Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумы

Образование и организация деятельности ВЧК-ОГПУ

В первые полтора месяца после победы Октябрьского вооруженного восстания задачу подавления сопротивления эксплуататоров решал главным образом Петроградский военно-революционный комитет. Он представлял собой временный, чрезвычайный орган, ра­ботавший под руководством ЦК РСДРП(б) и Совета Народных Комиссаров. Военно-революционный коми­тет создавал новые органы власти, организовывал снаб­жение городов и армии продовольствием, реквизировал у буржуазии товары, посылал в провинцию эмиссаров и агитаторов. Одной из важнейших его функций была охрана революционного порядка и борьба с контррево­люцией
По мере совершенствования Советского государственного аппарата функции Военно-револю­ционного комитета все больше переходили к раз­личным народным комиссариатам. Деятельность ВРК постепенно свелась главным образом к борьбе с контр­революцией и саботажем. 1 декабря 1917 года ВЦИК рассмотрел вопрос о реор­ганизации Военно-революционного комитета и образо­вании вместо него отдела по борьбе с контрреволюци­ей. Через четыре дня, 5 декабря, Петроградский ВРК опубликовал объявление о роспуске и передаче функ­ций отделу по борьбе с контрреволюцией при ЦИК.

Ликвидация комитета совпала с обострением политической обстановки. 6 декабря СНК был рассмотрел вопрос “О возможности забастовки служащих в прави­тельственных учреждениях во всероссийском масштабе”. Было принято решение создать особую комис­сию для выяснения возможности борьбы с такой заба­стовкой путем самых энергичных революционных мер. На пост председателя комиссии была предложена кандидатура Ф. Э. Дзержинского, которому Совнарком к следующему заседанию поручил представить список членов комиссии и разработать меры борьбы с саботажем.

В соответствии с постановлением Совнаркома Дзержинский приступил к организации комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Он пригласил войти в состав комиссии видных большевиков - В. К. Аверина, В. Н. Васильевского, Д. Г. Евсеева, Н. А. Жиделева, И. К. Ксенофонтова, Г. К. Орджоникидзе, Я. X. Петерса, К. А. Петерсона, В. А. Трифонова.

 7 декабря все приглашенные, кроме Жиде­лева и Васильевского, собрались в Смольном для обсуждения вопроса о компетенции и структуре комиссии по борьбе с контрреволюцией и са­ботажем. Задачи комиссии были определены следую­щим образом: “Пресекать в корне все контрреволюци­онные и саботажные дела и попытки к ним по всей Рос­сии, предавать суду революционного трибунала контрреволюционеров и саботажников, выработать меры борьбы с ними и беспощадно проводить их в жизнь. Ко­миссия должна вести только предварительное следст­вие”. Комис­сия должна была наблюдать за печатью и контрреволюцион­ными партиями, саботирующими чиновниками и другими преступниками.1

Было решено создать три отдела - информационный, организационный и отдел борьбы с контрреволюцией и саботажем. После окончания организационного заседания ко­миссии Дзержин­ский доложил Совнаркому о составе комиссии по борьбе с контрре­волюцией и саботажем, о ее задачах и правах. В своей деятельности, комиссия должна была обращать внимание, прежде всего на печать и саботаж. Должна была быть наделена правом, производить кон­фискации, выселять преступные элементы, лишать про­довольственных карточек, опубликовывать списки вра­гов народа и т. д. СНК заслушав доклад Ф. Э. Дзержинского, решил назвать комиссию - Всероссийской чрезвычайной комиссией при Совете Народных Комиссаров по борьбе с контрреволюцией и саботажем и утвердить ее. 2

В это время ВЧК обладала лишь правом ареста, обысков, выемок и других мер пресечения в отношении контрреволюционеров и саботажников. После производства предварительного расследования она должна была передавать дела в ревтрибунал, или прекращать их.

8 декабря 1917 года члены ВЧК приняли решение избрать президиум из 5 человек во главе с Ф. Э. Дзержинским, распределили между собой обязанности. На этом же заседании обсуждался вопрос о борьбе со спекуляцией. Комиссия поручила Я. X. Петерсу разработать его и доложить на одном из очередных заседаний ВЧК. 3

11 декабря В. В. Фомину было поручено организовать отдел по борьбе со спекуляцией. В тот же день ВЧК предложила С. Е. Щукину произвести аресты фальшивомонетчиков. Тем самым она брала на себя выполнение функции борьбы и с этим видом уголовных преступлений.

В январе 1918 года при Отделе по борьбе с контрреволюцией и саботажем был образован банковский подотдел для борьбы с преступлениями по должности бан­ковских чиновников. На базе банковского подотдела затем был создан Отдел по борьбе с преступлением по должности.

Структура ВЧК впоследствии неоднократно менялась. Так в марте 1918 года после переезда в Москву ВЧК имела отделы: борьбы с контрреволюцией, со спекуляцией, с преступлениями по должности, иногородний, а также информационное бюро. В конце 1918-1919 года в ВЧК были созданы секретно-оперативный, следственный, транспортный, военный (особый), оперативный, инструкторский отделы, бюро информации и контрольно-ревизионная коллегия. В конце 1920-начале 1921 года при ВЧК образуются управление делами, административно-организационное, секретно-оперативное и экономическое управление, а также иностранный отдел.

В первые же дни существования ВЧК определились ее основные задачи - борьба с контрре­волюцией и саботажем, со спекуляцией, с преступле­ниями по должности. Комиссия была создана не при Центральном Исполнительном Комитете, как это пре­дусматривалось, а при Совете Народных Комиссаров.

 Всероссийская чрезвычайная комиссия в первые ме­сяцы своего существования, до переезда в Москву, являлась небольшим учреждением, насчитывавшим всего 40 сотрудников и служащих. В распоряжении ВЧК находилась команда солдат Свеаборжского полка и группа красногвардейцев. 14 ян­варя 1918 года Совет Народных Комиссаров поручил Ф. Э. Дзержинскому организовать отряды “энергичных и идейных” из матросов для борьбы со спекуляцией. К весне 1918 года ВЧК располагала уже несколь­кими отрядами. Кроме команды свеаборжцев, при ней находились отряд разведчиков, отряд самокатчиков, отряд моряков и боевая команда.

Деятельность ВЧК в декабре 1917 - феврале 1918 г.г. распространялась преимущественно на Петроград. ВЧК была одной из многих комиссий, выполнявших функции борьбы с контрреволюцией, спекуляцией, бандитизмом и други­ми опасными преступлениями. Так, с контрреволюцион­ными элементами в армии боролись Бюро военных ко­миссаров и Следственная военно-морская комиссия при Народном комиссариате по военным и морским делам. Вопросами борьбы со спекуляцией ведала Центральная реквизиционно-разгрузочная комиссия. Расследование контрреволюционных и крупных уголовных преступле­ний производила Следственная комиссия при Ревтри­бунале.

 Наиболее тесно функции ВЧК переплетались с функциями Комиссии В. Д. Бонч-Бруевича, которая, кроме борьбы с винными погромами, занималась расследованием наиболее крупных политических преступлений.

По предложе­нию В. И. Ленина было принято постановление, под­тверждавшее непосредственное подчинение ВЧК Сов­наркому: “Совет Народных Комиссаров признает, — говорилось в постановлении, — что какие бы то ни было изменения постановлений комиссии Дзержинского, как и других комиссий, назначенных Советами, допустимы только путем обжалования этих постановлений в Совет Народных Комиссаров”. 4

Результаты своей работы ВЧК должна была передавать в Следственную комис­сию при Ревтрибунале или прекратить дело. За деятельностью ВЧК осуществляли контроль Народные комиссариаты юстиции и внутренних дел.

 Левых эсеры пытались ограничить права ВЧК и установить через Наркомюст свой контроль над ее работой. Потерпев неудачу в попытках подчинить ВЧК На­родному комиссариату юстиции, левые эсеры стали добиваться контроля над Чрезвычайной комиссией дру­гим путем. Они потребовали, чтобы ЦК их партии было предоставлено право, непосредственно вводить в ВЧК своих представителей.

СНК признал желательным включение в состав Коллегии ВЧК пяти представителей левоэсеровской фракции ВЦИК. Левым эсерам предоставлялся пост товарища (заместителя) председателя ВЧК. Однако СНК, в ко­тором большинство принадлежало представителям РСДРП(б), сохранял за собой право утверждения членов Коллегии ВЧК.

Параллельное существование в Петрограде несколь­ких комиссий, осуществлявших борьбу с контрреволюционными преступлениями, создавало большие трудности в расследовании дел и в осуществлении контроля со стороны судебных органов за производством следствия. Возникла необходимость сосредоточить следственное дело в руках одного органа. В конце января 1918 года Следственная комиссия при Петроградском Совете обратилась в Совет Народных Комиссаров с просьбой разграничить функции розыск­ных и судебно-следственных органов. Она предлагала оставить за ВЧК и Комиссией В. Д. Бонч-Бруевича лишь функции розыска и пресечения, а следственные функ­ции целиком передать ей. 5

Заявление Следственной ко­миссии было поддержано. 31 января 1918 года Совнарком постановил освободить ВЧК от следственных функций, оставив за ней лишь функции розыска, пресечения и предупреждения преступлений.

На заседании Совета Народных Комиссаров 31 января 1918 года было внесено предложение о слиянии ВЧК и Комиссии В. Д. Бонч-Бруевича. Существование двух комиссий ВЧК при Совнаркоме и Комиссии Бонч-Бруевича при ВЦИК почти с одними и теми же функ­циями и одинаковыми правами становилось нецелесо­образным. Однако никакого решения на этот раз при­нято не было. Оно последовало лишь через две недели. 6

Всероссийская чрезвычайная комис­сия, была создана как орган, призванный осуществлять после ликвидации Петроградского ВРК борьбу с контр­революцией и саботажем на территории всей России. Советское правительство выработали программные документы, четко определявшие компетенцию и правомочия ВЧК, ее взаимоотношения с другими государственными орга­нами. В этих документах были закреплены непосредст­венное подчинение ВЧК Совнаркому, ее самостоятельность и независимость от Наркомюста и НКВД, а также подтверждены ее права.

Советское пра­вительство стало постепенно упразднять военно-революционные комитеты, сосредоточивать всю полно­ту власти на местах в руках Советов, образовывать при них специальные учреждения по борьбе с контрреволю­цией. ВЧК обратилась к местным Советам с призывом создавать чрезвычайные комиссии.

В конце января-феврале 1918 года, в связи с резким ухудшением внешнеполитической обстановки и усиле­нием активности контрреволюционных сил, вопрос о создании местных ЧК приобрел еще большую остроту.

23 февраля 1918 года ВЧК направила во все Советы радио­телеграмму с просьбой, немедленно организовать в районах чрезвычайные комиссии по борьбе с контрре­волюцией, саботажем и спекуляцией, если таковые еще не организованы.

В феврале 1918 года началось создание местных чрез­вычайных комиссий. Одной из первых была образована Московская ЧК. Вслед за ней стали создаваться отде­лы и комиссариаты по борьбе с контрреволюцией в дру­гих городах. Чрезвычайные комиссии возникали, как правило, в моменты наибольшего обострения политической обстановки в той или иной местности. 25 февраля 1918 года в связи с угрозой вооруженного выступле­ния контрреволюционной организации “Союз фронто­виков” был образован отдел по борьбе с контрреволю­цией при исполнительном комитете Саратовского Совета.

7 марта 1918 года в связи с 'предстоящим переездом в Москву ВЧК приняла решение о создании Петроградской ЧК. 7

9 марта образуется отдел по борьбе с контррево­люцией при Омском Совете. Возникают Пензенская, Пермская, Новгородская, Череповецкая, Ростовская, Таганрогская чрезвычайные комиссии.

18 марта ВЧК приняла постановление “О работе ВЧК во всероссийском масштабе”, предусматри­вавшее образование на местах однотипных чрезвычай­ных комиссий и направило письмо, в котором обращалось внимание на необходимость повсе­местного создания ЧК по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией, саботажем. Создание губернских чрезвычайных комиссий в ос­новном завершилось в августе 1918 года. В это время в Советской Республике было 38 губчека. 8

12 июня 1918 года I Всерос­сийская конференция ЧК приняла “Основные положе­ния об организации чрезвычайных комиссий”. Выдвигалась задача образовать чрезвычайные комиссии не только при областных и губернских, но также при крупных уездных Советах. В августе 1918 года в Советской Республике насчиты­валось 75 уездных чрезвычайных комиссий. К концу года было создано 365 уездных ЧК. В 1918 году Всероссийской чрез­вычайной комиссии и Советам удалось создать местный чекистский аппа­рат. Он включал в себя областные, губернские, уездные, районные, волостные ЧК, районных и волостных чрезвы­чайных комиссаров. Кроме того, в систему местных чекистских органов входили пограничные ЧК. Впоследствии система местных органов ВЧК неод­нократно менялась. 9

Осенью 1918 года в связи с упрочением внутриполитического положения респуб­лики возник вопрос о ликвидации уездных, районных, волостных ЧК и института чрезвычайных комиссаров. 20 января 1919 года ВЦИК утвердил подготовленное ВЧК постановление “Об упразднении уездных чрезвы­чайных комиссий”. 16 января Президиум ВЧК утвердил проект о создании политбюро при уездной милиции. Это решение было одобрено IV конфе­ренцией чрезвычайных комиссий, состоявшейся в нача­ле февраля 1920 года. 10

В период гражданской войны громадное значение имела работа транспорта. От нее зависело снабжение фронта оружием, боеприпасами, людскими резер­вами, городов - продовольствием, промышленности - сырьем. 3 августа при ВЧК был образован отдел по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и саботажем на желез­ных дорогах. 7 августа 1918 года Совнарком принял постановление об организа­ции при ВЧК Железнодорожного отдела. Борьба с контрреволюцией, спекуляцией и должностны­ми преступлениями на железных дорогах переходила в ведение железнодорожных отделов ВЧК и местных ЧК.

В августе 1918 года и при губернских чрезвычай­ных комиссиях были образованы железнодорожные от­делы. Формально они входили в состав иногород­них отделов, но фактически представляли собой самостоятельные отделы, в значительной степени автономные в своей деятельности. Губернские и областные ЧК сохраняли за собой по отношению к транспортным отделам лишь контрольно-следственные функции.

Одной из важных задач в годы гражданской войны являлось создание специальных органов по борьбе с контррево­люцией и шпионажем в вооруженных силах.

Начало систематической работы органов ВЧК в Крас­ной Армии относится к июлю 1918 года - периоду край­него обострения гражданской войны и классовой борьбы в стране. 16 июля 1918 года Совет Народных Комиссаров образовал Чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией на Чехословацком (Восточном) фронте во главе с М. Я. Лацисом.

Осенью 1918 года начали образовываться чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией на Южном фронте. В конце ноября II Всероссийская конференция чрезвычайных комиссий приняла по докладу И. Н. Полукарова решение о создании при всех фронтах и ар­миях фронтовых и армейских ЧК и предоставлении им „права назначать своих комиссаров в воинские части. 9 декабря 1918 года. Коллегия ВЧК решила обра­зовать Военный отдел во главе с М. С. Кедровым для руководства борьбой с контрреволюцией в армии.

В начале 1919 года Военный контроль и Военный отдел ВЧК были объединены в один орган - Особый отдел республики. Во главе его стал М. С. Кедров. 1 января он издал приказ, в котором сообщалось о создании Осо­бого отдела. Приказ предписывал объединить повсеме­стно органы Военного контроля и военные отделы ЧК и образовать особые отделы фронтов, армий, военных округов и губерний.

В ноябре 1920 года Совет Труда и Обороны возложил на Особый отдел ВЧК охрану государственной границы.Для этой цели были созданы особые отделы по охране границ.

Необходимо отметить полный контроль партии за работой ВЧК, она формулировала задачи в области борьбы с контрреволюцией, определя­ла политическую линию деятельности ВЧК. С сентября 1918 года по 1920 года вопро­сы, связанные с деятельностью ВЧК и ее органов, рас­сматривались на 25 пленарных заседаниях ЦК РКП(б) и объединенных заседаниях Политбюро и Оргбюро ЦК. 11

Вопросы, связанные с работой ЧК, буквально не сходили с повесток дня заседаний областных бюро ЦК, областных и губернских партийных комитетов. Нижегородский губком и его президиум с июня 1918 года до конца 1919 года рассматривали эти вопросы на 51 засе­дании, Московский комитет и его исполнительная ко­миссия с августа 1918 года по 1920 года включительно на 78 заседаниях, Саратовский губком и его президиум в 1919 года на 64 заседаниях. 12

Удельный вес коммунистов в чекистских органах по тому времени был очень высоким. В июле 1920 года из 3679 сотрудников губернских чрезвычайных комис­сий 1395 (37,9 процента) являлись членами РКП (б), 698 (19 процентов) -сочувствующими, 1385 (37,6 про­цента)- беспартийными".

В начале 1921 года среди 39 762 чекистов, служивших в губчека, особых отделах и РТЧК, коммунистов на­считывалось 21231 (53,6 процента), комсомольцев - 1023 (2,6 процента) и беспартийных - 17 508 (43,8 процента). Таким образом, свыше 50 процентов сотрудников чекистских органов были коммунистами. 13

Перестройка страны с военного на мирный лад проводилась в исключительно сложных условиях международной и внутренней обстановки.

Белогвардейцы, потерпев поражение в вооруженной борьбе, тем не менее не отказались от своих агрессивных замыслов. Не отказываясь в принципе от применения вооруженной интервенции, международный империализм перешел к другим, замаскированным формам борьбы. Прикрываясь мирными договорами и торговыми соглашениями, он сделал ставку на организацию внутри страны контрреволюционных заговоров, мятежей, восстаний, осуществление в широких масштабах шпионажа, террора, диверсий и т.п.

Немалую угрозу для безопасности Советского государства представляла сосредоточившаяся за границей белая эмиграция.

Сохраняя за границей свои классовые организации, имея различные военные формирования, выпуская десятки газет, поддерживая связи с зарубежной буржуазией, эмиграция пыталась оказать влияние на внутреннее и международное положение Советской республики. При поддержке правящих кругов империалистических государств и их разведывательных органов, главари белой эмиграции создавали за рубежом различные объединения, центра, союзы, главным образом военно-политического характера. Такие как “Российский общевоинский союз”, “Национально-трудовой союз нового поколения”, “Братство русских правых”, “Российский фашистский союз”, “Народный союз защиты родины и свободы”, и другие.

На первый план в годы нэпа выдвигается, так называемая “новая тактика”, предполагая наряду с оказанием враждебного влияния извне, активизацию враждебной деятельности внутри страны Советов. С этой целью зарубежные антисоветские организации стремились к разжиганию мятежей, восстаний на территории РСФСР, используя при этом определенные противоречия между интересами рабочих и крестьян, уповая на внутрипартийные дискуссии и дезорганизацию государственного аппарата, широкое распространение в республике буржуазной идеологии.

X съезд большевистской партии в марте 1921 года принял решение о переходе от политики “военного коммунизма” к новой экономической политике.

Однако сущность новой экономической политики была принята не сразу и не всеми. Неверие в нэп, в его социалистическую направленность порождало споры о путях развития экономики в стране, о возможности построения социалистического общества на путях нэпа.

Основными направлениями подрывной деятельности контрреволюции в этот период являлась организация антисоветских заговоров, так называемых кулацких мятежей, к участию в которых привлекались середняки и бедняки, недовольные политикой “военного коммунизма”.

В противодействие мероприятиям Советского государства по восстановлению народного хозяйства усилия контрреволюционных сил были направлены в сферу экономики. Шпионаж, диверсия, вредительство, спекуляция, взяточничество, контрабанда, фальшивомонетничество - вот основные проявления подрывной деятельности в тот период в сфере экономики.

Всероссийская чрезвычайная комиссия была создана в качестве временного, чрезвычайного органа на особый период для подавления контрреволюционеров и саботажников, ликвидации вооруженных мятежей и антисоветских заговоров внешней и внутренней контрреволюции. После окончания гражданской войны необходимость в чрезвычайном органе наделенного чрезвычайными правами отпала.

В ноябре 1921 года Политбюро ЦК РКП(б) сочло необходимым в интересах укрепления революционной законности лишить ВЧК внесудебных полномочий, передать часть ее функций Народному комиссариату юстиции.

1 декабря 1921 года Политбюро ЦК РКП(б) постановило реорганизовать ВЧК. Инициатором сужения каратель­ных функций ВЧК был Л. Б. Каменев, его позицию поддержал и В. И. Ленин. Была образована ко­миссия в составе члена Политбюро Л. Б. Каменева, наркома юстиции Д. И. Курского и предсе­дателя ВЧК, наркома внутренних дел Ф. Э. Дзержинского, которой поручалось подго­товить предложения о сужении компетенции ВЧК и права ареста, введении месячного срока для общего ведения дел, усилении судов, изменении названия ВЧК.

Комиссия ЦК с первых же шагов работы по подготовке проекта положения о реорганизации органов госбезопасности встретилась с трудностями. Ее члены не могли придти к единому мнению по вопросу об изменении функции ВЧК.

Дзержинский предлагал не лишать ВЧК внесудебных функций, (то есть права самостоятельно рассматривать дело по существу и выносить приговору), а максимально ограничить их применение. Он решительно возражал против розыска и следствия.

В конце декабря вопрос о реорганизации ВЧК обсуждался на IX Всероссийском съезде Советов. В.И.Ленин в докладе “О внутренней и внешней политике республики” положительно охарактеризовав деятельность ВЧК, указал, что “та обстановка, которая у нас создалась, повелительно требует ограничить это учреждение сферой чисто политической... Необходимо подвергнуть ВЧК реформе, определить ее функции и компетенцию и ограничить ее работу задачами политическими”. 14   

Необходимость сужения полномочий ВЧК была поддержана. 28 декабря съезд принял резолюцию о реор­ганизации ВЧК и обязал Президиум ВЦИК в кратчайший срок пересмотреть Положение о ВЧК и ее органах в целях их реорганизации, сужения компетенции и дальнейшего усиления революционной законности.

В это время коллегия ВЧК разработала свой проект Положения, который предусматривал ограничение компетенции ВЧК борьбой с контрреволюционными действиями, сохранение карательных функций, прежнего названия и подотчетности исключительно Совету народных комиссаров. В. И. Ленин отклонил проект, указав на то, что реорганизация должна прово­диться только по указаниям Политбюро ЦК РКП(б).

23 января 1922 года Политбюро поручило Д. И. Курскому и И. С. Уншлихту подготовить и представить на утверждение проект декрета ВЦИК об упраздне­нии ВЧК, разрешении всех дел о преступлениях только в судебном порядке и возложении на Народный комиссариат внутренних дел функций по обеспече­нию государственной безопасности с учреждением в составе наркомата Госу­дарственного политического управления.

Подготовленный Д.И.Курским и И.С.Уншлихтом проект постановления ВЦИК о реорганизации ВЧК обсуждался 2 февраля 1922 года на заседании Политбюро ЦК РКП(б).

Члены Политбюро одобрили проект и направили его во ВЦИК.

6 февраля 1922 года Всеросийский Центральный Исполнительный Комитет принял декрет “Об упразднении Всероссийской Чрезвычайной Комиссии и о правилах производства обысков, выемок и арестов”. Этим декретом, во исполнение постановления IX Всероссийского съезда Советов о реорганизации ВЧК по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности и ее местных органов, ВЦИК постановил упразднить ВЧК и ее местные органы. На Народный комиссариат внутренних дел, наряду с другими задачами, указанными в п.1 Положения о НКВД РСФСР, возлагалось выполнение по всей территории Советской России нижеследующих задач:

а) подавление открытых контрреволюционных выступлений, в том числе бандитизма;

б) принятие мер охраны и борьбы со шпионажем;

в) охрана железнодорожных и водных путей сообщения;

г) политическая охрана границ РСФСР;

д) борьба с контрабандой и переходом границ республики без соответствующих разрешений;

е) выполнение специальных поручений Президиума ВЦМК или СНК по охране революционного порядка.

Для реализации этих задач при НКВД РСФСР учреждалось Государственное политическое управление (ГПУ) под личным председательством Народного комиссара внутренних дел или назначаемого СНК его заместителя, а на местах - Политические отделы в автономных республиках и областях при Центральных исполнительных комитетах: и в губерниях - при Губернских исполнительных комитетах.

Политические отделы при ЦИК автономных республик и областей находились в подчинении НКВД по линии ГПУ на тех же основаниях, как и другие объединенные народные комиссариаты и управления республик и областей.

Политические отделы ГПУ Губернских исполнительных комитетов действовали на основании особого положения о них. Другие органы системы ГПУ, действовавшие на том или ином направлении обеспечения государственной безопасности, также осуществляли свою работу на основании особых положений, утвержденных Президиумом ВЦИК.

В непосредственном распоряжении ГПУ состояли особые части войск в количестве, определенном СТО, управляемым особым, входящим в состав учреждений ГПУ штабом войск ГПУ НКВД. Войска эти были необходимы для выполнения задачи по подавлению открытых контрреволюционных выступлений, в том числе бандитизма.

В данном нормативном акте устанавливались основания и порядок осуществления органами госбезопасности обысков, выемок и арестов.

Статья 8 декрета ВЦИК указывала, что все общеуголовные дела по спекуляции, должностным и другим преступленям, находящихся до опубликования декрета в производстве ВЧК и ее органов, подлежали в 2-х недельный срок передаче в революционные трибуналы и народные суды по принадлежности. Впредь все дела о преступлениях, направленные против советского строя или представляющие нарушения законов РСФСР, подлежали разрешению исключительно в судебном порядке революционными трибуналами или народными судами по принадлежности.

Государственное политическое управление создавалось как центральное учреждение, осуществлявшее возложенные на него задачи по всей территории республики. На местах создавались подчиненные ему местные органы госбезопасности.

С упразднением ВЧК и образованием ГПУ, ВЦИК утвердил “Положение о Государственном политическом управлении”, “Положение о губернских и областных отделах Госполитуправления”, “Положения об уездных (кантонных, улусных) уполномоченных губернских и областных отделов Госполитуправления”, “Положение об Особых отделах Госполитуправления (При нормальном положении)” и “Положение о Транспортных отделах Госполитуправления”. То есть был принят пакет законодательных нормативных актов, в которых детально регламентировались задачи, права, обязанности, структура органов государственной безопасности.

В “Положении о Государственном политическом управлении” определялось правовое положение ГПУ аналогично декрету ВЦИК. Для разрешения основных вопросов и направлений работы органов госбезопасности при Председателе ГПУ учреждалась Коллегия, члены которой утверждались СНК РСФСР.

Высшим органом ГПУ являлась Коллегия при председателе ГПУ, которая имела право издавать приказы, обязательные для исполнения всеми подразделения­ми.

В состав коллегии в конце 1922 года входили: нарком внутренних дел и председа­тель ГПУ Ф. Э. Дзержинский; заместитель председателя И. С. Уншлихт; на­чальник Секретно-оперативного управления В. Р. Менжинский; начальник Особого отдела Г. Г Ягода; начальник Восточного отдела Я. X. Петерс; началь­ник Специального отдела Г. И. Бокий; начальник Петроградского губотдела ГПУ С. А. Мессинг; начальник Московского губотдела ГПУ Ф. Д. Медведь. 

Для реализации возложенных на ГПУ задач, последнему представлялось право организовывать на местах: Губернские отделы ГПУ при Губисполкомах; Областные отделы ГПУ при ЦИК автономных республик и областей: Особые отделы фронтов, военных округов и армий, Особые отделения дивизий и охраны границ; Транспортные отделы ГПУ на железнодорожных и водных путях сообщения: Полномочные представительства ГПУ для объединения, руководства и координации работы местных органов ГПУ на окраинах и в автономных республиках и областях.

В Положении на органы ГПУ возлагались задачи по предупреждению и подавлению открытых контрреволюционных выступлений как политических, так и экономических, а также раскрытию контрреволюционных организаций и лиц, деятельность которых направлена к подрыву хозяйственных органов республики.

Средствами к осуществлению задач являлось:

а) собирание и сообщение подлежащим государственным учреждениям всех сведений, интересующих их с точки зрения борьбы с контрреволюцией как в области политической, так и экономической:

б) агентурное наблюдений за преступным или подозрительными лицами, группами и организациями на территории РСФСР и за границей:

в) выдача разрешений на выезд за границу и въезд в РСФСР иностранных и русских граждан:

г) высылка из пределов РСФСР неблагонамеренных иностранных граждан:

д) просмотр почтово-телеграфной и иной корреспонденции, как внутренней, так и заграничной:

е) производство в целях розыска с соблюдением правил и порядка, установления статей 7 декрета ВЦИК от 6 февраля 1922 года, арестов, обысков, выемок, истребование справок, сведений и выписок из деловых бумаг, отчетов и докладов:

ж) подавление при помощи войск ГПУ вооруженных контрреволюционных и бандитских выступлений:

з) производство дознания и направление дел о раскрытых преступных деяниях для слушания в судебные органы с соблюдением статьи 7 Декрета ВЦИК от 6 февраля:

и) регистрация уличенных и заподозренных в преступных деяниях лиц и их дел: регистрация неблагонадежного, административного и руководящего персонала в государственных учреждениях промышленных предприятий, командного и административно-хозяйственного состава Красной Армии.

ГПУ осуществляло также “статистическую и политическую разработку данных регистрации”, вело “регистрацию и суммировку ненормальных явлений жизни РСФСР, в целях выявления их причин и последствий”. 15

Общий надзор за законностью действий ГПУ и его органов осуществлял Народный Комиссариат юстиции РСФСР.

В целях осуществления возложенных на ГПУ задач на территории губерний при губисполкомах, на территории автономных республик и областей при ЦИК организовывались губернские и областные отделы ГПУ, которые непосредственно подчинялись всем распоряжениям ГПУ и несли перед ним полную ответственность.

Согласно “Положению о губернских и областных отделах Госполитуправления” во главе губернских и областных отделов стояли их начальники, назначаемые местными Губисполкомами и утверждаемые ГПУ, которые несли ответственность за свою работу перед ГПУ-центра, и перед Губисполкомами и ЦИК автономных республик. В этом плане начальники отделов обязаны были регулярно информировать ЦИК автономных республик и Губисполкомы, а также губернские и областные съезды Советов о политическом положении губернии и областей. То есть принцип двойного подчинения (общий для советского государственного аппарата в первые годы Советской власти и характерный в определенной мере для системы органов ЧК) сохранялся, но со значительными изъятиями в сторону еще большей централизации.

В целях осуществления оперативно-розыскной деятельности на территории уездов (кантонов, улусов), в данной губернии или области отделы имели право создавать институт уездных (кантонных, улусных) уполномоченных, подчиненных исключительно начальнику губернского и областного отделов. Штаты губернских и областных отделов вырабатывались и утверждались ГПУ-центра, и изменение их допускалось только с его санкции.

Для выполнения оперативных заданий губернским и областным отделам придавались части войск ГПУ в количестве, определяемом ГПУ. Командиры этих частей в оперативном отношении подчинялись начальникам губернских (областных) отделов.

В “Положении об уездных (кантонных, улусных) уполномоченных губернских и областных отделов Госполитуправления” указывались задачи, стоящие перед этими уполномоченными, которые носили, в сущности, информационный характер: всестороннее освещение и экономической жизни уезда; выявление, установка и освещение деятельности лиц, политгруппировок, партий, враждебно настроенных к Советской власти; собирание и обработка материалов, уличающих в преступной деятельности указанных группировок и лиц и др. Средствами к осуществлению этих задач являлось, прежде всего, широко организованная информационная сеть, то есть негласное наблюдение за “преступниками и подозрительными лицами” и их учет.

Уездные уполномоченные, прав на производство обысков и арестов не имели, а все операции по предупреждению и пресечению деятельности преступных лиц проводили губернские и областные отделы через специально высылаемых на места уполномоченных. В случаях же исключительной необходимости, в целях предупреждения преступления или попытки преступника скрыться, арест мог быть произведен через уездную милицию по указанию уполномоченного. В политически спокойных или объятых волнением уездах и районах, начальники губернских или областных отделов ГПУ вправе были разрешать уездным уполномоченным осуществлять оперативные функции (аресты, обыски и выемки). 16

Согласно “Положения об Особых отделах Госполитуправления (при нормальном положении)” Особый отдел являлся органом ГПУ, в основные задачи которого входила борьба с контрреволюцией и разложением в Красной Армии и на флоте; борьба со шпионажем во всех его видах, направленном против интересов РСФСР “как со стороны окружающих республику государств и их отдельных партий, так и со стороны русских контрреволюционных партий и групп”. 17

Особому отделу ГПУ подчинялись во всех отношениях Особые отделы ГПУ военных округов, Особые отделы ГПУ армий. В военных округах создавались Особые отделы, отделения, пункты, посты ГПУ, которые выполняли задачу охраны границы РСФСР и вели борьбу с политической и экономической контрабандой и незаконным переходом границ. В составе Губернских отделов ГПУ, то есть территориальных органов, могли быть в случае необходимости организованы Особые отделения на правах самостоятельных его частей.

В “Положении и Транспортных отделах Госполитуправления” указывалось, что Транспортные отделы ГПУ являлись органами, выполняющими задачи, возложенные на ГПУ декретом ВЦИК от 6 февраля 1922 года, на железнодорожных и водных путях сообщения. Организационная структура транспортных органов госбезопасности соответствовала построению органов Наркомата путей сообщения. Местными органами транспортного отдела ГПУ (ТО ГПУ) являлись: на железных дорогах - окружные, дорожные, линейные ТО ГПУ, их отделения и оперативные пункты; на водном транспорте - областные, районные ТО ГПУ и их оперативные пункты.

В задачи транспортных органов ГПУ входила борьба с открытыми контрреволюционными выступлениями, в том числе с бандитизмом; со шпионажем; с хищениями грузов; с незаконным использованием транспорта. Кроме того, на транспортные отделы ГПУ возлагалась охрана железнодорожных и водных путей сообщения; общественного спокойствия и порядка; уголовно-розыскные функции, оказание содействия органам НКПС в деле восстановления транспорта в тех случаях, когда они обращаются в ТО ГПУ, а также выполнение других специальных поручений по охране революционного порядка.

В целях объединения руководства различных местных органов ГПУ летом 1922 года были организованы Полномочные представительства Госполитуправления аналогично административному делению военных округов.

С учетом специфики развития ряда восточных и других районов страны, в июне 1922 года по указанию Центрального Комитета ВКП(б) в составе Секретно-оперативного управления ГПУ был образован Восточный отдел. Вопрос об организации Восточного отдела при ВЧК обсуждался на Политбюро ЦК РКП(б) еще в апреле 1921 года, где рассматривались также предполагаемые функции этого подразделения. Основной целью организации такого отдела являлась необходимость координирования деятельности местных органов госбезопасности по борьбе со шпионажем и контрреволюцией с учетом особенностей национального развития и обстановки, складывавшейся в республиках Закавказья, Средней Азии, а также в Татарии, Башкирии, Крыму. 18

В целях укрепления законности в деятельности органов государственной безопасности 22 марта 1922 года приказом ГПУ N 184 на базе следственной части Президиума ГПУ в составе центрального аппарата был образован на правах самостоятельного подразделения Юридический отдел ГПУ.

После окончания гражданской войны и иностранной военной интервенции необходимо было найти наилучшие формы организации пограничной охраны,которые полностью бы отвечали задачам надежного обеспечения государственной безопасности рубежей Советской республики в условиях капиталистического окружения. Учитывая, что ВЧК располагала необходимым оперативным аппаратом для организации и борьбы со шпионажем, диверсантами, бандитами, контрабандистами и другими преступниками, действовавшими на границах Совет Труда и Обороны 7 сентября 1922 года постановил передать охрану сухопутных и морских границ РСФСР во всех отношениях в ведение ГПУ. Был создан Отдельный пограничный корпус войск ГПУ. С этого времени погранвойска были сосредоточены в одном ведомстве - ГПУ, что позволило более успешно решать задачи обеспечения безопасности советского государства.

В составе ГПУ продолжало функционировать бывшее экономическое управление ВЧК, образованное в январе 1921 года, которое и выполняло задачи ГПУ в сфере борьбы с “экономической контрреволюцией”. Было утверждено “Положение о правах и задач ЭКУ ГПУ”. Экономическое управление, указывалось в Положении, есть орган борьбы с экономической контрреволюцией, экономическим шпионажем и преступлениями должностными, хозяйственными и содействия экономическим наркоматам в выявлении и устранении дефектов их работы.

 

1 декабря 1922 года был введен новый штат центрального аппарата ГПУ (2213 человек). В составе ГПУ функционировали:

1. Административно-организационное управление (АОУ), созданное еще в декабре 1920 года и ведавшее разработкой структуры ВЧК-ГПУ, подбором и расстановкой кадров, а также проверкой работы местных органов госбезопасности (начальник И. А Воронцов).

2. Секретно-оперативное управление (СОУ), образованное в январе 1921 года(начальник В Р. Менжинский), но включавшее в себя уже десять отделов:

1). Секретный - по борьбе с антисоветскими партиями, организациями, группировками, отдельными элементами из этой среды (начальник Т. П. Самсо­нов, с 25 мая 1923 года — Т. Д. Дерибас). В Отделе концентрировалась информация, о лицах, ранее состоявших в небольшевистских партиях, служивших до революции в учреждениях Министерства внутренних дел, монархистах, черно­сотенцах. О положении дел в православной церкви, проявлявших нелояльность к режиму. Лицах, работавших на транспорте, в сфере культуры, образования и в государственных учреждениях. 16 марта 1928 года в Отделе было учреждено отделение по борьбе с троцкистской оппозицией и наблюдению исключение из ВКП(б) за оппозиционную деятельность лиц. С 26 октября 1929 года отдел возглавлял Я. С. Агранов.

По штату центрального аппарата ОГПУ на 1 декабря1929 года Секретный отдел состоял из восьми отделений: первое - выявление борьба и наблюдение за деятельностью анархистов; второе - меньшевиков бундовцев; третье - эсеров, антисоветских выступлений крестьян, националистических движений в Белоруссии и на Украине; четвертое - бывших прово­каторов, жандармов, контрразведчиков белых армий, карателей и тюремщиков, антисоветских еврейских групп и партий; пятое - выявление и борьба с антисоветскими проявлениями среди интеллигенции и молодежи, правых партий; шестое - в православной церкви, других конфессиях и сектах; седь­мое - выявление, борьба и наблюдение за деятельностью закавказских нацио­нальных партий, грузинских меньшевиков и др.; восьмое - учет и борьба с антисоветской деятельностью исключенных из ВКП(б), нелегальных партийных группировок, с протестными выступлениями рабочих и безработных. 5 март 1931 года Секретный отдел был слит с Отделом информации и политконтроля в один Секретно-политический отдел (начальник Я. С. Агранов, с 1 сентябри 1931 года - Г. А. Молчанов), который состоял из четырех отделений: первое - агентурно-оперативная работа в городах, работа по политссыльным, наблюде­ние за иностранными рабочими; второе - агентурно-оперативная работа в деревне, учет и контроль за деятельностью национальных движений и полити­ческих партий, выявление и борьба с антисоветской деятельностью в сельско­хозяйственных учреждениях и учебных заведениях, контроль политической благонадежности запаса армии, наблюдение за деятельностью Осоавиахима, наблюдение за бывшими красными партизанами, русским казачеством, агентурно-оперативная работа в спецпоселениях раскулаченных крестьян; третье - агентурно-оперативная работа в Русской православной церкви и других кон­фессиях, борьба с антисоветскими религиозными сектами, выявление, учет и борьба с антисоветской деятельностью монархистов, фашистов, кадетов, быв­ших жандармов, чиновников царского Министерства внутренних дел, фабри­кантами и т. п., оперативное обслуживание милиции; четвертое - агентурно-оперативная работа в органах печати, театрах и т. п., среди артистов, литерато­ров и гуманитарной интеллигенции. С ликвидацией 16 апреля 1932 года Секретно-оперативного управления Секретно-политический отдел получил самостоятельность и подчинялся непосредственно председателю и Коллегии ОГПУ.

2).Особый отдел вел осведомительно-информационную работу в Красной Армии и на Флоте. Его с 1 июня 1922 года возглавлял Г. Г. Ягода, с 26 октября 1929 года - по совместительству с должностью начальника Контрразведыва­тельного отдела Я. К. Ольский. 10 сентября 1930 года в Особый отдел были влиты упраздненные Контрразведывательный и Восточный отделы, 15 сентяб­ря - утверждена новая структура и штат Особого отдела: Первый отдел - контрразведка против разведок спецслужб западных стран, наблюдение за ино­странными представительствами и колониями на территории СССР (началь­ник В. А. Стырне); Второй отдел - борьба с антисоветской деятельностью крестьянских, белогвардейских, молодежных групп и организаций и бандитиз­мом (начальник Н. Г. Николаев-Журид); Третий отдел - борьба с национали­стическими движениями и организациями, контрразведка против разведыва­тельной деятельности со стороны государств Востока, наблюдение за предста­вительствами и колониями этих стран на территории СССР (начальник Т. М.Дьяков); Четвертый отдел - оперативное обслуживание армии, флота, оборонного строительства и военно-учебных заведений (начальник Л. А. Ива­нов). Начальником Особого отдела остался Я. К. Ольский, 6 августа 1931 года начальником был назначен Г. Е. Прокофьев, 17 ноября 1931 года - украинс­кий чекист, выдвиженец нового зампреда Балицкого, И. М. Леплевский, 1 июня 1933 года - М. И. Гай. По постановлению ЦИК СССР от 17 сентября 1931 года особые отделы выводились из-под контроля Реввоенсовета.

3). Контрразведывательный отдел вел борьбу с зарубежными разведками, белогвардейскими организациями и контрреволюционными парти­ями, как за рубежом, так и на территории РСФСР - на промышленных пред­приятиях, транспорте, в государственных учреждениях, частях и соединениях армии и флота, противодействовал заговорам, бандитизму, а также незаконному пе­реходу границы и контрабанде. Отдел состоял из десяти, с конца 1922 года из семи отделений: осведомительная работа в иностранных представительствах; борьба с иностранными разведками со стороны стран Прибалтики и Северной Европы; Польши, Румынии и Балканских стран; стран Центральной и Запад­ной Европы, Америки, в том числе наблюдение за деятельностью организаций помощи голодающим; Китая, Японии и Кореи; Турции, Персии, Афганистана и Монголии (с 10 марта 1926 года); борьба с белогвардейскими эмигрантскими организациями, борьба с бандитизмом и контрразведка на границе.

Отдел возглавил А. X. Артузов, с 22 ноября 1927 года - Я. К. Ольский. 10 сентября 1930 года Контрразведывательный отдел был влит в Особый отдел.

4). Иностранный отдел состоял из Закордонной ча­сти и Отделения иностранной регистратуры (с 13 мая 1922 года начальник М. А. Трилиссер, с 27 октября 1929 года - С. А. Мессинг, с 1 августа 1931 года - А. X. Артузов). 30 июля 1927 года Отдел был выведен из Секретно-оперативного управления в прямое подчинение Коллегии ОГПУ. 1 января 1930 года после введения нового штата Иностранный отдел состоял из восьми отделений по организации разведки в группах стран. С 17 февраля 1933 года Отделу было предоставлено право самостоятельного ведения следствия по де­лам, возникавшим в Отделе.

Одной из мер по повышению обороноспособности страны — в 1928 году началась реорганизация и техническая реконструкция Красной Армии по спе­циальному пятилетнему плану - руководство страны считало усиление роли внешнеполитической разведки. Политбюро ЦК ВКП(б) на заседании 30 янва­ря 1930 года обсудило работу Иностранного отдела и поручило руководству ОГПУ активизировать деятельность разведки и приступить к систематическо­му добыванию за рубежом секретной научно-технической информации. В на­чале 1930-х годов пополненный новыми кадрами Иностранный отдел ОГПУ добился наибольших результатов в Великобритании, Франции, Германии и Китае; нелегальные резидентуры были созданы в США, Чехословакии, Авст­рии, Турции и других странах.

5). Восточный отдел координировал борьбу с контрреволюцией в национальных окраинах и регионах страны. Он был образован 2 июня 1922 года по указанию Центрального комитета партии. Основой его послужило 14-е спецотделение Особого отдела ВЧК. Новая структура должна была объединять работу чекис­тов на Кавказе, в Туркестанской, Башкирской, Татарской и Крымской авто­номных республиках, Хивинской и Бухарской народных советских республи­ках в области «специфической восточной контрреволюции и восточного шпи­онажа». Новому отделу вменялась в обязанность разработка материалов Закордонной части ИНО из стран Востока, а исполнение оперативных заданий Восточного отдела было, в свою очередь, обязательным для ИНО. Начальником отдела стал член коллегии ГПУ Я. X. Петерс, его заместителем - В. А. Стырне. К декабрю 1922 года были организованы три отделения Восточного отдела, занимавшиеся Ближним Востоком и Кавказом, возглавлял по совместительству Стырне, 2-е. соответственно, Средней Азией и Средним Востоком — Ф. И. Эйхманс, 3-е (дальневосточное) отделение — М. М. Казас. В руководстве отдела в дальнейшем происходили изменения. В. А. Стырне уже в 1923 году оставил пост заместителя начальника отдела. Заместителями Петерса в 20-е годы были Н. Л. Волленберг, X. С. Петросян, Т. М. Дьяков.

10 марта 1926 года приказом ОГПУ функции Восточного отдела были изменены. «Разработ­ка государственного шпионажа» со стороны Турции, Персии, Афганистана, Монголии были переданы в ведение КРО ОГПУ, а антисоветскими партиями Закавказья должен был теперь заниматься Секретный отдел ОГПУ (возможно, это решение было следствием внутриведомственной борьбы в ОГПУ). 31 октября 1929 года Я. X. Петере был освобожден от обязанностей началь­ника Восточного отдела ОГПУ. Его чекистская карьера на этом завершилась. Руководстве отделом он совмещал с работой в Центральной контрольной комиссии ВКП(б) и теперь окончательно перешел туда. Отдел 6 ноября возглавил Т. М. Дьяков, помощником начальника был назначен А. Д. Соболев (одновременно началь­ник 2-го отделения). 1-м и 3-м отделениями руководили Л. А. Приходько и А. А. Алмаев.

 

История Восточного отдела закончилась 10 сентября 1930 года, когда былорганизован Особый отдел ОГПУ, в состав которого вошли Особый, Контр­разведывательный и Восточный отделы. 3-й отдел (именно так!) нового отдела должен был заниматься «национальной и восточной контрреволюцией», контр­шпионажем против восточных стран, наблюдением за посольствами, консуль­ствами и национальными колониями восточных стран. Начальником этого подразделения стал Т. М. Дьяков, одновременно назначенный помощников начальника Особого отдела СОУ ОГПУ Я. К. Ольского.

6). Транспортный отдел занимался контрразведывательной работой на железных и водных путях сообщения (начальник Г. И. Благонравов),

7). На Оперативный отдел возлагались задачи ведения наружного наблюдения и разведки, арестов, вые­мок, оперативной установки, непосредственной борьбы с бандитизмом и др. В начальный период Отдел возглавлял И. 3. Сурта, с 12 мая 1923 года - К. В. Паукер. По штатному расписанию центрального аппарата ОГПУ в 1929 году Оперативный отдел состоял из четырех отделений и ударной группы по борьбе с бандитизмом. После упразднения Спецотделения при Коллегии ОГПУ на Отдел были возложены 1 января 1930 года функции по охране руководства страны (пятое отделение) 5 марта 1931 года Отдел был выделен из Секретно-оперативного управления в самостоятельный Оперативный отдел ОГПУ. Из упраздненного Информационного отдела в Оперативный отдел была переведе­на служба перлюстрации. По новому штатному расписанию, введенному с 1 июля 1931 года, отдел состоял из пяти отделений: первое отделение осуществляло наружное наблюдение, негласные аресты, негласную охрану иностранных пред­ставительств; второе отделение - перлюстрацию почтовых отправлений по за­даниям отделов ОГПУ и для выявления настроения населения, военнослужа­щих, крестьянства и т. п.; третье отделение производило обыски и аресты, выезды на места происшествий, обеспечивало безопасность съездов, судебных процессов и других мероприятий, осуществляло негласный контроль работы милиции; четвертое отделение обеспечивало охрану членов правительства, кремлевских учреждений, правительственных дач и т. п.; пятое отделение обеспечи­вало отделы ОГПУ различными видами связи.

8). Информационный отдел вел освещение политического и экономического положения республики (начальник В. Ф. Ашмарин),

9). Отдел политконтроля - с функциями цензуры и охраны гостайн в средствах информации. С 21 июня 1922 года Отдел политконтроля ГПУ-ОГПУ возглавлял Б. Е. Этингоф, с 1 мая 1923 года - И. 3. Сурта, одновременно являвшийся начальником Оперативного отдела. 1 ноября 1925 года Отдел был слит с Информационным отделом в Отдел информации и политконтроля (начальник - Г. Е. Прокофьев, с 1926 года - Н. Н. Алексеев, с 1930 года - И. В. Запорожец), который по­зднее, 5 марта 1931 года, был слит с Секретным отделом в Секретно-полити­ческий отдел.

Отдел политконтроля образованный 21 декабря 1921 года занимался перлюстрацией почтово-телеграфной корреспонденции. Полномочия политконтроля были шире, чем у упраздненной во­енной цензуры: помимо перлюстрации и отбора корреспонденции по спискам органов ГПУ-ОГПУ, сотрудники службы вели наблюдение за работой типо­графий, книжных магазинов, просматривали ввозимые и вывозимые из страны печатные произведения, полиграфическую и кинопродукцию, осуществляли (с 8 марта 1922 года) политический контроль за деятельностью театров, кино­театров и т. п. Уже осенью 1922 года политконтроль корреспонденции прово­дился в почтовых учреждениях в 120 городах РСФСР. Запрещалась перлюстрация корреспонденции ведущих партийных и государственных деятелей, органов печати и дипломатической почты.

В начале 1930-х годов служба политконтроля проверяла всю международную и внутреннюю корреспонденцию иностранцев, проживавших на террито­рии СССР, все почтовые отправления, поступившие до востребования, кор­респонденцию конкретных лиц по спискам оперативных и других подразделе­ний ОГПУ, в период коллективизации - писем, посланных из сельской местности в армию и на флот, и т. п.

10). Отдел центральной регистратуры был создан 30 марта 1922 года на базе регистрационно-статистического отделения Оперативного отдела. Отдел возглавлял прежний начальник отделе­ния Я. Роцен, с 6 июня 1922 года - А. М. Шанин, с 5 июня 1930 года - И. П. Павлов, с 1 сентября 1931 года - Я. В. Письменный. После реоргани­зации Отдел стал называться с 10 февраля 1932 года Учетно-статистическим отделом и состоял из шести отделений: учетного, судебного, оперативно-справочного, статистического, архива и судебно-следственного контроля. После упразднения 16 апреля 1932 года Секретно-оперативного управления Учетно-статистический отдел ОГПУ подчинялся председателю и Коллегии ОГПУ По приказу ОГПУ от 9 сентября 1933 года на Отдел, помимо учета различных категорий политически неблагонадежных граждан, возлагался учет всех исклю­ченных из ВКП(б) в результате партийных чисток. 19

30 июля 1927 года начальни­ком Управления был назначен Г. Г. Ягода, а 26 октября 1929 года Е. Г. Евдокимов. Статус самостоятельных отделов получи­ли Транспортный отдел (с 28 октября 1929 года), Оперативный отдел (с 5 марта 1931 года) и др. В августе 1931 года после отстранения Е. Г. Евдокимова, долж­ность начальника Управления оставалась вакантной. Управление в это время состояло из двух отделов - Секретно-политического и Отдела центральной реги­стратуры. 16 апреля 1932 года Управление было упразднено, а отделы перешли в непосредственное подчинение председателю и Коллегии ОГПУ.

3. Экономическое управление (ЭКУ), вело борьбу с экономическим шпионажем, контрреволюцией, другими преступлениями в сфере экономики (на­чальник 3. Б. Кацнельсон).

4. Главная инспекция войск ГПУ осуществляла работу по управлению и инспектированию войсковых частей ГПУ.

Кроме того, в составе центрального аппарата ГПУ функционировали самостоятельные отделы:

Шифровальный - законсперированная секретная связь,

Специальный - по руководству шифровальным делом в стране, контролю за деятельностью шифровальных органов РСФСР и ведению радио-контрразведки (начальник Г.И. Бокий);

В начале января 1921 года была создана служба радиоразведки и по­зднее контрразведки, которую осуществляли Специальный отдел при ВЧК и Реввоенсовет. В 1922 году радиостанция, помимо уже существовавших в Мос­кве, Твери и ряде приграничных городов, появилась непосредственно при Спе­цотделе. Сотрудники радиостанций особого назначения перехватывали теле­граммы зарубежных радиостанций, обеспечивая разведывательные и контр­разведывательные органы ценной информацией. Позднее была сформирована сеть радиостан­ций Особого назначения. Контроль за их работой и подбор личного состава осуществлял Специальный отдел ОГПУ

9 декабря 1927 года в аппаратах полномочных представителей ОГПУ были учреждены специальные отделения, организовывавшие постановку секретного и шифровального делопроизводства в учреждениях, расположенных в грани­цах представительства, учет лиц, допускавшихся к содержавшей государствен­ные секреты информации, и т. п.

Юридический отдел (начальник В.Д. Фельд­ман) был образован после реорганизации Следственой части Президиума ГПУ 22 августа 1922 года. Он состоял из отделений: юрисконсульского, следственного и по надзору за следствием и со­держанием в тюрьмах. В задачи отдела входили разработка законопроектов, вносимых ГПУ во ВЦИК и правительство, выдача юридических заключений на действия ГПУ, правомерность которых оспаривалась другими государствен­ными учреждениями, предварительное следствие по делам сотрудников орга­нов ГПУ и др. 16 января 1924 года Юридический отдел был ликвидирован, а производство следствия по делам сотрудников органов ОГПУ передавалось по принадлежно­сти в соответствующие отделы ОГПУ.

Отдел пограничной охраны осуществлял организацию и управление в области обеспечения нерушимости границ Советского государства.

В «Договоре об образовании СССР», принятом I Всесоюзным съездом Сове­тов 30 декабря 1922 года, предусматривалось учреждение при Совете народных комиссаров СССР Объединенного Государственного Политического Управле­ния.

30 августа 1923 года наркомом внутренних дел был назначен А. Г. Белобородов. Ф. Э. Дзержинский остался только председателем ГПУ.

18 сентября 1923 года Дзержинский был назначен председателем ОГПУ. Первым заместителем председа­теля стал по совместительству с должностью начальника СОУ В. Р. Менжинс­кий, вторым заместителем - заместитель начальника СОУ и начальник Особо­го отдела Г. Г. Ягода.

2 ноября 1923 года Президиум ЦИК СССР принял поста­новление об ОГПУ, а 15 ноября утвердил «Положение об ОГПУ и его органах». ОГПУ приобрело статус центрального государственного учрежде­ния, а председатель ОГПУ стал входить в состав правительства.

Первая Конституции СССР, принятая вторым съездом Советов СССР 31 января 1924 года регламентировала отношения ОГПУ с ЦИК СССР, его Президиумом и СНК СССР, а также подробно и полно определила взаимоотношения с наркоматами Союза ССР и союзных республик.

Глава 9 "Об Объединенном Государственном Политическом Управлении " определила цель создания ОГПУ, систему руководства и подчинения и другие положения.

Ст.62 Конституции гласила, что ОГПУ руководит работой местных органов Государственного Политического управления (ГПУ) через своих уполномоченных при СНК союзных республик, действующих на основании специального положения, утвержденного в законодательном порядке. К существовавшему ГПУ РСФСР перешли функции объединенного ГПУ без выделения специального для РСФСР органа по мотивам целесообразности и экономии средств.

Конституция СССР и Положение об ОГПУ стали важнейшей правовой основой деятельности органов безопасности. В компетенцию ОГПУ входило: руководство деятельностью ГПУ союзных республик и подведомственных им особых отделов военных округов, ТО ГПУ на железнодорожных и водных путях сообщения; управление особыми отделами фронтов и армий; организация охраны государственной границы; руководство оперативной работой в масштабе всей страны. При решении своих задач ОГПУ получило право проведения оперативно-розыскных мероприятий, принятия мер пресечения, проведения дознания и предварительного следствия.

После смерти Ф. Э. Дзержинского 20 июля 1926 года ОГПУ возглавил с 30 июля 1926 года бывший первым заместителем председателя ОГПУ В. Р Мен­жинский.

30 июля 1927 года начальником Секретно-оперативного управления вместо Менжинского стал Ягода, по совместительству к своим должностям, а ИНО был выведен из структуры СОУ.

27 октября 1929 года изменился состав заместителей председателя: Г. Г. Яго­да, освобожденный от руководства СОУ и ОО, был назначен первым замести­телем, и полпредом ОГПУ в Ленинградском военном округе (руководитель органов госбезопасности на всем Северо-Западе) С. А. Мессинг - вторым зампредом и начальником ИНО. В новый состав Коллегии вошли полномочный предста­витель ОГПУ в ЗСФСР С. Ф. Реденс, начальник Экономического управления Г. Е. Прокофьев, начальник Транспортного отдела Г. И. Благонравов, выбы­ли - Я. X. Петерс, И. П. Павлуновский, перешедшие на партийную и хозяй­ственную работу, остались - начальник Спецотдела Г. И. Бокий, полномоч­ный представитель ОГПУ в УССР В. А. Балицкий и полпред ОГПУ в Северо-Кавказском крае Е. Г. Евдокимов (назначен членом Коллегии 10 днями ранее). М. А. Трилиссер был уволен с должностей зампреда и начальника Иностран­ного отдела фактически за неумеренную критику «правого уклона» в дискусси­ях на партийных собраниях в ОГПУ.

По состоянию на 1 декабря 1929 года центральный аппарат ОГПУ после введения нового штата включал следующие подразделения: Секретно-опера­тивное управление (начальник Е. Г. Евдокимов) - Секретный отдел (началь­ник Я. С. Агранов), Контрразведывательный отдел (начальник Я. К. Ольский), Особый отдел (начальник Я. К. Ольский), Информационный отдел и политконтроль (начальник Н. Н. Алексеев), Оперативный отдел (начальник К. В. Паукер), Восточный отдел (начальник Т. М. Дьяков), Отдел центральной регистратуры (начальник А. М. Шанин); Главное управление Пограничной охраны и войск ОГПУ (начальник И. А. Воронцов); Экономическое управ­ление (начальник Г. Е. Прокофьев); Специальный отдел ОГПУ (начальник Г. И. Бокий); Иностранный отдел ОГПУ (начальник С. А. Мессинг); Транс­портный отдел ОГПУ (начальник Г. И. Благонравов); Административно-орга­низационное управление (начальник И. А. Воронцов) Организационный отдел (начальник И. М. Островский), Административный отдел (А. П. Флексер), Хо­зяйственный отдел (начальник А. К. Колесников), Отдел службы связи (на­чальник П. А. Яковлев), Тюремный отдел (начальник К. Я. Дукис), Суздальс­кий, Верхнеуральский, Ярославский и Челябинский политизоляторы, вспомо­гательные хозяйственные службы; а также: Особоуполномоченный при председателе ОГПУ (на правах отдела; М. М. Луцкий), Особая инспекция при Коллегии ОГПУ, Центральное шифровальное бюро ОГПУ, Специальное от­деление при Коллегии ОГПУ, Особоуполномоченный при Коллегии ОГПУ (В. Д. Фельдман).

25 апреля 1930 года в ОГПУ было создано Управление исправительно-трудовых лагерей (начальник Ф. И. Эйхманс, с 16 июня 1930 года - Л. И. Коган).

К началу 1930-х годов сложилась сложная и громоздкая структура органов ОГПУ; центральный аппарат начал терять управление и контроль над местны­ми органами госбезопасности. Контрразведку и борьбу с контрреволюционны­ми преступлениями одновременно организовывали и проводили отделы Сек­ретно-оперативного управления, Экономическое управление, Транспортный отдел, Главное управление пограничной охраны и войск ОГПУ и подведом­ственные им местные подразделения.

В сентябре 1930 года Центральный ко­митет ВКП(б) провел реорганизацию структуры ОГПУ, чтобы исключить дуб­лирование, добиться большей управляемости и координации работы разных подразделений, а в целом - иметь в своем распоряжении мощный и мобиль­ный карательный орган, обладающий исключительными полномочиями и надведомственными функциями на всей территории страны. Особый, Контрраз­ведывательный и Восточный отделы Секретно-оперативного управления были объединены в единый Особый отдел ОГПУ, в марте 1931 года Секретный и Информационный отделы - в единый Секретно-политический отдел ОГПУ, Оперативный отдел выделен в самостоятельный с подчинением руководству ОГПУ. Тогда же в Экономическом управлении были созданы дополнительные отделения, в полномочных представительствах ОГПУ - самостоятельные эко­номические отделы, в оперативных секторах - экономические отделения. Иностранный отдел ОГПУ получил право на производство арестов, самостоя­тельного ведения следствия, требовать от других отделов оперативной поддержки по ведущимся в Иностранном отделе делам.

В 1931 году с введением в СССР новой территориально-административной единицы - района, в каждом районе и городе областного подчинения создавались отделения ОГПУ; оперативные сектора. Их деятельность регулировалась специальными положениями: «Об оператив­ных секторах», «О городских и районных отделениях», «О районных уполномо­ченных». Отделения имели право самостоятельно вербовать только осведоми­телей и осуществлять сбор информации, а вербовка агентов, производство аре­стов и т. п. проводились с санкции или по приказу вышестоящих органов.

В начале 1930-х годов, несмотря на реорганизацию структуры, не удалось достаточно четко разделить функции Особого и Секретно-политического отде­лов ОГПУ и полностью исключить дублирование в работе других отделов.

После упразднения по решению Политбюро ЦК партии от 5 декабря 1930 года наркоматов внутренних дел союзных и автономных республик на ОГПУ возла­галось руководство деятельностью милиции и уголовного розыска; 30 декабря 1930 года в связи с этим было организовано новое центральное подразделе­ние - Главная инспекция по милиции и уголовному розыску, преобразован­ная 27 декабря 1932 года в Главное управление, рабоче-крестьянской милиции при ОГПУ (начальник Г. Е. Прокофьев).

Летом 1931 года в руководстве ОГПУ произошли кадровые изменения, в частности, Г. Г. Ягода из первых заместителей был переведен во вторые, а первым назначен бывший замнаркома РКИ СССР И. А. Акулов. Была введена должность третьего заместителя (назначен бывший председатель ГПУ Украины В. А. Балицкий, вместе с которым в центральный аппарат пришло значитель­ное количество украинских чекистов).

31 июля 1931 года из Коллегии ОГПУ выбыли С. А. Мессинг и Е. Г. Евдоки­мов, введены новый начальник Иностранного отдела А. X. Артузов, начальник Секретного отдела Я. С. Агранов и начальник Отдела кадров Д. А. Булатов. С 5 августа по 3 декабря 1931 года в состав Коллегии входил полномочный пред­ставитель ОГПУ в ЗСФСР Л. П. Берия, избранный 14 ноября 1931 года первым секретарем ЦК КП(б) Грузии. Произошли и изменения в руководстве регио­нальных представительств ОГПУ.

25 июля 1931 года на правах самостоятельного отдела ОГПУ был учрежден Отдел кадров, образованный на базе ликвидированного Административно-орга­низационного управления ОГПУ (начальник - бывший заведующий оргинструкторским отделом ЦК партии Д. А. Булатов).

18 августа 1931 года самостоятельность приобрели Финансовый отдел ОГПУ (начальник Л. И. Берензон) и 16 октября - Мобилизационный отдел (началь­ник Д. А. Булатов).

На основании постановления Совнаркома СССР от 23 марта 1932 года на ОГПУ была возложена еще одна не имеющая прямого отношения к обеспече­нию государственной безопасности функция - руководство пожарной охра­ной в СССР. Отдел военизированной пожарной охраны (начальник М. Е. Хряпенков) с 13 октября 1933 года входил в состав Главного управления погранич­ной охраны и войск ОГПУ.

В октябре 1932 года И. А. Акулов, пытавшийся наладить партийный конт­роль в органах ОГПУ и не нашедший должного контакта с чекистами, перешел на партийную работу (с 1933 года назначен прокурором СССР), должность первого заместителя пред­седателя ОГПУ оставалась вакантной.

По состоянию на 1 января 1934 года председателем ОГПУ оставался В. Р. Менжинский, заместителями председателя являлись Г. Г. Ягода, Я. С. Агранов (с февраля 1933 года), по совместительству - начальник Главного управления рабоче-крестьянской милиции Г. Е. Прокофьев и председатель ГПУ Украины В. А. Балицкий, основную часть времени проводивший в Харькове.

Централь­ный аппарат состоял из управлений, самостоятельных отделов и подразделе­ний: Секретариат Коллегии (секретарь П. П. Буланов), Управление делами (управляющий И. М. Островский), Отдел кадров (начальник Д. А. Булатов), Особый отдел (начальник М. И. Гай), Секретно-политический отдел (началь­ник Г. А. Молчанов), Экономическое управление (начальник Л. Г. Миронов), Иностранный отдел (начальник А. X. Артузов), Оперативный отдел (началь­ник К. В. Паукер), Транспортный отдел (начальник В. А. Кишкин), Специ­альный отдел (начальник Г. И. Бокий), Учетно-статистический отдел (началь­ник Я. М. Генкин), Особоуполномоченный при Коллегии ОГПУ (В. Д. Фель­дман), Финансовый отдел (начальник Л И. Берензон), Главное управление пограничной охраны и войск ОГПУ (начальник М П. Фриновский), Главное управление рабоче-крестьянской милиции (начальник Г. Е. Прокофьев), Главное управление лагерей (начальник М. Д. Берман), Мобилизационный отдел (началь­ник А. Г. Лепин), Инженерно-строительный отдел (начальник А. Я. Лурье).

На XVII съезде ВКП(б) (26 января — 10 февраля 1934 года) заместители председателя ОГПУ Г. Г. Ягода и В. А. Балицкий в отличие от председателя В. Р. Менжинского (умершего 10 мая 1934 года) были избраны в ЦК ВКП(б): кандидатом в члены ЦК был избран член Коллегии ОГПУ, полпред ОГПУ в Дальневосточном крае Т. Д. Дерибас; тогда же съезд принял резолюцию «О пар­тийном и советском строительстве», в которой, в частности, говорилось об упразднении в народных комиссариатах института коллективного руководства коллегий.

20 февраля 1934 года И. В. Сталин предложил Политбюро обсудить вопрос об учреждении НКВД СССР, который бы включал органы ОГПУ Уже на сле­дующий день, 21 февраля, Г. Г. Ягода передал Л. М. Кагановичу проект поста­новления ЦИК СССР об организации НКВД СССР и Особого совещания при наркоме внутренних дел с правом вынесения внесудебных приговоров.

Почти через полгода, после долгого обсуждения, 10 июля 1934 года решение Политбюро об образовании НКВД СССР и Особого совещания было оформлено решением ЦИК[20].

Необходимо отметить, что органы государственной безопасности в 20-30 годы стали основной структурой среди звеньев госаппарата для реализации сложных политических решений ВКП(б), которых в то время было предостаточно, будь то борьба с вредительством, участие в компании по ликвидации кулачества как класса, коллективизация сельского хозяйства и др..

 

Список источников и литературы:



 

1 Отчет ВЧК за четыре года ее деятельности. стр. 9

2 РЦХИДНИ - Ф19, - Оп1. - д21. - Л.2

3 ЦА ФСБ России. - Ф.1. - Оп.1. - Пор.1. - С.2

4 В. И. Ленин Полн. собр. соч. т.54, стр. 384

5 РЦХИДНИ - Ф19. - Оп1. - Д61. - Л 6-8

6 Известия ЦИК, 28 февраля 1918 года

7 ЦА ФСБ России. - Ф.1. - Оп.2. - Пор.1. - С. 18

8 Отчет ВЧК за четыре года ее деятельности , стр. 16-18

9 Там же, стр. 83

10 ЦА ФСБ России. - Ф.1. - Оп.4. - Пор.2. - С.9

11 РЦХИДНИ - Ф17, - Оп2. - д1. - Л.46

12 Велидов А.С. Коммунистическая партия - организатор и руководитель ВЧК с 159.

13 Отчет ВЧК за четыре года ее деятельности, стр.267-268

14 Ленин В.И., ПСС, т. 44, с. 328.

15 ЦА ФСБ РФ, Ф.66, Оп. 1-т, Пор. 2, Л.д.67.

16 Там же, Л..89, 90.

17 Там же, Л.Д.91.

18 В.И.Ленин и ВЧК. Сборник документов. /1917-1922 гг./. Изд. 2-е. М., Изд. полит. лит., 1987. С. 412, 413.

19Колпакиди А.И., Серяков М.Л. Щит и меч. М., 2002, Олма-Пресс. с.336-361

20 там же

22.05.08 / Просмотров: 7469 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 От автора

Мозохин Олег Борисович :

"Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности."

 

 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
 Поиск по сайту
Форма поиска
© 2014 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.
      DANNEO rus team