Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Часть 4

В городах и районах, освобожденных Красной Армией от войск противника, местными органами и оперативными группами НКВД на 10 марта 1943 г. арестовано 30 750 чел.

№1360

Записка НКВД СССР в ГКО о выявлении и ликвидации шпионов, диверсантов, немецких пособников и банд в городах и районах, освобожденных Красной Армией от войск противника1

18 марта 1943 г.

В городах и районах, освобожденных Красной Армией от войск противника, местными органами и оперативными группами НКВД на 10 марта 1943 г. арестовано 30 750 чел.

Сталинградская область

Всего арестовано 2450 человек, в том числе агентов германских раз­ведорганов и подозрительных по шпионажу — 479, немецких пособни­

1 Записка по поручению И.В. Сталина заведующим особым сектором ЦК ВКП(б) А.Н. Поскребышевым 19 марта 1943 г. была направлена членам и кандидатам Полит­бюро ЦК ВКП(б): А.А. Андрееву, Л.П. Берия, Н.А. Вознесенскому, К.Е. Ворошилову, А.А. Жданову, Л.М. Кагановичу, МИ. Калинину, Г.М. Маленкову, А.И. Микояну, В.М. Молотову, Н.С. Хрущеву, Н.М. Швернику, А.С. Щербакову.

ков —1423, бандитов и дезертиров — 78, прочего антисоветского элемен­та - 470.

В г. Сталинграде оперативные группы НКВД, совместно с войсковыми подразделениями в период со 2 по 8 февраля с.г. произвели облавы, провер­ку подвалов и прочесывание балок и оврагов в городе. При этом было выяв­лено и задержано свьпие 5000 немецких солдат и офицеров, в ряде случаев при задержании оказавших вооруженное сопротивление.

В с. Рычковском Н. Чирского района ликвидирована резидентура про­тивника во главе с бьшшим старостой села Клениным Максимом Антоно­вичем. В резидентуру входило 7 человек, которые в период оккупации с. Рычковского выполняли задания немецкой комендатуры по выявлению партизан, коммунистов и советского актива. При отступлении резиден­тура была оставлена немцами для шпионской работы в тылу Красной Армии.

Установлено, что особенно активную предательскую работу прово­дили бывшие белогвардейцы, а также родственники репрессированных и раскулаченных в прошлом лиц.

В ст. Сиротинской группа бывших белогвардейцев Гусев Я.Е., Васи­льев Н.Д., Балычев Ф.К., Донецков Д.В. (все арестованы), будучи на службе у немцев, выявляли и выдавали партийный и советский актив, красноармейцев и командиров, попавших в окружение, распространя­ли среди населения немецкие воззвания, под угрозой оружия выгоняли население на оборонные работы.

В хут. Перелазовском на службе в румынской жандармерии был Сер­геев И.В., сын белогвардейца-карателя, осужденного в 1937 г. к расстре­лу за к-р деятельность.

Сергеев принимал активное участие во всех мероприятиях оккупан­тов, выявлял и выдавал партизан, партийный и советский актив (аресто­ван)

Воронежская область

Арестовано 3926 человек, в том числе агентов германской разведки и подозрительных по шпионажу — 218, немецких пособников — 2861, дезертиров Красной Армии — 319, прочего антисоветского элемента — 528.

В числе арестованных 16 членов и кандидатов в члены ВКП(б) и 47 членов ВЛКСМ.

По захваченным материалам полицейского управления в г. Россоши выявлено 53 члена ВКП(б), которые в своих биографиях, представлен­ных полиции, характеризовали себя как ущемленных, подвергавшихся преследованиям со стороны Советской власти, и всячески отрекались от партии.

В числе этих документов обнаружено, в частности, следующее заяв­ление в полицию бывшего члена РК ВКП(б) г. Россоши, депутата Вер­ховного Совета РСФСР, орденоносца Крекотень, работавшего директо­ром Россошинской МТС:

«На общих собраниях по колхозам не выступал, партийных поруче­ний не нес, агитацию против германской армии не вел.

Прошу великий германский народ дать мне свободную жизнь, я буду честно работать, ни с кем никаких связей не буду иметь, буду честно выполнять все законы германского народа».

Как выяснилось, во время допросов в гестапо Крекотень выдал всех известных ему коммунистов, оставшихся в тылу противника.

Также выяснилось, что при вступлении в партию Крекотень скрыл, что он выходец из кулацкой семьи, что его родители раскулачивались.

Несмотря на это, Крекотень был расстрелян гестапо.

В делах старосты Радченского района также обнаружено 35 анало­гичных заявлений от 28 членов и 7 кандидатов в члены ВКП(б), в том числе от бывшего директора Марьевской МТС Радченского района чле­на ВКП(б) Гвозденко, следующего содержания:

«Районному старосте господину Заверухе. Я, Гвозденко, прошу Ва­шего разрешения допустить работать в колхозе. Я эвакуировался, но воз­вратился в Радченский район, желаю честно работать и выполнять все указания вышестоящего начальства. Партбилет уничтожил».

Гвозденко арестован.

Из числа видных немецко-итальянских пособников и агентов арес­тованы:

Баранников — бывший ответственный инструктор Воронежского об­лисполкома.

По заданию немецко-итальянских оккупантов Баранников создал в Кантемировском, Радченском и Писаровском районах лжепартизанские отряды, куда обманным путем привлекал советских патриотов, коммунис­тов и комсомольцев, а затем выдавал их;

Видющенко — в прошлом инженер-экономист, в г. Орджоникидзе был назначен немцами начальником жилищного отдела городской управы, затем перешел в итальянскую тайную полицию, по заданию которой вел провокаторскую работу.

Вместе с итальянскими войсками Видющенко прибыл на террито­рию Воронежской области, где работал в полицейских органах. При от­ступлении оккупантов был оставлен ими для шпионской работы.

В Кантемировском районе задержана группа подростков — Филип­пович П.И., 1931 г. рождения, Филиппович В.И., 1928 г. рождения и Шевченко Н.М., 1930 г. рождения, которая была переброшена немцами через линию фронта с заданием взорвать оставленные немцами склады с боеприпасами и собрать разведывательные данные о частях Красной Армии.

Выявлено 208 пособников немецко-итальянских оккупантов, бежав­ших с ними при отступлении, в том числе:

Пушкарева — бывший секретарь Богучарского РК ВЛКСМ. С прихо­дом оккупантов принесла им списки комсомольской организации, а за­тем вышла замуж за итальянского офицера;

Новошицкий — бывший пропагандист Радченского РК ВКП(б). Был назначен оккупантами счетоводом Богучарского зерносовхоза.

Арестовано 2804 человека, в том числе агентов германской разведки и по­дозрительных по шпионажу — 221, немецких пособников — 1807, дезертиров и бандитского элемента — 121, прочего антисоветского элемента — 665.

В числе арестованных: членов и кандидатов [в члены] ВКП(б) — 34 чел., членов ВЛКСМ — 95 человек.

В г. Ростове германское командование предпринимало меры к созда­нию «правительства казачьей федерации Дона, Кубани и Терека».

В этой связи в ноябре 1942 г. находящийся в Германии белогвардей­ский генерал Краснов обратился со специальным воззванием к донс­ким казакам. Однако это «правительство» немцами сформировано не было.

С целью привлечения казаков для вооруженной борьбы с Красной Армией в г. Ростове был создан «Штаб войска Донского» во главе с казаком Однораловым В.М., именовавшим себя полковником (бежал с немцами).

Активными участниками «штаба» являлись бывший хорунжий Чау-сов и горный инженер Краснянский (оба арестованы).

Как они показали, «штабу» удалось сформировать один казачий полк в г. Новочеркасске, офицерскую сотню в г. Ростове и две казачьи сотни неполного состава в г. Каменске. Немцами было объявлено, что казачьи части будут использованы для несения полицейской службы, но как толь­ко они были сформированы, германское командование направило их на фронт и они были использованы в боях против Красной Армии.

В г. Новочеркасске вскрыта резидентура гестапо во главе с бывшим инструктором Новочеркасского горкома ВКП(б) Сухорученко ТС. (аре­стован).

Сухорученко, будучи командиром истребительного отряда, летом 1942 г., попав в окружение, возвратился в г. Новочеркасск, где был нем­цами арестован. На следствии он дал подробные показания об извест­ных ему коммунистах и бойцах истребительного отряда, оставшихся в тылу врага. Вскоре он был завербован и освобожден из-под стражи, пос­ле чего лично выявил и выдал гестапо 20 коммунистов, скрывавшихся в городе и окрестных станицах.

По заданию гестапо Сухорученко в провокационных целях писал воз­звание к коммунистам якобы от имени подпольного комитета ВКП(б).

На связи Сухорученко находились завербованные им для провока­торской работы местный житель член ВКП(б) Бутурлинов и бывший директор хлебокомбината, член ВКП(б) Черемисов (оба арестованы).

Следствие продолжается.

Вторую вскрытую резидентуру гестапо в г. Новочеркасске возглавлял бывший учетчик военноучетного стола отделения милиции г. Новочер­касска Землянский Ф.Н., уволенный из органов милиции в 1942 г. за злоупотребления по службе (разыскивается).

Участники резидентуры выявляли и выдавали гестапо советских пат­риотов.

По шпионской работе с Землянским были связаны арестованные: Баратонов Н.А. — бывший кандидат в члены ВКП(б), работавший са­пожным мастером в артели «Кожкоопремонт»; Донбаяк СД. — мастер колбасного цеха мясокомбината; Сенина Е.В. и Козлова Н.М. — быв­шие машинистки горотдела НКВД, уклонившиеся от эвакуации.

Следствие продолжается.

В числе немецких агентов и пособников арестованы:

Сафонов А.О. — бывший красноармеец 5 КП 35 КД, перешедший в августе 1942 г. под г. Ростовом на сторону противника, где был завербо­ван гестапо для провокаторской работы и направлен в хут. Волосаты Се-ливановского района как резидент германской разведки.

После освобождения хутора частями Красной Армии Сафонов А.О. под видом бежавшего из плена пытался проникнуть в Красную Армию для ведения шпионской работы, но был разоблачен.

Коваленко А.М. — член ВКП(б), бывший техник противочумной станции, являлся начальником полиции в с. Киселевка Заветинского района, одновременно был резидентом германской разведки.

За время оккупации с. Киселевка выдал немцам 4 членов ВКП(б) и 27 военнослужащих, выходивших из немецкого окружения.

Борщева АН. — бывшая учительница начальной школы хут. Крюкова Киевского района. Во время оккупации хутора была завербована румынс­кой контрразведкой для провокаторской работы. Дважды перебрасыва­лась через линию фронта в тыл Красной Армии с разведывательными заданиями.

Обухов СД. — житель ст. Чернышевская, из крестьян. Во время боев на ст. Чернышевская путем сигнализации указывал немецким войскам направление отхода частей Красной Армии, в результате чего немцами было сожжено 11 советских танков. При немцах вел провока­торскую работу.

Ставропольский край

Арестовано 5216 человек, в том числе агентов германской разведки и подозреваемых в шпионаже, — 312, немецких пособников — 4652, де­зертиров и бандитского элемента — 252.

В числе арестованных — участники оставленных немцами при от­ступлении в нашем тылу шпионских групп.

В г. Георгиевске арестованы 3 группы германских агентов в количе­стве 13 чел., окончивших Варшавскую и Валгскую немецкие разведшко­лы: Сидоренко, Заяц, Черный, Беглорян и др., все бывшие военнослу­жащие Красной Армии, находившиеся в плену у немцев. Они имели задание вести разведывательную работу в тылу Красной Армии и добы­тые сведения передавать немцам по радио.

В г. Ставрополе арестованы немецкие агенты Абакаров и Умаров, оставленные германской разведкой с заданием проникнуть в Дагес­танскую АССР для проведения шпионской и диверсионной работы.

У арестованных изъяты пистолеты, компасы, бинокли и 94 ООО рублей денег1.

Там же при обыске в помещении, которое занималось германской разведывательной школой, в числе других захваченных документов об­наружен список немецких агентов на 212 человек, проходивших обуче­ние. По этому списку установлено и арестовано 3 шпиона — Гаспарян, Арутюнов и Антонянц, оставленные противником для разведыватель­ной работы в тылу Красной Армии.

В ст. Николаевская и г. Пятигорске, где дислоцировались разведг­руппы 101-го разведотдела противника, арестовано 12 немецких аген­тов. В числе арестованных — содержательницы явочных квартир гер­манской разведки Степанова и Чернецкая.

В г. Ставрополе арестовано 10 участников националистической груп­пы армян, созданной прибывшим из Германии бывшим генералом дашнакской армии эмигрантом Дро. В состав группы, называвшей себя «Организационным Комитетом», входили: бывший профессор педин­ститута Агамян, сотрудничавший в фашистской газете «Утро Кавказа»; врачи Халаджиев, Богданов и бывший учитель Мусаелян, работавший при немцах в городской управе. Группа вела агитацию среди армянско­го населения за помощь оккупантам.

Краснодарский край

Арестовано 6000 человек, в том числе шпинов и подозрительных по шпионажу — 309, немецких пособников — ЗОН, дезертиров и бандитского элемента — 1480, прочего антисоветского элемента — 1200. Из числа видных немецких пособников арестованы: начальник полиции г. Армавира Сосновский — бывший работник горторготдела;

следователь секретного отделения полиции Новиков — бывший член коллегии защитников;

начальник секретной части полиции Подбережный — бывший пре­подаватель физики педтехникума;

секретарь издававшейся немцами газеты «Вестник Кубани» Ченти-миров — бывший секретарь редакции «Армавирская коммуна»;

зав. жилуправлением Армавирской городской управы Потапов — член ВКП(б), бывший зав. горжилуправлением;

сотрудник гестапо Михайлов — бывший зав. магазином «Динамо».

В г. Армавире ликвидирована резидентура германской разведки в со­ставе 4 человек — Яншакова, Осенянца, Асатурянца и Агасяна, оставлен­ных перед отступлением немцев бывшим командующим дашнакской ар­мией генералом Дро для шпионской работы в нашем тылу.

Украинская ССР

Арестовано 1768 человек, из них агентов германской разведки и по­дозрительных по шпионажу — 94, немецких пособников — 1591, дезер­тиров — 21, прочего антисоветского элемента — 62.

В ряде городов Украины немцы привлекли к руководящей работе в различных административных учреждениях видных украинских нацио­налистов.

В г. Ворошиловграде активными немецкими пособниками являлись украинские националисты — городской голова Ганчин, начальник ад­министративного отдела городской управы Яковлев, управляющий име­ниями области Давыдов, его заместитель Добовенко, начальник биржи труда Собокарь, начальник полиции Журак (все арестованы).

Установлено, что отдельные коммунисты, направленные в тыл врага для организации партизанских отрядов, оказались предателями.

Бывший инструктор Колковского РК КП(б)У Лотвин в августе 1941 г. с группой коммунистов был направлен ЦК КП(б)У в тыл противника с заданием создать в Колковском районе подпольную парторганизацию и организовать партизанский отряд.

В Колковском районе Лотвин был задержан немцами и на допросе рассказал о полученном от ЦК КП(б)У задании, пароле, по которому должен был прибыть к нему связной, после чего был завербован под кличкой «Эдуард» и освобожден из-под стражи.

Вскоре Лотвин предал прибывшего к нему связиста Степанова, быв­шего инструктора Волынского обкома КП(б)У.

По заданию гестапо Лотвин совершал поездки по Волынской, Жи­томирской и Киевской областям Украины, где выявил и передал нем­цам 10 коммунистов, 29 комсомольцев и 12 партизан.

Лотвин был переброшен в тыл Красной Армии с заданием явиться в ЦК КП(б)У, доложить о якобы сделанной работе согласно разработан­ной немцами легенде, получить указание и пароли к подпольным партийным организациям, действующим на оккупированной терри­тории.

Лотвин арестован. Следствие по делу продолжается.

Ленинградская область

Арестовано 109 человек. Из них агентов германской разведки и подо­зрительных по шпионажу — 19, немецких пособников — 60, прочего антисоветского элемента — 30.

В г. Шлиссельбурге вскрыта и ликвидирована оставленная немцами шпионская резидентура во главе с бывшим депутатом Шлиссель-бургского горсовета Кондрашевым.

Кондрашев П.А. (арестован) — бывший бургомистр Шлиссельбурга, во время оккупации города являлся резидентом немецкой тайной поли­ции, занимался выявлением партизан, советских активистов и освеще­нием настроения населения.

В провокаторскую сеть Кондрашевым были завербованы бывшие ра­ботники «Севзапречпароходства» Корнев П.П., Терешенков П.И., Дмит­риев П.И. (все арестованы).

Установлено, что по доносу Кондрашева и других участников рези­дентуры немцы арестовали 15 советских патриотов. При отступлении немцы перед резидентурой поставили задачу вести подрывную шпион­скую работу в тылу Красной Армии. В целях зашифровки Кондрашева немцы сняли его с поста бургомистра города и заключили под стражу в арестантское помещение комендатуры якобы за содействие в побеге в тыл Красной Армии семье жителя г. Шлиссельбурга Лапочкина.

Следствием установлено, что Лапочкины (отец и сын) являются аген­тами германской разведки. В начале января 1943 г. они были перебро­шены в тыл Красной Армии для диверсионной и шпионской работы в прифронтовой зоне, при этом был инсценирован побег всей семьи Ла­почкина в составе 4 человек (Лапочкины арестованы).

Следствие продолжается.

Агент гестапо Батурин Г.Д., бывший служащий «Севзапречпароход-ства», судившийся ранее за антисоветскую деятельность, собрал у верую­щих г. Шлиссельбурга иконы и организовал часовню, где сам совершал богослужение. Батурин выяснял настроения верующих и выявленных со­ветских патриотов выдавал гестапо (арестован).

В Киришском районе разоблачена группа агентов гестапо, прово­дившая во время оккупации района активную предательскую работу по выявлению партизан и советских активистов.

Из состава этой группы арестованы:

Лосев Н.И. — бывший член ВКП(б), исключен в 1939 г. за бытовое разложение, рабочий Киришского райпотребсоюза.

Могазов Х.М. — беспартийный, бьшший конюх Киришского райсовета.

По доносу Лосева и Могазова немцы арестовали партизана Малова, председателя сельсовета Ражеву и председателя колхоза деревни Луг Стол-бовского.

При наступлении частей Красной Армии Лосев и Могазов пытались бежать, но были задержаны.

Из числа немецких ставленников в Тосненском районе арестованы:

Гильдебрант — немец, житель поселка Красный Бор Тосненского рай­она, являвшийся начальником поселковой полиции.

Гильдебрант при немцах арестовал и лично расстрелял 6 советских патриотов;

Рудов — житель с. Поповка того же района, по доносу которого нем­цы расстреляли в этом же селе семью колхозника-партизана Козакова и слесаря Ижевского завода партизана Кодратьева.

Установлено, что немцы проводили работу по выявлению лиц «не­мецкой и финской крови». 30 семейств, представивших справки о расо­вой принадлежности их предков к немцам или финнам, оккупанты эва­куировали в тыл, торжественно обставив их проводы.

Калининская область

Арестовано 176 человек, в том числе агентов германской разведки — 30, немецких пособников — 122, прочего антисоветского элемента — 24.

В г. Великие Луки из числа немецких агентов и активных пособников арестованы:

Чурилов Б.Н. — из дворян, бывший офицер царской армии, бывший старший агроном конторы «Сортсемовощь», являлся городским голо­вой Великих Лук;

Филипиков — бывший майор Красной Армии, попав в плен к нем­цам, был назначен начальником полиции лагеря, выявлял среди воен­нопленных коммунистов, политработников и евреев. Впоследствии яв­лялся начальником городской полиции, непосредственно руководил карательными экспедициями против партизан;

Косырев — бывший адвокат, поступил на службу к немцам в качестве начальника районной полиции, затем был назначен оккупантами пред­седателем городского суда;

Пантелеев — с 1929 по 1932 г. состоял в ВКП(б), исключен из партии в связи с осуждением за должностные преступления, бывший началь­ник охраны радиостанции в г. Великие Луки. Являясь помощником на­чальника городской полиции собственноручно истязал арестованных советских патриотов;

Ершов — бывший красноармеец внутренних войск НКВД, попав в плен к немцам, в Великих Луках поступил следователем в полицию. Провел до 60 следственных дел, по которым гестапо расстреляло 20 со­ветских граждан, за что Ершов был награжден фашистским значком.

Материалами следствия установлено, что многие лица, работавшие в немецких административных органах, одновременно являлись агента­ми гестапо.

Арестованная бывшая переводчица жандармерии Колятис показала, что начальник тюрьмы Юргенсон, зам. бургомистра Гудовский Ю.И., полицейские Андреев, Гаврилов и Фирсанов одновременно являлись сек­ретными осведомителями гестапо (все арестованы).

По показаниям арестованного пом. нач. городской полиции Панте­леева, в задачи этой категории немецких агентов входило выявление не­благонадежных лиц среди административно-полицейского состава.

Орловская область

Арестовано 4844 человек, из них (агентов германской разведки и подозрительных по шпионажу — 227, немецких пособников — 1449, дезертиров — 2037, прочего антисоветского элемента — 1131.

В числе арестованных пособников 88 бывших военнослужащих Крас­ной Армии, дезертировавших или попавших в плен к немцам и добро­вольно поступивших в созданные оккупантами вооруженные отряды, предназначенные для борьбы с партизанами.

Из арестованных немецких агентов и пособников представляют ин­терес:

Сопин СП. — при оккупации работал начальником Колпнянской райуправы.

Среди захваченных документов районной комендатуры обнаруже­ны бумаги за подписью Сопина, характеризующие его предательскую работу;

Васюкова Р.Я. — бывший член ВЛКСМ, в прошлом экспедитор Колп-нянского райотделения связи, работала в немецкой комендатуре перевод­чицей, вела работу по выявлению партизан и других советских патриотов

Калмыцкая АССР

Арестовано 303 человека, в том числе германских агентов и подозритель­ных по шпионажу — 28, с немецких пособников — 243, дезертиров и бандит­ского элемента — 16, прочего антисоветского элемента — 25.

Германское командование, играя на националистических чувствах, пыталось сформировать в Калмыкии добровольческий калмыцкий ка­валерийский корпус.

Противнику удалось создать 10 добровольческих калмыцких кавале­рийских эскадронов численностью от 40 до 300 человек каждый из чис­ла, главным образом, дезертиров Красной Армии.

На эти части была возложена задача охраны дорог в прифронтовой полосе, разведка ближайшего тыла Красной Армии и борьба с парти­занскими отрядами.

Организатором калмыцких эскадронов являлся немец Долл, имено­вавший себя «будущим правителем Калмыкии».

Во время отступления немцев большая часть этих эскадронов отойти с немецкой армией не успела и осталась в тылу Красной Армии, скрыв­шись в степях Черноземельского, Троицкого и Кетченеровского улусов.

В результате принятых НКВД Калмыцкой АССР мер сдалось доб­ровольно 334 чел., захвачено с оружием 30 чел., убито 46 чел.

Изъято пулеметов и автоматов — 7, винтовок — 133, патронов к ним

 5018 штук.

Из числа видных немецких пособников арестованы: городской голова г. Элисты Труба Н.П. — бывший агроном горю, имеет за границей брата-белоэмигранта;

городской голова по калмыцкому населению г. Элисты Цуглинов Б.

 бывший банковский работник, белогвардеец, бывший эмигрант; зав.отделом городского хозяйства Постолаников П.И. — бывший

офицер царской армии;

редактор газеты «Свободная Земля» Мануйлов В. — бывший кулак;

уполномоченный госуправления по снабжению германской армии Тарасов — бывший член ВКП(б), исключенный за антисоветскую дея­тельность;

зам. нач. городской полиции Кушкин — в прошлом арестовывался по подозрению в шпионаже.

Установлено, что оккупанты намерены были сформировать «прави­тельство Калмыкии».

В начале декабря 1942 г. в г. Элисту приезжали из Германии бело­эмигранты-калмыки: Волданов С.Ш. и его сын Балинов, оба в офицер­ской форме германской армии.

Находясь в г. Элисте, они изучали положение Калмыкии и заявляли, что после взятия немецкими войсками городов Астрахани и Сталингра-

да германским командованием будет создано «калмыцкое правитель­ство», во главе которого будет поставлен 24-летний сын князя Тундутова Дазана, живущий ныне в Берлине.

Заигрывая с калмыками, германское командование ставило их в привилегированное положение по сравнению с русскими. Например, калмыцкое население было освобождено от налогов молоком, яйца­ми, мясом, русские же обязаны были вносить1; полицейские из кал­мыков были вооружены винтовками, русским полицейским оружие не давалось.

Кабардино-Балкарская АССР

Арестовано 1729 человек, в том числе агентов германской разведки и подозрительных по шпионажу — 160, немецких пособников — 538, дезертиров и бандитского элемента — 524, прочего антисоветского эле­мента — 507.

Установлено, что в ноябре 1942 г. в г. Нальчике немецкими оккупан­тами было создано так называемое представительство интересов Ка­бардино-Балкарии во главе с бывшим князем Келеметовым и местным адвокатом Шадовым (разыскиваются), в задачу которых входило под­держание «порядка в Кабардино-Балкарии и руководство сельским хозяйством».

С приходом оккупантов местные националисты по инициативе не­коего Цараева (земельный работник, бывший член ВКП(б), арестован) под руководством прибывших с немцами белоэмигрантов создали орга­низацию с программой «изгнания русских из Кабардино-Балкарии и соединения ее с Карачаем».

В Майском районе вскрыт созданный немецкой разведкой «Коми­тет объединения казаков Дона,' Кубани и Терека». «Комитет» возглавил бывший кулак Иванов В.А. (арестован).

В задачу «Комитета» входило: шпионская работа, пропаганда и аги­тация в пользу поддержки германской армии.

При этом «Комитет» ссылался на обещание германского командова­ния «вернуть казакам после войны все привилегии, которыми они пользовались в царской России».

Немцы перед отходом из районов Кабардино-Балкарской АССР в ряде мест сформировали из числа дезертиров из Красной Армии и по­собников оккупантов вооруженные банды, поставив перед ними задачу организовать повстанческое движение в тылу Красной Армии.

В Терском районе при своем отступлении оккупанты из числа дезер­тиров, бывших военнослужащих Красной Армии и немецких пособни­ков сформировали банду численностью до 300 человек, вооружили ее винтовками и автоматами и, заявив, что они вернутся через 2 месяца, поставили перед бандой задачу удерживать это время в своих руках ущелье.

Руководителями банд являлись: Османов Хаджидаут — бывший ра­ботник РК ВКП(б), имевший медаль «За трудовую доблесть»; Замаев Хазар — бывший нарсудья района; Жангуразов Магомет — бывший зав. райзо; Мечукаев — бывший преседатель РИКа; Занкишиев — бывший предколхоза, исключенный в прошлом из ВКП(б).

В результате принятых мер арестовано 245 участников банды, в том числе Замаев, Жангуразов и Мечукаев. При аресте отобрано винтовок — 119, патронов — около 2000 штук.

Работа по ликвидации остатков банды продолжается.

Перед отступлением в населенных пунктах Эльбрусского ущелья немцы распространили провокационные слухи о том, что советские войска будут уничтожать всех местных жителей, оставшихся на окку­пированной территории, призывали при этом уходить в горы и ждать их возвращения.

В результате этой провокации до 200 жителей ущелья — мужчин, жен-шин и детей — ушли в горы, захватив с собой колхозный скот. Часть муж­чин была вооружена винтовками и автоматами. Принятыми мерами об­комом ВКП(б) и НКВД Кабардино-Балкарской АССР все ушедшие возвращены по домам, оружие отбирается.

Севере-Осетинская АССР

Всего арестовано 942 человека, из них немецких агентов и подозри­тельных по шпионажу — 100, немецких'пособников — 506, дезертиров — 298, прочего антисоветского элемента — 38.

В г. Алагир вскрыта оставленная немцами шпионская резидентура во главе с бывшим педагогом Водопьяновым (арестован).

Установлено, что Водопьянов еще до прихода немцев создал антисо­ветскую организацию из лиц, враждебно настроенных к Советской вла­сти, выходцев из социально чуждой среды, поставив задачу собирать для немцев сведения шпионского характера и создавать в тылу Красной Ар­мии повстанческие кадры.

После прихода оккупантов Водопьянов связал эту организацию с не­мецкой разведкой.

По делу арестовано 5 человек, остальные участники резидентуры ра­зыскиваются.

Ликвидирована также оставленная немцами шпионско-повстанчес-кая организация в с. Кадгорон Ардонского района.

В качестве руководителя организации немцы оставили некоего Елга-нова В.Х., бывшего члена ВКП(б), зам. политрука роты связи 1165 сп 345-й дивизии.

Установлено, что в организацию входило 57 человек, из них арестовано 15 человек (в том числе и Елганов), остальные разыскиваются.

В г. Алагир выявлена группа агентов гестапо, участники которой вы­давали немцам коммунистов, партизан и их семьи, а также всех лиц, настроенных против немцев.

Из их числа арестованы:

Полторацкя — немка, медсестра;

Датеева — бывший секретарь комсомольской организации;

Купеева — бывший член ВКП(б), бывший зав. архивом Алагирского РО НКВД;

Джембекова — бывший счетовод колхоза.

Как установлено, в первое время немецкие оккупанты насилий над местным населением не чинили, призывая население, ушедшее в горы и леса, возвратиться домой и заняться своим хозяйством. В немецких при­казах указывалось, что лица, которые в установленный срок не возвра­тятся домой, будут рассматриваться как партизаны и при задержании немедленно расстреливаться. Немцы старались также привлечь на свою сторону стариков и с их помощью влиять на население.

В страхе перед ответственностью часть населения вернулась с гор в свои дома, после чего немецкие карательные отряды стали чинить рас­праву над ним.

В помощь местным органам НКВД в деле восстановления должного порядка в освобожденных Красной Армией от войск противника горо­дах и районах и очистки их от оставленных противником шпионов, ди­версантов, немецких пособников и банд направлены группы оператив­ных работников НКВД СССР.

Зам. наркома внутренних дел СССР Меркулов

ЦА ФСБ России

Из директивы НКВД СССР №136 об активизации агентурно-оперативной работы по пресечению подрывной деятельности зару­бежной антисоветской организации НТСНП

19 марта 1943 г.

Начальникам внутренних дел союзных и автономных республик, началь­никам УНКВД краев и областей

В период, предшествогавхшш нападению фашистской Гфмании на Со­ветский Союз, в деятельности контрреволюционных белоэмигрантских организаций в странах Европы наметился переход к более активным формам работы и к открытому сотрудничеству с немецкой разведкой. Руководящие органы этих организаций установили с немцами тесный контакт, и центр тяжести их работы стат перемешаться в Германию и на территорию бывшей Польши. После нападения Германии на СССР аген­тура этих организаций, поступившая в полное распоряжение гестапо и немецкого военного командования, была по заданию последних направ­лена на временно занятую фашистскими захватчиками территорию СССР для проведения антисоветской работы в лагерях военнопленных, создания различных фашистских формирований среди местного насе­ления, службы в официальных немецких органах власти и т. п.

Наиболее активная часть этой агентуры перебрасывается через ли­нию фронта в тыл Советского Союза для совершения террористических и диверсионных актов, проведения повстанческой и пораженческой аги­тации, сколачивания антисоветских организаций и групп. По имею­щимся в НКВД СССР данным, для осуществления этих задач немцами наиболее широко используются кадры «Национально-трудового союза нового поколения» (НТСНП). Как известно из программы «Националь­но-трудового союза нового поколения», эта организация ставит своей задачей свержение Советской власти и реставрацию капитализма в СССР, причем основными средствами борьбы считает террор против руководителей ВКП(б) и Советского правительства, шпионаж и дивер­сию. В этих целях еще до войны руководством НТСНП поддерживался контакт с рядом иностранных разведок, от которых «союз» получал де­нежные субсидии, оружие и фиктивные документы.

Практической деятельностью НТСНП против Советского Союза ру­ководил специально созданный при Исполнительном бюро НТСНП от­дел «закрытой работы», возглавлявшийся белоэмигрантом Околовичем Георгием Сергеевичем1.

1 Околович Георгий Сергеевич (1901—?) — он же Муха Станислав, он же Перич Ежи — руководитель отдела «закрытой работы» при Исполнительном бюро НТСНП.

Отдел «закрытой работы» занимался подготовкой и переброской на территорию Советского Союза террористов, диверсантов и шпионов, которые проходили соответствующую подготовку в специальных шко­лах, существовавших в Варшаве и Бухаресте.

В результате деятельности этого отдела в 1939 г. НТСНП совместно с бывшим 2-м отделом Польского генерального штаба было подготовлено и переброшено в СССР шесть эмиссаров-террористов, впоследствии аре­стованных нашими органами в городах Воронеже, Днепропетровске и Петрозаводске. Все они были снабжены оружием (револьверами и гра­натами), фальшивыми документами и большими суммами денег.

В 1940 г. было арестовано еще тринадцать террористов, переброшен­ных при помощи румынской разведки и имевших явки к эмиссарам, направленным к нам в 1939 г. Эта группа террористов располагала спе-цииальными кодами для связи с иностранными разведками, шифром для переписки с Исполбюро НТСНП и радиостанцией.

Задачей обеих групп являлась организация террористических актов, создание из антисоветского элемента ячеек НТСНП на территории Со­ветского Союза. От польской и румынской разведок, оказывавших им помощь в переходе границы и снабдивших террористов оружием, доку­ментами и деньгами, они имели задания по шпионажу.

По агентурным материалам, относящимся к началу 1941 г., сразу же после поражения Франции немцы стали проводить энергичную работу по мобилизации кадров НТСНП с перспективой их использования про­тив СССР. Объединялись эти кадры главным образом вокруг бывшего польского отдела НТСНП, возглавлявшегося Вюрглером Михаилом Эмильевичем (по кличке «Эмилич»)1. Местом постоянной резиденции Вюрглера была Польша, откуда он во время финских событий был на­правлен центром НТСНП в Финляндию, а затем, побывав в прибалтий­ских странах перед их присоединением к СССР, вернулся в польское генерал- губернаторство.

По возвращении Вюрглер при содействии немцев развил активную деятельность в пограничной полосе по переброске к нам террористов и диверсантов.

В апреле 1941 г. в связи с начавшейся войной на Балканах руководи­тель НТСНП Байдалаков2 передал руководство организацией Вюрглеру с перемещением ее центра из Белграда в Варшаву. С приходом к руковод­ству Вюрглера отделы и подотделы НТСНП в Германии, Чехословакии,

1 Вюрглер Александр (а не Михаил) Эмильевич (1901—?) — руководитель Восточ­ного отдела НТСНП в Варшаве, член Исполбюро. Убит в Варшаве.

2 Байдалаков Виктор Михайлович (1900—1967). В 1918 г. получил среднее образова­ние. Участвовал в гражданской войне. После учился на химическом отделении Белград­ского университета, который окончил в 1929 г. С 1928 г. — председатель правления СРНМ—НТС. В 1941 г. переехал в Берлин. В 1944 г. был арестован органами гестапо, находился в заключении в берлинских тюрьмах и лагере Заксенхаузен. В апреле 1945 г. освобожден по личному ходатайству генерала А. Власова. После войны проживал в Гер­мании, затем в США. В январе 1952 г. на съезде Совета НТС был лишен должности председателя Исполнительного бюро, в 1955 г. вышел из НТС. В январе 1956 г. основал «Российский национально-трудовой Союз», просуществовавший до апреля 1966 г. Скон­чался 17 июля 1967 г. в Вашингтоне.

Франции и Бельгии были объединены в один общий отдел, во главе кото­рого встали Брунст1, а также Поремский2 и Юрий Трегубов3.

[-.-]

В Германии члены НТСНП используются в лагерях для обработки во­еннопленных и подбора кадров в разведывательные школы гестапо. Им предоставлена возможность вести агитационные передачи по радио на русском языке. Белоэмигранты также направляются гестапо в захвачен­ные немцами районы Советского Союза, причем имеются данные, что часть наиболее активных членов НТСНП уже перешла через линию фронта и, влившись в среду эвакуированных, проникла вглубь страны.

В ноябре 1941 г. во временно занятый немцами г. Витебск прибыл один из руководителей НТСНП Околович Георгий Сергеевич в сопро­вождении целой группы членов НТСНП, где приступил к проведению агитационной работы среди местного населения, направленной против Советской власти, за создание «независимой национальной России». В настоящее время Околович с указанной группой членов НТСНП на­ходится в г. Смоленске.

Начальник разведки «Русского общевоинского союза» (РОВС), быв­ший капитан Дроздовского полка Фосс Клавдий Александрович4на­значен немцами помощником коменданта г. Николаева на Украине и за особые заслуги перед оккупантами награжден Железным крестом. Назначением в г. Николаев Фосса немцы преследуют цель создания на оккупированной территории Советского Союза опорного пункта для заброски своей агентуры из числа белоэмигрантов в наш тыл и скола­чивания различных антисоветских формирований. Фосс располагает для этого значительными кадрами, а также имеет многочисленные род­ственные связи на советской территории. Вместе с Фоссом на Украину прибыли члены РОВС Громов5, Станчулов Леонид6, Гаврилиус Алек­

1 Брунст Дмитрий Викторович (1909—?) — бывший председатель Парижского отдела НТСНП, сотрудник общего отдела НТСНП в Варшаве.

2 Поремский Владимир Викторович (1909—?) — инженер-химик. Член Исполбюро НТСНП, бывший председатель французского отдела НТСНП, до лета 1943 г. — препо­даватель учебного лагеря в мест. Цитенхорст, готовившего агентов-пропагандистов.

3 Трегубов Юрий-Георгий Андреевич (1913—?) — химик-технолог. Бывший руково­дитель Берлинского отдела НТСНП, преподаватель в учебном лагере агентов-пропа­гандистов в мест. Цитенхорст. 30 декабря 1948 г. Особым совешанием при МГБ СССР осужден по ст. 58-4. 17-58-8 и 58-11 УК РСФСР на 25 лет лишения свободы. Освобож­ден 5 октября 1955 г. по Указу ПВС СССР от 28 сентября 1955 г., репатриирован и передан 11 ноября 1955 г. правительству ГДР.

4 Фосс Клавдий Александрович (клички «Вагнер» и «Вальтер») — старший «рус­ской группы» морской разведывательной команды по Черному и Азовскому морям в абверштелле юга Украины (один из периферийных органов абвера) с января 1942 г. по март 1943 г., после чего выбыл в контрразведывательный орган АО-3 (абверофи-цер-3) при штабе командующего тылом немецкой армейской группы «Зюйд-А» в г. Мелитополе.

5 Громов Федор Фокич, он же Тодоров Тодор Фокич (кличка «Ростов») — переводчик морской разведывательной команды по Черному и Азовскому морям. С 1943 г. — сотруд­ник морской разведывательной абверкоманды НБО («Нахрихтенбеобахтер»).

6 Станчулов Леонид Федорович (кличка «Фишер») — до марта 1943 г. резидент абверштелле юга Украины в г. Николаеве, затем резидент контрразведки абверофи-цер-3 в городах Херсоне и Одессе.

сандр Иванович1 и Закржевский2. Готовились к выезду в города Одессу и Николаев полковники Павлов и Романов.

О практической деятельности группы Фосса на оккупированной тер­ритории нам известно, что в период обороны г. Одессы эти лица прово­дили вербовку и переброску агентуры из числа военнопленных в городе для проведения разложенческой работы и осуществления диверсион-но-террористических актов. Одновременно Фосс интересовался настро­ениями советской молодежи, наличием среди нее антисоветских орга­низаций и групп.

[...]

В лагерях военнопленных белоэмигрантами по поручению немец­кого командования создаются различные антисоветские фашистские организации. Так, по имеющимся данным, в Хамельбургском лагере создана организация под названием «Русская трудовая народная партия», являющаяся поставщиком кадров для немецких разведыва­тельных школ.

В захваченных райнах Орловской области существует аналогичная организация, именуемая «Партия всея России»3.

В январе 1943 г. УНКВД по Сталинградской области в освобожденном от оккупантов с. Абганерово зскрыта контрреволюционная фашистская организация, насчитывающая в своем составе свыше 40 человек, преиму­щественно молодежи, которая была создана в октябре 1942 г. прибывшим из Германии представителем руководящего центра НТСНП, назвавшим себя Сергеем Петровичем (фамилия пока не установлена).

Руководителем организации в с. Абганерово являлся Беляков П.Ф. (арестован), уроженец этого же села, бывший активный белогвардеец. На территории района при занятии его противником остался добро­вольно. Одновременно с Беляковым арестованы и другие активные уча­стники организации.

Показаниями арестованных установлено, что представителем руко­водящего центра НТСНП перед организацией были поставлены следу­ющие задачи:

оказание помощи немецкой армии и местным властям в борьбе с партизанами, выявлении коммунистов и советского актива;

активное участие в создании «нового порядка» на оккупированной территории;

пропаганда программы НТСНП и вербовка в организацию новых чле­нов.

При отступлении немецких войск участники этой организации были оставлены в с. Абганерово со шпионскими заданиями.

1 Гаврилиус Александр Иванович, он же Иван Павлович (клички «Крымов», «Фе-дов» и «Оберет»), переводчик и вербовщик морской разведывательной команды по Черному и Азовскому морям до января 1942 г., затем резидент абверштелле юга Украины и резидент абверштелле Крыма.

2 Закржевский Николай Дмитриевич — резидент абверштелле юга Украины в г. Кировограде.

3 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 836.

В целях активизации агентурно-оперативной работы по выявлению агентуры НТСНП и созданных им антисоветских формирований

предлагаю:

1. В освобожденных от немецких оккупантов городах и районах про­веренную агентуру из «бывших» людей, интеллигенции и молодежи на­правлять на вскрытие антисоветских формирований, насажденных в этих пунктах эмиссарами «Национально-трудового союза нового поколения», немецких резидентур из числа белоэмигрантов и эмиссаров-одиночек, оставленных при отступлении немецких войск.

2. Следствием по вскрываемым на освобождаемой территории анти­советским формированиям, особенно среди молодежи, проверять воз­можность организационной связи этих формирований с деятельностью НТСНП.

3. При агентурной разработке выявленных антисоветских формиро­ваний и следствии по этим делам изыскивать возможность организации агентурных комбинаций по проникновению в руководящий центр НТСНП и его опорные группы, существующие на оккупированной тер­ритории.

4. При первичной обработке военнопленных в особых отделах и последующей в лагерях выявлять среди них русских белоэмигрантов с целью их тщательного допроса о деятельности НТСНП и других бело­эмигрантских организаций.

5. Агентуру, работающую среди лиц,- эвакуированных из западных областей Украины и Белоруссии, Бессарабии и Прибалтики, направить на выявление среди них эмиссаров НТСНП.

6. Активизировать агентурно-оперативную работу по разработке род­ственных и иных связей белоэмигрантов, состоящих на оперативном учете.

О всех вновь выявленных фактах деятельности НТСНП и других бе­лоэмигрантских организаций информируйте Третье управление НКВД СССР.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности Меркулов

ЦА ФСБ России

Из справки 4-го отдела УНКВД по Сшшшяй области о работе отдела за февраль 1943 г.

19 марта 1943 г.

В начале февраля 1943 г. отделом ликвидирована закордонная аген­турная разработка «Комендатура центра», по которой арестовано 9 че­ловек, в их числе городской староста Федоров В.Я.1 и начальник поли­ции Андреев Н.М.2

Разработка велась агентами «Малиновской» и «Олей», проникшими по нашему заданию на работу в центральную комендатуру г. Сталингра­да, существовавшую при оккупантах.

«Малиновская» и «Оля» выявили весь личный состав работников комендатуры, старост и полицейских, установили их подлинные име­на и фамилии, точные приметы, адреса, а также конкретные факты их предательской деятельности. По этим данным «Малиновской» и «Оли» нашими засадами все фигуранты были задержаны, не успев скрыться. Следствие по делу ведется КРО УНКВД.

Большая по объему работа в течение февраля проведена отделом по выявлению минных полей противника в г. Сталинграде и прилегающих к нему районах области. Путем допроса военнопленных солдат и офи­церов противника выявлено до 250 минных полей и участков с общим количеством до 160 тыс. заложенных в них мин.

В числе выявленных минных полей обнаружены крупные минные полосы протяжением от 8 до 18 км и с общим количеством от 3 до 14 тыс. заложенных в них мин.

[...]

В процессе допросов были получены точные чертежи минных полей и участков в районах заводов СТЗ и «Красный Октябрь», а также в окре­стностях г. Сталинграда (хутора Цыбенно, Рогачик, Рекотино и др.), в разминировании которых приняли участие офицеры противника, про-юдившие в этих районах закладку мин.

Начальник 4-го отдела УНКВД по Сталинградской области

капитан государственной безопасности Поль

- ЦА ФСБ России

1 Федоров В.Я. в период немецкой оккупации являлся старостой городской ко­мендатуры г. Сталинграда. 29 января 1943 г. арестован особым отделом НКВД 19-й бригады 1-й артиллерийской дивизии по обвинению в измене Родине. Находясь под следствием, умер в марте 1943 г.

2 Андреев Н.М. в конце 1942 г. по заданию немцев организовал полицию в составе 5 человек. После изгнания оккупантов был арестован и 8 сентября 1943 г. военным трибуналом Сталинградского военного округа осужден по ст. 58-1а УК РСФСР на 5 лет лишения свободы. Определением Военной коллегии Верховного Суда СССР от 17 мая 1946 г. обвинение было переквалифицировано на ст. 58-3 УК РСФСР и срок лишения свободы снижен до трех лет.

Постановление бюро Сталинградского обкома ВКП(б) о создании областной комиссии по оказанию содействия Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в освобожденных районах области1

21 марта 1943 г.

В соответствии с постановлением ЦК ВКП(б) от 5 марта 1943 г. со­здать областную комиссию по оказанию содействия Чрезвычайной Го­

1 2 ноября 1942 г. Президиумом Верховного Совета СССР был принят Указ об образовании Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и рассле­дованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и их сообщ­никами в годы Великой Отечественной войны..и определению причиненного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным пред­приятиям и учреждениям СССР (ЧГК).

Она создавалась для проведения полного учета злодейских преступлений фашистов и причиненного ими ущерба, установления «во всех случаях, где это представляется возмож­ным, личности немецко-фашистских преступников, виновных в организации или совер­шении злодеяний, с целью предания этих преступников суду».

В состав ЧГК (председателем ее был назначен секретарь ВЦСПС Н.М. Шверник) входили известнейшие общественные деятели, писатели, ученые, представители ду­ховенства. В частности, в работе комиссии участвовали академики Н.Н. Бурденко и Е.В. Тарле, писатель А.Н. Толстой, летчик Герой Советского Союза B.C. Гризодубова, митрополит Киевский и Галицкий Николай.

Комиссией было проведено расследование злодеяний фашистов в 28 областях восьми союзных республик. Результатом громадной работы стали собранные документаль­ные и вещественные доказательства, в том числе свыше 250 тыс. протоколов опроса свидетелей и заявлений о злодеяниях врага и около 4 млн актов о причиненном Совет­скому Союзу и его гражданам ущербе за время оккупации советской территории. По данным ЧГК, материальный ущерб, нанесенный врагом населению и народному хо­зяйству СССР, составил 679 млрд рублей (в ценах 1941 г.). Немецко-фашистская армия и оккупационные власти вывезли в Германию оборудование тысяч фабрик и заводов, огромные запасы сырья, материалов и готовой продукции, художественные и истори­ческие ценности; уничтожили 1710 советских городов и более 70 тыс. сел и деревень, сожгли и разграбили свыше 6 млн зданий, лишили крова около 25 млн человек.

По мерс освобождения советской территории от немецко-фашистских захватчи­ков в республиканских центрах и на местах для расследования гитлеровских злодея­ний также создавались комиссии, деятельность которых направлялась Чрезвычайной Государственной Комиссией. В работе этих комиссий активное участие принимали и представители органов госбезопасности.

Материалы комиссий были использованы в качестве обвинительных документов на Нюрнбергском и других судебных процессах над немецкими военными преступ­никами и их пособниками, а также положены в основу при определении размера репараций с Германии и ее бывших сателлитов (см.: Великая Отечественная война 1941-1945: энциклопедия. М, 1985, с. 435, 436, 787).

сударственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков в местах, освобожденных от немец­ких оккупантов, в составе:

1. Чуянов А.С., первый секретарь обкома ВКП(б), — председатель.

2. Зименков И.Ф., председатель исполкома облсовета.

3. Воронин А.И., начальник облуправления НКВД.

4. Пиксин И.А.1, секретарь Сталинградского горкома ВКП(б).

5. Мурашкина Т.С.2, председатель Дзержинского исполкома райсо­вета.

Центр документации новейшей истории Волгоградской области, ф. 113, on. 14, д. 4, л. 231. Подлинник

№1364

Из докладной записки Особого отдела НКВД Южного фронта № 6 в Управление особых отделов НКВД СССР о борьбе с агентурой противника за период

с 15 августа 1942 г. по 20 марта 1943 г.

22 марта 1943 г.

Работа КРО Особого отдела НКВД Южного фронта и подчиненных нам особорганов за указанный период проводилась в направлении вскры­тия каналов проникновения на нашу сторону вражеской агентуры, поим­ки и разоблачения забрасываемых в наш тыл германских разведчиков, внедрения нашей агентуры в разведывательные и контрразведывательные органы противника.

/. Поимка и разоблачение вражеской агентуры

За истекшие 7 месяцев особорганами Южного фронта арестовано и ра­зоблачено 317 агентов противника, из них: Особым отделом фронта — 41, Особым отделом 28-й армии— 35, Особым отделом 57-й армии —18, Осо­

1 Пиксин Иван Алексеевич (1905—?). С августа 1940 г. по октябрь 1947 г. — второй секретарь Сталинградского горкома ВКП(б). В 1947 г. направлен в распо­ряжение Управления делами ЦК ВКП(б). Награжден орденами Ленина, Трудо­вого Красного Знамени, медалями «За оборону Сталинграда», «За победу над Германией», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне»

2 Мурашкина Татьяна Семеновна (1906—?). С 1938 г. по 1950 г. — председатель Дзержинского исполкома райсовета г. Сталинграда. С 1950 г. — секретарь исполкома Сталинградского горсовета. С 1951 г. — зам. председателя горисполкома. С 1954 г. — в аппарате Сталинградского обкома КПСС. С 1963 г. — на пенсии. Награждена орде­ном Ленина.

бым отделом 62-й армии — 61, Особым отделом 64-й армии — 49, Осо­бым отделом 2-й гвардейской армии — 30, Особым отделом 5-й ударной армии — 33, Особым отделом 51-й армии — 30, Особым отделом 44-й армии — 20'.

Анализом показаний разоблаченной вражеской агентуры устанавли­вается активная деятельность германских разведывательных органов по заброске в тылы наших войск их агентуры.

На участке Южного фронта эта деятельность проявлялась2главным образом в заброске массовой квалифицированной агентуры с разведы­вательными целями, с диверсионными заданиями и с заданиями прове­дения разложенческой работы среди военнослужащих и гражданского населения.

Деятельность немецкой разведки на участке Южного фронта харак­теризуется двумя периодами: наступлением немцев (август—ноябрь) и их отступлением (декабрь—март).

В период наступления немцы свою разведывательную деятельность подчиняли общим наступательным планам германского командования. Поэтому в августе—ноябре вся задержанная нами вражеская агентура на­правлялась противником с заданием проведения главным образом ди­версий, создания паники, сбора сведений, характеризующих состояние воинских частей, ведущих боевые действия против немцев, и для разло­женческой работы среди военнослужащих.

В период отступления немецких войск германская разведка развер­нула большую деятельность по оставлению на оседание на освобожден­ной Красной Армией территории своей агентуры. Арестованные и ра­зоблаченные нами в декабре—марте агенты показали, что они были оставлены немцами с заданием проведения подрывной фашистской про­паганды. Часть же агентуры получила задание пробраться в глубь страны и собирать сведения о вновь формируемых частях Красной Армии, о людских, промышленных и продовольственных резервах страны, о том, как быстро и где восстанавливаются промышленные объекты и комму­никации.

Для разведывательной работы немцы привлекали в основном быв­ших военнослужащих Красной Армии, попавших в плен, а также граж­данских лиц, скомпрометировавших себя перед Советской вчастью или оказавшихся в трудных материальных условиях.

Из общего числа арестованных: 25 агентов — бывший командно-начальствующий состав, 223 — бывшие бойцы и младшие командиры Красной Армии.

Наиболее квалифицированная агентура противника прошла специ­альную подготовку в разведывательных и диверсионных школах. За ав­густ—март нами задержано 14 человек такой агентуры.

В целях поимки вражеской агентуры непосредственно на линии фронта нами было уделено большое внимание службе заграждения.

157, 62 и 64-я армии в составе фронта были до I января 1943 г., 2-я гвардейская и 5-я ударные армии находились в составе фронта с 1 января 1943 г., 44-я армия вклю­чена в состав фронта с 5 февраля 1943 г.

2 В тексте — проводилась.

За это время на линии фронта поймано 63 агента, переброшенные немцами.

Учитывая то обстоятельство, что немцы в качестве канала для заб­роски своей агентуры используют сборно-пересыльные пункты, гос­питали и эвакопункты, нами были приняты контрмеры, в результате чего на сборно-пересыльных пунктах и в тылу было разоблачено 162 шпиона.

Агентурным путем арестовано 76 человек, причастных к органам гер­манской разведки. Характерно, что все обученные агенты явились в наши органы с повинной. Таких нами было задержано 16 человек.

Среди агентуры противника, явившейся с повинной, 5 человек были диверсантами, прошедшими специальную подготовку в Полтавской ди­версионной школе.

В конце августа 1942 г. в Особый отдел НКВД фронта были доставле­ны явившиеся с повинной немецкие диверсанты Еремин, Митрофанов и разведчик Сухомлинов1.

Все трое были выброшены на парашютах с самолета в районе с. Ни­кольское Сталинградской области.

Еремин и Митрофанов получили задание взорвать Каменно-Ярскую переправу через Волгу и ж.д. полотно, проходяшее по восточному бере­гу реки. Для выполнения заданий немецкой разведки они получили взрыввещества, приборы для производства взрывов, пистолеты, ножи, а для свободного продвижения по тылу Красной Армии — фиктивные документы.

Сухомлинов имел задание — собрать данные о пропускной способ­ности ст. Баскунчак и установить количество войск и вооружения, на­правляемого на фронт, в Сталинград. Сухомлинов был снабжен картой района наблюдения, пистолетом и фиктивными документами.

Показаниями Еремина и Митрофанова было вскрыто наличие двух школ немецкой разведки в г. Полтаве, а показаниями Сухомлинова по­лучены новые данные о Варшавской школе германской разведки.

Накануне наступления немцев на Сталинград германская разведка усиленно начала забрасывать к нам свою агентуру с задачей проведения разложенческой работы среди военнослужащих и агитации среди насе­ления — не эвакуироваться в тыл страны и препятствовать вывозу про­мышленного оборудования. Об этом свидетельствуют показания арес­тованных нами немецких агентов.

21 августа 1942 г. на участке 64-й армии были задержаны следовавшие в тыл под видом вьшедших из окружения Гудков, Щербаков, Морозов, Худов, Коробкин и Косенков. В процессе следствия было установлено, что пере­численные лица, попав в окружение, а затем в плен, 18 августа 1942 г. были завербованы германской разведкой в лагере военнопленных на хуторе Дубов-ский и 20 августа переброшены в расположение частей Красной Армии. Все 6 агентов получили от немцев задание: перейдя линию фронта, среди воен­нослужащих и гражданского населения проводить профашистскую про­паганду (восхвалять немецкую армию и установленный немцами поря­док на временно оккупированной территории), а также склонять менее устойчивую прослойку населения не эвакуироваться из города и пре­дупреждать уничтожение военных объектов частями Красной Армии при оставлении города.

Наше наступление, начавшееся 19 ноября, явилось для немцев нео­жиданным, и поэтому германская разведка в этот период через свою агентуру пыталась установить планы советского командования, числен­ность вооружения и количество соединений, находившихся на фронте и в оперативном резерве.

Арестованные 10 декабря прошлого года германские агенты Борисов и Марков, обучавшиеся в Варшавской школе немецкой разведки, пока­зали, что они были направлены из с. Тормосино немецким штабом в район ст. Генеральское с целью разведать численность и вооружение на­ступавших частей Красной Армии.

Период декабрь—март характерен оставлением германской развед­кой своей агентуры на оседание в местах, освобожденных частями Крас­ной Армии. При освобождении частями Красной Армии с. Дубовское в январе сего года Особым отделом НКВД 2-й гвардейской армии была задержана в лагере военнопленных большая группа бывших военнослу­жащих Красной Армии.

После фильтрации этой группы на сборно-пересыльном пункте сре­ди задержанных было арестовано 12 человек, служивших у немцев в ка­честве переводчиков, полицейских и т.д. В числе арестованных были: Гельфанд Иосиф Хаймович, Воропаев Василий Константинович, Колу-паев Федор Васильевич1и др.

Следствием было установлено, что вышеуказанные лица, состоя на службе у немцев, по мере передвижения германских частей на восток следовали долгое время с «дулагом-124»2, зверски относились к воен­нопленным, пользовались большим авторитетом у офицеров гестапо и полевой жандармерии.

[...]

...Все они под тяжестью неопровержимых улик сознались в принад­лежности к немецким разведорганам, по заданию которых остались в ла­гере с целью проникновения затем в части Красной Армии.

Немецкая разведка оставляла на оседание также и наиболее ценную, обученную агентуру. Так, 5 февраля сего года на участке 44-й армии были задержаны явившиеся с повинной 5 немецких агентов-радистов — Чиха-лин (кличка «Черевин»), Клячин (кличка «Кузьмин»), Савичев (кличка «Соколов»), Заверенко (кличка «Зверенко»)3 и Давыдов (кличка «Портнов»).

1 Гельфанд И.Х., Воропаев В.К. и Колупаев Ф.В. 12 февраля 1943 г. военным трибуналом 18-й сд Южного фронта осуждены по ст. 58-16 УК РСФСР к высшей мере наказания каждый.

2 Пересыльный лагерь—124

3 Зверев (Заверенко) Николай Иванович 29 января 1944 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден по ст. 58-1 б УК РСФСР на 3 года ИТЛ. Досрочно осво­божден 4 сентября 1945 г. на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 7 июля 1945 г.

Как было установлено по их показаниям, все они, закончив Варшавс­кую школу агентов-радистов, 3 февраля были доставлены на самолете из г. Варшавы в г. Ростов. Из Ростова их доставили в г. Таганрог, где переда­ли в распоряжение обер-лейтенанта немецкой разведки, работавшего под псевдонимом «Пушкин»1 и представлявшего на Южном фронте разведорган, условно именуемый «Валли». «Пушкин» доставил всех их в с. Кубей и предложил после оставления немцами этого села проник­нуть в заданные города, а именно: «Черевин» — в Майкоп, «Соколов» — в Пятигорск и «Кузьмин» — в Сальск, и приступить к выполнению зада­ния. «Портнов» и «Зверенко» использовались как напарники «Череви-на» и «Соколова».

Трое агентов были снабжены рациями, имели ключи, позывные и обусловленное время работы станции. Каждый из своего пункта должен был передавать сведения о вновь формирующихся частях Красной Ар­мии, о вооружении, национальном и возрастном составе, о передвиже­ниях войск и их маршрутах. Последующие задания они должны были получать по радио.

Каждому агенту немцы выдали по 10 тыс. рублей, 10-дневный запас продуктов, оружие. Для движения по тылу Красной Армии — свидетель­ство об освобождении от воинской службы, паспорт и трудовую книжку.

В последнее время немецкая разведка, направляя агентуру в наш тыл, тщательно ее легендирует, перебрасывает под видом партизан или их связных. Об этом свидетельствуют показания разоблаченного нами аген­та Шулепова.

На допросе он сознался, что 6 февраля сего года был послан немецким офицером по кличке «Дон» в Азовский район, где должен был явиться к представителю советского командования и дать ему дезинформацион­ные данные о численности и вооружении немецких войск, находившихся в г. Таганроге. Отведя от себя этим подозрение, он должен собрать данные разведывательного характера о частях Красной Армии. Согласно полу­ченной легенде Шулепов должен был заявить представителю советского командования, что его послал сообщить данные о численности немецких войск в г. Таганроге командир партизанского отряда Авдашев. Для под­тверждения этой легенды разведкой противника Шулепову была выдана фиктивная справка о его причастности к советским партизанам.

[...]

2. Зафронтовая работа

Нашими контрразведывательными мероприятиями за истекшее вре­мя являлись:

выявление разведорганов противника, действующих на нашем учас­тке фронта;

внедрение в эти органы нашей квалифицированной агентуры;

1 Псевдонимом «Пушкин» пользовался начальник мельдекопфа абвергруппы-101 лейтенант Малишевский Александр Сергеевич.

проведение разложенческой работы, главным образом среди участ­ников так называемых добровольческих отрядов, сформированных нем­цами;

проведение в тылу противника диверсий.

Для осуществления указанных мероприятий в течение августа—мар­та аппаратами КРО особых отделов НКВД фронта и армий было пере­брошено в тыл противника 165 агентов, из них: с контрразведыватель­ными заданиями — 104, с заданиями по войсковой разведке — 46 и для проведения работы по разложению — 15. Кроме этого, во время отхода наитих войск в августе 1942 г. на новые рубежи нами было оставлено на оседание в тылу противника (Сталинградская область) 70 человек на­шей агентуры, которая была сведена в 11 резидентур.

Из переброшенных в тыл противника 165 агентов вернулось после выполнения нашего задания 39 человек. Среди возвратившихся 27 аген­тов внедрились в разведывательные органы противника...

Материалами нашей агентуры, вернувшейся из тыла противника, а также показаниями разоблаченной вражеской агентуры был вскрыт ряд крупных германских разведорганов, активно действующих против участ­ка Южного фронта. Данными внедрившегося в разведорган противника нашего агента «Астрова» была вскрыта разведывательная «команда Лок-керта»1 , активно проводившая подрывную работу в тылу наших войск в районе г. Астрахани. В результате проведенных агентурно-оперативных мероприятий нами внедрены в «команду Локкерта» помимо «Астрова» агенты «Громов» и «Зарахаев». Все указанные агенты, внедрившись в раз­ведорган, заняли в нем прочное положение. «Команда Локкерта» нами разрабатывается по агентурному делу «Звено».

Данными агентов «Алексеева» и «Надеждиной» был установлен ак­тивно действующий против нашего участка фронта разведорган против-: ника, условно именуемый «Леве»2. Разведорган «Леве» до февраля нахо­дился в г. Ростове, откуда направлял в наши тылы свою агентуру,

1 «Команда Локкерта» — мельдекопф абвергруппы-101, который возглавлялся зондерфюрером Фоулидисом Зекония, кличка «Локкерт Севостьян Дмитриевич». Последний в конце июня 1943 г. во время пребывания в г. Таганроге был убит, а на его место был назначен лейтенант А.С. Малишевский. Арестован органами МГБ СССР. (В г. Таганроге, начиная с середины 1942 г. по начало 1943 г. находились и другие органы абвера, в частности разведывательная абвергруппа-103, контрразведыватель­ные абвергруппы — 303, 304, 321, 323. Здесь же оперировали: абверкоманда эконо­мической разведки — 1Ви/153, зондеркоманда подполковника принца Ройса, специ­альное воинское подразделение — батальон «Бергма» (горец); группа тайной полевой полиции (ГФП)—721; особая команда 10а и особая команда 46, оперативная команда 6, полиции безопасности СД; первые две входили в оперативную группу Ц, а третья — в группу Д, и др.)

2 «Леве» — позывной радиостанции абверфуппы-104, действовавшей при 6-й не­мецкой армии. Начальником абвергруппы-104 до апреля 1943 г был подполковник Лайтер. В марте 1943 г. группа дислоцировалась в г. Морозовске Ростовской области. В мае 1943 г. абвергруппа была подчинена абверкоманде-101 и придана 4-й немецкой танковой армии. (Непосредственно в г. Ростове и на территории области начиная с августа 1942 г. стали действовать многочисленные органы противника: разведыва­тельные абвергруппы — 102, 103, 104, диверсионно-разведывательная абвергруппа-203, контрразведывательные абвергруппы — 321, 304, 323, морская разведыватель­ная команда по Черному и Азовскому морям, группа тайной полевой полиции (ГФП)-721, оперативные команды 6 и 12 полиции безопасности и СД и др.).

приобретая ее главным образом из местного населения и военнослужащих Красной Армии, бывших в плену и окружении противника. В настоящее время разведгруппа «Леве» дислоцируется в г. Таганроге, по ул. Никольс­кой, д. 36. Для внедрения в разведорган нашей агентуры нами направлены в г. Таганрог агенты «Бобоедов» и «Уткин». Проводим агентурно-оператив-ные мероприятия по г. Ростову, где долгое время дислоцировалась группа «Леве». Для дальнейшей разработки «Леве» нами заведено агентурное дело «Путешественники».

По агентурному делу «Донцы» нами разрабатывается «Штаб войска Донского», созданный немецким командованием для организации на Дону казачьих формирований. Основной своей задачей по делу «Донцы» мы ставили проведение разложенческой работы среди казачества, нахо­дящегося на службе в немецкой армии, склонение казаков к переходу на сторону Красной Армии. В результате проведенных мероприятий послан­ные нами ранее с этой задачей 5 наших агентов возвратились, успешно выполнив поставленные перед ними задачи. Указанная агентура привела с собой 26 казаков, часть из них с оружием. Всего на сторону Красной Армии перешло до 200 казаков.

Кроме этого, показаниями агентов немецкой разведки Клягина, Сави-чева и др. был вскрыт активно действующий против Южного и Северо-Кавказского фронтов разведорган зондеркоманда «Дромедар», руководи­мый белоэмигрантами — генералом Дро, бароном «Бено»1 и др. Указанный разведорган подчиняется непосредственно разведцентру «Валли».

Для внедрения в зондеркоманду «Дромедар» нашей агентуры нами на­правлен в тыл противника (г. Таганрог) наш агент «Примаков». Готовим к переброске для внедрения в этот разведорган агента «Портнова».

Показаниями разоблаченной нами агентуры добыт также ряд новых данных о деятельности германского разведцентра «Валли», осуществля­ющего руководство всей разведывательной и контрразведывательной ра­ботой на советско-германском фронте...

Главными недостатками зафронтовой работы, как уже выше указыва­лось, являются отсутствие внедрившейся (за исключением дела «Зве­но») нашей квалифицированной агентуры в действующие против наше­го участка фронта разведорганы противника; неудовлетворительный подбор высококвалифицированной агентуры и слабое качество леген-дирования, результатом чего и явилось недостаточное количество воз­вратившейся после выполнения заданий агентуры.

В дальнейшем основными задачами по зафронтовой работе ставим:

засылку в тыл противника высококачественной агентуры, способной внедриться в разведорганы противника;

засылку в тыл противника диверсионных групп с целью взрыва скла­дов с боеприпасами и продовольствием, уничтожения командного со­става армии противника;

проведение среди участников национальных формирований герман­ской армии разложенческой работы и склонение их к массовому перехо­

1 Под кличкой «Бено» действовал начальник отдела пропаганды «Дромедара» Айрапетян Вениамин, он же Налчаджан Вениамин (сокращенно «Бено»).

ду на нашу сторону, а также организацию из их числа диверсионных групп.

Зам. начальника Особого отдела НКВД Южного фронта

полковник государственной безопасности Михайлов'

Начальник КРО Особого отдела НКВД Южного фронта

капитан государственной безопасности Зверев2

   ЦА ФСБ России

№ 1365

Из директивы Особого отдела Среднеазиат­ского военного округа № 3768 о выявлении и пресечении шпионско-террористической деятельности вражеских агентов

23 марта 1943 г.

Всем начальникам особых отделов НКВД

гарнизонов, погранокругов, 58-го ас, особдивов, особбригад, особых отделений отдельных полков и училищ

В дополнение к нашей телеграмме № 923 от 21 марта 1943 г. сообща­ем, что. по данным НКВД СССР, за последнее время германская развед-

1 Михайлов Алексей Никифорович (1905—?) — полковник (1943). С 1938 г. — начальник Каменец-Подольского и Станиславского УНКВД. С июня 1941 г. — на­чальник охраны тыла 12-й армии, затем начальник Особого отдела НКВД 38-й ар-, мии. С августа 1942 г. — начальник ОО НКВД 1-й танковой армии, затем заместитель начальника ОО НКВД—УКР НКО «Смерш» Юго-Восточного, Сталинградского и Южного фронтов. С июня 1943 г. — заместитель начальника УКР НКО «Смерш» Брянского фронта. Приказом УКР НКО «Смерш» Брянского фронта № 159 от 22 июля 1943 г. по распоряжению ГУКР НКО «Смерш» исключен из списков личного состава. Награжден знаком «Заслуженный работник НКВД», орденом Красной Звез­ды и орденом Боевого Красного Знамени

2 Зверев Иван Григорьевич (1912—?) — полковник (1952). С 1939 г. находился на агентурно-оперативной работе в НКВД Московской и Черниговской областях. С июля 1941 г. — старший оперуполномоченный 6-го отделения Особого отдела НКВД Одесско­го военного округа, затем заместитель начальника отделения Особого отдела НКВД Юго-Западного и Донского фронтов — начальник 6-го отделения Особого отдела НКВД Сталинградского и Южного фронтов. С 1943 г. — заместитель начальника 2-го отдела и начальник 2-го отдела Управления контрразведки «Смерш» Южного и 4-го Украинско­го фронтов. С 1944 г. — начальник отдела контрразведки «Смерш» Военной академии им. Фрунзе. С 1947 по 1958 гг. находился на руководящей работе в центральном аппарате МГБ СССР и периферийных органах. В период с 1958 по 1962 г. — в служебной команди­ровке в ГДР и Албании. Награжден орденами Отечественной войны 1-й и 2-й степени, медалями «За оборону Одессы», «За оборону Сталинграда» и др. В октябре 1962 г. уволен в запас КГБ по ст. 59, п. «а» (по выслуге установленных сроков действительной службы).

ка подготавливает агентов-террористов для совершения террористичес­ких актов в тылу Советского Союза1.

[...]

В целях своевременного выявления и пресечения шпионско-терро-ристической деятельности агентов германской разведки

предлагается:

1. Всем начальникам особых отделов НКВД гарнизонов, корпуса, особдивов и бригад, особых отделений отдельных полков и военных учи­лищ максимально усилить агентурно-оперативную работу на своих объектах, в частях и подразделениях по выявлению и изъятию агентов противника, перебрасываемых через линию фронта.

Полностью использовать агентурно-осведомительную сеть для вы­явления лиц, бывших в плену или вышедших из окружения вражеских войск. Практиковать выявление такой категории лиц через командова­ние и штабы частей и соединений. Всех выявленных лиц немедленно брать на учет согласно ранее данным вам указаниям.

3. Агентуру, направленную на разработку лиц, бывших в плену и окружении, тщательно инструктировать и ориентировать на уточнение обстоятельств пребывания и выхода из плена, а также на вскрытие кон­трреволюционной работы объекта. Лиц, проявляющих террористичес­кие намерения, брать под усиленное агентурное наблюдение, не затяги­вая их разработку.

4. В процессе допросов арестованных агентов противника тщательно выявлять возможно известные им данные о подготовке и переброске разведчиков с террористическими заданиями на нашу сторону, местах расположения школы курсов, готовящих террористов, каналах и спосо­бах их проникновения в воинские части Красной Армии.

[...]

5. Усилить розыскную работу во всех частях САВО по выявлению и аресту лиц, проходящих по показаниям арестованных шпионов-терро­ристов, для чего всех учтенных, бывших в плену или окружении, прове­рять по разыскиваемой агентуре врага, а также подвергать проверке лиц, вновь прибывших с фронта...

6. Через командование принимать меры к недопущению выезда в г. Москву военнослужащих, бывших в плену или вышедших из окруже­ния при подозрительных обстоятельствах, на которых имеются компр-материалы.

[...]

7. О всех случаях выявления и разоблачения агентов противника, пе­реброшенных на нашу сторону с террористическими заданиями или по­дозреваемых в этом, немедленно доносить телеграфом в Особый отдел округа.

8. О принятых вами мерах в разрезе настоящей директивы сообщите спецзапиской к 5 апреля сего года.

Начальник Особого отдела НКВД САБО

комиссар государственной безопасности Железников

Начальник 4-го отдела Особого отдела НКВД САВО

подполковник государственной безопасности Ямполъский

ЦА ФСБ России

№ 1366

Из спецсообщения оперативно-чекистской группы НКВД по Минской области № 063 руководителю оперативно-чекистской группы

НКВД по БССР — начальнику Особого отдела НКВД Западного фронта о целесооб­разности рассредоточения партизанских отрядов и бригад в Борисовской зоне1

23 марта 1943 г.

Возвратившийся с территории, временно занятой противником, наш разведчик т. Карпов2 дает следующую характеристику обстановки в мес­тах дислокации партизанских отрядов и бригад.

За последние два месяца (февраль—март сего года) деятельность парти­занских отрядов и бригад значительно усложнилась в силу того, что немец-, кое командование бросило против партизан крупные карательные отряды, применяет авиацию, артиллерию и танки. В силу этого в Борисовской зоне (Шещеницкий, Бегомльский и Холопеничский районы) в данное время дис­лоцируются до 10 крупных партизанских бригад. Кроме тех, которые в ука­

' Партизанские зоны и партизанские края — территории в тылу немецко-фаши­стских войск. В первом случае — частично освобожденные от противника, а во вто­ром случае — очищенные от немцев и длительное время удерживаемые партизанами. Партизанские зоны и края стали возникать уже с конца 1941 г. Они являлись опорны­ми пунктами, плацдармами в тылу противника, на которых концентрировались люд-, ские и материальные ресурсы для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками.

В партизанских зонах поддерживался строгий порядок, неукоснительно прово­дились в жизнь советские законы применительно к условиям военного времени.

К началу 1943 г. на территории Белоруссии имелось около 10 партизанских зон, в том числе Любанско-Октябрьская. Кличевская, Суражская и др.

2 Карпов Владимир Борисович (1913—?). С декабря 1942 г. по июль 1943 г. — руководитель разведгруппы «Учитель», действовавшей в Минске. С июля 1943 г. по июнь 1944 г. — участник спецгруппы НКГБ БССР «Мстители».

занных районах дислоцировались, прибыли вновь: бригада Шляхтуно-ва1—Маркова2 12 марта 1943 г. оставила Вилейскую область и прибыла на территорию Бегомльского района; отряд капитана Черкасова3оставил Молодечненский район Вилейской области и направился в Логойский район, где дислоцируется Корниенко4; бригада Кирпича5 (еще осенью прошлого года) разместилась в Холопеничском районе; отряд «Мсти­тель» оставил Илъский район Вилейской области и перешел на террито­рию Плещеницкого района. Кроме того, три бригады из Оршанского района и частично из Могилевской области также прибыли на террито­рию Холопеничского района.

[...]

Сосредоточение большого числа партизанских бригад и отрядов на сравнительно небольшой территории (3—4 района) может дать возмож­ность противнику нанести концентрированный удар по указанным партизанским соединениям, что повлечет за собой большие жертвы со стороны партизан, а также расстройство их рядов.

Об изложенном сообщено начальнику Белорусского штаба парти­занского движения и Минскому обкому КП(б) Белоруссии.

Начальник оперативно-чекистской группы НКВД

по Минской области Крысанов

ЦА ФСБ России

1 Шляхтунов Федор Сазонович (1896—?). С апреля 1942 г. — командир отряда им. В.И. Чапаева Сиротинской партизанской бригады Витебской области. С декабря 1942 г. по октябрь 1943 г. — командир бригады им. Л.М. Доватора. Награжден орде­ном Красного Знамени.

2 Марков Федор Григорьевич (1913—1958) — полковник, Герой Советского Союза (1944). С сентября 1941 г. — командир партизанской спецгруппы, с мая 1942 г. — командир отряда им. А.В. Суворова, с ноября 1942 г. партизанской бригады им. К.Е. Ворошилова, действовавшей в Вилейской (Минской) области и Швенченском районе. Одновременно с апреля 1943 г. — начальник военно-оперативного отдела Вилейского партизанского соединения. Награжден двумя орденами Ленина, орде­ном Трудового Красного Знамени, медалями.

3 Черкасов Василий Алексеевич (1908—?). С июля 1941 г. — партизан, затем по­мощник командира и командир отряда им. СМ. Буденного. С декабря 1943 г. по июль 1944 г.—командир бригады им СМ. Буденного Вилейской области. За участие в партизанском движении награжден орденами Ленина (июнь 1942 г.), Красного Зна­мени (февраль 1944 г.), медалью «Партизану Отечественной войны» I степени.

4 Корниенко Иван Сергеевич (1921—?). С августа 1942 г. по апрель 1943 г. — командир роты партизанского отряда им. Г.И.Котовского, а затем по июнь 1944 г. — командир партизанского отряда «Патриот Родины» 300-й бригады им. К.Е. Вороши­лова Вилейской области. Награжден орденом Красного Знамени, медалями «За отва­гу» и «Партизану Отечественной войны» I степени.

5 Кирпич Герасим Алексеевич (1909—?) — младший лейтенант. В 1941 г. — началь­ник заставы 88-го Шепетовского погранотряда (БССР). С марта 1942 г. — командир партизанской группы, отряда, с мая 1942 г. — командир бригады «Чекист» Могилев­ской области. С августа 1943 г. по июль 1944 г. — начальник Шкловской военно-оперативной группы Могилевской области. Награжден орденом Красной Звезды и медалью «Партизану Отечественной войны» I степени.

Из справки Экономического управления НКВД СССР об оперативно-чекистском обслуживании отраслей промышленности и объектов народного хозяйства1

26 марта 1943 г.

Приказом НКВД СССР № 001026 от 7 августа 1941 г.2на Экономичес­кое управление было возложено обеспечение оперативно-чекистского обслуживания следующих отраслей промышленности: авиационной, бо­еприпасов, вооружения, танкостроения, станкостроительной, электро­станций, химической, нефтяной, угольной, резиновой, органов связи.

Этим же приказом штат ЭКУ был утвержден в количестве 195 единиц.

26 сентября 1941 г. в связи с организацией 7-го спецотдела НКВД СССР (приказ № 001376) штат ЭКУ был сокращен на 26 единиц.

5 декабря 1942 г. согласно приказу НКВД СССР № 2920/к на ЭКУ было возложено дополнительно обслуживание следующих отраслей про­мышленности: черной металлургии, цветной металлургии, судострои­тельной, текстильной, легкой, пищевой, рыбной, мясомолочной, лес­ной, бумажно-целлюлозной.

Одновременно этим же приказом штат ЭКУ был сокращен на 46 еди­ниц и утвержден в количестве 124 единиц.

1 февраля 1942 г. приказом НКВД СССР № 00228 на ЭКУ было воз­ложено обслуживание: Наркоматов земледелия СССР и РСФСР, Нар­коматов совхозов СССР и РСФСР, Наркомата заготовок СССР, Главно­го управления материальных резервов при СНК СССР.

В связи с организацией отдела по обслуживанию сельского хозяй­ства штат ЭКУ был увеличен на 29 единиц.

Позднее в разное время в обслуживание ЭКУ были переданы:

Наркомторг СССР и РСФСР, Центросоюз, Всекопромсоюз, Наркомат строительства СССР, Наркомат промышленных стройматериалов СССР, строительные батальоны, занятые в промышленности (до 400 тыс. человек), аппараты военных представителей НКО при оборонных предприятиях, шко­лы ФЗО и ремесленные училища при промышленных предприятиях.

Однако штат ЭКУ был увеличен только на 31 единицу и на 1 октября 1942 г. составлял 179 единиц, с учетом передачи в с>бслуживание ТУ НКВД СССР органов связи и трех оперативных работников, а также двух оперативных ра­ботников, переданных Безымянскому горотделу НКВД.

29 ноября 1942 г. в связи с ликвидацией 7-го спецотдела НКВД СССР Экономическому управлению были переданы диспетчерские функции

1 См. т. 2 настоящего сборника, документы № 295, 297, 299, 341, 349, 432, 477, 478, 531, 563, 578, 582, 600, 647, 671, 723, 748; т. 3, документы № 899, 1013, 1088, 1111,1218, 1236.

2 Здесь и далее по тексту приказы НКВД СССР, касающиеся деятельности ЭКУ, не публикуются.

по наркоматам вооружения, боеприпасов и минометного вооружения (созданы два отделения со штатом в 15 человек, которые не занимаются агентурно-оперативной работой).

Штат ЭКУ после передачи диспетчерских функций остался без изме­нений (то есть 179 единиц) и только в марте 1943 г. был увеличен штат 1-го отдела на 2 единицы.

Бывшее Главное экономическое управление НКВД СССР в составе ше­сти отделов и следственной части имело штат в количестве 534 единиц.

В то же время ГЭУ обслуживало те же объекты плюс финансовые органы.

[...]

На обслуживании этих объектов было занято 70 человек.

ЭКУ НКВД СССР наряду с оперативно-чекистской работой по об­служиванию народного хозяйства страны выполняет специальные зада­ния (диспетчерские функции) по оказанию помощи оборонным пред­приятиям в выполнении ими постановлений ГОКО, ЦК ВКП(б) и СНК СССР по выпуску продукции для фронта.

Зам. начальника Экономического управления НКВД СССР комиссар госбезопасности Родионов

ЦА ФСБ России

№1368

Сообщение резидентуры НКВД СССР из Алжира о позиции Великобритании и США в отношении Югославии, поддержке ими профашистски настроенного сербского генерала Д. Михайловича и компрометации И.Б. Тито1 и его правительства

28 марта 1943 г.

Источник сообщил, что «вокруг югославского вопроса англичанами в полном согласии с американцами ведутся разнообразные политические

1 Тито (Броз Тито) Иосип (1892—1980) — государственный и политический деятель Югославии, маршал (1943). С 1937 г. возглавлял КЛЮ (с 1952 г. — Союз коммунистов Югославии). В 1941—1945 гг. — верховный главнокомандующий Народно-освободи­тельной армией и партизанскими отрядами Югославии; в 1943—1945 гг. — председатель Национального комитета освобождения Югославии; в 1945—1946 гг. — председатель Временного правительства и министр народной обороны; в 1946—1953 гг. — председа­тель Совета Министров Федеративной Народной Республики Югославии (ФНРЮ); с 1953 г. — президент ФНРЮ (с 1963 г. — СФРЮ) и в 1953—1963 гг. — одновременно глава правительства.

комбинации, сводящиеся к компрометации Тито и его освободительно­го движения. Английская политика сводится к тому, чтобы в конечном итоге борьбы в Югославии к власти пришел не Тито и его правительство, а правительство Михайловича, который должен обеспечить триумфаль­ный въезд короля Петра Второго1. Наряду с формальной военной под­держкой Тито англичане имеют своих офицеров связи и при ставке Ми­хайловича. Английская авиация регулярно совершает ночные рейсы в ставку Михайловича, сбрасывая ему вооружение, а на днях ему была до­ставлена крупная сумма денег. В согласии с американцами англичане дали инструкции Михайловичу не вступать ни в какие активные опера­ции, накапливать силы, вооружение и максимально использовать все для реорганизации «четников» в боеспособную армию. Помощь Ми­хайловичу оказывается несмотря на то, что и англичанам, и американ­цам отлично известны его связи с немцами. Михайлович должен будет выступить открыто лишь тогда, когда налицо будет факт разгрома не­мецкой армии. Поддержка армии Тито будет осуществляться до тех пор, пока она ведет борьбу с немцами и оттягивает на себя германские диви­зии. Одновременно англичане уже теперь решили использовать всякие возможности дтя компрометации правительства и лично маршала Тито в общественном мнении. Для этой цели используется, в частности, ней­тральная швейцарская пресса. Эту же работу в Лондоне будут вести со­ратники Петра Второго, который полностью стал на службу англичан».

Архив СВР России

Правительства Великобритании и США в связи с изменением соотношения сил на советско-германском фронте в пользу СССР и союзников по антигитлеровской коали­ции стали срочно просчитывать свои планы по отношению к странам Южной и Юго-Восточной Европы, в том числе и к Югославии. Разрабатывая свои планы, в частности, по Югославии, они ревностно заботились об усилении своего влияния на развитие собы­тий здесь.

В этих целях средства массовой информации Великобритании и США делали все, чтобы создать вокруг Д. Михайловича ореол лидера движения Сопротивления в Югославии, созна­тельно закрывая глаза на его коллаборационизм. Пропагандистские службы называли его не иначе, как «югославский Робин Гуд», «чудо-человек», «великий человек», в результате чего в общественном мнении западных стран прочно укоренился миф о нем как о герое антифаши­стского движения Сопротивления в Югославии. «Как мы знаем, — подчеркивалось в одной из телеграмм Управления специальных операций в Форин оффис, — все действия (против окку­пантов. — Авторы-составители) в Югославии должны быть действительно отнесены на счет партизан, но для публичного потребления можно было бы без ущерба определенное их количество приписать Михайловичу».

В отношении подлинного руководителя народно-освободительной борьбы в Юго­славии И.Тито западная печать до конца 1942 г. вообще умалчивала, а затем давала о нем необъективную и искаженную информацию. О чем и свидетельствует содержа­ние настоящего документа (см.: Гиренко Ю.С. Сталин — Тито. М.: Политиздат, 1991, с. 14—15, 146; Очерки истории российской внешней разведки: в 6 т. Т. 4. 1941—1945. М., 1999. с 445-446).

1 Петр II Карагеоргиевич — с 1934 г. король Югославии. После начала фашистской оккупации Югославии в апреле 1941 г. бежал из страны. 29 ноября 1945 г. Учредитель­ное собрание Югославии ликвидировало монархию.

Из донесения начальника Тихвинского гарнизона командующему войсками Волховского фронта генералу армии КА Мерецкову о ликвидации последствий налета вражеской авиации на ст. Тихвин

28 марта 1943 г.

22 марта 1943 г. с 21.20 до 22.00 и 23 марта 1943 г. с 1.30 до 4.00 на ст. Тихвин было совершено два последовательных налета авиации про­тивника. Всего в налетах участвовало свыше 40 бомбардировщиков, было сброшено около 150 фугасных бомб разного калибра — от мелких до 1000 кг — и большое количество зажигательных бомб. Огонь зенитной артиллерии был малоэффективен ввиду недостаточного количества орудий...

К моменту налета на станции находилось большое количество эше­лонов, в том числе два эшелона с ранеными. Кроме того, были эшелоны с боеприпасами, горючим, танками и порожняк...

Силами 2-го батальона 260-го полка, железнодорожной и городской милиции, городской пожарной команды, местных госпиталей и медсан-роты дивизии были приняты меры по наведению порядка на станции, тушению пожара, оказанию первой помощи пострадавшим и перевозке всех раненых из разбитых эшелонов в госпитали.

Благодаря принятым мерам удалось вывести со станции два эшелона с ранеными (кроме вагонов, поврежденных бомбардировкой).

Сильно затрудняли работу горевшие вагоны с патронами, которые все время взрывались.

В 1.30 начался второй налет авиации противника, проходивший тем же порядком, что и первый, до 4.00...

Сразу же по окончании второго налета моим распоряжением были приняты меры к ликвидации последствий налета силами 260-го полка и частей местного гарнизона и прибывшим восстановительным поездом. В 13.00 23 марта основная часть путей была восстановлена и расчищена, движение поездов возобновилось.

Из-за недостаточной противовоздушной обороны был сбит толь­ко один самолет противника — «Юнкерс-88», который от прямого попадания снаряда разорвался в воздухе, весь экипаж уничтожен.

Следует отметить хорошую работу медицинского персонала, кото­рый самоотверженно спасал раненых из горящих вагонов, не прекращая своей работы под огнем авиации противника.

23 марта в 23.00 опять был налет авиации противника, продолжавший­ся до 1.00 24 марта 1943 г. и вновь поеторившийся с 4.00 до 5.00. В обоих налетах принимало участие около 50 бомбардировщиков, однако интен­сивность бомбардировки была несколько слабее, чем накануне, кроме того, зенитная артиллерия вела более сильный огонь, чем заставляла некоторые самолеты уклоняться от курса и сбрасывать бомбы мимо цели...

Работы по восстановлению путей начались сразу же после бомбарди­ровки и были окончены в 17.00 24 марта 1943 г.

Начальник Тихвинского гарнизона командир 5-й стрелковой дивизии НКВД

полковник » Леонтьев

Печатается по: Охраняя тыл действующей Армии: документы и материалы об участии внутренних войск в охране тыла действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг. М., 1985, с. 99-100.

№ 1370

Сообщение закордонного агента НКВД СССР об оценке руководящими кругами нацистской партии существующего военного положения Германии

28 марта 1943 г.

Высокопоставленные руководители фашистской партии считают, что потери на Восточном фронте к концу 1942 г. убитыми и ранеными исчисляются не менее чем в 3,5 млн человек1. Основной костяк немец­ких вооруженных сил сильно ослаблен. Сведения об истинных потерях скрывают даже от партийных лидеров. Однако теперь даже в этих кругах не держится в секрете то, что действительные потери, по всей вероятно­сти, намного выше тех, о которых сообщается в сводках. Гитлер из-за безрасчетного вовлечения человеческих ресурсов для выполнения своих планов на Восточном фронте вступил в постоянный конфликт с груп­пой старых генералов немецкой армии. Гитлер исходит из блестящих

1 Только в ходе зимней кампании 1942/43 гг. фашистский блок потерял до 1700 тыс. человек (см.: Военная энциклопедия в 8 т. М.: Воениздат, 1994, т. 2, с. 41).

результатов своих прежних планов, который он осуществлял, несмотря на все возражения со стороны генералов, и поэтому верит в непогре­шимость своих мероприятий и на Востоке. Ход войны определяется не генералами, а самим Гитлером, его советниками из СС и партийными стратегами1.

Вместе с тем в середине января нынешнего года Гитлер вдруг начал говорить об опасности возможного развала Восточного фронта. Было приказано перебросить на Восточный фронт ударные войска СС из Фран­ции, Голландии, Норвегии и Польши, с тем чтобы удержать прежде все­го южный участок2. Затем был издан приказ безусловно удерживать все позиции, прибегнув к жесткой обороне и не считаясь с людскими и материальными потерями, что может хоть на время оттянуть сроки вы­полнения русских наступательных планов. Новая тактика должна дать время для подготовки новых оборонительных позиций далеко в тылу. Эта линия нашла свое отражение уже в январе в усилении строительства новых оборонительных позиций в Бессарабии и Польше, на котором задействованы сотни тысяч рабочих из оккупированных стран, и в пос­ледовавшей эвакуации Украины и Белоруссии. За этими (полностью

1 В самом начале войны Гитлер в качестве верховного главнокомандующего про­явил полное отсутствие военного таланта-, больше мешая, чем помогая своим генера­лам. Во время Польской кампании он занимал позицию наблюдателя, впервые вме­шавшись в управление войсками во время войны на Западе, когда немецкие танки достигли Дюнкерка. Он приказал им остановить наступление, что позволило бри­танскому экспедиционному корпусу эвакуироваться с континента. Гитлер перенес всю тяжесть удара на уже поверженную французскую армию и продолжал добивать ее, пока его главный противник целым и невредимым уходил на Альбион.

Блицкриги Гитлера с оперативной точки зрения, несомненно, были триумфом, но со стратегической — трагедией. Неправильно истолкованные успехи привели к пере­оценке своих возможностей. В результате Гитлер и его главный стратег Гальдер посчи­тали возможным устроить очередную «молниеносную войну» на гигантских просто­рах России. Как пишет Уильямсон Мюррей, создается впечатление, что в ходе войны немецкое командование не затрудняло себя расчетами целесообразности операций. Гитлера и его генералитет ослепила европейская ограниченность и «лягушачья» стра­тегия. Когда в декабре 1941 года в ставке Гитлера бурно радовались вступлению в войну Японии, фюрер спросил у собравшихся генералов, где находится Перл-Хар-бор. Ему никто не ответил.

В 1941 году он напал на Советский Союз, надеясь быстро разгромить его в ходе «молниеносной войны». Это гигантское предприятие было с самого начала обречено на провал уже потому, что «Гитлер готовил кампанию против СССР на скорую руку, рассчитывая на быструю победу и не предусмотрев возможности затяжных боевых действий.

В отличие от 1939 года у Гитлера не было ни малейшего шанса на победу. Уже в августе 1941 года он полностью утратил возможность каким-либо образом выиграть войну с Россией, которая существовала в самом начале боевых действий. Так же, как годом ранее во Франции под Дюнкерком, он остановил свои танки у Смоленска, совершив ошибку, которая в конечном итоге решила ход войны. В результате немец­кие войска сражались под Москвой на 30-градусном морозе в летнем обмундирова­нии» (см.: Кох-Хиллебрехт М. Homo-Гитлер: психограмма диктатора. Минск, ООО «Попурри», 2003, с. 39-40).

2 Имеются в виду танковые дивизии СС «Адольф Гитлер», «Мертвая голова», «Райх» и др., которые еще в феврале 1943 г. были переброшены из Западной Европы в район Харькова в полосу обороны Воронежского фронта.

еще не законченными) фортификационными работами по созданию так называемой восточной стены1 ведутся работы по строительству новой линии обороны, которая называется «немецкое кольцо» и должна быть создана вокруг самой Германии. В случае если Германия, ведя борьбу на востоке, будет атакована одновременно с юга и запада, то она сконцент­рирует все свои силы именно в пределах данного кольца. Правда, откры­тие нового фронта на континенте всерьез пока в расчет не принимается. В настоящее время Германия боится только России и видит величай­шую опасность в том, что Россия после короткого или длительного про­межутка времени сможет достичь румынской границы. Возможность прорыва, подобного предыдущему, должна быть предотвращена путем введения свежих войск и частей войск СС.

Лидеры партии считают, что развал немецкого Восточного фронта, в частности (как наиболее вероятная возможность) его южного участка, нанес бы тяжелый удар союзникам. Последние увидели бы в продвиже­нии России к румынским границам опасность для Европы. Партийные лидеры полагают, что союзники, не делая никаких попыток к бомбарди­ровке нефтяных полей Шоешти2, не хотят (в соответствии со своими по­литическими намерениями) лишать немецкие вооруженные силы источ­ника снабжения горючим и дают возможность применить свою силу немецкой военной мощи против СССР, с тем чтобы ослабли обе сторо­ны. Более того, высшие партийные крути убеждены, что открытие новых фронтов на континенте с целью ослабления давления на русском фронте не произойдет до тех пор, пока не станет ясным, что Россия уже не распо­лагает достаточной силой для наступления. По мнению этих кругов, для Германии было бы смертельно опасным, если эти расчеты не оправдались бы и союзники открыли бы новый фронт одновременно на юге и на севере в момент, когда Германия испытывает серьезные трудности на востоке, то есть до того, как немецкое главное командование успеет остановить рус­ское наступление.

1 Речь идет о так называемом «Восточном вале» (нем. «Ostwall»), стратегическом оборонительном рубеже немецко-фашистских войск на советско-германском фронте во Второй мировой войне, построенном к осени 1943 г. «Восточный вал» проходил по линии: р. Нарва, города Псков, Витебск, Орша, р. Сож, среднее течение р. Днеп­ра (основа «Восточного вала»), р. Молочная. Решение о создании «Восточного вала» было принято весной 1943 г., приказ об ускорении его оборудования отдан Гитлером 11 августа 1943 г. В середине сентября введены новые кодовые названия: в полосе групп армий «Юг» и «А» рубеж стал называться позицией «Вотан», в полосе групп армий «Север» и «Центр» — «Пантера». Немецко-фашистское командование рассчитывало, что борьба на рубеже «Восточного вала» примет позиционный ха­рактер и что Красная Армия будет истощена в бесплодных атаках против создан­ной здесь мощной обороны, а руководители Германии выиграют время для сговора с реакционными англоамериканскими кругами и сумеют заключить сепаратный мир на Западе. К концу 1943 г. Красная Армия прорвала «Восточный вал». С коша августа по декабрь 1943 г. в ходе боев на «Восточном валу» было разгромлено 60 дивизий вермахта, из них 11 танковых и моторизованных (см.: Советская военная энциклопедия. М., 1976, т. 2, с. 383).

2 Плоешти — город в Южной Румынии. Центр нефтепромыслового района.

По общему мнению, союзники вообще не откроют таких фронтов, операции которых потребовали бы совместных действий и координа­ции усилий союзнических и русских армий. Считается, что до конца апреля вообще не будет открыто никаких новых фронтов и до этого вре­мени можно будет удерживать фронт в Тунисе1. Это даст возможность закончить подготовку новых операций на Восточном фронте и заполу­чить в свое распоряжение достаточное количество войск и материалов на случай появления любых новых фронтов.

Архив СВР России

№ 1371

Из спецсообщения УНКВД по Ростовской области № 7/43 в Четвертое управление

НКВД СССР о положении в оккупированном г. Таганроге2

31 марта 1943 г.

1. Военные вопросы

По данным на 10 марта 1943 г., охрана северного побережья Азовско­го моря, временно оккупированного вражескими войсками, в основном возложена на изменников Родины — казаков, преимущественно жите­лей Краснодарского края.

На участке сел Боцмановки и Натальевки по берегу моря через каж­дые 500—600 м расположены пулеметные гнезда, в которых дежурят по 2 солдата, связанные телефоном с караульными помещениями, находя­щимися в селах Боцмановке и Натальевке, и подвижными патрулями.

Пушек, прожекторов и других средств военной техники на этом участ­ке не замечено. Там же проходит заготовленная на случай наступления

1 Тунис — государство в Северной Африке. Столица — г. Тунис. 164 км2. В ноябре 1942 г. — мае 1943 г. был оккупирован итальянско-германскими войсками.

2 Город Таганрог немецко-фашистские войска заняли 17 октября 1941 г., а 30 августа 1943 г. войска Южного фронта во взаимодействии с Азовской военной флотилией освободили город.

Красной Армии линия окопов, среди которых встречаются специально оборудованные блиндажи. В ночное время противник систематически освещает побережье осветительными ракетами.

По определению наших источников, в с. Боцмановке вражеский гарнизон состоит из 200—300 человек, в него же входит 2-я казачья сотня1 444-го полка, которым командует немецкий обер-лейтенант Горт. Штаб сотни расположен во втором доме от школы. Штаб 444-го полка дислоцируется в населенном пункте в 7—8 км западнее с. Боц-мановки, в с. Натальевке гарнизон противника составляет 400—500 человек.

В районе г. Таганрога охрану побережья от металлургического завода и до завода № 31 несут немцы и казаки. На каждом спуске к морю и в районах расположения важных объектов установлены пулеметные точ­ки, которые связаны между собой подвижными патрулями.

Ночью побережье моря систематически освещается прожекторами и ракетами, простреливается перекрестным огнем из пулеметов и ав­томатов. Лед у побережья г. Таганрога минирован. В г. Таганроге дисло­цируется штаб казачьей дивизии, командует которой немец в чине ге­нерала.

I...]

11 марта 1943 г. один из казаков-предателей, доставленный на нашу сторону, на допросе сообщил: «...по приказу Гитлера защита Таганрога возложена на казачьи части, которые й несут охрану города...» Другой казак, также доставленный на нашу сторону, на допросе показал, что вахмистр объявил приказ: «...выхода из Таганрога нет, оборону его дер­жать до последнего...»

Числа 10—15 февраля 1943 г. наш источник видел движение из с. Натальевки в направлении к г. Таганрогу кавалерии из калмыков-пре­дателей2численностью до 300 человек, ранее ушедших с отступавшими немцами из Калмыцкого района Ростовской области и Калмыцкой АССР. Калмыки были обмундированы в немецкую форму, вооружены винтовками и якобы формировались в г. Мариуполе.

Отмечается, что во второй половине февраля 1943 г. при нажиме час­тей Красной Армии в районе г. Таганрога среди некоторой части каза­ков-изменников появились настроения перейти с оружием на сторону частей Красной Армии: «...если обстановка будет благоприятна, с ору­жием в руках перейдем на сторону Красной Армии...»

Отмечаются также антивоенные разговоры и обругивание виновника войны — Гитлера среди военнослужащих армий противника. Из бесед с местными жителями и на основании личных наблюдений источники отмечают факты наличия в г. Таганроге немцев-дезертиров и жестокой

1 Имеются в виду так называемые добровольческие отряды, сформированные из антисоветски настроенных военнопленных донских, кубанских и терских ка­заков.

2 Речь идет о так называемом калмыкском воинском соединении доктора Долля.

расправы с пойманными дезертирами, которых в кандалах вели по ули­цам города.

2. Политические вопросы

По поступившим данным, в г. Таганроге существует подпольная организа­ция советских патриотов, которой руководят: житель одного из районов Рос­товской области «Т. Л» и бьгеший ответственный работник г. Таганрога «М».

Организация советских патриотов в своей деятельности ставит задачи:

1) подбор и вовлечение новых участников;

2) подготовка и совершение диверсионных актов (организацией вес­ной 1942 г. был уничтожен городской радиоузел);

3) правильная информация населения города о положении на фрон­тах Отечественной войны и в Советском Союзе, разоблачение лживой пропаганды издающейся в городе фашистской газеты «Новое слово»;

4) учет предателей Родины, активных фашистских пособников из местного населения;

5) вооружение членов организации и активная деятельность по под­готовке к вооруженному восстанию и уничтожению вражеского гарни­зона при наступлении частей Красной Армии, сохранение действую­щих предприятий и ценностей.

Организация имеет свои группы на пяти промышленных объектах, располагает двумя радиоприемниками и двумя пишущими машинка­ми. Организация ощущает недостаток оружия, которое имеется в очень незначительном количестве. Взрывчатыми веществами организация не располагает.

Руководство организации практикует проведение под видом церков­ных празднований небольших собраний, на которых присутствуют актив и старые члены организации для'обсуждения намечаемых мероприятий.

В начале 1943 г. организация готовилась к более активным действи­ям, разрабатывались методы борьбы в период приближения фронта, на­значались сборные пункты на случай общего выступления.

Случаев предательства и измены в организации не было. О существо­вании организации в последнее время стало известно полиции, так как выпускаемые бюллетени с сообщениями Совинформбюро распростра­нялись по городу в большом количестве.

Кроме того, организацией выпускались обращения к военноплен­ным, к населению города с призывом саботировать мероприятия не­мецких властей по отправке жителей на работы в Германию, воззвания о героическом наступлении частей Красной Армии и задачах населения в связи с этим.

3. Экономические вопросы

До лета 1942 г. в Таганроге яйца, масло, молочные продукты и рыба считались конфискованными для германской армии. Купля и продажа их местным населением на рынках была запрещена приказом по городу. На базарах систематически проводились облавы, во время которых про­дукты отбирались. Лица, возражавшие против отобрания продуктов, избивались немцами и привлекались к ответственности полицией.

Население получало по карточкам суррогатный хлеб из смеси куку­рузы, проса, ячменя и незначительной части пшеницы из расчета на неделю 1,5 кг для работающих и 0,5 кг на иждивенца.

Электроэнергию город получал из г. Мариуполя1, квартиры освеща­лись исключительно те, в которых проживали чины германской армии и ответственные работники.

[-■]

Следует отметить, что немецкое командование уделило особое вни­мание восстановлению для нужд армии пищевой промышленности, как-то: пивоваренного и колбасного заводов, мельниц и мыловаренного заво­да, а также хлебозавода.

Начальник УНКВД по Ростовской области

комиссар госбезопасности Покотило

Начальник 4-го отдела УНКВД по Ростовской области подполковник госбезопасности Мартынец

ЦА ФСБ России

В г. Таганроге кроме дивизий 6-й армии второго формирования и 1-й танковой, а также различных антисоветских формирований находилось и большое число органов немецкой разведки, которые здесь концентрировались с начала 1942 г. и до середины 1943 г. (см. доку­мент № 1364).

1 Мариуполь был захвачен немецко-фашистскими войсками 8 октября 1941 г., а 10 сентября 1943 г. город был освобожден войсками Южного фронта во взаимодей­ствии с десантом Азовской военной флотилии.

Из директивы НКВД СССР народным комиссарам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам

УНКВД краев и областей об организации щютиводиверсионной работы

на предприятиях военной промышленности

[Март 1943 г.]

Приказы и директивы НКВД СССР (№ 213 от 26 августа 1941 г., № 287 от 28 декабря 1941 г., № 001613 от 7 августа 1942 г., № 002717 от 17 декабря 1942 г.)1 об организации противодиверсионной работы и обеспечении ряда специальных мероприятий по предупреждению взрывов, пожаров и ава­рий на предприятиях военной промышленности СССР некоторыми УНКВД выполняются неудовлетворительно.

Количество взрывов, пожаров и аварий на промышленных предприя­тиях Союза за последнее время не сократилось, а размеры катастроф и причиняемый ущерб в ряде случаев значительно возросли.

[...]

Расследованием по приведенным случаям, а также по всем другим про­исшествиям почти без исключения устанавливается, что причинами ава­рий и катастроф являются нарушения технологического процесса, техни­ки безопасности, правил противопожарной безопасности или халатность отдельных рабочих и инженерно-технических работников предприятий.

[...]

Нарушения технологических режимов, правил техники безопаснос­ти и требований противопожарной безопасности создают условия для активной и безнаказанной работы диверсионных элементов на промыш­ленных предприятиях.

Положение усугубляется тем, что в организации охраны промыш­ленных предприятий имеет место ряд серьезных недостатков.

Пропускной режим на заводах соблюдается неудовлетворительно, многие взрыво- и пожароопасные участки не охраняются, на заводы имеют возможность проникнуть посторонние люди.

Так, при проверке состояния охраны заводов № 80 НКБ, № 92 НКВ, «Красная Этна» Наркомсредмаша проверяющие были пропущены на территорию завода по чужим документам.

1 Указанные в документе приказы и директивы НКВД СССР ранее в сборнике не публиковались, за исключением последнего (см. т. 3 настоящего сборника, документ № 1236).

На заводе № 735 Наркомата минометного вооружения проверяющий прошел через вахтерский пост и обошел все цеха по МОПРовскому билету.

На заводах № 527 и 582 НКБ в ряде случаев рабочим выдаются про­пуска без фотокарточек, а при проходе на завод вахтеры не требуют до­кументов, удостоверяющих личность.

Таким образом, в результате ряда нарушений со стороны отдельных хозяйственников и недостаточной активности агентурно-оперативной и профилактической работы на промышленных предприятиях со сто­роны некоторых НКВД и УНКВД создается обстановка, благоприятная для диверсионных проявлений антисоветского элемента и агентуры про­тивника.

Предлагается:

1. Наркомам внутренних дел союзных и автономных республик, на­чальникам УНКВД краев и областей:

а) в течение апреля 1943 г. лично проверить и в соответствии с прика­зом наркома внутренних дел СССР № 002717 от 17 декабря 1942 г. органи­зовать противодиверсионную работу на промышленных предприятиях...

б) обеспечить тщательный и неослабный контроль за выполнением постановления СНК СССР № 147-49сс от 10 февраля 1943 г. «О меропри­ятиях по усилению борьбы с нарушениями правил техники безопаснос­ти на взрывоопасных заводах Наркомбоеприпасов, Наркомхимпрома и на предприятиях других наркоматов и ведомств, производящих взрыв­чатые и отравляющие вещества и снаряжение боеприпасов»;

в) в двадцатидневный срок организовать повсеместную проверку со­стояния вооруженной вахтерской и военизированной охраны предпри­ятий и через директоров предприятий... добиться устранения выявлен­ных в охране предприятий недостатков.

В необходимых случаях, когда требуется вмешательство со стороны соответствующих промышленных наркоматов или директивных инстан­ций, сообщить НКВД СССР.

О результатах проделанной работы доложить к 10 апреля 1943 г.

[...]

5. Начальнику ГУПО НКВД СССР в месячный срок организовать проверку состояния противопожарной безопасности промышленных предприятий, выявить недостатки и устранить их. Впредь такие провер­ки проводить систематически.

6. Начальнику ЭКУ НКВД СССР обеспечить контроль за выполне­нием данной директивы.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар государственной безопасности 2-го ранга Кобулов

ЦА ФСБ России

Справка разведотдела Управления войск НКВД СССР по охране тыла действующей Красной Армии о результатах зафронтовой работы за период с 1 июня по 1 декабря 1942 г.

[Март 1943 г.]

В соответствии с приказом заместителя народного комиссара внут­ренних дел СССР № 001116 от 1 июня 1942 г.1разведотдел Управления войск НКВД по охране тыла действующей Красной Армии приступил к организации зафронтовой работы.

В первых числах июня 1942 г. на наиболее важные направления фрон­тов были командированы руководящие работники разведотдела, кото­рые одновременно с проработкой приказа № 001116 и Положения по разведработе в разведотделах управлений войск по охране тыла фронтов и частей приняли непосредственное участие в изучении зафронтовой обстановки (по данным разведотделов штабов армий, особых отделов, военнопленных и выходцев из оккупированных немцами районов), под­боре, вербовке и заброске за линию фронта агентуры. Всего за 6 месяцев работы по зафронтовой линии в обшей сложности ушло на непосред­ственную работу в разведотделах управлений и частей до 4 месяцев. С этой целью на места выезжали полковник Ивойлов, майоры Пере-сунько и Дроздов

В тот же период разведотделом в разведотделах управлений войск НКВД по охране тыла фронтов были даны два основных руководящих указания по организации и ведению зафронтовой работы, основанные на принципах довоенной закордонной работы и опыта войны, и 6 ори­ентировок о разведорганах и формированиях противника и о режиме в зафронтполосе (составленных по данным зафронтовой агентуры), след­ствии и фильтрации (кроме ориентировок Второго управления НКВД СССР). Для руководства и ведения зафронтовой работы на местах в раз­ведотделах управлений и погранполков были отобраны и закреплены командиры-разведчики, имевшие опыт закордонной и зафронтовой ра­боты. Зафронтовая работа обеспечивалась путем регулярного отпуска местам денежных средств по § 9 и 150 специально выделенными для этой работы продовольственными пайками.

Результат проводимых разведотделом в этой области мероггоиятий ска­зался на росте зафронтовой сети, а впоследствии и на качестве ее. Так, по всем управлениям войск НКВД по охране тыла фронтов в июне сеть состояла из 35 зафронтовых агентов, в июле увеличилась до 62 зафронтовых агентов, в августе — до 165 зафронтовых агентов, в сентябре — до 232 зафронтовых агентов, в октябре — до 326 зафронтовых агентов и в ноябре — до 459 зафрон­товых агентов.

На 1 декабря 1942 г. имеющаяся зафронтовая агентура распределя­лась по объектам работы следующим образом:

а) агенты, разрабатывающие разведывательные, контрразведывательные, полицейские и административные органы противника, — 67 человек (в их числе 5 перевербованных агентов германской разведки); *

б) агенты, разрабатывающие белоэмигрантские и националистичес­кие организации, — 8 человек;

в) агенты, разрабатывающие ставленников и пособников немецких оккупантов, а также ведущие общую разведку зафронтовой полосы,— 234 человека;

г) агенты-маршрутники — 58 человек;

д) агенты-вербовщики — 54 человека;

е) агенты-связники — 35 человек;

ж) содержатели явочных квартир — 3 человека.

Из 459 зафронтовых агентов за последние месяцы зафронтовой ра­боты постоянно находилось за линией фронта, выполняя специальные задания, 316 зафронтовых агентов и периодически командировалось за линию фронта 143 зафронтовых агента.

За полгода зафронтовой работы было оставлено в тылу противника при отходе наших частей 1375 человек (преимущественно из общего осведомления), однако в силу поспешности отступления проинструк­тировать удалось не более 60% оставленной сети.

В качестве иллюстрации работы действовавшей зафронтовой агенту­ры следует привести следующие примеры:

1. Агент «Бойкая»1. Внедрена в отдел 1 Ц «Сатурн»2, где имела отноше­ние к учету агентуры, забрасываемой в тыл действующей Красной Армии.

В результате работы этого агента получен материал:

а) о структуре отдела 1 Ц «Сатурн» при штабе немецкой армейской группировки на Восточном фронте и об отдельных разведывательных пунктах;

б) на 64 офицеров разведки и негласных сотрудников разведорганов с установочными данными и характеристиками;

в) о Катыньской разведывательной школе3, ее преподавательском составе, персонале, учащихся, программе обучения и агентуре, предназна­ченной к переброске на нашу сторону по окончании подготовки в школе.

2. Агент «Павлик». Внедрен в разведпункт, расположенный близ фрон­та (д. Кресты).

1 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 1100.

2 Речь идет о 103-й разведывательной абверкоманде, которая с конца 1941 г. до декабря 1943 г. дислоцировалась на территории Смоленской области при немецкой армейской группировке «Центр»

3 Имеется в виду Борисовская разведывательная школа, которая в феврале 1942 г. была переведена в дер. Катынь (23 км западнее Смоленска) и стала именоваться по названию места дислокации.

По заданию германской разведки «Павлик» командировался в г. Мос­кву с тем, чтобы подготовить к вербовке своего дядю — инженера НКПС (наш агент «Рыжов»).

3. Агент «Соснин». Проник в резидентуру гестапо, созданную в од­ном из районов Смоленской области, с перспективой продвижения в германскую разведку.

4. Агент «Вера»1. По нашему заданию обрабатывала для вербовки жену шофера гестапо — содержательницу конспиративной квартиры гестапо.

Подготовила для вербовки владельца парикмахерской в г. В., через которого в перспективе имелось в виду создать резидентуру.

Завербовала свою родственницу, живущую в г. В. и имеющую боль­шие связи в офицерских и полицейских кругах.

5. Агент «Виктор»2. В результате проведенной через этого агента агентурной комбинации выведены с оккупированной территории и аре­стованы два немецких агента, окончившие Катыньскую разведшколу.

6. Агент «Владимир». Работал преподавателем в полицейской школе в одном из районов Смоленской области.

Дал сведения о деятельности этой школы и представил список поли­цейских на 203 человека.

7. Агент «Деловой». Староста одного из сел Калининской области, через которого выявлено и разрабатывалось большое количество став­ленников и пособников немецких оккупантов. Одновременно через «Делового» приобретались документы для свободного передвижения в прифронтовой полосе немцев.

8. Агент «Живой». Работая врачом, имел обширные связи в оккупи­рованных районах Смоленской области. Представил материал о гестапо в Руднянском районе и о переброшенном в тыл ДКА агенте Ковалеве.

От этого агента также получены сведения о формируемых немцами отрядах так называемой Русской национальной [народной] армии, о 9 изменниках Родины, о военном строительстве и тд.

9. Агент «Уральская». Проникнув в немецкий штаб, добыла сведения о подготовке противником боевой операции. Используя эти данные, 23-й пп, опередив намерение противника, нанес ему внезапный удар, в результате которого немцы понесли большие потери в живой силе и тех­нике.

10. Агент «Кришневский». Хорошо изучив систему обороны против­ника, скрытно провел подразделения 23-го пп в населенный пункт, в результате чего внезапным ударом с тыла и флангов противник был вы­бит из населенного пункта, понеся большие потери. «Кришневский» награжден правительственной наградой — орденом.

11. Агенты «Ловкий» и «Иванов». Установили минное поле и разми­нировали его. Провели войска НКВД в тыл противника, чем обеспечи­ли успешный разгром немецкой части.

В тот же период при непосредственном участии работников разведот­дела проводились комбинации по выводу за линию фронта агентов, рабо­

1 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 1133.

2 См. т. 3 настоящего сборника, документ № 1240.

тающих по внутренним агентурным разработкам, а также вьшодилась за фронт агентура с различными интригующими немцев легендами.

Кроме контрразведывателъной работы против органов германской раз­ведки на Восточном фронте велась работа на территории Скандинавских стран (Норвегия, Швеция) и Финляндии. По Скандинавским странам мы получаем данные о военных объектах и войсках противника, а по Финлян­дии в результате накопления и анализа контрразведывательных материа­лов удалось составить обзор о деятельности финских разведорганов.

В целях внедрения в германские разведорганы и созданные ими кон­трреволюционные националистические организации, в частности в «На­ционально-трудовой союз нового поколения» в г. Смоленске, были уч­тены подходящие для этой цели лица, а в г. Москве установлены и проверены их связи. По этим связям были произведены вербовки. Та­ким образом, разведотдел приобрел ценную агентуру и непосредствен­но работал над созданием зафронтовых комбинаций.

Общие итоги зафронтовой работы характеризуются следующим: вы­явлено 26 разведывательных пунктов, 55 разведывательных школ, 8 кон-трразведывательных органов противника, 22 националистических и дру­гих контрреволюционных формирования, 50 лагерей военнопленных, 196 официальных работников разведывательных и контрразведыватель-ных органов противника, 106 работников разведшкол, 70 человек аген­туры, подготовленной в разведшколах, 237 служащих полиции, 827 став­ленников и пособников оккупантов.

На основании добытых о противнике данных в разведотделе были заведены учеты (в виде литерных дел на отделы 1 Ц), систематически пополнялась разведывательная карта.

На базе этих учетов строилась и развивалась дальнейшая контрразве­дывательная работа в интересах охраны тыла фронта.

В соответствии с указаниями заместителя народного комиссара внут­ренних дел СССР с 1 декабря 1942 г. зафронтовая работа прекращена1.

Начальник 1-го отделения разведотдела Управления войск НКВД по охране тыла действующей Красной Армии

полковник Ивойлов2

РГВА, ф. 32880, on. 4, д. 457, лл. 1-2

Копия

О деятельности войск НКВД по охране тыла действующей Красной Армии см. т. 2 настоящего сборника, документы № 312, 510, 601, 761; т. 3, документы № 776, 819, 840, 847, 849, 907, 908, 1033, 1035, 1039, 1239, 1240, 1249.

' Разъяснения по прекращению зафронтовой работы были даны в указании Уп­равления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии № 19/9-001483 от 4 декабря 1942 г. (см. т. 3 настоящего сборника, документ № 1221).

2 Ивойлов Анатолий Сергеевич (1901—?) — полковник (1939). С мая 1941 г. — начальник 5-го отделения УПВ НКВД Черноморского округа, с апреля 1942 г. — начальник 3-го отделения РО ГУВВ НКВД СССР, с мая 1942 г. — начальник 3-го, потом 1-го отделения РО У В НКВД по охране тыла действующей Красной Армии.

Из справки Особого отдела НКВД Южного фронта об агентурно-оперативной работе особорганов фронта в период боев за Сталинград

[Март 1943 г.]

[...]

Выход в свет приказа народного комиссара обороны товарища Ста­лина № 227' значительно повысил сознание ответственности военнос­лужащих — от красноармейца до старшего командира — в борьбе с не­мецко-фашистскими оккупантами за Советскую Родину.

Соединения фронта в самые тяжелые дни оборонительных боев за Сталин­град и в дальнейшем в период наступательных боев с отходящим противником дрались мужественно и стойко, и случаи неорганизованного отхода подразде­лений с переднего края без приказа были единичны.

[...]

Одной из серьезных задач в работе особорганов фронта за отчетный период была борьба с членовредительством. Контрреволюционный и антисоветский элемент, проводя в соединении свою подрывную работу, одной из ее задач ставил пропаганду и организацию членовредитель­ства, склонение к этому наименее устойчивых и малодушных военнос­лужащих Красной Армии, использование членовредительства как спо­соба уклониться от службы в Красной Армии, не принимать участия в боях с немецко-фашистскими захватчиками.

[-1

В сентябре 1942 г.командованием фронта по информации Особого отдела НКВД был издан приказ, в котором обращалось внимание ко­мандования и политорганов частей и соединений фронта на необходи­мость принятия решительных мер борьбы с дезертирством и устране­ния недостатков в учете личного состава, несении караульной службы и пр., способствующих дезертирству.

Соответствующие указания были даны Особым отделом НКВД фрон­та особорганам о мероприятиях по агентурно-оперативной работе в этой области.

В целях очистки тыловых и прифронтовых населенных пунктов от неблагонадежного элемента, изъятия агентуры противника, изменни­ков Родины, дезертиров, членовредителей, активных пособников нем­цев и прочего контрреволюционного преступного элемента, а также

Приказ народного комиссара обороны № 227 был издан 28 июля 1942 г. (см т. 3 настоящего сборника, документ № 1027).

выявления и направления в части Красной Армии призывных контин-гентов, находившихся на освобожденной от противника территории, особорганы фронта начиная с августа 1942 г.по февраль сего года наряду с повседневным несением заградслужбы проводили массовые облавы и прочесывания.

[...]

Наряду с очисткой фронтового тыла от неблагонадежного элемента особорганы совместно с командованием соединений по приказу Воен­ного совета фронта проводили эвакуацию гражданского населения из 25-километровой прифронтовой полосы. Всего в октябре—ноябре 1942 г. было эвакуировано 35592 человека, или 55% общей численности насе­ления, подлежащего эвакуации.

[...]

За отчетный период Особый отдел НКВД фронта информировал Во­енный совет по ряду принципиальных вопросов, в результате чего Воен­ный совет принял ряд мер по устранению недочетов в состоянии соеди­нений фронта.

Так, в октябре 1942 г.в результате напряженного положения с подво­зом боеприпасов в войска, защжцавшие г. Огалинград, Военный совет по информации Особого отдела НКВД фронта издал два приказа (№ 032 и 036), в которых дал указание об организации автобатальонов и беспере­бойного снабжения войск боеприпасами и продовольствием.

[.-]

Зам. начальника Особого отдела НКВД Южного фронта полковник государственной безопасности

№ 1375

Из докладной записки заместителя начальника 4-го отделения Особого отдела НКВД Северо-Кавказского фронта начальни­ку Особого отдела НКВД фронта о работе оперативной группы в городах Георгиевске, Гулькевичах, Кропоткине, Ставрополе и Крас­нодаре, освобожденных от войск противника

[Март 1943 г.]

В соответствии с Вашими указаниями группа оперработников, со­стоявшая в основном из сотрудников 4-го отделения, 17 января 1943 г.в

Михашов ЦА ФСБ России

г. Георгиевске приступила к работе по выявлению и изъятию контррево­люционного элемента (предателей и изменников Родины) среди граж­данского населения и бывших военнослужащих, а также фильтрации лиц (бывших военнослужащих), находившихся в плену у немцев.

[...]

В результате проведенной работы задержано всего 1380 человек.

[...]

Работа оперфугпты по линиям характеризуется следующими данными.

Изъятие официальных сотрудников гестапо и полиции и их агентуры

Работа оперативной фуппы по этой линии была направлена на вскры­тие, изъятие и разоблачение агентуры гестапо, задержание всех офици­альных сотрудников карательных учреждений (гестапо, полиции, жан­дармерии) и разоблачение их как предателей и изменников Родины.

[...]

При изучении процесса комплектования, структуры и методов рабо­ты органов гестапо и полиции установлено:

1. Органы гестапо в городах Краснодаре и Ставрополе комплекто­вались из бывших военнослужащих — изменников Родины, социаль­но чуждых и реакционно настроенных казаков, лиц, судимых при Со­ветской власти, морально разложившихся уголовно-преступных элементов.

Например, так называемая зондеркоманда-10-а (г. Краснодар)1 име­ла в составе 250—300 человек, в это число входили 150—200 человек «Добровольческого казачьего отряда», созданного из казаков — измен­ников Родины близлежащих от' г.Краснодара станиц (станицы Пашков-ская, Васюринская и др.).

Остальной состав зондеркоманды состоял также из политически и морально разложившихся элементов.

[...]

2. При гестапо существовали вспомогательные отряды — зондерко­манды. Функции этих отрядов: борьба с партизанским движением; ох­рана арестованных и здания гестапо; производство арестов и обысков; производство облав по городу; расстрел заключенных; в отдельных слу­чаях использовались в качестве секретных агентов.

3. При гестапо существовал отдел, или бюро, «оказания материальной помощи лицам немецкой национальности и семьям, пострадавшим от Советской власти». Через это «бюро» гестапо вербовало агентуру.

4. Вскрыты вопиющие злодеяния, их «методы» работы: массовые об­лавы и аресты, избиение арестованных, удушение посредством спецма­шин (вместо расстрела) и т. д...

1 См. документы № 1351, 1352, 1356, 1359.

Изъятие контрреволюционного дашнакского элемента

Установлено, что в первых числах октября 1942 г.вг. Краснодар при­были вместе с немецким штабом представители дашнакского центра в количестве 6 человек: Азизян Акоп, Азизян Арго, Тарлакян Мисак, Сме­тана1, Сикорский2, Арутюнов3 (он же Гурян). Ими по указанию Дро4 была организована школа разведчиков (ул. Комсомольская, 50) из воен­нопленных армян в количестве 30 человек. Разведчики готовились для проведения шпионской и диверсионной работы в тылу Красной Армии. Школой руководили Тарлакян и Арутюнов. В г.Краснодар приезжал Дро и проживал на явочной квартире (ул. Комсомольская, 45). Органи­затором дашнакского центра на Кавказе был Вацлав (Азизян Акоп), ко­торому Дро давал основные установки и предлагал немедленно создать дашнакский центр в г. Краснодаре. В деле создания дашнакского центра намечалось использовать создание в г.Краснодаре «Армянского церков­ного совета», где через представителя комитета дашнаков проводить кон­трреволюционную националистическую деятельность. Этим предста­вителем оказался Горгинян Григорий Абрамович — член «Армянского церковного совета» (арестован)5. На одном из заседаний «церковного совета» присутствовал Арутюнов, который в своем выступлении дал ус­тановку на проведение контрреволюционной националистической ра­боты, на создание денежных ресурсов под предлогом сбора средств для помощи военнопленным-армянам и организации подсобных торговых пунктов.

Руководители дашнакской организации в г. Краснодаре пытались рас­пространить свое влияние и на периферию. С этой целью одному из активных участников этой организации Манук-оглы6 было предложено провести соответствующую работу по окружающим районам и стани­цам по сколачиванию дашнакских групп и оргкомитетов и повести кон­трреволюционную националистическую работу среди армянского насе­ления.

Из числа арестованных участников контрреволюционной дашнак­ской организации наиболее характерными являются:

Манук-оглы, 1896 года рождения, уроженец г. Трапезунда (Турция), беспартийный, по специальности табаковод.

Манук-оглы был завербован в дашнакскую организацию представи­телем дашнакского центра Тарлакяном с заданием создать дашнакские группы на периферии. Оказывал помощь представителям центра в ус­

1 «Сметана», он же «Сметанин», «Сметанов», он же Юзбашев Богдан Авакович.

2 «Сикорский» («Доктор Сикорский»), он же Геворков (Геворкян) Николай Ам-барцумович (Александрович).

3 Арутюнов, он же Арупонян Арупон. клички «Гурян», «Портной», «Уйрян», «Урян».

4 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 923, 1038, 141 (трофейный).

5 Горгинян ГА. был арестован 23 февраля 1943 г. и 18 ноября 1943 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден на 5 лет лишения свободы.

6 Манук-оглы Мисак Артемович 21 февраля 1943 г. был арестован и 8 марта 1944 г. Особым совещанием при НКВД СССР осужден на 5 лет лишения свободы. 30 ноября 1998 г. реабилитирован прокуратурой Краснодарского края на основа­нии ст. 5 Закона РСФСР от 18 октября 1991 г.

тановлении в г.Краснодаре старых участников контрреволюционной даш-накской организации.

Девоян Погос Манукович, 1892 года рождения, уроженец г. Еревана, учитель армянской школы1.

Имел близкую связь с представителями дашнакского центра, при­нимал активное участие в работе «Армянского церковного совета», че­рез который проводилась контрреволюционная дашнакская деятель­ность.

Указанные лица полностью признались в причастности к контрре­волюционной дашнакской организации в г.Краснодаре и назвали дру­гих участников этой организации и лиц, имевших отношение к деятель­ности дашнакского центра.

Всего по дашнакам арестовано 13 человек, из них 3 активных участ­ника дашнакской организации...

Работа по изъятию контрреволюционных казачьих элементов (по г. Краснодару)

Работа по контрреволюционной казачьей линии была направлена на изучение организации белоказачьего движения, вскрытие и арест остав­шейся белогвардейско-казачьей агентуры и казачьих авторитетов.

В результате проведения ряда агентурно-следственных мероприя­тий было установлено, что немецкое командование, опираясь на бело­эмигрантский и контрреволюционный казачий офицерский элемент, стремилось склонить кубанское казачество на борьбу с Советской вла­стью. Документально установлено, что казачество Кубани весьма нео­хотно шло на приманки фашистов, и потому замысел немцев и их аген­туры (Белый, Тарасенко, Борзнк) по созданию «войскового казачьего правительства» и выборам «наказного войскового атамана» не осуще­ствился.

[...]

Из числа задержанных направлено: в территориальные органы НКВД — 295 человек, в КРО Особого отдела НКВД фронта — 36 человек, в след-часть Особого отдела НКВД фронта — 66 человек.

Находившиеся в плену у немцев бывшие военнослужащие Красной Армии после соответствующей фильтрации и ареста среди них измен­ников направлены в отделы укомплектования. Всего направлено в отде­лы укомплектования 823 человека.

Кроме того, задержано и направлено в лагеря для военнопленных немецких солдат — 55 человек, легионеров — 90 человек.

1 Девоян П.М. в период немецкой оккупации г. Краснодара являлся активным членом «Армянского церковного совета». 14 марта 1943 г. он был арестован и 18 сентября 1943 г. за антисоветскую агитацию осужден на 5 лет лишения свободы.

В процессе оперативной зачистки указанных выше городов изъято у задержанных советских денег, присвоенных из государственных средств, 104 083 рубля. Деньги сданы в госбанки по территориальности.

Зам. начальника 4-го отделения Особого отдела НКВД Северо-Кавказского фронта

старший лейтенант государственной безопасности Гусев1

ЦА ФСБ России

№1376

Сообщение английского посланника в Стокгольме В. Мэллета2 министерству

иностранных дел Великобритании о высказываниях шведского дипломата относительно мероприятий Германии по укреплению вооруженных сил

2 апреля 1943 г.

Во время беседы с пресс-атташе миссии Его Величества в Стокголь­ме3 генеральный секретарь4 несколько развил ранее сообщенные им дан­ные по этому вопросу5.

Г-н Бохеман заявил, что, по его мнению, причинами озабоченности германского правительства по поводу открытия второго фронта в первой половине 1943 г. явилось следующее. Проводящаяся сейчас тотальная мо­билизация'1 даст для вооруженных сил около 2 млн. бойцов. Однако эта

1 Гусев Иван Иванович (1913—?) — майор. С апреля 1941 г. — ст. уполномоченый 3-го отделения СПО НКГБ Чечено-Ингушской АССР, с июня 1941 г. — вряд, начальника 1-го отделения СПО НКВД Чечено-Ингушской АССР, с 1942 г. — начальник отделения ОО НКВД Северо-Кавказского фронта, с февраля 1943 г. — начальник отделения УКР «Смерш» Северо-Кавказского фронта, с октября 1943 г. — начальник отделения УКР «Смерш» отдельной Приморской армии, с 1944 г. — начальник 3-го отделения, затем 1-го отделения 2-го отдела УНКГБ по Николаевской области. С 1947 г. — ст. оперуполно­моченный отдела «К», затем 5-го отдела УМГБ по Ленинградской области. С июня 1952 г. — ст. оперуполномоченный 1-го отделения 2-го отдела УМГБ по Читинской области. В 1953 г. уволен из органов МГБ по ст. 59, п. «в» (по сокращению штатов).

2Мэллет Виктор Александер Льюис (1893—?) — английский посланник в Сток­гольме в 1940—1945 гг.

3Теннант Питер Фрэнк Долримпл (1910—?) — пресс-атташе английской миссии в Стокгольме в 1939—1945 гг.

4Бохеман Эрик (1895—?) — генеральный секретарь МИД Швеции, в 1937—1944 гг. — заместитель статс-секретаря, в 1944—1947 гг. — посланник Швеции в Париже, в 1947—1948 гг. — посланник, затем посол в Великобритании, с 1948 г — посол Швеции в США

5 Несколько ранее Мэллет информировал Лондон о том, что М ИД Швеции довел до его сведения крайнюю обеспокоенность Гитлера тем, как бы союзники не откры­ли второй фронт раньше 1 июля 1943 г.

'Тотальная мобилизация в Германии была объявлена 13 января 1943 г. (см. доку­мент № 1289).

новые пополнения не смогут полностью закончить тренировку, а следова­тельно, и не могут быть где-либо использованы раньше 1 июля.

Бохеман отметил также, что раньше во Франции совершенно не было танковых дивизий. Шведское правительство сейчас располагает данны­ми о нахождении вСеверной Франции по меньшей мере одной диви­зии. Она была показана группе иностранных военных атташе, посетив­ших западное побережье Франции. Немцы прилагают все усилия к тому, чтобы их укрепления вдоль побережья выглядели как можно более вну­шительными1.

Архив СВР России

№ 1377

Из указания УНКВД по Ульяновской области2№ 804 о розыске агентуры противника1

2 апреля 1943 г.

С первых дней войны, и особенно в последние месяцы прошлого года, противник усиленно выбрасывал с самолетов и через линию фронта на

' Создать сплошной оборонный вал на европейском побережье протяженностью 5 тыс. километров было практически невозможно. Во Франции, Бельгии и Голландии находилось лишь 15 процентов дивизий гитлеровцев, укомплектованных пожилыми сол­датами и необстрелянными юнцами,' слабо вооруженными трофейным французским и польским оружием. Почти все боеготовые дивизии воевали на советско-германском фронте.

Бывший начальник штаба группы армий «Запад» Блюментрит вспоминал: вдоль побережья Нормандии, западнее реки Сены, на 200 миль было всего шесть дивизий. «Командиру роты приходилось колесить весь день по побережью, чтобы осмотреть сектор, занимаемый его ротой». Некоторые дивизии обороняли полосу протяженно­стью до 200 километров. Средняя оперативная плотность составляла не более одной дивизии на 100 километров побережья.

Кроме обороны побережья немецкие войска во Франции, Бельгии, Голландии несли оккупационную службу и были рассредоточены в глубине этих стран.

В 1942 г. немецкие военно-воздушные силы на Западе насчитывали всего 400 бом­бардировщиков и 200 боеспособных истребителей (см.: Бажов ФД. Тайное становится явным. М: Издательство политической литературы, 1989, с. 219).

2 Ульяновская область была образована 19 января 1943 г. До этого Ульяновск являлся районным центром в Куйбышевской области.

С начала войны предприятия области перешли на выпуск военной продукции. В 1941— 1942 гг. непосредственно в Ульяновск был эвакуирован ряд промышленных предприятий, в том числе завод «Контактор» из Харькова, швейные фабрики из Киева и Витебска, ряд цехов Московского автозавода. Воронежский медицинский институт и другие учреждения.

К середине 1942 г. все эвакуированные предприятия работали на полную мощ­ность (выпуск автомобилей начат с апреля 1942 г.).

Ульяновск был одной из кузниц командных кадров Красной Армии. В городе работа­ли 4 военных училища, авиашкола, 2 курсов комсостава, школа сержантского состава. Бьио развернуто 6 госпиталей (см.: Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопе­дия. М., 1985, с. 745).

3 Указание было направлено начальникам горрайотделений НКВД по Ульяновской области и начальнику областного управления милиции.

территорию Ульяновской области разведывательные и диверсионные груп­пы и агентов-разведчиков одиночек, которые под видом военнослужа­щих, бежавших из плена, вышедших из окружения, эвакуированных, а подростки под видом розыска родителей, оседали в области.

Из показаний арестованных разведчиков устанавливается, что против­ник проявляет исключительный интерес к нашей области и его разведыва­тельные органы подготавливают в ближайшее время заброску к нам ряда новых групп и агентов-разведчиков одиночек из числа советских военноп­ленных, русских белоэмигрантов, жителей временно оккупированных со­ветских районов: украинцев, белорусов, поляков, латышей, эстонцев, ли­товцев, чехов1.

L-..J

В целях обеспечения полного изъятия всей агентуры врагапредлагается:

1. Установить повседневное и постоянное наблюдение за воздухом, используя для этого воинские чисти, охрану предприятий, сторожей, милицию, группы охраны общественного порядка, агентуру и т. п.

Всех лиц. привлеченных для наблюдения за воздухом, тщательно про­инструктировать и предупредить, чтобы о каждом пролете самолетов противника, и в особенности о пролете самолетов ночью, немедленно сообщали в РО НКВД.

Постоянно держать тесный контакт с местными частями ПВО и служ­бы ВНОС и своевременно получать от них сведения о полетах немецких самолетов.

2. При получении сведений о пролете самолета противника срочно выяснять, когда, через какие пункты и куда проследовал самолет. На трассе пролета самолета и вблизи с помощью воинских частей и жите­лей немедленно производить тщательное обследование всей местности с целью розыска возможно выброшенных парашютов, оружия, взрывча­тых веществ, радиостанций, листовок и т. д.

В процессе обследования местности выяснять, не появлялись ли там военнослужащие, неместные лица или лица данной местности, но на­ходившиеся до этого на службе в Красной Армии или проживавшие в западных районах Советского Союза. В случае появления таких лиц не­медленно разыскивать их, проверять документы и обстоятельства по­

' В первое полугодие войны на территории Ульяновского района Куйбышевской области органами госбезопасности было выявлено 12 немецких агентов, в том числе 7 агентов, специально подготовленных и переброшенных через линию фронта.

Наиболее активно забрасывалась немецкая агентура в течение 1942 г.—начале 1943 г. Так, в марте 1942 г. была выброшена шпионско-диверсионная группа в соста­ве 3 человек в г. Сенгилей. В октябре 1942 г. — группа из 5 человек в Ульяновский район. Подобные диверсионные группы в этот период забрасывались и в другие горо­да и населенные пункты области. Все группы диверсантов-парашютистов имели за­дание — организовывать диверсионные акты на Куйбышевской железной дороге, на оборонных предприятиях, а также создавать повстанческие организации (ЦА ФСБ России).

явления в данной местности. При путаных и неточных ответах подвергать личному обыску и задерживанию. Показания и документы обязательно перепроверять.

О пролете самолета противника и о появлении подозрительных лиц немедленно ориентировать соседние районы и доносить в УНКВД. После окончательной проверки сообщать о результатах.

3. При получении сведений о выброске диверсантов-разведчиков или о нахождении их на территории обслуживания меры по розыску и задержа­нию их принимать немедленно, используя для этого все имеющиеся сред­ства: воинские части, милицию, группы охраны общественного порядка, бригадмильцев, агентурный аппарат, мобилизуя совпартактив и местное население.

Во всех населенных пунктах, на подступах к ним, на перекрестках дорог, мостах, станциях, разъездах, пристанях и т. д. устанавливать зас­лоны. При появлении неместных лиц, у которых отсутствуют докумен­ты, подтверждающие их работу и проживание в данном или соседнем районе, заслоны обязаны задерживать их и тут же доставлять в органы НКВД или в ближайший сельский Совет.

Такой же порядок установить по гостиницам, домам колхозников, заезжим домам, постоялым дворам, общежитиям, комнатам отдыха, вок­залам, пристаням, столовым, буфетам, ресторанам, кино, театрам, боль­ницам.

Особо наблюдать за появлением в эти дни всюннослужащих, обязав на­чальников гарнизонов, военных комендантов городов, станций и приста­ней, райвоенкоматов сообщать о всех проходящих через них военнослужа­щих. Каждый военнослужащий, если он не известен органам НКВД и местному гарнизону, независимо от воинского звания и занимаемой долж­ности подлежит обязательной проверке как по документам, так и путем опроса.

При опросе выяснять, откуда, куда, к кому и для какой цели он сле­дует, какие населенные пункты посетил и т. д. В случае неясных и путан­ных ответов военнослужащего подвергнуть личному обыску и задержа­нию впредь до выяснения личности.

4. Во всех населенных пунктах обслуживаемой территории устано­вить порядок, исключающий пребывание там без ведома органов НКВД неместных проходящих лиц. Каждое такое лицо может быть пущено в дом на ночлег только с разрешения председателя сельского Совета, а где его нет — с разрешения председателя колхоза.

Предупредить районные советские и партийные организации, сель­ские Советы, сельские партийные и комсомольские организации, что­бы они немедленно сообщали в органы НКВД, милицию о появлении неизвестных лиц.

Каждый резидент, агент и осведомитель по месту своего нахождения обязан вести наблюдение за окружающими его лицами и населенным пунктом и при обнаружении парашютистов или подозрительных лиц обязан немедленно лично принять меры к задержанию и доставке их в органы НКВД...

Моему заместителю по милиции в 5-дневньгй срок разработать в соот­ветствии с данным указанием мероприятия по линии милиции по улуч­шению розыскной работы в городах области и сообщить о них на места.

5. В целях вскрытия и изъятия уже осевшей в области вражеской аген­туры проверить все населенные пункты и выявить: а) лиц, прибывших в данную местность неорганизованным порядком из западных районов Союза за все время войны, и особенно в 1942—1943 гг.; б) бывших воен­нослужащих, освобожденных от службы вовсе, и из них особенно тех, которые во время службы в Красной Армии долгое время не имели связи с семьей и считались пропавшими, а потом прибыли домой; в) воен­нослужащих, находящихся в продолжительном отпуске или прибывав­ших домой в отпуск уже по нескольку раз.

У всех выявленных лиц этих категорий как непосредственно, так и под благовидным предлогом через другие организации или агентуру, путем личного просмотра проверить документы, выяснить обстоятель­ства приезда, связи, образ жизни и т.п. Документы, вызывающие хотя бы незначительное сомнение в правильности, перепроверять через вы­давшие их организации, учреждения и воинские части.

Лиц, в отношении которых в процессе проверки будут установлены подозрительные моменты на принадлежность к разведке противника, брать на учет и в активную агентурную разработку.

Держать под наблюдением семьи, родственники которых находятся в плену, проживают на территории, занятой противником, или от род­ственников которых, находящихся в рядах Красной Армии, долгое вре­мя нет известий...

6. Всех задержанных и выявленных в порядке выполнения данного указания обязательно проверять по картотеке КРО УНКВД, сообщая по телеграфу или телефону краткие установочные данные и приметы за­держанных.

7. В соответствии с данным указанием начальникам районных отде­лений разработать план организации розыска немецкой агентуры, раз­бить район (город) на участки, распределить людей, отработать порядок связи и т. д.

8. Операцией по розыску руководит лично начальник райотделения.

О результатах проверки населенных пунктов и об организации на­блюдения за воздухом донести к 20 апреля 1943 г. План организации розыска представить к 15 апреля.

Начальник УНКВД по Ульяновской области

полковник государственной безопасности Иванов

ЦА ФСБ России

Сообщение резвдентуры НКВД СССР с изложением меморандума1центрального отдела МИД Велию )Притании об английской политике в отношении будущего Германии

3 апреля 1943 г.

Изложение секретного меморандума МИД Великобритании об англий­ской политике в отношении будущей Германии. Меморандум датирован 17 марта и разослан для сведения начальникам отделов МИД.

Во вступительной части меморандума отмечается, что раньше, в сво­ей прошлой истории, Германия неоднократно стояла перед необходи­мостью определения, с кем она должна сотрудничать — с Западом или Востоком. Обе эти политики имели влиятельных сторонников в период после окончания первой мировой войны. Во время переговоров Штре-земана2 в Локарно3Германия решила сотрудничать с Западом. «В буду­щем надо учитывать, что Германия всегда преклонялась перед силой, и нельзя исключать, что она может пойти опять на сотрудничество с Вос­током с целью создать своего рода блок с Советской Россией для поко­рения Запада. При рассмотрении данного меморандума необходимо учитывать, что мы в своей политике в отношении Германии должны надеяться на возвращение ее в семью западноевропейских наций».

Далее в меморандуме рассматривается вопрос о той вероятной пос­ледовательности событий, которые могут привести к обращению Герма­нии к СССР, США и Великобритании или к какой-либо одной из этих стран с просьбой о перемирии. Отмечается, что вряд ли следует рассчи­тывать на возможность получения каких-либо мирных предложений от Гитлера или каких-либо других фашистских лидеров, а также от режима в целом, поскольку такие предложения, без сомнения, будут безогово­рочно отвергнуты всеми тремя державами. Мирные предложения, исхо­дящие от социал-демократического, коммунистического правительства, также маловероятны, поскольку германская армия не допустит сформи­

1 Меморандум имел гриф «совершенно секретно».

2 Штреземан Густав (1878—1929) — германский государственный и политический деятель, дипломат. Во время Первой мировой войны 1914—1918 гг. — активный сто­ронник аннексий. После войны — один из организаторов и лидеров Немецкой на­родной партии. В августе—ноябре 1923 г. — рейхсканцлер, в 1923—1929 гг. — министр иностранных дел Германии.

3 По всей видимости, речь идет о переговорах министра иностранных дел Г. Штре-земана в ходе Локарнской конференции (5—16 октября 1929 г.) с министрами ино­странных дел Бельгии, Великобритании, Италии, Франции, а также Польши и Че­хословакии. Непосредственным поводом к созыву конференции послужил меморандум правительства Германии правительству Великобритании от 20 января 1925 г. (в значи­тельной степени инспирированный британской дипломатией) с предложением о зак­лючении западноевропейского гарантийного пакта (см.: Дипломатический словарь. М., 1985, т. 2, с. 153).

рования такого правительства. Если германская армия решит, что даль­нейшее продолжение войны бесполезно, то, несомненно, она свергнет фашистских руководителей, установит свою диктатуру и выступит с мир­ными предложениями от своего собственного имени или от имени ка­кого-либо предварительно сформированного нефашистского правитель­ства. Такое правительство, возглавляемое, например, фон Папеном1 или Шахтом2, будет включать консерваторов, либералов и католиков. Пред­приняв подобный маневр, германская армия может рассчитывать на поддержку ведущих немецких капиталистов и католиков.

В следующем параграфе меморандума перечисляются различные ва­рианты политики, которая возможна в случае согласия союзников на заключение перемирия. Указывается, что союзники могут:

1) оккупировать всю Германию своими войсками;

2) отказаться иметь какое бы то ни было дело с любым германским правительством и сноситься непосредственно с властями на местах;

3) выбрать в качестве главной резиденции комиссии по перемирию не Берлин, а, к примеру, Дрезден или какой-либо другой провинциаль­ный центр.

Затем в меморандуме освещается вопрос о будущей судьбе Германии после окончания периода, следующего за заключением перемирия. От­вергается идея полного раздробления Германии на 3—4 отдельных госу­дарства. Одновременно высказывается мысль о невозможности разделе­ния территории Германии между другими державами, причем в качестве подтверждения этой мысли приводится неудачный опыт управления Ру­ром со стороны Франции после прошлой войны3. Отвергается также це­лесообразность всех попыток принудительного создания какой бы то ни было федерации немецких государств.

Меморандум рекомендует в английской политике в отношении буду­щего Германии придерживаться следующих основных принципов:

1 Папен Франц (1879—1969) — политический деятель Германии, дипломат (см. т. 2 настоящего сборника, документ № 552).

2 Шахт Ялмар (1877—1970) — президент Рейхсбанка и экономический советник по перевооружению Германии.

3Речь идет о Рурском конфликте 1922—1923 гг.. который был спровоцирован реакционными силами немецкого промышленного капитала. Они выступали против репараций, установленных Версальским договором, и стремились к созданию фран­ко-германского синдиката угля и стали, в котором им было бы обеспечено господ­ствующее положение.

В этой связи в январе 1923 г. Франция вместе с Бельгией оккупировала Рур. Командующий оккупационной армией французский генерал Дегут объявил Рурскую область на осадном положении и приступил к занятию шахт, рудников, заводов, ж.-д. станций и портов. Оккупация надолго парализовала экономику Рура. Герман­ское правительство, разжигая националистические чувства, призвало население Рура к пассивному сопротивлению и саботажу. Оккупационные власти ответили репрес­сиями: выселили из Рура в неоккупированную часть Германии около 130 тыс. чел., налагали штрафы, выносили смертные приговоры. С протестом против оккупации выступило только Советское правительство. Оккупация Рура поставила Германию на грань экономической катастрофы и стала исходным пунктом огромных соци­альных потрясений в стране. Рурский конфликт способствовал развитию револю­ционного кризиса 1923 г. в Германии (см.: Советская историческая энциклопедия. М., 1969, т. 12, с. 312-314).

1. Австрия должна быть восстановлена в том виде, в каком она суще­ствовала до аншлюсса1. Вполне возможно для нее членство в конфедера­ции дунайских и других негерманских государств.

2. Чехословакия должна быть восстановлена в домюнхеновских гра­ницах2, причем вполне возможно некоторое урегулирование по границе в районе Эгера.

3. Эльзас-Лотарингия3 должна быть передана Франции.

4. Польша должна получить Восточную Пруссию, Данциг и район Опольн4.

5. Если это будет найдено желательным, Кильский канал5должен быть передан объединенным нациям.

6. Вся германская тяжелая промышленность, особенно в Руре6, дол­жна быть передана под международный контроль.

7. Бельгия, Голландия и Люксембург должны быть восстановлены в прежних границах7.

8. Необходимо будет всячески поощрять в Германии любое естествен­ное стремление к переходу на федеральную структуру.

Архив СВР России

1 Аншлюсе (нем. Anschluss — присоединение, включение) — политика захвата Австрии Германией. Под властью фашистской Германии Австрия находилась с 12 марта 1938 г. до середины апреля 1945 г.

2 29—30 сентября 1938 г. в Мюнхене главами правительств Великобритании (Н. Чемберлен), Франции (Э. Даладъе), нацистской Германии (А. Гитлер) и фашистской Италии (Б. Муссолини) было достигнуто соглашение о расчленении Чехословакии. В начале октября 1938 г. Германия оккупировала так называемую Судетскую область, 2 октября Польша — Тешинскую область, 2 ноября по так называемому Венскому арбитражу 1938 г. хортистская Венгрия захватила южные районы Словакии и Закар­патской Украины. После оккупации (март 1939 г.) Чехословакии территория чешских областей была объявлена «Протекторатом Богемия и Моравия» и включена непос­редственно в состав германской империи. В мае 1945 г. войсками Красной Армии территория Чехословакии была освобождена.

3 Эльзас-Лотарингия — имперская земля Германии в 1871—1918 гг. По Версальско­му мирному договору 1919 г. Эльзас-Лотарингия отошла Франции. В 1940 г. немецко-фашистские войска заняли эту территорию. После разгрома фашистской Германии Эльзас-Лотарингия была возвращена Франции.

4 Город Данциг, населенные пункты Опольского воеводства, как и вся территория Польши, были оккупированы немецко-фашистскими войсками в сентябре 1939 г. Захватив Польшу, гитлеровцы часть ее территории (Познанщину, Лодзь, Верхнюю Силезию и др.) включили непосредственно в состав своего рейха. После освобожде­ния Польши в 1945 г. вышеуказанные территории были ей возвращены.

5 Кильский канал (Kieler Kanal), Норд-Остзе-канал, — морской судоходный ка­нал в Германии, соединяет Балтийское и Северное моря (от Кильской бухты до устья р. Эльба). Открыт в 1895 г. Длина — 98,7 км, глубина — 11,3 м, ширина — 104 м.

6 Рур (Ruhr) — индустриальный район, главная углеметаллургическая база Герма­нии. Здесь сконцентрированы главным образом отрасли тяжелой промышленности, особенно металлургии, тяжелого машиностроения и химии.

'Бельгия. Голландия и Люксембург были оккупированы немецко-фашистскими войсками в мае 1940 г. После их освобождения в 1944—1945 гг. они стали независимы­ми и самостоятельными государствами.

Из докладной записки Ленинградского обкома ВКП(б) в ЦК ВКП(б) об организации

и проведении подпольной работы на территории районов Ленинградской области, временно оккупированных немецко-фашистскими захватчиками

4 апреля 1943 г.

Свыше двадцати месяцев на территории ряда районов Ленинградской области, временно оккупированных немецко-фашистскими захватчика­ми, ведется жестокая народная война с оккупантами1. Руководящей си­лой в этой борьбе, ее цементирующим началом являются партийные орга­низации партизанских отрядов, партийные группы и межрайонные партийные центры, организованные обкомом ВКП(б).

В соответствии с решением ЦК ВКП(б) от июня 1941 г.2Ленинградская областная партийная организация провела большие подготовительные ме­роприятия по организации подпольной работы в тылу противника.

К моменту захвата противником территории области бьио создано 125 под­польных ячеек в составе 410 человек, а для руководства подпольной рабо­той обкомом ВКП(б) отобрано и направлено в районы 68 человек.

Вместе с этим обкомом была дана на места директива, обязывающая весь партийно-советский актив и коммунистов при оккупации их райо­нов оставаться для работы в тылу противника. В основном эта директива выполнена, большинство актива и коммунистов остались в тылу врага. Только районных руководящих работников оставалось 286 человек.

[...]

Последующий ход событий показал, что при организации подполь­ной работы в тылу противника нами был допущен ряд существенных недостатков и недоделок. Не были учтены, вернее, мы не могли пре­дусмотреть особенностей этой войны.

Во-первых, никто не ожидал такого зверского режима, какой немец­кие разбойники стали осуществлять на захваченной ими территории.

1 На конец марта—начало апреля 1943 г. под временной оккупацией противника находилось свыше 35 районов области, в том числе Выборгский, Гатчинский, Кинги­сеппский. Лужский, Тосненский и др.

К осени 1944 г. Ленинградская область была освобождена от немецко-фашистских захватчиков. В июле 1944 г. 11 районов области были включены в состав образованной Новгородской области, а 12 районов в августе 1944 г. вошли в Псковскую область.

2 Имеется в виду директива Совнаркома СССР и ЦК ВКП(б) партийным и совет­ским организациям прифронтовых областей о мобилизации всех сил и средств на разгром фашистских захватчиков от 29 июня 1941 г. (см. т. 2 настоящего сборника, документ № 337).

Истребляя партийно-советский и комсомольский актив, немцы угнали на каторгу в Германию большое количество населения в возрасте от 16 до 45 лет. В это число попало немало подпольщиков, так как по своему возрасту значи­тельная их часть была этих лет.

Во-вторых, внезапность нападения врага не дала нам возможности обеспечить подпольные организации средствами связи и информации (рации, радиоприемники), а также специальными типографиями и мно­жительными печатными аппаратами...

В-третьих, перед оккупацией районов не была проведена очистка территории от враждебных Советской власти элементов (высланных на 101-й километр, кулаков, бывших репрессированных, их семей и деклас­сированных элементов). Эти отбросы социалистического общества яви­лись для фашистских оккупантов находкой. Именно из них гестапо вер­бует предателей, шпионов и агентов.

В-четвертых, мы не рассчитывали на такую длительность военных действий на территории нашей области, а вследствие этого в первые месяцы войны, когда еще на оккупированной территории был относи­тельно слабый административный режим, не предприняли своевремен­ных мер к перестройке подпольной работы.

В дальнейшем обкомом ВКП(б) были приняты меры к исправлению положения. В частности, для установления потерянной связи с секрета­рями РК и ГК ВКП(б) и подпольщиками была заброшена в тыл против­ника группа связных в составе 97 человек. Часть товарищей, выполнив задания, вернулась, а большинство осталось в тылу врага. Для политичес­кой работы на оккупированной территории было создано и заброшено 22 партийные межрайонные и районные фуггпы в составе 150 человек, из них из Ленинграда — 12, Малой Вишеры — 5, Валдая — 5. Группы забро­шены в тыл противника в мае—сентябре 1942 г. Каждая группа снабжена печатным аппаратом и большинство — рациями.

В последующем для усиления подпольной работы в тылу врага по решению бюро обкома ВКП(б) в ноябре—декабре 1942 г. создано 12 под­польных межрайонных партийных центров.

В состав партийных центров и групп входят секретари и заведующие отделами РК и ГК ВКП(б), председатели и заведующие отделами ис­полкомов райсоветов депутатов трудящихся, редакторы районных газет, секретари РК ВЛКСМ, работники НКВД и руководящие работники других партийных, советских, комсомольских и хозяйственных органи­заций ныне оккупированный районов. Каждый центр обеспечен спе­циальной походной типографией, двумя рациями и хорошо вооружен. В состав центров вошло 144 человека. Все они заброшены в тыл против­ника в январе—марте сего года и приступили к работе.

Боевая обстановка на оккупированной территории наложила свой особый отпечаток на содержание и формы работы подпольных органи­заций в тылу врага. Основное внимание их направлено в первую очередь на более широкое развертывание вооруженной борьбы против немец­ких захватчиков. Разрушение тыла противника, его коммуникаций, ис­требление живой силы и техники гитлеровской армии, создание резерва для организации новых и пополнения действующих партизанских от­рядов за счет местного населения, организация населения на активную экономическую борьбу с оккупантами, разоблачение лживой фашистс­кой пропаганды — вот основные задачи, над которыми работают подполь­ные организации.

В практике работы парторганизаций в тылу противника основным методом проверки выполнения партийных решений, проверки личных качеств были их действия на поле боя и в процессе выполнения конк­ретных боевых заданий. Дисциплинированность и выдержка, отвага и храбрость, умение преодолевать трудности и разить врага — вот крите­рий оценки личных качеств коммуниста в тылу противника.

На 1 марта 1943 г. в составе партизанских отрядов Ленинградской области насчитывается до 50% членов ВКП(б) и членов ВЛКСМ. Во всех бригадах и отрядах созданы партийные и комсомольские организа* ции, которые работают под непосредственным руководством комисса­ров. Комиссарами бригад, как правило, являются секретари РК ВКЩб), а в отрядах — другие работники РК и ГК партии и секретари первичных парторганизаций.

Внутрипартийная работа в парторганизациях партизанских отрядов бьет ключом. Систематически проводятся партийные собрания, бесе­ды, политинформации, выпускаются боевые листки. Партийные собра­ния регулярно обсуждают итоги боевых операций, воспитывая комму­нистов на конкретных фактах отваги'и мужества отдельных людей; подвергая при этом жестокой критике случаи проявления трусости, не­дисциплинированности и неустойчивости.

Большое внимание парторганизации уделяют политико-воспитательной работе среди личного состава отрядов и населения, в результате чего высоко возросло сознание людей, а в связи с этим и рост рядов ВКЩб).

В дни Великой Отечественной войны лучшие люди нашей Родины — партизаны и партизанки, передовые колхозники оккупированной тер­ритории области окончательно связывают свою судьбу с партией Ле­нина. За период с 1 октября 1941 г. по 1 января 1943 г., по далеко не полным данным, на оккупированной территории в ряды ВКП(б) при­нято 836 человек.

В ряды партий вступают самые стойкие, мужественные и отважные люди. Так, например, кандидатом в члены ВКП(б) принят т. Бабы-кин М.М.1— партизан-бронебойщик. В одном бою он подбил три не­мецких танка и на другой день после приема его в партию еще два. В ре­зультате карательный отряд, состоящий из 333 человек, оставшийся без поддержки танков, был разгромлен, более 200 человек было убито и ра­нено

1 Бабыкин Михаил Михайлович (1915—1944) — командир 3-го Ленинградского партизанского отряда. За мужество и отвагу, проявленные в борьбе с врагом, награж­ден 13 ноября 1942 г. орденом Отечественной войны I степени, 13 августа 1943 г. — медалью «Партизану Отечественной войны» I степени. 31 января 1944 г. погиб в бою с немецко-фашистскими захватчиками у д. Локоть в районе Подсевы-Вешки. Реше­нием Ленгорисполкома посмертно награжден медалью «За оборону Ленинграда».

Тов. Харченко М.С, будучи в партизанском отряде, стал кандида­том, затем членом ВКП(б). Он лично истребил из пулемета и личного оружия свыше 500 неменких солдат и офицеров.

Тов. Осипов Егор Осипович, 56 лет, бригадир колхоза «Красный Ос­тров», принят кандидатом в члены ВКП(б)2.

В своих заявлениях вступающие в партию выражают беспредельную преданность Родине и партии Ленина, готовность идти в бой и бить врага до полного его уничтожения. Вот что они пишут...

Тов. Андреев: «Иду на упорную и беспощадную борьбу с фашистскими оккупантами, буду биться за освобождение русской земли до последнего вздоха. Если погибну в бою за Родину, прошу считать меня коммунистом!»

Тов. Тетерин Г.Т.: «Прошу принять меня в ряды ВКП(б). Клянусь быть стойким борцом за дело Ленина».

Тов. Милюхин В.Г.3: «Прошу парторганизацию принять меня канди­датом в члены ВКП(б), я хочу быть коммунистом и бить немецких фа­шистов. Я заверяю партию, что буду сражаться с немецкими оккупанта­ми, не считаясь с жизнью».

Свои заверения партии эти товарищи подтверждали делом. Тов. Те­терин в одном из боев уничтожил 19 гитлеровцев. На лицевом счету т. Милюхина 46 уничтоженных немцев.

В работе партийных организаций партизанских отрядов большое ме­сто отводится политико-массовой работе среди местного населения вре­менно оккупированных районов. В местах базирования отрядов партий­ные работники систематически проводят с населением собрания и беседы, на которых рассказывают о положении на фронтах, о Советском Союзе, разъясняют важнейшие политические документы — доклады и приказы тов. Сталина, решения партии, на фактических материалах разоблачают лживость фашистской пропаганды и сущность гитлеровского «нового по­рядка», организуют население на саботаж мероприятий, проводимых не­мецкими властями и их ставленниками.

[...]

Секретарь Ленинградского обкома ВКП(б) Никитин

ЩЛИПД СПб, ф. 0-116, on. 9, _ д. 691, лп. 1—10. Подлинник

1 Харченко Михаил Семенович (1918—1942) — Герой Советского Союза (1942). Участник советско-финляндской войны 1939—1940 гг. Во время Великой Отече­ственной войны был командиром пулеметного отделения партизанского отряда «Гроз­ный» 2-й Ленинградской бригады. С 16 июля 1941 г. по 15 марта 1942 г. в боях в районе Дедовичи и дер. Городовец лично уничтожил свыше ста оккупантов; вместе с другими партизанами захватил большие военные трофеи. Провел через тылы противника в начале апреля 1942 г. в осажденный Ленинград более двухсот подвод с продоволь­ствием. Погиб в бою 12 декабря 1942 г.

2 В алфавитной карточке кандидата в члены ВКП(б) Осипова Е.О. имеется следу­ющая запись: «При оккупации колхоза антиколхозные элементы хотели разбазарить колхозный хлеб по едокам. Осипов сумел сохранить хлеб и передал партизанам 100 пудов. Кроме того, все время помогал партизанам».

3 Милюхин Василий Георгиевич (1915—?) — участвовал в боях с немецко-фашистски­ми захватчиками в составе 2-й и 6-й Ленинградских партизанских бригад, являясь ради­стом и старшиной роты. 2 апреля 1944 г. награжден орденом Красной Звезды, 6 июля 1944 г. — медалью «Партизану Отечественной войны» 1 степени. Решением Ленгорис-пожома награжден медалью «За оборону Ленинграда». _

Указание Особого отдела НКВД 40-й армии1 № 1285/6 всем начальникам особых отделов НКВД дивизий и бригад о работе в прифронтовых населенных пунктах

4 апреля 1943 г.

При этом направляем директивное указание нач. Управ. ОО НКВД СССР комиссара госбезопасности 3-го ранга т. Абакумова № 10687, пере­данное шифром по телеграфу для исполнения.

Одновременно предлагаем следующее:

1. Установить режим в прифронтовых селах:

а) сократить передвижение населения с одного пункта в другой. Во всех прифронтовых селах разрешать отлучаться жителям из своих сел в исключительных случаях и то по разрешению властей;

б) через местные органы власти предупредить всех жителей прифрон­товых сел о том, чтобы последние на ночлег никого не принимали без ведома местных органов власти;

в) предупредить местные органы власти, чтобы они всех появивших­ся лиц, не прожигающих в данной местности, направляли в особорганы или ближайший штаб воинской части.

2. В каждом прифронтовом селе на участках своего соединения при­обрести достаточное количество способной агентуры из числа местных жителей, с тем чтобы все квартиры сел агентурно освещались.

Насадить в отдельных местах сторожевую агентуру (окраины сел, от­дельные строения, колхозов, совхозов, МТС, лесных будках и проч.).

3. Добиться от командования дивизии, бригад о даче последним при­каза по соединению в части установления соответствующего режима на участке дивизий, бригады, в котором должны быть отражены следую­щие вопросы:

а) установление на переднем крае обороны секретных дозоров в местах, позюляющих скрытно пройти линию фронта агентуре противника;

б) на переднем крае обороны, между стыками частей подразделений включая роту, взвод, установить посты и маршрутные дозоры, особенно в ночное время, с тем чтобы вся местность переднего края обороны про­сматривалась;

в) о каждом случае задержания командиры подразделений должны немедленно докладывать в соответствующий штаб и ставить в извест­ность работников особого отдела;

1 40-я армия на апрель 1943 г. входила в состав Воронежского фронта (с 20 октября 1943 г. — 1-го Украинского фронта) и участвовала в Острогожско-Россошанской (13— 27 января), Воронежем)-Касторненской (24 января — 2 февраля), Харьковской насту­пательной (2 февраля—3 марта) и оборонительной (4—25 марта), Белгородско-Харь-ковской (3—23 августа) операциях 1943 г.идр.

г) если подозрительным лицам удалось скрыться или совершить по­бег, немедленно организовывать тщательно местный розыск, о чем ста­вить в известность соответствующие штабы частей и особорганы;

д) все командиры подразделений, подчиненные которых будут не­сти дозорно-караульную службу, обеспечить последних соответствую­щим инструктажом;

е) всех появившихся в прифронтовой полосе лиц, не знающих про­пуск, без документов, а также подозрительных лиц задерживать;

ж) все задержанные должны быть немедленно направлены в распоряже­ние работников особого отдела НКВД и сопровождаться на правах аресто­ванных.

4. Договориться с командованием части о проведении соответствую­щей политбеседы с личным составом подразделений на предмет подня­тия бдительности у последних.

5. На всех дорогах, тропинках, ведущих к переднему краю обороны, организовать посты.

6. Не искчючена возможность, что агентура противника в настоящее время будет следовать не по дорогам, в связи с чем организовывать на­блюдение в районах: высотки, овраги, кустарники, леса и броды, вне дорог, а в ночное время организовывать дозорную службу там, где нет постов и где может скрытно пройти агентура противника.

7. Организовывать периодически прочески и облавы в прифронто­вых населенных пунктах.

8. Взять под свое руководство оперуполномоченных заградотрядов 40-й армии, которые будут располагаться на участке Вашего соединения, через которых привлекать личный состав зафадотряда для оперативных целей.

9. Всех задержанных подвергать тщательной фильтрации, оформляя соответствующие документы на каждого задержанного, и всех лиц, пе­решедших линию фронта или пытавшихся перейти фронт, направлять после фильтрации в особарм.

10. О каждом случае задержания и разоблачении агентуры противни­ка немедленно ставить в известность особарм. шифром для получения соответствующих указаний.

Каждого разоблаченного агента противника изолировать от окружающих.

О выполнении стоящих указаний доложить докладной запиской в осо­барм. к 10 апреля 1943 г., приложив к докладной записке копию приказа командования части по существу затронутых вопросов.

Начальник ОО НКВД 40-й армии

подполковник госбезопасности Шюкин

Начальник 6-го отделения ОО НКВД 40-й армии

майор госбезопасности Кротенка1

- ЦА ФСБ России

1 Кротенко Лев Саввич (1903—1955) — майор (1943). С начала войны — начальник отделе­ния 2-го отдела УНКВД по Житомирской области, с сентября 1941 г. — ст. оперуполномо­ченный 6-го отдела ОО НКВД 40-й армии, с сентября 1942 г. — начальник 6-го отделения 00 НКВД 40-й армии, с мая 1943 г. — начальник 2-го отделения ОКР «Смерш» 40-й армии. С января 1945 г. — начальник отделения ОКР «Смерш» 7-й гвардейской армии. С апреля 1946 г. — в резерве ОКР «Смерш» Закавказского ВО, затем МГБ—МВД УССР. Приказом МГБ № 6219 от 18 октября 1952 г. уволен в запас по ст. 59 «б» (по болезни).

Из доклада командования 5-й стрелковой

дивизии войск НКВД СССР о боевой деятельности подчиненных частей

5 апреля 1943 г.

5-я стрелковая дивизия сформирована согласно постановлению Го­сударственного Комитета Обороны от 4 января 1942 г. и приказу НКВД СССР от 5 января 1942 г.

Формирование дивизии закончено к 1 февраля 1942 г.

I. На дивизию приказом НКВД СССР возложены задачи по обеспе-| чению революционного порядка во фронтовом тылу на территории Ле­нинградской области, и в первую очередь в городах и районах, освобож­денных от войск противника.

Основными задачами дивизии являются:

а) борьба с парашютными десантами противника;

б) борьба с вражеской агентурой, ставленниками и пособниками врага как забрасываемыми, так и оставляемыми противником после его отхода;|

в) борьба с бандитизмом...

д) обеспечение революционного порядка в городах и районах, на важ­нейших узлах коммуникаций, крупных железнодорожных станциях, нахо­дящихся в пределах фронтового тыла.

Для выполнения этих задач от частей дивизии выставляются гарни-| зоны в районных центрах и крупных городах Ленинградской области в' границах фронтового тыла, которые выполняют свои задачи методами:

а) активной войсковой разведки с целью выявления, розыска и за­держания преступных контингентов;

б) перекрытия важнейших дорог и направлений войсковыми наряда­ми (КПП, патрули, дозоры и т. д.);

в) обслуживания объектов, где имеет место наибольшее скопление-, военнослужащих: военных комендатур, питательных и обогревательных) пунктов, с целью скрытой проверки всех прибывающих лиц;

г) систематической проверки населенных пунктов...

д) проверки людей, передвигающихся по железным дорогам, путем высылки нарядов на железнодорожные станции и в поезда.

В настоящее время от частей дивизии выставлены гарнизоны в сле­дующих городах в тылу Ленинградского фронта — Гатчина, Волосово, Кингисепп, Сланцы, Гдов, Луга, Батецкая, Новгород, Шимск, Сольцы, Старая Русса, Волот, Дно, Дедовичи, Порхов и подготовлены гарнизоны на Псков, Остров и Нарва.

За период с 1 февраля 1942 г. по 1 апреля 1942 г. частями дивизии при несении службы и выполнении оперативных задач задержано: вра­жеских агентов (шпионов, диверсантов и т. п.) — 86; ставленников и пособников врага — 242; прочего антисоветского элемента — 105; бан­дитов — 42...

II. Снайперы, ручные пулеметчики, расчеты противотанковых ору­дий и минометов частей дивизии принимали участие в боевых действи­ях на фронте, действуя в составе частей Красной Армии (Северо-Запад­ного и Волховского фронтов).

Всего снайперами за время боевой стажировки в частях Действующей Красной Армии уничтожено 9350 вражеских солдат и офицеров, 6 расче­тов противотанковых орудий и 15 минометных расчетов, рассеян и час­тично уничтожен 541 вражеский солдат и офицер, разбито 14 блиндажей, подавлен огонь 22 дзотов и 18 пулеметных огневых точек, уничтожено 7 пулеметов, одно 22-мм зенитное орудие и 4 кухни.

За успешные действия в период боевой стажировки орденами Союза ССР награждено 13 человек, медалями — 213 человек.

Саперные взводы частей дивизии выполняли задачи по разминиро­ванию зданий, дорог и местности на участках Волховского, Северо-За­падного и Ленинградского фронтов. Всего саперами снято и обезвреже­но 28 446 мин и фугасов различных типов.

III. Части дивизии неоднократно выполняли задачи по борьбе со стихийными бедствиями, ликвидации последствий бомбардировок вра­жеской авиации, железнодорожных катастроф, по оказанию помощи летчикам и охране самолетов, потерпевших аварии, кроме того, частями дивизии найдено и передано в авиационные части 7 подбитых самоле­тов наших и противника.

Командир дивизии полковник Леонтьев

Начальник штаба полковник Поляк

Печатается по: Охраняя тыл действующей армии: документы и материалы об участии внутренних войск в охране тыла действующей армии в годы Великой Отечественной войны 1941—1945 гг.

М., 1985, с. 101-102.

Письмо НКВД СССР № 52/6234 заместителю председателя СНК СССР М.Г. Первухину о направлении разведматериалов1

ъ

6 апреля 1943 г.

В соответствии с перечнем вопросов, составленных профессором] Курчатовым, полученным от Вас 23.111 с. г., направляю для использова­ния сообщение о ведущихся за рубежом работах над проблемой исполь­зования атомной энергии урана.

В материале даются сведения о лицах и организациях, ведущих разра­ботки по этой проблеме в США, Англии и Германии, а также о намечаю­щемся чрезвычайно интересном направлении — возможности получения урановой бомбы из изотопа урана U-238, считавшегося до сих пор баллас­том в урановой руде2. В связи с этим может отпасть необходимость в разде­лении изотопов урана.

При использовании направляемого материала, так же как и всех на­ших материалов по данному вопросу, прошу учесть особую их секрет­ность и важность, в связи с чем к ознакомлению с ними может быть допущен весьма ограниченный круг лиц.

Приложение: 4 стр. перевода с английского языка3.

Заместитель] народного комиссара

внутренних дел Союза ССР Меркулов

АЛ РФ, ф. 93, д. 1 (43), л. 33. Подлинник

Печатается по: Атомный проект СССР: Документы и материалы: ВЗт. Т. 1. 1938—1945. Ч. 1. М.: Наука. Физматлит, 1998, с. 330.

1 См. т. 2 настоящего сборника, документ № 594; т. 3, документ № 1142, а также документ № 1347.

2 Так в документе, возможно, имеется в виду, что уран-238 может быть использо­ван в реакторе для наработки бомбового материала.

3 Приложение не публикуется.

Указание НКВД СССР № 8642 наркомам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД краев и областей об оказании содействия в работе Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников на освобожденной от оккупантов территории1

9 апреля 1943 г.

Постановлением союзных органов от 5 марта 1943 г. в нелях оказания содействия в работе Чрезвычайной Государственной Комиссии по уста­новлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в местах, освобожденных от оккупантов, создаются рес­публиканские, краевые и областные комиссии, в состав коих вводятся на­чальники местных УНКВД—НКВД.

Ознакомьтесь у первых секретарей ЦК компартий союзных респуб­лик, местных крайкомов, обкомов с этим решением и окажите необхо­димое содействие в работе комиссий. Вам надлежит:

1. По собранным документальным и агентурно-следственным мате­риалам периодически составлять сводку фактов злодеяний немецко-фа­шистских захватчиков и передавать ее в республиканские (краевые, об­ластные) комиссии с приложением документальных данных (копии протоколов допросов арестованных, свидетелей, потерпевших, захвачен­ных у противника документов, свидетельствующих о зверствах фашист­ских войск, фотографии и прочее). Копии сводок направлять во Второе управление НКВД СССР.

Примечание. Передаваемые в комиссии материалы не должны расшиф­ровывать агентурно-оперативные мероприятия и агентуру органов НКВД.

2. В необходимых случаях производить по поручению республикан­ских (областных, краевых) комиссий и уполномоченных Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодея­ний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников специальное расследование отдельных фактов злодеяний.

3. При расследовании фактов фашистских злодеяний в каждом случае стараться устанавливать личность немецко-фашистских преступников и их

См. документы № 1331, 1354, 1363.

сообщников — организаторов и исполнителей злодеяний на оккупирован­ной советской территории.

4. Начальникам особых и транспортных органов НКВД, начальни­кам управлений войск НКВД по охране тыла все материалы о фашистс­ких злодеяниях передавать в соответствуюшие УНКВД — НКВД по тер­риториальности.

Наркомам внутренних дел союзных и автономных республик, началь­никам УНКВД краев и областей о ходе выполнения настоящих указа­ний систематически информировать НКВД СССР.   t

Зам. наркома внутренних дел СССР Меркулов

ЦА ФСБ России

№1384

Из справки 4-го отдела УНКВД по Сталинградской области об оперативно-чекистской работе на временно оккупированной противником территории1

9 апреля 1943 г.

Разведывательная сеть на оккупированной части г. Сталинграда

Для оставления в тылу противника в г. Сталинграде 4-м отделом УНКВД был подготовлен 51 агент, из них резидентур — 9 с количеством агентов — 43 и агентов-одиночек — 8. Резидентуры дислоцировались: две — в Воро­шиловском районе, одна — в Краснооктябрьском, одна — в Баррикадном, две — в Тракторозаводском, две — в Кировском и одна резидентура («Друж­ные») — в центральном районе г. Сталинграда.

Из подготовленной в угрожаемый период по г. Сталинграду развед-сети во время боевых действий эвакуировались из города до захвата противником территории их местожительства 13 агентов, в том числе самовольно — 10 агентов. В Кировском районе г. Сталинграда, посколь­ку он противником не занимался, полностью сохранился личный со­став обеих резидентур («Донцы» и «Энергетики»).

Исключая сеть этих резидентур и выехавшую агентуру, на временно оккупированной территории оставалось 27 агентов, от которых за все время боевых действий никаких материалов не поступало, и ни один агент-связник не перешел линию фронта.

' См. т. 3 настоящего сборника, документы № 780, 792, 796, 798, 802, 996, 1053, 1089, 1103, 1116, 1118, 1136, 1163, 1167, 1177, 1199, 1202, 1211, 1233, 1242.

Точно так же с момента захвата противником районов города, обслу­живаемых резидентурами «Дружные» и «Волжане» (созданы были после эвакуации агентов из резидентур Тракторозаводского района «Степные» и «Земляки»), снабженными рациями, прекратилась радиосвязь с ради­стками «Люсей» и «Волковой». Попытки восстановить связь с резиден­турами посылкой агентов-связников через линию фронта положитель­ных результатов не дали, связники не обнаруживали резидентов на местах их прежнего жительства.

После ликвидации окруженной в районе г. Сталинграда вражеской груп­пировки и освобождения от оккупантов территории города ни один из ос­тавленных в тылу противника агентов в г. Сталинграде установлен не был, а дома, в которых они проживали, оказались полностью разрушенными. Дом резидентуры «Дружные», сохранявшийся до ноября 1942 г., оказался также полностью разрушенным, и следов рации и запасов электропитания при осмотре места, где находился дом, не было обнаружено.

В процессе дальнейших розысков была восстановлена связь с резиден­тами «Алькиным» («Мстители»), оказавшимся в Морозовском районе Ро­стовской области, «Телегиным» («Прицел»), возвратившимся из Белой Калитвы. и агентами «Магнитом» и «Смелым»... Судьбу остальной агенту­ры, оставленной в г. Сталинграде, до сего времени выяснить не удалось. С начала октября 1942 г. немцы выселили из г. Сталинграда подавляющее большинство населения, в том числе и всю нашу разведсеть.

Разведсеть в оккупированных сельских районах области

Во временно оккупированных немцами сельских районах области было подготовлено и оставлено в тылу противника 145 агентов, сведенных в 31 рези-дентуру и 15 агентов-одиночек. После изгнания немецких оккупантов на месте своего жительства оказалось 108 агентов. Из остальных 52 человек — 48 эвакуированы немцами в глубокий тыл и 4 погибло.

Аналогичное положение оказалось и в сельских районах1. Организованной и систематической разведывательной работы оставленные в тылу противника резидентуры не вели, что объясняется в основном малой опытностью резиден­тов, подбираемых в большинстве районов в условиях приближения фронта. Вместе с тем 6 резидентов из 31 эвакуированы немцами в глубокий тыл, 4 рези­дента уклонились от выполнения заданий и 7 резидентов проявили трусость и агентурой не рукоюдили.

Независимо от этого оставшаяся в оккупированных сельских районах области разведывательная сеть провела значительную работу по выявле­нию предателей и пособников оккупантов и разоблачению немецкой агентуры. Как правило, оперативная работа по очистке районов от фа­шистских ставленников и других изменников Родины базировалась на агентурных материалах разведсети, оставленной в тылу оккупантов.

Агент «Тертый» после занятия Чернышковского района, устроив­шись на работу на должность писаря райуправы, выявил большое ко­личество предателей и активных пособников немцев по Чернышковс­кому району, изъял из дел райуправы значительное количество оперативно ценных документов и впоследствии передал их нам.

Агент-связник «Иванов» (Котельниковский район), убедившись в пассивности резидента, по личной инициативе перешел линию фронта и доставил в УНКВД ценные разведывательные материалы. После об­ратной заброски его в тыл врага продолжил активную разведывательную работу до момента изгнания оккупантов.

Резидент «Новиков» (Калачевский район) вместе с агентами своей резидентуры «Железнодорожником» и «Ленской» выявил значительное количество фашистских пособников и осуществил ряд мелких диверси­онных актов, нарушавших коммуникации и связь противника.

Резидентура «Клетская» (Клетский район) систематически наруша­ла линии связи немецко-румынских войск. Агент «Юра» проник в поли­цейский аппарат противника на хуторе Суровикино и активно работал по выявлению предателей. По его материалам арестовано 20 фашистских ставленников и пособников.

Основной вывод, вытекающий из опыта работы разведсети, остав­ленной в сельских районах, следующий: необходимо более качественно подбирать резидентов, ибо от активности их в значительной мере зави­сит успех деятельности всей агентурной сети.

Работа агентуры, засылаемой в тыл противника

Всего по состоянию на 1 февраля 1943 г. было завербовано и пере­правлено через линию фронта 147 агентов, совершивших 210 ходок в тыл противника, в том числе в г. Сталинграде завербовано 103 агента, совершившие 153 ходки.

Из 147 агентов, переброшенных на оккупированную территорию, по­гибло при переходе линии фронта 12, не возвратилось 46 и возвратилось с ранениями 7 агентов. Из 46 невозвратившихся 14 агентов установлены после освобождения временно оккупированной территории.

Практические результаты деятельности забрасываемой в тыл врага разведагентуры:

1) своевременное получение данных о проводимых оккупантами по­литических, экономических и административных мероприятиях на зах­ваченной территории;

2) выявлено предателей, активных вражеских пособников и прочего антисоветского элемента — 362 человека;

3) получение ценных военно-разведывательных данных, которые немед­ленно передавались воинским частям, оборонявшим г. Сталинград;

4) с участием агентов «Оли» и «Малиновской» в г. Сталинграде из во­еннопленных бойцов и командиров РККА в тылу немцев был создан партизанский отряд численностью 30 человек, в момент освобождения города от оккупантов оказавший содействие нашим войскам и вливший­ся в наступающие части РККА;

5) распространено среди солдат противника 13 400 антифашистских листовок и переведено через линию фронта на территорию наших войск 45 человек гражданского населения, 32 военнопленных красноармейца, 6 румынских и 2 немецких солдата, допрос которых дал ценные сведе­ния по военно-политической разведке;

В качестве агентов-ходоков лучше использовать женщин. Их преиму­щество состоит в возможности более свободного передвижения по окку­пированной территории и относительной легкости легендирования (из 46 невозвратившихся агентов только II женщин).

Провалы и репрессирование нашей агентуры противником

Оставлено в тылу противника и переброшено через линию фронта 334 агента. Случаев разоблачения нашей агентуры немецкой контрраз­ведкой не установлено.

Наряду с этим нам известны следующие случаи репрессирования агентуры.

Агент «Семен»1 немцами расстрелян вместе с женой по подозрению его в связях с партизанами. На «Семена» дочерью кулака Силичевой2 (арестована) было подано заявление, что он в гражданскую войну нахо­дился на стороне красных. Принимал участие в раскулачивании и при эвакуации района угнал за Волгу весь колхозный скот. Данных о том, что «Семен» был раскрыт немцами как наш агент, не установлено.

Агент «Древний» (Нижне-Чирское ГО) на основе полученного им незадолго до оккупации патриотического письма сына (командира РККА), ставшего известным немцам, был заподозрен в связях с парти­занами. Был арестован, подвергался избиению розгами, освобожден, в дальнейшем проживал под надзором.

Агент «Магнето» был задержан румынскими солдатами непосред­ственно на линии немецкой обороны и вынужден признать, что он пе­решел линию фронта. По легенде «Магнето» объяснил свой переход воз­вращением к семье, что спасло его от расстрела, но в тюрьме он содержался до наступления наших войск.

Агент «Дымов» также после перехода линии фронта был задержан и более 10 суток содержался под стражей. Его допрашивали, избивали и подвергали внутрикамерной разработке (подсаживался старик-прово­катор), но благодаря проявленной стойкости агент не признался и через некоторое время при представившемся удобном случае бежал.

[•••]

Работа с агентурой других УНКВД и разведдопросы

За период боевых действий на территории Сталинградской области принято значительное количество агентуры других УНКВД и разведорга­нов Красной Армии и допрошено большое количество лиц, вышедших с территории, оккупированной противником. Получены оперативно цен­ные сведения о положении в глубоком тылу противника, использованные нами для ориентировки соответствующих УНКВД.

1 Агент УНКВД по Сталинградской области «Семен» — Тащев Демьян Григорьевич, был расстрелян немцами в феврале 1943 г. вместе с женой. Тащевой Пелагеей Макси­мовной.

2 Силичева П.Ф. была арестована 11 февраля 1943 г. и 22 октября 1943 г. военным трибуналом войск НКВД Сталинградской области осуждена по ст. 58-1а УК РСФСР на 15 лет лишения свободы.

Разведработа через военнопленных

С момента наступления Красной Армии на Сталинградском участке фронта путем проведения большого количества допросов военнопленных солдат и офицеров [противника] получен представляющий значительный интерес разведывательный материал: данные о применяемых в румынской армии шифрах для секретной радиотелеграфной корреспонденции, дис­локации военных заводов и их мощности, ряд секретных приказов по ру­мынской и немецкой армиям и т. д.

Проведена большая работа по разведке через военнопленных (обработа­но 5 лагерей общим количеством 47 ООО человек) минных полей в г. Сталин­граде и области.

Выявлено до 300 минных полей и участков с количеством мин до 200 ООО штук. Около 400 военнопленных были организованы в брига­ды и приняли участие в разминировании.

Работа в прифронтовых районах области

В прифронтовых районах проводилась работа по укомплектованию агентурной сети для оставления в тылу врага по г. Астрахани и районам, оказывавшимся под угрозой оккупации. Всего по 14 угрожаемым райо­нам было создано 22 резидентуры со 127 агентами и 60 человек подго­товлено в качестве агентов-одиночек.

Основные выводы

На основе полученного опыта работы в тылу врага мы приходим к следующим выводам.

1. Необходимо в дальнейшей работе смелее внедрять нашу агентуру в управленческий аппарат противника. Участие агента в управленческих органах в достаточной степени гарантирует его от эвакуации в глубь ок­купированной территории и создает условия для выполнения наших заданий.

2. Необходимо наряду с разведывательными выдвигать перед агенту­рой задачи активной подрывной деятельности против оккупантов. По­мимо большой эффективности работы в борьбе с противником это име­ет и чисто воспитательное значение для агентуры.

3. Сохраняя в резидентурах агентов-связников как одну из форм связи, необходимо также создавать обособленные, независимые от резидентур пункты связи, хорошо обеспеченные техническими средствами. Такой пункт связи должен быть обеспечен радистами и 2—3 агентами-связниками для связи с резидентами.

4. Целесообразно практиковать посылку через линию фронта к аген­там-связникам проводников для ориентации их об обстановке, а в слу­чае необходимости и личное осуществление перевода через линию фрон­та связника с разведматериалами.

5. Предоставить резидентам право самостоятельной вербовки связ­ников для пересылки разведданных через линию фронта.

6. Наиболее целесообразно впредь в вербовочной работе ориентиро­ваться на следующие категории лиц: владеющих немецким языком, сельских авторитетов (бригадиров колхозов и т. д.), представителей сельской интеллигенции, лиц, обладающих гражданскими специаль­ностями (мирошники1, поставалы2, сапожники и т. д.).

7. Ввести в практику оставление резервных резидентов с задачей про­ведения самостоятельных вербовок в тылу врага.

В качестве практических задач на апрель по линии 4-го отдела УНКВД мы ставим восстановление агентурной сети и подготовку ее для дей­ствий в тылу врага на случай угрожаемого положения. В этих целях ко­мандированы оперработники в задонские районы с задачей проверки действующей и насаждения новой агентуры.

Начальник 4-го отдела УНКВД по Сталинградской области

капитан госбезопасности Поль3

ЦА ФСБ России

№1385

Сообщение закордонного агента НКВД СССР об антисоветских высказываниях английских представителей в Иране

10 апреля 1943 г.

Английский консул в Керманшахе Кук4 в беседе с вождем крупней­шего в Иране курдского племени кальхор Амиром Махсусом заявил сле­дующее:

«Англия понимает, что Иран является основным барьером на пути в Индию, Ирак и Египет. Она ведет дела так, чтобы Германия и СССР настолько истощили друг друга, что англичане смогли бы выступить и продиктовать свои условия. Когда будет достигнута победа, мы уверены, СССР будет настолько ослаблен, что не сможет и думать о внешних завоеваниях. Наоборот, он будет вынужден обратиться за помощью к Англии, чтобы как-нибудь спасти свой собственный народ и справиться с долгами. Поэтому единственными хозяевами будем мы. Если СССР будет пытаться вести завоевательную политику, то мы готовы вести вто­рую войну, на этот раз против СССР. Однако мы не допустим, чтобы эта вторая война возникла. Сейчас мы помогаем СССР только в таком раз-

1 Мирошник (юж.) — мельник

2 Поставал (юж.) — мельник при шелушильной (крупорушильной) машине.

3 Поль Борис Константинович (1908—1980). См. т. 3 настоящего сборника, доку­мент № 1053.

4 Кук Фрэнк Аллен Грэфтон (1902—?). В 1942—1943 гг.—английский консул в Керманшахе (Иран).

мере, чтобы он мог вести войну. Второй фронт мы откроем, когда убе­димся, что Германия и СССР дошли до крайней степени ослабления. Именно тогда мы откроем второй фронт и закончим войну, как нам это выгодно».

В беседе участвовал начальник английской разведки в Западном Иране полковник Флетчер1. Он подкрепил заявление Кука ссылкой на характер, размер и направление британских военных приготовлений в стране Ближ­него и Среднего Востока

Архив СВР России

В конце 1942 г.—начале 1943 г. (после поражения немецких войск под Сталингра­дом) правящие круги Великобритании форсировали выработку основ своей внешней политики по отношению к странам Ближнего и Среднего Востока и другим регионам мира с целью ослабления роста национально-освободительного движения, сохране­ния там своих позиций, недопущения развала собственных колоний.

Как видно из документа, английские представители в Иране распространяли взгля­ды своего правительства в этих странах и тем самым оказывали существенное влияние на формирование их внешней политики по отношению к СССР.

Правящие круги Англии и США, на словах прикидываясь «друзьями» Советского Союза, в то же время не только не открывали второй фронт, но всячески саботиро­вали поставку вооружения и других военных грузов для Красной Армии, а с весны до ноября 1943 г. и вовсе прекратили отправку судов в Советский Союз.

Стремление оттянуть открытие второго фронта объяснялось только одним — расчетами на ослабление и обескровливание Советского Союза в войне с Германией.

Правительства Англии и США хотели сберечь вооруженные силы к концу войны, чтобы продиктовать ее ослабевшим участникам свои условия.

1 Флетчер Э.У. — в июне 1941 г. секретарь дипломатической миссии Великобрита­нии в Кабуле. Руководитель английской разведки в Афганистане.

Из протокола допроса бывшего начальника штаба 305-й пехотной дивизии подполковника

Р. Тальтцо о структуре абвера, службы безопасности и СД, тайной полевой полиции (ГФП) и методах их разведывательной и контрразведывательной деятельности

10 апреля 1943 г.

ГФП является исполнительным органом контрразведывательной службы абвер-3 и отдела 1-С/АО. Центральное руководство ГФП при верховном командовании вооруженными силами Германии или же при верховном командовании сухопутными силами (точно не знаю). В его подчинении находятся органы ГФП как в оккупированных странах, так и в действующей армии. Руководство органами ГФП в армиях на совет­ско-германском фронте и в оккупированных областях СССР возложено на начальника ГФП «Ост» (Восточного фронта).

Каждой армии на фронте придается группа ГФП командующему ар­мией, который свои приказания передает через абвер-офицера при отде­ле 1-С/АО.

Оперативные указания группа ГФП получает от абвер-офицера или начальника отдела 1-С/АО, которые эти указания всегда согласовывают между собой.

В наиболее важных случаях эти оперативные указания согласовыва­ются также с командующим или начальником штаба армии.

В организационном отношении группы ГФП подчинены начальни­ку ГФП «Ост». От него же они получают директивные указания опера­тивного характера.

Группа ГФП из своего состава выделяет передовые отряды, по одно­му из которых придается каждому корпусу. Передовой отряд обычно состоит из 1 секретаря и 3 вспомогательных чиновников. Подчиняется этот отряд руководителю группы ГФП, от которого получает все указа­ния по линии практической деятельности. В хозяйственном и админи­стративном отношении отряд подчиняется отделу I-C корпуса.

По работе отряда отдел I-C корпуса может вносить свои предложе­ния, которые проводятся в жизнь лишь в том случае, если их санкцио­нирует руководитель группы ГФП.

Структура организации службы безопасности (СД)

Организации службы безопасности (СД) подчинены рейхсфюреру «СС» Гиммлеру.

Эти организации на территории оккупированных областей СССР действуют в виде так называемых зондеркоманд СД, одна из которых имеется в районе каждой армии.

Зондеркоманды СД в этих районах выполняют функции гестапо и в своей практической деятельности руководствуются приказами и указа­ниями, исходящими только от Гиммлера.

Командованию армий зондеркоманды СД не подчиняются. Числен­ность каждой такой команды колеблется от 40 до 160 человек.

Для практической работы зондеркоманды СД выделяют из своего со­става отдельные небольшие отряды, которые действуют в различных райо­нах тыловой армейской области.

Структура отделов 1-С

Отделы 1-С являются составной частью штабов воинских соедине­ний от армейской группировки до дивизии включительно.

Основной функцией отделов 1-С является добывание сведений о вой­сках противника, действующих против данного воинского соединения германской армии. Эти сведения добываются преимущественно путем допросов военнопленных. Кроме того, отделы 1-С, как я уже показывал, тесно контактируют свою деятельность с абвер-органами и тайной поле­вой полицией (ГФП) в области контрразведывательной работы.

Отделы 1-С существуют в штабах армейских группировок, армий, кор­пусов, дивизий и подчиняются непосредственно начальникам штабов этих соединений. Централизованного подчинения отделов 1-С не су­ществует. В полках и батальонах все функции по линии отделов 1-С вы­полняют имеющиеся там абвер-офицеры.

Вопрос: Где концентрируются сведения о противнике, добываемые отделами 1-С?

Ответ: Эти сведения через абвер-отдел при ОКБ передаются в отдел иностранных армий генерального штаба, где они обрабатьгваются и соот­ветствующим образом используются. Сюда же поступают разведыватель­ные данные о военной мощи иностранных государств, добываемые по­дотделом абвер-1.

В отделе иностранных армий эти сведения концентрируются отдель­но по каждой стране.

Говоря о связи отделов 1-С с верховным командованием вооружен­ными силами Германии, должен указать, что по вопросу ведения пропа­ганды в войсках эти отделы получают руководящие материалы от отдела армейской пропаганды при ОКБ.

Вопрос: Какой штатный состав имеют отделы 1-С9

Ответ: Отдел I-C/AO армейской группировки состоит из начальника отдела, его заместителя, офицера по культурно-политическому обслужи­ванию, 3—4 переводчиков (зондер-фюреров) и абвер-офицера.

Отдел I-C/AO армии — из начальника отдела, его заместителя, офи­цера по культурно-политическому обслуживанию, 2 офицеров военной цензуры, 3—4 переводчиков (зондер-фюреров), офицера проверки поле­вой почты, абвер-офицера и офицера для обработки материалов по ли­нии абвер-3.

Отдел I-C корпуса — из начальника отдела, его заместителя, офице­ра для поручений и 1—2 переводчиков (зондер-фюреров).

Boirpoc: Остановитесь на функциях абвер-органов ГФП, зондер-ко-манд СД и отделов I-C?

Ответ: Абвер-1 занимается военной разведкой в иностранных госу­дарствах. Задачей этой разведки является получение сведений о чис­ленности, строении и вооружении иностранных армий, а также воен­ном потенциале и военной мощи иностранных государств.

С целью получения таких сведений абвер-1 имеет свою закордонную и зафронтовую агентуру. Непосредственно засылкой агентуры за линию фронта и в тыл противника занимаются абвер-отряды-1, действующие при армиях. Эти же абвер-отряды подбирают агентуру, вербуют и подго­тавливают ее. Насколько мне известно, при абвер-отрядах-1 имеется нечто подобное курсам по подготовке агентов. Существуют ли в системе абвер-органов специальные школы разведчиков, мне неизвестно.

Агентура, перебрасываемая в тыл Красной Армии вербуется, как пра­вило, из числа военнопленных, перебежчиков, нацменьшинств (укра­инцев, грузин, белорусов и т. д.).

Абвер-2 организует диверсионную работу на территории иностран­ных государств, для чего также засылает свою агентуру. Кроме этого, он забрасывает агентуру с целью политического разложения в армиях и тылу государств, воююших с Германией.

Эта же агентура проводит работу по склонению военнослужащих ар­мий противника к переходу на сторону германских войск.

В подчинении абвер-2 имеется, как я уже показывал, полк особого назначения «Бранденбург-800», занимающийся организацией дивер­сионных актов на территории противника в прифронтовой полосе и вы­полняющий отдельные задания по захвату важнейших военных объек­тов противника.

Вербовкой агентуры по линии абвер-2 занимаются абвер-отряды-2, действующие при армиях. Методы работы отрядов абвер-1 и абвер-2 примерно одинаковы.

Абвер-3 выполняет контрразведывательные функции в армии и в ар­мейском тылу. Непосредственно эту работу проводят абвер-офицеры, входящие в состав отделов I-C штабов армейских группировок и армий. В обязанности этих абвер-офицеров входят разработка и санкциониро­вание мероприятий по борьбе со шпионажем и саботажем в армии, а также в районе действия армии. Вместе с этим абвер-офицеры организу­ют мероприятия по борьбе с политическим разложением в воинских частях и деятельностью партизан в тылу сражающихся войск.

Далее они осуществляют мероприятия по сохранению военной тай­ны в армии и составляют по этим вопросам приказы, которые после утверждения их соответствующими начальниками штабов воинских со­единений рассылаются в части.

Кроме того, абвер-офицеры рассылают в части утверждаемые подотде­лом абвер-3 инструкции о порядке преподавания в войсках основных навы­ков по борьбе со шпионажем, саботажем и политическим разложением.

За исполнением указанных выше приказов и инструкций абвер-офице­ры осуществляют постоянный контроль.

На обязанности абвер-офицеров лежит также санкционирование аре­стов лиц, обвиняемых в шпионаже, саботаже или политическом разло­жении, и руководство следствием по этим делам.

Абвер-офицеры санкционируют расстрелы и другие меры наказания в отношении лиц из числа гражданского населения, обвиняемых в шпиона­же, саботаже или антифашистской агитации среди военнослужащих.

Функции тайной полевой полиции (ГФП)

Тайная полевая полиция является исполнительным контрразведы­вательным органом, осуществляющим свою деятельность под руковод­ством и по указанию абвер-офицеров отделов I-C/AO.

Основной обязанностью групп и отрядов ГФП является выявление шпи­онов, саботажников и лиц, проводящих агитацию против фашистского ре­жима как из числа военнослужащих, так и гражданского населения. ГФП производит аресты и ведет следствие по делам перечисленных выше лиц.

Кроме того, на обязанности ГФП лежит участие в выявлении и борь­бе с партизанами в соответствии с указаниями, полученными на этот счет от абвер-офицеров и начальников отделов I-C/AO.

ГФП оказывает также содействие военным судам в деле выявления уголовного элемента в частях и затем по указанию их производит аресты уголовных преступников.

Функции зондеркоманд СД

Деятельность зондеркоманд СД сводится к следующим задачам:

выявление коммунистов, советского актива и других антифашис­тских элементов в армейском тылу;

выявление и уничтожение подпольных большевистских групп;

установление и арест лиц, ведущих большевистскую пропаганду сре­ди гражданского населения;

обнаружение и изъятие материалов и документов большевистской партии;

проведение следствия по делам лиц, причастных к организованной деятельности против фашистского режима;

проведение карательных мероприятий против евреев.

Функции отделов I-C

В функции отделов I-C входит:

добывание для оперативных отделов сведений о положении и состо­янии войск противника путем допросов военнопленных, войсковой раз­ведки и авиаразведки;

составление отчетной карты о положении и состоянии войск про­тивника;

осуществление контроля за преподаванием среди личного состава воинских частей основных навыков о методах борьбы со шпионами, са­ботажниками и разложением в армии, а также правил сохранения воен­ной тайны;

— участие в выявлении официальным путем (через командиров час­тей) шпионов, саботажников и лип. ведущих антифашистскую агита­цию, как в армии, так и среди гражданского населения;

первичный допрос лиц из числа гражданского населения, заподоз­ренных в шпионаже или саботаже; духовное обслуживание войск;

допрос военнопленных с целью получения от них разведданных; организация политической пропаганды в частях; связь с воинскими частями союзников в случае нахождения таковых в составе армии;

организация розыска дезертиров.

Отделы 1-С/АО армий, кроме того, осуществляют цензуру всех мате­риалов по пропаганде в ротах пропаганд и войсках, а также производят цензуру писем. Организуют радиотелефонные перехваты.

Вопрос: Какими методами названные выше органы осуществляют свои функции и как они контактируют свою деятельность между собой?

Ответ: Деятельность абвер-отдела по линии получения сведений о военной мощи иностранных государств, а также организации диверси­онных актов и работы по политическому разложению в армиях и тылу этих государств направляется, как я уже сказал, подотделами абвер-1 и абвер-2. Методы работы этих подотделов аналогичны. Как абвер-1, так и абвер-2 засылают в тыл различных государств свою агентуру, которая за­нимается сбором необходимых разведывательных данных военного ха­рактера, осуществляет диверсионные акты и проводит разложенческую работу.

Практически переброска агентуры через линию фронта осуществля­ется следующим образом: абвер-офицер направляет завербованного аген­та к начальнику отдела I-C дивизии, которому поручается произвести переброску его на определенном участке фронта.

Начальник отдела I-C дивизии в таких случаях препровождает по­ступившего к нему агента к командиру роты, расположенной на данном участке фронта, а командир роты дает уже указания непосредственно на переброску. При этом должен сказать, что при переброске агентуры че­рез линию фронта, как правило, присутствует абвер-офицер соответ­ствующего абвер-отряда.

Этот абвер-офицер, пользуясь своим удостоверением, сопровождает сво­его агента по передовой линии и в самый передний момент дает ему необ­ходимые указания о пути следования уже по территории противника.

Все данные, которые абвер-отряды получают от заброшенной ими в тыл противника агентуры, они через свои абвер-команды передают в соответствующий подотдел, который сообщает их в абвер-отдел, откуда они после предварительной обработки направляются для использова­ния в отдел иностранных армий генерального штаба. Последний, в за­висимости от того, какие сведения ему в первую очередь необходимы, дает со своей стороны указания абвер-отделу с тем, чтобы он через аб­вер-отряды организовал получение этих сведений.

Абвер-отряды-1 и 2 свою работу по переброске и вербовке агентуры ни с кем не контактируют, если не считать того, что технически пере­броска осуществляется через отдел I-C дивизий. Причем начальники отделов I-C о необходимости содействовать абвер-отрядам в переброске агентуры обычно заранее информируются начальником отдела 1-С/АО армии или армейской группировки.

Хочу еще добавить, что переброска агентуры, как правило, произво­дится на одних и тех же участках фронта в каждой армии. Делается это потому, что на том участке фронта, где уже однажды агентура была пере­брошена, командир соответствующей роты и начальник отдела I-C ди­визии знают, как эту переброску производить, и таким образом следую­щая переброска с этой стороны никаких затруднений представлять из себя не может.

Контрразведывательную работу в армии и в армейском тылу, как уже было мною сказано, проводит подотдел абвер-3 через своих абвер-офицеров в ар­мейских группировках и армиях. В корпусах и дивизиях эту работу проводит один из офицеров отдела I-C; в полках и батальонах — специальные абвер-офицеры, которые контрразведьгвательные функции вьшолняют по совмес­тительству с обязанностями адъютантов или же офицеров для поручений при командирах этих частей.

Основной функцией абвер-3 является борьба со шпионажем, сабота­жем и политическим разложением в частях.

Эту работу абвер-офицеры проводят по двум линиям. С одной стороны, во всех воинских частях организовано обязательное преподавание основных навыков по борьбе с такого рода преступлениями. Этим преследуется предо­стережение военнослужащих от совершения подобных преступлений и вос­питание их к сотрудничеству с контрразведкой.

Поскольку воинскими уставами в германской армии обязанность бо­роться с политическими преступлениями возложена на командиров ча­стей, то руководство указанным выше преподаванием, также составле­ние проектов новых приказов согласовываются с начальником отдела I-C армии и докладываются командующему армией.

Другой линией, по которой идет контрразведывательная деятельность абвер-3, является секретная работа в воинских частях, направленная на вы­явление шпионов, саботажников и политически неблагонадежных лиц.

В мелких подразделениях абвер-офицеры армий эту работу проводят через командиров и абвер-офицеров частей; контрразведывательные же ме­роприятия в масштабе соединений абвер-офицерами согласовываются с начальниками отделов 1-С/АО, а в особо важных случаях и с командовани­ем армии или армейской группировки. Практически абвер-офицер-3 свою работу проводит следующим образом: намеченные им мероприятия по линии выявления политических преступников и лиц, политически небла­гонадежных, он согласовывает с начальником отдела 1-С/АО, после чего через ГФП, командиров и абвер-офицеров частей проводит их в жизнь. В особо важных случаях, как я уже сказал, абвер-офицер через начальника отдела I-C согласовывает свои мероприятия с начальником штаба или ко­мандующим армией. Иногда для согласования этих мероприятий он не­посредственно обращается к командованию армии, ставя, однако, об этом в известность начальника отдела 1-С/АО. В объеме намеченных мероприя­тий и осуществляют свою деятельность командиры и абвер-офицеры час­тей. В первую очередь эти мероприятия касаются разработки подозритель­ных по шпионажу или другим преступлениям лиц. Такой разработке обычно предшествует поступивший командиру части рапорт от кого-либо из воен­нослужащих о подозрительности того или иного лица по шпионажу или другому преступлению.

Командир части через вышестоящих командиров или же через отдел 1-С дивизии передает этот рапорт абвер-офицеру-3 армии, который в зависимости от важности преступления, в котором подозревается лицо, а также исходя из обоснованности выдвигаемых подозрений, лично вы­езжает в часть или же посылает вместо себя одного из чиновников ГФП. В части абвер-офицер или чиновник ГФП в необходимых случаях доп­рашивает лиц, связанных с подозреваемым, и. если нет оснований при­нять решение о немедленном аресте заподозренного лица, дает указа­ние командиру части об установлении постоянного наблюдения за этим лицом и о проверке его переписки. Получив такое указание, командир части подбирает благонадежного солдата и дает ему задание вести за подозреваемым лицом наблюдение.

Такой солдат обычно подбирается из числа приближенных к подо­зреваемому. В отдельных случаях командир части не прибегает к помо­щи доверенных лиц, принимая функции такого лица на себя. В процес­се наблюдения за подозреваемым военнослужащим командир части необходимый инструктаж в отношении того, как в дальнейшем вести это наблюдение, получает от абвер-офицера своей части.

Доверенное лицо о результатах своего наблюдения устно сообщает командиру части, который, в свою очередь, об этом ставит в известность абвер-офицера армии. Абвер-офицер, убедившись, что разработка по­дозреваемого лица в основном закончена, принимает решение об арес­те. Свое решение он в таких случаях согласовывает с начальником отде­ла I-C/AO и командиром полка, после чего дает указание руководителю группы ГФП о производстве ареста. Производят арест, как правило, чи­новник передового отряда ГФп, состоящего при корпусе. В этом же отряде и ведется следствие по делу арестованного. Руководство след­ствием осуществляет абвер-офицер. По окончании следствии по делу ГФП передает расследованное дело абвер-офицеру, который после со­гласования обвинительного заключения с командованием передает это дело на рассмотрение дивизионного военного суда.

В отношении арестованных из числа гражданского населения дело после окончания следствия по нему в ГФП окончательно рассматрива­ется абвер-офицером, который по согласованию с командованием и на­чальником отдела I-C/AO принимает решение о мере наказания в отно­шении такого лица.

Все дела о военнослужащих германской армии, исключая уголовных преступников, ведутся и расследуются ГФП. Это распространяется также и на дела об антифашистской агитации, причем даже в тех случаях, когда обвиняемый был связан с какой-либо политической организацией.

ГФП ведет также следствие в отношении гражданских лиц, обвиняе­мых в агитации против фашистского режима среди солдат. Отсюда не исключаются и такие случаи, когда это гражданское лицо было связано с политической организацией. Должен лишь сказать, что о таких делах абвер-офицер ставит в известность зондер-команды СД, которые зани­маются деятельностью в тылу армии.

Дела в отношении гражданских лиц, обвиняемых в ведении агита­ции среди местных жителей, расследуются зондер-командами СД.

В отношении использования отряда и группы ГФП в контрразведы­вательной работе абвер-офицер все свои решения, так же как и по дру­гим вопросам, согласовывает с начальником отдела I-C/AO, который иногда дает свои поручения и указания непосредственно группе ГФП. Согласовывает он эти свои поручения и указания с абвер-офицером.

Таким образом, абвер-офицер и начальник отдела I-C/AO в отношении использования ГФП поддерживают между собой постоянный контакт. Следует также отметить, что свои мероприятия абвер-офицер и начальник отдела I-C/AO иногда предварительно согласовывают с руководителями грушты ГФП.

Что касается передовых отрядов ГФП в корпусах, то все оператив­ные мероприятия эти отряды проводят лишь по указанию и с согласия руководителя группы ГФП при армии. Начальник отдела I-C корпуса распоряжений в области оперативной работы передовых отрядов ГФП давать не может. Имеющиеся у него соображения он излагает руково­дителю группы ГФП.

Вопрос: Выше вы остановились на контрразведьгеательной деятельно­сти абвер-органов, ГФП и отделов I-C/AO. Покажите, как эти органы организуют борьбу с партизанским движением в тылу германской армии?

Ответ: Борьба с партизанами в первую очередь входит в обязанность командиров всех войсковых подразделений. О появлении партизан ко­мандиры частей сообщают своему вышестоящему командованию, кото­рое ставит об этом в известность отдел I-C/AO и абвер-офицера армии; одновременно командиры сообщают о тех мероприятиях, которые ими уже предприняты в направлении ликвидации обнаруженных партизан.

Абвер-офицер по согласованию с начальником отдела I-C/AO в не­обходимых случаях намечает свои мероприятия, выражающиеся, как пра­вило, в направлении дополнительных воинских частей для борьбы с партизанами. Эти мероприятия проводятся в обязательном порядке с разрешения соответствующего командира.

По инициативе абвер-офицеров также посылаются войска в тыловые армейские области, если командующий войсками этой области в районе обнаружения партизан не имеет достаточных сил для борьбы с ними. В случае появления партизан вблизи армейского штаба борьбу с ними ведет непосредственно группа ГФП. При обнаружении большой группы партизан в помощь ГФП привлекаются также воинские части по согласо­ванию с командованием армии.

Все мероприятия по борьбе с партизанами в этом случае разрабаты­вает абвер-офицер совместно с начальником отдела I-C/AO и руководи­телем группы ГФП.

[...]

ЦА ФСБ России

Из протокола № 40 заседания Политбюро ЦК ВКП(б) об организации Народного комисса­риата пкударственной безопасности СССР

14 апреля 1943 г.

Центральный Комитет ВКП(б) постановляет:

1. Выделить из состава Народного комиссариата внутренних дел СССР оперативно-чекистские управления и отделы и на базе их орга­низовать Народный комиссариат государственной безопасности СССР (НКГБ)1.

2. Возложить на Народный комиссариат государственной безопас­ности СССР выполнение задач по обеспечению государственной безо­пасности СССР:

а) ведение разведывательной работы за границей;

б) борьбу с подрывной, шпионской, диверсионной, террористи­ческой деятельностью иностранных разведок внутри СССР (за исклю­чением частей и учреждений Красной Армии и Военно-Морского Фло­та и войск НКВД);

в) борьбу со всякого рода антисоветскими элементами и проявлени­ями среди различных слоев населения СССР и в системе промышлен­ности, транспорта, связи, сельского хозяйства и т. д.;

г) охрану руководящих кадров партии и правительства.

3. Установить, что Народный комиссариат государственной безопас­ности СССР освобождается от проведения всякой другой работы, не связанной непосредственно с задачами, перечисленными в пункте 2 на­стоящего постановления.

4. Утвердить структуру Народного комиссариата государственной бе­зопасности СССР согласно приложению2.

[...]   I

6. Организовать в союзных и автономных республиках республиканс­кие народные комиссариаты государственной безопасности, а в краях и областях — управления Наркомата государственной безопасности.

Организацию республиканских, краевых, областных и районных ор­ганов Наркомата государственной безопасности произвести на основе выделения оперативно-чекистских управлений, отделов и отделений из

' По данному вопросу было принято постановление СНК СССР № 393—129сс от 14 апреля 1943 г.

2 Приложение не публикуется.

существующих аппаратов Народного комиссариата внутренних дел, по­строив их применительно к утвержденной настоящим постановлением структуре Наркомата государственной безопасности.

[...]

7. Организацию Народного комиссариата государственной безопас­ности СССР закончить в месячный срок, представив в тот же срок на утверждение Совнаркома СССР положение о Народном комиссариате государственной безопасности.

t

Секретарь ЦК ВКП(б)

ЦА ФСБ России

№1388

11исьмо № 365/Б В.Н. Меркулова И.В. Сталину об организации НКГБ СССР

14 апреля 1943 г.

Государственный Комитет Обороны 

товарищу Сталину И. В.1

Во исполнение Ваших указаний при этом представляю на Ваше утверждение:

1. Проект постановления ЦК ВКП(б) об организации Народного комиссариата государственной безопасности с приложенной к нему структурой НКГБ СССР.

2. Проект Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР об образовании Народного комиссариата государственной безопаснос­ти СССР.

1 Ранее В.Н. Меркулов уже посылал Сталину письма № 334/Б от 2 апреля и № 340/Б от 4 апреля 1943 г. с различными вариантами структуры НКГБ, в которых, в частности, еще не предполагалось выделение органов военной контрразведки из состава будущего НКГБ, хотя уже содержалось их первоначальное название «Сме-ринщ». Кроме того, в проекте от 4 апреля в структуре НКГБ предусматривалось сек­ретно-политическое управление (3-е), а транспортное управление и управление по террору и диверсиям в тылу противника соответственно должны были стать 4-м и 5-м Управлениями НКГБ

3. Проект постановления ЦК ВКП(б) о реорганизации Управления особых отделов НКВД СССР и создании органов «Смеринш»1 в составе Наркомата обороны, Наркомата Военно-Морского Флота и Наркомата внутренних дел СССР.

4. Проект положения о Главном управлении «Смеринш» НКО и его местных органах2.

Приложение: по тексту3.

Меркулов

Структура Народного комиссариата государственной безопасности

СССР

1. Руководство Наркомата.

2. Секретариат.

3. Первое управление (разведывательное).

4. Второе управление (борьба с антисоветскими элементами и аген­турой иностранных разведок внутри страны, наблюдение за посольства­ми и иностранными подданными).

5. Третье управление (борьба с антисоветскими элементами и агенту­рой иностранных разведок на транспорте).

6. Четвертое управление (по организации диверсий и работе в тылу противника).

7. Пятое управление (шифровально-дешифровальное).

8. Управление охраны (охрана активных работников партии и прави­тельства).

9. Следственная часть по особо важным делам (на правах управле­ния).

10. Управление коменданта Московского кремля.

11. Административно-хозяйственно-финансовое управление.

12. Отдел «А» (архив, статистика, внутренние тюрьмы и розыск пре­ступников).

13. Отдел «Б» (научно-исследовательская и опытная работа, изготов­ление бланков документов, радиоконтрразведка).

14. Отдел «В» (контроль почтово-телеграфной корреспонденции).

15. Отдел кадров4.

РГАСПИ, ф. 17, on. 163. д. 1366, л. 3—4. Подлинник

Печатается по: Лубянка: Органы ВЧК-ОГПУ-НКВД-НКГБ-МГБ-МВД—КГБ. 1917—1991. Справочник. М.: МФД, 2003, с. 621—622.

1 Так первоначально хотели назвать органы военной контрразведки в составе НКО СССР.

2 На документе имеются резолюции: «Не для печати. Ст.», «За И. Сталин» и пометы: «тт. Молотов, Ворошилов, Маленков, Берия - за, т. Микоян—за, т. Андреев—за, т. Кали­нин—за, т. Вознесенский—за, т. Щербаков—за, т. Каганович—за».

3 Публикуется только структура НКГБ СССР.

4 На документе имеется помета: «Приложение к п. 91 пр. ПБ № 40».

Постановление ЦК ВКП(б) «Об организации Народного комиссариата государственной безопасности»1

14 апреля 1943 г.

Центральный Комитет ВКП(б) постановляет:

1. Выделить из состава Народного комиссариата внутренних дел СССР оперативно-чекистские управления и отделы и на базе их организовать Народный комиссариат государственной безопасности СССР (НКГБ).

2. Возложить на Народный комиссариат государственной безопас­ности СССР выполнение задач по обеспечению государственной безо­пасности СССР:

а) ведение разведывательной работы за границей;

б) борьбу с подрывной, шпионской, диверсионной, террористичес­кой деятельностью иностранных разведок внутри СССР (за исключе­нием частей и учреждений Красной Армии и Военно-Морского Флота и войск НКВД);

в) борьбу со всякого рода антисоветскими элементами и проявлени­ями среди различных слоев населения СССР, в системе промышленно­сти, транспорта, связи, сельского хозяйства и проч.;

г) охрану [рукоюдитслей]2 рукотадящих кадров партии и правительства.

3. Установить, что Народный комиссариат государственной безопас­ности СССР освобождается от проведения всякой другой работы, не связанной непосредственно с задачами, перечисленными в пункте 2 на­стоящего постановления.

4. Утвердить структуру Народного комиссариата государственной безопасности СССР согласно приложению.

5. Народным комиссаром государственной безопасности СССР на­значить тов. Меркулова В.Н., освободив его от обязанностей первого заместителя народного комиссара внутренних дел СССР.

Первым заместителем народного комиссара государственной безо­пасности СССР назначить тов. Кобулова Б.З., освободив его от обязан­ностей заместителя народного комиссара внутренних дел СССР.

6. Организовать в союзных и автономных республиках республикан­ские народные комиссариаты государственной безопасности, а в краях и областях — управления Наркомата государственной безопасности.

Организацию республиканских, краевых, областных и районных ор­ганов Наркомата государственной безопасности произвести на основе

1 На первом листе документа зачеркнуто слово «проект» и вписано от руки заглавие: «Об организации Народного комиссариата государственной безопасности» и «не для печати».

2 Слово «руководителей» зачеркнуто и вместо него вписано от руки «руководящих кадров».

выделения оперативно-чекистских управлений, отделов и отделений из существующих аппаратов Народного комиссариата внутренних дел, по­строив их применительно к утвержденной настоящим постановлением структуре Наркомата государственной безопасности.

Народному комиссару внутренних дел СССР тов. Берия Л.П. и На­родному комиссару государственной безопасности СССР тов. Мерку­лову В.Н. представить свои предложения о назначении руководящего состава по НКВД СССР и НКГБ СССР соответственно.

7. Организацию Народного комиссариата государственной безопас­ности СССР закончить в месячный срок, представив в тот же срок на утверждение Совнаркома СССР положение о Народном комиссариате государственной безопасности1.

РГАСПИ, ф. 17, on 163, д. 1366, л. 1—2 Подлинник

Печатается по: Лубянка: Органы ВЧК—ОГПУ—НКВД-НКГБ-МГБ-МВД—КГБ. 1917—1991. Справочник. М., МФД, 2003, с. 622-623.

№1390

Указ Президиума Верховного Совета СССР об образовании Народного комиссариата государственной безопасности СССР

14 апреля 1943 г.

Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

Образовать Народный комиссариат государственной безопасности СССР

Председатель Президиума Верховного Совета СССР        М. Калинин

Секретарь Президиума Верховного Совета СССР А Горкин

Правда, J943, /5 апреля

Создавшаяся обстановка на советско-германском фронте и возросшие задачи обусловливали необходимость перестройки органов государственной безопасности. Структура Народного комиссариата внутренних дел СССР уже не отвечала требова­ниям, предъявляемым к ней советским правительством. Поэтому Государственный Комитет Обороны, ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР в апреле 1943 г. приняли решение

1 Имеется помета: «Вып. Молотову, Берия, Меркулову, Маленкову, Шаталину, Чадаеву». П40/91 от 14.04.43 г.»

о реорганизации НКВД СССР путем выделения из его состава оперативных подразделе­ний государственной безопасности. Настоящим Указом Президиума Верховного Совета СССР был образован Народный комиссариат государственной безопасности СССР. В союзных и автономных республиках, краях и областях на базе оперативных подразделе­ний соответственно создавались наркоматы и управления государственной безопасности.

№1391

Из приказа НКВД СССР № 0139 о мерах по выполнению постановления ГКО № 3142сс «Об обеспечении особо срочных перевозок с Дальнего Востока»1

14 апреля 1943 г.

В соответствии с постановлением Государственного Комитета Обо­роны № 3142сс «Об обеспечении особо срочных перевозок с Дальнего Востока».

приказываю:

1. Начальникам транспортных отделов НКВД Ярославской ж. д., Северной ж. д., Горьковской ж. д., Пермской ж. д., Свердловской ж. д., Казанской ж. д., Ленинской ж. д., Западной ж. д., Московско-Киевской ж. д., Куйбышевской ж. д., Томской ж. д.. Красноярской ж. д., Восточно-Си­бирской ж. д., дороги имени Молотова, Амурской ж. д., Дальневосточ­ной ж. д., Приморской ж. д., Туркестано-Сибирской ж. д. оказать на­чальникам соответствующих дорог практическую помощь в продвижении порожняковых маршрутов на Дальний Восток, эшелонов и транспортов с Дальнего Востока согласно плану НКО и НКПС2.

2. Обеспечить ускоренное продвижение этих поездов по воинским гра­фикам и расписанию, оперативно устраняя возможные задержки в пути.

3. Организовать мероприятия, обеспечивающие благополучное сле­дование поездов, наладить контроль за выдачей под поезда исправных паровозов и технический осмотр поездов.

При следовании поездов по неблагополучным участкам усилить ох­рану поездов и железнодорожного пути, организовав необходимые про-тиводиверсионные мероприятия.

4. Не допускать отцепки отдельных вагонов и использования порожня­ковых маршрутов, предназначенных для этих перевозок, под нужды дорог.

5. Начальнику транспортного отдела Приморской ж. д. для обеспе­чения погрузки воинских эшелонов и транспортов с импортным грузом

1 Постановление ГКО № 3142сс не публикуется.

2 План НКО и НКПС не публикуется.

командировать в пункты погрузки оперативных работников ТО НКВД и ежедневно к 22 часам по московскому времени запиской по проводу представлять в НКВД СССР сводку о ходе погрузки и отправки транс­портов и эшелонов.

6. Начальнику УНКВД по Приморскому краю оказать железной до­роге и представителям НКО практическую помощь в организации по­грузки воинских эшелонов и транспортов с импортным грузом.

7. Начальникам транспортных отделов НКВД ежедневно к 22 часам по московскому времени представлять в НКВД СССР запиской по про­воду сводку о продвижении предусмотренных планом транспортов и эше­лонов с указанием пройденного за сутки расстояния каждым поездом и принятых ТО НКВД мер.

8. Контроль за выполнением настоящего приказа возложить на на­чальника Транспортного управления НКВД СССР и заместителя на­чальника 1-го отдела ТУ НКВД СССР, которым ежедневно докладывать мне о ходе перевозок.

Приказ ввести в действие по телеграфу

Народный комиссар внутренних дел СССР Л. Берия

ЦА ФСБ России

Железнодорожный транспорт являлся важнейшим средством подготовки и обеспечения около 28 стратегических оборонительных и наступательных операций, проведенных Красной Армией с середины апреля и до конца 1943 г. При осуществлении каждой стратегической операции использовалось 300—500 тысяч вагонов. Так, например, Сталинградская битва по­требовала около 300 тысяч вагонов, Курская — более 467 тысяч вагонов.

Перевозка с Дальнего Востока личного состава, вооружения, боеприпасов диктовалась необходимостью обеспечения планируемых ГКО оборонительных и наступательных опера­ций в районе Курска и Орла (июль—август 1943 г.).

При осуществлении подобных мероприятий руководством страны, безусловно, также учитывалась и разведывательная информация органов-госбезопасности о том, что Япония в этот период не намеревалась вступать в войну с СССР.

Переход Красной Армии в общее наступление весной—летом 1943 г. предъявлял новые, более повышенные требования к работе НКО и НКПС, а также транспортных органов госбезопасности, что отражал настоящий приказ НКВД СССР (см.: Великая Отечественная война 1941—1945: энциклопедия. М, 1985, с. 268).

Из указания заместителя начальника оперативно-чекистской группы НКВД

по БССР № 0155 подполковника Д.С. Гусева начальнику оперчекгруппы НКВД по Минской области подполковнику П.Е. Крысанову об обеспечении безопасности спецгрупп

14 апреля 1943 г.

За последнее время из оперативно-чекистских групп НКВД по БССР стали поступать сообщения о гибели и ранениях большого количества личного состава спецгрупп, происшедших в результате неожиданного столкновения с немецкими карательными отрядами и полицией. Как видно из спецсообщений, большинство потерь в личном составе спец-групп произошло из-за непринятия должных мер предосторожности как на марше, так и при размещении групп на отдых.

Излишняя доверчивость, проявляемая командирами спецгрупп к ме­стному населению, среди которого имеются немецкая агентура и преда­тели Родины, приводила к тому, что немецкие карательные органы сво­евременно знали о движении наших групп и расположении их на отдых.

[...]

Все это говорит о том, что при направлении спецгрупп в тыл про­тивника начальники оперативно-чекистских групп НКВД лично не ин­структируют командный состав спецгрупп хотя бы об элементарных правилах движения групп на марше и расположения их на отдых, пере­доверяя это важное мероприятие недостаточно компетентным сотруд­никам.

Обращая на это ваше внимание, предлагаю:

При направлении спецгрупп для работы в тылу противника началь­никам оперативно-чекистских групп НКВД, независимо от инструкта­жа, который проводился с личным составом групп, о поведении их в тылу противника, перед выходом в тыл лично инструктировать весь лич­ный состав направляемых групп о порядке движения их на марше, мерах предосторожности при расположении на отдых, выборе, проверке и ис­пользовании проводников, обеспечении безопасности мест явки с аген­турой и т. д.

О всех случаях потерь в личном составе спецгрупп и причинах, выз­вавших их, доносить мне незамедлительно.

Зам. начальника оперативно-чекистской группы НКВД по БССР

подполковник государственной безопасности Гусев1

ЦА ФСБ России

№ 1393

Из отчета агента НКГБ БССР «Иванова»2 об операции по уничтожению немецко-фашистского ставленника Ф. Акинчица

15 апреля 1943 г.

Фабиан Акинчиц3, главарь и вдохновитель белорусского национал-фашизма, бывший дворянин, юрист по образованию, начал свою поли­тическую карьеру еще в дни разгрома в Польше Белорусской рабоче-крестьянской громады4в 1928 г. Как юрист этой массовой стотысячной народной противопольской организации, Фабиан Акинчиц попал под суд вместе с другими громадовцами. Это было в дни разгрома громады. Путем предательства и лакейского выслуживания перед польскими пра­вящими кругами Акинчиц добился почти полной реабилитации по суду, и, став изменником и польским агентом, вскоре был совсем освобожден из польской тюрьмы.

1 О Гусеве Дмитрии Степановиче см. т. 2 настоящего сборника, документ № 298.

2 Агент «Иванов» состоял в агентурной сети с 1929 г. В период Великой Отече­ственной войны проживал в г. Минске и до 1943 г. работал секретарем редакции антисоветской националистической газеты «Белорусская газета». В 1942 г. установил связь с партизанами и 5 марта 1943 г. вместе с резидентом «Минским» принял участие в акции возмездия над предателем Акинчицем, после чего ушел в партизанский от­ряд. После войны использовался органами МГБ БССР как агент-розыскник.

3 Акинчиц Фабиан (1886—1943) — в период оккупации г. Минска являлся руко­водителем так называемой Белорусской народной громады (см. т. 1 настоящего сборника, документ № 220).

4 Белорусская рабоче-крестьянская громада (правильно — Белорусская кресть-янско-рабочая громала) — массовая революционно-демократическая национально-освободительная и антифашистская организация трудящихся, существовавшая в За­падной Белоруссии в 1925—1927 гг. Была создана под влиянием компартии четырьмя депутатами польского сейма от Западной Белоруссии Б. Тарашкевичем, С. Рак-Ми­хайловским, П. Метлой и П. Волошиным. Программа БКРГ содержала следующие требования: самоопределение Западной Белоруссии и объединение всех белорусских земель в республике крестьян и рабочих, создание крестьянско-рабочего правитель­ства и установление демократических свобод, конфискация помещичьих и церковных земель и раздел их между беднейшими крестьянами и батраками, установление 8-часового рабочего дня и введение рабочего контроля над производством и др. Легальное положение БКРГ компартия Западной Белоруссии использовала для орга­низации массового революционного движения БКРГ разгромлена властями Пилсуд-ского в январе—марте 1927 г.

Уже в 1930 и 1931 гг. на виленском горизонте снова появляется Акинчиц, выступая с клеветническими и программными статьями, направленными про­тив Советской Белоруссии. В белорусской печати в этот период и позже приво­дилось немало фактов предательской работы Акинчица.

В 1933 г., после прихода к власти Гитлера, Акинчиц начинает ожив­ленную деятельность: выступает в виленских газетах с пропагандой гер­манского национал-фашизма, в 1937 г. издает в г. Вильно фашистскую газету «Новый Шлях»—орган белорусских национал-фашистов. Для ра­боты в этой газете он привлекает В. Козловского, нынешнего редактора минской «Белорусской газеты», и сколачивает инициативную группу белорусских национал-фашистов, рекрутируя для этого молодежь из сво­их окрестностей, преимущественно Столпцовского района...

В конце 1937 г. или в начале 1938 г. Акинчиц уезжает окончательно в Берлин и уже оттуда начинает свою диверсионную работу против СССР.

[...]

После захвата Белоруссии немецкими оккупантами Акинчиц, как пер­вый запевала белорусского национал-фашизма и как работник германско­го министерства по белорусскому вопросу, мечтал стать маленьким «фюре­ром» и начал требовать, чтобы вся политическая работа в оккупированной Белоруссии и вся практическая деятельность «белорусских самоуправле­ний» была подчинена «его идеологическому курсу и авторитету».

С этой целью он направил1 в оккупированные районы Белоруссии своих политических агентов, так называемых «пропагандистов Акинчи­ца», которые не в меньшей мере работают и на гестапо. Сначала этих «пропагандистов» работало в районах Белоруссии 50 человек, а потом стало 125. В последний раз, за несколько дней до своей позорной гибе­ли, Акинчиц привез в г. Минск из Берлина еще 75 таких «пропагандис­тов». Все они набирались из. числа как бывших польских, так и советских военнопленных. Все они прошли специальные курсы в Германии и, судя по их первой практической деятельности и нескольким докладам, кото­рые мне удалось слушать в городах Барановичах и Минске, являются заклятыми врагами Советской власти и, став предателями своего народа и Родины, пошли на службу в гестапо. Многие из них (как Масальский, родом из Витебщины) разъезжают по районным центрам и в своих про­граммных докладах призывают белорусов расправляться с партизанами, уговаривают не противиться германскому фашизму и добровольно по­сылать своих братьев и сестер на работу в Германию. Часть этих «пропа­гандистов» — идейных воспитанников Акинчица, который, не ограни­чиваясь выучкой их в Германии, проводит с ними периодически совещания, пробираются в местные так называемые самоуправления (на­пример, бургомистр Руденского района)2.

Требуя полного подчинения всей пропаганды среди белорусов себе и получив на это сштветствующую санкцию у Кубе (генерального комис­сара Белоруссии), Акинчиц добился смещения более демократического

1 В тексте—пустил.

2 Руденск—поселок городского типа в Минской области, в настоящее время вхо­дит в состав Пуховичского района.

редактора А. Сенькевича и замены его своим надежным вдспитанником Козловским.

[...]

План ликвидации Акинчица родился на ходу, в момент его приезда в г. Минск в начале февраля 1943 г. По Козловскому вырабатывался план еще осенью 1942 г. вместе с представителем Логойского райкома. Пла­ном предусматривался вывоз его живьем, а потом и уничтожение его с группой других фашистов.

[...]

Ликвидация этого бандита была проведена следующим образом. Рано утром, в 6 часов 45 минут, мы, трое партизан, подъехали на автомашине (предоставленной т. Плотаисом, работающим в Доме печати в качестве за­ведующего гаражом и переводчика) к зданию редакции, которая помеща­лась на площади Свободы (там, где до начала войны помещалась редакция еврейской газеты «Октябрь», рядом с полицией). Хотя шофер был нашим надежным человеком, все же мы решили оставить в машине (дабы она не ушла) партизана т. Прилепо, а я с т. Страшко (я — с добытым мною ранее наганом, он — с пистолетом, взятым в партизанском отряде) поспешили на 3-й этаж. Перерезав телефон и разложив по столам написанные нами партизанские листовки вместе с обращением тт. Пономаренко, Наталеви-ча1 и Былинского2, мы поспешили на квартиру Козловского. В одной из комнат обнаружили уборщицу, которую силой оружия заставили молчать и, уходя, закрыли ее на замок. Начали стучать в квартиру Козловского, который живет на 3-м этаже, рядом с редакцией. К нашему счастью, в квар­тире оказался еще не успевший уехать в Берлин и сам Акинчиц. После двух-трех вопросов он открыл нам дверь. Войдя в квартиру, я быстро про­шел во вторую комнату, чтобы проверить, нет ли там еще кое-кого из опас­ных гостей. В квартире оказались только двое — Акинчиц и Козловский. Тогда я, продолжая начатый разговор о своем якобы отъезде на работу в г. Барановичи, вышел в переднюю комнату и подал сигнал: «Ну, Гришка, начинай». В этот момент т. Страшко сделал выстрел в Акинчица и поспешил в другую комнату, где был Козловский. Акинчиц... бросился к двери в кори­дор и упал замертво на пороге. Услышав выстрел, Козловский схватился за свой револьвер и после того, как пистолет т. Страшко при производстве выс­трела отказал (получился перекос патрона), начал стрелять в нас из своей комнаты. Размьшшпъ уже было некогда, так как вся операция проводилась на глазах полиции и немцев (помещение полиции находилось на расстоя­нии 10 м, на втором этаже дома редакции, где производилась наша опера­ция, жили немцы, и во дворе стоял их пост). И мы поспешили уйти.

[.-]

Весть об убийстве Акинчица быстро облетела г. Минск и его окрес­тности, однако сообщать об этом что-либо в минских газетах было

1 Наталевич Никифор Яковлевич — с 1938 по 1947 г. — председатель Президиума Верховного Совета БССР, член бюро ЦК КП(б)Б. С 1947 г. — директор завода в г. Бара­новичи

2 Былинский (Кобылинский) Иван Семенович (1903—1976). См.т. 2 настоящего сборника, документ № 428.

воспрещено. Более того, для немецкой минской газеты «Минскерцай-тунг» была даже подготовлена специальная карикатура, которую по сек­рету показала наборщикам «Белорусской газеты» курьер «Минскерцай-тунг». На карикатуре был изображен Матусевич1, по следам которого гонится гестапо. Однако в печати эта карикатура почему то не появилась.

Как передали наши связные и агентурные разведчики, по вопросу убийства Акинчица и «неизлечимости от большевизма белорусов-вос­точников» готовился специальный номер «Белорусской газеты», где дол­жны были ругать на все лады тех, кто еще остался верен своему народу и Родине и не идет в ногу с фашистской Германией и ее «новым поряд­ком». Но под влиянием цензуры и гестапо этот пыл был сдержан и в № 24 «Белорусской газеты» появились только общие статьи на эту тему (две или три из них писаны теми же «пропагандистами» Акинчица). Моя фамилия, которая упоминалась в оригиналах этих статей, была выб­рошена при окончательной цензуре.

Согласно сведениям партизанской разведки на поиски убийц Акин­чица через несколько дней было пущено из г. Минска 15 шпионов-гес­таповцев. Однако и мы не лыком шиты. Авось доберемся кое-как и до «правой руки» Акинчица, старого минского брехуна Козловского2, от литературных творений которого давно тошнит минчан.

«Иванов» ЦА ФСБ России

1 Матусевич Александр Леонтьевич (1902—?) — руководитель группы подполь­щиков в г. Минске. В период оккупации проживал в г. Минске и работал верстальщи­ком фашистской газеты «Белорусская газета». С февраля 1943 г. являлся участни­ком разведывательной группы «Учитель». В марте 1943 г. после убийства Акинчица ушел в партизанский отряд «За Отечество» бригады «Штурмовая», где и находился по 12 июля 1944 г.

2 Козловский В.Л. — белорусский националист, немецкий пособник, редактор «Белорусской газеты», был убит партизанами 13 ноября 1943 г. (см. т. 1 настоящего сборника, документ № 220).

Указание НКВД СССР № 1616 начальнику УНКВД по Челябинской области1 о мероприятиях по радиоигре «Монастьфь—Курьеры»2

17 апреля 1943 г.

По агентурному делу «Курьеры» в ближайшее время к Вам будет на­правлен задержанный нами германский разведчик, прибывший на под­ставленную немцам в Москве явку. По ходу игры этот разведчик переме­щается в г. Челябинск, куда к нему немцами позднее будет направлен другой разведчик-радист, при помощи которого будет осуществляться связь с германским разведцентром.

По нашей легенде, германский разведчик при помощи своих связей должен устроиться на одно из оборонных предприятий в г. Челябинске. Необходимо срочно подобрать наиболее подходящее, с Вашей точки зре­ния, предприятие, на котором будет «работать» разведчик, жилье на окра­ине города, удобное как для организации «конспиративных» встреч, так и для наблюдения. Кроме того, уже сейчас займитесь подготовкой необходи­мых агентурных кадров, которые по мере надобности можно будет вклю­чать в настоящее дело для легендирования наличия в г. Челябинске антисо­ветской группы.

В связи с особой секретностью данной разработки ведение ее пору­чите квалифицированному работнику, обеспечив строгую конспирацию. Все мероприятия проводить только с Вашей санкции. О результатах Ваших мероприятий телеграфируйте в Четвертое управление.

Зам. народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 2-го ранга Кобулов

ЦА ФСБ России

1 Передано в УНКВД по Челябинской области шифртелеграммой.

2 См. т. 3 настоящего сборника, документы № 783, 797, 870.

Из постановления бюро Николаевского обкома КП(б) Украины о деятельности подпольной патриотической организации «Николаевский центр»

17 апреля 1943 г.

Проверкой установлено, что с августа 1941 г. по март 1943 г. в г. Нико­лаеве существовала подпольная организация, именовавшаяся «Никола­евским центром»1, которая объединяла несколько подпольно-диверси­онных групп, действовавших в Николаевской области в период немецкой оккупации.

Одним из организаторов и руководителей «Николаевского центра» был присланный из Москвы накануне оккупации г. Николаева Лягин Виктор Александрович2, который под фамилией Корнев остался в тылу против­ника с группой оперативных работников, отобранных им для подпольно-диверсионной работы.

В декабре 1941 г. в г. Николаеве возникла подпольная группа, органи­заторами которой были: Бондаренко Всеволод Васильевич, 1913 года рождения, кандидат в члены ВКП(б), с 1932 г. находившийся в рядах Красной Армии, попавший в окружение и прибывший в г. Николаев в сентябре 1941 г.; бывшие инженеры судостроительного завода... Воробь­ев Борис Иванович и Нечесанов Григорий Николаевич. Эта группа за­нималась антифашистской агитацией и распространяла среди населе­ния сведения о положении на фронтах Отечественной войны.

1 Фактически «Николаевский центр» оформился в сентябре 1942 г.

2 Лягин Виктор Александрович (1908—1943) — капитан, Герой Советского Союза (1944). С октября 1938 г. - стажер 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР, с ноября 1938 г. -зам. начальника 10-го отделения 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР, с мая 1939 г. — зам. начальника 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР, с июля 1939 г. — в резерве назначе­ния 5-го отдела ГУГБ НКВД, с августа 1941 г. зачислен в особый резерв 4-го Управле­ния НКГБ СССР на должность начальника отделения.

По линии 4-го Управления в августе 1941 г. был направлен с разведывательно-диверсионной группой в захваченный немцами г. Николаев, где организовал подполь ный антифашистский центр. Возглавляемая им группа добывала и передавала в Центр важную разведывательную информацию о противнике, осуществила ряд крупных диверсий, причинивших оккупантам значительный ущерб в живой силе и технике.

В конце 1942 г. был выдан предателем и арестован гитлеровцами. Погиб в застен­ках гестапо, не выдав врагу участников подполья. Звание Героя Советского Союза присвоено 5 ноября 1944 г. посмертно.

В г. Николаеве улица носит имя героя, у школы № 22 установлен бюст. На доме, в котором он жил в годы войны, на здании судостроительного завода в г. Николаеве, а также в Ленинграде на зданиях Политехнического института им. М.И. Калинина, где учился, и Станкостроительного объединения им. Я.М. Свердлова, где работал, установлены мемориальные доски.

В мае 1942 г. была выброшена в тыл противника вблизи г. Николаева группа из двух человек: командир группы Палагнюк Анатолий Василье­вич и радист Днищенко Александр Васильевич.

Палагнюк (Андреев Владимир Иванович), 1903 года рождения, член ВКП(б), при помощи своей тещи, Сцепинской Екатерины Васильев­ны, установил связь с существовавшими подпольными группами и под­чинил их своему руководству.

14 сентября 1942 г. Палагнюк был арестован.

После ареста Палагнюка в целях объединения усилий подпольного движения, по договоренности руководителей групп 30 сентября 1942 г. был создан руководящий центр в составе:

1. Защук Павел Яковлевич, 1907 года рождения, член ВКП(б), работал до войны заведующим отделом кадров Николаевского облпотребсоюза. С первых дней войны Защук был призван в ряды Красной Армии, попал в окружение, вернулся в г. Николаев в октябре 1941 г. и создал небольшую подпольную группу, которая позже влилась в группу Палагнюка.

2. Комков Филипп Антонович, 1918 года рождения, кандидат в чле­ны ВКП(б), советский летчик. Самолет Комкова был подбит немцами, при падении он повредил ноту и попал в Николаевскую больницу. Пос­ле излечения при помощи местных жителей Комков создал подполь­ную группу, которая позже также объединилась с группой Палагнюка.

3. Воробьев Федор Алексеевич, 1903 года рождения, член ВКП(б), работал до войны директором пригородного хозяйства. В период окку­пации работал экспедитором потребсоюза Белозерского района и руко­водил подпольной группой в г. Херсоне.

4. Соколов Василий Иванович, 1910 года рождения, член ВКП(б), работал до войны механиком на судостроительном заводе, в период ок­купации — механиком на Николаевском сантехзаводе, где он руководил подпольной группой.

5. Бондаренко Всеволод Васильевич, о котором сказано выше.

Руководящий центр привлекал новых участников к подпольной ра­боте, создавал подпольные группы и активизировал уже существовав­шие, организовал печатание и распространение антифашистских лис­товок, которые выходили за подписью «Центр»...

Проверкой установлено, что в «Николаевский центр» в разное время входило свыше 25 подпольно-диверсионных групп, в деятельности кото­рых принимало участие несколько сот советских патриотов.

По далеко не полным данным, подпольная организация «Николаев­ский центр» проделала следующую работу:

1. Организовала печатание и распространение антифашистских лис­товок, обращений, приказов и т. п. за подписью «Центр». Всего выпу­щено около 15 тысяч разных листовок.

2. В ноябре 1941 г. был подожжен склад горючего в парке культуры и отдыха им. Петровского, в результате чего сгорели 15 немецких автома­шин. После этой диверсии немцы наложили на городское население контрибуцию в сумме 500 тыс. рублей.

3. В декабре 1941 г. членами «Николаевского центра» подожжен склад с обмундированием для немецкой армии, находившийся в подвальном помещении обувной фабрики по ул. Советской.

В результате этой диверсии сгорело около 18 автомашин обмундиро­вания.

4. В январе 1942 г. в парке культуры и отдыха им. Петровского была проведена вторая диверсия, во время которой уничтожено до 20 автома­шин, 5 мотоциклов, 30 тонн горючего и запасные части к автомашинам.

5. В марте 1942 г. была совершена диверсия на военном аэродроме за Ингульским мостом, в результате которой сгорело 20 самолетов и боль­шое количество горючего. За эту диверсию немцы повесили 10 местных жителей-заложников.

6. Летом 1942 г. на румынском пароходе, находившемся на ремонте на судостроительном заводе, был произведен взрыв котла, в связи с чем было арестовано 30 рабочих, одного из которых немцы расстреляли.

7. В августе 1942 г. была совершена диверсия на аэродроме в с. Широ­кая Балка, в результате которой было уничтожено 2 самолета и несколь­ко тонн горючего.

8. В сентябре 1942 г. на территории торгового порта г. Николаева была подготовлена диверсия — взрыв склада горючего и снарядов. Диверсию должен был произвести Сидорчук Александр, который во время прове­дения операции подорвался сам и погиб.

9. Через сельские подпольные группы «Николаевский центр» прово­дил вредительство в сельском хозяйстве, которое выражалось в борьбе за снижение урожайности путем плохой обработки земли, снижения норм высева, в плохом ремонте сельхозмашин, в их поломке и т. д. Во время уборки допускались большие потери зерна, организовывалось массовое хищение хлеба, затягивалась уборка урожая...

10. Значительная работа была проведена по освобождению из лаге­рей советских военнопленных, главным образом бывших командиров РККА, которые снабжались подложными документами, перепрятыва­лись на конспиративных квартирах, а затем переправлялись за линию фронта и в районы расположения лесов для пополнения партизанских отрядов или же оставались на подпольной работе.

Убыток от наиболее крупных диверсий, совершенных подпольными группами «Николаевского центра», исчисляется самими немцами в сум­ме около 50 миллионов рублей.

Обком КП(б) Украины

постановляет:

Отчет подпольной организации «Николаевский центр» и списки уча­стников утвердить.

Печатается по: Николаевщина в годы Великой Отечественной войт 1941—1945 гг.: Документы и материалы. Одесса, 1964, с. 100-104.

04.12.09 / Просмотров: 8007 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2018 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.