Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUДальневосточный форпост (региональная история)Форумы

Часть 1

Тяжело сложившаяся в первый период времени военная обстановка потребовала от органов [НКГБ]—НКВД большой напряженной работы в исключительно трудных условиях.

№ 1251

Из краткого обзора работы органов НКВД БССР за первые два года Великой Отечественной войны

[Не ранее 1 января 1943 г.]

[■■-]

Тяжело сложившаяся в первый период времени1военная обстановка потребовала от органов [НКГБ]—НКВД большой напряженной работы в исключительно трудных условиях.

Помимо повседневной чекистской работы по вскрытию деятельности вражеских разведок и различных контрреволюционных формирований орга­ны НКВД БССР провели большую работу и другого характера.

/. Эвакуация ценностей, промышленных предприятий и колхозного иму­щества

В целях своевременной эвакуации ценностей, промышленных пред­приятий и колхозного имущества большое количество личного состава сотрудников Наркомата внутренних дел БССР было прикреплено к пред­приятиям, подлежащим эвакуации из районов фронтовой полосы.

Сотрудниками оказывалась необходимая помощь руководителям предприятий в выполнении планов эвакуации. Предприятия, которые по каким-либо причинам не могли быть эвакуированы и подлежали уничтожению, подготовлялись к подрыву и затем выводились из строя.

Для эвакуации колхозного имущества были использованы аппараты райотделов НКВД, которыми оказывалась практическая помощь мест­ным партийным и советским органам в проводимой ими эвакуации.

//. Охрана революционного порядка

С момента возникновения войны на всех военных и промышленных предприятиях Белоруссии была немедленно усилена охрана. Была ус­тановлена и усилена система пропусков. На территории городов в соот­ветствии с мобилизационными планами было увеличено количество милицейских постов для охраны революционного порядка. Органы ме­стной противовоздушной обороны в целях поддержания порядка при

1 Имеются в виду первые месяцы Великой Отечественной войны.

налетах вражеской авиации были также усилены за счет милицейского состава.

III. Борьба с немецкими диверсантами

Кроме создания истребительных отрядов для борьбы с немецкими ди­версантами органами НКВД проводились также другие оперативные ме­роприятия. В местах, представляющих интерес для вражеской агентуры, организовывались засады, производилась проческа лесов и тд. В городах и селах Белоруссии в целях выявления лиц, нарушающих паспортный режим или вовсе не имеющих документов, организовывались облавы. Все задер­жанные, внушавшие подозрение, проходили фильтрацию и проверку через соответствующие аппараты НКВД.

IV. Организация истребительных батальонов'

С первых же дней войны почти во всех городах и районах Белоруссии были созданы истребительные батальоны и заградительные отряды из числа сотрудников НКВД с широким привлечением в них партийно-со­ветского актива и бойцов тылового ополчения, которые активно боролись с немецкими парашютистами и сигнальщиками, а также оказывали боль­шую помощь командованию Красной Армии при задержании дезерти­ров, распространителей ложных слухов и паникеров.

Кроме того, в г. Гомеле в целях организации самообороны города из сотрудников НКВД и милиции был создан полк войск НКВД числен­ностью до 2500 человек, отдельные батальоны которого принимали не­посредственное участие в обороне г. Гомеля и г. Орла, активно участвуя в прикрытии отхода наших войск.

V. Партизанское движение2

С начала военных действий из сотрудников НКВД было скомплектова­но 14 крупных партизанских отрядов общим количеством 1203 человека.

Партизанский отряд Юрина3, действовавший в Березинском районе Мо-гилевской области, одним из первых начал проюдить свою боевую работу в тылу противника. Юрин за успешную и умелую организацию действий от­ряда и проявленную личную храбрость награжден орденом Ленина.

Довольно активно проводил свою работу в тылу противника парти­занский отряд Рубинова4 и другие.

1 Всего на территории Белоруссии было сформировано 78 истребительных бата­льонов. Кроме задач, указанных в тексте документа, истребительные батальоны за­нимались охраной важных народно-хозяйственных объектов в тылу советских войск, вели борьбу с разведывательно-диверсионными группами. Многие истребительные батальоны участвовали в оборонительных боях с немецко-фашистскими войсками, использовались для пополнения частей Красной Армии. На базе ряда батальонов были созданы партизанские отряды (см.: Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопедия. М., 1985, с. 310).

2 К середине августа 1941 г. (по уточненным данным) на территории Белоруссии действовал 231 партизанский отряд (свыше 12 тысяч человек), а в ноябре 1942 г. — 430 партизанских формирований (около 50 тысяч бойцов) (см.: Великая Отечествен­ная война 1941—1945: энциклопедия. М., 1985, с. 533).

3 Юрин Семен Васильевич (1904—?). См. т. 2 настоящего сборника, документ № 368.

4 Рубинов Кирилл Андреевич (1907—1942). См. т. 2 настоящего сборника, доку­мент № 368.

Многие из сотрудников НКВД (Дьячков1, Шпаков2и др.) в настоя­щее время возглавляют партизанские отряды.

VI. Организация диверсионно-разведывательной работы

Для усиления подрывной деятельности в тылу противника, а также разрушения наиболее важных коммуникаций противника из сотрудни­ков оперативного состава Наркомата Белоруссии было создано 10 ди­версионных групп общим количествам 78 человек, подготовлено и на­правлено 18 групп численностью по 3—5 человек с заданиями совершения диверсий на аэродромах противника и 97 сотрудников было направлено в тыл противника с заданиями разведывательного характера.

[...]

Для переброски подготовленной агентуры и оперативных групп в тыл противника в июле 1941 г. были созданы 4 разведывательных пункта в городах Довске, Жлобине, Рогачеве и Гомеле, а также 3 разведлэугаты в городах Лоеве, Речице и Корме. Все группы были укомплектованы исключительно квали­фицированными сотрудниками Разведывательного управления НКВД БССР

Кроме того, для установления связи с агентурой и резидентурами, оставленными на территории оккупированных областей БССР, в авгус­те 1941 г. при штабах армий Брянского фронта на советской территории было создано 5 разведывательных групп.

Группами в течение августа—сентября было завербовано и перебро­шено в тыл немецких войск в качестве связников, а также со специаль­ным заданием 347 человек.

Кроме того, разведывательными группами в целях изучения режима, устанавливаемого немцами на оккупированной ими территории, про­изводился опрос лиц, переходящих линию фронта на сторону войск Красной Армии.

VII. Организация школы диверсантов-разведчиков

Для подготовки квалифицированных кадров подрывников и разведчи­ков, предназначенных для работы в тылу противника, Наркоматом внут­ренних дел БССР в июле 1941 г. была создана школа диверсантов-разведчи­ков из сотрудников оперативного и милицейского состава НКВД БССР.

Первый выпуск в количестве 138 человек был осуществлен 24 августа 1941 г.

Почти все курсанты данного выпуска находятся в настоящее время в тылу противника со спецзаданиями.

Второй выпуск в количестве 240 человек состоялся 15 сентября 1941 г. Большинство курсантов данного выпуска также успешно дей­ствует в тылу противника.

'Дьячков Михаил Иванович (1905—?). С февраля по май 1942 г. — командир Меховского партизанского отряда, а затем по июль 1944 г. — командир 2-й Белорус­ской партизанской бригады им. П.К. Пономаренко.

2 Шпаков Степан Трофимович (1907—?). До войны — участковый уполномо­ченный Суражского РО НКВД. С июля 1941 г. по июль 1943 г. участвовал в парти­занском движении в качестве рядового, командира взвода, зам. командира отряда им. Г.С. Курмелева 1-й Белорусской бригады Витебской области. В 1942 г. награжден орденом Красного Знамени. Приказом МВД БССР № 60 от 2 марта 1955 г. уволен из органов по болезни.

Многие из сотрудников НКВД (Дьячков1, Шпаков2и др.) в настоя-шее время возглавляют партизанские отряды.

VI. Организация диверсионно-разведывательной работы

Для усиления подрывной деятельности в тылу противника, а также разрушения наиболее важных коммуникаций противника из сотрудни­ков оперативного состава Наркомата Белоруссии было создано 10 ди­версионных групп общим количествам 78 человек, подготовлено и на­правлено 18 групп численностью по 3—5 человек с заданиями совершения диверсий на аэродромах противника и 97 сотрудников было направлено в тыл противника с заданиями разведывательного характера.

[...]

Для переброски подготовленной агентуры и оперативных групп в тыл противника в июле 1941 г. были созданы 4 разведывательных пункта в городах Довске, Жлобине, Рогачеве и Гомеле, а также 3 разведгруппы в городах Лоеве, Речице и Корме. Все группы были укомплектованы исключительно квали­фицированными сотрудниками Разведывательного управления НКВД БССР.

Кроме того, для установления связи с агентурой и резидентурами, оставленными на территории оккупированных областей БССР, в авгус­те 1941 г. при штабах армий Брянского фронта на советской территории было создано 5 разведывательных групп.

Группами в течение августа—сентября было завербовано и перебро­шено в тыл немецких войск в качестве связников, а также со специаль­ным заданием 347 человек.

Кроме того, разведывательными группами в целях изучения режима, устанавливаемого немцами на оккупированной ими территории, про­изводился опрос лиц, переходящих линию фронта на сторону войск Красной Армии.

VII. Организация школы диверсантов-разведчиков

Для подготовки квалифицированных кадров подрывников и разведчи­ков, предназначенных для работы в тылу противника, Наркоматом внут­ренних дел БССР в июле 1941 г. была создана школа диверсантов-разведчи­ков из сотрудников оперативного и милицейского состава НКВД БССР.

Первый выпуск в количестве 138 человек был осуществлен 24 августа 1941 г.

Почти все курсанты данного выпуска находятся в настоящее время в тылу противника со спецзаданиями.

Второй выпуск в количестве 240 человек состоялся 15 сентября 1941 г. Большинство курсантов данного выпуска также успешно дей­ствует в тылу противника.

1 Дьячков Михаил Иванович (1905—?). С февраля по май 1942 г. — командир Меховского партизанского отряда, а затем по июль 1944 г. — командир 2-й Белорус­ской партизанской бригады им. П.К. Пономаренко.

2 Шпаков Степан Трофимович (1907—?). До войны — участковый уполномо­ченный Суражского РО НКВД. С июля 1941 г. по июль 1943 г. участвовал в парти­занском движении в качестве рядового, командира взвода, зам. командира отряда им. Г.С. Курмелева 1-й Белорусской бригады Витебской области. В 1942 г. награжден орденом Красного Знамени. Приказом МВД БССР № 60 от 2 марта 1955 г. уволен из органов по болезни.

Все курсанты как первого, так и второго выпуска по окончании шко­лы НКВД БССР проходили спецподготовку при НКВД СССР.

Хорошей школой для диверсантов-разведчиков явилось их активное участие в обороне г. Москвы в составе спецчастей, где они проявили себя опытными минерами и разведчиками.

VIII. Работа оперативно-чекистской группы НКВД по БССР

Для обеспечения оперативно-чекистского обслуживания освобож­денных Красной Армией местностей Белоруссии1, а также для ведения разведывательной и подрывной деятельности в тылу противника было создано 5 оперативно-чекистских групп.

[...]

Для налаживания и руководства оперативно-чекистской работой в данных группах в тыл противника было направлено 10 оперативных со­трудников НКВД БССР, хорошо знающих агентурную работу.

Находящиеся в тылу противника диверсионно-разведывательные группы распределяются по местам своего дислоцирования...

Особо необходимо отметить действия диверсионно-разведыватель­ных групп:

«Первые» — отряд Шпилевого2.

Отряд «Первые» дважды по заданию выходил в тыл противника с диверсионно-разведывательным и целями.

[...]

«Четвертые» — отряд Метелкина А. В3.

Отряд «Четвертые» дважды ходил в тыл противника с диверсионно-разведывательными задачами.

[...]

В результате умело проведенной агентурной комбинации группой Метелкина был похищен немецкий офицер-разведчик фон Файт...4

Из местного населения—патриотов Родины этой же группой созда­но 4 партизанских отряда общим количеством 190 человек.

Кроме того, подготовлен ряд продовольственных баз и одна засекре­ченная посадочная площадка.

За успешное выполнение задания большинство участников отрядов «Первые» и «Четвертые» награждены орденами и медалями.

Группа Скробова5.

1 Речь идет об отдельных территориях в Полесье, Витебской, Минской, Могилев-ской, Барановичской, Вилейской областях Белоруссии, которые были освобождены партизанами в течение 1942 г.

Освобождение территории Белоруссии регулярными частями Красной Армии про­ходило в сентябре—октябре 1943 г.

2 Шпилевой Яков Иванович (1913—?) — сотрудник ОО НКВД Западного фронта. С 7 октября 1941 г. по 6 сентября 1942 г. — командир партизанского отряда особого назначения «Смерть фашизму», затем «Первые». Приказом КГБ СССР № 461 от 26 сентября 1959 г. уволен в запас по состоянию здоровья.

3См. том 3 настоящего сборника, документ № 1171. 4См. там же.

5Скробов Николаи Павлович (1913—?). С октября 1942 г. по февраль 1943 г. — командир диверсионно-разведывательной группы НКГБ БССР «Яблокова».

Диверсионно-разведывательная группа Скробова за время своего пре­бывания в тылу противника с октября по декабрь 1942 г. пустила под откос 3 эшелона противника с живой силой и техникой, при этом было разбито 3 паровоза, 22 вагона и до 100 вагонов повреждено. Убито и ранено до 800 солдат и офицеров.

Группа Новикова1.

Диверсионно-разведывательная группа Новикова дважды ходила со специальными заданиями в тыл противника на временно оккупирован­ную территорию Витебской области.

С августа по ноябрь 1942 г. этой группой взорвано 8 эшелонов с живой силой и техникой, разбито 3 паровоза, 197 вагонов, 27 танков, 51 автома­шина, 8 орудий, 10 мотоциклов. Убито 1200 и ранено 1500 солдат и офи­церов противника.

[...]

Помимо указанных диверсионно-разведывательньгх групп в марте 1942 т.было создано и направлено в тыл противника 5 партизанских отрядов.

Подготовлен и выброшен партизанский отряд в количестве 87 человек для действия в тылу противника в районе Смоленск—Орша—Витебск.

Второй партизанский отряд в количестве 50 человек в марте 1942 г. переброшен в район Витебской области главным образом для действия на железнодорожных коммуникациях противника в четырехугольнике Полоцк—Витебск—Орша—Лепель.

Третий партизанский отряд в составе 50 человек переброшен для борь­бы с немецкими захватчиками в Могилевскую область. Район действий партизанского отряда определен в четьгрехугольнике Бобруйск—Могилев— Рогачев—Кричев, где проходит основная коммуникация противника.

Четвертый партизанский отряд в количестве 130 человек под руководством начальника Суражского райотдела НКВД действует в Витебской области.

Пятый партизанский отряд в количестве 29 человек с помощью Чет­вертого управления НКВД СССР переброшен для действий в Гомель­ский район.

Основная задача перед данным отрядом поставлена следующая: про­ведение диверсионной работы с целью разрушения железных дорог Го­мель—Чернигов, Гомель—Могилев и шоссе Гомель—Киев, которые ис­пользуются противником для перегруппировки своих войск и для подвоза техники и боеприпасов.

IX. Вновь подготавливаются

В данный момент подготовлены и в ближайшее время будут выбро­шены в тыл противника 7 разведывательных групп общим количеством 89 человек2.

В группы включаются сотрудники НКВД БССР, имеющие опыт ра­боты в тылу врага.

1 Новиков К.И. — командир оперативной группы НКВД БССР, действовавшей на территории Витебской области.

С марта по сентябрь 1942 г. в тыл противника было направлено 20 партизанских отрядов, 102 организаторские и 62 диверсионные группы (см.:Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопедия. М., 1985, с. 533).

Для связи с центром каждой группе придана рация. X. Вербовка агентуры и ее деятельность

Наряду с засылкой в тыл противника диверсионно-разведыватель­ных групп проведена также большая работа по вербовке и засылке в тыл противника агентуры для выполнения заданий диверсионно-разведы­вательного характера, а также спецзаданий.

Всего завербовано и направлено на временно оккупированную тер­риторию Белоруссии 628 человек. Наибольшее количество агентуры на­правлено в Витебскую, Минскую и Могилевскую области.

Для характеристики работы данной агентуры можно привести следу­ющие примеры.

В результате агентурной комбинации в Витебске уничтожен преда­тель Родины немецкий ставленник редактор фашистской газеты «Но­вый путь» Брандт1.

Направленный в тыл врага с разведывательными целями агент «Кры­лов», восстановив и использовав свои прежние связи, разоблачил 14 тай­ных агентов немецкой полиции и организовал физическое уничтоже­ние 4 из них, в том числе агента-отравителя, у которого был найден яд, предназначенный для отравления частей Красной Армии в случае заня­тия ими данного района.

После соответствующей подготовки в тыл противника были заброшены агенты «Полицкий»... и ... «Кастусь».

[-..]

Хорошая агентурная комбинация с участием нашего агента «Матки» была проведена в Витебской области, в одной из деревень, где находил­ся немецкий гарнизон в составе 40 человек, из которых 6 являлись укра­инцами. В результате этой комбинации обработанные нашим агентом соддаты-украинцы в ночь на 5 июня 1942 г., забросав гранатами спящих немцев, с оружием перешли на нашу сторону. Один из этих украинцев впоследствии был включен в состав диверсионной группы и направлен в тыл противника. В конце августа 1942 г. он на дороге Орша—Смоленск минировал железнодорожное полотно. На заминированном участке по­дорвался вражеский состав, груженный тяжелыми авиабомбами. Сила взрыва была такова, что на расстоянии полутора-двух километров кры­ши домов были сорваны взрывной волной. После этой акции немецкий комендант станции застрелился.

[...]

Агентурным путем через агента-женщину2 был обработан командир роты созданной немцами «Русской национальной народной армии» Максютин3, который ... с ротой в полном составе, с оружием перешел на сторону партизан.

1 Брандт А.Л. — сын заместителя бургомистра г. Витебска Л.Г. Брандта. Оба унич­тожены весной 1942 г. разведчиками Витебской областной оперативно-чекистской группы и местными подпольщиками.

2 Агент НКВД БССР «Валя».

3 Максютин Николай Петрович (1920—1943). См. т. 3 настоящего сборника, до­кумент № 1130.

4 октября 1942 г. наш агент-диверсант «Смелый» заминировал шос­сейную дорогу у ст. Лосвида Витебской области. 5 октября на установ­ленных минах взорвались две подводы с немцами. К месту взрыва нем­цы послали старшину Должанской волуправы Овсянникова1 узнать, нет ли еще на шоссе мин, и при обнаружении их разминировать.

Овсянников, взяв с собой двух полицейских, направился к месту взры­ва, там обнаружил еше одну мину, а когда он стал ее разминировать, мина взорвалась. Овсянников и оба полицейских были убиты.

Ведя активную агентурную разведку, диверсионно-разведывательные группы и разведывательная агентура все получаемые материалы переда­вали в оперативно-чекистскую группу НКВД по БССР.

Наряду с агентурной разведкой данные группы и разведывательная агентура провели большую работу по выявлению изменников и предате­лей Родины и прочего прогерманского элемента, поступивших на службу к немецким оккупантам и принимающих активное участие в деятельнос­ти их карательных органов и проводимых оккупационных мероприятиях.

[...1

Кроме того, за этот период оперативными группами в освобожденных Красной Армией районах арестовано и привлечено к уголовной ответствен­ности 355 изменников и предателей Родины, из них 71 агент немецкой разведки. Опрошено также 729 человек, вышедших с временно оккупиро­ванной территории Белоруссии.

XI. Характерные следственные дела, проведенные оперативно-че­кистской группой НКВД по БССР

[...]

1 июля 1942 г. в районе действия партизанского отряда Райцева2 были задержаны как подозрительные лица две девушки «Вера», 1925 года рождения, и «Таисия», 1926 года рождения.

Тщательно проведенным допросом было установлено, что «Вера» и «Таисия» окончили школу немецких разведчиков и были направлены с заданием установить дислокацию партизанских отрядов, их числен­ность, вооружение и т.п.

Через разоблаченных агентов был выявлен ряд разведчиков этой шко­лы, место ее дислокации, руководящий состав и некоторые методы вер­бовки в школу.

Другой факт—вскрытие резидентуры немецкой разведки в партизан­ском отряде Курмелева3.

1 Овсянников Сергей Фомич — уроженец дер. Ловша Сиротинского района Ви­тебской области. 4

' Райцев Даниил Федотович (1914—?) — командир партизанского отряда в Бело­руссии. До войны — начальник геодезической группы спецстроительства в Суражс-ком районе. Награжден орденом Красного Знамени и медалью «Партизан Отече­ственной войны» 1 степени.

'Курмелев Григорий Степанович (1912—1942). В 1941 г. оперуполномоченный УГБ НКВД БССР, командир партизанского отряда 1-й Белорусской бригады Витебской области. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 мая 1942 г. награжден орденом Красного Знамени. Погиб в бою 7 августа 1942 г.

В июле 1942 г. во вновь прибывшем в партизанский отряд Курмелева пополнении были выявлены лица, которые имели намерение дезерти­ровать из отряда.

В ночь на 10 июля двое из них, Коваленко1 и Павлюченко2, бросили пост и с оружием бежали из отряда. После задержания они снова сдела­ли попытку бежать, при этом Павлюченко был убит, а Коваленко задер­жан и арестован.

На допросе Коваленко назвал прибывшего вместе с ним в отряд Ры-бикова3 как организатора по обработке партизан для ухода их из отряда.

Будучи арестован, Рыбиков сознался, что, находясь на службе в не­мецкой полиции, был завербован гестапо в качестве агента и получил задание пробраться в партизанский отряд Курмелева, установить его чис­ленность, вооружение и тормозить проведение боевых операций отря­да. С этой же целью в отряд вступили вышеупомянутые лица и еще ряд лиц, названных Рыбиковым на допросе. Большинство лиц, проходящих по показаниям Рыбикова как агенты немецкой разведки, было нами ус­тановлено, арестовано и разоблачено.

В августе 1942 г. оперативно-чекистской группой НКВД по Витебс­кой области были задержаны переброшенные немецкой разведкой на нашу сторону Сидоров и Могучая.

Проведенным по делу следствием установлено, что Сидоров, будучи переброшен армейской разведкой с группой разведчиков в тыл противни­ка, из группы дезертировал, поселился в доме немецкой разведчицы Могу­чей и рассказал последней о своем задании в немецком тылу. Об этом Мо­гучая сообщила гестапо, в результате чего Сидоров был арестован. На допросах в гестапо Сидоров рассказал о причинах своего появления в тылу немецких войск, был завербован гестапо и совместно с Могучей перебро­шен с разведывательными целями на временно оккупированную террито­рию, в район, где действуют партизаны4.

В конце ноября 1942 г. в районе действия партизанских отрядов Би-рюлина5 и Сысоева6 были задержаны 7 человек, вышедших из г. Витебс­ка. Задержанные были переданы оперативной группе НКВД по Витебс­кому району.

В ходе допроса все они признались в том, что являются агентами геста­по, переброшены на территорию, занятую партизанами, с разведыватель-

1 Коваленко Иван Васильевич (1920—?).

2 Павлюченко Владимир Петрович (1901—1942).

3 Рыбиков Петр Матвеевич (1902—?). Состоял в партизанском отряде с 8 июля 1942 г.

4 29 декабря 1942 г. военным трибуналом Калининского гарнизона Сидоров Иван Михайлович приговорен по ст. 58-16 УК РСФСР к высшей мере наказания, а Могу­чая Екатерина Степановна — по ст. 58-1а УК РСФСР на 10 лет лишения свободы.

5 Бирюлин Михаил Федорович (1912—?) — в 1941—1944 гг. командир партизанс­кого отряда 1-й Белорусской бригады, затем 1-й Витебской партизанской бригады.

6 Сысоев Георгий Иванович (1915—?) — председатель Витебского районного совета Осоавиахима, затем командир партизанского отряда Витебской области БССР. В июле 1943 г. выбыл за линию фронта. Награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды.

ными целями. Причем двое из разоблаченных агентов, Кононов1 и Сысо­ев2, оказались разведчиками Крымской школы немецкой разведки3.

XII. Работа в Особом отделе НКВД фронта

Проводя свою работу в тесном контакте с особыми отделами НКВД армий, оперативно-чекистские группы НКВД в районах своего дисло­цирования оказывали самое активное содействие особым органам в их следственной и агентурной работе, выделяя для этого из своего состава наиболее квалифицированные кадры.

Всего для усиления работы особых отделов армий и дивизий Запад­ного и Калининского фронтов было выделено 92 человека.

Для оказания практической помощи было выделено в УНКВД по Туль­ской области 17 человек оперативного состава, в УНКВД по Смоленской области — 77 человек.

Кроме того, в соответствии с решением ЦК КП(б) Белоруссии выделе­но в распоряжение ЦК КП(б) Белоруссии для работы в тылу противника 12 наиболее квалифицированных оперативных сотрудников.

[...]

Руковддитель оперативно-чекистской фуппы НКВД по БССР

комиссар госбезопасности 3-го ранга Л. Цанава

ЦА ФСБ России

1 Кононов Николай Алексеевич (1920—1942).

2 Сысоев Иван (1912-1942).

3 Очевидно, речь идет о Евпаторийской разведывательно-диверсионной школе, которая официально именовалась «Гауптлагерь Крым».

Мгаание НКВД СССР № 52/64 УНКВД по Красна ирскому краю об ;uVIг 1}|мнннк-|иntKiKMi работе в оккупированных районах края1

2 января 1943 г.

Анализ деятельности 4-го отдела УНКВД, результаты которой отраже­ны в Ваших разведывательных сводках и докладных записках, свидетель­ствует о значительной работе, проводимой в части сбора разведывательных (главным образом, военных) данных о положении в оккупированных нем­цами районах Краснодарского края2. Вместе с тем в работе 4-го отдела име­ют место следующие недостатки.

1. До сих пор не установлена регулярная связь (радио и живая3) с рези-дентурами и боевыми группами, оставленными в основных городах края.

2. Созданные немцами на территории края различные антисоветские, в том числе казачьи4, формирования, а также проводимые противником мероприятия в части активизации автономистского казачьего движе­ния до сих пор проходят мимо внимания 4-го отдела.

3. Весьма скудна информация о наличии на оккупированной террито­рии края штабов противника, разведывательных и контрразведыватель­ных пунктов и школ, видных военных и политических деятелей Германии

1 Указание НКВД СССР № 52/64 было направлено руководству УНКВД по Крас­нодарскому краю за шесть недель до начала Краснодарской операции (9 февраля — 16 марта 1943 г.).

2 Краевой центр — г. Краснодар — был оккупирован немецкими войсками 12 августа 1942 г. В ходе Краснодарской операции войсками Северо-Кавказского фрон­та при содействии Черноморского фронта были освобождены г. Краснодар (12 фев­раля 1943 г.) и сотни населенных пунктов края.

3 Речь идет о различных формах личной связи.

4 Казачьи части из числа кубанских казаков на территории Краснодарского края формировались штабами 17-й полевой и 1-й танковой немецких армий. Первона­чально было создано два кубанских полка, которые влились в кавалерийские бри­гады: 4-й полк — в 1 -ю Донскую и 3-й полк — во 2-ю Кавказскую бригады. Позднее на базе бригад была создана 1-я казачья кавалерийская дивизия. Кроме кубанских полков в дивизию входили 1-й Донской, 5-й Донской, 2-й Сибирский, 6-й Терский полки и другие спецподразделения.

На 1 ноября 1943 г. численность дивизии составляла 18555 человек, в том числе 3827 немецких нижних чинов и 222 офицера, 14315 казаков и 191 казачий офицер. Немецкими кадрами были укомплектованы все штабы, специальные и тыловые подразделения. Ко­мандирами полков (кроме одного) и дивизионов (кроме двух) также были немцы, а в составе каждого эскадрона имелось 12—14 немецких солдат и унтер-офицеров на хозяй­ственных должностях. В то же время дивизия считалась наиболее «русифицированной» из регулярных соединений вермахта: командирами строевых конных подразделений — эс­кадронов и взводов — были казаки, а все команды отдавались на русском языке (см.: Окороков А.В. Антисоветские воинские формирования в годы Второй мировой войны: Монография. М., ВУ, 2000, с. 64-65).

и ее союзников. Чувствуется, что работе против немцев непосредственно 4-й отдел уделяет мало внимания, сосредоточивая весь упор своей дея­тельности на изучении и выявлении предательских элементов из мест­ного населения1.

4. Неудовлетворительно организован сбор материалов, характеризу­ющих политическую и экономическую деятельность противника на ок­купированной территории, а также настроение различных социальных групп населения.

5. Судя по материалам, помещенным в разведывательных сводках, значительная часть агентуры 4-го отдела перебрасывается на временно оккупированную территорию исключительно с задачами прифронто­вой военной разведки2.

Тот факт, что оставленные Вами на оккупированной территории агенты «Адыгеец» и «Тейлор» сумели проникнуть в руководящие центры германс­кой администрации, говорит о том, что оставление их было, безусловно, целесообразным. Однако из-за того что вопросы связи с ними тщательно не были подготовлены, Вы сейчас не в состоянии пользоваться результатами их работы, а также руководить ими. Намеченные Вами мероприятия по посыл­ке связников к «Адыгейцу» и «Тейлору» в принципе правильны (хотя нас несколько смущает курьер, направленный к «Адыгейцу»), однако задачи, которые Вы хотите поставить перед этими агентами, явно нецелесообразны. Основная задача «Адыгейца» и «Тейлора» — это максимальное упрочение своего положения, завоевание доверия немцев и сбор серьезной политичес­кой информации.

Кроме того, «Адыгейца» и «Тейлора» следует предупредить, что же­лательно, чтобы в случае отхода немецких войск они отходили вместе с ними. Какие-либо другие задания давать этим агентам сейчас не следу­ет. Это их провалит.

Очередными задачами 4-го отдела на ближайшее время должны быть:

1. Установление надежной связи с резидентурами и боевыми группа­ми, оставленными в г. Краснодаре. Одновременно необходимо проду­мать возможность заброски в г. Краснодар, как для оседания, так и для маршрутных рейдов квалифицированной агентуры (одиночек и групп), обеспечив каждого агента конкретными, тщательно отработанными спо­собами связи. Кроме того, наметить конкретные мероприятия по уста­новлению связи с наиболее надежными агентами, случайно оставши­мися в г. Краснодаре.

1 На территории,края, и в частности городах Краснодар, Новороссийск, Армавир, Анапа, Кропоткин, Ейск, Темрюк, Тихорецк, в станицах Крымская, Абинская, Бело­реченская и др., находились различные органы абвера. В указанных населенных пунктах и в полосе действий 17-й полевой и 1-й танковой немецких армий оперирова­ли 102-я и 114-я абвергруппы, подчинявшиеся 101-й абверкоманде. Здесь действова­ли 201-я диверсионно-разведывательная абверкоманда с подчиненной 202-й абвер-группой, 301-я и 320-я абвергруппы, входившие в штат 301-й контрразведывательной команды. На территории Краснодарского края дислоцировались: абверкоманда эко­номической разведки 1 Ви/153. особая команда — 10а, оперативная команда 11. под­чинявшаяся оперативной группе Д, особая команда «Цеппелина» этой же оператив­ной группы, а также ряд команд морской разведки: «Марине абвер айнзатцкомандо», «Марине айнзатцкомандо лес Шварцен Меерс».

Имеется в виду сбор сведении о положении в ближайшем тылу немецких войск.

2. Действующие боевые и разведывательные отряды УНКВД ориен­тировать на установление связи с оставленной на территории края про­веренной агентурой органов НКВД, подготовку и осуществление специ­альных целевых боевых операций, направленных главным образом на захват или ликвидацию немецкого командования и ответственных не­мецких чиновников, разгром крупных штабов, разведывательных школ и пунктов противника.

3. Принять необходимые меры по заброске квалифицированной, ав­торитетной агентуры с задачей внедрения и разработки Краснодарского филиала КНД («Казачье национальное движение»), активизировавше­го свою деятельность в последнее время. В частности, необходимо уточ­нить имеющиеся данные о прибытии генерала Краснова в г. Краснодар1. Агентура, которая будет забрасываться Вами для разработки КНД, дол­жна быть ориентирована также на необходимость отхода вместе с нем­цами в целях оседания после окончания войны в местах концентрации основных масс казачьей эмиграции. Естественно, что с этой агентурой должны быть обусловлены конкретные способы связи.

4. Полностью закончить создание специального агентурного аппа­рата в городах Туапсе и Сочи, обратив внимание на подготовку надеж­ных боевиков (особенно для Сочи), хорошо укрытых и обеспеченных средствами связи. Наряду с этим серьезное внимание необходимо уде­лить подпольным радиостанциям, созданным Вами в Сочи и Туапсе, обеспечив их регулярной связью.

О Ваших мероприятиях по реализации этих указаний регулярно ин­формируйте.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности 3-го ранга Кобулов

ЩФСБРоссии

1 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 1202

Из спецсообщения руководителя оперативно-чекистской группы НКВД по БССР № 05 в НКВД СССР и ЦК КП (б) Белоруссии о ликвидации редактора фашистской газеты «Новый путь»

2 января 1943 г.

Доношу, что 4 ноября 1942 г. оперативно-чекистской группой НКВД по Витебской области были подготовлены для спецзадания агенты «Фо­мич» и «Петрович» и направлены на временно оккупированную терри­торию Белоруссии с задачей проникнуть для выполнения возложенно­го на них задания в г. Витебск.

Агентам «Фомичу» и «Петровичу» было поручено установить наблю­дение за редактором фашистской газеты «Новый путь», издаваемой не­мецкими оккупационными властями в г. Витебске, Брандтом и органи­зовать его физическое уничтожение.

Брандт Александр Львович до Отечественной войны работал препо­давателем русского языка в витебской средней школе № 1. В момент оккупации немцами г. Витебска Брандт остался на оккупированной тер­ритории и сразу же стал активно помогать оккупантам устанавливать фашистский режим в городе.

Впоследствии Брандт был назначен немцами ответственным редак­тором газеты «Новый путь». Будучи редактором, Брандт печатал в газете самую гнусную клевету на Советскую власть, восхвалял немецкие поряд­ки.

В конце октября 1942 г. Брандт немецкими властями был команди­рован в Германию, откуда возвратился 7 ноября, а 9 ноября в «Белорус­ском народном доме» выступил с пространной речью о положении и жизни в Германии. В газете «Новый путь» было напечатано сообщение, что с этого номера газета будет печатать статьи Брандта о жизни в Герма­нии...

По прибытии в г. Витебск 10 ноября «Фомич» и «Петрович» немед­ленно установили наблюдение за Брандтом, изучая время его выхода на работу, маршрут движения до редакции, время возвращения с работы и т.д. В результате было установлено, что из дома Брандт выходит ежед­невно в 8 часов 40 минут по московскому времени и следует на работу, откуда возвращается в 6—7 часов вечера. Днем Брандт часто ходит по городу, посещая различные немецкие учреждения.

Кроме того, было установлено, что около дома, в котором прожива­ет Брандт, выставлен полицейский пост, состоящий из одного поли­цейского днем и из двух—ночью. Помимо открытого полицейского

поста дом Брандта охраняется также негласной охраной из двух человек. Ведя наблюдение за Брандтом с различных пунктов по маршруту его следования, «Фомич» и «Петрович» в связи с усиленной охраной Бран­дта вынуждены были трижды сменить явочные квартиры. На одной из явочных квартир по совету хозяйки квартиры «Фомич» и «Петрович» познакомились с проживавшими в г. Витебске Стасенко Михаилом Ге­оргиевичем, 1909 года рождения, бывшим пограничником, и Филимо­новым Евгением Егоровичем, 1925 года рождения, учащимся ФЗУ, имев­шими намерение перейти в партизанский отряд, где у одного из них (Филимонова) брат является начальником разведки.

После знакомства с Филимоновым и Стасенко «Фомич» и «Петро­вич» решили привлечь их к выполнению спецзадания.

Получив их согласие и ознакомив с сущностью задания, «Фомич» и «Петрович» совместно с Филимоновым и Стасенко разработали конкрет­ный план уничтожения Брандта и приступили к его осуществлению.

26 ноября в 8 часов 25 минут «Фомич», «Петрович», Стасенко и Фи­лимонов вышли по направлению к дому Брандта. На улице Стеклова группа распределила между собой обязанности. «Петрович» и Стасенко пошли к дому Брандта, они должны были при выходе Брандта из квар­тиры стрелять в него, а «Фомич» и Филимонов остались на перекрестке Стеклова и Пролетарского бульвара с задачей в случае преследования полицейскими Стасенко и «Петровича» забросать полицейских грана­тами и таким путем дать возможность «Петровичу» и Стасенко скрыться от преследования.

В 8 часов 45 минут «Петрович» и Стасенко увидели вьгходяшего из дома Брандта и пошли ему навстречу, причем первым должен был стрелять Ста­сенко, который пошел по левой стороне улицы прямо на Брандта, а «Пет­рович» пошел по правой стороне улицы, с тем чтобы в случае неудачною выстрела, если Брандт будет ранен и побежит в противоположную от стре­ляющего сторону, выстрелом из пистолета добить его.

Поравнявшись с Брандтом, Стасенко повернулся и в упор на расстоя­нии двух шагов выстрелил из пистолета ТТ в спину Брандта, который сразу же упал лицом вниз, не проявляя признаков жизни. После выстрела Ста­сенко свернул на Авиационную улицу и побежал. Вслед за ним бросился бежать полицейский, стоявший около дома Брандта, «Петрович» пошел наперерез полицейскому и выстрелом из пистолета убил его.

Через некоторое время группа, благополучно избежав преследова­ния со стороны полиции, собралась в заранее намеченном месте в Ста­дионном поселке и ушла в партизанский отряд т. Бирюлина. Стасенко и Филимонов остались в отряде, а агенты «Фомич» и «Петрович» 4 де­кабря прибыли в расположение оперативно-чекистской группы.

Руководитель оперативно-чекистской группы НКВД по БССР комиссар государственной безопасности 3-го ранга

Л. Цанава

UA ФСБ России

Из спецсообшсния руководителя оперативно-чекистской группы НКВД по БССР № 07 в НКВД СССР о немецком военном формиро­вании «Русская национальная народная армия»1 и мероприятиях по ее разложению

2 января 1943 г.

Доношу разведывательные данные о формировании немецким воен­ным командованием на временно оккупированной ими территории Бе­лоруссии «Русской национальной народной армии».

По сообщению нашей разведывательной агентуры, действующей в тылу противника по заданию оперативно-чекистской группы НКВД по БССР, немецкое военное командование в целях усиления борьбы с партизанс­ким движением и укрепления полицейского режима в городах и селах Белоруссии в начале 1942 г. создало новый карательный орган, назвав его «Русская национальная народная армия» (РННА).

Комплектование РННА немецкое командование производит в ос­новном из числа военнопленных и дезертиров РККА.

Во главе РННА немцами поставлен совет из 5 человек, в который вошли прибывшие в Белоруссию белогвардейцы-эмигранты — бывший полковник Санин, Белов, Иванов Иван Игнатьевич (начальник штаба).

[...]

РННА разбита на 3 батальона, которым в целях конспирации даны условные названия: 1-му батальону, размещенному в 7-м п. Осинторф (Витебская область)2, присвоено название «Волга»; 2-му батальону, размещенному в г. Шклове3, присвоено название «Москва» и 3-му ба­тальону, размещенному в центральном п. Осинторф, присвоено на­звание «Урал».

В состав 3-го батальона входят 7, 8 и 9-я стрелковые роты, миномет­ный взвод, взвод связи и разведывательный взвод.

[...]

Численность батальонов «Волга» и «Урал» составляет 850 человек. Солдаты РННА обмундированы в красноармейскую форму: брюки лет­ние и диагоналевые, кители, пилотки. Командный состав носит пого­ны, на них знаки различия Красной Армии, то есть квадраты, прямоу­

' См. т. 3 настояшего сборника, документ № ИЗО

2 Поселок городского типа Осинторф образован в 1938 г. Административно-тер­риториально входил в Дубровенский район Витебской области.

3 Город Шклов — районный центр Могилевской области Белорусской ССР.

гольники. Кокарды из формы бывшей царской армии, центр кокарды эллипсообразный, красного цвета.

В РННА установлен следующий режим и распорядок дня: подъем в 6 часов утра, физзарядка, завтрак, занятия по строевой и специальной подготовке, обед, мертвый час, затем личное время, ужин и отбой. Все занятия проводятся бывшими командирами Красной Армии по прин­ципу устава РККА.

Солдатам РННА выплачивается по 300 рублей в месяц — три раза в месяц по 100 рублей... Продуктовых и промтоварных магазинов на тер­ритории РННА нет. Иногда солдатам отпускаются за деньги со складов табак и сигары. Массово-политическая работа среди солдат не прово­дится. Хождение за пределы лагеря запрещается. За проступки солдат подвергают избиению розгами перед строем.

Получив сведения о том, что среди солдат РННА стало усиливаться недовольство своим командованием, участились разговоры среди отдель­ных солдат, что они воевать с партизанами не будут и не хотят быть кара­телями, оперативно-чекистская группа НКВД по Витебской области че­рез своих агентов «Софью» и «Валю» провела агентурную обработку командира роты РННА, бывшего старшего лейтенанта РККА, Максюти-на1 на предмет выхода его в советский тыл.

Максютин дал согласие и после проверки настроения своей роты вывел ее в полном составе с оружием в расположение партизанской бри­гады Бойко — «Бати»2.

[...]

Кроме роты Максютина на сторону партизан перешли подразделе­ния разведроты и целый ряд других групп. Немецкое командование в связи с переходом части подразделений РННА на сторону партизан ос­тальных разоружило, а часть репрессировало и заключило в лагеря.

Кроме того, через агента «Валю» проводилась подготовка перехода на нашу сторону другой большой группы солдат РННА.

С этой целью «Валя» через местного жителя, который занимался са­могоноварением, в связи с чем3 к нему собирался командный состав РННА, познакомилась с лейтенантом РННА Семеновым, которому на одной из встреч заявила, что она партизанка, и предложила ему от име­ни партизан переходить к ним. Семенов дал согласие, сгобщил, что у них в РННА есть много людей, которые готовы бороться с немцами и перейти на сторону партизан, что таких лиц якобы наберется до 500 человек.

Семенову было дано задание: взорвать склад с боеприпасами, пере­бить руководство РННА и находящихся там немцев, после чего перейти на сторону партизан. Через несколько дней после дачи Семенову этого задания к партизанам прибежал один солдат из РННА, который расска­

1 См. т. 3 настоящего сборника, документ № ИЗО. а также документ № 1251.

2 Бойко Василий Установи («Батя») (1892—?) — командир Богушевской парти­занской бригады, действовавшей в 1942 г. на временно оккупированной противником территории Витебской области. В начале ноября 1942 г. выбыл в советский тыл. Награжден орденом Красной Звезды.

1 В тексте — в результате чего.

зал, что у них подготавливался взрыв склада и побег 500 солдат и что этим делом якобы руководил капитан (фамилия солдату неизвестна), но немцы каким-то образом раскрыли это дело, капитана и старшего лейтенанта (фамилия также ему неизвестна) расстреляли. Не исключе­на возможность, что Семенов оказался предателем.

Агентурная работа по разложению солдат РННА и обработка их для перехода на нашу сторону продолжается. Агент «Валя» из разговора с командирами РННА во время их попойки... установила, что в Осинтор-фе создана школа гестапо, которая готовит разведчиков для засылки в тыл СССР. В школу набирают местных жителей, а также солдат РННА...

Эти сведения перепроверены через агента «Софью» и перешедшего к партизанам солдата РННА Корнева.

Руководитель оперативно-чекистской группы НКВД по БССР комиссар государственной безопасности 3-го ранга Л. Цанава

ЦА ФСБ России

Организаторами «Русской национальной народной армии» (известна по немецким доку­ментам также, как «русский батальон специального назначения», «подразделение абвера 203» или соединение «Граукопф») стали берлинский эмигрант радиоинженер С.Н. Иванов и со­зданная им организационная группа в составе И.К Сахарова (сын генерала царской армии, белый доброволец в годы гражданской войны в Испании), КГ. Кромиади (бывший поручик царской армии и полковник Добровольческой Армии),а также В. Ресслера, графа Г.П. Ламс-дорфа, графа С. Палена, графа А. Воронцова-Дашкова, В. Соболевского и, по некоторым данным, И. Юнга.

По решению фельдмаршала фон Клюге, местом дислокации части был определен поселок Осишорф, в 6 км от ст. Осиновка на железнодорожной линии Орша—Смоленск в Белоруссии.

К сформированному штабу, в который вошли С.Н. Иванов (псевдоним «Граукопф»), осу­ществлявший политическое руководство и связь с немецким командованием, И.К. Сахаров, являвшийся помощником Иванова, и КГ Кромиади (псевдоним «Санин»), занявший долж­ность коменданта центрального штаба и ответственного за кадры, строевую и хозяйственную часть, была придана команда связи из 20 немецких военнослужащих Всю работу по форми­рованию курировал через немецкий штаб связи подполковник абвера фон 1етгинг-3еебург.

В марте 1942 г. численность РННА составила около 100—150 человек, к маю увеличилась до 400, а к середине августа достигла 1500 солдат и офицеров, размещенных в учебных лагерях поселка Осинторф — «Москва», «Урал» и «Киев». К этому времени были созданы: штаб соединения, пехотный полк в составе трех батальонов, по 200 человек в каждом (по утверж­дениям Кромиади, было сформировано не три, а пять батальонов), и ряд других вспомогатель­ных и обеспечивающих подразделений.

На вооружении «армии» имелось 180 ручных и 45 станковых пулеметов, 24 миномета, несколько артиллерийских орудий, 2 бронемашины, винтовки СИ. Мосина и СВТ (самоза­рядная винтовка ФД Токарева) и небольшое количество автоматов — все вооружение совет­ского производства. Форма одежды была введена также советская, только знаки различия были перенесены с петлиц на погоны.

В июне 1942 г. вместо Геттинг-Зеебурга курировать РННА от германской разведки и контрразведки был назначен подполковник Хотцель. Изменились подходы к определе­нию боевых задач. Основным направлением деятельности стала антипартизанская борьба. Однако карательные акции немцев, от которых в большинстве случаях страдало мирное население, действовали на многих наемников РННА угнетающе. Психологической неус-

тойчивостью соединения воспользовались советские спецслужбы. Ими была развернута широкая кампания по разложению личного состава РННА Так, в результате работы, про­веденной проникшими в ее части агентами, за несколько дней (с 6 по 15 августа) на сторону партизан с оружием в руках перешло около 200 солдат и офицеров. После этого случая все офицеры-эмигранты были отстранены от своих постов и высланы в Берлин.

С 1 сентября 1942 г. командование РННА принял бывший полковник Красной Армии В. И. Боярский, а псшитическое руководство — бывший бригадный комиссар ПН. Жиленков.

В конце ноября командование группы армий «Центр» решило изменить структу­ру РННА, переформировав ее батальоны в соответствии со штатами батальонов вер­махта: в каждом—3 стрелковые роты, взводы — разведывательный, саперный, связи, противотанковый (3 пушки калибра 45 мм) и полубатарея (2 орудия калибра 76 мм) — всего 1028 человек. В составе соединения, официально именовавшегося теперь «бри­гадой Боярского», предполагалось иметь пять стрелковых, штабной и технический батальоны.

К началу декабря 1, 2 и 3-й батальоны (в немецкой номенклатуре — 633, 634 и 635-й восточные) были укомплектованы на 75%, штабной и технический — на 60%, а остальные 2 батальона (636-й и 637-й) — на 15—20%. Общая численность личного состава достигала 4 тыс бойцов.

После ряда неудачных попыток использовать РННА на фронте и участившихся слу­чаев перехода ее военнослужащих к партизанам Жиленков и Боярский были сняты с командных должностей.

Во главе РННА немцами был поставлен бывший майор Красной Армии В.Ф. Риль, а само соединение переориентировано исключительно на борьбу с партизанами. Па­раллельно со штабом РННА был создан немецкий штаб во главе с полковником Карет-ти, который фактически стал командиром соединения, именовавшегося теперь 700-м восточным полком особого назначения. После ухода к партизанам большой группы солдат и офицеров майор Риль был освобождён от должности и арестован. Немцы расформировали русский штаб соединения, а отдельные батальоны влили в состав других частей. Некоторые из них в 1943 г. были переброшены на западный театр военных действий, во Францию. Многие офицеры РННА позже перешли в услуже­ние предателя Родины А.А. Власова, в том числе С.Н. Иванов, Г.Н. Жиленков, В.И. Боярский, И.К. Сахаров, В.Ф. Риль. К.Г Кромиади и др. (см.: Окороков А.В. Антисоветские воинские формирования в годы Второй мировой войны: Моногра­фия. М, ВУ, 2000, с. 77-80).

Из докладной записки НКВД СССР № 168/Б в ГКО о подрьшной детальности германской военной разведки

4 января 1943 г.

По сообщению особых отделов фронтов, германская военная разведка за последнее время усилила заброску своей агентуры в сторону частей Красной Армии для проведения шпионской и диверсионной работы...

Значительная часть забрасываемой агентуры проходила подготовку в специальных школах, на курсах разведчиков и диверсантов. Особыми отделами фронтов выявлено 50 таких школ, курсов и разведпунктов гер­манской военной разведки, расположенных вдоль линии фронта, кото­рые подготавливают разведчиков и диверсантов, завербованных главным образом из числа военнопленных, бывших военнослужащих Красной Армии.

Забрасывая на сторону частей Красной Армии свою агентуру для про­ведения шпионской работы, германская военная разведка ставит перед ней задачу проникнуть в штабные, управленческие и разведывательные органы Красной Армии для сбора сведений о расположении штабов, численности и вооружении частей...

Следствием по делам арестованных шпионов установлено, что гер­манская военная разведка в связи с наступательными операциями частей Красной Армии1 активизировала разведку прифронтовых коммуникаций и районов железнодорожных магистралей, расположенных в непосред­ственной близости от фронта.

Агентуре, которая перебрасывается преимущественно группами, да­ется задание разведать расположение резервов и концентрацию частей Красной Армии на этих направлениях, их численность и вооружение, местонахождение аэродромов, складов и оборонительных сооружений, выявлять поступающее на фронт пополнение, а также перевозимые по железной дороге к фронту грузы...

1 Уже в начале января 1942 г. Красная Армия, захватив стратегическую инициативу на главном направлении и расширив фронт активных действий, усиливала удары по противнику.

Войсками советских фронтов был проведен ряд наступательных операций, в том числе в ходе Московской битвы (5 декабря 1941 г.—20 апреля 1942 г.), Калининская (5 декабря 1941 г.—7 января 1942 г.), Ксрченско-Феодосийская (25 декабря 1941 г. — 2 января 1942 г.); Сычевско-Вяземская (8 января-20 апреля 1942 г.), Демянская (7 января—20 мая 1942 г.), Торопецко-Холмская (9 января—6 февраля 1942 г.), Барвенково-Лозовская (18—31 января 1942 г.), Мурманская (28 апреля—23 мая 1942 г.), Харьковская (12—29 мая 1942 г.), Синявская (27 августа—6 октября 1942 г.), Ржевско-Сычевская (25 ноября—20 декабря 1942 г.). Котельниковская (12—30 де­кабря 1942 г.), Среднедонская (16—30 декабря 1942 г.), Великолукская (25 ноября 1942 г.—20 января 1943 г.), наступательный период битвы под Сталинградом (19 ноября 1942 г.—2 февраля 1943 г.) и др.

Наряду с заброской агентуры с разведывательными целями германская военная разведка усилила переброску диверсантов. Перед диверсантами ставится задача разрушения железнодорожных путей и сооружений, унич­тожение складов с боеприпасами, продовольствием и военным имуществом, для чего они снабжаются взрывчатыми веществами и другими технически­ми средствами. Некоторые агенты-диверсанты снабжались отравляющими веществами и получали задание проникнуть в расположение частей Крас­ной Армии для отравления пищи и колодцев с питьевой водой. Кроме того, установлены факты, когда агенты германской разведки перебрасыва­лись с целью совершать террористические акты в отношении лип команд­ного состава частей Красной Армии...

Агенты противника в большинстве случаев перебрасываются на нашу сторону в форме военнослужащих Красной Армии, снабжаются оружи­ем советского производства, крупными суммами денег, поддельными документами (красноармейскими книжками, справками эвакогоспита­лей, служебными предписаниями действующих на фронте частей Крас­ной Армии, чистыми бланками со штампами и печатями), а иногда и пакетами с фиктивными боевыми донесениями.

Для более успешного проникновения в части Красной Армии разведка про­тивника практикует переброску агентуры под видом отставших от частей и вы­шедших из окружения или бежавших из немецкого плена военнослужащих Красной Армии, а также под видом раненых в бою и больных...

Имея провалы при заброске шпионов на сторону частей Красной Армии, германская военная разведка, как это установлено фактами, ме­няет методы переброски своей агентуры. К числу этих изменений отно­сится внедрение агентуры в партизанские отряды с целью последующе­го проникновения ее в части и органы управления Красной Армии... Кроме того, со второй половины 1942 г. разведка противника начала практиковать заброску на сторону частей Красной Армии своей агенту­ры из числа военнослужащих германской армии — немцев, испанцев, поляков и чехов, владеющих русским языком.

30 ноября 1942 г. Особым отделом НКВД Северо-Западного фронта арестована группа разведчиков-немцев в количестве 3 человек (Артур Андерш — унтер-офицер, Арнольд Деринг — ефрейтор и Иоганн Клаус — ефрейтор), переброшенных на нашу сторону в районе озера Дехино с заданием разведать передвижение войск и транспорта частей Красной Армии в районе населенных пунктов Большой Остров — Волчица и до­бытые сведения передать по радио. (Ведется следствие.)

11 августа 1942 г. на участке 56-й стрелковой дивизии 55-й армии сдался в плен солдат 121-й пехотной дивизии германской армии Альфонс Быхов-ский, по национальности поляк. В процессе следствия Быховский сознал­ся, что он переброшен в тыл частей Красной Армии германской разведкой с целью добиться направления в польскую армию, чтобы собрать данные о ее численном составе, вооружении и т.п. При соприкосновении польской армии с немецкой перейти линию фронта к немцам и сообщить собранные сведения. (Быховский осужден к расстрелу1.)

1 15 октября 1942 г. Быховский А.А. военным трибуналом Ленинградского фронта приговорен по ст. 58-6 УК РСФСР к высшей мере наказания.

10 декабря 1942 г. Особым отделом НКВД Ленинградского фронта разоблачен агент германской разведки, переброшенный под видом пе­ребежчика, унтер-офицер 263-го пехотного полка 250-й испанской «го­лубой дивизии»1Эмилио Масиас, получивший задание собрать сведе­ния о частях Красной Армии и подставить себя под вербовку советской разведке с целью возвращения обратно к немцам. (Ведется следствие.)

Заслуживает внимания созданный германской военной разведкой для проведения разведывательной и диверсионной работы полк спе­циального назначения под названием «Бранденбург-800»2. Особыми отделами НКВД Закавказского и Калининского фронтов допрошены захваченные в плен военнослужащие германской армии, состоявшие на службе в полку «Бранденбург-800». Унтер-офицер Фелькерзам, еф­рейтор Блюм, лейтенант Лоренчук, солдаты Банаш и Зимон, а также арестованные изменники Родины... состоявшие на службе в этом пол-

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ N° 778

2 Органами немецкой военной разведки (отделом абвер-2) еще в 1939 г. в мест. Слияч (Чехословакия) была создана специальная рота, которая затем преобразуется в батальон и передислоцируется в г. Бранденбург. Весной 1940 г. батальон реорганизу­ется в полк и получает название «Бранденбург-800» по имени города, где происходи­ло его формирование. В ноябре 1942 г. на базе полка была сформирована дивизия специального назначения аналогичного названия.

В состав полка входили следующие подразделения: штабная рота, рота связи, учебный лагерь, пять батальонов четырехротного состава и учебный батальон. После преобразования полка в дивизию вместо учебного батальона и учебного лагеря были созданы подготовительный полк и отдельный так называемый Александровский ба­тальон, а батальоны соответственно переформированы в 801, 802, 803, 804 и 805-й полки трехбатальонного состава.

Штаб полка, а затем дивизии размещался в г. Берлине. Первоначально подраз­деления этого специального воинского формирования комплектовались главным об­разом из немцев, владеющих иностранными языками. Позже в них стали поступать завербованные немцами военнопленные других воевавших с Германией стран, в том числе и советские военнопленные.

Зачисленные на службу в подразделения «Бранденбург-800» принимали присягу и получали военную и разведывательно-диверсионную подготовку.

Для выполнения задания абвера и немецкого военного командования в тылу советских войск диверсанты переодевались в форму военнослужащих Красной Ар­мии, вооружались советским оружием, снабжались фиктивными документами. Груп­пы диверсантов действовали под видом подразделений Красной Армии. В ряде слу­чаев диверсанты проникали в тыл советских частей под видом раненых советских военнослужащих, идущих с переднего края обороны в тыл.

Немецкая военная разведка к заброске подразделений этого особого соединения в советский тыл приступила в начале 1942 г., особенно активно разведывательно-подрывная деятельность его агентуры стала прослеживаться с июня этого года. Выб­роска производилась чаше всего в составе рот и особых команд, и прежде всего на участки Северо-Кавказского, Калининского, Ленинградского, Карельского и других фронтов. Переброску осуществляли абверкоманды, действующие в полосе указан­ных фронтов.

Подразделения «Бранденбург-800» в этот период оперировали на территории Краснодарского и Ставропольского краев. Адыгейской АО, Чечено-Ингушской и Кабардино-Балкарской АССР, а также в отдельных городах Прибалтики, Украины, Белоруссии и др.

В конце 1944 г. дивизия «Бранденбург-800» вышла из подчинения абвера и стала действовать как обычное воинское соединение. Часть личного состава дивизии была распределена по дивизиям войск СС и передана в распоряжение разведоргана Ваф-фен СС Ягдфербанд

ку, показали, что указанный полк подчинен непосредственно началь­нику разведки генштаба немецкой армии адмиралу Канарису. В основ­ном полк укомплектован немцами, владеющими русским языком, а также бывшими военнослужащими Красной Армии из числа военноп­ленных.

В задачи полка «Бранденбург-800» входит: ведение войсковой и аген­турной разведки в прифронтовой полосе и в ближнем тылу Красной Армии; организация банд и восстаний; захват мостов, переправ, заводов и других важных объектов и удержание их до прихода немецких частей; уничтожение коммуникаций и военных объектов при отступлении не­мецких войск; создание паники в наших частях в момент наступления немцев; организация и осуществление грабежей мирного населения в прифронтовой полосе под видом наших войск, а также борьба с парти­занами.

При выполнении заданий отряды полка переодеваются в форму во­еннослужащих Красной Армии, вооружаются советским оружием, снаб­жаются поддельными документами и действуют под видом подразделе­ний частей Красной Армии.

Подразделениями полка «Бранденбург-800» был проведен ряд опера­ций в тылу частей Красной Армии. Так, военнопленный Банаш рассказал: «Группой до 30 человек в форме военнослужащих Красной Армии под ру­ководством обер-лейтенанта Андерса был взорван мост в районе г. Мине­ральные Воды. Группа до 20 человек под руководством унтер-офицера Фель-керзама захватила мост в районе г. Пятигорска и удерживала его до прихода танковых частей».

Военнопленный Зимон показал: «Мне известно, что одна из групп полка «Бранденбург-800», переодетая в форму Красной Армии, снаб­женная поддельными документами, вооруженная русским оружием, про­никла в Майкоп. На мосту под Майкопом она задержала большую ко­лонну частей Красной Армии, создав «пробку», и удерживала мост до прихода немецких войск».

Военнопленный Лоренчук показал, что он лично принимал учас­тие в захвате аналогичным способом мостов через р. Западная Двина в Литве.

Народный комиссар внутренних дел СССР Л. Берия

ЦА ФСБ России

Из сообщения заместителя народного комиссара внутренних дел СССР народному комиссару внутренних дел СССР о работе особых отделов НКВД в период наступательных операций Сталинградского, Донского и Юго-Западного фронтов

5 января 1943 г.

За период шестинедельного наступления частей Красной Армии на Сталинградском, Донском и Юго-Западном фронтах, а также на Центральном направлении особыми отделами НКВД указанных фронтов на территории, освобожденной от противника... арестова­но 1369 человек, среди которых разоблачено шпионов — 144 чело­века, старост, полицейских и других пособников оккупантов — 688 человек.

[■••]

Среди разоблаченного на освобожденной от противника террито­рии шпионского и антисоветского элемента выявлены резидентуры гер­манской разведки, агенты румынской полевой жандармерии, провока­торы и предатели.

Так, Особым отделом НКВД Донского фронта на хуторе Голубинс-ком Сталинградской области вскрыта резидентура германской развед­ки в количестве 14 человек, из которых арестовано 10 человек (лесник Назаркин1и др.).

Участники резидентуры состояли на связи у резидента — переводчи­ка немецкой комендатуры по имени Андрей2 (бежал с немцами) и вы­полняли его задания по выявлению советского актива и партизан, а так­же по переправе шпионов в тыл Красной Армии.

На хуторе Демкин Нижне-Чирского района находилось отделе­ние гестапо, которое при содействии старост и полицейских прово­дило массовые расстрелы советских граждан. На этом хуторе и в приле­гающих населенных пунктах после их освобождения Особым отделом НКВД Сталинградского фронта арестовано 4 старосты и 7 полицей­ских.

1 18 августа 1943 г. Назаркин А.В. военным трибуналом войск НКВД Сталинград­ского фронта осужден по ст. 58-1а УК РСФСР на 10 лет лишения свободы.

2 Шмидт Андрей — переводчик немецкой комендатуры, ранее служил в Красной Армии, добровольно сдался в плен и поступил на службу к немцам.

Особым отделом НКВД Юго-Западного фронта на хуторе Головском арестовано 4 агента... (Донецкая, Соина, Романова и Пасторова)1за­нимавшихся провокаторской работой среди населения.

В г. Великие Луки Особым отделом НКВД Калининского фронта аре­стовано 5 предателей, в том числе Чурилов2 — бургомистр города, Горс­кий3— белогвардеец, редактор местной фашистской газеты.

[-]

Особые органы НКВД, находясь в постоянном движении с наступающими частями, задерживаясь лишь на короткий срок в населенных пунктах, не имеют возможности провести полностью очистку освобожденных районов от шпионов, предателей, пособников и другого антисоветского элемента

Как сообщил Особый отдел Сталинградского фронта, некоторая часть пособников оккупантов и предателей из местного населения уходила в тыл наших частей или к противнику.

Считал бы целесообразным обратить внимание начальников УНКВД по Сталинградской, Ростовской и Воронежской областям на несвоевре­менное прибытие оперативно-чекистских групп НКВД в районы, осво­божденные от противника.

Прошу Ваших указаний.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР Абакумов

ЦА ФСБ России

№1257

Служебная записка начальника Первого управления НКВД СССР начальнику Второго управления НКВД СССР по вопросу внешней политики Китая

5 января 1943 г.

Первое управление НКВД СССР располагает следующей информа­цией по вопросу внешней политики китайского руководства.

1 Донецкая А.В., Соина НД. и Романова Е.И. 13 декабря 1942 г. военным трибуналом Юго-Западного фронта осуждены по ст. 58-1а УК РСФСР на 10 лет лишения свободы каждая. 28 ноября 1946 г. срок наказания им был снижен до 5 лет. 13 июня 2000 г. Донецкая А.В.. Соина Н.Д. и Романова Е.И. реабилитированы Военной прокуратурой Северо-Кавказского военного округа. Пасторова Е.В. проходила по делу в качестве свиде­теля и к уголовной ответственности не привлекалась.

2 Чурилов Б.И. 12 июля 1943 г. осужден военным трибуналом Московского военного округа и Московской зоны обороны по ст. 58-1а УК РСФСР к высшей мере наказания.

3 Горский А.К. 16 июня 1943 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден по ст. 58-1а УК РСФСР на 20 лет лишения свободы. Умер 4 октября 1953 г. в местах лишения свободы Коми АССР.

В руководящих кругах имеются серьезные разногласия по вопросу будущих взаимоотношений Китая и Советского Союза.

Группа китайских политических деятелей, возглавляемая военным ми­нистром Хэ Инцинем и заместителем председателя исполнительной пала­ты Кун Сянси', развивает активность в целях создания возможно большего количества спорных проблем во взаимоотношениях обеих стран. Еще в декабре Хэ Инцинь представил Чан Кайши докладную записку, составлен­ную контр-адмиралом Ян Суаньченом, начальником 2-го разведыватель­ного департамента военного комитета. В этом документе Хэ Инцинь заяв­ляет, что Китай должен рассматривать СССР в качестве временного союзника и активного врага в будущем.

Вторая группа китайских государственных деятелей, возглавляемая маршалом Фын Юйсяном и представителем законодательной палаты Сунь Фо, высказывается за немедленное улучшение отношений с СССР. К этой группе примыкают также министр иностранных дел Сун Цзывень, быв­ший начальник личной канцелярии Чан Кайши генерал Хэ Яоцзу и быв-шзгй посол Китая в СССР Шао Лицзе.

С возвращением Сун Цзывеня из Америки и началом его непосред­ственной работы в министерстве иностранных дел он стремился попра­вить свой несколько пошатнувшийся авторитет какой-либо крупной по­бедой на дипломатическом фронте и взял курс на заключение договора с СССР. С этой целью он назначил вице-министром иностранных дел малоизвестного Ху Шицзе (Виктор Ху), который длительное время на­ходился в России, хорошо знает русский язык и был постоянным пере­водчиком Сун Цзывеня во время его переговоров в Англии с советским послом т. Майским.

Бывший китайский посол в СССР Шао Лицзе также активно выс­тупает за улучшение отношений между СССР и Китаем и проводит в министерстве иностранных дел кампанию за замену директора за-падноазиатского департамента МИД Сюй Шиси менее реакционной фигурой — начальником отдела советских советников при военном ко­митете генералом Пу Даомином.

Начальник Первого управления НКВД СССР П.М. Фитин

Архив СВР России

В коше 1942 г.—начале 1943 г. всенно-политическое положение Китая оставалось слож­ным. Страна продолжала оставаться расчлененной. Обширные районы Северного и Восточ­ного Китая были захвачены японцами. В Нанкине существовало марионеточное правитель­ство во главе с Ван Цзинвэем, которое в январе 1943 г. по указке Японии объявило войну США и Великобритании.

Неаюдтшрованная японцами территория Китая включала 15 провинций с населением более 200 млн. человек. Но правившие на местах чиновники зачастую не подчинялись распо­ряжениям правительства Чан Кайши, находившегося в Чунцине. К тому же экономика про­винций, контролируемых правительством Чунцина, была слабо развита. Военная экономика

Кун Сянси—министр финансов Китая.

находилась в катастрофическом положении. Она была не в состоянии обеспечивать нужды войны. Армия Китая имела на вооружении в основном стрелковое оружие.

Чан Кайши, стремившийся получить как можно больше военной помощи от США, одно­временно готовился к ведению секретных переговоров с японцами, которые должны были состояться в мае 1943 г

В этих условиях в гоминьдановской верхушке росли и усиливались прояпонские тенденции. Внутри нее образовалась группа, открыто выступавшая за соглашение с Японией.

Капитулянтские настроения проникли и в армию. Одним из их проявлений явились частые случаи перехода на сторону японцев гоминьдановских генералов и офицеров.

Однако к этому времени в Китае сложился и ряд других групп политических деятелей, имевших свою позицию по отношению к Советскому Союзу. В частности, одна из них рассмат­ривала СССР в качестве временного союзника и активного врага в будущем. Другая группа, реально оценивая перспективы развития Второй мировой войны, стремилась сделать крутой поворот во внешней политике и международном сотрудничестве, пойти на немедленное улуч­шение отношений с СССР в интересах скорейшего разгрома японских агрессоров и установле­ния справедливого и прочного мира (см.: История Второй мировой войны 1939—1945 гг. в 12 т. М, Воениздат. 1976. т. 7, с. 440—441).

№1258

Директива Воронежского обкома ВКП(б) и УНКВД по Воронежской области № 1/5012 о мероприятиях по очистке территории области от вражеских и уголовных элементов

5 января 1943 г.

В результате быстрого продвижения Красной Армии1на освобож­денной территории и в близлежащих районах нашей области оседает значительное количество солдат и офицеров воюющих с нами стран (ита­льянцев, румын и немцев), а также бывших военнослужащих Красной Армии и лиц призывного возраста (дезертировавших из Красной Ар­мии или уклонившихся от призыва), находившихся в плену у противни­ка или проживавших на оккупированной территории. Вследствие того, что задержание и отправка в лагеря этих лиц недостаточно организова­ны, эти липа разбредаются по районам области и оседают в населенных пунктах.

Имеют место случаи организации солдатами и офицерами армий про­тивника и бывшими военнослужащими Красной Армии грабежей, а так­

1 Очевидно, речь идет о Воронежско-Ворошиловградской (28 июня—24 июля), Ко-телъниковской (12—30 декабря) и в особенности Среднедонской (16—30 декабря) опе­рациях 1942 г. В результате последней войска Красной Армии прорвали вражеский фронт шириной до 340 км, продвинулись на 150—200 км и вышли в тыл группы армии «Дон», тем самым создав предпосылки для проведения наступательных операций в 1943 г., в том числе Острогожско-Россошанской (13—17 января), Воронежско-Касторненской (24 ян­варя—2 февраля), в ходе которой была освобождена большая часть Воронежской и Курской областей.

же проведение ими разложенческой1 работы среди населения. Несом­ненно, что среди них имеется значительное количество вражеской аген­туры, имеющей задание пробраться к нам в глубокий тыл для проведе­ния подрывной работы. Среди лиц, проживавших на оккупированной территории, несомненно, имеются лица, служившие в учреждениях ок­купантов, предатели и изменники Родины, пытающиеся скрыться от разоблачения.

Установлено также, что значительное количество трофейного ору­жия, материальных ценностей и продовольствия, захваченных частями Красной Армии, вследствие отсутствия надлежащей охраны расхищает­ся местным населением.

Предлагается:

1. Секретарям РК ВКП(б) совместно с органами НКВД и милиции с привлечением истребительных батальонов, работников райвоенкома­тов, партийно-советского актива организовать облавы, прочесывание лесов и населенных пунктов, патрулирование и заслоны на всех дорогах с таким расчетом, чтобы исключить всякую возможность бесконтроль­ного проникновения в населенные пункты и проживание там солдат и офицеров воюющих с нами стран, бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену у немцев, и всех других лиц, внушающих подозрение.

Широко объявить и разъяснить населению о возможности появления в населенных пунктах указанных лиц и сделать строжайшее предупрежде­ние о недопустимости проживания этих лиц и вообще посторонних без разрешения органов власти. Укрывателей и пособников привлекать к уголовной ответственности.

Органам НКВД путем проведения оперативно-чекистских мероприя­тий обеспечить выявление всех'лиц, проживающих на нелегальном поло­жении.

2. Задержанных: а) солдат и офицеров противника направлять в ла­герь военнопленных в г. Калач2; б) бывших военнослужащих Красной Армии и лиц призывного возраста, находившихся в плену или прожи­вавших на оккупированной территории, направлять в спецлагерь.

3. Конвоирование военнопленных и бывших военнослужащих Крас­ной Армии, находившихся в плену противника, в лагеря военноплен­ных производить силами войск НКВД по охране тыла или близрасполо-женных частей Красной Армии. При отсутствии тех и других организовать конвой из работников милиции и бойцов истребительно­го батальона, привлекая также для этого партийно-советский актив, а в случае крайней необходимости и население.

Секретарям РК ВКП(б) на организацию питания задержанных во­еннопленных и бывших военнослужащих Красной Армии выделять не­обходимое количество хлеба и других продуктов из местных ресурсов за счет Управления тыла фронта.

1 В тексте — разлагательской.

2 Районный центр Воронежской области.

4. Органам НКВД всех подозрительных лиц подвергать тщательной фильтрации на предмет выявления вражеской агентуры, лиц, служивших в учреждениях оккупантов, пособников фашистов, предателей и измен­ников Родины. При выявлении агентуры противника, предателей, из­менников и пособников врага арестовывать их и проводить надлежащее следствие.

5. В соответствии с постановлением Государственного комитета обо­роны организовать немедленное изъятие у местного населения всего без исключения трофейного оружия, имущества и продовольствия, вплоть до мелочей, и передать соответствующим пунктам сбора и приема тро­феев, организованным Управлением тыла Действующей Красной Ар­мии. Населению объявить о немедленной добровольной сдаче трофеев. Органам НКВД и милиции проводить обыски для изъятия трофеев, а также организовать оперативные мероприятия по выявлению расхити­телей трофеев и мест хранения похищенного оружия, имущества и про­довольствия.

В тех местах, где пункты сбора и приема трофеев отсутствуют, орга­низовать такие пункты и установить строжайшую их охрану1.

6. Органам НКВД и nuithuhh арестовывать (с санкции райпрокуроров) и привлекать к уголовной стаетственности грабителей, мародеров и лиц, специ­ально занимающихся расхищением трофейного оружия, имущества и продо­вольствия.

7. Начальникам опергрупп УНКВД и РО НКВД о проделанной рабо­те во исполнение настоящей директивы отчитываться 1, 10 и 20-го числа каждого месяца. В отчетах указывать: а) какое количество солдат и офи­церов противника задержано и направлено в лагеря военнопленных (с разбивкой по национальностям, а также на солдат и офицеров); б) какое количество бывших военнослужащих Красной Армии и лиц призывно­го возраста задержано и направлено в спецлагеря (с разбивкой на рядо­вых и начсостав); в) количество арестованных шпионов, ставленников и пособников оккупантов, грабителей, мародеров и расхитителей трофе­ев; г) количество изъятого у населения трофейного оружия и имущества.

Начальникам опергрупп УНКВД, действующих на освобожденной от противника территории области, осуществлять неослабный контроль за проведением мероприятий, указанных в настоящей директиве.

С данной директивой ознакомить секретарей райкомов ВКП(б) и начальников РО НКВД оккупированных районов2.

Секретарь Воронежского обкома ВКП(б) Тищенко3

Начальник УНКВД по Воронежской области Голубев

ЦА ФСБ России

1 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 1044.

2 К моменту выхода директивы часть районов Воронежской области еще не была освобождена от немецко-фашистских захватчиков.

'Тищенко Владимир Иосифович (1905—?). С 30 декабря 1941 г. по 17 января 1949 г. — секретарь Воронежского обкома ВКП(б), затем слушатель курсов переподготовки пер­вых секретарей при ЦК ВКП(б).

Из докладной записки заместителя начальника ОО НКВД Донского фронта1 № 297/4 Военному совету фронта о вскрытии и ликвидации бандгрупп в армейском и фронтовом тылу за период 1942 г.

5 января 1943 г.

За период 1942 г. особорганами Донского фронта вскрыто и ликвиди­ровано 8 бандгрупп и одиночек с общим числом участников 39 человек. Из них наиболее характерными являются:

В конце апреля 1942 г. были получены данные о том, что на террито­рии Уразовского р-на Курской области оперирует группа из 5 человек, одетых в форму пограничников и выдающих себя за представителей заг-радотрядов по борьбе с дезертирством и изъятию военного имущества у местного населения2.

Принятыми мерами 5 мая были задержаны 3 участника названной группы:

1. Гусев Александр Николаевич, 1914 г. рождения...

2. Вакулинко Василий Федосеевич, 1912 г. рождения...

3. Посахов Федор Данилович, 1914 г. рождения...

У задержанных было изъято огнестрельное оружие. В процессе следствия установлено:

Арестованный Гусев оказался Капустиным Федором Никифорови-чем, 1910 г. рождения...

В сентябре 1941 г. Гусев-Капустин, будучи назначен правлением кол­хоза эвакуировать скот в глубь страны, уклонился от этого и скрывался лома.

Скрываясь в селе, Гусев-Капустин встретился с односельчанами, укло­нявшимися от мобилизации в РККА, — Савосиным Дмигрием Савельеви­чем, 1917 г. рождения, и Чернокаловым Василием, 1906 г.рождения.

Во главе указанной группы находился Савосин Д.С, которым был убит уполномоченный уголовного розыска Валийского РОМ НКВД Гор­бачев, у которого были изъяты документы и оружие.

'Донской фронт образован 28 сентября 1942 г. решением Ставки ВГК в результа­те переименования Сталинградского фронта. Войска Донского фронта участвовали в контрнаступлении под Сталинградом (19 ноября 1942 г.) и Котельниковской опера­ции 1942 г. (12—30 декабря).

В последующем войска фронта (с 10 января по 2 февраля 1943 г.) принимали участие в ликвидации окруженной группировки немцев под Сталинградом (операция «Кольцо»). 15 февраля 1943 г. фронт был расформирован.

2 Здесь и далее по тексту приведенные примеры обезвреживания немецкой аген­туры до 28 сентября 1942 г. касаются еще деятельности Особого отдела Сталинград­ского фронта, затем переименованного в Донской фронт.

С наступлением холодов Савосин предложил всем участникам сме­нить свои фамилии и поехать в Уразовский р-н, где под видом борьбы с дезертирством заняться бандитизмом. Капустин и Чернокалов с пре-должением Савосина согласились.

С целью вооружения они в пути следования в Уразовский р-н отобра­ли винтовки у отставших от своих частей красноармейцев, а у местного населения изъяли военное обмундирование.

Таким образом, вооруженные и одетые в форму пограничников все трое прибыли в Уразовский р-н, где производили обыски у населения, забирали военное обмундирование, колхозных лошадей и продукты пи­тания.

Осенью 1941 г.указанной группой были убиты лесник Цуканов Алек­сей Сергеевич и председатель колхоза с. Орехово Валуйского р-на Капу-шенко.

3 мая 1942 г.Савосин предложил всем участникам фуппы заняться ди-версионно-террористической деятельностью, но 5 мая Капустин. Посахов и Вакулинко были арестованы и привлечены к судебной ответственности, а Савосину и Чернокалову удалось скрыться.

Вооруженная группа дезертиров из Красной Армии в количестве 6 че­ловек во главе с бывшим красноармейцем 106 озад ПВО Волковым Яко­вом Леонтьевичем оперировала в Солодчинском р-не Сталинградской области и существовала до момента ареста — 16 сентября 1942 г.

За этот период группой, по показаниям ее участников, было прове­дено 3 совещания, на которых обсуждались вопросы дальнейшего суще­ствования группы и выработка плана действий.

По данному вопросу арестованный участник группы Рудаков на доп­росе показал:

«За время существования группы у нас было проведено 3 совещания. На совещаниях в основном выступал Волков, который давал установки о нашем поведении, что мы должны делать и какие намечаются задачи перед группой в дальнейшем».

Из материалов следствия видно, что бандгруппа, скрываясь после совершенных преступлений, выжидала приближения противника с тем, чтобы избежать наказания за совершенные ими дезертирство и грабе­жи. В случае успеха частей Красной Армии бандгруппа ставила задачу перехода через линию фронта на сторону противника.

При аресте у участников группы Волкова, Рудакова, Бухарина, Кам-барова и др. изъято огнестрельное оружие.

Все указанные лица привлечены к уголовной ответственности.

6 октября 1942 г.Особым отделом НКВД 64 сд была вскрыта и ликви­дирована бандгруппа в количестве 6 человек. Участниками этой группы являлись:

1. Командир взвода — мл. лейтенант Бороздин Константин Тимофе­евич, 1923 г. рождения...

2. Командир орудия — ст. сержант Толкачев Николай Андреевич, 1920 г. рождения...

3. Командир орудия — мл. сержант Феофанов Василий Степанович, 1915 г. рождения...

4. Кузнецов Лаврентий Фирсович, 1923 г. рождения...

5. Красноармеец Ажунов Александр Ильич, 1922 г. рождения... И другое.

Бороздин, Толкачев, Феофанов нами арестованы, а Кузнецову и Ажу-нову удалось скрыться. Арестованные участники полностью сознались в совершенных ими преступлениях.

В процессе следствия установлено, что организаторами группы были Бороздин и Кузнецов. Указанная группа намечала следующий план дей­ствий:

При переезде дивизиона на другое место машину, которая всегда сле­довала позади колонны, должны были остановить под предлогом неис­правности.

При остановке машины на Кузнецова возлагалась задача убить воен­кома 2-й батареи Нарзяева, а на Ажунова — убить старшину Данашева, ехавшего в кузове машины. Бороздин же в это время, пользуясь замеша­тельством, под угрозой оружия обязывает шофера Шкенева вести авто­машину по заранее выработанному маршруту в направлении Горьковс-кой области, к месту жительства отца Кузнецова, а остальных бойцов, ехавших на машине, в дальнейшем под силой оружия заставить выпол­нить задуманный план Бороздина и войти в состав бандгруппы.

Кузнецов, как видно из показаний свидетеля красноармейца Девби-лова, предлагал ему войти в состав группы еще в сентябре, при этом поделился о намечаемых планах.

Дело на всех участников группы закончено и направлено в военный трибунал 64 сд.

10 октября 1942 г.Особым отделом НКВД Донского фронта была вскрыта и арестована бандгруппа, состоящая из бывших военнослужа­щих 26-го отд. автотранспортного батальона Донского фронта, в кото­рую входили сержант Герасимов Ф.М., ст. сержант Ключников В.Т. и красноармеец Спрыгин В. Г.

Следствием по делу установлено, что указанные лица, будучи враж­дебно настроены к Советской власти и не желая служить в рядах Красной Армии, создали бандгруппу, руководителем которой являлся Герасимов.

Основной и главной задачей бандгруппы являлось вооруженное ог­рабление колхозного имущества, убийства и проведение антисоветской агитации.

С этой целью Ключников, Горный и Герасимов 19 сентября прошло­го года, используя командировку в автобатальон, в пути следования ог­рабили колхоз в с. Семеновка Сталинградской области, а в с. Гебель ограбили сельский магазин. 21 сентября 1942 г.указанные лица, снова используя командировку в г. Саратов, под руководством Герасимова вто-( рично ограбили колхоз с. Семеновка, а по прибытии в г.Саратов на квартире Герасимова устроили вечеринку, где в присутствии ряда ее уча­стников читали фашистские листовки.

Следствие по делу закончено, материалы переданы в военный трибу­нал.

18 ноября 1942 г.Особым отделом НКВД 23 сд была вскрыта и ликви­дирована бандгруппа, возглавляемая Трубниковым Николаем Иванови­чем, 1921 г. рождения...

Ее участниками являлись:

1. Дружина Михаил Архипович, 1917 т. рождения...

2. Кондратов Александр Петрович, 1918 г. рождения... Следствием по делу установлено:

Трубников в марте 1941 г. был призван в Красную Армию и в том же месяце направлен в учебный батальон 141 сп, дислоцировавшийся в ст. Абинская, откуда после прохождения курсов в звании мл. командира был направлен в лыжный полк г. Ногинска Московской области, а затем в числе 300 человек получил назначение в г.Борисоглебск.

Следуя в Борисоглебск через ст. Михайловку, Трубников из части де­зертировал и с 23 ноября 1941 г.по январь 1942 г. скрывался у родных, где при проверке документов был задержан и 29 января 1942 г. военным трибуналом осужден к высшей мере наказания с заменой 10 годами ли­шения свободы с посылкой на фронт.

Находясь в 224 сд, в августе прошлого года Трубников вторично дезерти­ровал из своей части под видом раненого (для подтверждения достал фик­тивные документы), проживал в с. Михайловка у своих родителей.

Грубников, проживая в с. Михайловка, занялся воровством и явился организатором вооруженной бандтруппы, для чего привлек на свою сторо­ну односельчанина Кондрашова, освобожденного врачебной комиссией от воинской службы на 6 месяцев, через которого познакомился с Дружиной.

Дружина командованием части неоднократно командировывался в с. Михайловку для заготовки продуктов и был знаком с Кондрашовым.

Грубников, Дружина и Кондратов, .совершая кражи муки и соли из армейских складов, находящихся в с. Михайловка, распродавали их сре­ди населения и устраивали пьянки. Так, ими было похищено 18 мешков муки и 6 мешков соли.

С целью дальнейших ограблений Грубников через Дружину достал огнестрельное оружие.

Дружина по сговору с Трубниковым и Кондрашовым намеревался со­вершить дезертирство из части и постоянно действовать в группе Труб­никова, ведя вооруженные налеты с целью грабежа, но в связи с арестом Дружины участники этой группы были задержаны и привлечены к уго­ловной ответственности.

В декабре 1942 г.дело было рассмотрено военным трибуналом, учас­тники группы — Дружина, Грубников приговорены к ВМН, а Кондра­шов — к 10 годам ИТЛ.

Зам. начальника ОО НКВД Донского фронта

полковник Косолапое1

ЦА ФСБ России

1 Косолапов Василий Михайлович (1911—?) — полковник (1941). С января 1940 г. — зам. начальника ОО НКВД Черноморского флота. В июле 1941 г. откомандирован в распоряжение 3-го отдела Юго-Западного направления. С января 1942 г. — зам. начальника ОО НКВД Юго-Западного (Сталинградского, Донского) фронта. С мая 1943 г. — зам. начальника УКР «Смерш» Центрального, позднее 1-го Прибалтийско­го фронта. С декабря 1945 г. — зам. начальника ОКР «Смерш» Таврического ВО, с августа 1952 г. — зам. начальника ОКР МТБ Западно-Сибирского ВО. С июня 1954 г. — начальник ОО КГБ 8-й мех. армии Прикарпатского ВО. Приказом КГБ № 235 от 18 июня 1958 г. уволен в отставку по состоянию здоровья.

Из директивы Особого отдела НКВД 40-й армии1Воронежского фронта № 00119/6 о работе особых отделов дивизий и бригад на освобожденной территории

5 января 1943 г. [..]

В результате проведенных боевых операций 40-й армии по разгрому противника на курском направлении нашими органами в 1941—1942 гг. было установлено, что противник еще до отхода вел активную работу в оккупированных местностях по насаждению своей агентуры, оставлен­ной им на оседание. Эта агентура, по указаниям разведорганов против­ника, должна была просачиваться в части нашей армии для дезоргани­зации нашего тыла и для проведения подрывной контрреволюционной и шпионской деятельности в самих частях.

В связи с предстоящими боевыми операциями всему оперативному составу особдивов и бригад провести активную работу по изъятию аген­туры противника, оставленной на оседание, и нанесению сокрушитель­ного удара по предателям, перешедшим на службу к фашистским зах­ватчикам, с тем чтобы парализовать подрывную деятельность разведки противника и обеспечить крепкий тыл нашей армии.

Исходя из вышеизложенного,

приказываю:

1. С момента освобождения населенных пунктов, ранее занятых не­мецкими захватчиками, всему оперативному составу ОО дивизий и бри­гад и объектовым уполномочеггным немедленно через имеющуюся в час­тях агентуру и агентуру, оставленную ранее на оседание, и местный гартийно-советский актив выявлять и подвергать аресту следующие кате­гории:

а) агентов разведорганов противника, оставленных на оседание;

б) лиц, активно помогавших проведению мероприятий фашистски­ми захватчиками, — бургомистров, старшин, старост, полицейских, про­вокаторов.

На эти категории лиц уполномоченным полком составлять протоко­лы задержания и обыска, допросить 2—3 свидетелей и вместе с [этими] материалами арестованных направлять в ОО дивизии, а последним пос­

1 40-я армия в состав Воронежского фронта была передана в июле 1942 г. До этого находилась в составе Брянского фронта. С 20 октября 1943 г. вошла в состав 1-го Украинского фронта.

ле проведения предварительных следственных действий направлять их немедленно в особарм.

2. Объектовым уполномоченным отдельных частей и соединений в отношении вышеуказанных категорий арестованных проводить те же агентурно-следственные мероприятия и арестованных с материалами направлять непосредственно в особарм.

3. Лица, которые будут Вами выявлены, активно помогавшие немец­ким захватчикам в хозяйственных вопросах, грабежах и т.п., с теми же материалами направлять в территориальные органы НКВД или опера­тивные группы этих органов.

О направленных Вами предателях в территориальные органы НКВД немедленно ставьте нас в известность, высылая спецсообшения с указа­нием полных установочных данных на предателей и кратким описани­ем сути совершенных ими преступлений.

4. Выявленных дезертиров, изменников Родины и добровольно сдав­шихся в плен также немедленно арестовывать и следствие вести в особ-дивах.

5. Лиц, бежавших из плена или окружения или освобожденных на­шими частями из лагерей, немедленно задерживать и под конвоем на­правлять в особарм.

6. Иметь в виду направление агентуры на выявление квартиросодер-жателей агентуры противника, вербовщиков и лиц, у которых размеща­лись штабы и комендатуры, особенно лиц, которые были близко связа­ны с офицерами штабов, разведки противника, гестапо, комендатур и других руководящих фашистских органов управления. Агентуре давать задания в быстрой степени проработать характер связей с целью выявле­ния среди этих категорий лиц агентуры противника.

Если среди категорий, указанных в п. 6, будут Вами выявлены лица, подозрительные по шпионажу и другим видам предательства, то при наличии на них достаточных материалов таких лиц немедленно арес­товывать.

В случае невозможности производства арестов при быстром про­движении вперед на такие категории [лиц] материалы высылайте в особарм.

7. Руководящим работникам особдивов и бригад наряду с оказанием практической помощи уполномоченным полков (выезды в полки для разрешения оперативных вопросов, арестов, устранения отдельных не­дочетов в оперативной работе) в проведении указанных выше меропри­ятий принять меры к установлению связей с оставленной на оседание нашей агентурой и одновременно проводить вербовку новой агентуры, направляя ее на выявление шпионского и предательского элемента.

8. Ни в коем случае при продвижении частей вперед не ослаблять агентурно-оперативной работы по разработке подучетного элемента, на­ходящегося в частях.

Во время остановки на подучетный элемент направлять агентуру в целях вскрытия связей и фактов антисоветской деятельности этого кон­тингента с лицами, которые проживали на оккупированной территории и подозреваются в шпионаже или были предателями.

При наличии достаточных материалов к аресту на подучетный эле­мент, находящийся в частях, о последнем также быстро разрешать воп­рос об аресте во избежание провала боевых операций, измены Родине и других видов предательства.

9. Задерживаемую Вами зафронтовую агентуру, ранее посланную нами в тыл противника, немедленно доставлять в КРО особарма.

О ходе выполнения настоящей директивы регулярно информируйте.

Эту директиву проработайте на совещании с оперативным составом, предупредите всех о строгой конспирации этого документа до начала боевых действий.

Начальников отделений Особого отдела армии обязываю с данной директивой обстоятельно ознакомить всех объектовых уполномоченных до 8 января с.г.

Начальник Особого отдела НКВД 40-й армии Воронежского фронта

капитан государственной безопасности Шлокш1

ЦА ФСБ России

1 Шлокин Николай Васильевич (1903—?) — полковник (1943). С июня 1941 г. — начальник НКВД 11-й гвардейской сд 21-й армии Юго-Западного фронта. С июня 1942 г. — начальник ОО НКВД (УКР «Смерш») 40-й армии Брянского (Воронеж­ского, 4-го Украинского) фронта. С сентября 1944 г. — начальник ОКР «Смерш» 5-й гвардейской ТА 1-го Прибалтийского фронта. С июня 1949 г. — зам. началь­ника УМГБ по Молодечненской обл. Приказом МГБ № 6215 от 18 октября 1952 г. уволен в запас по ст. 59 «в» (по сокращению штатов).

Из сводки УНКВД по Сгапижра юшй области № 16 о положении в тьщ противника

[Не ранее 5 января 1943 г.]

Положение фашистских войск в районе Сталинграда.

После окружения частями Красной Армии вражеской группировки в районе города и окрестностей Сталинграда положение немецких войск с каждым днем становится все напряженнее1. Особенно резко ощущает­ся недостаток в продуктах питания и боеприпасах.

По показаниям пленных, ежедневно сокращается норма расхода бо­еприпасов. Так, например, если в первый период после окружения каж­дый солдат получал в день по 100 патронов и 4 гранаты, то в настоящее время эта норма сократилась до 30 патронов и 1 гранаты. Наша агентура лично наблюдала, как немецкие солдаты собирали патроны, разбросан­ные по улицам и у блиндажей.

По донесению агента «Алексеева», немецкие войска в Сталинграде испытывают острый недостаток в продуктах питания. Немцы получают по 100 граммов хлеба через день. Румынских же солдат обходят и в этом.

Основной пищей немецко-румынских войск является конина и даже падаль.

Агент «Павло» сообщил, что 20 декабря немецким солдатам хлеба не дали совершенно, а выдали немного печенья. В присутствии нашего ис­точника на Зеленой улице немцы пристрелили издыхающую лошадь, тут же с дракой разрубили ее на части и растащили по блиндажам. По словам местных жителей, немцы начали употреблять в пищу кошек и собак.

Напряженное положение с продуктами питания у окруженной груп­пировки фашистских войск подтверждают также военнопленные и пе­ребежчики.

123 ноября 1942 г. подвижные соединения Юго-Западного и Сталинградского фрон­тов встретились в районе Калач, Советский и завершили окружение 6-й армии и части 4-й танковой армии противника (22 дивизии и свыше 160 отдельных частей; 330 тыс. человек). В тот же день капитулировала распопинская группировка противника. С подходом стрел­ковых соединений был создан сплошной внутренний фронт окружения, сократив более чем вдвое территорию, занимаемую противником. В то же время был образован более чем 500-километровый внешний фронт окружения, проходящий по рекам Кривая, Чир, Дон, севернее Котельниковского.

К концу декабря войска левого крыла Воронежского, Юго-Западного и Сталин­градского фронтов разгромили войска перед внешним фронтом окружения, отброси­ли остатки их на 150—200 км.

К началу января 1943 г.численность группировки противника сократилась до 250 тыс. человек, в ее составе осталось до 300 танков, 4130 орудий и минометов, 100 боевых самолетов (см.: Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопедия. М., 1985, с. 684).

Теплой одежды у окруженных немецко-фашистских войск нет. Отби­рая теплые вещи у населения, немцы надевают их на себя и окутывают голову. У взятого в районе СТЗ пленного немца к шинели оказались под­шитыми несколько разнообразных меховых воротников от гражданских пальто.

Резко ощущается также отсутствие горючего для танков и автома­шин. Автотранспорт немцев в районе окружения работает с большими перебоями. Почти во всех балках Городищенского района находится большое количество автомашин, занесенных снегом.

В связи с тем что большинство лошадей немцы вынуждены употреб­лять в пищу, плохо работает и гужевой транспорт. Наш агент «Васильев» лично наблюдал, как немецкие и румынские солдаты в районе СТЗ вме­сте с военнопленными запрягались в сани и подвозили боеприпасы и строительный материал для блиндажей.

Моральное состояние войск противника также с каждым днем ухуд­шается. Отдельная часть немецких солдат, а тем более румыны открыто высказывают в присутствии населения пораженческие настроения. Наш агент «Васильев» сообщает, что настроение у немецких солдат до преде­ла подавленное. Заходя в дома и подвалы мирных жителей, они говорят: «Вам, русс, капут и нам капут».

Источник «Алексеев» наблюдал, как румынские солдаты уговарива­ли мирное население переходить на сторону Красной Армии, высказы­вая при этом антифашистские и антивоенные настроения. Румыны за­являют: «Мы ожидаем только одного — скорее бы русские пошли в наступление, и мы спасли бы свою жизнь от голодной смерти и верной гибели, перейдя на сторону Красной Армии».

Захваченный в плен нашей разведкой хорват1заявил, что находящи­еся на переднем крае обороны хорваты не хотят воевать, к несению служ­бы относятся халатно и не сдаются в плен только потому, что сзади нем­цы расстреливают сдающихся из пулеметов. Халатное несение службы хорватами подтверждают и данные нашей войсковой разведки.

По наблюдениям нашей агентуры, за последнее время в самом Ста­линграде количество немецко-фашистских войск уменьшилось. Это объясняется как потерями от огня наших войск, так, по всей вероятнос­ти, и тем, что, используя укрытия в развалинах домов, немцы создали перед своим передним краем в городе плотную огневую оборону, пере­двинув максимально возможное количество живой силы на другие учас­тки фронта.

По показаниям доставленных нами из тыла противника жительниц Сталинграда Писаревой и Косиновой, блиндаж которых посещали не­мецкие солдаты и офицеры, в конце декабря при своем последнем посе­щении немецкий офицер Пауль заявил им, что он уезжает из Сталинг­рада на другой участок фронта за несколько километров. По словам местных жителей, большое количество немцев сосредоточено в районе Городище и совхоза им. Микояна.

1 Хорваты — нация в Югославии (основное население Хорватии). В 1941 г. боль­шая часть Хорватии была захвачена фашистскими оккупантами, на части территории было создано фашистское «Независимое государство Хорватия».

Несмотря на тяжелое положение, в котором очутились окруженные в районе Сталинграда немецкие войска, командование окруженной груп­пировки принимает все меры к укреплению занимаемой в данное время немцами линии обороны и строительству новых укреплений.

Большие работы по строительству укреплений проводятся немцами в районе ст. Воропоново. Строительство новых укрепленных точек от­мечено нашей агентурой в районе Балкан и в центре города.

Силами гражданского населения и военнопленных большие оборо­нительные работы (окопы и блиндажи) немцы проводят на правом бе­регу р. Мечетки, правее Дубовского моста, и вдоль грейдера, идущего из Сталинграда в Дубовку.

Положение населения в Сталинграде

И без того тяжелое положение оставшегося в тылу у немцев граждан­ского населения Сталинграда с момента окружения в районе Сталинг­рада немецких войск еще более ухудшилось.

Немецко-фашистские войска усилили грабеж населения, врываясь в дома и землянки, отбирают у жителей последнюю обувь и одежду, все продукты питания, а также кошек и собак. В последнее время население не может достать даже горелой пшеницы, и основной пишей населения является мясо и кожа павших животных.

Источник «Павло» сообщает, что проживающая на тракторном заво­де гр, Демидова и трое ее детей истощены до предела и сейчас находятся в ужасном состоянии.

На вопрос нашего источника «Алексеева» [,как они живут,] одна из женщин ответила: «Живем мы здесь у немцев очень плохо. Из продук­тов питания немцы нам ничего не дают, едим падаль, которая как у нас, так и у немцев в дефиците. Хлеба мы уже не видим больше месяца».

По данным наших агентов «Малиновской» и «Оли», 23 декабря 1942 г. немцы в городе провели облаву среди гражданского населения, а начиная с 25 декабря проводят перерегистрацию, выдавая жителям, у которых нет никаких документов, немецкие документы или делая немецкие отметки на советских паспортах.

Основной целью этой облавы и перерегистрации является набор необходимой немцам для оборонительных строительств рабочей силы. Все физически здоровые граждане, задержанные немцами во время облавы или явившиеся на перерегистрацию, были направлены ими на работы в ст. Воропоново, а физически слабые в основном были отпу­щены по домам.

Взаимоотношения между немецкими, итальянскими и румынскими

войсками

Находившихся на хуторе Перелазовском румынских солдат и офице­ров немцы выгнали из домов в амбары, заявляя при этом: «Воевать не можете, а в домах живете».

По рассказам местных жителей, румынские солдаты и офицеры от­крыто заявляют, что воевать они не хотят, но их немцы заставляют си­лой.

Местные жители, очевидны, рассказывают, что, когда в районе Усть-Хопра итальянские войска под напором Красной Армии стали поспеш­но отступать, немецкое командование направило туда группу немецких солдат, которые стали избивать и расстреливать итальянцев.

Агент «Иванченко», побывавший в тылу у немцев, доносит, что, ког­да к ст. Гнилоаксайской подошел эшелон для погрузки отступающих под напором Красной Армии немецко-румынских войск, немцы, бро­сая личные вещи и даже вооружение, в суматохе садились в вагоны, за ними в панике бежали румыны. Румыны, пытавшиеся сесть в вагоны, избивались немцами и выбрасывались из них, ни одному румыну не удалось выехать с этим составом.

Мероприятия, проводимые немецкими властями на временно оккупиро­ванной территории

На одном из хуторов Ростовской области (название хутора не уста­новлено) немцы создали из молодежи 1924- 1927 годов рождения отряд по борьбе с партизанами. Эту молодежь немцы обмундировали в свою форму и обучают военному делу. Из антисоветски настроенной части казачества на Дону немцы создали «добровольческие казачьи отряды». Несколько таких отрядов, обмундированных в немецкую форму, немцы направили на фронт в сторону Кавказа...

Немцы в принудительном порядке отправляют на работу в Герма­нию жителей Ростовской области. Граждане, намеченные к отправке, подвергаются медицинскому освидетельствованию, относительно здо­ровые отправляются в Германию.

С Украины оккупанты вывозят эшелонами хлеб, скот и стройматери­алы. На эшелонах с хлебом, следующих в Германию, фашисты учиняют надписи: «Подарок Германии от Украины».

Деятельность хозяйственных комендатур

После освобождения районов Стали нградской области получены бо­лее подробные данные о деятельности немецких сельскохозяйственных комендатур.

На хуторе Перелазовском немцами была создана хозяйственная ко­мендатура, деятельность которой распространялась вначале на 35 хуто­ров Перелазовского района, а впоследствии на 12. Руководителем ко­мендатуры являлся Карл Велькер, около 40 лет, приехавший из Германии, где занимал пост бургомистра какого-то города. Кроме Велькера в со­став руководства комендатуры входили немцы, специалисты по агротех­нике, также привезенные из Германии.

[...]

Хозяйственный комендант лично решал вопросы передачи комбай­нов, тракторов и другого имущества из колхоза в колхоз. Помимо того, хозяйственный комендант руководил деятельностью районных предпри­ятий, в частности маслозаводом, мельницей, кожевенными мастерски­ми и др. В функции Велькера входило также распределение продуктов, находящихся в колхозах района, для нужд германских войск, дислоци­руемых в районе действия хозяйственной комендатуры.

Зверства и издевательства оккупантов.

Опросом местных жителей и через имеющуюся агентуру установле­но, что немцы, заняв Ворошиловский и Верхне-Курморский районы, немедленно приступили к массовому расстрелу евреев.

[...]

4 августа 1942 г. на хуторе Шестаки оккупанты расстреляли кладов­щика колхоза «Светлый путь» Клешакова Федора Семеновича и учителя шестаковской средней школы Сорокина, заподозрив их в принадлеж­ности к партизанам. Обнаружив у гражданки Садловской кавалерийс­кую шашку, они ее также расстреляли.

[...]

На хуторе Ляпичево Сталинградской области немцы расстреляли 5 детей за то, что они сели в немецкую автомашину. На хуторе Кумов-ка неизвестным советским патриотом был ранен немецкий патруль. Узнав об этом, немцы расстреляли несколько человек из числа ста­линградских жителей.

[...]

Наряду с массовыми расстрелами мирных жителей и военнопленных оккупанты занимались насилованием женщин на глазах их мужей и ма­терей, в присутствии их детей.

[...}

Начальник УНКВД по Сталинградской области

старший майор госбезопасности Воронин

Начальник 4-го отдела УНКВД по Ленинградской области

лейтенант госбезопасности Поль

ЦА ФСБ России

Сообщение ГУПВ НКВД СССР № 18/2/29 в НКВД СССР об активизации деятельности японской разведки на Дальнем Востоке и мерах по предотвращению нарушения советской границы

6 января 1943 г.

В сентябре—декабре 1942 г. на маньчжурской границе имели мес­то 15 случаев групповых нарушений границы, организованных япон­ской разведкой.

В результате этих нарушений 14 октября 1942 г. с принадлежавшего СССР острова № 465 на р. Амур уведен в Маньчжурию фонарщик Лит­винов; 17 декабря 1942 г. при попытке задержания нарушителя ранен зам. начальника заставы 77-го пограничного отряда Наумкин1; 26 де­кабря 1942 г. на участке 54-го погранотряда смертельно ранен старший наряда сержант Куропаткин2; 30 сентября и 11 ноября 1942 г. обнару­жены три случая подключения японцев к линии пограничной сигналь­ной связи 69-го и 58-го пограничных отрядов3.

Указанные факты свидетельствуют об активизации японской раз­ведки. В связи с этим начальникам пограничных войск НКВД Забай­кальского, Хабаровского и Приморского округов предложено:

1. На основе имеющихся агентурных данных и анализа обстановки разработать конкретные мероприятия по захвату или уничтожению япон­ской агентуры, выходящей на нашу территорию с заданиями, аналогич­ными вышеуказанным.

2. При наличии данных о готовящихся нарушениях границы назна­чать специальные замаскированные усиленные наряды под руководством опытных лиц начсостава.

При этом начальникам войск указано, что при проведении всех этих мероприятий необходимо учитывать директиву НКВД СССР от 14 ап-

1 Наумкин Прокофий Николаевич (1918—?). В 1943 г. — зам. начальника заставы 77-го ПО Хабаровского пограничного округа. 26 октября 1955 г. уволен в запас по сокращению штатов в звании старшего лейтенанта.

2 Куропаткин-Субботин Федор Михайлович (1918—1942) — сержант 54-го погра­нотряда Забайкальского пограничного округа.

3 Названные в тексте документа погранотряды находились в штатах Дальневос­точных пограничных округов. Так, 54-й ПО входил в состав Забайкальского, 58-й и 69-й — Приморского, 77-й — Хабаровского пограничных округов.

Штабы отрядов соответственно дислоцировались в пос. Нерчинский Завод, ст. Гродеково, с. Комиссарское, г. Бикин

3 Секреты операции "Цитадель".

45

реля 1941 г. о линии поведения пофаничных войск на Дальнем Востоке в связи с заключением с Японией пакта о нейтралитете1.

Начальник пограничных войск НКВД СССР Н.П Стаханов

ЦА ФСБ России

1 Народный комиссар внутренних дел СССР Л.П. Берия в своей директиве от 13 апреля 1941 г. начальникам Хабаровского, Забайкальского и Приморского по­граничных округов разъяснял и требовал: «Заключение пакта о нейтралитете между Советским Союзом и Японией устанавливает добрососедские и дружественные отношения между СССР и Японией.

Заключение пакта безусловно повлечет со стороны японо-маньчжурских погра­ничных властей изменение пограничного режима и установление нормального поло­жения на границе с СССР.

Поэтому в целях избежания в дальнейшем враждебных столкновении и стычек на границе с Японией и Манчжоу-Го при несении пограничной службы следует избегать вооруженных столкновений и применения оружия без крайней необходимости.

Приказываю:

1. Лиц, непреднамеренно нарушивших государственную границу со стороны Японии и Маньчжоу-Го или зашедших в трехмильную зону территориальных вод Союза ССР вследствие потери ориентировки, аварии или другого несчастного слу­чая, после тщательного выяснения обстоятельств немедленно освобождать.

2. На реках Амур, Аргун и Уссури в случае отклонения плавсредств Маньчжоу-Го от фарватера предлагать им становиться на фарватер. Задержание плавсредств и эки­пажа производить в случае попыток высадки на берег или приемки с берега на борт людей.

3. В случае возникновения необходимости применения оружия при задержании нарушителей границы следить за тем. чтобы пули не ложились на сопредельную сторону.

4 При задержании японских, маньчжурских и корейских плавсредств, нарушаю­щих территориальные воды и производящих незаконный улов рыбы, оружие приме­нять в крайних случаях при неподчинении и оказании сопротивления.

5. При нарушении границы самолетами или воздухоплавательными аппаратами огонь открывать лишь в крайних случаях.

6. В соответствии с настоящим приказанием разъяснить и проинструктировать ко­мандный и начальствующий состав пофаничных частей и всех пограничников» (ЦА ФСБ России'».

Справка 11-го отдела Управления особых отделов НКВД СССР о завозе противником химических бомб на склад отравляющих веществ в районе Сещанского аэродрома Орловской области1

6 января 1943 г.

По имеющимся в НКВД СССР данным, противником завезено свы­ше 20 автомашин с химическими авиабомбами на склад отравляющих веществ, расположенный в районе Сещанского аэродрома Орловской области. На бомбах имеются желтые круги.

Данные относятся к 18 декабря 1942 г.2

Начальник 11-го отдела Управления особых отделов НКВД СССР

капитан госбезопасности Кочетков3

ЦА ФСБ России

К апрелю 1942 г. органами государственной безопасности СССР были добыты неоднократно перепроверенные данные о подготовке Германии к применению в ходе весенне-летнего наступлений на советско-германском фронте химического оружия против войск Красной Армии.

Сталин, предвидя реальную опасность и возможные последствия химического нападения как для Вооруженных Сил, так и для гражданского населения нашей страны, через посла СССР в Великобритании Майского выразил свои опасения анг­лийскому премьер-министру. Черчилль, объективно оценив ситуацию, пришел к вы­воду, что Англии — союзнице СССР по антигитлеровской коалиции также может грозить применение немцами химического оружия, последствия которого могут ока­заться для его страны еще более катастрофическими, чем для Советского Союза.

В своем послании Сталину от 21 марта 1942 г. премьер-министр Великобритании писал: «...Посоветовавшись с моими коллегами и начальниками штабов, я хочу заве­рить Вас в том, что Правительство Его Величества будет рассматривать всякое исполь­

1 Справка направлена в НКО СССР.

2 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 879, 958, 968, 1010, 1247.

3 Кочетков Александр Евстафьевич (1905—?) — генерал-майор (1945). С мая 1941 г. — зам. начальника 3-го отдела КОВО, с июля 1941 г. — зам. начальника ОО НКВД Юго-Западного фронта, с декабря 1941 г. — зам. начальника 3-го отделения 3-го отдела Управления 00 НКВД СССР, с июня 1942 г. — начальник 11-го отдела Управления 00 НКВД СССР, с апреля 1943 г. — начальник 9-го отдела ГУКР НКО «Смерш», с мая 1946 г. — начальник секретариата МГБ СССР, с октября 1946 г. — начальник отдела «Б» МГБ СССР. С ноября 1949 г. — зам. начальника Управления кадров МГБ СССР. Позднее работал на руководящих должностях в системе органов госбезопасности. Приказом КГБ СССР № 677 от 23 июня 1955 г. уволен из органов в запас по состоянию здоровья.

зование ядовитых газов как оружие против России точно так же, как если бы это оружие было направлено против нас самих. Я создал колоссальные запасы газовых бомб для сбрасывания на все подходящие объекты в Западной Германии, когда Ваши армии и народ подвергнутся нападению подобными средствами.

Представляется необходимым рассмотреть вопрос о том, следовало ли бы нам в соответствующий момент выступить с публичным предупреждением о том, что тако­во наше решение...»

В ответном послании от 29 марта 1942 г. Сталин поблагодарил Черчилля за прин­ципиальную и решительную позицию, занятую правительством Великобритании в случае применения немцами химического оружия против Советского Союза. Он так­же обратил внимание премьер-министра, что, по имеющимся данным, и финны мо­гут прибегнуть к использованию ядовитых газов против СССР. .

Как Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами СССР Сталин, бе­зусловно, располагал данными о предстоящем наступлении гитлеровских войск в Сталинградском направлении и на Северном Кавказе, поэтому в послании торопит союзника: «Я думаю, что было бы вполне целесообразным, если бы Британское правительство выступило в ближайшее время с публичным предупреждением о том, что Англия будет рассматривать применение ядовитых газов против СССР со сторо­ны Германии или Финляндии так же, как если бы это нападение было произведено против самой Англии, и что Англия ответила бы на это применением газов против Германии...»

Здесь же Председатель Совета Народных Комиссаров СССР подчеркивает что при необходимости советское правительство готово выступить с аналогичным пре­дупреждением Германии. Далее в послании высказывается пожелание к Черчиллю, чтобы предупреждение Германии было объявлено не «позже конца апреля или нача­ла мая». Торопился, очень торопился Сталин, ведь до наступления немцев на Ста­линград оставалось чуть более двух месяцев. '

Обращает на себя внимание дипломатический талант Сталина, который позво­лил ему из предыдущего послания премьер-министра Великобритании выжать все, что только можно. Подтверждением тому является окончание сталинского посла­ния, где говорится: «Советское правительство было бы весьма благодарно, если бы Британское правительство могло помочь СССР получить в Англии некоторые сред­ства обороны, а также средства ответного химического удара, имея в виду возмож­ность химического нападения Германии на СССР». А уж последней фразой из его послания автор берет, как говорят «быка за рога»: «Если с Вашей стороны не будет возражений, я мог бы в ближайшее же время направить в Англию специальное лицо по этому делу».

Черчилль не замедлил с ответом на тревожащие Сталина вопросы в своем по­слании на его имя от 10 апреля 1942 г. в котором заверил, что в начале мая в специальном заявлении предупредит нацистов о применении англичанами ядови­тых газов в ответ на аналогичную атаку на СССР. Он также согласился принять советского представителя по вопросам противохимической обороны и нападения «для точного объяснения того, какие материалы советскому правительству необхо­димо получить из Англии».

Интересна деталь в послании премьер-министра, которая заключается в том, что англичане еще до приезда советского представителя выражают готовность предоста­вить Советскому Союзу ближайшим пароходом тысячу тонн иприта и тысячу тонн хлора. Черчилль даже разъясняет Сталину, что «опрыскивание ипритом представляет большую опасность в открытом поле, чем для жителей в городах».

Сталин никак не прореагировал на это банальное для него разъяснение англий­ского премьер-министра, так как четко представлял, что его внимание пытаются обратить на негодный объект. К этому времени глава советского государства уже располагал разведывательными данными, что англичане разработали и готовы к при менению новых и гораздо более эффективных боевых отравляющих веществ.

Поэтому в очередном послании на имя Черчилля от 22 августа он поблагодарил своего коллегу за готовность в начале мая выступить с предупреждением немцев и финнов за последствия возможной химической агрессии против СССР. Он также выразил признательность англичанам за готовность поставить иприт и хлор (доволь­но устаревшие к тому времени химические ОВ), но здесь же делает оговорку, что «СССР ощущает более острую нужду в других химических продуктах» и конкретизи­рует: «Советское правительство желало бы вместо указанных выше продуктов полу­чить 1000 тонн гипохлорида кальция и 1000 тонн хлорамина или в случае невозмож­ности поставки этих продуктов 2000 тонн жидкого хлора в баллонах». После данного уточнения, чтобы не обидеть своего союзника, Сталин уведомляет Черчилля: «Со­ветское правительство намерено командировать в Лондон заместителя народного комиссара химической промышленности А. Г. Касаткина в качестве своего эксперта по вопросам химической защиты и контрнападсния».

Авторы-составители прибегли к столь обширному цитированию посланий двух глав правительств стран — союзников по антигитлеровской коалиции, чтобы пока­зать ту опасность, которую таило в себе возможное применение Германией в войне химического оружия. Следует отдать должное главам правительств Великобритании и СССР, что их решительные заявления и практические шаги по предупреждению германского химического нападения сыграли свою роль и достигли поставленной цели. Германия не решилась на применение запрещенных международными согла­шениями методов ведения боевых действий, по крайней мере на тот период.

Усилия лидеров двух стран — Великобритании и СССР по предупреждению при­менения химического оружия в 1942 г. позволили сохранить жизни миллионов солдат воюющих государств, а также сотен тысяч мирных граждан с обеих сторон.

Можно констатировать, что неприменение немецким командованием химичес­кого оружия в значительной степени сказалось также на результатах Сталинградс­кого сражения и битве за Кавказ.

Несмотря на предпринимаемые дипломатические шаги и военно-организацион­ные меры по локализации угрозы применения немцами химического оружия, госу­дарственное и военно-политическое руководство СССР отдало распоряжение орга­нам государственной безопасности и лидерам партизанского движения активизировать сбор разведывательных данных о подготовке вермахта к ведению химической войны. Вместе с тем была поставлена задача по выявлению и уничтожению немецких химбаз и складов на оккупированной противником территории (см. т. 3 настоящего сборни­ка^, 1, документ № 879).

Безусловно, командование германских вооруженных сил располагало данными о повышенном внимании советской разведки к выявлению возможной подготовки при­менения химических ОВ противником, а также о готовности Красной Армии к ответ­ным действиям.

Данное сообщение свидетельствует о том. что в канун Курской битвы немцы вновь подвергались искушению применить химическое оружие против войск Красной Армии. Однако уже в постановке задач и формулировании вопросов германской раз­ведкой своему агенту сквозят опасения за неминуемое возмездие.

Как подтвердил дальнейший ход событий, в ходе Орлове ко-Курской битвы гитле­ровцы вновь не посмели прибегнуть к использованию химических методов ведения военных действий. Следует заметить, что и в последующие периоды войны, особенно в критических для войск противника ситуациях, он испытывал соблазн применить эту острую форму борьбы, но страх за возможные последствия останавливал его (см.: Советско-английские отношения во время Великой Отечественной войны 1941 — 1945: Документы и материалы: В 2 т. Т. 1. 1941—1943. М., Политиздат, 1983, с. 211, 216—219; т. 2 настоящего сборника, документы № 556, 678; т. 3, документы № 879, 881, 958, 968, 984, 1010, 149 (трофейный), а также документы № 1263, 1433).

Из докладной записки Особого отдела НКВД Северо-Западного фронта № 0343/КРО в НКВД СССР о формировании немцами воинских частей из советских военнопленных

6 января 1943 г.

Следственные и агентурные материалы по делам разоблаченной осо-борганами фронта агентуры германских разведывательных органов по­казывают, что немецкие оккупационные власти на территории бывшей Польши, временно оккупированных советских районов Смоленской об­ласти и Прибалтийских республик сколачивают воинские формирова­ния из советских военнопленных. Такие формирования немецким ко­мандованием намечаются к использованию в качестве военной силы против наших союзников и нейтральных к Советскому Союзу стран, а также для участия в борьбе против частей Красной Армии на фронте и партизанских отрядов в своем тылу. '

Процесс формирования таких воинских частей начинается в лагерях военнопленных, где пленные разбиваются по так называемым блокам, построенным по национальному принципу и структуре армейских под­разделений. Сформированные части в виде корпусов, дивизий, полков и т.п. проходят воинскую подготовку, которую проводят военноплен­ные командиры Красной Армии, назначенные немцами в каждом наци­ональном подразделении.

В Сувалковском лагере (бывшая Польша) пленные распределены по национальным блокам. Русские, украинцы и белорусы содержатся изо­лированно, а представители кавказских народностей все вместе. Блоки внутри себя делятся на сотни, двадцатки, десятки и пятерки.

В диверсионных школах Прибалтики1обучающиеся пленные разби­ты по ротам и взводам. В таком составе они проходят специальную и военную выучку, которой руководят пленные командиры Красной Ар­мии под наблюдением немцев.

В глубоком тылу Германии и в отдельных оккупированных советских районах существуют пункты формирования воинских частей из советс­ких военнопленных. Немецкое командование комплектует временно во­инские части разных национальностей в виде «русских дивизий», «ар­мянских легионов», «грузинских корпусов>, «украинских батальонов» и

1 По всей видимости, речь идет о диверсионно-разведывательных школах, кото­рые размещались в мест. Балдоне, Вано-Нурси, Вихула, Вяцати и др.

т.п. В качестве «идейных» организаторов немецкие власти привлекают белогвардейцев, националистов, эмигрировавших в свое время из СССР.

В г. Варшаве, в 5 км от бывшей дачи1Пилсудского2, с февраля 1942 г. формируются «армянские легионы». Началу формирования первого «ле­гиона» предшествовало опубликованное обращение одного эмигранта-армянина ко всем советским военнопленным армянам, призывавшего помогать немецкому командованию.

От имени армянской белоэмиграции в феврале 1942 г. по лагерям пленных были разосланы посылки, которые раздавались всем советс­ким военнопленным армянам под личную расписку. В марте все полу­чившие посылки были собраны из всех лагерей и насильно отправлены в Варшаву на формирование «легионов».

С мая 1942 г. оккупационные власти в Прибалтике приступи™ к выяв­лению и сбору по лагерям пленных всех лиц грузинской национальности. Из одного лагеря в г. Каунасе было отобрано 240 грузин и азербайджан­цев, которые отправлены в Варшаву на формирование так называемого Грузинского добровольческого корпуса.

На окраине г. Варшавы существует военный лагерь из советских воен­нопленных среднеазиатских и закавказских национальностей, среди них преобладают азербайджанцы, казахи и узбеки. Пленные разбиты на во­инские подразделения, содержатся на правах солдат немецкой армии, каждому выдается месячная зарплата в размере 15—20 немецких марок. Военной подготовкой данных подразделений руководят пленные ко­мандиры этих народностей под наблюдением немецких офицеров.

В г. Орше Смоленской области расположен немецкий штаб, который занимается формированием так называемой Русской армии из советских военнопленных, содержащихся в Смоленском, Витебском и Оршанском лагерях. Сформированные подразделения изучают материальную часть всех видов русского и немецкого вооружения. В течение двух месяцев штаб укомплектовал и обучил воинские подразделения пленных в количестве 600 человек.

Из показаний арестованных агентов немецкой разведки видно, что подготовленные национальные воинские части из советских пленных ис­пользовались немецким командованием в боевых операциях на фронтах.

«Фон Регенау3 говорил, что одна «Русская национальная дивизия», состоящая из белоэмигрантов и русских пленных, уже сформирована и отправлена в Югославию для борьбы против партизан...»

1 На даче функционировала Варшавская разведшкола (см. том 3 настоящего сбор­ника, документы № 849, 868, 927, 963, 1069, 1115).

2Пилсудский Юзеф (1867—1935) — польский политический и государственный де­ятель, маршал Польши. Руководил наступлением польских войск на Советскую Россию в 1920 г. В мае 1926 г. совершил военный переворот, установил в Польше «санационный» режим и был вплоть до своей смерти фактическим диктатором Польши. В 1934 г. заключил пакт с гитлеровской Германией с официальным названием «Декларация о не­применении силы между Польшей и Германией».

3 Смысловский Борис Алексеевич (подробнее см. т. 3 настоящего сборника, ком­ментарий к документу № 816).

«В конце мая сего года отряд русских военнопленных в количестве 208 человек, прошедших курсы боевой подготовки, был отправлен из г. Орши на участок фронта в районе г. Вязьмы для ликвидации действу­ющих отрядов Белова1... С операции вернулось только 80 человек, ос­тальные убиты или перешли на сторону Красной Армии».

В районе ст. Сулеювек (Варшава) формируется национальный леги­он из советских военнопленных — казахов, грузин, узбеков, чеченцев и крымских татар. Все они обмундированы в форму солдат немецкой ар­мии. v

После обучения они должны быть направлены для участия в боевых операциях против частей Красной Армии Северо-Кавказского фронта.

Показаниями ряда арестованных немецких агентов установлено, что всю работу по организации воинских соединений из советских воен­нопленных по приказу Гитлера возглавляет известный русский бело­эмигрант — капитан [германской] армии фон Регенау.

[■■■]

Работой по организации воинских частей из русских военноплен­ных в районах Смоленщины2 занимается русский белоэмигрант Обухов Сергей Иванович. Штаб так называемой Русской армии, которым руко­водит Обухов, до половины 1942 г. находился в г. Орше.

Организаторы и руководители таких формирований ведут усилен­ную работу по воспитанию личного состава частей в антисоветском духе. Фашистская пропаганда провокационными методами пытается разжечь националистические чувства.

[...]

Немецкие разведывательные органы принимают деятельное участие в организации воинских формирований из советских военнопленных. В су­ществующих школах разведки специальное обучение способам шпионажа усиленно заменяется воинской выучкой и специализацией по родам войск.

Если учесть, что забрасываемая за последнее время в наш тыл немец­кая агентура состоит в большинстве из бывших военнослужащих Красной Армии, плененных в 1942 г., то можно предположить, что обученную аген­туру и вообще пленных периода 1941 г. немцы будут преобразовывать в воинские подразделения для участия [в боях] на фронтах.

[■■■]

Действительность также показывает, что немецкая разведка при ком­плектовании шпионских или диверсионных групп для работы в нашем

1 Вероятно, речь идет о Белове Павле Алексеевиче (1897—1962) — генерал-полков­ник (1944), Герой Советского Союза (1944). В Красной Армии — с 1918 г. В ходе войны на Юго-Западном, Брянском, Центральном, 2-м Белорусском, 3-м и 1-м Прибалтий­ских и 1-м Белорусском фронтах; командующий 2-го (позже 1-го гвардейского) кава­лерийского корпуса (июнь 1941 г.—июль 1942 г.), действовавшего в районе г. Вязьмы.

С июня 1942 г. до конца войны — командующий 61-й армией. После войны — на командных должностях в Советской Армии.

2 В 4 км от г. Смоленска, в помещении бывшей МТС, располагалась Смоленская диверсионная школа (см. т. 2 настоящего сборника, документ № 688; т. 3, документы № 812, 823, 1093).

тылу соблюдает правило: в одну группу вводит представителей разных национальностей. Как видно из показаний арестованных, такой прием рассчитан на то, чтобы воспрепятствовать попытке группы договорить­ся о явке с повинной...

Анализ материалов о так называемых национальных формировани­ях, сделанный по Вашему указанию, выдвигает необходимость впредь более активно заниматься этим вопросом...

Начальник Особого отдела НКВД Северо-Западного фронта старший майор госбезопасности

Бабич

Начальник КРО Особого отдела НКВД Северо-Западного фронта

старший лейтенант госбезопасности Шмулевич'

ЦА ФСБ России.

В ходе ожесточенных боев на советско-германском фронте в 1941—1942 гп вермахт понес большие потери. Лишь в течение весны, лета и осени 1942 г. армия Германии и ее союзников потеряла около 1 млн человек (см.: Великая Отечественная война Советского Союза 1941— 1945. Краткая история. М, 1984, с. 183).

Фашистская Германия стала испытывать острый недостаток в людских резервах. Чтобы восполнить убыль личного состава вермахта, немецкое руководство вынуждено было прибег­нуть к «тотальной мобилизации». В действующую армию направлялись пожилые и ограни­ченно годные для военной службы люди. Это резко снизило боевые качества вермахта, особенно пехоты.

Одновременно с этими мерами немецко-фашистское руководство уже зимой 1941/42 г решило привлекать к участию в боевых действиях неустойчивую часть советских военноплен­ных (см. т 3 настоящего сборника, документы № 860, 924, 1038, 1155, 1231, 141 (трофейный).

Помимо этого, они использовались для проведения карательных операций против парти­занских отрядов и оперативных групп, охраны тыловых коммуникаций и различных воен­ных объектов, дня войсковой и агентурной разведки переднего края обороны, совершения диверсионных актов в тылу Красной Армии, на ее ближайших армейских коммуникациях.

Советская военная контрразведка активно использовала имеющуюся информацию в работе по разложению личного состава этих формирований и организации группового перехо­да на сторону Красной Армии.

В течение 1943 г было разложено 98 различных антисоветских войсковых подразделений противника с общим количеством 16 800 солдат и офицеров. Из них свыше 14 ООО человек с оружием в руках перешли на сторону партизан (ЦА ФСБ России).

1 Шмулевич Давид Абрамович (1909—?) — подполковник (1947). С апреля 1941 г. — начальник 3-го отделения КРО УНКГБ по Станиславской области, с февраля 1942 г. — зам. начальника (потом начальник) 6-го отделения ОО НКВД Северо-Западного фронта. С июня 1943 г. — зам. начальника (потом начальник) 2-го отдела УКР «Смерш» Северо-Западного, 2-го Белорусского фронтов. С декабря 1944 г. — начальник ОКР «Смерш» Краснодарского гарнизона СКВО, с января 1945 г. — начальник Грозненского гарнизона СКВО. С января 1947 г. — зам. начальника 2-го отдела УКР МГБ Северо-Кавказского ВО. Приказом МВД № 2082 от 21 ноября 1953 г. уволен по личной просьбе с передачей на общевоинский учет.

Указание Особого отдела НКВД Среднеазиатского военного округа1 № 217 о мероприятиях по выявлению агентуры германской разведки, обучавшейся в Полтавской разведшколе

6 января 1943 г.

Вторым управлением НКВД СССР точно установлено, что весь летний период 1942 г. Полтавская школа германской разведки2обеспечивала фик­тивными документами засылаемую в наш тыл агентуру, используя при этом печати и штампы воинских частей Красной Армии: 152, 736, 1120-го стрел­ковых полков и 98-го военного полевого госпиталя.

В сентябре 1942 г. в школу были доставлены новые штампы и печати, из них известны номера 954-й, 871-й воинских частей.

В процессе тщательного осмотра ряда фотографий, наклеенных на удостоверения личности, с обратной стороны обнаружены3надписи фа­милий на немецком языке.

Предлагается:

1. При проверке документов у военнослужащих, лиц, находившихся в плену и окружении немецких войск, обращать особое внимание на указанную нумерацию воинских частей и всех лиц, имеющих подобного рода документы, тщательно проверять на предмет установления их при­надлежности к немецким разведывательным органам.

2. По всем делам разрабатываемого подучетного элемента, находив­шегося в плену или окружении противника, под каким-либо предлогом произвести негласную проверку личных документов разрабатываемых лиц на предмет выявления немецкой агентуры, обучавшейся в Пол­тавской школе.

3. Наряду с этим также проверить документы всех арестованных быв­ших военнослужащих (следственные дела по которым находятся или находились в следственном производстве), находившихся в плену или окружении немецких войск, на предмет выявления немецкой агентуры.

4. О каждом отдельном случае обнаружения документов с указанной выше нумерацией воинских частей Красной Армии немедленно ставить нас в известность.

1 Среднеазиатский военный округ включал территорию Узбекской, Туркменской, Таджикской, Киргизской, Казахской ССР. Управление округа находилось в г. Ташкенте.

2 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 812, 868, 904, 1115.

3 В тексте — имеются.

Начальникам особых отделов НКВД гарнизонов ознакомить с данным указанием всех старших оперуполномоченных, обслуживающих эвакогос­питали училища и отдельные запасные части, дислоцируемые в гарнизоне.

Зам. начальника Особого отдела НКВД Среднеазиатского военного округа

старший майор госбезопасности Павлов1

Зам. начальника ОУО Особого отдела НКВД Среднеазиатского военного округа

лейтенант госбезопасности Христоев2

ЦА ФСБ России.

№1266

Из обращения уполномоченного НКВД СССР

по Дальнему Востоку ко всем чекистам-дальневосточникам, командирам и политра­ботникам войск НКВД Дальнего Востока

6 января 1943 г.

Начатый в октябре 1942 г. по инициативе сотрудников УНКВД по Ха­баровскому краю сбор средств на постройку эскадрильи бомбардировщи­ков «Дальневосточный чекист»3 был быстро и горячо подхвачен всеми чекистами, командирами, политработниками и бойцами пограничных и внутренних войск НКВД, работниками милиции, лагерей, пожарной ох­раны и других учреждений, входящих в систему органов НКВД Дальнего Востока.

1 Павлов Петр Павлович (1904—1975) — полковник (1944). С февраля 1939 г. — начальник УНКВД по Восточно-Казахстанской области, с августа 1941 г. — начальник отдела НКВД КазССР, с декабря 1941 г. — начальник ОО войск НКВД Туркменского пограничного округа, с июня 1943 г. — начальник ОКР «Смерш» войск НКВД Туркмен­ского пограничного округа, с апреля 1945 г. — начальник ОКР «Смерш» войск НКВД Юго-Западного пограничного округа, с июня 1945 г. — начальник ОКР «Смерш» войск НКВД—МВД Украинского пограничного округа, с августа 1947 г. —начальник УМВД по Курганской области. С августа 1952 г. — заместитель начальника по лагерю ИТЛ Омскстроя МВД, с апреля 1953 г. — и.о. начальника Управления Омского ИТЛ МЮ СССР. С декабря 1953 г. — в отставке.

2 Христоев Юрий Пантелеймонович (1918—?) — капитан (1943). С апреля 1941 г. — оперуполномоченный 1-го отделения СПО УНКГБ по Вилейской области. С февраля 1942 г. — зам. начальника ОО НКВД 35-й тб Калининского фронта. С июня 1942 г. — зам. начальника 6-го отделения ОКР «Смерш» САВО. В октябре 1943 г. откомандиро­ван в распоряжение ОО НКВД—НКГБ Туркменской ССР по состоянию здоровья. Приказом МГБ № 2635 от 31 мая 1950 г. уволен в запас по болезни.

3См. т. 3 настоящего сборника, документ № 1141.

С большим энтузиазмом и патриотическим подъемом проходит сбор средств на боевые самолеты.

Уже к концу декабря 1942 г. на специально открытый счет № 14014 в Хабаровский госбанк поступила полная сумма средств, необходимых для постройки эскадрильи «Дальневосточный чекист», что дало возможность заказать одному из авиазаводов 10 бомбардировщиков.

Коллектив рабочих, ИТР и служащих авиазаводов с большим воодушев­лением принял наш заказ и обязался к 1 февраля построить эскадрилью «Даль­невосточный чекист», на крыльях 10 боевых машин которой будут надписи: «Хабаровский чекист», «Чекист Приморья», «Далъстроевец», «Чекист Забай­калья» и «Датьневосточный пограничник».

На 5 января с. г. поступило и перечислено в Госбанк СССР 9 млн 760 тыс. рублей.

Особенно хорошо проходит сбор средств в Магадане, в пофаничных, железнодорожных и внутренних войсках НКВД.

Многочисленные факты свидетельствуют о единодушном желании че­кистов, бойиов, командиров и полифаботников войск НКВД, работников милиции, лагерей, пожарной охраны и всех софудников системы НКВД Дальнего Востока преподнести героической Красной Армии ко дню ее слав­ного 25-летнего юбилея боевой подарок, тем самым помочь делу ускорения окончательного разфома немецко-фашистских захватчиков.

Капитан пофаничных войск НКВД Приморского округа товарищ Овча-ренко1 внес в фонд постройки эскадрильи '«Дальневосточный чекист» 7 тыс. рублей личных сбережений. Старший инженер Приморского дорстрой-фе-ста ГУШОСДОР НКВД товарищ Вишкарев В.М. внес 10 тыс. рублей.

Пример высокого пафиотического проявления товарищей Овчарен-ко и Вишкарева найдет горячий отклик в среде чекистов, командиров и политработников Дальнего Востока.

ДОРОГИЕ ТОВАРИЩИ!

Эскадрилья бомбардировщиков «Дальневосточный чекист» в первых числах февраля 1943 г. будет передана действующей Красной Армии и по­несет на своих могучих крыльях тонны смертоносного фуза для разфома осиных гнезд кровавого фашизма. Имеющийся остаток собранных нами денег и поступающие средства обратим на сфоительство колонны мощных танков «Дальневосточный чекист», с тем чтобы ко дню 25-й годовщины победоносной Красной Армии передать и этот боевой подарок фронту.

СМЕРТЬ НЕМЕЦКИМ ОККУПАНТАМ!

ДА ЗДРАВСТВУЕТ ГЕРОИЧЕСКАЯ КРАСНАЯ АРМИЯ!

[...]

Уполномоченный НКВД по Дальнему Востоку

комиссар госбезопасности 2-го ранга Гоглидзе

ЦА ФСБ России

1 Овчаренко Федор Андреевич (1911—7). В 1943 г. — капитан погранвойск НКВД Приморского округа. 26 ноября 1959 г. уволен в запас с должности преподавателя военно-учебного заведения погранвойск.

Из отчета ЭКО УНКВД по Куйбышевской области № 5/26142 об итогах агентурно-оперативной работы за декабрь 1942 г.

9 января 1943 г.

[.-]

Оперативный состав Экономического отдела УНКВД оказывал по­мощь и осуществлял контроль за разгрузкой готовых боевых самолетов на аэродроме заводов № 1 и № 18 НКАП, а также за выполнением зада­ния ГКО о посылке на фронт 300 самолетов. Принимал непосредствен­ное участие в разгрузке готовой продукции чапаевских заводов № 15, 309 и 102'. Обеспечивал и контролировал отгрузку эшелонов2 с мазутом для заводов № 15, 42, 525 и др. по заданию народного комиссара внут­ренних дел. Также принимал меры к продвижению угля для Куйбышев­ской ГРЭС и Безымянской ТЭЦ. Кроме того, систематически контро­лировал поставку корпусов снарядов и мин для завода № 15.

В течение декабря на имя секретаря Куйбышевского обкома ВКП(б) направлено 15 информационных документов по вопросам производ­ственной деятельности оборонных заводов и ходе выполнения хлебопо­ставок государству.

Начальник УНКВД по Куйбышевской области

старший майор госбезопасности Огольцов

Начальник ЭКО УНКВД по Куйбышевской области

капитан госбезопасности Чередниченко

ЦА ФСБ России

В 1941 — 1942 гг. только в Куйбышев было эвакуировано 40 промышленных предприя­тий и свыше 100 тысяч человек из западных районов СССР. Куйбышев стал одним из арсеналов Красной Армии: на его предприятиях изготовлялись штурмовики Ил-2 (к концу января 1942 г. завод-выпускал 7 самолетов в сутки), детали реактивных минометов, агрегаты для танков, грузовиков и другая продукция.

Куйбышевский нефтяной комбинат занимал одно из первых мест по уровню добычи и переработки нефти в районе (Урало-Волжский нефтяной район) «Второго Баку». В январе 1943 г. ГКО дал задание нефтяному комбинату повысить за год добычу нефти более чем в

1 Заводы, расположенные в г. Чапаевске Куйбышевской области.

2 В тексте — маршрутов.

полтора раза. Уже в августе 1943 г. его промыслы справились с заданием правительства и заняли по валовой добыче нефти второе место в Советском Союзе.

Производительность труда выросла в 1942 г. в 2 раза по сравнению с 1941 г. (см.: Великая Отечественная война 1941 — 1945: энциклопедия. М, 1985, с. 388; История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941—1945. М, 1961, т. 3, с. 156).

№1268

Из приказа НКВД СССР № 0047 о введении в штаты войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии должности заместителя начальника войск по разведывательной работе

12 января 1943 г.

1. Во изменение приказа НКВД СССР № 00852 от 28 апреля 1942 г.1 упразднить должности заместителей начальников войск по оператив­ной работе в управлениях войск НКВД по охране тыла фронтов.

2. Должности начальников отделений разведки управлений войск НКВД по охране тыла фронтов впредь именовать: заместитель началь­ника войск НКВД по охране тыла фронта по разведывательной работе (он же начальник отделения разведки).

3. В штаты Управления войск НКВД по охране тыла действующей Красной Армии ввести должность заместителя начальника Управления (он же начальник разведывательного отдела).

[...]

Народный комиссар внутренних дел СССР Л. Берия

ЦА ФСБ России

Большое значение для усиления охраны тыла фронтов имели мероприятия по даль­нейшему улучшению разведывательной работы в войсках, без чего невозможно было точно и своевременно выведывать намерения противника, активно вести борьбу со шпионажем, диверсиями, бандитизмом, устанавливать тесное взаимодействие разведаппаратов погра­ничных войск с органами военной контрразведки и местными органами государственной безопасности.

1 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 908.

Указание УНКВД по Knacw царскому краю № 1/15 начальникам горрайотделений НКВД края о мобилизации агентуры на своевременное выявление и задержание немецких диверсантов

12 января 1943 г.

В связи с передвижением войсковых соединений РККА на Черно­морском побережье1 германское командование и разведывательные орга­ны усилили переброску в районе Черноморья диверсионных групп с це­лью организации систематических диверсионных актов, парализующих передвижение армии. На днях неустановленными диверсантами был по­дожжен шоссейный мост на 466-м километре, имеющий важное значе­ние. Учитывая это,

предлагаю:

1. Мобилизовать агентуру горрайотделений НКВД на своевременное вылавливание немецких диверсантов.

2. Взять под негласное наблюдение всех лиц, обслуживающих трассу Суху­ми—Новороссийск, тщательно проверив их по оперативному учету.

3. Систематически проверять рилами милиции и истребительных баталь­онов все места, где могут найти себе убежище диверсанты (притоны, лесные караулки, балаганы, отдаленные хутора, брошенные дома и т.д.).

4. Практиковать периодическое прочесывание лесов, места располо­жения железнодорожных и шоссейных мостов.

5. Все мероприятия по парализации диверсионной деятельности вра­га увязывать с особыми отделами армии и частей, расположенных в райо­не вашего обслуживания.

О результатах ваших мероприятий по данному вопросу информи­руйте меня.

Начальник УНКВД по Краснодарскому краю

майор госбезопасности Тимошенков

ЦА ФСБ России

1 Речь идет о Северо-Кавказской стратегической наступательной операции («Дон»), которая проводилась с 1 января 1943 г. войсками Закавказского, Южного и Северо-Кавказского фронтов при содействии сил Черноморского флота.

Войска Закавказского фронта грозненского направления составляли Северную группу войск, а приморского направления — Черноморскую группу войск. 3 января 1943 г. фронт перешел в наступление Северной группой войск на нальчинско-ставропольском направлении, а 1—16 января Черноморской группой войск — на Краснодар и Новорос­сийск.

Из сообщения НКВД СССР № 52/Б

в ГКО об активизации заброски агентов-парашютистов противника в прифронтовые районы действующей Красной Армии

13 января 1943 г.

После двухнедельного перерыва со второй половины декабря про­шлого года военная разведка противника вновь начала забрасывать в наши тылы своих агентов-парашютистов из числа завербованных и обученных в разведывательных и диверсионных школах бывших военнослужащих Красной Армии, находившихся в плену у немцев.

За указанное время органами НКВД задержано 74 вражеских агента-парашютиста, из них явилось с повинной 47 человек, убито при задер­жании 2 человека; изъято 20 радиостанций.

Наибольшее количество вражеских, агентов-парашютистов выбро­шено в тылы Калининского, Воронежского, Юго-Западного и Сталин­градского фронтов (города Осташков, Торопец, Андреаполь, Тамбов, Липецк, Поворино, Калач, Богочар) с заданием разведать резервные группиров­ки войск указанных фронтов1.

Германская военная разведка возобновила также заброску в наши глу­бокие тылы специально подготовленных разведчиков из так называе­мой Брайтенфуртской школы2 (дислоцируется под Веной), имеющих задачу разведать военный потенциал СССР.

[...]

В последние дни начала проявлять активность финская военная раз­ведка.

[-]

Из показаний задержанных финских разведчиков устанавливается, что финская военная разведка подготовила в Петрозаводской школе к

1 В ходе зимней кампании 1942—1943 гг. Ставка передала фронтам, в том числе Кали­нинскому, Воронежскому, Юго-Западному и Сталинградскому, из своего резерва 4 танко­вые армии, 29 танковых и механизированных корпусов, 108 стрелковых, 23 артиллерий­ские, 26 зенитно-артиллерийских, 19 авиационных дивизий, 16 инженерных бригад и другие соединения и части, а летом и осенью 1943 г. — общевойсковых формирований в 2, авиационных и танковых соединений в 3 раза больше, чем зимой (см.: Великая Отече­ственная война 1941—1945: энциклопедия. М., 1985, с. 175).

2 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 868.

выброске в районы Вологодской и Архангельской областей, а также Карело-Финской ССР еще 27 разведчиков. Меры к их задержанию приняты.

Народный комиссар внутренних дел СССР Л.Берия

ЦА ФСБ России

К середине декабря 1942 г. неблагоприятно складывалась обстановка для немецких войск под Сталинградом, а также в полосе наступления Воронежского и Калининского фронтов.

Не желая считаться с реальной обстановкой, руководители вермахта все еще надеялись принять меры по деблокаде 6-й немецкой армии и любой ценой остановить наступление Красной Армии.

Немецко-фашистское командование, видимо, не обладая полными данными о силах и средствах Красной Армии, замыслах советского командования, направлении главного удара, со второй половины декабря 1942 г. начало усиленно забрасывать агентов-парашютистов в тылы указанных фронтов, чтобы тем самым получить достаточно полную информацию по этим вопросам. Однако органам госбезопасности удалось обезвредить забрасываемую агенту­ру и тем самым обеспечить войскам Красной Армии внезапность ударов в контрнаступлении под Сталинградом и проведении Среднедонской, Великолукской, Острогожско-Россошанс­кой и других операций.

№ 1271

Из указания НКВД СССР № 52/785 УНКВД по Калининской области об устранении недостатков в работе по заброске агентуры в тыл противника

13 января 1943 г.

Имеющиеся в Четвертом управлении НКВД СССР материалы сви­детельствуют о том, что УНКВД по Калининской области провело зна­чительную работу по заброске агентуры в тыл противника. В результате этого в распоряжении УНКВД имеются достаточно точные данные о режиме и агентурной обстановке на участке оккупированной противни­ком территории, граничащей с Калининской областью. Наряду с этим отдельным агентам УНКВД удалось проникнуть в разведывательные органы противника, что открывает оперативно интересные перспекти­вы как по сбору разведывательной информации, так и по проведению специальных мероприятий.

Вместе с тем имеющиеся зафронтовые агентурные возможности ис­пользуются 4-м отделом УНКВД еще не в полной мере. В подборе аген­туры, отработке заданий и легенд имеется еще ряд существенных недо­статков, отрицательно влияющих на ведение разведывательной работы на оккупированной территории.

ЦА ФСБ России

Организация диверсионной работы в тылу противника УНКВД по Ка­лининской области развертывалась успешно. Однако командование Крас­ной Армии, оценивая эту работу, отметило, что совершение диверсионных актов в непосредственной близости к станциям разгрузки, как это имеет место в работе группы УНКВД, не достигает должного эффекта.

Исходя из всего вышеизложенного, перед УНКВД по Калининской области на ближайший период должны стоять следующие задачи:

1. Создать разведывательные резидентуры в наиболее крупных насе­ленных пунктах на сопредельном с оккупированной территорией участ­ке и обеспечить их радистами.

2. Подготовить группы боевиков для заброски их в тыл противника с задачей разгрома разведывательных пунктов, школ и похищения офи­церов германских разведорганов.

3. Путем подбора явочных квартир, опытных проводников и пере­правщиков создать каналы продвижения агентуры в наиболее крупные города на участке оккупированной территории, граничащей с Калинин­ской областью.

4. Внедрить в германские административные и разведывательные органы и школы проверенных агентов из числа уже находившихся на разведработе в тылу противника, а также из вновь подбираемого кон­тингента.

5. Инструктировать зафронтовую агентуру на установление наблю­дения за появлением лиц из имперского руководства.

6. Выявлять на оккупированной территории создаваемые германским командованием национальные формирования из военнопленных и прово­дить работу по внедрению в них нашей проверенной агентуры с целью:

а) разложения личного состава этих формирований и организации группового перехода на сторону Красной Армии;

б) захвата или уничтожения представителей германского командова­ния при штабах этих формирований, видных деятелей белоэмиграции и предателей;

в) продвижения агентуры через национальные формирования в инте­ресующие нас круги германского командования, разведывательные орга­ны и политические организации.

Конкретные планы по созданию в тылу противника разведывательных резидентур, выброске боевых групп и агентуры представляйте в Четвертое управление НКВД СССР для утверждения.

О ходе работы по зафронту регулярно информируйте Четвертое уп­равление НКВД СССР.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3-го ранга Кобулов

Из письма Особого отдела НКВД Волховского

фронта № 6/1163 заместителю народного комиссара обороны СССР маршалу Советского Союза Г.К Жукову о мероприятиях по пресече­нию подрывной деятельности немецкой разведки

13 января 1943 г.

Операция войск Волховского фронта по прорыву блокады Ленингра­да1 для противника явилась неожиданной.

Действия немецкой разведки на Волховском фронте, проявлявшей особую активность в декабре и январе, особыми отделами НКВД были своевременно пресечены.

За декабрь и до 12 января, то есть по день наступления наших войск, Особым отделом Волховского фронта было арестовано 37 немецких агентов.

Особым отделом НКВД 52-й армии вскрыт и ликвидирован переправоч­ный пункт немецкой разведки, действовавшей под г. Новгородом2.

[-]

В результате оперативных мероприятий в Особый отдел НКВД фрон­та добровольно с повинной явилась группа агентов-диверсантов немец­кой разведки, возглавляемая Тунгасовым, бывшим лейтенантом Красной Армии, приведшая под конвоем 8 активных немецких агентов, неоднок­ратно выполнявших задания немцев.

[..-]

Отдельные агенты активно работали в лагерях военнопленных, в час­тности агент «Вальтер» (протокол допроса «Вальтера» прилагаю)3.

Основное внимание в работе Особого отдела фронта было сконцент­рировано на пресечении действий немецкой агентуры и враждебного элемента в районе сосредоточения войск фронта.

1 Войска правого крыла Волховского фронта с 12 по 18 января 1943 г. прорвали мощную оборону противника южнее Ладожского озера и, соединившись с 67-й ар­мией Ленинградского фронта, образовали совместно с ней коридор, обеспечивший сухопутную связь Ленинграда со страной.

2 Город Новгород до 5 июля 1944 г. являлся райцентром Ленинградской области, а затем стал областным центром Новгородской области. В городе и особенно в оккупиро­ванной западной его части, а также в ряде деревень области — Горемыко (около г. Сольцы), Новая Деревня, Дедково — дислоцировалась 111-я абвергруппа и ее обслуживающий персонал. В дер. Крючкове находились краткосрочные курсы, сюда же поступали аген­ты, окончившие Брайтенфуртскую и Мишенскую разведывательные школы.

Абвергруппа действовала при 16-й немецкой армии. Кроме нее разведывательной деятельностью в ближнем тылу Волховского и Ленинградского фронтов занималась и 112-я абвергруппа. Последняя была известна как «Сиверский переправочный пункт» (см. т. 3 настоящего сборника, документы № 847, 963, 1069).

3 Приложение не публикуется.

Своевременное пресечение действий немецкой разведки лишило противника возможности знать места сосредоточения наших войск...

Начальник Особого отдела НКВД Волховского фронта

старший майор госбезопасности Мельников

  ЦА ФСБ России

№ 1273

Справка начальника контрразведьюагельного отделения Особого отдела НКВД 56-й армии1 о работе отделения за 1942 г.

14 января 1943 г.

Основное внимание в работе КРО за отчетный период было обра­щено на своевременное задержание и разоблачение агентуры против­ника, перебрасываемой на участке армии с заданиями военно-разве­дывательного, диверсионного и террористического характера.

Следует сразу же отметить, что в формах и методах деятельности раз­ведорганов противника в отчетном периоде произошел целый ряд из­менений по сравнению с ее деятельностью в прошлом году.

Кроме того, против участка нашей армии действовало несколько раз-ведпунктов, которые усиленно перебрасывали свою агентуру в располо­жение частей Красной Армии.

Если в прошлом году противник перебрасывал плохо обученную аген­туру, подобранную подчас наспех, не обеспеченную соответствующими документами, то за отчетный период противник проводил более тща­тельный подбор «кадров», обучал их в соответствующих школах и на курсах, подробно инструктировал, обеспечивал необходимыми докумен­тами, которые давали бы возможность агентуре беспрепятственно пере­двигаться по нашей территории.

Эти изменения нами изучались с соответствующим изменением и в нашей работе.

1 56-я армия в конце 1941 г. участвовала в Ростовской оборонительной и Ростовской наступательной операциях (с 23 ноября 1941 г. в составе Южного фронта). Затем соеди­нения армии вели наступательные и оборонительные бои в районе Таганрога и на Рос­товском направлении. В конце июля 1942 г. армия включена в Северо-Кавказский фронт (с 1 сентября 1942 г. до 5 февраля 1943 г. в Черноморской группе войск Закавказского фронта) и в его составе участвовала в оборонительных сражениях под Краснодаром и на Туапсинском направлении, в Краснодарской, Новороссийско-Таманской и Керченско-Эльтугенской десантных операциях 1943 г. В ноябре 1943 г. на базе войск 56-й армии сформирована Отдельная Приморская армия.

Таким образом, отчетный период характеризуется следующими данными. /. Контрразведывательная работа

За отчетный период на участке 56-й армии и ее тылах нами были за­держаны и разоблачены 104 агента противника, переброшенные к нам с заданиями военно-разведывательного и диверсионного характера.

Из обшего количества задержанных и разоблаченных:

а) Бывших в/служащих Красной Армии — 43 чел.

б) Из гражданского населения — 31 чел. В том числе:

а) Женщин — 13 чел.

б) Подростков — 16 чел.

По далеко не полным данным, за отчетный период нами разоблачено и арестовано 19 агентов противника, проникших в части и учреждения на­шей армии.

Как установлено следственными и агентурными материалами, про­тивник начиная с марта 1942 г. большинство перебрасываемой своей агентуры экипировывал в форму военнослужащих Красной Армии, обес­печивая их соответствующими документами.

За этот же период времени на основании следственных материалов нами было дополнительно выявлено 140 агентов, обучавшихся в разное время в разведпункте, руководимом немецким подполковником Лок-кертом'. Часть этой агентуры нами была задержана на участке нашей Армии.

Кроме этого, в результате проведения целого ряда мероприятий по заградительной службе за отчетный период нами было задержано и про­фильтровано 5127 человек, часть из которых в процессе фильтрации были разоблачены как дезертиры. -

В течение отчетного периода нами также было перевербовано и вне­дрено в разведорганы противника (главным образом разведпункт Лок-керта) 10 агентов.

Следует отметить, что перевербованная агентура не дала нам желае­мых результатов, а часть ее вовсе не вернулась на нашу сторону.

2. Зафронтовая работа

Ставя своей основной задачей своевременное установление намере­ния противника, действующего на участке 56-й армии, выявление пре­дательского элемента и, главное, подготавливаемой противником аген­туры для переброски ее в расположение наших частей с заданием военно-разведывательного, диверсионного и террористического харак­тера, нами за отчетный период было завербовано, проинструктировано и переброшено в тыл противника 125 агентов с заданиями разведыва­тельного и контрразведывательного характера.

В результате деятельности нашей агентуры нами дс<лтатгуто следующее:

1 Речь идет о зондерфюрере Фоулидисе Зеконии, кличка «Локкерт Севостьян Дмит­риевич». Последний вначале руководил одним из разведывательных мельдекопфов, подчинявшимся абвергруппе-103. В мае 1943 г. этот мельдекопф был переподчинен абвергруппе-101. В августе 1943 г., во время его пребывания в г. Таганроге, был убит.

1. Выявлены и достаточно тщательно изучены деятельность одиннад­цати школ противника, подготавливаемых агентов для переброски в наш тыл, методы обучения, структура организации, руководящий состав, ко­личественный и персональный состав этих школ, места и время переброс­ки агентуры на нашу сторону.

2. Выявлено и взято на оперативный учет 146 шпионов, обучающих­ся и подготавливаемых к переброске на нашу сторону, в результате чего только за март—август 1942 г. на передовой и в тылах армии было задер­жано и разоблачено 45 агентов, прошедших специальную подготовку в школах и на курсах немецкой разведки.

3. Выявлено и взято на учет 512 человек из предательского элемента, действующего на территории, временно захваченной противником, в том числе:

Агентов гестапо

Измен­ников

Преда­телей

Провока­торов

Поли­цейских

Ушедших с немцами при их отступлении и ставленников

ИТОГО

43

80

138

18

100

133

512

4. На основании материалов, полученных от агентуры (зафронтовой), добыто значительное количество ценных военно-разведывательных дан­ных, на основании которых составлено 35 суммированных сводок, пере­данных Военному совету армии, разведотделу и ОО НКВД фронта.

5. Выявлено и взято на учет, с информацией вышестоящих органов, более 70 адресов конспиративных, явочных квартир, учреждений кара­тельных и разведывательных органов.

3. О действиях диверсионных групп

Изучая противостоящего противника, было установлено, что на от­дельных участках 56-й армии есть возможность и необходимость [заб­роски] диверсионных групп, ставя перед ними задачу1:

а) подрыв коммуникаций противника (складов боеприпасов и от­дельных штабов);

б) уничтожение живой силы противника и нанесение ему беспокой­ства с целью держания его в напряжении2;

в) уничтожение известных предателей, помогающих противнику и предающих советско-партийный актив;

г) захват «языка» из числа солдат и офицеров противника с целью получения более точных данных о противостоящем противнике и ин­формации, по этим данным, командования армии.

1 Так в тексте документа.

2 Так в тексте документа.

На основании поставленных задач нами были созданы из числа крас­ноармейцев и командиров отдельной роты и агентуры КРО две диверси­онные группы в количестве 18 человек.

Эти диверсионные группы совершили до 9 ходок в тыл противника и нанесли ему значительный ущерб, так:

а) уничтожено 45 солдат и офицеров;

б) уничтожено 5 автомашин с войсками и боеприпасами;

в) уничтожено 6 повозок с боеприпасами;

г) захвачен в качестве «языка» ефрейтор немецкой армии. Действия диверсионных групп получили должную оценку Военного

совета армии. Так, на одном из документов член Военного совета Каль-ченко1 наложил резолюцию: «т. Вул2. Люди действуют храбро. Нужно на­граждать».

В результате доклада Военному совету о действиях диверсионных групп, подавляющее большинство было награждено правительственной наградой, в том числе три агента КРО.

Кроме того, группа диверсантов также дважды принимала участие в обороне нашего переднего края, а именно: в конце ноября 1942 г. груп­па возвращалась из тыла противника на нашу сторону в р-не 1135 сп. В это время противник повел наступление, из-за чего создалась угроза одной из рот полка. Командование дивизии обратилось за помощью к группе, которая была вооружена автоматами. Ударив противника с фланга, группа отбила атаку противника, и положение было восста­новлено. В результате этой операции только нашей группой было унич­тожено до 60 румын. Это подтверждено документально командовани­ем роты 1135 сп.

Вторично футтпа принимала участие в обороне нашего рубежа, также в районе 1135 сп, в средних числах декабря 1942 г. В этой операции наша футгла сыграла решающую роль по удержанию высоты в наших рубежах3.

Считаю необходимым отметить, что в течение отчетного периода времени мы еще не достигли желаемых результатов работы особых отде­лов дивизий и бригад по линии КРО.

Если бы этот недостаток нам своевременно удалось ликвидировать, то, естественно, агентуре противника, как перебрасываемой, так и вне­дренной в части дивизии, действовать было бы трудней и она была бы своевременно нами разоблачена и изъята.

В целях своевременного задержания агентуры противника и активи­зации разработки оперативных учетов по линии ШП, а также активного осуществления розыска государственных преступников считал бы необ­

1 Кальченко Никифор Тимофеевич (1906—1989) — генерал-лейтенант (1944). Герой Со­циалистического Труда (1976). В ходе войны — член Военного совета 56-й (март—декабрь 1942 г.). 46-й (апрель—сентябрь 1943 г.) армий, Воронежского и 1-го Украинского фронтов (сентябрь 1943 г.). Участвовал в Львовско-Сандомирской, Висло-Одерской, Верхнесилезс-кой, Нижнесилезской, Берлинской и Пражской операциях. После войны на государственной работе на Украине.

2 Вул Алексей Моисеевич (1902—1960). См. т. 3 настоящего сборника, документ № 818.

3 Так в тексте документа.

ходимым выделение специального работника по линии КРО в особых отделах дивизий и бригад, находящихся на передовой.

Начальник КРО Особого отдела НКВД 56-й армии

лейтенант государственной безопасности П. Шилов1

ЦА ФСБ России

№1274

№ сообшемта НКВД СССР № &4/Б в ГКО о создании на (*купи|*)нанн()й немцами террито­рии Белорусской ССР националистической организации «Белорусская народная самопомощь» и попытках формирования «Белорусского корпуса национальной самообороны»

17 января 1943 г.

В начале 1942 г. на оккупированной территории Белорусской ССР немцы приступили к созданию националистической организации «Бе­лорусская народная самопомощь». 3 февраля прошлого года в газете «Го­лос деревни» (издается в Минске) напечатан устав, определяющий за­дачи и структуру этой организации.

Опубликован состав «главного совета самопомощи»: председатель — доктор Я. Ермаченко2; заместители — Я. Найдюк3, Р. Островский4,

1 Шилов Павел Алексеевич (1913—?) — полковник (1955). С мая 1941 г. — началь­ник Единецкого РО НКГБ Молдавской ССР, затем зам. начальника 7-го отделения ОО НКВД Харьковского ВО, потом начальник 6-го отделения ОО НКВД 12-й армии Южного (Северо-Кавказского) фронта. С ноября 1942 г. — начальник 6-го, затем 4-го отделения ОО НКВД (ОКР «Смерш») 56-й армии Черноморской группы войск Закав­казского фронта. С ноября 1943 г. — начальник 2-го отделения 2 отдела УКР «Смерш» отдельной Приморской армии. С июля 1944 г. — начальник 3-го отделения 2-го отдела УКР «Смерш» 3-го Прибалтийского фронта. С января 1945 г. — зам. началь­ника 1-го отдела УКР «Смерш» 3-го Прибалтийского фронта. С июля 1946 г. — начальник 1-го отделения 4-го отдела 3-го ГУКР МГБ СССР. В ноябре 1948 г. пере­веден на работу в 1-й отдел МГБ СССР. С мая 1956 г. — замначальника 3-го отдела 2-го Главного управления КГБ при СМ СССР. Приказом КГБ № 322 от 4 августа 1959 г. уволен в запас по состоянию здоровья.

2 Ермаченко Ян (Ермоченко Иван Абрамович) (1894—?). В прошлом крупный помещик. В 1943 г. выехал в г. Берлин, где продолжал антисоветскую деятельность.

3 Найдюк Иосиф (Язеп) Куприянович (1909—?) — один из руководителей кон­трреволюционной националистической организации «Белорусский центр в Литве» в г. Вильнюсе. В 1944 г. бежал в Германию.

"Островский — Слуцкий Родослав Казимирович (1887—?). С октября 1941 г. по апрель 1942 г. — бургомистр Брянской области, а затем по ноябрь 1943 г. — бурго­мистр Смоленской области, с декабря 1943 г. по июнь 1944 г. — президент Белорус­ской центральной рады. В июне 1944 г. бежал с немцами.

А. Сенкевич1, М. Витушка2, доктор С. Гринкевич3; члены — Я. Станке­вич4, главный инспектор белорусских школ В. Годлевский5, судья П. Свирид6, епископ Филофей (Нарко)7, артист К. Николаевич8, А. Адамо­вич9, Кандыбович10, В. Шавель". комендант полиции г. Минска Ю. Са-кович12.

Председатель совета Я. Ермаченко, в прошлом крупный помещик из Могилева, белоэмигрант, в 20-х годах эмигрировал в Румынию, с 1926 по 1941 г. жил в Праге, где учился в университете. В Праге Ермаченко изда­вал белорусский журнал и руководил курсами белорусских корреспон­дентов, в 1936 г. пытался создать центр белорусской эмиграции.

Будучи в Праге, часто посещал Берлин, куда ездил к председателю национал-социалистской партии Белоруссии Акинчицу13. За «особые заслуги» немцы произвели Ермаченко в полковники.

Ермаченко — особо доверенный генерального комиссара Белорус­сии В. Кубе, референт и советник Кубе по национальному вопросу, он же городской и областной комиссар г. Минска. 29 июня 1942 г. Ермаченко был назначен Кубе на пост «доверенного руководителя белорусского народа» при генеральном комиссаре.

Летом 1942 г. на оккупированной территории Белоруссии началось формирование «Белорусского корпуса национальной самообороны» (штаб формирования в г. Минске), организатором которого является доктор Я. Ермаченко.

1 Сенкевич Алексей Николаевич (1904—1991). До начала войны проживал в Берлине. С 1943 г. — руководитель минского окружного комитета белорусской независимой партии, затем в белорусской краевой обороне. После войны проживал в США

11 Шавель Владимир Иосифович (1910—?) — в период оккупации работал заведу­ющим службы порядка в г. Минске.

Кроме Ермаченко в руководстве корпуса находятся: В. Ивановский — полковник царской армии, доктор права, профессор, активный белогвар­деец, эмигрант, до войны жил во Франции, по прибытии в г. Минск на­значен немцами бургомистром города; Ю. Сакович — белоэмигрант, при­был в г. Минск из Германии, в прошлом крупный домовладелец, в настоящее время редактор «Белорусской газеты»; ксендз магистр В. Год­левский; епископ Филофей (Нарко) и др.

В начале августа прошлого года в г. Минске были организованы ко­мандные курсы по переподготовке офицерского состава «Белорусского корпуса национальной самообороны», на торжественном открытии ко­торых выступивший с речью генеральный комиссар Белоруссии В. Кубе заявил, что основная задача и назначение корпуса заключаются в актив­ной борьбе против «внутреннего врага Белоруссии — партизан».

Курсы укомплектованы главным образом командирами и офицера­ми-белорусами русской и польской армий, участниками контрреволю­ционного восстания в г. Слуцке в 1920 г., полицейскими, отличившими­ся в борьбе с партизанами, и др.

Слушатели курсов одеты в форму командиров Красной Армии, носят белые погоны с малиновой окантовкой; знаки различия и воинские зва­ния — немецкие.

По имеющимся данным, в последнее время руководители «Белорус­ского корпуса национальной самообороны» отказались от принципа доб­ровольного формирования и объявили о.мобилизации молодежи в «кор­пус». Не желая идти в «корпус», молодежь Белоруссии всячески игнорирует распоряжение властей о явке на призывные пункты и уходит в леса к парти­занам.

[...]

Народный комиссар внутренних дел СССР Л. Берия

НА ФСБ России.

№ 1275

Из спецсообщения НКВД УССР № 28/сн в Четвертое управление НКВД СССР о заброске агентуры на оккупированную территорию Украины

18 января 1943 г.

Согласно распоряжению заместителя народного комиссара внутрен­них дел СССР № 1046 от 9 января 1943 г.1 сообщаю, что с начала Отече­ственной войны по 31 декабря 1942 г. НКВД УССР было выброшено в тыл противника на оккупированную территорию Украинской ССР сле­дующее количество агентуры:

1. Агентов-одиночек с разовыми заданиями разведывательного ха­рактера и курьеров для связи с агентурой — 2027.

2. Диверсионно-разведывательных групп — 595 общей численнос­тью 1892 человека, из них на оседание — 16 групп с рациями численно­стью 75 человек, остальные группы выбрасывались с разовыми задания­ми, по выполнении которых должны были возвратиться.

3. Возвратились после выполнения заданий 34 группы общей чис­ленностью 174 человека. Агентов-одиночек возвратилось 408.

Следует отметить, что мы имели многочисленные факты, когда воз­вращавшаяся из тыла врага наша агентура перехватывалась в разведыва­тельных и особых отделах Юго-Западного и Южного фронтов и исполь­зовалась последними без нашего разрешения для разведывательной и другой работы в тылу противника. Поэтому количество учтенной нами агентуры, возвратившейся из тыла противника, далеко не полное.

Кроме того, необходимо учесть и то обстоятельство, что наибольшее количество агентуры перебрасывалось через линию фронта пешим по­рядком в тот период, когда фронт был стабильным, противник находил­ся в обороне и вел усиленное наблюдение за передним краем обороны, в силу чего не исключена возможность, что в момент и после перехода линии фронта значительная часть переброшенной нами агентуры была задержана противником или погибла на линии фронта. Совершенно точно нам известно только о гибели 10 агентов, из которых убито при переходе линии фронта 7 человек и при приземлении на парашютах 3 человека.

4. Поддерживается связь с разведывательными группами «Луч» чис­ленностью 5 человек, выброшенной в район г. Сумы, и «Майский» чис­ленностью 4 человека, выброшенной в район г. Сталине Живая связь поддерживается только с несколькими агентами-одиночками, от кото­рых недавно возвратились курьеры.

Поддержание курьерской связи с оставленной и выведенной в тыл противника агентурой на протяжении всего этого периода являлось наи­более узким местом в нашей работе. Объясняется это отходом частей Красной Армии и невозможностью вследствие этого зачастую установ­ления конкретных пунктов возвращения агентуры. Очень часто уста­новленные нами пункты возвращения агентуры оказывались нереаль­ными, так как прежде чем агент успевал выполнить задание, указанный ему пункт возвращения оказывался неожиданно захваченным против­ником.

5. Провалилось 5 диверсионно-разведывательных групп общей чис­ленностью 22 человека и 2 агента-одиночки.

[-.]

В настоящее время нами завербовано и подготовлено к выброске в тыл противника для активизации разведывательной работы и установ­ления связи с выброшенной и оставленной на оккупированной терри­тории Украины агентурой до 70 человек.

Зам. народного комиссара внутренних дел УССР

майор госбезопасности Савченко

ЦА ФСБ России

№ 1276

Из справки о деятельности истребительных батальонов УНКВД по Ярославской области за 1942 г.

18 января 1943 г.

На территории Ярославской области было сформировано 42 истре­бительных батальона общим количеством 6700 человек. Батальоны дис­лоцированы во всех райцентрах и городах области и, помимо этого, в крупных населенных пунктах. За время их существования в связи с мо­билизацией в Красную Армию только в течение 1942 г. передано в Крас­ную Армию вполне обученных и подготовленных 4369 человек и, кроме того, 400 человек с оружием, боеприпасами и снаряжением согласно приказанию НКВД СССР — в 6-ю дивизию войск НКВД (г. Калинин).

На 1 января 1943 г. в батальонах имеется 5225 человек, из которых: членов и кандидатов ВКП(б) — 1623 человека и членов ВЛКСМ — 685 человек, что составляет 44% всего личного состава истребительных батальонов. На вооружении батальонов имеется 3800 винтовок, 40 руч­ных и 3 станковых пулемета, 700 000 патронов к ним, 7000 ручных гра­нат. Бойцы истребительных батальонов используются для охраны объек­тов, патрулирования и выполнения заданий органов НКВД.

За 1942 г. истребительными батальонами под руководством органов НКВД было задержано:

а) парашютистов, выброшенных с вражеских самолетов, — 22 че­ловека;

б) шпионов и диверсантов из местного населения — 21 человек;

в) вооруженных бандитов, занимавшихся разбоем и грабежами, — 58 человек;

г) личного состава экипажей самолетов противника, сбитых над тер­риторией Ярославской области, — 4 человека.

Группы содействия истребительным батальонам созданы во многих населенных пунктах области, где не дислоцированы истребительные батальоны. Только в 22 районах области создано 606 групп содействия (общим количеством 5640 человек), состоящих из колхозников, сельской интеллигенции и школьников.

Группы содействия ведут наблюдение за воздухом, осуществляют охрану населенных пунктов, сообщают о всех посторонних, прибываю­щих в населенные пункты. Используются для прочесывания лесных мас­сивов, пустых строений, хуторов и других мест, пригодных для укрытия. При помощи групп содействия было задержано большое количество де­зертиров.

Из бойцов истребительных батальонов, партийно-советского актива и групп содействия на случай оставления территории области было сфор­мировано 42 партизанских отряда, руководящий состав которых в коли­честве 117 человек на 10-дневных сборах обучался методам партизанс­кой борьбы и совершению диверсионных актов. Рядовой состав готовился при истребительных батальонах. Были подготовлены базы, в которых были заложены продукты и вооружение.

В феврале 1942 г. сформирован партизанский отряд в количестве 65 человек, который был соответствующим образом экипирован и заб­рошен в тыл германской армии с диверсионно-разведывательной зада­чей. За время его действия с февраля по август текущего года в тылу гер­манской армии было проделано следующее:

1. Произведено крушений 4 воинских эшелонов противника с живой силой и техникой, в результате которого уничтожено- танков — 42, бро­немашин — 12, автомашин — 37, тягачей — 12, паровозов — 4, вагонов — 141, лошадей — 150, военного имущества — 8 вагонов.

2. Убито немецких офицеров и солдат — 137 человек, полицейских и предателей — 102 человека, захвачено и переброшено через линию фрон­та в распоряжение Особого отдела дивизии шпионов и диверсантов — 28 человек.

3. Порвано линий связи обшей протяженностью 20 км.

4. Взорвано 2 артиллерийских склада, в результате чего уничтожено: пороха — 100 ящиков, снарядов — 350 яшиков, фанат — 35 ящиков, патронов — 35 ящиков

5. Заминировано несколько километров дорог и шоссе.

6. Уничтожен один полицейский штаб, в результате чего убито 14 ра­ботников во главе с начальником волостной полиции.

7. Из патриотов и советского актива временно оккупированных райо­нов сформировано 3 самостоятельных партизанских отряда: 2 отряда по 25 человек и один — 13 человек. Эти отряды полностью вооружены.

8. Разбросано в тылу у немцев 10 000 листовок.

9. Насаждено разведывательной агентуры — 85 человек.

10. Захвачена и передана 179-й стрелковой дивизии одна крупнока­либерная пушка.

11. Передан в Четвертое управление НКВД СССР по рации ряд цен­ных военно-разведывательных сводок.

12. Установлена и уничтожена при помощи Особого отдела 179-й стрелковой дивизии разведывательная школа, созданная немцами.

13. Разоружена и передана Особому отделу 179-й стрелковой диви­зии одна бандитская группа в количестве 16 человек, действовавшая под видом партизанского отряда.

14. Разгромлен обоз противника в 40 подвод с продовольствием и боеприпасами.

15. Уничтожено путем подрыва 19 стратегически важных мостов.

16. Захвачены трофеи: пулеметов — 4, гранат — 200, винтовок — 20, пистолетов — 18, патронов — 10 000, около одной тонны тола и много других боеприпасов.

В апреле командованием Калининского фронта за образцовую и са­моотверженную работу в тылу у немцев награждено правительственными наградами 11 командиров и бойцов отряда. После сформирования 4-го отдела в УНКВД отряд передан в его распоряжение.

Начальник штаба истребительных батальонов УНКВД по Ярославской области

майор Мадера

ЦА ФСБ России

№ 1277

Из указания НКВД СССР № 29 об усилении контрразведывательной работы по японским дипломатическим курьерам и чиновникам, передвигающимся по железным дорогам СССР

19 января 1943 г.

Разведывательная деятельность японских дипломатических курье­ров и чиновников, передвигающихся по железным дорогам СССР, ве­дется с неослабевающей активностью и является одним из основных способов легальной разведки в СССР.

Имеющиеся в распоряжении Второго управления НКВД СССР до­кументальные и агентурные материалы свидетельствуют о том, что раз­ведывательная работа японских дипкурьеров и чиновников подчинена продуманному плану, имеющему целью установление непрерывного кон­троля за состоянием оборонных объектов в зоне Транссибирской маги­страли, на территории Среднеазиатских республик и Закавказья. Этим способом перепроверяются и корректируются сведения, добываемые японской разведкой по другим разведывательным каналам.

Как установлено наблюдением, расписание движения дипкурьеров построено таким образом, что ежемесячно из Токио в СССР направляют­ся две пары дипкурьеров и в течение этого же месяца из Куйбышева в Японию возвращаются также две пары дипкурьеров. Таким образом, одна пара дипкурьеров проезжает по магистрали еженедельно.

Если учесть передвижение других японцев, следующих транзитом, то окажется, что Транссибирская магистраль почти беспрерывно нахо­дится под их наблюдением.

Основным способом сбора разведывательных сведений в пути, как и прежде, остается личное наблюдение японцев за окружающей обста­новкой, результаты наблюдения фиксируются в записных книжках, блок­нотах, по которым составляются сводные доклады.

Важно отметить, что в последнее время 2-м отделом генерального штаба Японии введена новая практика, заключающаяся в том, что как дипкурьеры, так и чиновники дипломатических учреждений снабжают­ся заранее отпечатанной типографским способом схемой трассы, на ко­торой нанесены все железнодорожные станции, разъезды, сигнальные посты, крупные и мелкие мосты, водокачки, колодцы, паровозовагон-ные и оборотные депо и отмечены уже известные данные о военных объектах в пути следования.

По внешнему виду схема представляет собой полоску бумаги шири­ной 40 мм и длиной свыше метра. Свернутая в рулон, такая схема приоб­ретает портативную форму, удобную для практического пользования.

Задача каждого проезжающего японца состоит в том, чтобы нано­сить на схему свои путевые наблюдения по оборонным и военно-страте­гическим объектам, как-то: передвижение воинских частей, наличие нефтехранилищ, аэродромов, казарм, угольных баз, складов строитель­ных материалов, продовольственных складов и т.д.

Дальнейшая обработка производится путем сличения нескольких схем, составленных разными людьми за известный период, что дает возмож­ность 2-му отделу генштаба Японии выявить достоверные сведения, а так­же поставить перед разведчиками задачу уточнения отдельных неясных вопросов.

Для сбора разведывательных сведений проезжающие японцы всеми до­ступными средствами пытаются войти в контакт с пассажирами: команди­рами Красной Армии, сотрудниками НКВД, железнодорожной админис­трацией и другими лицами, встречающимися в пути, на железнодорожных станциях и при пересадках. Для этого ими используются любые предлоги, как-то: получение справок о движении поезда, различные услуги, мелкие подарки (сигареты, табак, зажигалки, перочинные ножи и т.п.), обмен и перепродажа своих личных вещей (предметы одежды, часы) на пищепро-дукты и деньги. В отдельных случаях японцы при знакомстве с советскими гражданами выдают себя за монголов, казахов, узбеков, стремясь располо­жить к себе собеседника. Вновь приобретенных знакомых японцы иногда приглашают к себе в купе, угощают вином, показывают иностранные газе­ты и журналы. В процессе таких непринужденных бесед выясняют род за­нятий собеседника и постепенно, путем постановки завуалированных воп­росов выпытывают нужные им сведения...

Не исключены заранее обусловленные встречи японцев со своей аген­турой под видом «случайных» знакомств.

Свои поездки японцы используют также для целей пропаганды, раздавая приобретенным знакомым белоэмигрантские брошюры, га­зеты и журналы. В других случаях они подбрасывают контрреволюци­онную литературу или оставляют ее под видом «забытых» вещей, пря­чут за обивку купе и т.д.

[...]

Учитывая, что разведывательная работа японских дипкурьеров и чи­новников в СССР ведется как в интересах Японии, так и в интересах германской разведки (особенно в Закавказье и Среднеазиатских респуб­ликах), предлагаем провести следующие мероприятия по усилению аген-турно-оперативной работы:

[-]

6. Производить тщательный осмотр вагонов, в которых следуют япон­цы, с целью своевременного обнаружения антисоветской литературы и других вещей, умышленно оставленных японцами.

В наиболее злостных случаях распространения японцами антисовет­ской литературы (белогвардейских газет, брошюр, листовок и т. д.) состав­лять официальные акты через железнодорожную администрацию с при­влечением представителей железнодорожной милиции, а в отсутствие последних — понятых из пассажиров, служащих советских учреждений.

Соответствующим НКВД—УНКВД, на территории которых составлен акт, немедленно направлять последний на имя начальника Второго управ­ления НКВД СССР для представления акта в НКИД СССР.

[...]

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

ЦА ФСБ России

№ 1278

Указание Управления особых отделов НКВД СССР № 1694 начальникам особых отделов НКВД действующих фронтов, армий, флотов и флотилий о правилах переброски агентуры на сторону противника1

20 января 1943 г.

Переброска агентуры на сторону противника разрешается В связи с этим

предлагаю:

1. Агентуру направлять с контрразведьгвательными задачами для установле­ния мест нахождения разведьшательньгх органов пропшника (разведотделы, раз-

1 Указание направлено подчиненным органам шифртелеграммой № 137 от 21 января 1943 г.

ведщнкты, школы, курсы) и внедрения в эти органы нашей агентуры с целью выявления намечаемой к переброске агентуры, ее связи, каналов и способов проникновения в штабы и части Красной Армии и Военно-Морского Флота.

2. С санкции Управления ОО НКВД СССР перебрасывать:

а) агентуру для внедрения в разведорганы противника для вербовки лиц, состоящих на службе в этих органах, и для выполнения особо важных и специ­альных заданий;

б) перевербованную квашфицироваллтую агентуру разведки противника, в том числе проходившую подготовку в разведывательных органах и школах.

3. Для получения санкции на переброску агентуры представлять в Уп­равление ОО НКВД СССР план переброски, а на перевербованную агенту­ру противника также и протоколы их допроса.

4. С санкции начальников особых отделов фронтов и флотов перебра­сывать агентуру:

а) направляемую для выявления разведывательных органов противни­ка, действующих в направлении данного фронта, каналов и способов про­никновения агентуры противника на сторону Красной Армии;

б) для подбора явочных квартир и организации пунктов переправ.

5. На агентуру, направляемую с санкции начальников особых отделов фрон­тов и флотов, представлять в управления ОО НКВД СССР краткие справки на каждого агента с указанием, куда переброшен и с каким заданием.

6. Начальникам особых отделов фронтов и флотов в исключительных слу­чаях, когда необходимо перебрасывать агента на сторону противника, а полу­чение санкции может нарушить выполнение задания, разрешить под их лич­ную ответственность забрасывать агентуру, указанную в пункте 2, с последующим телеграфным уведомлением Управления ОО НКВД СССР, изложив необходимость срочной переброски.

7. Начальникам особых отделов фронтов и флотов все представляемые материалы на санкцию по переброске агентуры на сторону противника лич­но просматривать и подробно выяснять необходимость заброски и целесо­образность задания.

8. Запретить особым отделам армий и флотилий перебрасывать агенту­ру на сторону противника без соответствующей санкции.

9. Агентуру готовить и размещать вне расположения штабов и других органов управления воинских соединений. При переброске агентуры через линию фронта принимать меры к тому, чтобы не допускать случаев осве­домленности агентов о местах расположения командных органов частей Красной Армии и Военно-Морского Флота, а также агентура не должна знать, какой особорган ее перебрасывает.

10. Возвращающуюся со стороны противника агентуру подробно опра­шивать и требовать письменного ответа о выполнении задания. Эту агентуру на нашей стороне долго не задерживать, тщательно проверять с целью выяв­ления среди нее предателей и в зависимости от проверки принимать соот­ветствующее решение. О результатах работы возвратившейся агентуры и ме­роприятиях по ее дальнейшему использованию представлять в Управление НКВД СССР.

11. Особым органам частей фронтов прибывающую со стороны против­ника агентуру доставлять в сопровождении в особотделы армии, а агентуру

4 Секреты операции "Цитадель".

77

территориальных органов НКВД немедленно через особые отделы армии передавать этим органам.

12. Особым отделам фронтов, армий, флотов и флотилий оказывать террито­риальным органам НКВД содействие в переброске агентуры на сторону против­ника при наличии письменной санкции руководства ссответствующего УНКВД.

Начальник Управления особых отделов НКВД СССР

комиссар госбезопасности 3-го ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

№ 1279

Докладная записка начальника ОО НКВД Калининского фронта Н.Г. Ханникова заместителю наркома НКВД СССР В.С. Абакумову о борьбе с агентурой противника на участке фронта в 1942 г.1

20 января 1943 г.

В соответствии с директивными указаниями народного комиссара внут­ренних дел СССР и Управления особых отделов Особый отдел Калининского фронта в своей повседневной работе по борьбе с агентурой противника осуще­ствлял в 1942 г. следующие основные мероприятия:

1. Организация контрразведывательной работы особорганов для вы­явления и разоблачения вражеской агентуры, заброшенной и пытавшей­ся проникнуть в войсковые объекты и части.

2. Организация агентурной работы в тылу противника для выявления действующих против фронта разведывательных и контрразведьгвательных органов противника и установления каналов проникновения к нам его аген­туры.

3. Обеспечение агентурной и войсковой (через командование) охра­ны линии фронта, ближайших подступов и коммуникаций к ней и орга­

1 На документе имеется помета: «Ознакомить лично нач. оператив. отделений 00 фронта». 20/11-43 г. Ханников».

Войска Калининского фронта (5 декабря 1941 г.—7 января 1942 г.) осуще­ствили Калининскую наступательную операцию, освободили Калинин и про­двинулись на 60—120 км. В результате проведенной в январе Сычевско—Вязем­ской операции 1942 г. войска фронта вышли в тыл ржевско-сычевской группировки противника и перерезали шоссе Вязьма — Смоленск; затем, в феврале—июле 1942 г., вели бои местного значения. В Ржевско—Сычевской операции 1942 г. Калининский фронт (совместно с Западным фронтом) прорвал оборону против­ника под Ржевом и продвинулся на 40—60 км, освободил г. Зубцов и овладел правым берегом Волги.

низаиия активного агентурно-оперативного розыска шпионов, дивер­сантов, парашютистов.

При организации контрразведывательной работы по осуществлению указанных выше мероприятий мы учитывали задачи войск фронта и осо­бенности, сложившиеся на участке последнего.

а) начиная с февраля 1942 г. и почти вплоть до конца года войска Калининского фронта находились в обороне, исключая отдельные опе­рации, не внесшие существенного изменения в конфигурацию линии фронта;

б) глубокое вклинение войск фронта в территорию, временно захва­ченную противником, образовало так называемую «подкову», привед­шую к тому, что противник с флангов имеет возможность выхода своей агентуры в тыл не только армейских, но и фронтовых коммуникаций;

в) протяженность линии фронта до 700 км с различными условиями и особенностями обороны (тактическими и топографическими).

Это положение противник использовал в первую очередь для акти­визации переброски своей агентуры, в частности, на наиболее уязвимом участке Холм—Белый.

С другой стороны, эта обстановка и вскрытие намерений противни­ка дали те же преимущества особорганам фронта для усиления борьбы с агентурой противника и парализации ее деятельности.

В результате нам удалось разоблачить не только значительное количе­ство агентов врага, но и выявить его основные задачи, каналы проникнове­ния агентуры в Красную Армию и ее тылы, а также разведывательные и контрразведывательные органы, работавшие против нашего фронта.

Основные направления деятельности разведорганов противника

Основное напраатение в деятельности разведорганов противника на­ходилось в прямой зависимости от стратегических и тактических задач немецкого командования, в связи с чем на протяжении года немецкая разведка целеустремленно и последовательно главным образом действо­вала в направлениях:

1. Против 39-й армии, глубоко вклинившейся после зимних наступа­тельных операций 1941—1942 гг. в расположение немецких войск.

Органы разведки противника весь этот период, и особенно с мая 1942 г., за месяц до начала операций, приведших к окружению 39-й армии1, усиленно забрасывали на этот участок и в ее тылы свою агенту­ру для сбора данных военного характера.

2. Белый—Оленино (22.41-я армии КФ). так как прорыв в этом рай­оне давал немцам выход в глубокий тыл фронта.

Весь 1942 г., и особенно перед активными боевыми операциями, де­ятельность немецкой разведки значительно активизировалась.

3. Великие Луки (3-я ударная армия) в сторону гг. Торопец, Андреа-поль, Пено, вплоть до Осташкова, где проходят основные коммуника­ции фронта.

1 В феврале—июне 1942 г. войска 39-й армии вели бои в полуокружении северо-западнее Вязьмы, а в июле — в полном окружении. В конце июля, после выхода части войск армии из окружения, 39-я армия была расформирована.

Этот участок особенно интересовал разведку, причем в этом направ­лении выбрасывалась наиболее квалифицированная агентура, в том числе и диверсионная.

Интенсивная выброска агентуры, и особенно в октябре и начале нояб­ря, перед нашей операцией1 (тем более что противник не мог не заметить концентрации наших войск), а также характер даваемых агентуре заданий по разведке и выводу из строя ж. д. участков и мостов свидетельствовали, что вся деятельность разведки была подчинена задаче, стоявшей перед ко­мандованием, — наступлению на Торопец.

Разведывательной деятельностью в этом направлении занимались и органы «ГФП», «ортскомендатуры» и др.

4. Велиж—Усвяты (4-я ударная армия), так как этот район является, с одной стороны, наиболее угрожаемым со стороны наших войск для Витебска, а с другой — 4-я армия вклинилась глубже всех в территорию, оккупированную противником.

О действующих против фронта разведывательных и контрразведыва­тельных органах противника

Имеющимися в нашем распоряжении следственными и агентурными ма­териалами установлено, что в направлении Калининского фронта действова­ли два основных центра противника: отделы Щ центрального (Смоленск-Красный Бор) и северного (Псков) участков Восточного фронта.

Более активную деятельность вели отдел Щ центрального участка Вос­точного фронта и его органы, что подтверждается количеством перебро­шенных, так называемых квалифицированных, агентов, окончивших раз­ведшколы, подчиненные отделу Щ Центрального фронта.

Из 103 агентов, разоблаченных нами, окончивших школы и курсы, обучались:

В Катыньской школе — 54 чел.

В диверсион. школе под Смоленском и Красным Бором — 11 чел. В Валге — 11 чел.

В подчиненных штабу «Валли» (Варшава, Сулойовек2и др.) — 10 чел.

В Вано-Нурси — 7 чел. В Гумно-Мыза3 — 1 чел. В Венской — 1 чел. В Балге — 1 чел.

и др. (различные курсы в Витебске, в Ржеве).

Кроме того, Катыньская школа являлась одновременно и распреде­лительным пунктом и дополнительно подготавливала разведчиков, обучавшихся и в других школах (в частности, Варшавской, Бори­совской и др.)4.

1 Речь идет о Калининской наступательной операции войск фронта, которая была проведена с 5 декабря 1941 г. по 7 января 1942 г.

2 Правильно — Сулеювек.

3 Правильно — Мыза-Кумна.

4 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 812, 819, 823, 840, 904, 921, 1020, 1038, 1039, 1094.

Отдел 1Ц северного участка Восточного фронта, его органы и школы действовали преимущественно в направлении правого фланга Калинин­ского фронта.

I...]

Помимо указанных выше двух основных центров, активную разведы­вательную деятельность ведут отделы Щ дивизий, абверофицеры в пол­ках, органы «гестапо», охранные батальоны, немецкие «ортскоменлату-ры», отдельные контрразведывательные отряды и, наконец, офицеры отдельных частей.

1-]

В прилагаемой к докладу схеме1 более подробно показаны конфигу­рация линии Калининского фронта и действовавшие против него разве­дывательные и контрразведывательные органы противника.

Каналы и способы проникновения агентуры противника в армию

В сочетании с маршрутной разведкой противник действовал с боль­шой активностью по линии внедрения своей агентуры в войска, штабы, учреждения и разведорганы нашего фронта.

Каналы внедрения были самыми различными, наиболее же распрос­траненными:

1. Вербовка накоротке захваченных в плен или перебежавших на сто­рону противника военнослужащих на поле боя или в условиях пребыва­ния в обороне, с возвращением в свою часть под видом отставшего, заб­лудившегося, раненого.

2. Переброска агентуры в расположение войск под видом военнослу­жащих, выходящих из окружения или бежавших из плена, в расчете на то, что эта агентура непосредственно либо через лагеря попадет в дей­ствующие части.

3. Перевербовка зафронтовой агентуры разведорганов армии и фрон­та в целях внедрения через нее в разведотделы.

4. Внедрение агентуры прямо или путем подставы ее военнослужащим, в учреждения и предприятия, обслуживающие армию и штабы ее.

5. Приобретение агентуры из лиц призывного возраста на территории, оставленной немецкой армией под ударами наших войск, в расчете на то, что эти лица будут призваны в армию.

6. Внедрение агентуры в партизанские отряды из лиц призывного контингента, по тем или иным причинам не призванных в армию, а также бывших военнослужащих, осевших на жительство на оккупиро­ванной территории, в расчете на то, что эти лица согласно существую­щей практике будут призваны в армию.

О контингентах перебрасываемой немцами агентуры

Разведорганы противника для работы в расположении наших войск и в их тылах использовали в основном бывших военнослужащих Красной

Армии, находившихся в плену и окружении, часть которых в разное время попала обратно в действующие части.

Особая активность в этом направлении отмечалась в лагерях: Вязь­ма, Смоленск, Рославль, Борисов, Орша, Витебск, а также в Восточной Пруссии1 и Прибалтике.

Большой удельный вес занимает младший командно-начальствую­щий и рядовой состав Красной Армии из числа перебежчиков — измен­ников Родины, завербованных накоротке и переброшенных обратно для шпионажа и разложенческой работы в своих же частях..

Для диверсионной и разведывательной деятельности в последнее вре­мя стали активно использоваться кадры из «РНА», специально отбира­емые для этой цели и действующие по непосредственным заданиям как немцев, так и разведорганов «РНА».

Примерно со второй половины 1942 г. заметно сократилась переброс­ка подростков, так как эта категория агентуры была быстро расшифрова­на и легко разоблачалась. С этого же периода сократилась и переброска агентуры из гражданского населения.

Для вербовки этой категории использовались преимущественно жи­тели оккупированных немцами районов (в частности, из Борисова, Минска) либо оставлялись на оседание в пунктах, которые освобожда­лись немцами под ударами Красной Армии.

[...]

Снижение перебросок агентуры из гражданского населения объясня­ется в первую очередь тем, что передвижение ее в нашей прифронтовой полосе, откуда отселено гражданское население, сопряжено с риском и постоянной угрозой задержания, тем более лиц призывного возраста. (Сре­ди агентуры из гражданских лиц-женщин разоблачено 39 человек.)

Устойчивость и надежность используемых немцами контингентов, осо­бенно из числа бывших военнослужащих Красной Армии, крайне относи­тельная, а в целом ряде случаев шаткая, что подтверждается рядом показа­ний разоблаченных агентов и положением, существующим в лагерях противника.

Некоторые итоговые данные о борьбе с агентурой противника

В 1942 г. особорганами фронта (включая и особые отделы 29, 30, 31-й армии, отошедших в сентябре 1942 г. к Западному фронту) арестовано 890 агентов противника, в том числе 19 диверсантов. К общему числу арестованных по всем окраскам это составляет 6,1%.

1 Органами «Смерш» Группы советских оккупационных войск в Германии опера­тивно-следственным путем в июне 1945 г. выявлено 11 лагерей для военнослужащих Красной Армии и военнопленных союзных стран. В лагерях содержалось от 1500 до 100 тыс. человек. В лагерях военнопленных была высокая смертность (только в пяти из них умерло свыше 122 тыс. человек). На территории Германии также было уста­новлено 4 концлагеря, 42 рабочих лагеря при различных заводах, фабриках и фир­мах, в том числе 22 крупных и 20 более мелких для советских и иностранных граждан.

Отделами «Смерш» было арестовано 87 представителей администрации различ­ных уровней, в том числе начальников лагерей, охранников и сотрудников (ЦА ФСБ России).

На основе реализации агентурных материалов арестовано 407 чело­век, или 45,7% к общему числу арестованных агентов противника. Эта цифра не полностью отражает действительное количество разоблачен­ных шпионов, так как часть арестованных агентов прошли по делам как изменники Родины.

Остальные задержаны, главным образом, при переходе линии фрон­та, в тылах дивизий, армий и фронта.

В тылу противника при помощи нашей зафронтовой агентуры задер­жаны и доставлены через линию фронта 12 агентов противника.

Из числа всех арестованных агентов противника окончили специ­альные школы и курсы 103 человека. Из них:

а) Переброшено через линию фронта — 76 чел. С заданием воен. развед. характера — 70 чел.

С заданием диверсион. характера — 4 чел. С рациями — 2 чел.

б) Выброшено с самолетов на парашютах — 27 чел. С заданием развед. характера — 7 чел.

С заданием диверсион. характера — 10 чел. С рациями — 10 чел.

Задания разведорганов своей агентуре и практическая деятельность

последней

Задания разведорганов противника своей агентуре на основании име­ющихся следственных материалов сводились к разведывательной и ди­версионной деятельности в войсках и на коммуникациях, к разложен-ческой работе в войсковых частях с целью склонения военнослужащих к переходу на сторону противника и внедрению в учреждения и штабы армии.

1. Основное внимание, как это отмечалось выше, разведорганы про­тивника уделяли разведывательной деятельности:

а) из всего количества арестованных агентов противника подавляю­щее число получило задание разведывательного характера;

б) программа занятий в известных нам школах и характер инструкта­жа перебрасываемой агентуре сводились, главным образом, к изучению структуры и построения Красной Армии, технического ее оснащения, к умению определять типы вооружения, ориентироваться на местности;

в) срок, который давался агентуре для выполнения задания, в среднем колебался от 1 до 10 дней, а районы деятельности агентуры ограничива­лись в пределах до 30—50 км от линии фронта, исключая агентуру, пере­брасываемую на самолетах.

В первые 4—5 месяцев 1942 г. противник практиковал также выброс­ку разведчиков-ракетчиков для сигнализации самолетам, но в после­днее время такая категория почти не встречалась.

Если во второй половине 1941 г. и в первой четверти 1942 г. задания на разведку и район деятельности были общего характера, рассчитанные на сбор сведений, которые удастся по обстановке и маршруту собрать аген­ту, то начиная с марта—апреля 1942 г. задания агентуре значительно конк­ретизировались с ясно очерченным кругом вопросов, интересующих разведку, и зачастую носили характер перепроверки имеющихся уже у разведорганов данных.

Как правило, агентура направлялась в определенные районы, при­чем агент предупреждался, в каком соединении или в районе какой во­инской части он будет действовать.

Несмотря на то, что количество задержанной и разоблаченной аген­туры достаточно большое, все же известной части агентуры удалось вы­полнить задание и возвратиться обратно.

Это подтверждается не только показаниями разоблаченных агентов, которые назвали ряд лиц, возвратившихся обратно, но и тем фактом, что около 5% агентуры задержано нами при попытке обратного перехо­да на сторону противника с собранными сведениями

Таким образом, немецкие разведорганы имели возможность знать обстановку на некоторых участках, а с учетом данных, которые они по­лучали от перебежчиков — изменников Родины, сумма интересовавших противника сведений значительно повышалась.

Особый отдел фронта не располагает абсолютно конкретными дан­ными о действии в 1942 г. стационарных или передвижных радиоразве­дывательных точек, однако в отдельные периоды лета 1942 г., особенно в районе Осташков—Торопец, имелись сигналы о деятельности раций, поиски которых результатов не дали.

Захваченные нами радисты в количестве 12 человек, выброшенные и переброшенные с разведчиками, практически ничего не успели сделать.

2. Настойчивая попытка немцев, особенно осенью 1942 г., организо­вать диверсионные акты на наших основных коммуникациях в целях парализования нормальной работы ж. д. транспорта и подрыва воинс­ких эшелонов, никакого успеха не имела.

3. Большая активность на протяжении года развивалась немецкой разведкой по линии разложенческой работы в армии, и в этом отноше­нии ими достигнуты известные результаты.

Из всех арестованных агентов противника только одно задание по разложенческой работе в частях получили свыше 50 человек (данные только по 3, 4, 22, 39, 41-й армиям и частично 43-й армии, переброшен­ной к нам в октябре 1942 г.).

Если учесть при этом, что значительная часть агентов наряду с зада­нием разведывательного характера получала и задания по разложению личного состава, эта цифра значительно увеличится.

За 1942 г. особорганами фронта было арестовано за попытку к измене Родине 3917 человек, а перешло на сторону противника 370 человек (без частей Эстонского корпуса)1.

Анализ следственных и агентурных материалов свидетельствует, что одним из важнейших факторов, влияющих на формирование изменни­

1 Имеется в виду 8-й Эстонский стрелковый корпус (командир — генерал-лейте­нант Л.А. Пэрн). Корпус был создан в советском тылу весной 1942 г. Участвовал в боях на Калининском фронте в 1942—1943 гг., в боях за г. Великие Луки, в освобож­дении Эстонии в 1944 г.

ческих настроений, является деятельность внедрившейся в армию аген­туры противника.

Немецкой разведке удалось проникнуть и провести соответствующую работу в частях с большой прослойкой нерусских национальностей (каза­хи, узбеки, киргизы). Агентурно-следственным путем установлено, что инспирирование групповых побегов на сторону противника осуществля­лось вражеской разведкой.

Противнику, по всем данным, удалось провести соответствующую ра­боту в тылу, в пунктах формирования частей из нерусских национально­стей, так как в ряде случаев измена Родине совершалась сразу же после того, как части с марша вступали в бой.

Такая деятельность, в частности, была проведена немцами и по Эс­тонскому корпусу.

Основная категория, которая вела в армии разложенческую рабо­ту, — это лица, находившиеся в плену, имеющие родственников на вре­менно оккупированной территории, а также переброшенные сразу же после пленения обратно на нашу сторону в свои части.

4. Попытка агентуры была и к внедрению в штабы и учреждения1, о чем свидетельствовали отдельные задания, которые получала агентура, переброшенная на нашу сторону, а также лица из гражданского населе­ния, получавшие задание оседать в районе дислокации штабов.

Следует отметить, что при нашей еще слабой контрразведыватель­ной работе по выявлению агентуры в штабах все же проводимые мероп­риятия по фильтрации личного состава, переводу оттуда лиц с компро­метирующими материалами весьма затрудняли противнику доступ в эти объекты.

Разоблаченные Особым отделом 15 человек двойнической2и преда­тельской агентуры в разведотделах свидетельствовали о том, что немец­кие разведорганы в 1942 г. наряду с попыткой внедрения своей агентуры в штабы проявляли большую активность по внедрению их в наши ар­мейские и фронтовые разведорганы.

В отдельных случаях немцам удалось от перевербованной ими агентуры разведотделов, в том числе и действовавших у них в тылу с рациями, полу­чить данные о дислокации оперггунктов, школах подготовки, контингентах подготовленных к переброске и переброшенных, о дислокации отдельных частей, а также перехватить шифры и коды.

Об этих основных недостатках и положении в РО, использованных противником3, Особый отдел фронта в 1942 г. доносил УОО НКВД СССР, которые в значительной мере нашли свое разрешение в реорганизации всей работы разведотделов.

5. Об агентуре из фаждалских лиц следует лишь подчеркнуть, что ис­пользование ее немецкой разведкой в последнее время идет по линии внедрения в партизанские отряды и для сбора разведывательных данных.

1 Так в тексте документа.

2 Так в тексте документа.

3 Так в тексте документа.

В отдельных случаях агентура из гражданского населения оседала в прифронтовой полосе, и многие из них сумели периодически переходить линию фронта, снабжая противника собранными сведениями.

В последнее время установлено, что гражданская агентура сводится в небольшие резидентуры и связана с активными старостами.

Обращает на себя внимание то, что немецкая разведка в последнее время начала практиковать переброску в расположение наших войск и тылы агентов-разведчиков мужчин, переодетых в женское платье, что подтверждается задер­жанными нами 2 агентами в ноябре и декабре 1942 г.

Мероприятия разведорганов противника по обеспечению деятельности своей агентуры и ее экипировка

Если в первой четверти 1942 г. разведывательные и контрразведыва­тельные органы противника довольно поверхностно подходили к опре­делению линии поведения своей агентуры на нашей стороне и ее экипи­ровке, то в дальнейшем отмечается большое внимание со стороны разведки к отработке этих вопросов.

1. Агентуре, перебрасываемой для разведки и преимущественно экипи­рованной в форму военнослужащих КА не рекомендовалось без особой на то надобности попадать в расположение воинских частей, избегать контрольно-пропускные посты и остановки в населенных пунктах.

2. Большинство агентуры инструктировалось, и это особенно на­стойчиво прививалось ей, что явка с повинной к органам советской разведки или разоблачение со стороны последней повлечет за собой расстрел. В отдельных случаях рекомендовалось наиболее ценной, с их точки зрения, агентуре применять оружие, а в крайних случаях кон­чать самоубийством.

3. Фиктивные документы выдавались, как правило, агентуре, окан­чивающей школы.

Перебрасываемым сразу же после пленения и завербованным нако­ротке возвращались их собственные документы.

Агентура из гражданских лиц получала справки от колхозов, сельс­ких советов и пользовалась иногда паспортами.

4. Качество фиктивных документов в последнее время улучшилось. Во многих случаях они соответствуют наименованию и нумерации час­тей, от имени коих они выданы, и пункту дислокации.

5. На случай задержания и объяснения причин нахождения в данном пункте разведорганы выдавали следующие документы: направление в часть для прохождения службы от имени запасных полков, эвакогоспиталей, штабов полков, отделов кадров армий (для начсостава), командировочные предписания в части дивизии или армии для выполнения отдельных зада­нии. Установлен факт выдачи документов о следовании с «задержанным» в особый отдел, причем задержанный являлся агентом разведки.

6. Обращает на себя внимание, что разведка не выдавала агентуре партийных и комсомольских билетов.

При всей попытке более тщательной отработки документов все же имели место такие изъяны, которые дают возможность при бдительном отношении к делу установить их фиктивность: слишком четкий (признак печати, редко употребляемой) оттиск печати с яркой фиолетовой мастикой; более умень­шенный, а в ряде случаев увеличенный диаметр печати. При выдаче докумен­тов группе обращает на себя внимание идентичность подписи на всех доку­ментах, хотя и выданных от имени различных органов и учреждений, не всегда проставляется исходящий номер.

Разоблачение агентуры, пользующейся фиктивными документами, ус­пешно осуществлялось умелым применением словесного опроса, в процессе которого выясняется знание агентом местности, расположение дивизии, полка, фамилии командира части и т. д., тем более что агентура опасается показывать документы и пользуется ими в особых случаях.

Разоблачению агентуры противника способствовали и другие дефек­ты в экипировке:

а) новизна в ряде случаев обмундирования, выдача брюк и гимнасте­рок латвийского покроя и качества, свитеров «красноармейцам», а так­же изготовленные кустарным способом, из жести знаки различия;

б) выдача продовольствия, не соответствующего нашему рациону и качеству: прессованное масло, сыр в тюбиках, немецкий хлеб, хранение этих продуктов зачастую в противогазных сумках;

в) выдача на руки большой суммы денег — от 1 до 10 ООО рублей.

Техника переброски агентуры на нашу сторону и способы обратного

возвращения

Основная масса агентуры перебрасывается пешим порядком через линию фронта, и техника переброски самая примитивная в зависимос­ти от целевого направления агентуры:

1. Выбор места переброски, где отсутствует плотность охранения ли­нии обороны, чаще всего в лесных районах.

2. Подвод агентуры к ближайшей войсковой немецкой части вблизи линии обороны, откуда в сопровождении немецких солдат агент следует до нейтральной зоны и далее самостоятельно, или переброска через пе­редний край при помощи войсковой разведки.

3. Для отвлечения внимания передового охранения в момент перехо­да открывается стрельба либо активная сигнализация ракетами.

4. Открытый переход на нашу сторону под видом выхода из окруже­ния, побега из плена, ранения и поиски в этом случае постов передового охранения

Агентура, возвращающаяся обратно, инструктируется переходить ли­нию фронта в пункте выброски либо при отсутствии возможности само­стоятельно искать пути и место перехода. Агентуре, внедряющейся в части, даются указания: при удобном случае переходить на сторону про­тивника, используя свое пребывание в передовом охранении, в разведке или в процессе боя.

Для обратного возвращения сообщается словесный пароль, а для аген­туры, оканчивающей школы, рекомендуется требовать доставки ее в от­дел Ш ближайшего воинского соединения.

Некоторым агентам из числа окончивших школы в личные медальоны вкладывались записки, обернутые в специальную водонепроницаемую обо­лочку, с надписью на немецком языке о принадлежности агента к отделу.

О связях агентуры в расположении наших войск и в тылах

За исключением вскрытых нами дел по гражданской агентуре, которая сводилась в отдельных случаях в резидентуры и получала явки на нашей стороне, среди агентуры из числа бывших военнослужащих Красной Ар­мии или агентуры, внедрившейся в части, следствием не были установлены факты, когда немецкие разведорганы давали бы явки и связи в районе дея­тельности агентуры на Калининском фронте.

Если допустить даже, что по отдельным делам этого не удалось добить­ся в силу неудовлетворительного проведения следствия, то нельзя эту оценку следствия относить ко всей массе дел по арестованным агентам.

Такое положение может быть объяснено тем, что явки, связи немецкая разведка дает в самых исключительных случаях и, видимо, такой агентуре, которая является абсолютно доверенной, с одной стороны, а с другой — выполняющей специальные задания контрразведывательных органов.

Некоторые общие выводы

В настоящей докладной записке не приведена вся многообразная деятельность разведорганов противника и повседневная борьба наших органов с его агентурой.

В частности, не отражена работа, проведенная особорганами по вы­явлению и разоблачению агентуры противника в населенных пунктах, освобождаемых от противника, на сборно-пересыльных пунктах, в парти­занских отрядах, при фильтрации задерживаемых заградслужбой воен­нослужащих и гражданских лиц, борьба с различными формирования­ми, которые создавали разведорганы противника на нашем фронте (отдельные части «РНА», «белорукавники», бандгруппы, карательные отряды и т. д.).

Оценивая общие итоги борьбы с агентурой противника в 1942 г., Осо­бый отдел Калининского фронта приходит к следующим основным выво­дам:

1. В 1942 г. особорганы фронта нанесли значительный удар по дея­тельности разведорганов противника, серьезно парализовали их наме­рения и стремления на нашем фронте. В данном случае показательным является то, что, несмотря на значительное количество заброшенных агентов с диверсионными заданиями, ни одному из них выполнить это задание в 1942 г. не удалось.

2. Однако разведорганы противника целым рядом мероприятий при наличии значительной вербовочной базы, в среде которой они находили нужные себе контингенты, сумели развить большую активность по заб­роске в наши войска и их тылы своей агентуры и в ряде случаев добились известных результатов как по линии агентурной разведки, так и разло­женческой работы в отдельных частях.

3. К числу серьезных недостатков в нашей деятельности по борьбе с агенту­рой противника относится тот факт, что, несмотря на большое количество за­держанной агентуры противника и относительно высокий процент выявлен­ной агентурным путем агентуры, особорганы не сумели выявить и разоблачить действующую агентурную сеть противника в штабах и учреждениях.

4. Этот и другие недостатки в работе особорганов объясняются тем, что кон-трразведъгеательная работа отставала еще от задач и требований, гфедъявленньгх ей народным комиссаром внутренних дел Союза ССР и вами.

Особорганы и все звенья нашего аппарата на определенном отрезке вре­мени не были проникнуты до конца сознанием, что основным повседнев­ным содержанием всей их деятельности являлась контрразведывательная работа.

В силу указанных причин и сложившейся обстановки, требовавшей на­ших активных мероприятий, многие звенья особорганов фронта и их работ­ники, чувствуя себя в первую очередь объектовым аппаратом и объектовыми уполномоченными, замыкались в узкие рамки обслуживаемых ими воинс­ких частей или учреждений, увлекались информационной работой и вопро­сами, подчас не имеющими прямого отношения к деятельности особорга­нов, но требовавшие нашего вмешательства.

5. При развернувшейся работе в тылу противника, главным образом по линии выявления действующих против нас его разведорганов, наибо­лее слабым участком являлось отсутствие нашей агентуры непосредствен­но в разведывательных и контрразведывательных органах.

Помимо приведенных выше причин, сказавшихся на более успешном развороте контрразведывательной работы, имели свое отражение: ограни­ченность наших мероприятий по перевербовке агентов противника, осо­бенно имевших сжатые сроки (2—3 дня) для выполнения заданий, и лише­ние вовсе ОО фронта возможности для проведения контрразведывательных мероприятий с агентами-радистами.

Об основных мероприятиях Особого отдела фронта

В соответствии с вашими указаниями о направлении и содержании контр­разведывательной работы особорганов и в целях устранения имеющихся недо­статков в агентурно-опфативной работе по выявлению и разоблачению аген­туры противника в войсках, штабах, учреждениях и тылах Особый отдел фронта свои мероприятия осуществляет в направлении:

1. Решительной коренной перестройки работы всех особорганов в сто­рону превращения их в подлинно контрразведывательные аппараты и ока­зания в этих целях постоянной практической помощи особармам и особ-дивам.

2. Развертывания глубокой агентурной работы в штабах и учреждениях и среди их окружения для вскрытия и разоблачения там агентуры против­ника (копия директивы ОО НКВД фронта всем особармам по этому вопро­су прилагается)1.

3. Организации агентурно-оперативного розыска шпионов, дивер­сантов, радистов, парашютистов в районах дислокации войск, штабов, учреждений путем периодической выброски в определенные пункты оперативных групп с конкретным заданием на основе получаемых ори­ентировок и данных о переброшенной агентуре противника, широко используя для этой цели маршрутную агентуру.

4. Организации работы в тылу противника в соответствии с вашей последней директивой.

5. Усиления агентурной охраны линии фронта и подступов к ней и осуществления необходимых мер через командование по усилению вой­сковой охраны.

6. Обеспечения большей увязки в работе и четкости взаимоотноше­ний с территориальными органами НКВД, штабом партизанского дви­жения, разведотделом, имея в виду, что до последнего времени такого взаимоотношения не было, что не могло не сказаться на работе.

Приложение. 1. Схема. 2. Копия директивы1.

Начальник Особого отдела НКВД Калининского фронта

Ханников ЦА ФСБ России
04.12.09 / Просмотров: 5329 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2019 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.