Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUДальневосточный форпост (региональная история)Форумы


Японский шпионаж

Док. 1

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП (Б)  

тов. Сталину

Объединенное Государственное

Политическое Управление при Совнаркоме

26 ноября 1932 г.   № 40641

Рез. Сталина: Молотову, Кагановичу, Ворошилову, Гамарнику, Постышеву (всем этим товарищам лично). Кроме того дать почитать Карахану.

В результате продолжительной агентурной разработки, ЭКУ ОГПУ раскрыта крупная шпионско-диверсионная организация Японского Генерального Штаба, по всем данным являющаяся центральным нелегальным аппаратом японцев на территории Союза.

Арестовано 25 человек – членов организации, в прошлом быв. белых офицеров, быв. торговцев, быв. кулаков и проч.; из них уже сознались в шпионской и диверсионной деятельности 11 человек, в том числе и глава организации Молгачев.

Организация непосредственно руководилась японскими консулами во Владивостоке – вначале консулом Ватанабе, а затем Ямагуцци и военным агентом в г. Сахалине – Кумазова, а также начальником 2-го Отдела Японского Генштаба Кондо-Мосатане.

Организация действовала под флагом строительной конторы изобретателя Молгачева по механизации трудоемких процессов, заключая договора с хозорганами на устройство подвесных дорог, прокладывание трасс и просек в непосредственной близости к границам. По предварительному подсчету руководителем организации – Молгачевым – заключено договоров на сумму до 150 миллионов рублей. Договора выполнены на 15-20 %.

Организация распространила свою работу почти по всей Маньчжурской границе, в приграничной полосе Казахстана на города: Ленинград, Москву, Астрахань, Баку, Майкоп, район Кузбасса, часть Украины, а также на ряд районов у польской границы. Центральным плацдармом деятельности организации являлся Дальний Восток, на котором шпионской и диверсионной работой охвачены 21 пункт.

Работа организации представляет важнейшую составную часть японских планов по подготовке интервенции против Союза и должна была непосредственно обеспечить осуществление при открытии военных действии широко задуманного стратегического плана нападения войск на Советский Дальний Восток со стороны 3-х районов: Южный Сахалин, Северную Корею и Северную Маньчжурию.

В диверсионный план действия организации входило разрушение железнодорожных путей и мостов, в частности мостов крупнейшего стратегического значения: Амурский мост, Зейский мост, Уссурийский мост, Бурейский мост, через реку Левуха, мост через реку Раковку. Были намечены к разрушению тоннели в районе Владивостока, Дальзавод с доками, портовые сооружения, аэродром, электростанции Владивостока, радиостанции.

При открытии венных действий диверсанты имели прямые поручения прервать всякую связь Владивостока с Хабаровском и другими пунктами.

Членами организации осуществлено два диверсионных акта: поджог в 1929 г. складов Госрыбтреста во Владивостоке и поджог в 1930 г. большого склада машинных частей Госпароходства в гор. Благовещенске на Амуре, причинивших миллионные убытки.

Эти акты были произведены в виде пробного испытания для определения действенности низовой ячейки организации и проверки, удастся ли произвести диверсионные акты безнаказанно.

Члены организации проводили в самых широких размерах, по непосредственным заданиям Японского Генштаба, военный, политический и экономический шпионаж, непосредственно связанный с подготовкой военных мероприятий Японии против СССР. Членами организации были добыты и переданы японцам совершенно секретные географические карты (одноверстки, двухверстки) приграничных районов. По заданиям японцев производились топографические съемки важнейших стратегических пунктов, были составлены карты наиболее крупных промышленных пунктов, с расположенными вблизи заводами, доками, портами. Членами организации производилось фотографирование мостов и сооружений военного значения. Организация широко собирала сведения о политических настроениях рабочих, о положении спецпереселенцев, продовольственном положении, положении с зарплатой, сведения о конском составе, мясном и тягловом поголовье, об обеспеченности предприятий оборонного значения металлом, ходе выполнения промфинплана на предприятиях военного значения.

Кроме этого, организация осуществляла под предлогом проведения строительных работ для хозорганов прокладку трасс, устройство просек в пограничных районах, что делало проходимыми для японских войск стратегических пунктов (районы: Сидими, Суражевка, Гродеково и проч.).

Произведенной Штабом РККА экспертизой сведений, переданных членами организации японцам, установлено, что шпионаж, осуществлявшийся организацией, причинил огромный ущерб делу обороны ДВК, а осуществление диверсионного плана должно было создать исключительные затруднения при отражении нападения японских войск.

Кроме этого Штаба РККА указал на совпадение с его данными показаний обвиняемых о главных направлениях движения японских войск на ДВК при начале военных действий в СССР.

Приводим выдержки из экспертизы Штаба РККА:

“Характер уже переданных материалов по району Суражевка – г. Свободный Уссурийской ж. д. и подготовленных диверсионных актов в этом районе имеет исключительно важное военное значение в обороне ДВК для нас, так как с выходом японцев по Сунгари на Тихонькая – актом диверсии обеспечивается первый фланг действующих войск на коммуникации Сунгари. Взрыв величайшего в СССР Амурского моста у Хабаровска создает чрезвычайные затруднения в операциях Красной Армии.”

И далее:

“План шпионско-диверсионной организации по ДВК разработан с таким расчетом, что приведение его в исполнение ставит Д. В. Край, благодаря его географическим особенностям, в своей большей части (Уссурийский край, часть Амурской области и Сев. Сахалин) – в положение военной добычи японцам”.

Следствие продолжается форсированным темпом.

При сем прилагается сведения об арестованных.

Зам. Пред. ОГПУ                                                                    Прокофьев

Нач. ЭКУ ОГПУ                                                                     Миронов                      

АП РФ, ф.3, оп.58, д.240, л.141-144

 

Док. 2

ШИФРОВКА. № 4282

Из Хабаровска Ягоде (доложено Сталину)

16 февраля 1933 г. № 21239

Рез. Сталина: т. Молотову. Надо бы опубликовать.

19 января Камчатке здании Устьбольшерецкой авиационной базы гражданского воздушного флота возник пожар, быстро ликвидированный силами местного морского КПП. Осмотре здания обнаружено возникновение пожара и поджога специально облитой керосином части стены нежилой кухни. Следствием установлено поджог здания охранявший базу милиционер Ирофимов перед сменой поста, по заданию кладовщика местного совхоза Селиванов (бывш. поп скрывает вторично соцпрошлое), при соучастии второго милиционера Прыгунова. Арестованные Селиванов, Прыгунов долго запирались, наконец Селиванов сознался поджоге авиационной базы заданию японца Кайзава повторяю Кайзава, проживающего Усть-Большерецком, тесно связанного администрацией завода номер 25 Ничиро, причастности выполнению этих заданий также Башкатова Николая, бывшего Пред. местной артели Мельцева Егора, Предсельсовете, давно приехавших материка, где имели крупные хутора. Тем же показанием установке японцев должен быть сожжены авиационные базы, завод АКО. Арестованный допрошенный японцем Кайзава показал подготовке поджога всех русских построек, находящихся на косе (место расположения морского КПП и авиационной базы Устьбольшерецка). Задание поджога Кайзава получил от японского консула на Камчатке Шимада повторяю Шимада, управляющего завода № 25 Пичира Усть-Большерецка Такояма повторяю Такояма, Стыкагай повторяю Стыкагай. Подбор людей выполнения был возложен ими на Судзуки, Кайзава, ими же был завербован Селиванов, Башкатов, Кальцев, Марков. Марков невыясненной задачей командирован Петропаловск, работает зав. конным двором комхоз, Петропавловске связался японцем АБЕ повторяю АБЕ, являющийся установленным японским резидентом, неоднократно посещал последнего, прибытии парохода “Смоленск” информирована АБЕ прибывшем грузе. Несомненно вскрытое дело является только частью шпионской повстанческой диверсионной организации, существующей Камчатке, руководимое японцами. Мной дано распоряжение Камчатскому Облотделу ОГПУ проведение самой тщательной агентурно следственной разработки целях вскрытия всех шпионских диверсионных ячеек, выявление руководящих центров, установлении роли японцев. Результат получения материалов будем доносить.

Западный.

АП РФ, ф.3, оп.58, д.240, л.153-154

 

Док. 3

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП (Б)

тов. Сталину

СПЕЦСООБЩЕНИЕ О ЗАДЕРЖАНИИ ЯПОНСКОГО ВОЕННОГО АТТАШЕ

15 июня 1933 г. № 50378

Рез. Сталина: т. Агранову Предлагаю выдать красноармейцу Копытову50 р. наградных за правильное исполнение своих обязанностей и объявитьему благодарность. Обо всем этом объявить в соответствующей части.

В 20.00 14 июня 1933 г. около проволочной изгороди аэродрома завода № 22, дозорным караулом от 1 д-на 56-го полка войск ОГПУ МО красноармейцем тов. Копытовым был задержан военный атташе японского посольства Кавабэ Торашилло.

Обстоятельства задержания следующие:

Рабочий – плотник завода № 22 тов. Горячев, находясь у кипятильников около р. Москва, увидел спустившуюся к территории завода новую машину № Д-40-73 с флагом японского посольства. Из машины вышел неизвестный и пошел опушкой леса по направлению тупику забора завода. Рабочий Горячев, проследив неизвестного, пошел и сообщил в комендатуру и пришедшей с подозрительным неизвестным машине и о его поведении. Одновременно эти же данные сообщили к иному дозорному кр-цу т. Копытову рабочие завода, находившиеся около буфета, расположенного на территории завода.

Кр-ц Копытов, выехав непосредственно к забору, увидел уже удалившегося от машины неизвестного – метрах в 20 от машины. Неизвестный пошел вперед по опушке леса, стремясь осмотреть территорию аэродрома, вместе с находящимися на ней машинами ТБ-3 (на аэродроме было около 70 машин).

Неизвестный дошел до тупика, осмотрел новую стройку и вышел на угол забора, где в течение 3-5 минут через щель вел наблюдение за территорией аэродрома и находящимися там машинами. После этого свернул обратно и прежним путем пошел по направлению к машине.

От машины неизвестный пересек луг и вышел на берег р. Москва к изгороди из колючей проволоки. В этот момент дозорным кр-цем тов. Копытовым неизвестный был задержан и приглашен на территорию аэродрома.

Неизвестный отказался пойти, приговорив кр-цу: – “Вам будет очень плохо”. Кр-ц Копытов на это ответил: – “Ну, что же, плохо ли, хорошо ли, а я Вас не отпущу”.

В этот момент по условному вызову часового поста № 7 прибежал карнач-помкомвзвода т. Хижняк, который задал задержанному следующие вопросы:

В. – “Зачем Вы сюда попали и что Вас здесь интересует”

О. – “Делать нечего и решил погулять по Москва реке”.

В. – “Предъявите Ваши документы”.

О. – “Я – японский военный атташе, запишите мою фамилию и № моего автомобиля и отпустите меня”.

В это время к карначу подошли приехавшие на машине пом. директора завода по т/г т. Фельдман и начальник цеха “Припо” т. Титов, которые вместе с задержанным проехали в комендатуру завода, где проверили его документы и, по согласовании вопроса с директором завода, предварительно извинившись, задержанного отпустили.

Зам. Председателя ОГПУ                                                    Я. Агранов

АП РФ, ф.3, оп.58, д.240, л.159 а-159 б

 

Док. 4

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП (Б)

тов. Кагановичу

СПЕЦСООБЩЕНИЕ

11 сентября 1934 г. № 30 496

Осенью 1933 г. с территории 3-го участка УНР (Управление начальника работ) 103 дезертировали в Маньчжурию военнослужащие, работники УНР – Трифонов Александр Александрович, механик катера; Еськов Виталий и Миров Георгий – мотористы.

В гор. Лахассусу бежавшие явились в японскую жандармерию, заявив о своем нелегальном переходе границы, где они были арестованы и на канонерской лодке отправлены в Харбин в распоряжение японской миссии.

На допросе в миссии дезертиры дали подробные показания о всех известных им секретных сведениях, касающихся оборонного строительства участка № 103, после чего были освобождены и посланы на работу в механические мастерские военно-морского штаба Манчжоу-Го.

Трифонов Александр, как наиболее зарекомендовавший себя у японцев подробными показаниями об оборонных точках на границе, после некоторой обработки был завербован для шпионско-диверсионной деятельности на нашей территории секретарем японцем Суда и 10 июля 1934 г. переброшен нелегально на территорию Советского Дальнего Востока.

Перед переброской Трифонов непосредственно от Суда получил следующие задания:

1) Приехать по маршруту – Советская гавань, бухта Де- Кастри, по р. Амур до Николаевска и Комсомольска н/Амуре. Во всех этих пунктах собирать данные о численности воинских частей, их местонахождение и подробная нумерация.

2) Тщательно заснять оборонные точки укреплений в бухте Де-Кастри и Советской гавани.

3) Раздобыть и привезти в Харбин кусочек строительного материала, из которого строятся оборонные точки.

На расходы Суда выдал Трифонову 80 иен и, кроме того, снабдил маленьким фотоаппаратом с 4-мя пленками.

Для беспрепятственного прохождения границы при возвращении в Харбин Суда вручил Трифонову свою визитную карточку следующего содержания:

“Является русским Трифоновым, откомандированным нашей военной миссией в Суйфыньхе (Пограничная), о чем свидетельствует. Суда Сейке. Харбин, военная миссия, телефон № 43-22 и 34-84”.

На лицевой стороне корточки приложена личная печатка, на которой написано: “Суда Сейкей, 23 июня 1934 г.”.

На оборотной стороне стоит круглая печать с гербом Японии, с надписью на русском языке “японская военная миссия, Харбин”.

По совету Суда Трифонов визитную карточку вшил в подкладку своего пиджака.

По прибытии на советскую территорию Трифонов для реализации заданий немедленно направился во Владивосток, где, как подозрительный элемент, и был арестован.

При личном обыске у Трифонова обнаружена визитная карточка Суда, вшитая в подкладку пиджака.

На следствии Трифонов полностью сознался.

Дело следствием закончено, мы считаем целесообразным направить для слушания в Военный Трибунал.

 

Зам. Народного Комиссара Внутренних дел Союза ССР         Прокофьев

АП РФ, ф.3, оп.58, д.246, л.89-90

 

Док. 5

ВЫПИСКА ИЗ ПРОТОКОЛА № 13 ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК № П13/120 от 3 сентября 1934 г. О ДЕЛЕ ГРУППЫ РАБОТНИКОВ СТАЛИНСКОГО МЕТАЛЛУРГИЧЕСКОГО ЗАВОДА (ЗАПАДНАЯ СИБИРЬ).

а) Поручить т. т. Вышикскому, Прокофьеву и Ульриху направить в Новосибирск выездную сессию венной коллегии Верхсуда.

б) Всех, уличенных в шпионстве в пользу Японии, расстрелять.

Секретарь ЦК

АП РФ, ф.3, оп.58, д.246, л.1

 

Док. 6

СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

Тов. Сталину

Народный Комиссариат Внутренних дел

19 августа 1934 г. № 30305

Рез.Сталина: т. Кагановичу. Всех уличенных в шпионаже в пользу Японии надо расстреливать.

 В начале 1934 года, НКВД были получены агентурные сведения о том, что группа работников Сталинского металлургического завода (ЗСК) ведет пионскую работу в пользу Японии.

Было установлено, что шпионская группа состоит из молодых инженеров, из которых некоторые связаны с японской разведкой, в течение ряда лет.

Группа возглавляется инженером доменного цеха Кузнецкого комбината – Латкиным Николаем Васильевичем, рождения 1904 года (беспартийный) и в нее входят: Давыдов Георгий Савельевич – старший инженер Центрального бюро тяжелого машиностроения Нарокомтяжпрома (ранее работавший на Кузнецком заводе), рождения 1899 года, из крестьян, б/п., служил в армии Колчака; Дамиель Леонид Николаевич, инженер доменного цеха Кузнецкого завода, рождения 1902 года, б/п., в 1902 г. был арестован по обвинению в шпионаже и попытке перехода к белым; инженер Саров Даниил Иванович – главный металлург второго Кузнецкого завода, рождения 1892 года, из служащих, б/п.

Указанные выше лица, выполняя задания японской разведки, образовали в середине 1933 года инициативную группу по созданию так называемой “Российской Партии Национального Возрождения” (РПНВ).

Члены группы приступили к созданию ячеек организации в ряде мест Союза: Москве, Ленинграде и дрог.

На квартире Латкина, в течение 1933 года, периодически устраивались конспиративные совещания с участием всех членов группы, находившихся в тот период в Сталинске. На эти совещания привлечено несколько крестьян – кулаков, с целью расширить базу организации за счет кулаков, в частности были привлечены кулаки – отец и сын Черепановы.

В 1934 году члены организации Дамиель и Саров выехали, первый в Ленинград для работы в Ленгипромез и второй на Макеевский металлургический завод.

Было установлено, что после переезда Давыдова в Москву, между ним и Латкиным велась переписка в шифрованном виде, по вопросам работы к.-р. организации.

Наконец, агентурным путем были добыты некоторые документы, подтверждающие контрреволюционную деятельность “РПНВ”, как-то: фотокопии рукописей, по вопросам программы “РПНВ”, письма по вербовке в к.-р. организацию и т. п.

Таким образом, агентурными сведениями НКВД до арестовав по делу было установлено, что “РПНВ” является прямой агентурной японской разведки и что под прикрытием национального к.-р. формирования, фактически скрывается японская резидентура.

26 апреля с. г. были одновременно арестованы Давыдов в Москве, Латкин, отец и сын Черепановы в Сталинске, Дамиель в Ленинграде. 11 мая – с. г. в Макеевке был арестован – Саров.

При обыске на квартире Давыдова изъята шифрованная переписка его с Латкиным, по вопросам деятельности “РПНВ”.

В одном из обнаруженных шифрованных документов содержаться указания Латкина о необходимости создания ячеек “РПНВ” на заводах южной промышленности и Ленинграда.

Из этой переписке видно, в частности, что осенью 1934 года, на даче Давыдова, под Москвой, предполагалось устроить совещание руководящего состава “РПНВ”.

При обыске на квартире Латкина изъяты написанные им лично программа и устав “РПНВ”, переписка его с членами “РПНВ”, по вопросам создания новых ячеек контрреволюционной организации, вербовку членов и т. п.

По указанию Латкина изъяты закопанные в земле 2 бомбы и один револьвер с патронами.

Арестованные в своих показаниях признались в создании ими контрреволюционной организации под названием “Российская Партия Национального Возрождения”, ставившей перед собой задачу борьбы с Советской властью, с помощью Японии и показали, что под видом “РПНВ”, они вели подготовку подрывной деятельности во время объявлений Японией войны СССР, в честности, по устройству диверсий на транспорте, оборонных предприятиях и т. п.

Следствием установлено, что группой была создана нелегальная типография на станции Зима: были изъяты типографские шрифты. Для членов организации были установлены ежемесячные взносы, в размере 10 % жалованья.

В качестве одного из методов контрреволюционной работы, группа намечала широкое проведение террористических актив против руководящих работников.

Член “РПНВ” – Саров, еще в 1924 году, по возвращении из Японии, где он находился на работе, был в гор. Владивостоке завербован для шпионской работы в пользу Японии японским разведчиком Эджиро Ранзо, приехавшим во Владивосток, якобы, для ведения переговоров о покупке нефти. (Эджиро Ранзо устанавливается).

В период своей работы, в должности главного инженера, Ашинского, а затем Надеждинского металлургических заводов, с 1927 по 1929 г. г., Саров был связан с резидентом японской разведки в Свердловске – Алексеевым Александром Самойловичем (производится розыск Алексеева и установление его личности), через которого передавал японцам материалы о работе этих заводов и, в частности, снарядного цеха Надеждинского завода.

Для шпионской работы Саровым были завербованы техник – строитель снарядного цеха Надеждинского завода – Излер (арестован, сознался) и инженер Златоустовского завода Караваез (привлекается к ответственности).

При помощи этих лиц Саровым были также собраны и переданы резиденту японской разведки Алексееву шпионские материалы о венном производстве Мотовилихинского завода о выработке холодного оружия и снарядом производстве Златоустовских заводов.

В 1930 году, после перехода на должность главного металлурга Кузнецкстроя, Саров связался с инженером Латкиным, явившемся к нему в качестве резидента японской разведки.

С этого времени и до момента перехода на работу на Макеевский металлургический завод в 1934 году, Саров занимался разведывательной деятельностью в пользу Японии, передавая все шпионские материалы через Латкина.

В шпионских целях Саровым были на Сталинском комбинате завербованы: нач. мартеновского цеха – инженер Лисочкин Борис Федорович (установлено, что Лисочкин умер в г. Новосибирске 18-го мая 1934 года, после болезни, по делу вовсе не допрошен) и инженер прокатного цеха Давыдов Георгий Савельевич (арестован, сознался).

По заданию Сарова, Лисочкин, под видом научной командировки быв. послан в Ленинград и на Украину. где им были собраны следующие материалы: по Обуховскому заводу – данные о производстве орудий и снарядов, о выпуске брони по маркам и об обеспеченности завода сырьем и полуфабрикатами; по Мариопольскому заводу – данные о мощности брони и листопрокатных станов №2, 3 и 4, о количестве выпуске двухслойной брони и т. п.; по Кунцевскому военному заводу № 95, выпускающему прокат для авиапромышленности и корпуса для авиабомб – сведения о выпуске прокатки военных профилей для авиационных и танковых заводов и т. п.

За шпионскую деятельность Саровым было получено лично от Эджиро Ранзо при вербовке его в 1924 г., а также разновременно с 1928 по 1934 г. г. через Алексеева и Латкина денежное вознаграждение в иностранной и советской валюте.

Часть денег им была выплачена лицам, завербованным для шпионской работы.

Дело закончено следствием и передано для слушания по месту совершения преступления в Сибирский Краевой Суд.

ПРИЛОЖЕНИЕ: Протоколы и копии изъятых при аресте документов.

Зам. Народного Комиссара Внутренних дел СССР              Прокофьев

 АП РФ, ф.3, оп.58, д.246, л.2-7

 

Док. 7

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

инженера Латкина Николая Васильевича

 (б. пом. нач. доменного цеха по шахте КМК).

1904 года рождения, уроженец станции Зима ВСК,

русский, б/п., гр-н СССР, горно-инженер. В прошлом

имел кустарную мастерскую с применением наемной

рабсилы. Арестован 30 апреля 1934 г.

От 4 мая 1934 года.

Вопрос: Признаете ли Вы себя виновным в том, что Вы вели к.-р. работу по созданию партии “Национального Возрождения”, ставящей своей целью свержения Советской власти?

Ответ: Да, признаю себя виновным в том, что будучи не согласен с рядом мероприятий Советской власти, а Латкин Н.В. вел работу по созданию к.-р. организации под названием “Российская партия Национального Возрождения”, ставившей своей конечной целью свержение советской власти и замены ее другим политическим строем. Наиболее приемлемым по господствующим мнениям в руководящем ядре (Я. Давыдов1 , Дампель2 ), считался строй фашистский.

Вопрос: Когда, где и по чьей инициативе возникла к.-р. организация “РПНВ” и кто входил и ее руководящее ядро?

Ответ: Начало к.-р. организации “РПНВ” относится к августу м-цу 1933 году.

Возникла она по моей инициативе после того, когда я встретившись на моей квартире в г. Сталинске с инженером прокатного цеха КМК Давыдовым Георгием Савельевичем и, обсудив экономические затруднения СССР, особенно в области сельского хозяйства, решил создать организацию для борьбы с советской властью.

Первоначально в руководящее ядро “РПНВ” входили: я – Латкин Николай Васильевич, как идеолог и вдохновитель инициативной группы, Давыдов Г.С., впоследствии явившийся организатором ячейки “РПНВ” в Москве и несколько позже вовлеченный Давыдовым – Дампель Леонид Николаевич.

Вопрос: Какая практическая работа по созданию “РПНВ”” была проведена?

Ответ: Инициативная группа за время своего существования успела провести следующую практическую работу:

1. Проведены первые наметки по составлению устава и программы “РПНВ”.

2. Был намечен план идеологического воспитания членов “РПНВ”.

3. Проведена первоначальная работа по вовлечению новых членов в частности уже были вовлечены инж. строительного цеха КМК – Успенский Владислав Семенович, и инж. доменного цеха Кротенко Николай Георгиевич.

Кроме того была сделана попытка вовлечения Регуша Александра Фокиевича инженера прокатного отд., который от вступления отказался.

4. Проводилась подготовительная работа по созданию типографии, в частности через Давыдова в Москве было приобретено два комплекта образцов шрифтов и мною в апреле 1934 года послано письмо с просьбой выслать дополнительно.

5. Впоследствии налаживалась связь с ячейками “РПНВ” в Москве и Ленинграде.

Вопрос: Какими путями практически намечалось осуществление задач, поставленных перед собой “РПНВ”, в части борьбы с советской властью, свержения ее и замены другим политическим строем.

Ответ: Для осуществления своих задач “РПНВ” ориентировалась на интервенцию, в частности имелась ввиду интервенция со стороны Японии.

До начала интервенции, как указывалось выше, должна была проводиться работа по вовлечению новых членов, созданию разветвленной сети ячеек “РПНВ” в других кроме Сталинска населенных пунктах Союза, организация типографии, идеологическое воспитание членов “РПНВ” и проработка программных вопросов.

С объявлением войны имелось ввиду, с целью дезорганизации тыла и помощи интервентами, организации повстанчества, проведение диверсионных актов, как на транспорте, так и на промышленных предприятиях.

Эти вопросы детальному обсуждению в годовке “РПНВ”, за время ее существования не подвергались, но согласно программных наметок нашей партии они имелись ввиду.

Вопрос: Каким образом осуществлялась связь между членами “РПНВ”?

Ответ: Связь между членами “РПНВ” в основном осуществлялась путем посещений друг друга на квартирах.

Помимо этого одной из форм связи были подпольные совещания проведенные у меня на квартире.

Вопрос: Сколько и когда было проведено таких совещаний членов ”РПНВ” и кто персонально на них присутствовал?

Ответ: Такого рода совещаний состоялось около 5. Одно из них было у меня на квартире во второй половине августа 1933 г., на котором присутствовали: я, Давыдов Г.С. и приехавшие из с. Зима – Черепанов Александр Васильевич3 слесарь доменного цеха и его отец – Черепанов Василий Дмитриевич4 – занимающийся выгонкой от Соснового совхоза вблизи Сталинска.

Остальные совещания порядка четырех, происходили также у меня на квартире в период октябрь – ноябрь.

Присутствовавшими на этих собраниях были Дампель Д.Н., Успенский В.С. и я – Латкин Н.В.

Совещания прекратились с приездом из с. Зимы моей матери, которая впоследствии осталась жить у меня.

Вопрос: Какие имелись источники средств для ведения работы партии, каким образом и кем она финансировалась?

Ответ: Единственным источником средств для существования “РПНВ” должны были служить членские взносы, размер которых был установлен в одном из совещании, равный 10 % от зарплаты.

Впоследствии, по предложению Давыдова, взносы предполагалось снизить, т. к. они считались слитком высокими.

Вопрос: Сколько и кем было внесено членских взносов?

Ответ: За время существования “РПНВ” было внесено членских взносов мною – Латкиным Н.В. – 130 руб. (за два м-ца), Дампелем около 180 руб. (за 3 м-ца) и Успенским В.С. около 300 руб. (за 3 м-ца).

Давыдовым членские взносы не были внесены и за ним числилась задолженность.

Вопрос: Каким путем и через кого осуществлялась связь “РПНВ” с за границей?

Ответ: Установленной связи с за границей, поскольку мне известно “РПНВ” еще имела.

Искание возможностей для установления этих связей были. В частности предполагалось использовать для увязки кого-либо из членов “РПНВ”.

Вторым моментом для установления этой связи намечалась организация экскурсии на Тянь-Шань, где имелся ввиду переход Монгольской границы и дальнейшее проникновение в Европейские пункты.

Подробные показания будут даны дополнительно.

Записано с моих слов верно и мною прочитано    Латкин

Допросил: Нач. 1 Отд.                                             Брулевский

Опер. Упол. 1 Отд. ЭКО                                           Иванов  

АП РФ, ф.3, оп.58, д.246, л.9-14

 

Док. 8

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА

ИНЖЕНЕРА ДАВЫДОВА ГЕОРГИЯ САВЕЛЬЕВИЧА

Давыдов Георгий Савельевич, 1899 г. рождения, уроженец

Уральской области, Майкерской вол., дор. Зуево, из крестьян

-середняков, работал ст. инженером Центрального Бюро

Машиностроения НКТП. Не судим, гр. СССР, б/п, служил в

 Колчаковской армии рядовым в 3-м артиллерийском

дивизионе до 1920 г. Арестован 26-го апреля с. г.

от 27 апреля 1934 год

Вопрос: 26 апреля при обыске у Вас на квартире изъяты документы, указывающие на то, что Вы являетесь одним из организаторов контрреволюционной организации “Российской Национальной Возрождения”. Расскажите, когда эта организация зародилась и состав ее руководящего ядра.

Ответ: В апреле месяце 1933 г., работая старшим инженером в Управлении главного металлурга Кузнецкого металлургического комбината, я, ближе познакомившись с инженером этого же Комбината Латкиным Николаем Васильевичем1, имел с ним несколько бесед на контрреволюционные темы, в которых выяснилась общность наших взглядов по вопросам политики Советской власти и партии, а также и о мероприятиях, необходимых для борьбы с Советской властью и Партией.

В основном, тогда эти взгляды выразились в следующем: как он, так и я высказывали мнение, что в стране голод, часть населения голодает, остальная часть недоедает, собираемые на почве голода населения средств правильно не используется и все это является результатом недостатков в самой системе Советской власти, т. е. отсутствием частной собственности, которая является стимулом в развитии производительных сил. На основе этих разговоров мы договорились о необходимости продумать каждому в отдельности все эти вопросы, затем, собравшись обсудить возможные мероприятия для борьбы с существующим строем. Вскоре, уехав на 3 месяца в отпуск я, посетив Кавказ, познакомился с вопросами положения населения Северо-Кавказского Края, в частности, положение казачества, считая, что несмотря на разгром Советской властью кулацкой верхушки казачества, все же еще среди них есть много людей, на которых можно ориентироваться в контрреволюционной работе, направленной для свержения Советской власти.

Будучи в отпуск, я продумал ряд вопросов, которые должны были лечь в основу при выработке основных политических положений нашей будущей партии.

Вернувшись из отпуска в августе месяце 1933 года в г. Кузнецк, я имел несколько встреч с Латкиным Н.В., где я высказал свои соображения, на счет создания партии и затем было проведено одно совещание, с участием двух крестьян, знакомых Латкина Н.В. На этом совещание, которое происходило в Кузнецке на квартире у Латкина Н.В. В первой половине августа месяца 1933 г. мы обсудили ряд вопросов, в частности крестьянский вопрос – о замене колхозов частным фермерским хозяйством и мое сообщение о моих наблюдениях по вышеуказанному вопросу о казачестве /фамилия присутствовавших на совещании крестьян мне не известны/.

Благодаря усилиям с моей стороны и со стороны Латкина Н.В. было создано руководящее ядро, которое служило основанием создаваемой “Российской Партии Национального Возрождения”.

В это ядро входили – я, Латкин Николай Васильевич5, Дампель Леонид Николаевич6, /мною вовлеченный/, Саров Даниил Иванович7 , /вовлеченный Латкиным/ и Владислав Семенович8 , фамилию которого не знаю, /тоже вовлеченный Латкиным/.

2. Вопрос: В своем ответе на первый вопрос Вы называли руководящее ядро “РПНВ”, расскажите о политических и программных установках этой организации.

Ответ: – Главной политической задачей нашей партии свержение Советской власти и замене ее политическим строем по типу фашизма. Экономическая программа заключалась в следующем: ликвидация колхозов и совхозов и замена их частным фермерским хозяйством.

В области промышленности, крупная промышленность, транспорт, металлургия, уголь и др. остаются в руках будущего государства в виде гос. капитализма, а средняя и мелкая промышленность – передается в частную собственность.

Политически партия ориентировалась на Японию, т.е. война Японии против СССР.

Методы борьбы с Советской властью определялись: создание разветвленной сети ячеек “РПНВ” в крупных городах и промышленных районах Союза.

Организация повстанческих групп действий в тылу во время войны.

Проведение диверсионных актов на промышленных предприятиях и транспорте, дезорганизация тыла.

Организация террористических актов против руководителей партии и Советской власти.

3. Вопрос: Какая организационная работа по созданию партии “РПНВ” проведена и расстановка сил.

Ответ: Перед выездом из Кузнецка, я получил от Латкина задание организовать ячейку “РПНВ” в Москве, таким образом, мне известно существование ячеек “РПНВ” в Москве, Ленинграде и Кузнецке, при чем, руководство ячейкой “РПНВ” в Москве было возложено на меня, Ленинградской ячейкой “РПНВ” на Дампеля Леонида Николаевича и Сталинской ячейкой “РПНВ”, а также и общее руководство всей организацией возложено на Латкина Николая Васильевича. Нами было намечено создать ячейки “РПНВ” в Свердловске и Харькове, эту работу должен был провести Латкин Н.В.

4. Вопрос: Какие источники средства для ведения работы парт я имела и как и кем она финансировалась.

Ответ: На первое время было решено, что для работы партии нужно установить сбор членских взносов от членов организации. Членский взнос установлен в размере порядка 200-250 руб. в год от каждого члена “РПНВ”. Об установленных взносах мне было передано из Кузнецка через Владислава Семеновича. В дальнейшем предпринимались меры к установлению связей с заграницей и оттуда получить финансирование для развертывания работы “РПНВ”. Меры для установления связей с заграницей предпринимались Латкиным Н.В. и другими членами Кузнецкой группы.

На поступившие средства от членских взносов нами приступлено к созданию типографии для печатания листовок и др. материалов “РПНВ”, для этой цели мною закуплены два алфавита гуттаперчевых шрифтов и, как образцы, отправлены в гор. Кузнецк к Латкину, также мною заказано восемь алфавитов таких же шрифтов в штемпельной мастерской по Театральному проезду, которые я выкупить не успел.

Протокол допроса записан с моих слов верно и мною прочитан. /Давыдов/.

Вр. Нач. От. ЭКУ ОГПУ                                                    Белогорский  

Допросили: Уполномоченный 2 Отд. ЭКУ ОГПУ             Штаркман

АП РФ, ф.3, оп.58, д.246, л.л.15-19

 

Док. 9

В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП (Б)

16 сентября 1934 г. № 221/Лсс

Во исполнение решения ПБ от 2 сентября с. г. сообщаю, что по делу работников Сталинградского Металлургического завода (Западная Сибирь)9 15-го сентября Выездной Сессии Военной Коллегии Верхсуда СССР приговорены:

Саров, Латкин, Давыдов – к расстрелу,

Дампель, Излер – к 10 годам лишения свободы и Регуш – к 2 годам лишения свободы.

Черепанов оправдан.

Более подробные данные будут представлены по получении дополнительных сведений.

Зам. Прокурора Союза ССР                                             А. Вышинский

АП РФ, ф.3, оп.58, д.246, л.79

 


 

1 Давыдов Георгий Савельевич, инженер Центрального Бюро тяжелого машиностроения, арестован по этому делу – сознался.

2 Дампель Леонид Николаевич, инженер Ленгипромеза, арестован по этому делу – сознался.

3Черепанов Александр Васильевич, слесарь доменного цеха, Кузнецкого металлургического завода, арестован ЭКО ПП ОГПУ ЗСК по этому делу.

4 Черепанов Василий Дмитриевич – арестован ЭКО ПП ОГПУ ЗСК по этому делу.

 

5Латкин Николай Васильевич – инженер доменного цеха Цузнецкого Металлургического комбината. Арестован ЭКО ПП ОГПУ ЗСК по этому делу.

6 Дампель Леонид Николаевич – инж. Ленгипромеза, в 1920 г. привлекался за шпионаж в пользу белых. Арестован ЭКУ ОГПУ по этому делу.

7Саров Даниил Иванович, инж. – металлург Кузнецкого металлургического комбината, в 32 г. состоял консультантом японской ф-мы “Токата-Шокай” /Во Владивостоке/; в 23-24 г.г. работал в Японии г. Цуруга. Арестован по этому же делу.

8 Владислав Семенович – устанавливается.

9 Регион был указан ошибочно. Вышинскому было указано на зту ошибку

23.05.08 / Просмотров: 3981 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2019 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.