без придания человека суду. 13

Пытаясь урегулировать правовое положение ВЧК Я.Х.Петерс вышел, с предложением, что бы чекисты вершили расстрелы с ведома ревтрибуналов. 28 декабря 1918 года Президиум ВЧК отклонил предложение Я.Х.Петерса на том основании, что “ревтрибуналы не перешли в ведение ВЧК”. Был утвержден состав новой судебной тройки ВЧК, куда вошли Ф.Э.Дзержинский, М.Я.Лацис, М.С.Кедров и И.К.Ксенофонтов. 14

4 февраля 1919 года на заседании ЦК РКП (б) было принято постановление о полномочиях ЧК и ревтрибуналов. Комиссии в составе Ф.Э.Дзержинского, И.В.Сталина и Л.Б.Каменева было поручено подготовить проект положения ВЦИК о ЧК и Ревтрибуналах. В основу которого предлагалось положить следующее: право вынесения приговоров должно быть передано из ЧК в ревтрибуналы, аппарат ЧК должен был остаться в качестве розыскных органов и органов непосредственной борьбы с вооруженными выступлениями (бандитскими, контрреволюционными и т.п.), за ЧК сохранялось право расстрелов только при объявлении той или иной местности на военном положении.

Таким образом, главными функциями ЧК после принятия постановления стал розыск и право внесудебных расстрелов при введении военного положения, но через месяц в марте, в связи с наступлением армии Колчака, все права ВЧК осени 1918 года были восстановлены.

24 апреля 1919 года ВЦИК вновь пересмотрел полномочия ЧК, приняв дополнение к Положению о ЧК. Право вынесения приговоров по всем делам, возникающим в ЧК, предлагалось передавать реорганизованным трибуналам.

При наличии вооруженных выступлений контр-революционных или бандитских за ЧК сохранялось право непосредственной расправы для пресечения преступлений. Такое же право сохранялось за ЧК в местностях, объявленных на военном положении за преступления, указанные в самом постановлении о введении военного положения. Кроме того ВЧК предоставлялось право заключения в концентрационный лагерь. 15.

16 июня 1919 года Постановление ВЦИК определило организацию лагерей принудительных работ. Она возлагалась на Губернские Чрезвычайные Комиссии. Во всех губернских городах, в указанные особой инструкции сроки должны были быть открыты лагеря, рассчитанные не менее, чем на 300 человек каждый.16 С разрешения НКВД такие лагеря могли открываться и в уездах.

Заключению в лагеря подлежали те лица и категории лиц, относительно которых были вынесены постановления Отделов Управления, ЧК, Революционных трибуналов, Народных судов и других советских органов, которым предоставлялось это право декретами и распоряжениями. 17

19 июня 1919 года Председателем ВЧК Ф.Э.Дзержинским была утверждена Инструкция Чрезвычайным Комиссиям на местах. В соответствии с которой, всеми делами по непосредственной борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности стали заниматься организованные местными советами или их Исполкомами на одинаковых правах со своими отделами местные Чрезвычайные Комиссии. На обязанности Губернских ЧК лежало наблюдение за революционным порядком в своей губернии.

Чрезвычайные Комиссии являясь органом борьбы в острые моменты революции, при объявлении своей территории на особом положении, могли применять в случае необходимости для пресечения или прекращения незаконных действий наказания в административном порядке, но опять таки не судебном, штрафы, высылки, расстрелы и т.п. 18

Своим постановлением “об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении” от 20 июня 1919 года ВЦИК конкретизирует п.3 постановления ЦИК о ВЧК (от 24 апреля 1919 года ) о праве непосредственной расправы в местностях объявленных на военном положении.

В разъяснении этого постановления ВЦИК постановил. В местностях объявленных на военном положении до издания настоящего постановления ВЧК и Губернским ЧК принадлежит право непосредственной расправы (вплоть до расстрела) за принадлежность к контрреволюционной организации и участие в заговоре против Советской власти. А так же за государственную измену ,шпионаж, укрывательство изменников, шпионов; сокрытие в контр-революционных целях боевого оружия; подделку денежных знаков, подлог в контр-революционных целях документов; участие в контр-революционных целях в поджогах и взрывах; умышленное истребление или повреждение железнодорожных путей, мостов и других сооружений; телеграфного или телефонного сообщения; складов воинского вооружения, снаряжения, продовольственных и фуражных запасов; бандитизм (участие в шайке, организованной для убийств, разбоя и грабежей), пособничество им и укрывательство; разбой и вооруженный грабеж; взлом советских и общественных складов и магазинов с целью незаконного хищения; незаконную торговлю кокаином. 19

21 октября 1919 года был издан декрет СНК о создании для дел о крупной спекуляции Особого революционного трибунала при ВЧК, несвязанного ни какими процессуальными тонкостями. Приговоры его были окончательными и обжалованию в кассационном порядке не подлежали. Особый революционный трибунал в своих суждениях должен был руководствоваться исключительно интересами революции, не связывая себя никакими формами судопроизводства, Заседания Особого революционного трибунала гласны. Его приговоры были окончательны и обжалованию в кассационном порядке не подлежали20. Данный законодательный акт смешивает понятие внесудебных и судебных полномочий ВЧК, так как создание пусть даже и в системе ВЧК Особого революционного трибунала не позволяет отнести данные полномочия к внесудебным. 20

Гражданская война продолжалась. Обстановка на фронтах обострилась. В связи с этим 17 декабря 1919 года Приказ ВЧК № 208 предписал местным органам вернуться к испытанным методам “борьбы”. Предлагалось брать на учет все буржуазное население которое могло служить заложниками: бывших помещиков, купцов, фабрикантов, заводчиков, банкиров, крупных домовладельцев, офицеров старой армии, видных чиновников царского времени и времени Керенского и видных родственников, сражающихся против нас лиц, а так же лидеров антисоветских партий, склонных остаться за фронтом на случай отступления Красной армии.

Данные списки представлялись в ВЧК которое решало когда приступать к аресту заложников. 21

25 декабря 1919 года съезд Особых отделов принял Инструкцию Особого отдела ВЧК, где в качестве средств осуществления возложенных задач в числе других мер могла применяться высылка за пределы фронта, заключение в лагеря принудительных работ и прочие административные меры, которые были предоставлены ГубЧК - вплоть до применения высшей меры наказания. Применение высшей меры наказания могло применяться, при условии создания Коллегии из трех лиц, персональный состав которой утверждался Президиумом ВЧК по представлению Особого Отдела ВЧК. 22

17 января 1920 года ВЦИК и Совет Народных Комиссаров своим постановлением отменил применение высшей меры наказания в отношении врагов советской власти, как по приговорам ВЧК и ее местных органов, так и по приговорам городских, губернских, а также и верховного, при ВЦИК трибуналов. 23

В этой связи Президиум ВЧК 15 февраля 1920 года направил инструкцию чрезвычайным комиссиям, Особым Отделам и их отделениям на местах. В соответствии с которой, Губчека могло налагать за преступления следующие взыскания: штрафы, заключения в концлагерь, передача дел заключенных в Ревтрибуналы или Народные суды. Губчека имело право также подвергать заключению без срока лиц, опасных для революции, но уведомляя, в каждом отдельном случае, Президиум ВЧК.

В инструкции Особым Отделам Губчека в разделе средства осуществления задач в примечании записано, что вопрос о мере наказания разрешается Коллегией Губчека по представлению начальника Особого Отдела. 24

В начале 20-го года развитие бандитизма в отдельных районах приняло угрожающие размеры. В связи с этим Совнарком 19 февраля 1920 года постановил ”лиц, обвиняемых в вооруженных грабежах, разбойных нападениях и в налетах, предавать суду Революционного Военного трибунала”. ВЧК и Революционному военному трибуналу, по взаимному соглашению, было предоставлено право учреждать Революционные военные трибуналы также и в местностях, лежащих вне фронтовой полосы, но опасных в отношении бандитизма, Судопроизводственные правила, существовавшие в Революционном трибунале, были обязательны и для вновь учреждаемых трибуналов. 25

В данном случае ВЧК вновь передаются такие же полномочия, как и по декрету СНК от 21 октября 1919 года.

 5 апреля 1920 года было издано Положение о Революционных трибуналах, оно было издано в изменение закона о трибуналах от 12.04.1919 г. и законов о военных трибуналов от 20.11.1919 года. В пятой статье которого было указано, что с опубликованием настоящего положения, Постановление Президиума ВЦИК о внесудебных полномочиях ЧК от 20 июня 1919 года, и декрет об Особом трибунале при ВЧК от 21 октября 1919 года отменяются. “Все существующие чрезвычайные военные суды и иные учреждения чрезвычайного характера с судебными функциями равно, как революционные трибуналы, учрежденные в ином порядке или действующие не на основании правил, изложенных в настоящем положении, упраздняются”.

 Но вместе с тем, в целях борьбы с нарушителями трудовой дисциплины охраны революционного порядка и борьбы с паразитическими элементами населения в случае, если дознанием не было установлено достаточных данных для направления дел о них в порядке уголовного преследования за ВЧК и Губчк, с утверждения ВЧК, сохранялось право заключения таких лиц в лагерь принудительных работ на срок не свыше 5-ти лет.26Таким образом, за ЧК устанавливалось особое право, без достаточных доказательств минуя судебные органы проводить репрессивную политику.

Разразившаяся весной в 1920 году Польская война вынудили Совет Труда и Обороны объявить во многих местностях военное положение. На основании постановления СТО Республики от 28 мая 1920 года и постановления Коллегии по проведению Военного положения при СТО от 29 мая 1920 года права Военно-революционных трибуналов, т.е. расстрела были предоставлены следующим ГубЧК: Петроградской, Новгородской, Олонецкой, Тверской, Архангельской, Ярославской, Московской, Нижегородской, Тульской, Симбирской, Пензенской, Тамбовской, Воронежской, Саратовской, Брянской и Казанской. На этих заседаниях было обязательно присутствие члена Губкома-Губчека.

Череповецкой, Вологодской, Северо-Двинской, Иваново-Вознесенской, Владимирской, Рязанской и Орловской ГубЧК предоставлялось право в исключительных случаях выносить приговоры о расстреле, приводя их в исполнение после санкции ВЧК.27

В 1921 году ЧК имеет стройную организацию и довольно точный круг прав и обязанностей. Так ГубЧК имели право предания Народному суду и Суду Ревтрибунала, заключению в административном порядке в дома принудительных работ, сроком не свыше 2-х лет, а также применение высшей меры наказания, постановлением Коллегии в местностях, объявленных на военном положении в отношении лиц обвиняемых в шпионаже, бандитизме и в участии в вооруженном выступлении. Высшую меру наказания можно было приводить в исполнение, как уже указывалось, только с санкции ВЧК.

Особые отделы охраны границ РСФСР имели право высылки за пределы пограничной полосы с санкции ГубЧК.

Особые отделы ВЧК имели право высылать за пределы фронта и армии в административном порядке и заключение в лагерь принудительных работ сроком не свыше 2-х лет, а в местностях объявленных на военном положении Особые Отделы фронтов и армий по постановлению троек, персонально утвержденных ВЧК имели право применения высшей меры наказания по обвинению: в шпионаже, бандитизме, участии в вооруженном восстании.28

Декретом СНК от 29 августа 1921 года, указывалось, что иностранные граждане, образ жизни, деятельность и поведение которых признавались несовместимыми с принципами и укладом жизни Рабоче-крестьянского государства, могли быть высланы из пределов РСФСР по постановлению ВЧК или приговорам судебных органов Республики, независимо от полученного ими ранее разрешения на проживание в республике. 29

В декабре 1921 года ВЦИК в очередной раз принял решение сузить полномочия ЧК, возложив борьбу с нарушениями законов советских республик на судебные органы, тем самым, усилив начала революционной законности. В условиях мира отпала нужда в органе, который пользовался по характеристике Лациса в своей борьбе “приемами и следственных комиссий, и судов, и трибуналов, и военных сил”. 30

6 февраля 1922 года декретом ВЦИК ВЧК была упразднена. Для выполнения задач по подавлению контрреволюционных выступлений, бандитизма, борьбы со шпионажем, охране железнодорожных и водных путей сообщения, политической охране границы, борьбе с контрабандой, незаконным переходом границы и выполнением специальных поручений президиума ВЦИК или СНК по охране "революционного порядка" при НКВД РСФСР было создано Государственное политическое управление.

В последнее время часто встает вопрос о числе жертв органов ВЧК. Из книги в книгу попадают цифры Конквеста где жертвы ЧК с 1917 по начало 1922 года оцениваются в 140 тысяч человек. Леггет и эту цифру считает “очень сомнительной”. Эти данные приводит и Н.Верт ссылаясь на вышеуказанных авторов. Так ли это на самом деле?

Статистические материалы свидетельствует, что число расстреленных органами ВЧК, в целом соответствует тем цифрам, что приводит М.Я.Лацис за 1918 и 7месяцев 1919 года. Это соответственно 6300 человек и 2089 человек. Расхождение только по количеству органов предоставивших статистические сведения. М.Я.Лацис пишет, что сведения представлены из 20 губерний, статистические таблицы свидетельствуют, что сведения собирались из 34 губерний в 1918 году и 35 - в 1919 году, из них по 17 регионам сведения не перепроверялись. В 1921 году по материалам статистики было расстреляно 9701 человек. Причем за контрреволюционные преступления в 1918 году было расстреляно 1637 человек за 7 месяцев 1919 года 387 человек. 31

Таким образом, почти за три года из четырех органами ВЧК было расстреляно 17,5 тыс. человек. В основном за уголовные преступления.

Вне всякого сомнения эти данные не полные. По всей видимости, сюда не вошли жертвы Крымской трагедии и Крандштатского мятежа. Со всеми оговорками и натяжками число жертв органов ВЧК можно оценивать в цифру никак не более 50 тыс. человек.

Исследование протоколов заседаний Чрезвычайных комиссий свидетельствует о том, что приговоры к ВМН были скорее исключением, чем правилом.

Типичны следующие приговоры:

Так, Губернская Царицынская ЧК 10 апреля 1919 года слушала дело Горбашевых Кузьмы, 23 лет отроду и Трофима, 28 лет отроду, обвиняемых в преступлениях по должности. Единогласно постановили: За превышение власти и за пьянство Горбашевых Кузьму и Трофима признать виновными и передать дело суду Революционного трибунала с лишением их свободы и отстранением от должности; 32

На заседании тройки ВЧК (в составе Дзержинского, Аванесова, Жукова и Петерса) от 13 января 1920 года дела в основном направляли на доследование, отдельных лиц приговаривали к заключению в лагерь на время гражданской войны, приговаривали к заключению в лагерь сроком на 2 года. Исключение составляет Баженов Владимира Иванович, которого приговорили к расстрелу с применением амнистии.33 Хотелось бы подчеркнуть, что очень часто приговоры к ВМН были условными.

Крайне редко встречаются постановления следующего плана:

Чрезвычайная тройка Особого Отдела ВЧК 13 Армии на своем заседании 14 апреля 1920 года слушала дело по обвинению Комиссурайтуса Казимира Людвиговича, который обвинялся в грабежах, в присвоении казенных денег, агитации против соввласти, службе у Махно.

По данному делу Чрезвычайная тройка постановила: к Комиссурайтусу как сознательному и неисправимому бандиту применить высшую меру наказания расстрел. 34

Вместе с тем нельзя не отметить, что в отдельные периоды времени расстрелы утверждались в значительных масштабах. Так с 3 сентября по 20 октября 1919 года, Коллегия Чрезвычайной комиссии рассмотрела 134 дела, по которым 34 человека было приговорено к высшей мере наказания.356 августа 1921 года на заседании судебной тройки ВЧК (Уншлихт, Мессинг, Ягода) было рассмотрено 43 дела, 8 человек было приговорено к расстрелу; 20 августа 45 дел - 17 к расстрелу; 3 сентября 32 дела - 26 к расстрелу.36

Правовое регулирование внесудебных полномочий ГПУ-ОГПУ.

Во исполнение 9 Всероссийского Съезда Советов о реорганизации Всероссийской Чрезвычайной Комиссии, 6 февраля 1922 года при НКВД РСФСР было образовано Главное Политическое Управление.

 Общеуголовные дела по спекуляции, должностным и прочим преступлениям, находящимся в производстве ВЧК подлежали в двухнедельный срок передаче в Ревтрибуналы и Народные суды по принадлежности. Предполагалось также и далее все дела о преступлениях, направленных против советского строя или представляющие нарушение законов РСФСР направлять в судебном порядке в Ревтрибуналы или Народные Суды по принадлежности.37

Реформа органов госбезопасности 1922 года преследовала цель отменить внесудебные полномочия ВЧК, и это было сделано. Но уже 9 марта 1922 года Политбюро ЦК РКП(б) рассматривает вопрос о предоставлении ГПУ права непосредственной расправы в отношении лиц, уличенных в вооруженных ограблениях, уголовников-рецидивистов, пойманных с оружием на месте преступления.

Этим же решением ГПУ наделялось правом ссылки в Архангельск и заключения в Архангельский концлагерь "подпольщиков", анархистов и левых эсеров, всех уголовников-рецидивистов. Выполняя директиву Политбюро ЦК РКП(б), ВЦИК РСФСР предоставил эти права ГПУ.38

Полномочия ГПУ расширялись. 27 апреля 1922 года Политбюро ЦК РКП(б) рассмотрело вопрос о предоставлении ГПУ права непосредственных расстрелов на месте бандитских элементов (т.е. участников вооруженных ограблений), захваченных при совершении ими преступления, которое, как и предыдущее, также было утверждено ВЦИК. Одновременно были введены ограничения функций прокурорского надзора, в отношении наблюдения за точным исполнением органами ГПУ правил изложенных в Положении о ГПУ по политическим преступлениям.39

9 мая 1922 года в докладной записке ГПУ Сталину, учитывая невозможность постановки целого ряда дел в судебном порядке и одновременно необходимостью избавиться “от наглых и вредных элементов”, было предложено внести дополнения в положение о ГПУ от 6 февраля 1922 года. Предлагалось предоставить права административной ссылки в определенные губернии на срок до 2 лет за антисоветскую деятельность, причастность к шпионажу, бандитизм и контрреволюцию, или высылку из пределов РСФСР на тот же срок неблагополучных русских и иностранных граждан.40

8 июня 1922 года Политбюро ЦК ВКП(б) принимает решение о разработке проекта постановления ВЦИК об административной высылке.

31 июля 1922 года ГПУ был подготовлен и направлен в Политбюро проект постановления, в котором предлагалось создать при НКВД Особое Совещание из представителей НКВД и НКЮ, состав которого должен был утверждаться Президиумом ВЦИК.

В проекте постановления срок административной высылки не мог превышать пяти лет с утратой для высланного активного и пассивного избирательного права на время высылки, причем высылка за границу могла быть и без указания срока, т.е. до постановления об ее отмене.

Высланный должен был находиться под гласным надзором местных органов ГПУ. Его местожительство определялось ГПУ, в район которого он поступал, согласно указаниям Особого Совещания.

Таким образом, по настоящему проекту постановления Особое совещание при НКВД должно было иметь те же права, что и Особое совещание при МВД России 1881 года.

10 августа 1922 года Президиум ВЦИК рассмотрел проект постановления и утвердил его в следующем виде:

“1. В целях изоляции лиц, причастных к контрреволюционным выступлениям, в отношении которых испрашивается у Президиума ВЦИК разрешение на изоляцию свыше 2-х месяцев, в тех случаях, когда имеется возможность не прибегать к аресту, установить высылку за границу или в определенные местности РСФСР в административном порядке.

2. Рассмотрение вопросов о высылке отдельных лиц возложить на особую Комиссию при НКВД, действующую под председательством Наркома Внутренних Дел и представителей от НКВД и НКЮ, утверждаемых Президиумом ВЦИК.

3. Постановления о высылке каждого отдельного лица, должны сопровождаться подробными указанными причин высылки.

4. В постановлении о высылке должен указываться район высылки и время ее.

5. Список районов высылки утверждается Президиумом ВЦИК по представлению Комиссии.

6. Срок административной высылки не может превышать 3-х лет.

7. Лица, в отношении которых применена административная высылка, лишаются на время высылки активного и пассивного избирательного права.

8. Высланные в известный район поступают под надзор местного органа ГПУ, определяющего местожительство выселяемого в районе высылки.

9. Побег с места высылки или с пути следования к нему карается по суду, согласно ст. 95 Уголовного Кодекса”.41

Существенное отличие принятого постановления от проекта то, что срок наказания снижен с пяти до трех лет, и изменено название вместо Особого совещания - Особая комиссия. По видимому эти изменения были связаны с тем, что старое название ассоциировалось с Особым совещанием существовавшем в царское время, с режимом которого большевики боролись.

После принятия данного положения можно было принимать решительные меры по высылке отщепенцев не желающих строить коммунистическое общество. Были подготовлены списки, которые Политбюро утвердило. После чего и состоялось широко известное выселение интеллигенции 1922 года за границу.

16 октября 1922 г. ВЦИК принял постановление, дающее ГПУ право назначать наказания, включая смертную казнь через расстрел, в отношении лиц, взятых с поличным на месте преступления при бандитских налетах и вооруженных ограблениях (ст. 76, 183 ч.2 и 184 УК РСФСР).

В дополнение и развитие предыдущего постановления ВЦИК о порядке высылке лиц, признаваемых социально опасными, образованной согласно декрета о высылке Комиссии при НКВД предоставлялось право высылать и заключать в лагерь принудительных работ на месте высылки на тот же срок ( не свыше 3 лет) деятелей антисоветских политических партий (ст. 60, 61, 62 УК РСФСР) и лиц, дважды судившихся за преступления, предусмотренные ст. ст. 76, 85, 93, 140, 170, 171, 176, 180, 182, 184, 189, 190, 191 и 220 УК РСФСР.

Этим же постановлением, в части не подлежащей оглашению, ГПУ предоставлялось право вынесения внесудебных приговоров по делам о должностных преступлениях сотрудников ГПУ исключительно Коллегии ГПУ, но с ведома Народного Комиссариата Юстиции.42

11 февраля 1924 года Президиум ВЦИК СССР постановил: в развитие постановления от 16 октября 1922 года распространить предоставленные этим постановлением Особой комиссии по административным высылкам право высылки и заключения в лагерь в отношении лиц, занимающихся незаконной добычей, хранением, скупкой и перепродажей сырой платины в районах Уральской области.

8 декабря 1922 года на места, Президиум ВЦИК, направил разъяснение о применении административной высылки.

Принимая во внимание, что постановление Президиума ВЦИК об административной высылке от 10 августа 1922 года относится к лицам причастным к контрреволюционной деятельности, независимо от того, состоят ли они или нет членами какой либо оформленной контрреволюционной организации, а своим постановлением от 16 октября в развитии первого указаны исключительно деятели антисоветских партий, т.е. члены контрреволюционных организаций (ст. 60-63 УК РСФСР). ВЦИК разрешил подвергнуть высылке и заключению в лагерь и других лиц по подозрению в совершении ими контрреволюционных деяний (ст. 57-63 и ст. 213 УК РСФСР).43

При применении высылки местные органы ГПУ, выносящие постановление о высылке направляли делопроизводство по нему в ГПУ, а при наличии Полномочных Представительств через них.

Меру пресечения в отношении высылаемого лица мог самостоятельно избирать сам местный орган,44 но право вынесения внесудебных приговоров принадлежало исключительно Коллегии ГПУ. Учитывая, что передаваемые Полномочными Представительствами и Губотделами ГПУ на внесудебное решение Судебной Коллегии ГПУ следственные производства зачастую были снабжены постановлениями означенных органов в форме окончательных приговоров. ГПУ рекомендовало резолютивную часть постановлений формулировать в виде ходатайства о применении к обвиняемым мер наказания, предусмотренных соответствующими совершенному преступлению ст. УК РСФСР.45

Интересной особенностью является то, что судимость до 7 ноября 1917 года не засчитывалась, вне зависимости какие преступления были совершены уголовные или политические. Судимость можно было засчитывать только в исключительных случаях, когда судившийся до революции, не порвал связи с преступным миром. Не засчитывалась судимость, если был вынесен оправдательный приговор или административное взыскание.46

Несмотря на законодательное оформление внесудебных полномочий, тем не менее, для сферы деятельности Госполитуправления в этот период они были явно излишни. Судебные функции должны были оставаться в ведении Наркомюста, так как в стране не было каких-либо чрезвычайных обстоятельств, оправдывающих предоставление внесудебных прав ГПУ.

После образования СССР на основании ст. 61 Конституции Союза ССР, в целях объединения революционных усилий республик по борьбе с политической и экономической контрреволюцией, шпионажем и бандитизмом, при Совете Народных Комиссаров Союза ССР было учреждено Объединенное Государственное Политическое Управление.

Внесудебные полномочия ГПУ были сохранены за ОГПУ, которые, как и ранее постепенно расширялись. Постановлением ЦИК СССР от 15 ноября 1923 года ОГПУ было предоставлено право внесудебного разрешения дел по диверсиям, поджогам, взрывам, порче машинных установок государственных предприятий и по другим видам вредительства с применением в зависимости от характера всех мер репрессий.

28 ноября 1923 года приказом ОГПУ № 499 разъяснялся порядок привлечения к ответственности во внесудебном порядке нештатных осведомителей и информаторов за преступления, совершенные ими в связи с работой в органах ОГПУ.

28 марта 1924 года Президиум ЦИК СССР утвердил новое положение о правах ОГПУ в части административных высылок, ссылок и заключения в концентрационный лагерь, в котором он предоставил ОГПУ право в отношении лиц, признаваемых ими социально-опасными:

“а) высылать таковых из местностей, где они проживают, с запрещением дальнейшего проживания в этих местностях на срок не свыше 3 лет;

б) высылать таковых из тех же местностей с запрещением проживания, сверх того, в ряде областей или губерний, согласно списка, устанавливаемого ОГПУ на тот же срок;

в) высылать с обязательным проживанием в определенных местностях по специальному указанию ОГПУ и обязательным в этих случаях гласным надзором местного отдела ГПУ на тот же срок;

г) заключать в концентрационный лагерь сроком до 3 лет;

д) высылать за пределы государственной границы Союза ССР на тот же срок”.

Как видно потребовались новые репрессивные меры, которых не было раньше. В административном порядке можно было не только ссылать, высылать в отдаленные районы России, но и заключать в концлагерь. Вынесение этих постановлений возлагалось на создаваемое Особое совещание, которое формировалось в составе 3 членов Коллегии ОГПУ, по назначению председателя ОГПУ, с обязательным участием Прокурорского надзора. Аналогичные Особые совещания создавались в союзных республиках. Таким образом, через два года вновь вернулись к прежнему названию, которое было отвергнуто в 1922 году.

Особое совещание при ОГПУ по высылкам, ссылкам и заключению в концентрационный лагерь решало вопросы о применении этих мер в отношении лиц причастных к контрреволюционной деятельности, шпионажу и другим видам государственных преступлений применительно к ст. 57-73 УК РСФСР. А так же к лицам, подозреваемым в контрабандной деятельности по ввозу или вывозу товаров, или переходу границ без соответствующего на то разрешения, или способствованию такому переходу; по подозрению в подделке денежных знаков и государственных бумаг, при отсутствии достаточных оснований для направления дел о них в судебном порядке;спекулирующих золотой монетой, иностранной валютой, драгоценными металлами и сырой платиной и связанных в своей деятельности с иностранными организациями, не имеющими торгового характера.

Право высылки за границу и заключение в концентрационный лагерь принадлежало исключительно Особому совещанию при ОГПУ.

Особым совещаниям при союзных республиках предоставлялось право высылки в пределах территории данной республики в отношении конкретных категорий лиц подозреваемых в бандитских налетах, грабежах, разбоях их пособников, когда не было достаточных данных о направлении дел на них в судебном порядке. А так же лиц без определенных занятий, профессиональных игроков, шулеров и аферистов, содержателей притонов домов терпимости, торговцев кокаином, морфием, спиртом, самогоном, спекулянтов черной биржи, лиц социально опасных по своей прошлой деятельности и др.

Постановление Особого совещания ГПУ союзной республики о высылке за пределы республики и заключению в концлагерь вступало в силу после утверждения Особым совещанием ОГПУ.47

Права чекистских органов расширялись и по ходатайствам местных советских и партийных органов, обращавшихся в высшие инстанции.

Так, 4 декабря 1924 года Юго-восточное бюро ЦК по докладу Полномочного представителя ОГПУ “О развитии уголовного бандитизма в Ростове и других городах” постановило просить центральные советские органы, предоставить ОГПУ право на высылку бандитских элементов в Северные губернии. 21 марта 1924 года Президиум ЦИК СССР, предоставил Полномочным представительствам ОГПУ в качестве временной меры в борьбе с бандитизмом право высылки социально опасных элементов с Северного Кавказа. Вопросы о высылке каждого отдельного лица решалось специальными комиссиями, образованными в автономных республиках и областях. Через неделю Президиум ЦИК СССР ”при самых исключительных обстоятельствах”предоставил такое право ОГПУ на территории всей страны.48

В целях решительной борьбы и ликвидации бандитизма как в городе, так и в деревне, 9 мая 1924 года Президиум ВЦИК СССР предоставил специально на то уполномоченным лицам, по согласованию с органами местной власти право внесудебной расправы в отношении бандитов и их пособников, а именно высылки из данной местности, заключения в концентрационный лагерь на срок до 3-х лет и применения высшей меры наказания - расстрела.

Органы ГПУ в местностях, объявленных неблагополучными по бандитизму, могли решать по своему усмотрению любое дело по данному виду преступления, независимо от того, когда оно возникло или в чьем ведении находится, кроме дел уже переданных с готовым обвинительным заключением в суд.49

Приказом Председателя ОГПУ № 250 от 12 июня 1924 года на основании ст. 2 Положения о правах ОГПУ в части административных высылок, ссылок и заключения в концентрационный лагерь, в состав Особого совещания были назначены: В.В.Менжинский, Г.Г.Ягода, Г.И.Бокий.

16 августа 1924 года, Приказ ОГПУ № 318 разъяснил постановление Особого совещания, о воспрещении проживания кому либо в 6 пунктах и пограничных губерниях. Под этим понималось запрещение проживания не только в городах Москве, Харькове, Одессе, Ростове на Дону, Киеве, Ленинграде, но также в этих и пограничных губерниях.

Если срок в постановлении о воспрещении проживания не указан, то он считался в три года со дня постановления.50

4 апреля 1926 года Президиум ЦИК СССР, предоставил Особому совещанию при ОГПУ право запрещать проживание в определенных местностях лицам, у которых заканчивался срок отбытия изоляции в концентрационных лагерях или ссылки с соблюдением п.8 Положения о правах ОГПУ в части административных высылок, ссылок и заключения в концлагерь.

13 августа 1926 года Президиум ЦИК СССР дополнил свое постановление от 28 марта 1924 года новой статьей, согласно которой ОГПУ предоставлялось право при вынесении приговоров о ссылке или заключении в концентрационный лагерь того или иного лица, запрещать по отбытии срока наказания, обратный въезд высланных в г. Москву и Московскую губернию. Данное постановление было введено с 15 августа 1926 года.

В отношении высланных до 15 августа, в каждом конкретном случае необходимо было входить в Президиум ЦИК СССР с ходатайством о запрещении этого въезда.

4 ноября 1929 года Приказ ОГПУ № 239 в связи с проведением районирования разъяснил, что излагаемое им в порядке ст. 1 п. б положения об Особых отделах ограничение проживания в 6 пунктах, так называемый минус 6 входят следующие места: Москва и Московская область, Ленинград и Ленинградская область, Ростов на Дону и Северо-Кавказский край, Харьков и Харьковский округ, Киев и Киевский округ, Одесса и Одесский округ, с запрещением сверх того проживания в пограничных округах или без такого запрещения, в зависимости от соответствующей оговорки в постановлении Особого совещания.51

С 22 апреля 1931 года лица, хотя бы раз высланные из пограничных районов, теряли навсегда свое право на постоянное проживание в них без соответствующего предварительного разрешения ОГПУ, даже в том случае если срок их высылки кончился.52

1 октября 1924 года Президиум ЦИК СССР постановил: В целях быстрой и решительной борьбы с лицами, занимающимися скупкой, сокрытием и злостным повышением цен на хлебные продукты в целях спекуляции, а так же борьбы с кулацким элементом, заключающего кабальные сделки с беднейшем крестьянством, постановил распространить права ОГПУ в части административных высылок, ссылок и заключения в концентрационный лагерь, на основе положения утвержденного Президиумом ЦИК СССР от 28 марта 1924 года. Данное право предоставлялось ОГПУ временно на 6 месяцев до нормализации обстановки в неурожайных районах и могло применяться только в местностях, признанных в 1924 году неурожайными.53

Были предприняты меры по регламентации внесудебной деятельности. Так, судебные постановления Коллегии ОГПУ или Особого совещания ОГПУ могли приводиться в исполнение только по получении подлинной выписки из соответствующего протокола ОГПУ, за соответствующими подписями и печатью, или по шифрованным телеграммам ОГПУ.54 Исполнение постановлений Особого совещания при Коллегии ОГПУ и Судебных заседаний Коллегии ОГПУ местные органы должны были сообщать не позднее чем через 7 суток со дня получения постановления.55

4 ноября 1925 года Президиум ЦИК СССР в целях борьбы с преступными сделками на предметы широкого потребления и спекуляции ими разрешил применить административную высылку к лицам без определенных занятий, занимающихся спекуляцией предметами широкого потребления, а так же к лицам, занимающимся такой спекуляцией с использованием мошенничества с позиций кооперативных и общественных организаций.56

3 мая 1926 года Президиум ЦИК СССР предоставил Особому совещанию при ОГПУ на 6 месяцев, полномочия по высылке, ссылке и заключению в лагерь до 3-х лет лиц, как подозреваемых, так и уличенных в контрабандном провозе товаров, способствованию провозу, скупке контрабандных товаров и фальшивом клеймении их таможенными знаками.

К лицам, уличенным в вооруженной контрабанде и оказывавшим сопротивление или насилие над сотрудниками пограничной охраны, ОГПУ предоставлялось право внесудебной расправы вплоть до расстрела, но с особого постановления ЦИК СССР.

По отношению к иностранцам во внесудебном порядке могла быть применена лишь высылка за пределы СССР.

4 апреля 1927 года Президиум Центрального Исполнительного Комитета СССР ответственность за борьбу с диверсией и за состояние пожарной и общей охраны возложил на ОГПУ СССР. Этим постановлением усиливались репрессии за халатность.

Данный вид преступлений был приравнен к государственным. ОГПУ предоставлялось право рассматривать во внесудебном порядке, вплоть до применения высшей меры наказания и опубликования в печати дел по диверсиям, поджогам, взрывам, порче машинных установок, как со злым умыслом, так и без него.

11 апреля 1927 года была организована комиссия в составе: председателя - Г.И.Благонравова, членов А.Х.Артузова, Г.Е.Прокофьева, Я.К.Ольского, П.Д.Алексеева и Л.Н.Майера. Все дела о пожарах, взрывах и прочих вредительствах, произошедших на предприятиях государственного значения, должны были расследоваться ударным темпом, и направляться, согласно выше приведенного постановления во внесудебном порядке, для слушания в Коллегию ОГПУ (нарочным).

В связи с кризисом хлебозаготовок, ОГПУ были предприняты меры по изъятию хлеба у населения. И здесь не обошлось без расширения внесудебных полномочий.

23 сентября 1929 года ОГПУ констатируя недостаточное развертывание оперативных мероприятий Полномочными Представительствами по хлебозаготовкам, было предложено усилить применение репрессивных мер по высылке кулацких зажиточных слоев, уклонявшихся от выполнения заданий по хлебозаготовкам, и злостных спекулянтских элементов.

Дела, требующие немедленных репрессий по согласованию с областными, краевыми комитетами могли рассматриваться во внесудебном порядке, причем Полномочные Представительства ОГПУ могли самостоятельно выносить меру наказания по согласованию с партийными инстанциями, телеграфно сообщая Г.Г. Ягоде для санкции. В сообщении необходимо было изложить сущность обвинения, имя отчество и фамилию осужденных. После санкции приговор мог приводиться в исполнение.

Чуть позже этот порядок немного изменился. Дела, требующие немедленных репрессий после предварительного рассмотрения и определения меры наказания в Полномочных Представительствах ОГПУ по согласованию с комитетами ВКП (б), высылались в Москву с докладчиком для внесудебного рассмотрения.

Особо хотелось бы остановиться на так называемых Тройках ГПУ-ОГПУ. С момента реформы органов безопасности от 6 февраля 1922 года Тройки были ликвидированы, но постепенно с 1923 года они воссоздаются и продолжают функционировать вплоть до 1938 года включительно.

В 20-х годах Тройки сыграли свою положительную роль при борьбе с отдельными преступлениями. Таким положительным примером может служить деятельность Тройки по борьбе с фальшивомонетничеством.

Кроме тройки по борьбе с фальшивомонетничеством к 1929 году в ОГПУ работало еще семь.

В октябре 1929 года Особоуполномоченный при Коллегии ОГПУ В.Д. Фельдман сообщает Г.Г. Ягоде о медлительности в рассмотрении дел на тройках. За ОГПУ в то время числилось дел на 6 тысяч человек, которые следствием были закончены и присланы с мест для своего разрешения. Данные дела ждали своего рассмотрения на Коллегии или Особом совещании по несколько месяцев.

Масса заключенных в связи с развивающейся в то время оперативной работой ОГПУ (кризис хлебозаготовок, высылка кулаков), создавало тяжелое положение на местах. Перегрузка тюрем достигла невиданных масштабов.

Компетенция троек ОГПУ по предварительному рассмотрению законченных следствием дел была следующая:

1. Тройка КРО - рассматривала дела Контрразведывательного отдела, Особого отдела и Московского Военного округа;

2. Тройка СО - рассматривала дела Секретного отдела, и отчасти Информационного отдела;

3. Тройка оперативного отдела - дела уголовников-рецидивистов и бандитские;

4. Тройка Транспортного отдела - дела уголовников-рецидивистов, бандитские и другие, связанные с транспортом;

5. Тройка ЭКУ – дела на социально опасных эконом-валютчиков, спекулянтов и прочие;

6. Тройка ГУПО - дела контрабандистов;

7. Тройка Специального отдела - дела, связанные с пересмотром, лагерные преступления, а также дела по досрочному освобождению.

8. Тройка при особоуполномоченном - рассматривала дела на сотрудников ОГПУ, дела на лиц, окончивших срок лагеря, ссылки и т.д., дела на беспризорных и другие не подпадающие на рассмотрение других отделов.

Должного эффекта и быстроты рассмотрения дел при существовании восьми троек не давало. Случалось, что одно и то же дело слушалось в двух тройках, и выносились два постановления противоречащих друг другу.

Было предложено принять срочные меры по разгрузке троек от скопившихся дел и в ”ударном порядке за 2-3 недели (2 десятидневки) ликвидировать загрузку, путем незамедлительного рассмотрения дел на тройках. После чего существующие тройки предлагалось распустить и образовать 2-3.” Их раздробленность была нецелесообразна с точки зрения единства карательной линии и по техническим причинам.

Г.Ягода поддержал эти предложения. Все существовавшие тройки по предварительному рассмотрению законченных следствием дел Коллегии ГПУ и Особого совещания были распущены. Для предварительного рассмотрения дел были образованы три тройки.

1. Тройка по делам Секретного отдела, Контрразведывательного отдела, Главного управления Погранохраны, Транспортного отдела, Оперативного отдела и Информационного отдела.

Председателем тройки был назначен помощник начальника СОУ Я.Х. Артузов (с заменой начальником КРО Я.К.Ольским или начальником СО Я.С.Аграновым ), и членами Вележевым (или Андреевой) и начальником или помощником соответствующего отдела, дела которого рассматриваются.

Секретарем на всех заседаниях указанной тройки был назначен секретарь СОУ П.И.Буланов с заменой Л.Н.Ивановым.

2. Тройка по делам Экономического управления в составе: председательствующего начальника ЭКУ Г.Е.Прокофьева или его помощника, членов: начальника ИНФО Н.Н. Алексеева (с заменой И.В.Запорожец ) и Особоуполномоченного В.Д.Фельдмана, а так же начальника или помощника начальника соответствующего отделения дела которого рассматриваются.

3. Все остальные дела должна была рассматривать тройка в составе: председательствующего Особоуполномоченного Коллегии ОГПУ В.Д.Фельдмана (без замены), и членов К.В.Паукера и начальника или помощника соответствующего отдела дела которого рассматриваются.

Вышеуказанные тройки рассматривали соответственно по принадлежности как законченные следствием дела, так и все вопросы, связанные с пересмотром дел ввиду окончания срока, перерыва наказания, по болезни и т.п.

Крупные дела, дела имеющие политическое значение, и дела опротестованные прокуратурой ставились на рассмотрение Коллегии ОГПУ и Особое совещание по принадлежности.

Ввиду большой загрузки мест заключения и жалоб местных органов на затяжку присланных на рассмотрение оконченных следствием дел, Г.Г.Ягода предложил вновь образованным тройкам в срочном порядке в две десятидневки рассмотреть все законченные следствием дела, с последующим докладом.57

На местах для внесудебной расправы над противниками советской власти решением Президиума ЦИК СССР от 9 июня 1927 года стали создаваться местные тройки. Например, такая тройка была образована при Полномочном Представительстве ОГПУ ДВК 29 июля 1927 года. В нее вошли председатель Полномочного Представительства ОГПУ Ф.Д.Медведь, начальник СОУ Решетов и начальник УПО Кондратьев.58

Тройки работали с участием прокуроров, и все приговоры троек посылались на утверждение в Коллегию ОГПУ.

8 апреля 1931 года начальникам Управлений и Отделов ОГПУ был направлен циркуляр № 127, в котором, в связи с ограничением троек ПП и предстоящим массовым наплывом следственных дел в ОГПУ (имеется ввиду коллективизация), было предложено вновь провести реорганизацию троек.

В этой связи, для предварительного разбора дел предлагалось организовать тройки при Экономическом управлении, Секретнополитическом отделе, Особом отделе, Полномочном Представительстве МВО, и особоуполномоченном при Коллегии ОГПУ.

Состав троек определялся следующим образом:

При ЭКУ - Г.Е.Прокофьев, с заменой Н.Л.Воленбергом, В.Д.Фельдманом, Рутенбургом.

При СПО - Я.С.Агранов, с заменой А.А.Андреевой, Залиным с заменой В.А.Стырне, Б.А.Бердичевским.

При ОО - Я.К.Ольский с заменой Л.Б.Залиным, В.А.Стырне с заменой Николаевым, А.А.Андреевой.

При ПП МВО - Л.Н.Бельский с заменой З.Б.Кацнельсоном, Б.М.Гордоном, В.Д.Фельдманом.

При Особоуполномоченном - В.Д.Фельдман, Б.А.Бердичевский, Л.В.Коган с заменой М.Д.Берманом, Алиевским, Рутенбургом и В.А.Кишкиным с заменой А.Ю.Григаровичем.

На всех заседаниях Троек было обязательно “участие соответствующего представителя Прокуратуры ОГПУ”. (По видимому имеется ввиду отдел Прокуратуры СССР, осуществляющий надзор за органами государственной безопасности).

Дела, в которых предлагалось применение высшей меры наказания, а также имеющих особое принципиальное значение и те, по которым имелись расхождения мнений, - переносились на рассмотрение Коллегии ОГПУ.59

С началом коллективизации резко возросло количество спецпереселенцев. В связи с этим 20 июня 1931 года был организован Отдел по спецпереселенцам в ГУЛАГе ОГПУ и организованы Отделы по спецпереселенцам в Полномочных Представительствах ОГПУ Уральской области, Северного края и Восточно-Сибирского края.60

В целях решительного изъятия все еще продолжающегося в значительных размерах бегства кулаков, высланных в Северный край, Сибирь, на Урал и в другие места СССР, всем Полномочным Представительствам было приказано провести решительную борьбу и усиление мер репрессий в отношении лиц, бежавших с мест поселения. В случае выявления антисоветской деятельности приговаривать их к заключению в концлагерь вплоть до применения высшей меры наказания по постановлениям Крайоблтроек.61

К сентябрю массовые операций по выселению кулацких семей в отдаленные районы Союза были прекращены.

Дальнейшая работа по выселению кулацких семей из районов сплошной коллективизации разрешалось производить в индивидуальном порядке и небольшими группами, по мере их выявления.

Впервые репрессируемых делили на категории. Эта практика найдет широкое применение в 1937-1938 годах.62

5 декабря 1931 года приказом ОГПУ № 736 на начальников Управлений и Отделов ОГПУ легла задача по обеспечению рассмотрения судебными тройками, поступающих из местных органов ОГПУ, уголовных дел в десятидневный срок, который был установлен приказом ОГПУ № 127 от 8 апреля 1931 года.

Предлагалось проводить регулярные заседания судебных троек, не реже одного раза в шестидневку, и к 1 января 1932 года разгрузиться от накопившихся нерассмотренных следствием дел.

Постановления Коллегии ОГПУ, Особого совещания и судебных троек Управлений и отделов об освобождении из под стражи, было предписано выполнять в 24 часовой срок.

В целях своевременного выполнения остальных судебных решений Коллегии и Особого совещания ОГПУ (лагерь, ссылка,-12 с этапом и проч.) был установлен следующий порядок: Протоколы Судебных троек Управлений и Отделов ОГПУ должны были поступать в секретариат Коллегии ОГПУ не позже чем через 3 дня после заседания. На секретаря Коллегии возлагалась обязанность по обеспечению контроля, за получением протоколов Судебных троек. Он обязан был в 3-х дневный срок докладывать их на утверждение, после чего передавать в Отдел Центральной регистратуры на исполнение. Отдел Центральной регистратуры судебные решения Коллегии и Особого совещания должен был выполнить в 3-х дневный срок с момента получения протокола. Начальники Управлений и Отделов ОГПУ обязаны были обеспечить направление в ОЦР рассмотренных Коллегией и Особым совещанием дел с выписками, не позднее 3-х дней с момента заседания.63

Дела о бытовых преступлениях спецпереселенцев (хулиганство и пр.), совершаемых ими на территории спецпоселков, которые рассматривались ранее во внесудебном порядке на тройках Полномочных Представительств, предлагалось направлять в Нарсуды или рассматривать в административном порядке. Таким образом шла разгрузка троек.64

В связи с тем, что бегство высланных не прекращалось, была регламентирована процедура рассмотрения этих дел Приказом ОГПУ № 402 с от 28 апреля 1932 года

Дела на кулаков, бежавших с мест ссылки, должны были рассматриваться на Судебных тройках тех Полномочных Представительств ОГПУ, на территории которых данные лица были задержаны.

Запрещалось этапирование задержанных кулаков на место их прежнего жительства или на место поселения, за исключением случаев, когда они проходили по групповым делам. Дело должно было быть закончено в течении месяца, для кулаков, задержанных на территории края из которого они бежали. Для кулаков, арестованных на территории другого края, в двухмесячный срок.65

Временно для рассмотрения поступающих на Коллегию ОГПУ законченных следственных дел была организована еще одна Тройка в составе В.Д.Фельдмана, А.А.Андреевой и Дьякова “с участием прокуратуры ОГПУ”.66

В 1933 году были организованы трудпоселки ОГПУ, в связи с чем, были объявлены правила отбора и направления заключенных и членов их семей на жительство в них.

Для отбора и направления заключенных и членов их семей в трудпоселки ОГПУ при Полномочных Представительствах ОГПУ были организованы тройки в составе Представителя Полномочного представительства ОГПУ, Прокуратуры и Краевого - областного суда.

Тройке поручалось выяснение контингента и количества заключенных, подлежащих направлению в трудпоселки ОГПУ, а также количества членов семьи подлежащих выселению, исходя из предоставленного для данного края - области лимита. Особо хочется подчеркнуть, что выделение лимитов на репрессии было введено впервые не в 1937 году, а в 1933.67

23 июля 1933 года приказ ОГПУ № 00257 запретил Тройкам Полномочным Представительствам ОГПУ применять, как меру изоляции, высылку с ограничением права проживания в других местностях (минус 12, минус 6 , минус 2, и т.д.)

Высылка запрещалась во все области и края, за исключением территории Заподносибирского края, Северного края и Казахстана.68

Несмотря на организацию новой Тройки в системе ОГПУ, на частичную передачу уголовных дел в Народные суды, установление жестких сроков рассмотрения следственных дел, на выселяемых. ОГПУ в одиночку с этой задачей не справлялось. На помощь пришла рабоче-крестьянская милиция.

Применительно к Положению об Особом Совещании предлагалось установить применение мер внесудебной репрессии органами РКМ в отношении лиц: “отказавшихся добровольно выехать из местности, в которой им проживание запрещено в связи с отказом в выдаче паспорта; возвратившихся после отказа в местность, в которой им было запрещено проживание; прибывших на жительство после отказа в выдаче паспорта в местность, в которых паспортизация населения проводилась по инструкции СНК СССР от 11 января 1933 года (режимные местности), при условии, что органами РК Милиции было отказано в проживании или сделано предупреждение о запрещении проживания.

Для этой цели при Полномочных Представительствах ОГПУ были организованы специальные Тройки в составе: председателя - Помощника Полномочного Представительства по милиции и членов - начальника паспортного отдела и начальника Оперативного отдела ПП ОРМУ с участием прокурорского надзора.

Тройки обязаны были рассматривать материалы, поступающие из городов, являющихся центрами Союзных автономных республик или краев (областей), в 40 часовой срок с момента задержания гражданина, а поступающих из иных местностей в 48 часовой срок с момента получения материалов.

Оформление на задержанных лиц, проводилось органами РКМ в 24 часовой срок, причем каждое задержание должно было быть санкционировано местным прокурором. Задержание без санкции прокурора могло производиться в сельских местностях. В таких случаях в суточный срок ему посылалось письменное уведомление о задержанном, с подробной мотивировкой основания задержания.

Тройками рассматривались дела, согласно списков, которые представляли управления (отделения) РК Милиции. Списки в тройки передавались через паспортные отделы управлений РК Милиции Союзных Автономных Республик или краев и областей. Копии всех протоколов заседаний троек в суточный срок направлялись в паспортный отдел ГУРКМ при ОГПУ.69

17 декабря 1933 года Приказ ОГПУ № 0134 изменил предыдущее постановление. Дела, расследованные органами РК Милиции, рассмотренные на тройках при Полномочных Представительствах ОГПУ, требующие утверждения судебной Коллегии ОГПУ - предписывалось направлять только ГУРКМ через Учетно-статистический отдел.

К разряду дел, расследованных органами РК милиции и требующих утверждения Коллегий ОГПУ, стали относится: “дела о должностных преступлениях сотрудников, предусмотренные инструкцией, изданной на основании приказа № 1/065 от 16.05.1933 года, дела о бандитизме, когда решением тройки Полномочного Представительства вынесен приговор о ВМН; требующие утверждения Коллегией ОГПУ, рассмотренные тройками Полномочного Представительства дела о хищениях социалистической собственности, сопровождающиеся убийствами, поджогами и если таковые закончены следствием в органах милиции”.

По всем остальным делам, законченным расследованием в органах РК Милиции, в отношении которых решения местных судебных Троек являлись окончательными, местные управления РК Милиции, в целях последующего контроля, немедленно, по рассмотрении дел на Тройках Полномочных Представительств высылали в ГУРКМ повестку судебного заседания троек и выписки из протоколов судебных решений.

В отношении особо выдающихся и групповых дел, передаваемых органам Наркомата юстиции и Прокуратуры Управления РК Милиции, должны были высылать в ГУРКМ одновременно с направлением дела по подсудности копии обвинительных заключений, а в отношении всех остальных дел, передаваемых местным судебным органам, сообщать в ГУРКМ цифровые статистические данные в порядке общей отчетности.70

Наделение органов государственной безопасности и милиции чрезвычайными внесудебными полномочиями являлось вполне обоснованным явлением в экстремальных условиях, когда существовала непосредственная угроза безопасности государства.

Начиная с середины 20-х годов, внесудебные полномочия легли в основу деятельности правоохранительных органов. По существу они являлись послушным инструментом в деле становления в стране сталинского, авторитарного политического режима. Деятельность внесудебных органов в системе ГПУ-ОГПУ и РКМ в этот период было антидемократично. Не может одно и тоже ведомство вести следствие, выносить решение по нему и приводить вынесенный приговор в исполнение.

 

 Список источников и литературы:



 

1 Известия ВЦИК. 1918. 23 февраля

2 ЦА ФСБ России. - Ф.КПИ - Поp.1121. - Л.19

3 там же. - Ф.1. - Оп.2. - Поp.6. - Л.118

4там же. - Ф.КПИ. - Поp.1121. - Л.74

5 Там же. - Л.78

6 там же. - Ф.1. - Оп.2. - Поp.37. - Л.2

7 Там же. - Л.4

8 Там же. - Поp.6. - Л.6

9 там же. - Ф.КПИ.- Поp.1441. - Л.80

10 Красный террор, 1918. Казань. № 1. С 1-2

11 ЦА ФСБ России. - Ф.1. - Оп.2. - Поp.4. - Л.43-48

12 Там же. Л.66-67

13 там же. - Ф.КПИ. - Поp.1121. - Л.59

14 там же. - Ф.1. - Оп.2. - Поp.2. - Л.12

15 там же. - Оп.4. - Поp. 107.- Прил. - Л.2-3

16 там же. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.86. - Л.15-18 (об).

17 там же. - Ф.1. - Оп.3. - Поp.97. - Л.40а

18 там же. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.87. - Л.36-39

19там же. - Ф.1. - Оп.4. - Поp.107. - Прил.- Л.4

20 там же. - Ф.КПИ - Поp.11121. - Л. 113

21 Там же. - Л.191

22 Там же. - Л.105

23 там же. - Ф.1. - Оп.4. - Поp.107. - Прил.- Л.9-10

24 Там же. - Л.14,25

25 Собрание узаконений и распор. за 1920 год № 11

26 ЦА ФСБ России. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.90. - Л.150-151

27 там же. - Ф.1. - Оп.4. - Поp.108. - Л.30

28 там же. - Ф.КПИ. - Поp.1121. - Л.212-220

29 там же. - Поp.1441. - Л.117

30 Лацис М. ЧК в борьбе с контрреволюцией. М. - 1921. - с.8

31Лацис (Судрабе) Два года борьбы на внутреннем фронте, М, 1920, стр. 69; ЦА ФСБ РФ Ф.1, оп.3, пор.189, л.1; там же, пор.190, л.1; там же, Ф8-ос,оп.1, пор.80.

32 ЦА ФСБ России. - Ф.1. - Оп.3. - Поp.53.- Л.56.

33 там же. - Оп.4. - Поp.298. - Л.2.

34 там же. - Поp.828. - Л.66.

35там же. - Оп.3. - Поp.82. - Л.199.

36там же. - Оп.1. - Поp.3. - Л.140. 145. 149.

37 Там же - Ф. КПИ. - Поp.1121. - Л.260.

38Архив Президента России.(АП РФ) - Ф.3. - Оп.58. - Д.2. - Л.65.

39 там же - л. 87.

40там же - л.92

41 там же - л.71

42ЦА ФСБ России. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.109. - Л.392-394. Приказом ГПУ № 268 было объявлено постановление Президиума ВЦИК от 24 мая 1923 года согласно которому Предоставленное Коллегии ГПУ п. ”а” парагр. 3 части не подлежащей оглашению постановления ВЦИК от 16 октября 1922 года, право внесудебных приговоров по делам о должностных преступлениях сотрудников ГПУ, было распространено также и на сотрудников разведывательного Управления Штаба РККА и его органов по делам той же категории с соблюдением порядка, определенного примечанием к вышеуказанному пункту.

43ЦА ФСБ России. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.110. - Л.259.

44Приказ ГПУ № 335 от 20 декабря 1922 года в развитие, дополнение и разъяснение приказов ГПУ № 179 от 18 августа 1922 г. и № 259 от 17 октября. ЦА ФСБ России. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.110. - Л.328.

45 ЦА ФСБ России. - Ф.100. - Оп.1. - Поp.5. - Л.143.

46 там=же. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.121. - Л.147.

47 там же. - Поp.133. - Л.346-351.

48там же. - Ф.2. - Оп.2. - Поp.90. - Л.25., Плеханов А.М. Деятельность ВЧК-ОГПУ в первой половине двадцатых годов (1921-1925). Дис. ... д-ра. юрид. наук. - М., 1991. - Стр. 114.

49 В развитии этого постановления издан Приказ ОГПУ от 23 мая 1924 г. № 226/79.

50 ЦА ФСБ России. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.134. - Л.289, 565.

51 там же. - Ф.100. - Оп.1. - Поp.5. - Л.163.

52 там же. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.211. - Л.269.

53 там же. - Поp.131. - Л.198.

54 там же. - Ф.100. - Оп.1. - Поp.5. - Л.151.

55 там же. - Л.152.

56 там же. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.131. - Л.198.

57 там же. - Поp.196. - Л.230-231.

58Плеханов А.М. Лекции по истории органов безопасности. Фонд кафедры истории органов безопасности. Академия ФСБ РФ,- Л.21.

59 ЦА ФСБ России. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.225. - Л.78.

60 там же. - Ф.100. - Оп.1. - Поp.5. - Л.175-177.

61там же. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.200. - Л.131-133.

62 там же. - Ф.100. - Оп.1. - Поp.5. - Л.196-198.

63 там же. - Л.199-201.

64 там же. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.225. - Л.335.

65 там же. - Поp.237. - Л.130.

66 там же. - Ф.100. - Оп.1. - Поp.5. - Л.206.

67 там же. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.274. - Л.204-210.

68 там же. - Ф.100. - Оп.1. - Поp.5. - Л.207-209.

69 там же. - Ф.66. - Оп.1. - Поp.285. - Л.431.

70 там же - Ф.100. - Оп.1. - Поp.5. - Л.210.

22.05.08 / Просмотров: 8815 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2014 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.
      DANNEO rus team