Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов Архива Президента РФ Государственного Архива Российской Федерации, Российского центра хранения и изучения документов новейшей истории, Центрального архива ФСБ России и его филиалов объективно показать деятельность органов безопасности. - О.Б. Мозохин О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягательств на права человека
ГлавнаяНовостиСтатьиКнигиФотоархивМозохин.RUФорумыИсторические чтения на Лубянке


Часть 5

Изъятая 15-16 июня 1941 г. секретная инструкция Фронта активи­стов (Указания по освобождению Литвы) ставила перед боевыми подразделениями этой организации следующие общие задачи

№2050

ИЗСООБЩЕНИЯ1НКГБЛИТОВСКОЙСССР ВО2УПРАВЛЕНИЕНКГБСССРОДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛИТОВСКИХПОДПОЛЬНЫХАНТИСОВЕТСКИХ ОРГАНИЗАЦИЙ2

3 октября 1944 г.

В ноябре 1940 г. с ведома [и при содействии] германской разведки литовскими националистами была создана подпольная антисоветская

1 Передано по ВЧ.

2 См. том 1 настоящего сборника, документ № 217; т. 2, документ № 505, 103 (трофейный), 119 (трофейный).

организация под названием «Фронт литовских активистов», во главе которой стал полковник Шкирпа, бывший литовский посол в Берлине.

«Фронт литовских активистов» образовали «таутининки», «хрис­тианские демократы», члены военизированной фашистской организа­ции «Шаулю-саюнга» (Союз стрелков) и некоторые «ляудининки». Ос­новной центр этой организации находился в Берлине, откуда руководил подрывной работой «Фронта» против советской власти через вспомога­тельные центры, находившиеся один в г. Вильнюсе, другой — в г. Кауна­се. «Фронт активистов» ставил своей задачей восстановление самостоя­тельного буржуазного литовского государства при помощи фашистской Германии. Для этой цели «Фронт литовских активистов» создал по всей территории Литвы сеть боевых подразделений движения литовских ак­тивистов, которые в момент нападения фашистской Германии на СССР должны были поднять восстание.

Изъятая 15-16 июня 1941 г. секретная инструкция «Фронта активи­стов» («Указания по освобождению Литвы») ставила перед боевыми подразделениями этой организации следующие общие задачи:

разоружить по всей стране красную милицию и агентов ГПУ, аресто­вать их и ликвидировать, если еще кто осмелится сопротивляться;

арестовать всех комиссаров, политруков и прочих, на кого опирает­ся советский режим;

уничтожить центр и отделы компартии. Кроме того, арестовать всех активных членов этой партии и ее подразделений;

заставить евреев бежать из Литвы;

освободить из тюрьмы политических заключенных и стеречь, чтобы русские или наши коммунисты их не убивали либо не вывезли в Совет­скую Россию;

занять важнейшие учреждения в центрах и провинции, предприя­тия, железнодорожные станции, центральный почто-телеграф, крупные склады продуктов и товаров и т. д.;

принять меры к тому, чтобы большевики, отступая из Литвы, не унич­тожили имущество или кто-либо другой его не разграбил. В особеннос­ти предусмотреть меры против поджогов и [для] тушения пожаров;

прервать в разных местах имеющие военное значение линии желез­ных дорог, шоссе и проселочных дорог, оборвать провода телефона и те­леграфа, так же, как и электрические провода в важных пунктах, не сре­зая столбов;

устраивая всевозможные препятствия для отступления частей Крас­ной Армии, обозов и транспорта, стараться разоружать указанные части или нападать на них из-за утла партизанским методом;

если позволяет соотношение сил, пытаться при помощи «Литовского национального корпуса» разоружить силы русской Красной Армии, когда среди них возникнет паника. Устраивая препятствия для русской Крас­ной Армии и русских транспортов, надо избегать значительных взрывов, в особенности важных мостов; напротив, приложить усилия к их защите,

чтобы не уничтожила Красная Армия, потому что они будут очень нужны подходящей к германской армии, в особенности ее моторизованным час­тям, для того, чтобы не должно было теряться время на переход реки1».

В первые дни войны созданные «Фронтом активистов» вооружен­ные банды, именовавшие себя «партизанами», повсеместно производи­ли диверсионные акты, портили средства сообщения, дороги, нападали на отступающие части Красной Армии, арестовывали и расстреливали коммунистов, советский актив. Тогда же «Фронтом литовских активи­стов» организовано временное правительство в составе премьер-мини­стра — полковника Шкирпы; заместителя — Амбразявичюса Юозаса («христианский демократ»); Шлепятиса, Мацкявичюса, Паяуйса (все трое «ляудининки»), Жемкальниса Ляндсбергиса («вольдемаровец»); Матулиониса («христианский демократ»). Состав временного прави­тельства был объявлен по радио 23 июня 1941 г. Опубликованная в тот период платформа «Фронта литовских активистов» подчеркивала, что «Фронт литовских активистов» добивается «восстановления и сохра­нения независимости Литвы, а его иностранная политика будет основы­ваться на лояльных дружеских политических и экономических отноше­ниях с великим западным соседом — создателем нового порядка в Евро­пе — Германией, сохраняя при этом территорию государства и его неза­висимость».

В июле и августе 1941 г. «временное правительство» «Фронта литов­ских активистов» и созданные ими вооруженные отряды были распуще­ны немцами, после чего «фронт» распался и его политические партии, перейдя в подполье, стали действовать самостоятельно.

В период 1941-1943 гг. активом бывшей литовской буржуазной партии создан ряд легальных и подпольных политических организаций, из их числа усиленную политическую деятельность развила партия ли­товских националистов, [которая] существовала легально, состояла из бывших «таутининков» и «вольдемаровцев». В 1942 г. партия национа­листов немцами распушена и ее имущество конфисковано.

«Союз борцов за свободу» — подпольная организация «христиан­ских демократов», издавала нелегальную газету «Лайсвес-ковотояс» («Бо­рец за свободу»). Летом 1943 года по инициативе «ляудининков» создан «Литовский национальный фронт» во главе с верховным комитетом ос­вобождения Литвы, являющимся «общественно-культурной, военной организацией, объединяющей литовцев всего мира на решительную борь­бу за насущные интересы литовского народа». В качестве своих основ­ных задач «Литовский национальный актив» выдвинул восстановление буржуазного строя в Литве и борьбу с коммунизмом.

В состав «Национального фронта», кроме «ляудининков», вошли «та-утининки» и некоторые другие политические группы. «Литовский на­циональный фронт» ориентируется на Англию и Америку, с которыми поддерживает связь через своих представителей в Стокгольме. Связь со Стокгольмом осуществлялась через шведское посольство в Берлине и рыбачью гавань Швентой с помощью рыбаков.

В 1944 г. к «национальному фронту» примкнули также «социал-де­мократы» и «христианские демократы», ранее отказавшиеся войти в него.

[...]

Полученные агентурно-следственным путем данные позволили сде­лать вывод, что с приближением линии фронта к Литовской ССР, а в особенности после освобождения гор. Вильнюса от немецких захватчи­ков «Литовский национальный фронт» начал усиленную подготовку по организации вооруженной борьбы против советской власти. Новые дан­ные, полученные в последние дни при вскрытии в Укмергском уезде уез­дной организации ЛНФ, полностью подтвердили эти выводы и показа­ли, что еще до начала освобождения Литовской ССР Красной Армией уездные комитеты «Литовского национального фронта» были преобра­зованы в уездные штабы с задачей организации и руководства воору­женной борьбой против советской власти. Для этой цели «Литовским национальным фронтом» созданы националистические бандитские фор­мирования.

[...]

Зам. наркома госбезопасности Литовской ССР

полковник госбезопасности Рудаков1

ЦА ФСБ России

№2051

ИЗУКАЗАНИЯНКГБСССР№547НКГБ ЛИТОВСКОЙССРОБОКАЗАНИИПОМОЩИОРГАНАМ НКВДРЕСПУБЛИКИВБОРЬБЕСБАНДИТИЗМОМ2

4 октября 1944 г.

Работа по борьбе с бандитизмом, как Вам известно, возложена в ос­новном на органы НКВД. Однако из этого не следует, что органы НКГБ могут уклониться от участия в борьбе с бандитизмом. Наоборот, Вам необходимо оказывать органам НКВД всемерную помощь в организа­ции и проведении соответствующих агентурно-оперативных мероприя­тий, обеспечивающих ликвидацию бандформирований, тем более, что действующие на территории Литовской ССР банды являются по суще-

1 Рудаков Евгений Васильевич (1905-?). См. том 2 настоящего сборника, доку­мент № 505.

2 Передано шифртелеграммой.

ству антисоветскими организациями, в ряде случаев созданными гер­манской разведкой для подрывной работы против советской власти.

[...]

Народный комиссар государственной безопасности СССР

комиссар госбезопасности 1 ранга В. Меркулов

ЦА ФСБ России

№2052

ИЗОБЗОРАОПЕРАТИВНО-БОЕВОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ ВНУТРЕННИХВОЙСКНКВДУКРАИНСКОГООКРУГА ЗАПЕРИОДС15ПО25СЕНТЯБРЯ1944г.1

4 октября 1944 г. I. ОПЕРАТИВНАЯ ОБСТАНОВКА

Во всех ранее пораженных бандитизмом районах продолжали опе­рировать бандформирования УПА различной численности, имеющие в своем составе небольшое количество немецких солдат и офицеров.

Понеся большие потери, в результате ряда крупных операций прове­денных нашими войсками, бандформирования УПА стремятся изменить тактику своих действий, разбиваясь на мелкие малозаметные группы, а крупные банды беспрерывно перемещаются из района в район, имея це­лью избежать столкновений с нашими войсками.

Большинство боевых столкновений с крупными бандами, имевших место за прошедшую декаду, подтверждает, что банды принимают бой, только будучи застигнутыми врасплох или попав в окружение, но и в этих случаях, даже имея численное превосходство, пытаются выйти из боя, прикрывая отход малочисленными заслонами.

Мелкие бандгруппы, пользуясь своей подвижностью, малозаметнос­тью2 и своей агентурой, продолжают терроризировать местное населе­ние, уничтожать советский актив, работников органов советской власти и срывать мероприятия советской власти по хлебозаготовкам, мобили­зации мужского населения и по установлению нормальной хозяйствен­ной жизни в районах.

Несмотря на понесенные потери, банды все же еще сохранили значи­тельную часть своей агентуры и связи, что дает им возможность во мно­гих случаях быть заранее оповещенными в передвижениях и мероприя­тиях наших войск.

1 Обзор был направлен командирам всех соединений и отдельных частей ВВ НКВД Украинского округа.

2 Так в тексте документа.

С целью укрытия от наших войсковых групп, ведущих поиски, мел­кие группы и одиночки бандиты продолжают использовать схроны и тай­ники в населенных пунктах, лесах, тщательно их маскируя.

Избегая встречи с более крупными отрядами наших войск, бандиты не прекращают нападений на мелкие группы, отдельные автомашины и обозы наших частей, действуя из засад на путях движения.

[...]

II. БОЕВАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ВОЙСК

По окончании крупных войсковых операций в Львовской области, части войск округа с 15.09.44 г. выставили гарнизоны в пораженных бан­дитизмом районах с задачей ликвидации бандитизма в районах своей дислокации.

За истекшую декаду гарнизоны войск округа путем ежедневного по­иска банд нанесли бандформированиям УПА за декаду следующие поте­ри: убито бандитов — 1717, задержано: бандитов — 982, бандпособни-ков — 120, уклонившихся от призыва в КА — 608, захвачено свыше 1000 единиц вооружения бандитов.

Большинство операций носило характер мелких боевых столкновений с небольшими бандгруппами, обнаруживаемыми при проведении операций.

Ряд операций прошли без каких-либо боевых столкновений, имея в результате задержание отдельных бандитов, бандпособников, дезерти­ров и лиц, уклонившихся от призыва в КА.

Наряду с указанными выше операциями имели место боевые столк­новения с крупными бандгруппами в различных районах действия на­ших войск и особенно в Львовской области.

Указанные боевые столкновения в большинстве случаев проведены подразделениями и частями наших войск решительно и умело, в резуль­тате чего банды несли крупные потери, невзирая на то, что во многих слу­чаях в несколько раз численно превосходили наши силы, так, например:

а) Отряд 193, осб, численностью 120 человек под командой команди­ра батальона капитана Юрченко, при проведении операции в районе Голо-дувка (8020) Рогатинского района столкнулся с бандой численностью до 400 человек, главаря по кличке «Роман» при следующих обстоятельствах:

Производя проческу леса, отряд задержал одного бандита, который на допросе указал место расположения банды «Роман», указал ее чис­ленность и согласился быть проводником. Капитан Юрченко принял ре­шение использовать полученные данные и нанести внезапный удар по банде и повел активные наступательные действия против банды.

Всего в результате боя, длившегося около 4 часов, было убито до 100 и захвачено 8 бандитов. На поле боя было подобрано брошенное банди­тами оружие: РП — 6, винтовок — 53, пистолетов — 1.

С нашей стороны убито — 16 и ранено — 9 человек.

б) 17.09.44 г. 187-й батальон без одной стр. роты проводил операцию в лесу севернее Бережаны. Прочесывая местность, 3-я ср обнаружила банду, численностью до 60 человек, преследуя которую рота вошла на хутора с. Урмань (9450).

В районе х. Урмань к отходившей банде присоединилось основное ядро бандгруппы численностью до 800 человек, вооруженных минометами и пулеметами. Банда окружила хутора, где находилось 35 человек 3-й ср.

Бандиты ружейно-пулеметным огнем препятствовали соединению роты с другими подразделениями батальона.

Несмотря на численное превосходство банды и трудно сложившую­ся обстановку, подразделения батальона вели бой с бандитами в течение 11 часов до наступления темноты и, израсходовав боеприпасы, ночью отошли через Буша на Береданы.

В результате непрерывного 11 -часового боя уничтожено до 300 бан­дитов и крупный обоз с вооружением и боеприпасами на 20 подводах.

С нашей стороны убито — 12, ранено — 18 и пропало без вести — 2.

в) По данным Подгайского РО НКВД, в лесах в районе Марковка (4050) оперирует банда до 300 человек.

21.09.44 г. отряд 221-й осб численностью 360 человек в лесу 12 км сев.-зап. Монастырска обнаружил банду и вступил с ней в бой.

В результате активных боевых действий убито более 200 и захваче­но 6 бандитов.

Захвачены трофеи: РП — 2, минометов — 1, автоматов — 8, винто­вок — 50, пистолетов — 2, патронов — более 8000. В бою уничтожено 2 ми­номета и до 70 винтовок.

Наши потери: ранено 16 человек, из которых умерло от ран 6 чело­век.

г) 22.09.44 г. 1-й взвод 2-й ср 209-го осб, на окраине Монастырск-Охладовский был обстрелян бандой, численностью до 60 человек.

Разведка батальона установила, что банда отошла в леса сев.-вост. Топорув. С утра 23.09.44 г. командир 209-го осб организовал операцию по поиску и ликвидации банды.

Лесной массив, где находилась банда, был оцеплен частью подразде­ления батальона, остальными силами была начата проческа леса.

В ходе операции было обнаружено три лагеря бандитов, которые вне­запно были атакованы. Удар батальона был настолько неожиданным, что бандиты в большинстве случаев не успели оказать организованного со­противления и были полностью разгромлены.

В результате боевых действий было убито — 292 и захвачено — 4 бан­дита. В числе убитых обнаружено 39 немцев. Убито два сотенных.

На поле боя подобрано: винтовок — 217, минометов — 2, руч. пуле­метов — 13, ПТР — 1, автоматов — 13, пистолетов — 9, фанат — 260, а также продукты, документы банды и фашистское знамя.

С нашей стороны убит 1 сержант и ранено 2 офицера.

Наряду с умело проведенными операциями имеются факты небреж­ной организации, недостаточной подготовки и неумелого проведения некоторых операций отдельными частями войск округа, так, например:

Имея данные о наличии крупных банд в лесных массивах сев.-вост. г. Кременец, командование 21-й бригады приняло решение о проведении операции в указанном районе.

Вследствие непродуманной организации операции выставленные заслоны не закрывали все возможные пути отхода банд, более 29 км опу­шек лесного массива оставались совершенно открытыми.

Для прочески лесной полосы на фронте 7 км было развернуто три отряда по 100 человек каждый. Впереди отряда, неизвестно, с какой це­лью, двигалась оперативная группа Острожского РО НКВД, численнос­тью в 12 человек, которая своим преждевременным появлением могла только лишь настораживать бандитов и сводить на нет элемент внезап­ности.

Организованная таким образом операция, естественно, не могла дать каких-либо положительных результатов и успеха не имела.

Имели место случаи, когда ротные гарнизоны не оказывали необхо­димой помощи соседним подразделениям (других частей), завязавшим бой с бандой. Так, например, зам. командира 3-й стр. роты 223-го осб 25-й стр. бригады лейтенант Терещенко117.09. прибыв к месту боя 187-го осб, помощи ему не оказал.

III. ОЦЕНКА ДЕЙСТВИЙ ВОЙСК

За истекшую декаду части войск провели большую оперативно-бое­вую работу по ликвидации бандформирований УПА, задержанию лиц, уклонившихся от призыва.

Лучшие результаты в этой работе показали:

17-я стр. бригада и 187-й отдельный стрелковый батальон 18-й стр бригады, которые нанесли наибольшие потери бандам, имея относитель­но невысокое количество своих потерь.

Весьма слабую активность проявили части 20,21 и 24-й стр. бригад, не развернувшие должной борьбы с бандитизмом в районах своей дис­локации, вследствие чего большое количество бандитов продолжают су­ществовать в непосредственной близости к гарнизонам, выставленных этими соединениями.

Недостаточную активность проявляют также части 9-й стр. дивизии, которые, дислоцируясь в пораженных бандитизмом районах, не исполь­зуют всех своих возможностей для ликвидации бандформирований.

В частях войск, ведущих борьбу с бандитизмом, до сих пор не изжит еще ряд крупных недостатков в планировании и проведении оператив­но-боевых мероприятий:

1 Терещенко Кондратий Васильевич (1910-1944), лейтенант (1942). В 1939-1942 гг. — курсант Саратовского военного училища НКВД СССР; с августа 1942 г. — командир взвода 292-го стрелкового полка внутренних войск; с марта 1943 г. — ко­мандир пулеметного взвода, с июня 1943 г. — зам. командира роты 223-го отдельного стрелкового батальона внутренних войск. Убит в боях с бандой УПА 10.12.44 г.

а) Недостаточно высока активность ряда подразделений и частей по поиску и ликвидации бандгрупп. Количество проведенных операций явно недостаточное. Не весь личный состав привлекается для оперативно-бо­евой работы, в результате подразделения выходят на операцию малочис­ленными, в силу чего не могут разрешить задачи полной ликвидации обнаруженной банды.

б) Не обеспечивается связь гарнизонов с высланными на операцию подразделениями, вследствие чего гарнизоны не могут быстро оказать необходимой помощи подразделениям, завязавшим бой.

в) Планы операций разрабатываются поверхностно. Указываются толь­ко исходные и конечные рубежи прочески и границы действия для каж­дого отряда в отдельности. Взаимодействие между отрядами и порядок действий при боевом столкновении с бандой не предусматривается.

г) До сих пор не изжиты случаи беспечности и самоуспокоенности, выражающиеся в плохой организации обороны гарнизонов, посылке от­дельных автомашин и подвод без надлежащей охраны и в движении под­разделений без должных мер охранения и разведки.

Настоящий обзор проработать офицерскому составу до командира части включительно.

Командирам соединений и частей принять меры к устранению отме­ченных в обзоре недостатков.

Начальник внутренних войск НКВД

Украинского округа генерал-майор Марченков*

Зам. начальника штаба подполковник

Старое1

ЦАВВ МВД РФ. Ф. 488. On. 1с. Д. 21.

Лл. 85-88

1 Марченков Михаил Петрович (1899-1980), генерал-лейтенант (1944). В Красной Армии с 1919 г. С 1938 до марта 1941 г. —начальник штаба ОМСДОН им. Дзержинского, с марта 1941 г. — командир ОМСДОН им. Дзержинского, с февраля 1943 г. — начальник внутренних войск Украинского округа НКВД, с июля 1945 г. — начальник внутренних войск Белорусского округа, с ноября 1946 г. — начальник курсов усовершенствования руководящего состава при Военном институте, с июня 1947 г. — заместитель начальника войск МВД СССР по охране особо важных объек­тов промышленности и железных дорог, с января 1949 г. — начальник Управления учебных заведений МВД СССР, с апреля 1957 г. — начальник 4-го отдела штаба Главного управления погранвойск КГБ при СМ СССР. Уволен в запас по болезни 7 апреля 1958 г.

Награды: ордена Ленина, Суворова 2-й степени, Кутузова 2-й степени, Красной Звезды (1939,1943), Красного Знамени (1928, 1944).

2 Старов Михаил Георгиевич (1901-?), полковник (1944). С мая 1929 г. — по­мощник начальника 1-го отдела штаба ОМСДОН им. Дзержинского, с мая 1941 г. — начальник штаба 2-го мсп ОМСДОН НКВД, с января 1942 г. —начальник 1-гоотде-ла штаба ОМСДОН НКВД, с февраля 1943 г. — начальник 1-го отдела — заместитель начальника штаба войск УВВ НКВД Украинского округа, с февраля 1946 г. —замес-

№2053

УКАЗАНИЕНКГБГРУЗИНСКОЙССР26529

НАЧАЛЬНИКАМГОРРАЙОРГАНОВНКГБ ОТЩАТЕЛЬНОМРАССЛЕДОВАНИИПРИЧИН ВОЗНИКНОВЕНИЯЭПИЗООТИИ1ВСЕЛЬСКОМ ХОЗЯЙСТВЕРЕСПУБЛИКИ

4 октября 1944 г.

НКГБ СССР в циркуляре № 112 от 16 сентября 1944 г.2указывает, что за последнее время в НКГБ СССР поступают материалы о том, что в ряде республик, краев и областей имеет место распространение различ­ного рода эпизоотических заболеваний среди скота (чума крупного ро­гатого скота и кур, сибирская язва, пироплазмоз, бруцеллез, инфекцион­ная анемия, африканский сап и др.).

По имеющимся у нас данным, эпизоотические заболевания и падеж скота также имели место в ряде районов Грузинской ССР, как то: в Саге-реджинском и Потийском районах заболевания сибирской язвой, в Каз-бекском районе — заболевания оспой, фасциелезом, ящуром, пироплаз­мозом и др...

Несмотря на столь широкое распространение заболеваний скота и птиц, сопровождающееся большим падежом, органы НКГБ формально, а порой и безответственно относятся к расследованию этих фактов и в лучшем случае являются лишь информаторами о происходящих заболе­ваниях.

В результате того, что на местах не приняли необходимых агентур, ко­оперативных мер к проверке причин возникновения эпизоотии, а также к установлению лиц, виновных либо в преднамеренно подрывной вреди­тельской работе, либо в преступно-халатном отношении к выполнению своих прямых обязанностей, органы НКГБ не располагают никакими дан­ными о конкретных виновниках появления и распространения эпизоотии.

Учитывая, что германская разведка перед своей агентурой, забрасы­ваемой в наш тыл, а также оставленной на освобожденной от немецких оккупантов территории, ставит задачу проведения вражеской работы в

титель командира 18-й дивизии войск НКВД, с декабря 1946 г. — старший препода­ватель, ординарный профессор, заместитель начальника кафедры Военного институ­та КГБ при СМ СССР. Уволен в запас (по болезни) в октябре 1959 г. Награды: ордена Ленина, Красного Знамени (дважды), Отечественной войны 1 -й степени, знак почета, медали «За отвагу», «За оборону Москвы» и др.

1 Эпизоотия (от эпи... и греч. zoom — животное) — широкое распространение инфекционной или инвазионной болезни животных, значительно превышающее уро­вень обычной заболеваемости на данной территории.

2 Циркуляр не публикуется.

нашем сельском хозяйстве, в том числе и в области животноводства, НКГБ Грузинской ССР считает, что распространение эпизоотии среди скота может явиться следствием подрывной работы агентуры разведы­вательных органов противника, особенно в районах, освобожденных от немецко-фашистских оккупантов.

В целях усиления борьбы с агентурой иноразведок и антисоветским элементом в сельском хозяйстве, начальникам ГОРО и РО НКГБ Гру­зинской ССР

предлагается:

1. По всем имеющимся и поступающим сигналам об эпизоотиях — заболеваниях скота и птиц какой-либо заразной болезнью — проводить тщательную агентурно-следственную проверку причин вспышек эпизоо­тии, их распространения и установления конкретных виновников.

2. Обеспечить своевременное получение от агентурно-осведомитель-ной сети сигналов о заразных заболеваниях скота и впредь рассматри­вать это явление как особое происшествие, которым должны заниматься аппараты НКГБ на местах, чтобы своевременно устанавливать истинные причины этих заболеваний.

3. Усилить оперативно-чекистское обслуживание земельных орга­нов, и в первую очередь РайЗО, ветеринарных пунктов, животноводче­ских ферм, совхозов и колхозов, приняв необходимые меры к созданию в них агентурно-осведомительной сети, способной своевременно вскры­вать и предупреждать возможную подрывную работу агентуры иност­ранных разведок и антисоветского элемента.

[...]

4. По сигналам агентуры о намерении антисоветских элементов совер1 шать диверсионно-вредительские акты в сельском хозяйстве, в том числе и животноводстве, а также о возникших уже эпизоотиях, немедленно про­водить необходимые агентурно-оперативные и следственные мероприя­тия, привлекая виновных к ответственности в установленном порядке, с обеспечением тщательной документации их преступной деятельности.

Материалы расследования по эпизоотиям, в которых отсутствуют данные о вражеской работе антисоветских элементов, но установлены факты преступного отношения к своим служебным обязанностям, пере­давать для ведения следствия органам прокуратуры.

5. Разработки и следствие по наиболее серьезным делам, подозри­тельным на диверсию или вредительство в сельском хозяйстве, началь­никам ГОРО и РО НКГБ взять под личный контроль.

Особое внимание в агентурной разработке и следствии по этим де­лам должно быть обращено на всестороннее и тщательное расследование обстоятельств возникновения эпизоотии и ее распространения, установ­ление конкретных виновников и их возможных связей с разведкой про­тивника или антисоветским подпольем.

6. Обеспечить агентурным обслуживанием персонал, занятый на трас, сах перегона скота, а также при перевозке его по железнодорожному и водному транспорту, своевременно пресекая транспортировку заразно-больного скота.

ГОРО и РО НКГБ ГССР, на территории которых уже имеются эпизо­отические заболевания скота, представить во 2-й отдел НКГБ ГССР спе­циальные сообщения о причинах возникновения эпизоотических заболе­ваний, проводимых мероприятиях по их расследованию и их результатах.

О всех возникающих вспышках эпизоотии немедленно сообщать те­леграфом во 2-й отдел НКГБ ГССР с указанием принятых мер.

Заместитель наркома государственной безопасности ГССР комиссар госбезопасности 2 ранга

Церетели*

ЦА ФСБ России

№2054

ДОКЛАДНАЯЗАПИСКАНАЧАЛЬНИКАУКР«СМЕРШ»

ЛЕНИНГРАДСКОГОФРОНТАНАЧАЛЬНИКУГУКР «СМЕРШ»НКОСССРОБЭСТОНСКОЙФАШИСТСКОЙ ОРГАНИЗАЦИИ«ОМАКАЙТСЕ»

5 октября 1944 г.

Опергруппа Управления контрразведки «Смерш» Ленинградского фронта и отделы «Смерш» 8 и 2-й ударных армий (последняя выбыла на другой фронт в начале октября) работают на территории Эстонской ССР с 13-15.09 с. г.

С целью предупреждения возможной активизации вооруженного характера организации «Омакайтсе» нами за истекшее время разыски­вались и изымались в основном руководящие и командные кадры этой организации.

По состоянию на 25.10 с.г. изъято:

Командиров взводов — 11

Командиров рот — 17

Командиров батальонов — 4

1 Церетели Шалва Отарович (1894-1955), генерал-лейтенант (1945). С августа 1941 г. — 1-й заместитель наркома внутренних дел Грузинской ССР, с октября 1942 г. — начальник 4-го отдела НКВД Грузинской ССР, с августа 1943 г. — заместитель нарко­ма — министра госбезопасности Грузинской ССР. В мае 1948 г. откомандирован в распоряжение МВД Грузинской ССР С мая 1951 г. — начальник Управления погра­ничных войск и заместитель министра МГБ Грузинской ССР. С мая 1953 г. — замес­титель министра внутренних дел Грузинской ССР, он же начальник Управления по­граничных войск МВД Грузинского округа. 19 сентября 1955 г. Военной коллегией Верховного суда СССР осужден и приговорен к высшей мере наказания.

Начальников уездных отрядов, отделов и служб — 2.

Следственными материалами по этим делам, а также официальны­ми документами, захваченными у противника, устанавливается, что «Омакайтсе» представляла из себя вооруженную профашистскую наци­оналистическую организацию с централизованным построением, имев­шую цель всемерно, причем вооруженным путем, обеспечить создание «самостоятельного» эстонского государства под протекторатом фашист­ской Германии.

Базой для воссоздания «Омакайтсе» послужили остатки распущен­ных в 1940 г. националистических организаций буржуазной Эстонии, ушедших в подполье в период установления в Эстонии советской влас­ти. Руководящий состав организации главным образом состоял из наи­более реакционной части офицерства эстонской буржуазной армии, при­надлежавших в большинстве своем к националистической организации «Кайтселиит», а частично из лиц, проходивших службу в Красной Ар­мии, но в силу своих антисоветских убеждений перешедших на сторону противника в период участия в боевых действиях 8-го Эстонского стрел­кового корпуса.

Возрождение организации «Омакайтсе» относится к июлю месяцу 1941 г. с руководящим центром в г. Тарту.

В период отхода частей Красной Армии из Эстонии наиболее враж-. дебная советскому строю часть мужского эстонского населения ушла в леса, с одной стороны — для оказания прямой вооруженной поддерж­ки наступавшим немецким войскам, и с другой — уклонения от призы­ва в Красную Армию. Позднее из бежавших в леса стали организовы­ваться бандитские группы, получившие наименование «лесных брать­ев», которые, как это видно из выступления главы эстонского «само­управления» Мяэ, впоследствии организовывались в отряды «Ома-, кайтсе».

Своей организованной вооруженной борьбой против Красной Ар­мии, и особенно в напряженный период 1941 г., «Омакайтсе» заслужили полное доверие со стороны немецких ставленников — главарей оккупи­рованной Эстонии — и у них являлись главной вооруженной опорой на протяжении всего времени.

«...Кто мог отдать свою жизнь, чтобы бороться за освобождение сво­его народа и родины, тот пытался скрываться в лесах и болотах...

Так возникло движение, которое сегодня называется «лесными бра­тьями».

...У наших «лесных братьев» была задача: действуя в одиночку, само­стоятельно и мелкими группами, при полном понимании обстановки, помочь немецким войскам тогда, когда фронт придет ближе, сообщени­ем им военных данных о враге, сохранить от уничтожения имущество и от убийства людей, которые предпримет враг.

...Если мы сегодня вдумаемся в то, что происходило, то «лесные бра­тья» были одновременно основой и наскоро созданной организацией при возникновении "Омакайтсе"».

(Из речи Мяэ от 26 июля 1942 г. в Кохила, в день первой годовщины организации «Омакайтсе», опубликованной в газете от 28 июля 1942 года)

Практическая деятельность «лесных братьев» сводилась к проведе­нию боев с истребительными батальонами и мелкими подразделениями Красной Армии, к осуществлению бандитских налетов на отдельных во­еннослужащих Красной Армии, захвату автомашин, вооружения, бое­припасов, арестам и расстрелам коммунистов и советского актива.

Материалами следствия устанавливается, что «лесные братья» в момент отхода из Эстонии в 1941 г. частей Красной Армии в некоторых уездах предпринимали организованное выступление против подразде­лений Красной Армии и до прихода немецких войск удерживали в сво­их руках целые населенные пункты, чиня при этом расправы над комму­нистами и советским активом.

Арестованный нами бывший пастор уезда Пярну, впоследствии ко­мандир батальона «Омакайтсе» Экбаум Юхан Виллемович, 1912 г. р., уроженец уезда Вильянди, образование высшее — окончил Тартуский университет, о деятельности «лесных братьев» на допросе от 22 октября с.г. показал:

«В июне месяце 1941 г., в момент начала войны Советского Союза с фашистской Германией, я, как и многие другие враждебные Советскому Союзу лица, проживавшие в Эстонии, стал надеяться на победу фашис­тской Германии, которую рассчитывали использовать для установления старых буржуазных порядков в Эстонии путем оказания помощи, даже вооруженной, немецким властям и свержения советской власти.

В период эвакуации населения из уезда Пярну многие, в том числе и я, не желали эвакуироваться в тыл Советского Союза и, имея намерения использовать подходящий момент в целях свержения советской власти на местах, с оружием укрылись в лесах.

...3 июля 1941 г. намечалась массовая эвакуация населения из г. Ки-линги-Нымме и близлежащих к нему волостей. В это время многие из числа «лесных братьев» стали выходить из лесов и производить аресты местных советских руководителей и советских активистов.

Лично я решил, что наступил самый подходящий момент организо­вать мятеж и свергнуть советскую власть. Во исполнение этого намере­ния я, взяв машину на фабрике в г. Килинги-Нымме, поехал в волость Тали, где, как я слыхал, власть уже была захвачена «лесными братьями».

По приезде в волостной исполком волости Тали я встретился с руко­водителями «Метса-Венад» — Виркусом, Карбусом и Ратьсепом, кото­рым приказал передать власть бывшему волостному старшине, вывесить старые флаги, существовавшие при эстонской буржуазной республике, объявив при этом, что в волости устанавливается старая буржуазная власть...

Кроме того, я отдал распоряжение об аресте коммунистов, предста­вителей советской власти и советского актива».

По показаниям обвиняемого Экбаума Ю. В., в организации контрре­волюционного мятежа в ряде волостей уезда Пярну в 1941 году и чини­мых расправах над советскими людьми принимал активное участие быв­ший владелец фабрики, впоследствии командир «Омакайтсе» Юсаар Херман Виллемович, 1905 г. р., урож. уезда Пярну, волости Сарде, обра­зование — окончил гимназию.

Принятыми мерами розыска Югассар X. В. нами задержан и аресто­ван. На допросах Югасаар показал, что он, находясь в преступной связи с пастором Экбаумом Ю. В., являлся организатором контрреволюционно­го мятежа в ряде волостей уезда Пярну.

Созданный им отряд численностью до 100 человек из банд «Метса-Венад» по его указанию в волостях Тихуметса и Тали арестовал и рас­стрелял свыше 50 человек коммунистов и др. лиц из числа советского актива.

Помимо этого, отряд участвовал в боях против истребительного ба­тальона Красной Армии.

В отношении остальных активных участников контрреволюционно­го мятежа приняты меры розыска.

Также характерным примером непримиримой враждебности орга­низации «Омакайтсе» к советскому строю служат показания задержан­ного нами члена «Омакайтсе» бывшего члена Государственной думы Эстонии, а впоследствии депутата Верховного Совета Эстонской ССР -Уусталу Юрия Михкелевича, 1889 г.р., урож. д. Каусе, вол. Массу, у. Ля-анемаа, который на допросе показал:

«...Мне хорошо были известны задачи, которые стояли перед члена­ми «Омакайтсе», а посему записался я вполне сознательно...

...Депутатом Верховного Совета Эст. ССР я себя никогда не считал. Я очень много думал над этим и даже собирался написать заявление в Президиум Верховного Совета СССР с просьбой освободить меня от работы депутатом и исключить из списков...»

(подробное спецсообщение о нем отдельно)

Из имеющихся у нас отдельных номеров газеты «Постимеес» и опуб­ликованной в них статьи капитана буржуазной и эстонской армии Тол-1 пака, впоследствии начальника уездного отряда «Омакайтсе» — «Вос­стание в Тарту» видно, что аналогичный факт вооруженного выступле­ния имел место и в г. Тарту. Из статей Толпака усматривается весьма характерный факт, заключающийся в том, что еще до начала Отечествен­ной войны в Тарту уже существовала подпольная законспирированная организация, подготовлявшая вооруженное выступление против моло­дой советской власти в Эстонии.

(Справка по статье Толпак — «Восстание в г. Тарту» при этом отдельным, приложением)

После оккупации Эстонии немецкими войсками организация «Ома­кайтсе» использовалась в основном как вооруженная сила по охране ты­лов немецкой армии, проведению карательных экспедиций, против со­ветских партизан, поимке советских разведчиков, военнослужащих Крас­ной Армии, выходящих из окружения войск противника, и бежавших из лагерей военнопленных, а также как охрана в концлагерях, тюрьмах и несения патрульной службы в городах, селах и на коммуникациях.

Деятельность «Омакайтсе» в период оккупации Эстонии немецки­ми войсками представляет собой картину методичного и беспощадно­го истребления партийно-советского актива, партизан и советских па­рашютистов-разведчиков, безудержного насилия и издевательства над вышеуказанными и тем самым создавала тяжелые условия для под­польной антифашистской деятельности и партизанского движения в Эстонии.

Арестованный нами бывший руководитель «Омакайтсе» г. Каллис-те, позднее командир роты — лейтенант немецкой армии Тятте Рихард Густавович, 1920 г. р., эстонец, в период оккупации Эстонии немцами активно проводил борьбу с советским партийным активом, советскими парашютистами и лицами, сочувствующими советской власти.

В конце июля месяца 1941 г. Тятте с группой «Омакайтсе» в 7 чел. задержал председателя Каллистского горсовета Феклистова Маркела, над которым учинил расправу. После избиения Феклистова ему рвали нос железными крючками, простреливали плечо, а на второй день по­луживого закопали в землю.

Кроме этого, избивал мирное население города, лиц, сочувствую­щих советской власти, арестовывал и направлял в концлагеря. Зимой 1943 г. при проческе леса задержал трех советских парашютистов, кото­рых расстрелял на месте.

По показаниям свидетелей установлено, что в Тартуском уезде в 1941 г. существовала контрреволюционная бандитская группа из «Ома­кайтсе» в составе 17 чел., возглавляемая полицейским Миксоном.

Группа Миксона учиняла зверства и расправы над советскими акти­вистами. Этой группой было расстреляно до 35 чел. коммунистов и пред­ставителей советской власти, как то: председатель волисполкома Сирге Эдуард, его жена Сирге Эльвина, заместитель председателя волисполко­ма Лаан Аксель, парторг волости Рятсеп Освальд, зав. нардомом Майсте Карл, представитель комитета заготовок Тэте и др. (Спецсообщение пред­ставлено Вам за № 323534 от 4.10.44 г.)

Арестованный старший лейтенант Мурре Арнольд, 1915 г. рождения, уроженец дер. Кехла, уезда Харьюмаа, в 1941 г. состоял в отряде «Ома­кайтсе», возглавляемом капитаном Толпаком, участвовал в боях против Красной Армии. Позднее до 1943 г. являлся командиром роты каратель­ного отряда, действовавшего в районе Нарва — Кингисепп — Веймарн.

Мурре со своей ротой задержал более ста партизан, большая часть которых была им расстреляна.

Арестованный нами руководитель сельской организации «Омакайт­се» — Тыннисте Эйно Августович, 1909 г. рождения, житель дер. Кюкиты, уезда Тарту, осенью 1941 г. с группой «Омакайтсе» расстрелял гражданина Кулакова Николая за то, что у него два сына служат в Красной Армии.

Тогда же им расстреляны 7 чел. советского актива. Тыннисте лично расстрелял задержанного в лесу капитана Красной Армии, организовы­вал облавы на партизан, жег постройки коммунистов, присваивая их имущество.

Арестованный член «Омакайтсе» Пяртельтега Мартин Антонович, 1911 г. р., урож. уезда Тарту, волости Карбэ, дер. Роя, последнее время служил в немецкой армии, на следствии показал, что он в октябре меся­це 1941 г. вместе с другими членами «Омакайтсе» произвел арест 8 ком­мунистов — жителей деревень Кинета и Райми, которых они впослед­ствии расстреливали на берегу Чудского озера.

Члены «Омакайтсе» на острове Сааремаа (Эзель) продолжали бес­чинства и издевательства над советскими людьми вплоть до последних дней.

Несмотря на приход частей Красной Армии в Эстонию и ее осво­бождение от оккупантов, члены «Омакайтсе» продолжают хранить у себя оружие, боеприпасы, взрывчатые вещества — в различном количестве.

Арестованный нами командир роты «Омакайтсе» Линд Яак Карло­вич, 1902 г.р., с 1941 г. вплоть до прихода в Эстонию частей Красной Армии, состоя членом организации «Омакайтсе», проводил активную борьбу с советскими разведчиками, советским и партийным активом.

При аресте у Линда изъято два 50 мм миномета, 100 штук мин к нему, 2 шт. винтовок, 3 запасных ствола к станковому пулемету и до 1000 штук винтовочных патронов.

Отделом «Смерш» 8-й армии арестован командир отделения «Ома­кайтсе» — Микк Ельмар Рейнгольдович, который показал, что он в 1941 г. участвовал в бою в Килинги-Нымме против советского истребительно­го батальона и учинял зверства над советским активом в м. Тали.

При обыске в доме Микка изъято 2 винтовки, автомат ППС, писто­лет «Парабеллум» и 5 кг тола.

Арестованный командир взвода «Омакайтсе» Кимаск Р. Е., у кото­рого при аресте изъята винтовка, ручные гранаты и патроны, на допросах показал, что он перед отступлением из Эстонии немецких войск от ко­мандира роты лейтенанта Райгла получил указание сохранить оружие на случай восстания в тылу советских войск.

Нами установлено, что до сего дня руководящий и командный со­став организации «Омакайтсе», а также рядовые каратели и пр. актив продолжают скрываться в различных местах: на отдаленных от центров хуторах, в сараях, лесных массивах и т. д., причем часть из них пытается легализоваться по фиктивным документам под вымышленными фами­лиями, проникать в города для устройства в советские учреждения и предприятия, а часть стремится попасть в Красную Армию.

Вышеизложенное и наличие отдельных фактов убийств военнослу­жащих Красной Армии и действия в районах лесных массивов мелких бандитских групп и в настоящее время дают все основания утверждать, что значительная часть членов организации «Омакайтсе» с приходом в Эстонию советских войск ушла в подполье с прямым заданием от своего руководства на проведение повстанческо-террористической и диверси­онной деятельности в тылу войск Красной Армии.

Организация «Омакайтсе» использовалась немцами как база для вербовки своей агентуры, выбрасываемой для шпионской и диверсион­ной деятельности в тылы советских войск.

Из членов организации «Омакайтсе» комплектовались целые груп­пы для обучения в разведывательно-диверсионных школах противника:

Арестованный нами командир взвода «Омакайтсе», впоследствии руководитель группы разведывательно-диверсионной школы м. Улброк — Роотс на допросе от 17 октября с. г. показал, что он по заданию немецкой разведки, при содействии командира эстонского погранполка Васка, ото­брал для «Абверкоманды» № 204 всего 39 чел., преимущественно из членов «Омакайтсе», которых направил в диверсионную школу мест. Улброк.

После окончания учебы в диверсионной школе группа Роотса подго­товлялась для выброски в тыл советских войск с диверсионным заданием.

Отделом «Смерш» 13-й воздушной армии задержан и арестован не­мецкий разведчик-диверсант Колк Лембит Освальдович, который, со­стоя членом «Омакайтсе», был зачислен в разведывательно-диверсион­ную школу м. Улброк.

После окончания разведшколы Колк в числе других 4 агентов, также членов «Омакайтсе», с Рижского аэродрома был выброшен в советский тыл для совершения диверсионных актов и сбора шпионских сведений.

При задержании у Колка изъято: взрывчатка, мины, различные «сюр­призы» и ручные гранаты.

Колк и др. задержанные показали, что вместе с ними готовились для шпионской и диверсионной деятельности в тылу Красной Армии еще до 30 чел., из коих большинство являются членами «Омакайтсе».

Материалами следствия устанавливается, что центральным руково­дящим органом организации «Омакайтсе» являлся Главный штаб, нахо­дившийся в гор. Таллине, по улице Пагарн, 1. Последний вначале был подчинен директории внутренних дел, а впоследствии немецкому ко­мандованию.

В ведении начальника уездного отряда «Омакайтсе», непосредствен­но подчиненного Главному штабу, было от 4 до 9 батальонов с ротным построением (3-4 роты в каждом батальоне), с численным составом по 100 чел. в каждой роте.

Основной состав батальонов проживал по месту жительства. Часть батальонов — в городах и рот — в сельской местности находилась на ка­зарменном положении.

Структурное построение уездных штабов было аналогично построе­нию Главного штаба. Как тот, так и другой имели отделы: оперативный, административный, хозяйственный и службы — связи, инженерную и химическую.

Арестованный нами бывший начальник административного отдела таллинского отряда «Омакайтсе» — Коммуссаар Отто Янович показал, что руководство Главным штабом осуществлял директор — подполков­ник Рейсаар, бывший офицер буржуазной эстонской армии.

В последний период, вплоть до прихода войск Красной Армии, ди­ректором Главного штаба «Омакайтсе» был полковник Синка, 1897 г. рождения, уроженец волости Кайсама, уезда Пярну. В 1916 г. Синка окон­чил Гатчинское училище прапорщиков, в 1929 г. — финскую военную академию. В эстонской буржуазной армии был начальником отделения разведотдела Генштаба.

Заместителем директора Главного штаба был также бывший офицер эстонской армии подполковник Гутман.

В задачу оперативного отдела Главного штаба, возглавляемого капи­таном Сайдра, входило — разработка планов и руководство боевой под­готовкой.

Административный отдел (начальник отдела подполковник авиации Кальберг Теодор) ведал учетом личного состава, приемом в члены орга­низации и увольнением.

Хозяйственный отдел (начальник отдела подполковник Хийно Па­уль) занимался вопросами обеспечения организации, в особенности подразделений, находившихся на казарменном положении, питанием, обмундированием и другими видами довольствия.

Из показаний арестованного нами начальника инженерной службы уездного штаба «Омакайтсе» гор. Раквере — Майдре Хейно Данилови­ча, 1914 г. рождения, урож. г. Тарту, устанавливается наличие в организа­ции «Омакайтсе» контрразведывательной службы.

Так, по этому вопросу Майдре показал:

«Оперативный отдел штаба состоял из двух частей, которые воз­главлялись помощниками начальника отдела по оперативной части и контрразведывательной службе.

В организации «Омакайтсе» г. Раквере помощником начальника опе­ративного отдела по контрразведывательной службе был лейтенант Лин-дъярв Харальд...

Линдъярв формально был подчинен командованию уездной органи­зации «Омакайтсе», а фактически подчинялся разведывательному орга­ну «Абвер» в г. Таллине.

Линдъярв имел свою агентуру как среди членов организации «Ома­кайтсе», так и среди населения и свою деятельность осуществлял через командиров батальонов и рот, которые являлись резидентами.

Через свою агентуру Линдъярв выявлял антифашистски настроен­ных лиц, местонахождение партизан, советских парашютистов, развед­чиков, и по его указаниям организовывались облавы. Задержанных лиц Линдъярв лично подвергал допросам, а затем передавал немецким раз­ведывательным и контрразведывательным органам...

Линдъярв по своей деятельности, помимо «Абвера», имел связь с ГФП в г. Раквере, с отделом «дивизии безопасности» в г. Тарту и разве­дывательным органом «фронтауфклярунгструпп», дислоцировавшимся в дер. Кадила, волости Раквере».

Показания Майдре о наличии в «Омакайтсе» контрразведыватель­ной службы подтверждаются и показаниями арестованного агента контр­разведки противника — командира взвода «Омакайтсе» Эуна Отто Аль­фредовича.

Прием членов в организацию «Омакайтсе» в первый период прово­дился исключительно на принципах добровольности, а позднее рядовой состав пополнялся за счет мобилизованных из гражданского населения.

Каждый вступавший в организацию «Омакайтсе» заполнял анкету, которая направлялась в административный отдел штаба. Окончательное решение о приеме выносил в отношении рядового состава начальник от­ряда, в отношении офицеров — директор Главного штаба.

От принятого в члены организации отбиралось письменное обяза­тельство на верность организации.

Снабжение организации «Омакайтсе» оружием осуществлялось че­рез немецкое военное командование.

Наряду с проведением на территории Эстонии с июля 1944 г. всеоб­щей мобилизации в немецкую армию часть личного состава организа­ции «Омакайтсе» была призвана в армию и использовалась в боях про­тив Красной Армии.

В связи с общим ухудшением военного положения для немецкой армии на советско-германском фронте и вынужденным отступлением немецких войск в Прибалтике резко возросло дезертирство из немец­кой армии эстонцев. Помимо того, большое число подлежащих мобили­зации уклонялось от призыва и уходило в леса.

С целью усиления борьбы с дезертирством и уклоняющимися от призыва немцами наряду с использованием в этой области «Омакайтсе» были созданы из наиболее враждебной советскому строю части молоде­жи Эстонии, а частью из членов «Омакайтсе» так называемые «охотни­чьи команды».

О задачах и назначении «охотничьих команд» арестованный б. ко­мандир батальона «Омакайтсе» Экбаум Юхан Виллемович на допросе от 13.10.44 г. показал:

«..."Охотничьи команды" производили облавы и вылавливали со­ветских активистов, парашютистов, партизан, дезертиров немецкой ар­мии и передавали их в немецкую комендатуру, которой непосредственно подчинялись "охотничьи команды"».

«Охотничьими командами», как правило, руководил член «Омакай­тсе» из числа руководящего состава.

Все лица, обвинявшиеся в дезертирстве и уклонении от призыва в немецкую армию, предавались Особому военному суду, созданному по приказу главы эстонского «самоуправления» Мяэ от 27 октября 1943 г.

Из показаний арестованных членов «Омакайтсе», материалами и официальными документами, захваченными у противника, выявлено большое количество руководящего состава «Омакайтсе», в отношении которых приняты меры розыска.

Розыск и изъятие, главным образом руководящего и командного со­става из организации «Омакайтсе», продолжаем.

А также о них и других лицах, известных нам из следственных и других материалов, сообщаем в органы НКВД и НКГБ.

1941 г. и последующее время с полной очевидностью показали ис­ключительную враждебность организации «Омакайтсе» советскому строю.

Наличие большого количества скрывающегося и в настоящее время актива этой организации на территории Эстонии, который лишь в силу сложившейся неблагоприятной для него обстановки временно прекра­тил свою организованную деятельность, но не отказался от нее и при наличии малейшей возможности, несомненно, явится реальной силой для вооруженных выпадов против Красной Армии и советской власти.

На основании изложенного полагал бы необходимым проведение органами НКГБ и НКВД массового изъятия членов организации «Ома­кайтсе» путем ареста активной ее части и административной высылки остальных за пределы Эстонской ССР

Начальник управления контрразведки «Смерш» Лен.

фронта — генерал-лейтенант Быстрое

Печатается по: Эстония. Кровавый след нацизма: 1941-1944 годы. Сборник архивных документов. М.: Издательство «Европа», 2006. С. 235-250.

№2055

СООБЩЕНИЕНКГБСССР4208/МВГКО ОДИВЕРСИОННОЙИБОЕВОЙДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОПЕРАТИВНОЙГРУППЫНКГБВ.А.КАРАСЕВАВТЫЛУ ПРОТИВНИКАНАТЕРРИТОРИИСЛОВАКИИ

5 октября 1944 г.

На территории Словакии, в районе Прешов — Бардева, с 4 августа сего года действует оперативная группа НКГБ СССР под командовани­ем майора государственной безопасности тов. Карасева.

Майор госбезопасности Карасев В. А., 1918 г. рождения, кандидат в члены ВКП(б), в органах НКВД с 1935 года, возглавляет оперативную группу численностью в 300 человек, находящуюся в тылу противника с января 1943 г.

В первые дни пребывания в Словакии местное население, опасаясь провокации со стороны немцев, относилось с подозрением к бойцам опе­ративной группы, но через несколько дней, когда жители убедились, что имеют дело с советскими людьми, отношение к опергруппе резко изме­нилось. Местное население стало оказывать помощь оперативной группе продуктами и одеждой и вскоре к тов. Карасеву начали прибывать сло­ваки с просьбой принять их в оперативную группу.

Обосновавшись в лесном массиве в районе мест. Криже (12 км юго-западнее Бардева), оперативная"группа пополнилась за счет местного на­селения и приступила к диверсионной работе на коммуникациях про­тивника.

С 13 по 29 августа, то есть до момента начала оккупации Словакии немецкими войсками, оперативная группа провела ряд диверсионных актов на железных и шоссейных дорогах. За этот период было взорвано 2 железнодорожных и 2 шоссейных моста, подорвана одна автомашина с немцами и взорвана железнодорожная станция Маргецаны (20 км юго-западнее Прешов). Взрывом на станции были уничтожены входные и выходные стрелки, водонапорная башня, поворотный круг, блокировоч­ная установка, 5 паровозов и сожжены 2 эшелона.

30 августа, в связи с оккупацией Словакии немецкими войсками, тов. Карасеву было дано указание об усилении диверсионной деятель­ности и привлечении к этой работе солдат и офицеров словацкой армии.

В течение 1-2 сентября немцы заняли Прешов, Бардева и другие на­селенные пункты Словакии, разоружая при этом словацкие гарнизоны. В отдельных случаях разоружение сопровождалось расстрелами словац­ких офицеров и мирных жителей.

Словацкая армия, в особенности офицерский состав, была демора­лизована и оказалась не в состоянии вести какую-либо борьбу против немцев. Солдаты и офицеры разбегались и уходили в леса. Из числа бежавших разрозненных групп словацких солдат и офицеров оператив­ной группой тов. Карасева в течение двух дней было сформировано 20 бо­евых отрядов по 100 человек в каждом. Сформированные отряды под руководством опергруппы постепенно втягиваются в диверсионную ра­боту против немцев.

За период с 3 по 15 сентября опергруппой, совместно со словацкими отрядами, подорвано 25 автомашин, один автобус, 3 бронемашины, 6 тан­ков, в том числе один типа «Тигр», сбит и уничтожен вместе с экипажем из 5 человек самолет «Фокке-Вульф», убито и ранено свыше 270 немец­ких солдат и офицеров.

Кроме того, оперативной группой взорвано и сожжено 9 железнодо­рожных и шоссейных мостов, в результате чего были парализованы глав­ные коммуникационные линии противника Прешов — Бардева — Дукля и Прешов — Краков.

4 сентября сего года группой майора словацкой армии Васатки со­вместно с отделением оперативной группы в бою с противником уничто­жено 14 автомашин и один автобус. Убито и ранено до 130 немцев. Май­ор Васатка погиб в этом бою.

5 сентября оперативная группа совместно с отрядом словаков вела бой против немцев в районе западнее и юго-западнее Бардева. Немцы в этом бою применили тяжелую артиллерию и бросили в бой 2 танка типа «Тигр», более 10 бронемашин и горно-стрелковые подразделения.

Бой продолжался в течение всего дня, и, несмотря на превосходящие силы противника, оперативной группе удалось удержать свою базу и на­нести немцам значительные потери в живой силе и технике. В этом бою было сожжено 7 немецких автомашин с боеприпасами, подорван один танк типа «Тигр» и одна бронемашина, убито и ранено до 80 немецких солдат и офицеров.

В ночь с 6 на 7 сентября оперативная группа вела бои с противником при переходе железной дороги Прешов — Краков в 35 км северо-запад­нее г. Прешов. В результате боя противник был рассеян и в панике бежал, побросав вооружение и снаряжение. В бою было убито и ранено до 15 сол­дат противника.

15 сентября оперативная группа, организовав охрану железнодорож­ной магистрали и патрулирование вдоль полотна железной дороги, со­вершила погрузку в эшелон и 16 сентября выгрузилась в районе г. Банс-ка-Быстрица, где продолжает вести бои с немцами.

Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР

комиссар госбезопасности 1 ранга Меркулов

ЦА ФСБ России

№2056

ИЗДОКЛАДНОЙЗАПИСКИНАЧАЛЬНИКА ПОГРАНИЧНЫХВОЙСКНКВДУКРАИНСКОГО ОКРУГА№6/00844НАЧАЛЬНИКУПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСКНКВДСССРОРЕЗУЛЬТАТАХПРОВЕДЕНИЯ БОЕВЫХОПЕРАЦИЙПОРАЗГРОМУБАНДУПАИ ОУНОВСКИХОРГАНИЗАЦИЙ1

5 октября 1944 г.

Докладываю, что пограничные войска НКВД Украинского округа, выйдя 10 августа сего года на пограничную с Польшей линию, после про­ведения рекогносцировочной работы на местности (согласно прислан­ной из ГУПВ НКВД выкопированной карты о прохождении погранич­ной линии) и оборудования этой линии на местности (прорубки в лес­ных массивах просек шириной в 4 метра и постановки через каждые 500 метров столбов и концов) приступили к охране пограничной линии.

С выходом частей округа на пограничную линию обстановка в погра­ничной полосе и прилегающих к ней районах сложилась крайне напря­женная: оуновские организации активизировали свою деятельность, во­оруженные банды УПА открыто вели борьбу с органами местной власти, срывали правительственные мероприятия и внезапными действиями на­падали на тылы и коммуникации Действующей армии. Обстановка тре­бовала принятия решительных мер, и пограничные части округа по Ва­шему указанию вели боевые операции по разгрому банд УПА и оуновс-ких организаций.

Наряду с этим продолжалось сколачивание войск в боевой и поли­тической подготовке, укреплялась дисциплина, совершенствовалась спе­циальная пограничная подготовка.

Несмотря на напряженную обстановку, в результате больших уси­лий со стороны офицерского состава и добросовестного выполнения во­инского долга всем личным составом, пограничники успешно несли служ­бу, предотвращая безнаказанные нарушения пограничной линии. За вре­мя с 10 августа по 1 октября сего года пограничными нарядами при охра­не пограничной линии задержано 1334 нарушителя.

За это время пограничными частями проведено против банд УПА спланированных штабом округа 85 операций. В результате проведенных операций разгромлены крупные бандеровские банды — курени «Эмма», «Железняк», «Днестр», «Богдан», «Кулеш» и остальные сотни «Беркут», «Роман», «Голубь», «Перемога», «Скеля», «Громовой».

1 См. т. 1 настоящего сборника, документы № 137, 181, 204, 222, 223, 249; т. 2, документ № 489; т. 3, документ № 863.

1. Только на поле боя бандитами оставлено убитыми 3421 и 78 ране­ных, часть же убитых во время боя ими зарывались в землю, а раненые немедленно эвакуировались с поля боя.

Захвачено во время операций — 4922 бандита. Поэтому нанесенный бандитам урон значительно превышает приведенную цифру убитых и раненых.

Таким образом, убито, ранено, захвачено и задержано войсками ок­руга —10 341 бандит.

2. Захвачены нами следующие трофеи в результате проведенных опе­раций: ручных пулеметов (отечественного производства и немецких) — 86 шт.; станковых пулеметов — 32 шт.; крупнокалиберных пулеметов ДШК — 6 шт.; винтовок (отечественного производства и немецких) — 518 шт.; автоматов (отечественного производства и немецких) — 82 шт.; минометов — 12 шт.; пистолетов разных — 41 шт.; патронов к ним — 3530 шт.; гранат — 1773 шт.; гранат противотанковых — 39 шт.; мин ми­нометных (отечественного производства и немецких) — 5445 шт.; снаря­дов артиллерийских — 5287 шт.; ракетниц и ракет к ним — 3 шт.; патро­нов винтовочных — 440 752 шт.; противотанковых ружей — 7 шт.; патро­нов к ПТР — 72 157 шт.; знамен оуновских и УПА — 4 шт.; полевых ку­хонь — 1 шт.; мотоциклов — 1 шт.; телефонных аппаратов — 7 шт.; бинок­лей — 6 шт.; взрывчатых веществ — 302 кг.

3. Ликвидированы базы УПА: Волынской области — в Порыцком, Головновском, Любохинском, Ново-Выжвавском районах; в Львовской области — в Сокальском, Родзеховском, Рава-Русском, Велико-Мостов-ском, Немировском, Краковецком и Яворовском районах; в Дрогобыч-ской области — в Мостиском, Судовая Вишня, где обнаружено и изъято в лесных массивах как во время боя, так и во время «прочески» леса:

а) складов продовольственных — 31, в которых изъято и оприходо­вано на плановое снабжение: муки и зерна — 20955 кг, сухарей — 5120 кг, круп разных — 2540 кг, макарон — 1020 кг, мяса и жиров — 3596 кг, та­бачных изделий — 23 кг, сахару — 1650 кг, крахмальной муки — 6260 кг, папирос — 10 000 шт.;

б) обнаружено складов вещевых — 3, в которых изъято: шинелей — 22, ботинок — 172 пары, посуды — 300 предметов;

в) изъято у бандитов: долларов — 8, лей — 2000, злотых — 77 541, марок (немецких) — 2640, соввалюты — 350 руб.

На контрольно-пропускных пунктах задержан — 4671 человек и в результате досмотра проходящих лиц изъято: злотых — 20 000; табаку — 670 кг; золота — 60 руб.; серебра — 25 злотых.

4. Вся сумма служебной деятельности1 войск округа обеспечивалась, как указано выше, активными боевыми операциями наших частей про­тив вооруженных банд УПА.

Сочетая агентурно-чекистские мероприятия по вскрытию оуновского и польско-националистического подполья с жестокими ударами по бан­дитским формированиям, войска округа оказали помощь местным со­ветско-партийным организациям по укреплению советской власти в по­граничных районах, в проведении правительственных мероприятий (при­зыв в армию, заготовки продфуража и т. д.) и тем самым очищали погра­ничную полосу от враждебных элементов, наводя в ней порядок и совет­скую государственность1.

[...]

5. Весь агентурно-осведомительный аппарат был нацелен на вскры­тие оуновских организаций и другого враждебного подполья. В резуль­тате этого из числа захваченных во время операций, задержанных погра­ничными нарядами и арестованных следственными органами погранич­ных войск разоблачено 3262 человека, из них: членов ОУН — 40 человек; бандитов УПА —1310 человек; пособников бандитам 117 человек; аген­тов противника — 8 человек; диверсантов — 3 человека; изменников Родине — 21 человек; дезертиров — 143 человека; уклонившихся от при­зыва — 1144 человека; контрабандистов — 29 человек; полицейских и карателей — 7 человек; немецких ставленников — 11 человек; прочего а/с элемента — 429 человек.

Остальные захваченные и задержанные переданы на фильтрацию тер­риториальным органам НКВД.

За это же время части округа понесли следующие потери:

1. Убито офицеров — 14 человек, сержантов и рядовых — 60 человек.

2. Ранено офицеров — 8 человек, сержантов и рядовых — 53 человека. Всего: убито — 74 человека, ранено — 59 человек.

Потеряно оружия за время боев: ручных пулеметов — 2; винтовок — 24; автомашин — 2; мотоциклов — 1; пистолетов — 3.

Напряженная обстановка борьбы с оуновскими организациями по­ставила перед войсками округа сложные и ответственные задачи, в свя­зи с чем и на политическую, воспитательную работу в войсках ложилась большая ответственность. Офицеры политотделов округа и отрядов про­вели большую работу среди личного состава по повышению революци­онной бдительности, воспитанию ненависти к врагам народа, по укреп­лению воинской дисциплины, организованности и порядка в подразде­лениях. Боевой дух и политико-моральное состояние пограничников был поднят на высоту, необходимую для успешного выполнения боевых опе­раций. Эпизоды боев с бандеровцами изобилуют примерами мужества и героизма рядовых, сержантов и офицеров наших войск. Увеличилась тяга в партию. Только за август и сентябрь месяцы первичными партор­ганизациями принято в члены и кандидаты ВКП(б) — 113 человек и чле­нами ВЛКСМ — 216 человек. Поток заявлений о вступлении в ряды партии увеличивается день ото дня. Митинги, партийные и комсомоль­ские собрания, совещания офицерского и сержантского состава беседы с личным составом, всей суммой политико-воспитательной работы1лич­ный состав к выполнению поставленной задачи был подготовлен и ус­пешно выполняет боевые приказы.

В результате всей своей деятельности за это время личный состав войск округа обогатил свою служебную и боевую практику воинским опытом, укрепил дисциплину, повысил боевой дух. Много рядовых, сер­жантов и офицеров в боях с численно превосходящими силами банде­ровцев проявили отвагу и мужество, малыми группами и подразделени­ями уничтожали полностью или наголову разбивали крупные силы бан­дитов, обращая их в паническое бегство.

На основании вышеизложенного прошу вашего ходатайства перед народным комиссаром внутренних дел Союза ССР о награждении пра­вительственными наградами отличившихся в борьбе с бандеровскими бандами рядовых, сержантов и офицеров наших войск согласно прила­гаемых при этом списку и наградным листам.

Приложение2: По тексту на «_»3листах.

Начальник пограничных войск НКВД

Украинского округа генерал-майор Бурмак

ЦА ФСБ России

№2057

ИЗСООБЩЕНИЯНКГБУССР19б1/сВНКГБСССР ОДЕЯТЕЛЬНОСТИДИВЕРСИОННО-ТЕРРОРИСТИЧЕСКИХГРУППНЕМЕЦКОЙ ИРУМЫНСКОЙРАЗВЕДОКВКАРПАТАХ4

5 октября 1944 г.

[...]

В процессе осуществления агентурно-оперативных мероприятий по очистке освобожденной территории от агентуры противника было уста­новлено, что начиная с мая 1944 г. германская и румынская разведки

1 Так в тексте документа.

2 Приложение не публикуется.

3 Прочерк в тексте документа.

4 Карпаты — горная система в Европе (Польше, Венгрии, Румынии, Словакии, Украине). Образует выпуклую к северо-востоку дугу, ограниченную долиной Дуная у г. Братислава и ущелья Железные Ворота. Длина около 1500 км. Средняя высота около 1000 м, наибольшая 2655 (г. Герлаховски — Штит в Татрах). Включает Запад­ные Карпаты, Восточные Карпаты, Бескиды, Южные Карпаты, Западные Румынские горы, Трансильванское плато.

значительно активизировали свою деятельность по разведке ближних тылов Красной Армии1 и совершению террористических актов в при­фронтовых районах Черновицкой области.

В этих целях германская и румынская разведки прибегли к созда­нию в предгорьях Карпат, в местах, являвшихся нейтральной зоной «партизанских отрядов», в состав которых вовлекался в основном анти­советский элемент из числа местных жителей, хорошо знающих мест­ность Северной Буковины2, и военнослужащие немецкой и румынской армий.

Созданные лжепартизанские отряды являлись по существу разведы­вательно-диверсионными пунктами немецкой и румынской разведок, участники которых активно использовались ими по диверсии на основ­ных коммуникациях Красной Армии, сбору разведывательных данных в нашем тылу, а также по совершению террористических актов над пред­ставителями командования Красной Армии и местными советско-партийным активом.

Имевшиеся в нашем распоряжении материалы о деятельности лже­партизанских отрядов как пунктов разведывательных органов против­ника были подтверждены радиокошрразведывательной службой отдела «В» НКГБ УССР.

В связи с успешным наступлением частей Красной Армии «парти­занские отряды», оказавшись оторванными от своих разведывательных центров, распались на ряд мелких групп и, продолжая оперировать в го­ристой местности, совершали диверсионные акты на железной дороге и других коммуникациях Красной Армии.

В ходе проведения дальнейших агешурно-оперативных и следствен­ных мероприятий нами получены данные, что после капитуляции Румы­нии и заключения ею перемирия с Советским Союзом3, немцы все со­зданные ранее немецкой и румынской разведками «партизанские отря­ды» разоружили, а вместо них организовали вооруженные бандформи­рования исключительно из числа местного украинского населения под названием «зеленые партизаны», используя их под лозунгом борьбы «за самостийную Украину».

По данным нашей агентуры, из числа этих формирований немецкой разведкой через линию фронта в наш тыл было переброшено несколько групп с заданиями по террору и диверсии.

1 Имеются в виду войска 1 -го и 2-го Украинских фронтов.

2 Северная Буковина — историческое название (с XV в.) территории современ­ной Черновицкой области Украины. Последняя освобождена в ходе Проскуровско-Черновицкой операции (4 марта — 17 апреля 1944 г.).

3 23 августа 1944 г. в результате победы народного вооруженного восстания Румыния приняла предложенные советским командованием условия перемирия Со­глашение о перемирии между СССР, Великобританией, США и Румынией было под­писано 12 сентября 1944 г.

Эти данные подтверждаются участившимися случаями диверсии в районах Черновицкой области.

[-.]

Народный комиссар государственной безопасности УССР

комиссар госбезопасности 3 ранга Савченко

ЦА ФСБ России

№2058

ИЗУКАЗАНИЯНАЧАЛЬНИКАУКР«СМЕРШ»НКВМФ СССР248ЗАМЕСТИТЕЛЮНАЧАЛЬНИКАУКР «СМЕРШ»НКВМФИНАЧАЛЬНИКУОКР«СМЕРШ»КБФ ОБАКТИВИЗАЦИИРОЗЫСКААГЕНТУРЫПРОТИВНИКА ИИЗМЕННИКОВРОДИНЕВОСВОБОЖДЕННЫХ ПОРТОВЫХГОРОДАХЭСТОНСКОЙССР

5 октября 1944 г.

Поступающая отчетность свидетельствует о слабости агентурной ра­боты по розыску и аресту агентуры противника, изменников Родине и предателей в освобожденных от оккупации портовых городах Эстонс­кой ССР.

С момента освобождения гг. Таллина, Пярну, Палдиски, Хаапсалу1 прошло значительное время, результаты же агентурно-оперативной ра­боты совершенно недостаточны.

Предлагаю:

1. Активизировать розыск и арест вражеских агентов, предателей, изменников Родине, ставленников и пособников во всех освобожден­ных портовых городах.

При розыске агентов учтите, что агентура противника и другой вра­жеский элемент в настоящее время в целях маскировки может временно находиться на хуторах, мызах и других малонаселенных и отдаленных от крупных городов пунктах, поэтому организуйте тщательную фильтра­цию всех лиц, прибывающих на призывные, приписные и пересыльные пункты.

2. Активизируйте розыск через опознавателей из числа бывших во­еннослужащих Военно-Морского Флота.

1 В ходе Таллинской операции (17-26 сентября 1944 г.) войсками Ленинград­ского фронта при содействии Балтийского флота были освобождены: Таллинн — 22 сентября, Пярну — 23 сентября, Палдиски и Хаапсалу — 24 сентября.

3. Наряду с розыском и арестом агентуры противника из числа быв­ших военнослукащих Военно-Морского Флота и гражданского окруже­ния организовать розыск и арест:

а) личного состава и агентов действовавших в Прибалтике разведы­вательных и контрразведывательных органов немцев «Абверштелле Ос­тланд»1, «абвернебенштелле» в городе Таллине, так называемое «Бюро Целлариуса»2; морской и воздушной разведок (рефераты «Марине» и «Люфт»3), разведывательных и диверсионных школ «Лицес-летес», «Кайла-иоа», «Кумна», «Вихула»4 и другие;

б) командного, руководящего и оперсостава созданных немцами по­лицейских батальонов «полиции самоуправления» и полицейских школ;

в) руководящего состава тюрем, концлагерей для советских воен­нопленных и лиц, выполнявших полицейские функции, военных комен­дантов уездов, волостей и сельских общин;

г) прокуроров, следователей и членов военных судов, военных три­буналов, апелляционных палат и окружных судов;

д) участников организуемых немцами банд, принимавших участие в боевых действиях в тылу Красной Армии («зеленые братья», «лесные товарищи», батальон Эрна-П5 и другие), а также участников каратель­ных отрядов и экспедиций;

е) комсостав РОА, русских отрядов СС и других формирований, созданных немецкими разведчиками из числа военнопленных;

ж) офицеров (от командиров взводов и выше) созданных немцами национальных прибалтийских частей, предназначаемых для борьбы с Красной Армией;

з) руководителей антисоветских националистических групп и орга­низаций.

[...]

1 См. т. 2 настоящего сборника, документы № 505, 547, 688.

2 См. т. 1 настоящего сборника, документ № 68; т. 2, документ № 688; т. 3, документ № 1191.

3 В подчинении абвернебенштелле «Ревал» находился пункт авиационной раз­ведки — реферат «Люфт» в Таллине и пункт морской разведки реферат «Марине», или мельдекопф «Викман». Реферат «Марине» собирал данные о Балтийском флоте и о состоянии береговой обороны Ленинграда и Кронштадта. Реферат «Люфт» про­изводил разведку и фотографирование с самолетов объектов, намеченных для ди­версий, проверку результатов совершенных диверсий, поддерживал связь с воздуш­ной разведкой фронтовых частей.

i Правильные названия разведывательно-диверсионных школ — разведыватель­ные школы в местечках Летсе, Кейла-Юа, Мыза Кумна, разведывательно-диверсион­ная школа в м. Вихула.

5 Речь идет о добровольческих диверсионно-десантных отрядах «Эрна II», фор­мировавшихся из эстонцев-эмигрантов, с целью переброски в тыл Красной Армии для захвата стратегически важных пунктов и организации повстанческого движения в Эстонии (см. т. 2 настоящего сборника, документы № 446, 505).

5. Ежедневно подробными спецсообщениями доносить мне о резуль­татах работы опергрупп и ОКР «Смерш» по аресту враждебной агенту­ры, изменников Родине, изъятии ценных документов и о количестве за­держанного подозрительного элемента.

Начальник Управления контрразведки НКВМФ «Смерш»

генерал-лейтенант береговой службы Гладков

ЦА ФСБ России

№2059

СООБЩЕНИЕНКГБСССР4214/МВГКО СИЗЛОЖЕНИЕМТЕКСТАТЕЛЕГРАММЫКИТАЙСКОГО ПОСЛАННИКАВБЕРНЕВМИНИСТЕРСТВО ИНОСТРАННЫХДЕЛКИТАЯОНАМЕРЕНИЯХ Г.ГИММЛЕРАПРОДОЛЖАТЬБОРЬБУПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЯФАШИСТСКОЙГЕРМАНИИ

6 октября 1944 г.

НКГБ СССР сообщает содержание телеграммы китайского послан­ника в Берне за № 609 от 22 сентября сего года, адресованной китайско­му министерству иностранных дел.

Текст телеграммы получен агентурным путем в Лондоне.

«Для министра. Донесение специального офицера Чжу Паосяня.

Мне стало известно, что Гиммлер и его сотрудники намереваются и после поражения германской армии продолжать борьбу и вести полити­ческую деятельность. В целях восстановления нацистского режима они подготавливают следующие планы:

1. В военном отношении

В случае, если война будет проиграна и Германии придется капиту­лировать, будет создан корпус в составе 500 ООО надежных членов нацист­ской партии, «готовых пойти на смерть». Ядром этого корпуса должны стать 5 дивизий немецких СС под командованием генерал-полковника Шернера1.

1 Шернер Фердинанд (1892-1973), генерал-фельдмаршал (1945). В 1941 г. командовал 6-й гсд во время операций на Балканах. С 1942 г. и до осени 1943 г. командовал 19-м гск. Зимой 1943-1944 гг. командовал танковым корпусом и руко­водил операциями на Никопольском предмостном укреплении. С апреля 1944 г. — командующий группой армий «А» (с 5 апреля переименована в «Южную Украи­ну»), с 23 июля 1944 г. — группой армий «Север», с января 1945 г. — группой ар-

Эти войска будут использованы в гористых районах (Арльберг, Штильфцер, Мерано, Болыдано, Хоэ Тауврн, Оберзальцберг, Имменш-тадт) для ведения длительной партизанской войны. Небольшие соеди­нения этого корпуса будут засылаться в различные районы для создания беспорядков на территории, оккупированной войсками союзников. Они будут также совершать террористические акты, чтобы срывать сотруд­ничество нового германского правительства и германского народа с со­юзниками.

2. В политическом отношении

10 ООО проверенных нацистов будут внедрены в среду иностранных рабочих, находящихся в Германии. Они должны будут при возвращении иностранных рабочих к себе на родину выехать вместе с ними в разные страны для ведения там нелегальной работы.

Члены нацистской партии обучаются марксистской теории в целях внедрения их в компартию.

Нацисты, находящиеся в настоящее время в нейтральных странах, получили указание оставаться жить там и стараться войти в доверие к союзникам, с тем чтобы впоследствии проникнуть на службу в междуна­родные организации.

Для покрытия в будущем расходов своих агентов Германий уже пе­ревела большие суммы денег в такие страны, как Швейцария, Португа­лия и Аргентина. Представитель португальского Красного Креста в Швей­царии Андраде, посланник республики Сальвадор и д-р Егер из Швей­царского банка вносили большие суммы на свои счета для хранения и передачи германской агентуре.'

3. В идеологическом отношении

Должен быть создан «четвертый интернационал» для проведения социалистической революции. Эта организация должна будет руковод­ствоваться принципами Троцкого противодействовать влиянию Стали­на, чтобы разложить все левые партии в Европе и расколоть междуна­родный фронт. Если между Великобританией, США и СССР возникнет разлад, то будет оказываться открытая и нелегальная поддержка британ­ским и американским капиталистам, а также римским католикам в деле создания антисоветского фронта.

Руководители троцкистских групп в Швейцарии Бертольд и Спеби-ан, несомненно, связаны с Гиммлером. Известно также, что они получа­ют ежемесячно большие суммы денег из США.

Мне стало известно, что, когда для Германии не останется уже на­дежды на военное сопротивление, Гитлер и его ближайшие сотрудники

мий «Центр». 18 мая 1945 г. арестован американцами в Санкт-Иоганне (Австрия), выдан советским властям. Военным трибуналом войск МВД Московской области 11 февраля 1952 г. приговорен к 25 годам заключения в лагерях. В январе 1955 г. передан ФРГ.

вылетят в Японию на самолете «Фокке-Вульф-62, имеющем запас горю­чего в 20 тонн. Гитлер передаст японцам секрет нового германского ору­жия, для того чтобы Япония могла продолжать сопротивление».

Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР

комиссар госбезопасности 1 ранга Меркулов

ЦА ФСБ России

№2060

ИЗСООБЩЕНИЯОКР«СМЕРШ»БЕЛОМОРСКОЙ ВОЕННОЙФЛОТИЛИИ13810/1ВУКРНКВМФ «СМЕРШ»ИОКР«СМЕРШ»СЕВЕРНОГОФЛОТАОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИПРЕБЫВАНИЯАНГЛИЙСКИХ САМОЛЕТОВНАТЕРРИТОРИИАРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИВРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХЦЕЛЯХ

6 октября 1944 г.

На аэродроме ВВС Беломорской_[военной] флотилии Ягодник ба­зировалось соединение Британского королевского воздушного флота2, прилетевшее сюда с задачей уничтожения линейного корабля «Тирпиц»3, находящегося в Ко-фиорде (Норвегия).

Соединение состояло из 41 самолета: 33 самолетов типа «Ланкас­тер»4 — «Либерейтор»5 и 1 самолет типа «Москито»6.

Вследствие плохих метеорологических условий самолеты соверши­ли посадку на различных аэродромах: Кегострове, Онеге, Беломорске, Васьково, Молотовске, Талаге и посадочной площадке Чумбало-Наво-лок. В результате вынужденных посадок повреждено 6 самолетов.

4-октября сего года по поручению своего правительства представи­тель военной миссии в Москве капитан Барбар явился в штаб флотилии и заявил, что им из Лондона получено сообщение о передаче нам 6-по­

1 Беломорская военная флотилия создана в марте 1920 г., в апреле преобразова­на в Морские силы Северного моря. Вторично образована в составе Северного фло­та в начале августа 1941 г. с целью зашиты коммуникаций в Белом море, восточной части Баренцева моря и Арктике. Главная база — Архангельск.

2 Авиасоединение прибыло из Англии в аэропорт Ягодник 12 сентября 1944 г. В его состав входило две эскадрильи № 617 и № 9.

3 «Тирпиц», один из наиболее мощных линкоров фашистской Германии. Затонул 12 ноября 1944 г. на рейде Тромсе (Норвегия) после прямых попаданий нескольких бомб, сброшенных английской авиацией.

4 «Ланкастер» — английский 4-моторный бомбардировщик.

5 «Либерейтор» — американский 2-моторный бомбардировщик.

6 «Москито» — английский 2-моторный бомбардировщик.

врежденных самолетов «Ланкастер» безвозмездно и без соблюдения формальностей, с условием направления в Англию 6 бомб по три тонны каждая, снятых с указанных самолетов.

Для встречи соединения самолетов из Москвы прибыли и находи­лись все время представители британской военной миссии в СССР — подполковник Хьюз, капитан Барбар, в качестве переводчика был выде­лен офицер военно-морской миссии в Архангельске Мастон.

Начальником штаба являлся полковник Мак- Мулин — крупный эк­сперт Англии по самолетам, до войны был летчиком-испытателем в тече­ние долгого времени.

15 сентября сего года частью соединения самолетов был совершен налет на «Тирпиц», но безуспешно, так как, по заявлению англичан, нем­цы поставили очень большую дымовую завесу.

16 сентября сего года 15 самолетов «Ланкастер» вылетели в Англию с целью отбомбиться на «Тирпиц» (один потерян в районе Южной Нор­вегии). 17 сентября сего года вылетело 9 самолетов «Ланкастер», 18 сен­тября 5 самолетов и 20 сентября 2 самолета.

2 самолета «Либерейтор» и «Москито» задержались: «Москито» сде­лал съемку «Тирпица» 20 сентября сего года, а 26-го вылетел в Англию.

До отлета в Англию руководитель операции полковник Мак-Мулин со своим штабом и инженерной группой через командование флотилии просил разрешить перелететь в Каир через Москву — Сталинград — Те­геран, но разрешения на этот перелет дано не было.

Исходя из нижеперечисленных фактов можно сделать вывод, что под предлогом челночной операции данный перелет имел исключитель­но разведывательную цель, чтолодтверждается следующими фактами:

1. Весь состав соединения самолетов очень много говорил о новой 6-тон­ной бомбе, которую они прозвали «Таивоу», что значит «долговязый па­рень», и убеждал, что она весит 12 800 фунтов. На самом же деле на этой бомбе отштамповано «6850 фунтов», что составляет вес около 3-х тонн.

Известно, что при бомбовой нагрузке в 4 тонны максимальная даль­ность «Ланкастера» 1900 миль. Дальность полета из Ланкашира (место базирования этих самолетов) до Ягодника — 2000 миль. Таким образом, бомба не могла быть тяжелее 4 тонн.

2. Летчики-англичане за несколько дней до перелета отменили по­зывные по радио, этим самым затруднив радиосвязь. Летчики были от­борные, несколько раз награжденные орденами Англии, и, кроме того, вместо обусловленных 30 самолетов было выслано 41.

Почему-то самолеты отказались от налета на «Тирпиц» по пути в СССР, а решили бомбардировку произвести с аэродромов СССР, узако­нив таким образом продолжительную стоянку на этих аэродромах.

3. В телеграмме по поводу челночной операции было указано, что общее количество экипажей самолетов исчисляется в 260 человек, а в телеграмме, позже полученной, было указано 290 человек.

На самом же деле прибыло 330 человек офицерского и рядового со­става, не считая 2 корреспондентов. Таким образом, прилетели «сверх­штатно» 57 человек и плюс 32 человека из поврежденных самолетов, что составляет 99 человек ничем не занятых людей, которые при отлетах были размещены по всем самолетам1.

4. Прилет соединения воздушных кораблей и посадка на разных аэро­дромах явились причиной для установления месторасположения упо­мянутых выше аэродромов. Следует отметить, что подполковник Хьюз весьма тщательно записывал размеры аэродромов, качество грунта и очень старательно делал отметки на своей карте о состоянии аэродромов.

[...]

Он очень старательно всматривался в самолет типа «Як», добивался осмотра его, говорил, что это чудо современной авиации, и очень сожа­лел, что не удалось познакомиться с «Як».

5. 7 сентября во время осмотра аэродрома, до прилета самолетов из Англии, старший офицер королевского воздушного флота Северной России (Полярное) Аберкромби2 добивался разрешения фотографиро­вать, что ему вздумается. Настойчиво спрашивал.., где в городе Архан­гельске расположена радиостанция и электростанция.

Очень многие из «сверхштатных» спрашивали — откуда подается ток к аэродрому, где находится электростанция, радиостанция и т. д. Из числа этих же «сверхштатных» фотографировали многие места3, о чем было за­явлено полковнику Мак-Мулину, который, согласившись с протестом, обе­щал пленки отобрать и передать командованию флотилии, чего не сделал.

6. Полковник Мак-Мулин лично сам летал на аэродром Васьково к месту вынужденной посадки, хотя это и не вызывалось необходимостью. Хьюз летал в Беломорск, сняв радиоаппаратуру с самолета. Были также в других местах, проявляя живейший интерес к расположению и состо­янию наших аэродромов.

7. Исключительный интерес представляет фигура подполковника Хапома4, прибывшего со штабом операции, бывшего старшего офицера королевского воздушного флота в Северной России в 1941-1943 гг.

Хапом прибыл в качестве офицера связи, в то время как его знание русского языка насчитывается двумя-тремя фразами. Большую часть времени он провел в Соломбале у своей знакомой Иры, которая среди англичан носит кличку «Блондинка королевского флота».

[...]

По рассказам самого Хапома, после отъезда из СССР в 1943 г. он пере­шел на службу в транспортную авиацию и за это время исколесил весь свет. Рассказывал о пребывании в Индии вместе с полковником Бердом5,

1 Так в тексте документа.

2 Аберкромби Кеннет Дональд—капитан. Прибыл из английской миссии в г. Мос­кве 21 апреля 1944 г. Выбыл из Архангельска 27 ноября 1944 г.

3 Так в тексте документа.

4 Правильно — Хаппен Томас Артур Стэнли. С октября 1941 г. по сентябрь 1943 г. находился в Архангельске. Работал начальником Военно-воздушной секции Английской военно-морской миссии.

5 Берд Айвор Куртис.

который в 1941-1942 гг. находился в Архангельске и является крупным разведчиком.

8. В связи с отказом в перелете Архангельск — Каир, Хапом и другие офицеры из «сверхштатных» проявляли свое недовольство, распростра­няя антисоветские настроения и анекдоты, отмечающие нашу отсталость и недружелюбное отношение к ним, союзникам...

Начальник отдела контрразведки «Смерш» Беломорской флотилии

ЦА ФСБ России

№2061

ДОНЕСЕНИЕНАЧАЛЬНИКАПОЛИТИЧЕСКОГО ОТДЕЛА47-ЙАРМИИ1ПОЛКОВНИКАМ.КАЛАШНИКА №01151НАЧАЛЬНИКУПОЛИТУПРАВЛЕНИЯ1-го БЕЛОРУССКОГОФРОНТАГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ С.Ф.ГАЛАДЖЕВУ2ОБОБНАРУЖЕНИИСКЛАДОВ ВООРУЖЕНИЯУЧАСТНИКОВ«АРМИИКРАЙОВОЙ»

6 октября 1944 г.

26 сентября 1944 г. в районе расположения тылов 1283-й сп 60-й сд, около железной дороги северней села Замоки в доме между двумя внут­ренними стенами был обнаружен склад вооружения участников «АК». Со склада было изъято:

Винтовок немецких — 20

Гранатометов польского образца — 8

Саперного электропроводника — 5 км

1 47-я армия в составе 1-го Белорусского фронта с 16 апреля 1944 г. В его составе участвовала в Люблин-Брестской (18 июля - 2 августа 1944 г.) операции. В ходе этой операции были освобождены восточные районы Польши. В последую­щем армия участвовала в Варшавско-Познанской (14 января — 3 февраля), Восточ­но-Померанской (10 февраля — 4 апреля) и Берлинской (16 апреля — 8 мая 1945 г.) наступательных операциях.

2 Галаджев Сергей Федорович, 1902 г. рождения, уроженец г. Ростов-на-Дону, генерал-лейтенант (28 июля 1944 г.). Окончил Военно-политическую академию им. В. И. Ленина (1936 г.). В Красной Армии с 1920 г. На июнь 1941 г. — бригадный комиссар, военком 32-го стрелкового корпуса. С 15 августа 1941 г. — и. д. начальни­ка оргинструкторского отдела политуправления Западного фронта. С октября 1941 г. — начальник политуправления Юго-Западного фронта, Донского фронта, Цен­трального фронта, 1-го Белорусского фронта. С 31 августа 1945 г. — начальник по­литуправления Центральной группы войск. С 5 августа 1946 г. — начальник поли­туправления Сухопутных войск. С 6 февраля 1951 г. — зам. начальника по полити­ческой части Военно-медицинского управления Военного Министерства СССР. С 15 мая 1953 г. — зам. по политической части начальника Военно-медицинского управления. Награды: ордена Красного Знамени (1943,1944,1945), Ленина (1945), Суворова 2-й ст. (1944), Отечественной войны 1-й ст. Умер 23 декабря 1954 г.

Детонирующего шнура — 100 м

Подрывных машинок силой взрыва до 100 зарядов — 2 шт. Вольтметров — 4 шт. Капсулей-детонаторов — 225 шт. Электродетонаторов — 216 шт. Стандартных пирокселиновых зарядов — 12 шт. Взрывателей нажимного действия — 66 шт. Взрывателей натяженого действия — 24 шт. Зажигательных трубок — 50.

Одна из участников содержания этого склада1, Боровецка Мария Михайловна, была задержана 30 сентября, которая показала, что она рож­дения 1911 г., по национальности — полька, уроженка г. Варшавы, член «АК» с 4 сентября 1944 г., проживала под псевдонимом «Рочша».

О своей деятельности Боровецка Мария показала, что ее основная задача была в сборе оружия, хранения склада вооружения и выдача ору­жия со склада для участников «АК». За выполнение этой работы она полу­чала от «АК» 85 злотых в месяц и полтора килограмма топленого сала.

По показанию Боровецкой, склад вооружения, который она храни­ла, был кустовой и входил в подчинение центральной диверсии «АК» г. Варшавы. Начальником шефотдела диверсии «АК» г. Варшавы был один из руководителей по кличке «Топольницкий», фамилию его не называет.

Далее Боровецка показала, что место расположения штаба «АК» в гор. Варшава, но где заявила, что не знаю2.

0 других группах и участниках «АК» ничего не говорит, заявляя, что в «АК» положено иметь связь только непосредственно по службе. О ее связи с другими участниками «АК» ведется следствие.

Активизация действий отдельных групп «АК» проявляется в неко­торых местах в связи с проведением сельскохозяйственных заготовок. Так, например, в селах Лятовичской волости были разбросаны листовки с призывом к польскому населению, чтобы не подчиняться законам Польского Комитета Национального Освобождения. 22 сентября в дер. Лятовичи было совершено нападение на польскую полицию путем об­стрела. В ночь на 24 сентября в этой же деревне были брошены гранаты в окно квартиры польского коменданта, но так как коменданта в квартире не было, жертв не причинено.

На совещании военных комендантов поармом даны указания об уси­лении работы среди местного населения и повышении бдительности. По этому вопросу также даны указания начальникам политорганов.

Начальник Политического отдела 47-й армии

полковник М. Калашных3 _                        ЦАМО РФ. Ф. 233. On. 23. Д. 135. Лл. 722-723.

1 Так в тексте документа.

2 Так в тексте документа.

3 Калашник Михаил Харитонович (1903-1974). Генерал-полковник (1964). В Красной Армии с декабря 1929 г. по октябрь 1930 г. Вторично призван в марте

1932 г. С ноября 1939 г. — начальник Отдела пропаганды и агитации Политуправле­ния Харьковского ВО. С февраля 1941 г. по июнь 1942 г. — заместитель начальника Политотдела Полевого управления, затем заместитель начальника Политотдела 18-й армии. С августа 1942 г. — военком 236-й сд СКФ. С сентября 1942 г. — начальник Политотдела 47-й армии, затем — заместитель начальника Политуправления, началь­ник Политуправления ГСОВГ. В послевоенные годы находился на военно-полити­ческой работе в Советской Армии. Награжден многими орденами и медалями.

СПЕЦСООБЩЕНИЕ20498/2НАЧАЛЬНИКАУКР

«СМЕРШ»1-гоПРИБАЛТИЙСКОГОФРОНТА НАЧАЛЬНИКУГУК«СМЕРШ»НКООМАССОВЫХ РАССТРЕЛАХВг.ЖАГАРЕ

6 октября 1944 г.

В процессе следствия по делу группы арестованных Плекавичус, Яницкас, Герикас и Стачкус, участников так называемой организации немецких активистов, действовавшей в м. Жагаре Литовской ССР, ус­тановлено:

Массовые расстрелы мирных советских граждан участники органи­зации проводили в парке на северо-восточной окраине, в 300 метрах от м. Жагаре, на западной окраине в 1 км на территории еврейского кладби­ща и в 2 км северо-восточнее местечка на окраине литовского кладбища.

Судебно-медицинская экспертная комиссия вскрыла могилы и из­влекла 2448 трупов, среди которых обнаружено:

Трупов мужчин — 574

Трупов женщин —1225

Трупов детей до 15 лет — 675

Трупов детей грудного возраста — 24

Извлеченные из могилы № 3 трупы 8 расстрелянных коммунистов опознаны близкими родственниками.

Комиссия установила, что истребление мирных советских граждан происходило в августе — сентябре 1941 г. путем массовых расстрелов из винтовок, автоматов и пистолетов.

До 50 трупов, извлеченных из могил, не имеют никаких следов ране­ний, очевидно, были похоронены живыми.

Следствие по делу заканчивается и будет передано для рассмотре­ния в военно-полевом суде.

Начальник Управления контрразведки «Смерш»

1-го Прибалтийского фронта генерал-лейтенант Ханников

Печатается по: Трагедия Литвы: 1941-1944 годы. Сборник архивных документов. — М.: Издательство «Европа»,

2006. - С. 90-91.

№2063

СООБЩЕНИЕ 4-го УПРАВЛЕНИЯ НКГБ СССР В РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЕ УПРАВЛЕНИЕ ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ ОБ ИСПЫТАНИИ НЕМЦАМИ РЕАКТИВНОГО СНАРЯДА «ФАУ-2»

7 октября 1944 г.

По данным оперативной группы НКГБ Украинской ССР, действую­щей в тылу противника в районе гор. Краков, в июле-августе 1944 года в районе Кальварии, в 10 км от ст. Вадовице, немцы испытывали новый вид оружия — реактивную бомбу-снаряд, называемую ими «ФАУ-2». Эти бомбы-снаряды выбрасываются с самолетов и дают поражение огневой жидкостью, уничтожая все живое на территории значительных размеров.

По данным разведки, такие бомбы-снаряды в настоящее время уже подбрасываются к линии фронта на участок Краков — Тарнув в пасса­жирских и товарных поездах, идущих с надписями и флагами Красного Креста.

Начальник 4-го Управления НКГБ СССР

комиссар госбезопасности Судоплатов

ЦА ФСБ России

№2064

ПРОТОКОЛ ДОПРОСА СВИДЕТЕЛЯ КАРЛА КИТТАРА О РАССТРЕЛЕ ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫХ-ЭСТОНЦЕВ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИМИ ОККУПАНТАМИ В1941 г. В ДЕР. КЛОДИ РАКВЕРСКОЙ ВОЛОСТИ ВЫРУМААСКОГО УЕЗДА

7 октября 1944 г.

Вопрос: Поясните, гр-н Киттар, что вам известно о расстреле полит­заключенных-эстонцев в дер. Клоди Ракверской волости Вырумааского уезда немецко-фашистскими оккупантами в 1941 г.

Ответ: В августе 1941 г. немецко-фашистские войска оккупировали территорию Вырумааского уезда ЭССР и сразу же по оккупации нача­лись жестокие репрессии против партизан, советских и хозяйственных руководителей и всех активно участвовавших в строительстве совет­ского строя в Эстонской ССР.

Я лично за активную работу в профсоюзе в период советской власти 28.08.41 г. был арестован и заключен в тюрьму в г. Раквере, затем 9.10.41 г. был переведен в лагерь политзаключенных и 9.02.42 г. был послан в ла­герь на торфоразработки в дер. Лехтас, где меня продержали до 29.08.42 г. Находясь в заключении в тюрьме в гор. Раквере вместе с другими полит­заключенными, я был свидетелем того, что политзаключенных при доп­росах жестоко избивали, обыкновенно заключенных уводили на допрос в 12,1 и 2 часа ночи, и с допросов заключенные приходили избитыми, с распухшим лицом и прочее. Очень часто в ночное время политзаключен­ных куда-то увозили на автомашинах, и они больше не возвращались. Я лично видел три раза, как увозили на автомашинах политзаключен­ных человек по 7-8 враз, были слухи, что арестованных увозят и рас­стреливают в лесу близ дер. Клоди. Я хорошо знаю, что у дер. Клоди в сентябре 1941 г. расстрелян работник НКВД эстонец Раттур, в том же месяце расстрелян уполномоченный Ракверского волисполкома по дер. Папти Пельве Карл, там же расстреляны были в прошлом малоземель­ные крестьяне, при советской власти получившие наделы за счет поме­щичьей земли: Керем из дер. Клоди, Слебар из дер. Вельди, которые в период советской власти в 1940-1941 гг. помогали органам государствен­ной власти изобличать враждебный элемент — бандитов.

Если в 1941 г. расстрел политзаключенных был массовым, то в 1942-1944 гг. расстрелы политзаключенных не прекращались. Таким образом, за время оккупации немцами Вырумааского уезда у дер. Клоди было расстреляно не менее 300 политзаключенных-эстонцев, мне известно, что там расстреляны сотрудник НКВД Осменов Андрей, директор мебель­ной фабрики Пиркси Юген, сотрудник НКВД Вейне Рутомир, председа­тель волисполкома Вэси Лемете, комсорг Кивимяэ Тэкке и ряд других товарищей. За то, что отказался хоронить убитых политзаключенных, был расстрелян гр-н Крит Анте. Расстреливал его активный пособник немцев Салу Анте из волости Сэмери. Но такие репрессии не могли сло­мить силу воли эстонского народа к борьбе. Так, в волости Кундимила был расстрелян гр-н Сепинс Кий за то, что он срывал немецкие орлы и водружал советский флаг. В тюрьму и лагеря сажали от 13 до 86 лет, были случаи, что одного человека по 3-4 раза сажали в тюрьму, и все по политическому заключению. Не только из тюрьмы увозили политзак­люченных на расстрел, но и из лагерей ежедневно увозили по 2-3 чел. политзаключенных, которые, бывши в лагере, не возвращались. Безус­ловно, что они были расстреляны. Так, был увезен и больше не возвра­тился участковый милиционер волости Сала тов. Кылу В репрессиях против эстонцев принимали активное участие приспешники немцев из эстонцев. В лагере для политзаключенных начальниками были: Тивас и Лейтер, в лагере же на окраине гор. Раквере начальником был Линнеме-ни, надзирателями были Ваас, Куллик и Адрип, которые грубо относи­лись к заключенным. Но исключительно жестоко относились к полит­заключенным работники Ракверской тюрьмы, немецкие приспешники: начальник тюрьмы Сииль, Клосиип, надзиратель Кнорит, фельдфебель Вихтрик, надзиратель Каужиль, которые постоянно избивали заключен­ных, присутствовали на расстрелах политзаключенных.

Больше по делу показать ничего не могу, протокол с моих слов записан верно и мне прочитан в переводе на эстонский язык.

При допросе присутствовал переводчик.

Допросил оперуполномоченный Устинов

Печатается по: Эстония. Кровавый след нацизма: 1941-1944 годы. Сборник архивных документов. М.: Издательство «Европа», 2006. С. 129-131.

№2065

ИЗ ДОКЛАДНОЙ ЗАПИСКИ УКР «СМЕРШ» 3-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА№ 25328/2 ВОЕННОМУ СОВЕТУ ФРОНТА ОБИЗЪЯТИИ ГРУППЫ ОФИЦИАЛЬНЫХ РАБОТНИКОВ, АГЕНТУРЫ ИДОКУМЕНТОВРУМЫНСКИХИНЕМЕЦКИХ РАЗВЕДЫВАТЕЛЬНЫХ ОРГАНОВ

8 октября 1944 г.

Управление контрразведки «Смерш» фронта располагало материа­лами, что в оккупированном немецко-румынскими захватчиками г. Ки­шиневе дислоцировалось много разведывательных и контрразведыва­тельных органов противника. Поэтому в г. Кишинев была выброшена оперативная группа с задачей розыска и изъятия агентуры противника1.

В процессе работы по г. Кишиневу были установлены и арестованы руководящие работники и агентура следующих разведывательных ор­ганов:

1. Кишиневский центр Н2 2-й секции генерального штаба румынской армии. Центр возглавлял майор Ботезату3.

1 Кишинев был освобожден 24 августа 1944 г. войсками 3-го Украинского фрон­та в ходе Ясско-Кишиневской операции.

2 Все центры секций генерального штаба румынской армии обозначались латин­скими буквами.

3 Центр размещался в г. Кишиневе на Мещанской ул., д. 41. Начальником центра первоначально являлся подполковник Бэдэру Дионисий, а затем его сменил майор Ботезату Федор Михайлович. 27 мая 1946 г. Ботезату Ф. М. осужден за шпионаж к 25 годам лишения свободы. 1 декабря 1955 г. на основании Указа Президиума Вер-

2. Кишиневский центр № 2 ССИ. Руководитель центра майор Бало-теску1.

3. Абвергруппа 101, возглавляемая «Доктором Эрнстом»2Практически ликвидация агентуры вражеской разведки проходила

при следующих обстоятельствах:

1. Центр Н 2-й секции румынского генштаба

Оперативная группа, располагая данными о месте пребывания ру­мынского разведоргана центра Н 2-й секции генштаба, исследовала зда­ние и установила, что этот орган из города выезжал поспешно, вместе с отступающими частями своей армии.

Кишиневская группировка войск противника, попав в окружение, частью была уничтожена, а частью капитулировала, поэтому станови­лось очевидным, что личный состав центра Н также пленен.

Основное внимание было обращено на лагеря военнопленных. В ре­зультате проверки лагерей были обнаружены и доставлены в опергруп­пу официальные сотрудники этого органа, а руководитель его майор Ботезату, пытавшийся при пленении покончить самоубийством, был опознан в одном из полевых госпиталей. Состояние его тяжелое, пуля, войдя в висок, застряла в мозгу. Ботезату помещен нами в Кишиневе в госпиталь.

Все задержанные были подвергнуты следственной обработке.

Допрошенный офицер связи Попеску Александр, настоящая фами­лия Димитириу-Клипа Алексей, рассказал о структуре и построении аген­турной работы 2-й секции румынского генерального штаба, филиалом которой является Кишиневский центр Н, перечислил официальных ра­ботников этого разведоргана и назвал агентуру, оставленную в г. Одессе для работы в тылу Красной Армии.

Секретарь центра Н Мицеску Михаил при допросе показал, что все документы разведоргана накануне пленения были спущены в небольшой сухой колодец и подожжены.

Колодец был исследован, причем оказалось, что почти все докумен­ты сохранились.

[...]

В наши руки попали списки агентуры, заброшенной в наш тыл; аген­туры, сведенной в резидентуры и оставленной в городе Кишиневе и рай­онах; список и адреса радиостанций, оставленных при отступлении в рай­оне Одессы и Николаевской области; альбом с фотокарточками разоб­

ховного Совета СССР от 12 сентября 1955 г. он был досрочно освобожден, репатри­ирован и передан правительству Румынии.

1 Центр № 2 ССИ дислоцировался в г. Кишиневе по ул. Комсомольская (Михай­ловская), № 33-37.

2 Речь идет о начальнике мельдкопфа абвергруппы 101 зондерфюрере Мельни­кове Е. Е.

лаченной румынами советской агентуры и документы по разоблачению английской агентуры. А также обнаружены 64 личных дела румынской агентуры, директивы, указания, переписка по работе с агентурой и т. д.

Таким образом, в нашем распоряжении оказалась вся переписка ру­мынского разведоргана, именуемого центром Н 2-й секции румынского генерального штаба.

Наличие списков и личных дел вражеской агентуры позволило нам провести операцию по изъятию агентов румынской военной разведки по г. Кишиневу и прилегающим населенным пунктам.

Всего арестовано 5 резидентов, 2 агента-террориста, 3 агента-развед­чика и 1 резидент рации1.

Следует отметить, что все резиденты, оставляемые румынской раз­ведкой для работы в нашем тылу, являются людьми преклонного возраста:

1. Балонеску Николай Степанович2,1893 г. р., который был оставлен румынами для работы совместно с радисткой.

В момент освобождения города частями Красной Армии его дома не оказалось, и только через 20 дней он появился, изменив свою внешность. На допросе он пытался отрицать свою принадлежность к румынской воен­ной разведке, но, запутавшись в собственных противоречиях, дал развер­нутые показания о своей деятельности в качестве румынского резидента

2. Негруца Степан Козьмич3 — 68 лет. К нему был подослан агент «Стальной» с секретарем центра Н Мицеску Михаилом с легендой уста­новления связи с румынской разведкой. При встрече Негруца подчерки­вал свою ненависть к советской власти и заявил о готовности помогать румынской разведке, рассказав, что помнит инструктаж, полученный перед уходом румынских войск, предупредил о наличии у него сведе­ний, необходимых румынской разведке, и на следующий день в обуслов­ленном месте передал эти сведения нашему агенту.

Остальные резиденты — Сырбу Иван Лукич, Врабий Петр Дмитри­евич и Марин Анисим Иванович, были установлены по имеющимся у нас адресам4.

Из числа агентов следует отметить Котелю Федора Ивановича5, клич­ка «Костищ», имевшего одну ходку в тыл Красной Армии.

1 Так в тексте документа.

2 Правильно — Баланеску Н. С. — 24 декабря 1945 г. военным трибуналом войск НКВД МССР осужден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

3 Негруца С. К. был арестован в октябре 1944 г. УКР «Смерш» 3-го Украинско­го фронта и приговорен 30 июня 1945 г. к 2 годам лишения свободы.

4 Сырбу И. Л. и Врабий П. Д. были осуждены 30 июня 1945 г. и приговорены к 2 годам лишения свободы каждый. Марин А. И., арестованный в октябре 1944 г., умер, находясь под следствием.

5 Котеля Ф. И. 13 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фрон­та осужден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

Будучи арестован ОКР «Смерш» 5-й ударной армии, Котеля скрыл свою принадлежность к военной разведке и заявил, что является аген­том сигуранцы.

После предъявления ему фотокарточки рассказал о себе правду и назвал 5 лично ему известных агентов румынской военной разведи, ко­торые также ходили в тыл Красной Армии.

[...]

Значительная часть агентуры, перечисленной в списках и на которую имеются личные дела, была мобилизована в румынскую армию.

Следует отметить, что центр Н 2-й секции генштаба румынской ар­мии не ограничивался приобретением агентуры для разведки, он также вербовал агентов для контрразведки. Так, по Кишиневу нами выявлены и разоблачены следующие агенты:

1. Глушенко Евгения Никифоровна1, домохозяйка, кличка «Добрая».

2. Лебеда Екатерина Анисимовна, домохозяйка, кличка «Маруся».

3. Еременко Мария Иосифовна, бывшая работница спецторга НКВД Молдавской ССР, и другие.

Эти лица имели задание выявлять советских парашютистов и пар­тизан.

В связи с тем, что эта категория агентуры для нас не представляет ценности, мы ее после разоблачения передали территориальным органам.

Таким образом, всего задержано 25 человек официальных сотрудни­ков центра Н 2-й секции генштаба, 5 резидентов, 2 агента-террориста, 3 агента-разведчика и 1 агент-радист.

По захваченным документам выявлено большое количество агенту­ры и резидентур, снабженных рациями и без таковых, оставленных ру­мынской разведкой на всей территории от Крыма до Кишинева.

Центр№2ССИ

Нам стало известно, что один из руководящих работников центра № 2 ССИ локотенент Паун, настоящая фамилия Щербанеску Овидю, попал в окружение и был взят в плен. Принятыми мерами Паун-Щерба-неску был установлен в одном из лагерей военнопленных и доставлен в опергруппу. Вскоре среди пленных солдат были также установлены ра­дист центра № 2, ССИ Марика и шофер Гузун Кирилл.

Подвергнутый допросу, Паун-Щербанеску в течение трех суток отри­цал свое участие в агентурной работе, ссылаясь на то, что он якобы выпол­нял обязанности коменданта и никакого отношения к агентуре не имел.

Располагая материалами, что Паун-Щербанеску не только возглав­лял агентурную работу, но и принимал участие в допросах советских парашютистов, ему были предъявлены изобличающие документы.

1 Глущенко Е. Н. 19 мая 1945 г. осуждена по ст. 54-1 «а» У К УССР и приговорена к 5 годам лишения свободы.

После этого Щербанеску дал развернутые показания о том, что он лично вербовал агентуру, предназначенную для работы в тылу Красной Армии, и назвал 23 человек, из коих 3 оставлены как резиденты1.

В результате было установлено и изъято 7 человек:

1. Баланеску Всеволод Николаевич, отец которого разоблачен нами как резидент рации другого органа румынской военной разведки, зая­вил, что его завербовал Паун-Щербанеску и вербовщик Белинский Алек­сандр2. При вербовке он получил кличку «Болтеску» и № Б-287, зада­ние — при отходе румыно-германских войск остаться в Кишиневе, со­брать разведданные, проникнуть в Красную Армию и перейти на сторону румын под видом изменника. Далее он назвал 8 человек лично ему изве­стных агентов румынской военной разведки3.

2. В 237-м запасном полку был установлен проходящий по показани­ям Паун-Щербанеску и Баланеску Всеволода Бойчук Трофим Мироно­вич, который признал свою принадлежность к румынской военной раз­ведке и показал, что привлечен к работе в разведке под кличкой «Т. Бу-деску» вербовщиком Белинским Александром и связан с локотенентом Паун-Щербанеску, которым он через несколько дней после вербовки вместе с агентом Катанкиным Петром направлен в разведшколу.

Окончив школу, Бойчук намечался к переброске через линию фронта, но эта переброска не состоялась якобы из-за наступления Красной Армии.

3. В том же 237-м запасном полку нашим агентом был установлен Катанкин Петр Яковлевич, который легко пошел на легенду нашего аген­та по паролю и рассказал ему о своей принадлежности к румынской во­енной разведке, что он и подтвердил на следствии.

4. Тащиан Иван Сергеевич и остальные агенты этого органа были ра­зоблачены при аналогичных обстоятельствах4.

В ходе следственной обработки шофера центра № 2 ССИ Гузуна Кирилла5 было выявлено, что Паун-Щербанеску умышленно молчал о спрятанной им радиостанции и документах ССИ, которые были изъяты дополнительно.

Кроме того, нами изъяты действующие шифры и ключ.

1 Щербанеску-Паун Овидю 10 февраля 1945 г. осужден по ст. 58-6 УК РСФСР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

2 Белинский Александр Касьянович в 1941-1944 гг. являлся агентом «ССИ» и использовался по выявлению участников подпольных патриотических групп, в 1944 г. бежал в Румынию. В 1957 г. был установлен в г. Констанца, разрабатывался органа­ми госбезопасности Румынской народной республики как агент одной из иностран­ных разведок.

3 Баланеску В. Н. 26 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фронта осужден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

4 Бойчук Т. М., Катанкин П. Я. и Тащиан И. С. 26 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фронта осуждены по ст. 54-1а и приговорены к 10 го­дам лишения свободы каждый.

5 Гузун К. Ф. 16 января 1945 г. военным трибуналом Одесского гарнизона осуж­ден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

101  Абвергруппа

Из ОКР «Смерш» 5-й ударной армии были приняты 5 агентов 101 абвергруппы, оставленные на оседание в нашем тылу с разведзаданиями: Егоров Иван Степанович, кличка «Божу АлекСандр», Фесенко Иван Николаевич1, Васильев Михаил Георгиевич, кличка «Попеску»2, Засяд-ный Н. Н.3, Гончарова Валентина Андреевна и также шофер «Доктора Эрнста» — Кеохешвили Николай Захарович4, по которым проведено дополнительное следствие.

Вербовщики РОК3

По данным агента «Хуторского» было установлено, что в г. Кишиневе продолжительное время проводилась вербовка молодежи для укомп­лектования «корпуса по борьбе с сербскими партизанами».

На основании этих данных был установлен и задержан участник это­го «корпуса» житель г. Кишинева Ветров Павел Карпович, 1925 года рож­дения, который в составе корпуса выезжал в Белград (Югославия) для борьбы с партизанами, где находился свыше 5-ти месяцев.

В своих показаниях Ветров назвал активного участника — вербов­щика «РОК» жителя г. Кишинева Лобачева Андрея Федоровича6.

С помощью Ветрова Лобачев был установлен и опергруппой задер­жан. На следствии он признал, что в качестве вербовщика завербован в ноябре 1943 г. полковником Котяну и, выполняя задание, завербовал в корпус до 300 человек молодежи, которые в составе «РОК» были на­правлены в Сербию для борьбы с партизанами.

Агентура контрразведки

Через агентуру было выявлено, что в г. Кишиневе немецкой развед­кой ликвидировано несколько групп советских партизан, возникнове­

1 Фесенко И. Н. 19 мая 1945 г. осужден по ст. 54-16 УК УССР и приговорен к 2 годам лишения свободы.

2 Васильев М. Г. 24 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фронта осужден по ст. 54-1а УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

3 Правильно — Засадный Николай Никитович — 18 октября 1944 г. осужден военным трибуналом 3-го Украинского фронта по ст. 54-16 УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

4 По другим данным, шофером «Доктора Эрнста» был Баташвили Николай, кличка «Баталидзе».

5 «Русский охранный корпус» (РОК) был сформирован немцами в 1942-1943 гг. из числа белоэмигрантов. Имел в своем составе свыше 2 тысяч человек. Принимал участие в борьбе с югославскими партизанами (см. т. 3 настоящего сборника, доку­мент № 1231).

6 Лобачев А. Ф. 13 октября 1944 г. военным трибуналом 3-го Украинского фронта осужден по ст. 54-«а» УК УССР и приговорен к 10 годам лишения свободы.

ние которых помимо руководства партизанским движением проходило в тылу у немцев1.

Установлено, что орган немецкой разведки абвергруппа 101, в частно­сти «Доктор Эрнст»2, направлял своих агентов под видом советских пара­шютистов, имеющих задание организовывать партизанские группы для борьбы с немцами. Доверчивые попадались на эту провокацию и охотно шли в «партизанские группы» с оружием, а затем арестовывались.

Так, например, немецкий агент по имени Федя явился к гр-ну Жега-ну, рассказал ему легенду, что является советским парашютистом и про­сил свести с людьми, готовыми на активную борьбу против оккупантов. Жеган согласился, познакомил его с Писаревским Александром, у кото­рого имелся автомат и пр. В результате этой провокации была создана партизанская группа из 7 человек. Все члены этой «группы» были аресто­ваны и в процессе следственной обработки завербованы и освобождены с заданием выявлять советских партизан и парашютистов.

В связи с тем, что для Управления «Смерш» фронта эти люди не представляли интереса, все они переданы органам НКГБ.

Таких групп по Кишиневу было выявлено две: одна в составе 4 чело­век и вторая — 7 человек.

Кроме этого, опергруппе «Смерш» Одесского военного округа пере­даны: нач. Кишиневского лагеря военнопленных капитан немецкой ар мии Филер Рейнгольд3, шефы жандармерии районов Кожушна и Ко-товск — Барбелат и Руссу, шофер и штатный агент жандармерии Голова-нюк и агент-предатель Остертак.

Захваченные документы упомянутых выше разведорганов находятся в стадии обработки, по окончании которой будут приняты меры к изъя­тию числящейся в них агентуры противника по месту их нахождения.

Начальник Управления контрразведки «Смерш»

3-го Украинского фронта генерал-лейтенант Ивашутин

ЦА ФСБ России

1 Так в тексте документа.

2 Так в тексте документа.

3 В течение 1941-1944 гг. капитан Филер Р. организовал десятки лагерей для советских военнопленных на оккупированной территории Молдавии и Украины, в частности в г. Кишинев, Фалешты, Бельцы, Оргеев, Дубоссары, на станциях Ясинова-тая, Прохладная. В лагерях устанавливал и практически осуществлял режим содер­жания военнопленных, направленный на их массовое истребление путем расстрелов, зверских издевательств, истощением голодом.

14 апреля 1945 г. военным трибуналом войск НКВД Молдавской ССР Филер Р. на основании ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета ССР от 19 апреля 1943 г. приговорен к высшей мере наказания.

22 мая 1945 г. Президиум Верховного Совета СССР отклонил ходатайство Фи­лера о помиловании. И мая 1945 г. он умер в тюрьме до приведения приговора в исполнение.

В Кишиневе и других населенных пунктах Молдавии, кроме указанных в тексте документа немецких и румынских разведывательных и контрразведы­вательных органов, действовали и другие. В частности, в июле — августе 1944 г.: 204-я и 320-я абвергруппы; 721-я группа ГФП и особая команда 10а оператив­ной группы Д.

№2066

СООБЩЕНИЕ НКГБ СССР № 4281/М В ГКО С ИЗЛОЖЕНИЕМ СПЕЦСООБЩЕНИЯ СИС О ПЛАНАХ НЕМЦЕВ ПО ОРГАНИЗАЦИИ НАЦИСТСКОГО ПОДПОЛЬЯ ДЛЯ ПРОДОЛЖЕНИЯ БОРЬБЫ ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЯ ФАШИСТСКОЙ ГЕРМАНИИ

10 октября 1944 г.

В дополнение к ранее посланной информации (№ 2636/М от 11.VI.44 и 4214/М от 6.Х.44) НКГБ СССР сообщает содержание спецсообщения Интеллидженс Сервис за № 317 от 17 сентября сего года по вопросу об организации нацистского подполья в Германии.

Текст сообщения получен агентурным путем в Лондоне.

«Излагаемая ниже информация о планах организации немецкого движения сопротивления после поражения Германии основана на досто­верных сведениях, полученных от'одного старого члена национал-социа­листической партии. Этот человек проживает в провинциальном авст­рийском городе, два его сына состоят в СС.

1. Начиная с конца июля с. г. в этом городе ведется подготовка к организации нацистского сопротивления после оккупации Германии со­юзниками.

Основным центром сопротивления будет Штирия, кроме того, будет создана база сопротивления также в Тироле.

Руководство организацией сопротивления находится в руках Бор­мана (начальник партийной канцелярии при Гитлере. — Наше приме­чание).

Созданные партизанские группы проходят обучение совместно со специально подобранными молодыми нацистами-фанатиками, которым доверяется хранение отравляющих веществ (газы).

Сейчас главной целью затяжки войны является выигрыш во време­ни, необходимый для подготовки партизанской войны. Однако считает­ся, что активное сопротивление такого рода может быть только времен­ным, и основная задача состоит в создании баз для секретной организа­ции, предназначенной для использования в будущем.

2. Ближайшими задачами этого движения является:

а) путем террора и массовых арестов лиц, которые могут возглавить оппозиционное движение, не дать возможности какой-либо группе в Гер­мании свергнуть нацистов и капитулировать перед союзниками. Это нуж­но для того, чтобы в будущем можно было распространить идею, что Германия никогда не капитулировала и продолжает борьбу.

б) вовремя скрыть, живым или мертвым, Гитлера, распространять и поддерживать в течение последующих 20 лет и более легенду о том, что он жив.

Нацисты будут распространять лозунг: «Настоящая война является лишь эпизодом тысячелетней борьбы за национал-социализм».

3. Гиммлер создает террористические организации, которые уже на­считывают 25 ООО человек. Все эти лица снабжаются удостоверениями личности и прочими документами немцев-ненацистов, погибших во вре­мя воздушных налетов. Они переезжают в другие места, чтобы затруд­нить их идентификацию (наш источник служит в местном аппарате и оформляет эти документы).

Часть людей из этих организаций будет выделена специально для борьбы против немцев, сотрудничающих с союзниками.

4. Нацисты создали в нейтральных странах большие фонды для фи­нансирования деятельности подпольных организаций и используют ос­тавшееся время для того, чтобы вывезти за границу как можно больше валюты.

5. В тех частях Германии, которые будут оккупированы русскими, нацистам дано указание выдавать себя за коммунистов и стараться про­никнуть в коммунистические организации, для того чтобы иметь воз­можность провоцировать в будущем конфликты между англосаксами и русскими».

Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР

комиссар госбезопасности 1 ранга Меркулов

ЦА ФСБ России

№2067

ОРИЕНТИРОВКА НАЧАЛЬНИКА ПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСК НКВД СССР № 18/2/6139 НАЧАЛЬНИКАМ ВОЙСК НКВД ОКРУГОВ О ЛИКВИДАЦИИ ГРУППЫ ВООРУЖЕННЫХ

ВРАЖЕСКИХ ПАРАШЮТИСТОВ НА УЧАСТКЕ 85-го ПОГРАНИЧНОГО ОТРЯДАБЕЛОРУССКОГО ОКРУГА1

10 октября 1944 г.

5 октября 1944 г. пограничниками 12-й заставы 85-го пограничного отряда Белорусского округа ликвидирована группа вооруженных вра­жеских парашютистов числе шести человек, одетых в форму военнослу­жащих Красной Армии. При попытке к бегству четыре парашютиста уби­ты, два задержаны. Отобрано 14 единиц оружия и важные документы.

Ликвидация вражеских парашютистов является следствием высо­кой бдительности пограничного наряда, энергичного преследования и смелых действий пограничников 12-й заставы.

Ориентируйте в этом случае личный состав подразделений границы, по­требуйте повышения бдительности пограничных нарядов, смелых и реши­тельных действий при обнаружении и задержании нарушителей границы.

Начальник пограничных

войск НКВД СССР генерал-лейтенант Стаханов

ЦА ФСБ России

№2068

УКАЗАНИЕ КРАСНОДАРСКОГО КРАЕВОГО КОМИТЕТА

ВКП(б) № 2629 СЕКРЕТАРЯМ РАЙКОМОВ ПАРТИИ ОБ ОСВОБОЖДЕНИИ НАЧАЛЬНИКОВ РАЙОРГАНОВ НКГБ ОТРАБОТЫ В КАЧЕСТВЕ УПОЛНОМОЧЕННЫХ ПО СЕЛЬСКОХОЗЯЙСТВЕННЫМ КАМПАНИЯМ

11 октября 1944 г.

Краевому комитету ВКП(б) известно, что некоторые райкомы партии систематически используют начальников райорганов НКГБ в качестве упол­номоченных по различным с/х кампаниям в колхозах и сельсоветах района.

Краевой комитет ВКП(б),

предлагает:

Освободить всех начальников РО НКГБ от посылки в колхозы и сельсоветы в качестве уполномоченных, предоставив им возможность

1 Ориентировка была направлена начальникам войск НКВД Литовского Бело русского, Украинского, Прикарпатского, Молдавского и Черноморского округов.

заниматься исполнением своих прямых обязанностей, в первую оче­редь — борьбой с агентурой противника, вредителями, саботажниками и другим антисоветским элементом.

Секретарь краевого комитета ВКП(б) Селезнев

ПА ФСБ России

№2069

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЗАМЕСТИТЕЛЯ ПРОКУРОРА ЭСТОНСКОЙ ССР ПО МАТЕРИАЛАМ РАССЛЕДОВАНИЯ О МАССОВОМ РАССТРЕЛЕ И СОЖЖЕНИИ ЗАКЛЮЧЕННЫХ В КОНЦЛАГЕРЕ КЛООГА (УЕЗДХАРЬЮ)

12 октября 1944 г.

Зам. прокурора Эстонской ССР государственный советник юсти­ции 3-го класса Удрас, рассмотрев материалы расследования, произве­денного по поручению Государственной комиссии Эстонской ССР по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захват­чиков на временно оккупированной территории Эстонской ССР, о мас­совом расстреле и сожжении заключенных в концентрационном лагере Клоога в волости Кейла, уезде Харью,

НАШЕЛ:

После временной оккупации немецко-фашистскими войсками тер­ритории Эстонской ССР немецко-фашистские оккупационные власти по­крыли захваченную ими территорию Эстонии густой сетью концентраци­онных лагерей, куда они заключали неугодное им гражданское население.

Согласно ежемесячному отчету главного врача лагерей оберштурм-фюрера СС фон Бодмана, если на 1 октября 1943 г. было 10 лагерей, то на 1 февраля 1944 г. их было уже более 20. Все эти лагеря были предназна­чены для гражданского населения. В их число не входят лагеря для воен­нопленных.

С ростом количества лагерей ежемесячно резко возрастало и коли­чество заключенных. Так, например, по данным тех же отчетов главного врача лагерей Бодмана, количественный рост заключенных по отдель­ным лагерям характеризуется следующей таблицей:

№п/п

Наименование

Количество заключенных

 

лагеря

На

На

На

На

 

 

25.10.1943

25.11.1943

20.111944

26.06.1944

1

Эреда

245

630

1600

 

2

Кивиыли

448

698

1300

-

3

Вайвара

907

1237

1292

-

4

Клоога

1453

1853

1842

2122

Учитывая, что Советская Эстония по своей территории и народона­селению является самой малой республикой среди других братских При­балтийских советских республик (11 уездов), становится ясным, что немецко-фашистские оккупанты фактически превратили Эстонию в сплошной концентрационный лагерь (в среднем 2 лагеря на уезд), в кото­ром содержались десятки тысяч ни в чем не повинных советских людей.

I. Лагерь Клоога

В 44 км южнее гор. Таллин, по пути к морскому порту Пальдийск, в волости Кеела, Харьюского уезда, вблизи железнодорожной станции расположено дачное местечко с названием Клоога-Аэдлин, что означает «Клоога сад-город». До немецко-фашистской оккупации Клоога-Аэд-лин была любимым дачным местом для жителей гор. Таллин. В сентябре месяце 1943 г. немецкие оккупанты организовали в Клоога концентраци­онный рабочий лагерь так называемой организации «Тод». Вокруг лаге­ря немцы вырубили красивый и живописный сосновый бор, а сам лагерь обнесли колючей проволокой и караульными вышками для охраны. Ох­рану лагеря несли полицейские части. Перед входами в лагерь были выве­шены доски с предупредительными надписями о том, что при приближе­нии постороннего лица к лагерю часовой будет стрелять в него без предуп­реждения. Это же правило относилось и к заключенным внутри лагеря.

На 26 июня 1944 г. в лагере Клоога содержались 2330 чел. арестован­ного гражданского населения. Среди арестованных были лица разных национальностей: евреи, поляки, литовцы, эстонцы, русские и др. По воз­растному составу среди заключенных были 13-летние мальчики и де­вочки и 70-летние старики. Среди 2330 заключенных были представле­ны люди 47 профессий, как, например: 33 врача, 9 инженеров, 2 агроно­ма, 15 механиков, 6 бухгалтеров, 37 медицинских сестер, 11 аптекарей, 39 парикмахеров, 25 прачек, 147 столяров, 3 ткача, 651 швейник, 441 ра­бочий и много других профессий.

Однако немцы использовали заключенных в лагере не по их профес­сиям, а только на тяжелом физическом труде — на лесоразработках, ка­меноломнях, на бетонных работах, на погрузке тяжелых грузов, на стро­ительстве зданий лагерей.

Работами заключенных руководили немцы-военнослужащие: над­смотрщики, шахтмайстеры и трупфюреры из организации «Тод». На­званные должностные лица носили военную форму с особыми отличи­тельными трафаретами на погонах и петлицах и красные повязки на ру­каве со знаком свастики на белом фоне. Все эти должностные лица отли­чались особой грубостью и жестокостью. Они пользовались неограни­ченной властью над заключенными, подвергая их систематическим из­биениям кулаками, ногами, палками и разными другими предметами.

Заключенные в лагере были сведены в положение бесправных рабов, их человеческое достоинство беспрерывно и всячески унижалось. Всем

заключенным присвоены номера (на левой стороне груди и на правой стороне выше колена). По фамилии их не называли, а только по присво­енному каждому номеру.

В лагере было официально узаконено наказание заключенных нагай­кой, изготовленной из бычьей жилы с пропущенной через нее стальной проволокой. Для наказания была изготовлена руками заключенных спе­циальная скамейка. К ножкам этой скамейки стоя привязывался за ноги ремнями заключенный, который затем ложился животом на скамейку, обхватывая ее руками. Руки также привязывались под скамейкой. Один тодовец садился наказываемому на шею, а второй совершал экзекуцию. Во время порки заключенного заставляли громко подсчитывать удары.

Свидетель Ратнер, по профессии инженер, показал:

«В лагере действовала система различных наказаний — лишали пищи до 2 дней, наказывали от 25 до 75 ударов плетью, которая состояла из вытянутой жилы со стальной проволокой посередине, а также расстре­ливали. Расстреливали за самовольный уход из пределов лагеря. Нака­зывали по любому поводу: плохо ли работал, сели ли отдохнуть во время работы, и даже за то, что поздно снял шапку перед начальником лагеря. Шапку надо было снимать на определенном расстоянии. Я сам лично был наказан 25 ударами плетью за то, что якобы поздно собрал людей на работу. Делопроизводитель лагеря Шварце дал мне распоряжение со­брать 40 чел. Я людей собрал, но ему показалось, что я сделал это несво­евременно. Он меня ударил кулаком два раза по лицу так, что выбил мне зуб, а на следующий день, кроме того, я был наказан 25 ударами. В лагере имелась специальная скамейка-козик для порки. Человек становился к концу этой скамейки, его привязывали ногами к ножкам скамейки, за­ставляли лечь на нее животом и обхватить скамейку руками, которые также привязывались. Один немец садился на голову, а другой бил, при­чем наказуемый должен был считать удары. Били плетью до крови. Пос­ле порки наказанный должен был обязательно идти на работу. Во время наказания требовали, чтобы наказуемый кричал. Если кто не кричал, то его били до тех пор, пока не закричит. В лагере царил полный произвол. Нас били по малейшему поводу и без всяких поводов. Например, руко­водящий работой трупфюрер Штейнбергер бил не только руками, но и палкой и любым куском железа. Он бил так, что некоторым ломал ребра и их приходилось помещать в больницу. Гаупттрупфюрер Курт Штахе травил нас собакой».

Свидетель Душанский показал:

«Шахтмайстер Лауб из организации «Тод» избивал людей палкой без всякой причины. Зимой 1944 г. Лауб перебил палкой руку заключен­ному Павловичу без всякой причины».

Рабочий день в лагере формально хотя и был ограничен 12 часами, с 5 утра и до 6 вечера, однако фактически длился значительно больше и доходил до 16-18 часов в сутки. Заключенным давали непосильные нор­мы работы, невыполнимые в 12-часовой рабочий день.

Свидетель Тринаполъский, студент-медик, показал:

«23 сентября 1943 г. немцы принудительно привезли меня в Эсто­нию и заключили в лагерь Клоога. Здесь я работал на болоте. Работа была тяжелая. Установленных норм в течение 12 часов я не мог вырабо­тать, и меня заставляли оставаться на работе до 10-11 часов вечера».

Питание в лагере было крайне плохое. Дневная норма пищи состояла из 350 г хлеба, который, как правило, полностью заключенные не получа­ли, из 25 г испорченного маргарина, 1 л эрзац-кофе и 1 л супа с плавающи­ми в нем крупинками. От такого питания заключенные истощались и опу­хали. Заключенные жили крайне скученно и в антисанитарных условиях.

В результате невыносимых условий жизни в лагере большие массы заключенных постоянно болели и была высокая смертность, доходив­шая, по официальным немецким данным, до 10% в месяц. Этого не отри­цают и сами немцы. Главный врач концентрационного лагеря Бодман в своей докладной записке от 25 марта 1944 г., адресованной в Главное управление лагерей, пишет, что «состояние здоровья заключенных пло­хое. Количество умерших велико. Это обстоятельство обусловлено те­лесными повреждениями и неудовлетворительными гигиеническими условиями».

По отдельным лагерям заболеваемость и смертность заключенных в конце 1943-го и начале 1944 г. характеризуется следующей таблицей (по отчетам главврача Бодмана):

№ п/п

Наименование

Декабрь

 

лагеря

Общее колич. закл.

Больных

Умерло

1

Нарва

1290

921

125

2

Эреда

752

484

11

3

Соски

448

673

23

4

Гунгербург

261

345

33

№п/п

Наименование

Февраль

 

 

лагеря

Общее колич закл.

Больных

Умерло

 

1

Нарва

Лагерь ликвидирован

 

2

Эреда

2050

1600

109

 

3

Соски

Лагерь ликвидирован

 

4

Гунгербург

Лагерь ликвидирован

 

№п/п

Наименование

Февраль

 

лагеря

Общее колич. закл.

Больных

Умерло

1

Нарва

Лагерь ликвидирован

2

Эреда

2252

1907

161

3

Соски

Лагерь ликвидирован

4

Гунгербург

Лагерь ликвидирован

Приведенные в таблице цифры, взятые из немецких отчетов, безус­ловно не дают полной картины жизни лагерей, так как, во-первых, эти цифры являются преуменьшенными, а во-вторых, не вскрывают подлин­ных причин, породивших столь высокую заболеваемость и смертность. Следствием установлено, что в лагерную больницу принимали больных с температурой не ниже 40 градусов. Число больных в больнице не могло быть больше 8 человек. При поступлении в больницу новых больных больного, оказавшегося сверх установленной нормы, умерщвляли путем впрыскивания в вену препарата эвипан.

Деторождение в лагере было строго запрещено. В случае рождения ребенка последний санитаром-немцем унтершарфюрером Баром умерщ­влялся либо путем удушения, либо путем сожжения живым в топке ко­чегарки.

По этому поводу свидетель Тринапольский показал: «В лагере был случай, когда одна женщина-заключенная родила ре­бенка. Начальник лагеря Бок сообщил об этом в комендатуру, и ребенок был умерщвлен».

Свидетель Ратнер показал:

«В феврале месяце 1944 г. в лагере родились двое детей. Оба ребенка были живыми брошены в топку кочегарки и сожжены. Я сам лично ви­дел факт сожжения детей. В мае месяце 1944 г. в лагере родился третий ребенок. Его сразу же задушил унтершарфюрер Бар».

II. МАССОВЫЙ РАССТРЕЛ И СОЖЖЕНИЕ НА КОСТРАХ ЗАКЛЮЧЕННЫХ

В результате стремительного наступления Красной Армии немцы, отступая, на оставляемой ими территории спешно ликвидировали кон­центрационные лагеря путем перевода части заключенных в другие лаге­ря, а большею частью заключенные расстреливались и сжигались. В кон­це августа месяца с.г. с приближением линии фронта к столице совет­ской Эстонии — Таллину были ликвидированы все лагеря, за исключе­нием лагеря Клоога, куда съехалось и все начальство концлагерей в Эс­тонии во главе с их начальником гауптштурмфюрером Бреннайзеном.

В середине сентября месяца с.г. немцы, подготавливая ликвидацию последнего лагеря в Клооге, распустили провокационный слух среди зак­люченных о том, что последние будут эвакуированы в Германию, желая таким путем скрыть от заключенных подготавливаемое массовое их уничтожение.

19 сентября 1944 г. в 5 часов утра, как обычно, все заключенные лаге­ря были выстроены на лагерную площадку для переклички.

На перекличку явился и сам начальник лагеря унтер-штурмфюрер Верле в сопровождении делопроизводителя лагеря унтерштурмфюрера Шварце, начальника канцелярии гауптшарфюрера Дальмана, обершар-фюрера Фревердта и унтершарфюрера Гента.

После переклички Верле официально объявил заключенным о том, что все должны быть готовыми к эвакуации в Германию. Спустя два часа Шварце и Дальман отобрали среди заключенных 301 чел. физически более сильных и здоровых мужчин под предлогом производства подго­товительных работ к эвакуации.

В действительности выделенные 301 чел. заключенных были исполь­зованы для переноски дров с территории лагеря на лесную полянку на расстоянии 1 км к северу от лагеря для устройства костра для сжигания заключенных. В помощь выделенным людям были приданы 700 чел. эс­тонцев, арестованных за уклонение от мобилизации в немецкую армию.

Одна часть заключенных носила на себе дрова. А другая часть под выделенной охраной конвоя строила костры. Костры были построены следующим путем. На землю укладывались несколько бревен, как для фундамента. На эти бревна укладывались жерди, на которые потом сплошным слоем укладывались поленья дров длиной 75 см. Посередине костра были вбиты четырехугольником четыре жерди на расстоянии пол­метра друг от друга, к которым были прибиты планки, в результате чего образовались как бы вытяжные трубы. Таким образом было построено в одну линию четыре костра площадью 6 х 6,5 м на расстоянии 4 метров друг от друга.

Когда костры были готовы, немцы приступили к массовому расстрелу заключенных. В первую очередь были расстреляны подносчики дров и строители костров. Расстрел происходил так. На подготовленную пло­щадку костра немцы из полицейской команды СД силой оружия застав­ляли заключенных ложиться лицом книзу и в таком положении расстре­ливали из пулеметов и пистолетов выстрелами в затылок. Люди уклады­вались сплошными рядами на всю площадку костра. Когда вся площадка была заполнена расстрелянными, на них укладывался ряд поленьев, в ре­зультате чего образовывалась вторая площадка, на которую тоже пооди­ночке укладывались живые люди и расстреливались тем же путем. После расстрела заключенных, строивших костры, из лагеря приводились к кост­рам новые группы заключенных по 30-50 чел., которые тоже укладыва­лись в 3-4 ряда слоями на костры и расстреливались. В первую очередь были расстреляны мужчины, а затем женщины. Здесь на кострах были расстреляны все больные, находившиеся в лагерной больнице, вместе с медперсоналом из числа заключенных. Из построенных четырех костров были использованы три. Площадка четвертого костра ввиду стремитель­ного приближения линии фронта осталась немцами не использованной.

Одновременно с расстрелом заключенных на кострах производился расстрел заключенных внутри недостроенного деревянного здания пло­щадью 8x18 м, находящегося в 200 м вне черты лагеря. К этому зданию приводили заключенных партиями по 30-50 чел. и в целях предупреж­дения побегов заставляли ложиться лицом книзу на землю. Отсюда по­одиночке немцы вводили людей в барак, где заставляли ложиться на пол и расстреливали выстрелом в затылок.

11осле окончания расстрела около 10-11 часов вечера трупы на кост­рах и в здании были облиты нефтью и подожжены.

В то время когда костры и здание с расстрелянными уже горели, в лагерь была доставлена из Таллинской тюрьмы группа заключенных в 73 чел. — эстонцы и русские, которых немцы расстреляли в нижнем эта­же лагерного общежития. Вместе с ними были расстреляны и 6 заклю­ченных лагеря Клоога, пытавшихся спастись от расстрела. Всего, таким образом, в общежитии было расстреляно 79 чел., в их числе трехмесяч­ный грудной ребенок вместе с молодой матерью.

Кроме того, были расстреляны 18 чел. заключенных во время попыт­ки бегства от костров. Трупы их были обнаружены на расстоянии от 5 до 200 м в районе костров.

Свидетельскими показаниями установлено, что при расстрелах не все заключенные были убиты. Многие из них оказались только ранены­ми, и, как установлено медицинским освидетельствованием сохранив­шихся на кострах трупов, некоторые были сожжены заживо.

Свидетельница Ялас, живущая недалеко от лагеря на хуторе Краа-ви, показала:

«Поздно вечером из леса поднялось пламя, а потом я увидела, как загорелся барак. В то время горели костры, от которых неслись стоны и крики людей».

Свидетель Трилло, проживающий также недалеко от лагеря, показал: «Около 10 часов вечера из леса поднялось пламя, а через полчаса загорелся барак. Вокруг горевшего барака ходили вооруженные люди, которые часто стреляли. Из горевшего барака доносились крики людей». Свидетель Синипалу из состава охраны лагеря, показал: «Вскоре раздался как бы взрыв. Мы вышли из казармы и увидели, что барак, из которого раздавались выстрелы, говорит. Тогда я опять вер­нулся в казарму. Через некоторое время я и другие охранники вышли. Барак был наполовину сгоревший, и оттуда доносились крики и стоны людей, которые то стихали, то усиливались».

Судебно-медицинская комиссия в составе 3 врачей, осмотревшая места расстрелов и сохранившиеся останки трупов, пришла к следующе­му заключению:

«Суммируя данные осмотра, врачебная комиссия находит, что в оз­наченном лагере массовые убийства заключенных производились глав­ным образом выстрелами из огнестрельного оружия в головы жертв. По записанным в акте положениям трупов и по другим признакам, убийства совершены выстрелами с близкого расстояния в затылок убитого, нахо­дившегося в лежачем положении.

При наружном осмотре и вскрытии отдельных трупов установлено, что двое умерли от шока в здании лагеря. Среди трупов на кострах обна­ружены два трупа, которые не имели огнестрельного ранения, вероятно, сгорели живыми. Врачебной комиссии удалось отделить 491 останки трупов, из них 153 трупа принадлежат мужчинам, 31 женщинам и 1 труп грудному младенцу — девочке.

Действительное количество уничтоженных врачебная комиссия не может точно определить из-за полного сгорания трупов. Принимая во внимание, что на кострах сохранились трупы только на краях, а в сгорев­шем бараке только в одном конце, и принимая во внимание данное ис­следование, следует считать, что количество уничтоженных людей до­ходит до 1800-2000 чел.».

Таким образом, материалами следствия и судебно-медицинским ос­видетельствованием оставшихся трупов, тщательным осмотром мест, где производилось сожжение трупов, всего в лагере Клоога 19 сентября 1944 г. было уничтожено около 2000 чел. заключенных из мирного населения.

III. ВИНОВНИКИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Материалами предварительного следствия установлено, что органи­заторами и непосредственными исполнителями массового расстрела и сожжения мирных советских граждан, в том числе грудных детей, жен­щин и стариков, в концентрационном лагере Клоога 19 сентября 1944 г. являются нижепоименованные военнослужащие немецко-фашистской армии:

1. Начальник главного управления всеми лагерями в Эстонии гаупт-штурмфюрер Бреннайзен.

2. Главный врач концентрационных лагерей в Эстонии оберштурм-фюрер фон Бодман.

3. Начальник лагеря Клоога унтершарфюрер Верле.

4. Делопроизводитель лагеря Клоога унтершарфюрер Шварце.

5. Начальник канцелярии лагеря Клоога гауптшарфюрер Макс Дальман.

6. Начальник санчасти лагеря Клоога унтершарфюрер Гент.

7. Заведующий хозяйством лагеря Клоога обешарфюрер Гельбик.

8. Обершарфюрер Фрувирт.

Кроме названных лиц принимало непосредственное участие в кон­воировании, охране и расстрелах 50 человек солдат из состава войск СД, фамилии которых следствием не установлены.

На основании вышеизложенного, находя следствие оконченным.

Постановил:

Настоящий следственный материал представить Государственной комиссии по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчи­ков на территории Эстонской ССР — на распоряжение.

Зам. прокурора Эстонской ССР,

государственный советник юстиции 3-го класса Удрас

Печатается по: Эстония. Кровавый след нацизма: 1941-1944 годы. Сборник архивных документов. М.: Издательство «Европа», 2006. С. 57-70.

№2070

ИЗПРИКАЗАНКВДИНКГБСССР001257/00388 ОМЕРОПРИЯТИЯХПОУСИЛЕНИЮБОРЬБЫ САНТИСОВЕТСКИМПОДПОЛЬЕМИЛИКВИДАЦИИ ВООРУЖЕННЫХБАНДНАТЕРРИТОРИИ ЛИТОВСКОЙССР

12 октября 1944 г.

В целях успешного проведения борьбы с антисоветским подпольем, обеспечения ликвидации вооруженных банд, созданных и оставленных германскими разведывательными органами на территории Литовской ССР, улучшения руководства агентурно-оперативной работой органов НКВД-НКГБ Литвы,

приказываю:

1. Поручить Наркому внутренних дел Литовской 0CP комиссару государственной безопасности тов. Барташунасу1 руководство агентур­но-оперативной работой по борьбе с антисоветским подпольем и его во­оруженными бандами, созданными и оставленными германскими разве­дывательными органами в Литовской ССР.

В помощь тов. Барташунасу назначить Наркома госбезопасности Литовской ССР комиссара государственной безопасности тов. Гузяви-чуса и командира 4-й дивизии внутренних войск НКВД генерал-майора тов. Ветрова.

2. Разрешить Наркому внутренних дел Литовской ССР комиссару государственной безопасности тов. Барташунасу и командиру 4-й диви­зии внутренних войск НКВД генерал-майору тов. Ветрову, в необходи­мых случаях в зависимости от конкретной оперативной обстановки на местах, производить передислокацию частей внутренних войск НКВД, дислоцированных в Литовской ССР.

3. Для улучшения работы по борьбе с бандитизмом на местах создать в уездных отделах НКВД, пораженных бандитизмом районов, отделе­ния по борьбе с бандитизмом по 3-5 человек каждое, временно увели­чив штаты этих органов.

1 Барташунас Иосиф Марцианович (1896-?), генерал-майор (1945). С сентября 1940 г. — начальник ОО НКВД 29-го ск, затем начальник 3-го отдела 29-го ск При­балтийского военного округа, с ноября 1941 г. — зам. начальника ОО НКВД Челя­бинского гарнизона Уральского военного округа, с апреля 1942 г. — начальник 00 НКВД 16-й литовкой стрелковой дивизии МВО (Брянского, Центрального и 1-го Прибалтийского фронтов). В сентябре 1944 г. откомандирован в распоряжение ОК НКВД СССР, затем нарком внутренних дел Литовской ССР. Приказом МВД № 417 от 30 мая 1953 г. уволен в запас МВД по болезни.

4. Заместителю Народного комиссара внутренние дел СССР комис­сару государственной безопасности 3 ранга тов. Обручникову команди­ровать в распоряжение тов. Барташунаса 35 человек опытных оператив­ных работников сроком на три месяца, увеличив штаты Отдела по борь­бе с бандитизмом НКВД Литовской СССР на 15 человек.

5. Тов. Барташунасу по получении настоящего приказа немедленно приступить к проведению следующей работы:

[...]

в) обеспечить выявление и ликвидацию складов оружия, боеприпа­сов, продовольствия, обмундирования и техники (типографии, пишу­щие машинки и другие множительные аппараты) антисоветского подпо­лья и вооруженных банд;

[•••]

Чекистско-войсковые операции по ликвидации банд проводить после заблаговременного оцепления районов базирования банд, организации заслонов и засад на путях их возможного отступления, с тем чтобы банда была окружена, лишена возможности перебазирования в соседние райо­ны и ликвидирована полностью.

Планы ликвидации банд разрабатывать и проводить с соблюдением последовательности: по очистке одной группы районов от банд обеспе­чивать ликвидацию банд в других — соседних районах, пораженных бан­дитизмом, не допуская при этом проникновения бандитских шаек в очи­щенные от банд районы. В этих целях в соответствующих населенных пунктах, на вероятных путях передвижения банд, в местах бывшего ба­зирования банд, наряду с созданием агентурно-осведомительной сети, иметь боеспособные войсковые гарнизоны, засады и заслоны;

д) в работе по ликвидации антисоветских организаций и банд, наря­ду с агентурно-осведомительной работой, широко практиковать привле­чение местного населения, для чего создать при участковых уполномо­ченных милиции вооруженные группы содействия, вовлекая в эти груп­пы честных советских граждан из числа членов семей военнослужащих Красной Армии, местного партийно-советского актива и лиц, постра­давших от бандитов;

е) о всех недостатках в работе местных партийных, советских и хо­зяйственных организаций, выявляемых в ходе премирования антисо­ветского подполья и вооруженных банд на территории Литвы, своевре­менно информировать ЦК КП(б) Литвы и Совнарком Литовской ССР.

6. Для улучшения следствия по делам на арестованных участников антисоветского подполья и главарей бандгрупп реорганизовать след­ственное отделение НКВД Литовской ССР в следственную часть, уве­личив штатную численность следственных работников Наркомата на 7 единиц.

7. Тов. Барташунасу следственную работу организовать таким обра­зом, чтобы дела на арестованных активных участников антисоветского подполья, главарей бандгрупп не затягивались следствием.

Получаемые в ходе следствия данные, представляющие оператив­ный интерес (о местонахождении банд, нелегалов, связников, складов оружия, техники и т. д.), немедленно докладывались для оперативного использования.

8. Наркому внутренних дел Литовской ССР тов. Барташунасу и на­чальнику Главного управления пограничных войск НКВД СССР гене­рал-лейтенанту тов. Стаханову обязать пограничные отряды НКВД в Литве обеспечить очистку пограничной зоны от антисоветских и бан-дитско-шпионских элементов.

9. В целях усиления охраны, оперативно-розыскной и противоди-версионной работы на Литовской железной дороге:

а) заместителю Народного комиссара внутренних дел СССР гене­рал-полковнику тов. Аполлонову направить в распоряжение командира 14-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог дополнительно к имеющемуся на месте бронепоезду один учебный бронепоезд войск НКВД, придав бронепоезду маневренную группу численностью 100 че­ловек.

Выделить для усиления охраны Литовской железной дороги из шко­лы сержантского состава связи войск НКВД по охране железных дорог в распоряжение командира 14-й дивизии 150 человек;

б) начальнику 3-го Управления НКГБ СССР комиссару государ­ственной безопасности 3-го ранга тов. Милыптейну направить в помощь Транспортному отделу НКГБ Литовской железной дороги 20 оператив­ных работников, командировав одновременно две оперативно-розыск­ные группы 3-го Управления НКГБ СССР.

10. В целях повышения оперативности и маневренности войск НКВД, участвующих в операциях по борьбе с вооруженными бандами в Литве, начальнику Управления военного снабжения НКВД СССР генерал-лей­тенанту интендантской службы тов. Вургафт направить на место в тече­ние октября-ноября т. г. 30 грузовых автомашин.

Начальнику ХОЗУ НКВД СССР комиссару государственной безо­пасности 3 ранга тов. Сумбатову выделить тов. Барташунасу две автома­шины «Виллис».

11. Начальнику 4-го спецотдела НКВД СССР комиссару государ­ственной безопасности тов. Кравченко1 выделить для нужд НКВД Ли­товской ССР 24 радиостанции типа «Белка».

1 Кравченко Валентин Александрович (1906-1956), генерал-майор (1945). С ноября 1939 г. — начальник Особого технического бюро НКВД СССР, с июля 1941 г. — начальник 4-го спецотдела НКВД — МВД СССР; с марта 1947 г. — зам. председателя Комитета по делам изобретений и открытий при СМ СССР, с января

1948 г. — начальник группы контроля и особых поручений при МВД СССР, с мая

1949 г. — начальник 4-го спецотдела МВД СССР; с марта 1953 г. — начальник 5 спе­цотдела МВД СССР, с ноября 1953 г. — начальник Управления строительства № 304 и ИТЛ МВД.

Начальнику Отдела НКВД СССР по борьбе с бандитизмом комис­сару государственной безопасности 3-го ранга тов. Леонтьеву направить в распоряжение тов. Бартапгунаса соответствующее количество радис­тов.

12. Наркому внутренних дел Литовской ССР комиссару государ­ственной безопасности тов. Барташунасу о ходе борьбы с антисоветс­ким подпольем и ликвидации вооруженных банд в Литве представлять НКВД СССР и Первому Секретарю ЦК КП(б) Литвы отчет pas в пять дней, а по наиболее важным делам информировать внеочередными со­общениями.

[••]

Народный комиссар внутренних дел СССР

Берия

Народный комиссар государственной безопасности СССР комиссар госбезопасности 1 ранга Меркулов

ЦА ФСБ России

В тот же день, 12 октября 1944 г. НКВД СССР и НКГБ СССР был издан приказ № 001258/00389 о мероприятиях по усилению борьбы с антисоветским подпольем и ликвидации вооруженных банд в западных областях Белорус­ской ССР.

Приказ предусматривал организацию в составе НКВД БССР Управления по борьбе с бандитизмом.

В Белоруссию, в райотделы НКВД западных областей, направлялись 50 оперативных работников, имевших опыт борьбы с бандитизмом, и времен­но прикомандировывалось к НКВД БССР еще 200 оперработников.

3-е Управление НКГБ СССР выделило в помощь транспортным отделам НКГБ БССР 55 оперативных работников и 3 оперативно-розыскные группы. Для охраны железных дорог и борьбы с бандитизмом дополнительно к двум имеющимся направлялось еще два бронепоезда войск НКВД.

При наркоме внутренних дел БССР образовывалась следственная группа в составе 25 следователей.

Начальники УНКВД западных областей БССР обязывались системати­чески информировать первых секретарей обкомов КП(б)Б о проводимых ме­роприятиях по борьбе с антисоветским подпольем и бандформированиями.

№2071

ИЗ СООБЩЕНИЯ НКВД СССР № 1093/Б В ГКО, ЦК ВКП(б) И СНК СССР ОБ ИТОГАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОРГАНОВ НКВД-НКГБ И ВОЙСКНКВД ПО ЛИКВИДАЦИИ НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКОГО ПОДПОЛЬЯ И ВООРУЖЕННЫХ БАНД НА ОСВОБОЖДЕННОЙ

ОТ ПРОТИВНИКАТЕРРИТОРИИ ЗАПАДНЫХ ОБЛАСТЕЙ УКРАИНЫ И БЕЛОРУССИИ, АТАКЖЕ ЛИТОВСКОЙ ССР ЗА ФЕВРАЛЬ - СЕНТЯБРЬ 1944 г.

14 октября 1944 г.

После освобождения западных областей Украины и Белоруссии, а также районов Литовской ССР органами НКВД-НКГБ проведена зна­чительная работа по ликвидации созданных и оставленных германскими разведывательными органами антисоветских организаций и вооружен­ных банд.

Приводим некоторые цифровые данные, характеризующие опера­тивную деятельность органов НКВД-НКГБ и войск НКВД по пресле­дованию антисоветского подполья и вооруженных банд в этих районах

По западным областям Украины. В период февраль-сентябрь т.г. при проведении операций по ликвидации оуновских банд убито 38 087 и захвачено живыми 31 808 бандитов; явилось с повинной — 11 518; арес­товано участников антисоветских организаций — 7968.

По западным областям Белоруссии. При проведении операций по ликвидации белопольских банд убито 444 и захвачено живыми 927 бан­дитов; арестовано антисоветского элемента и дезертиров из Красной Армии — 9670.

По Литовской ССР. Убито в результате преследования 415 и захвачено живыми 1533 бандита; изъято антисоветского элемента — 4561 человек.

При проведении этих операций у бандитов изъято: пушек — 30; пу­леметов — 2991, противотанковых ружей — 283, винтовок — 33871, ав­томатов — 10 495, пистолетов — 1583, минометов — 257, гранат — 32 740, боепатронов — около 4 млн., мин — 14 074, артснарядов — 7941, радио­станций — 78; разгромлено продовольственных баз бандитов — 532.

При столкновениях с бандами убито сотрудников НКВД-НКГБ офи­церов и бойцов войск НКВД — 1226 человек и ранено — 1038 человек.

Положение в западных районах Украины и Белоруссии в настоящее время значительно улучшилось, что подтверждается успешным прове­дением призыва в Красную Армию, хлебозаготовок и других хозяйствен­ных и политических кампаний.

[...]

Однако бандитские проявления, в особенности попытки срыва при­зыва в Красную Армию, террористические акты против партийно-со­ветского актива, военнослужащих Красной Армии и чекистов, отдель­ные диверсии на железных дорогах, совершаемые оуновскими бандами и белополяками, все еще продолжают иметь место.

НКВД СССР в дополнение к ранее принятым мерам разработаны и проводятся мероприятия по обеспечению окончательной ликвидации антисоветского подполья и вооруженных банд в западных областях Ук­раины и Белоруссии, а также в Литве.

Усилены и укреплены районные и областные аппараты НКВД-НКГБ; районные отделения НКВД реорганизованы в районные отделы с созда­нием при них отделений по борьбе с бандитизмом; областные аппараты НКВД пополнены опытными работниками по борьбе с бандитизмом; в наркоматах внутренних дел Украины и Белоруссии вместо отделов со­зданы управления по борьбе с бандитизмом, во главе которых поставле­ны руководящие работники; в наиболее пораженных бандитизмом обла­стях начальники УНКВД-УНКГБ заменены более сильными товарища­ми; для укрепления районных органов направлены на места из восточ­ных районов Советского Союза 3800 оперативных работников; допол­нительно переброшено в эти районы необходимое количество войск НКВД; приняты меры по очистке пограничной зоны от шпионских и бандитских элементов; организованы необходимые мероприятия по уси­лению охраны и противодиверсионной работы на Белостокской, Брест-Литовской и Виленской железных дорогах;

• [-]

В связи с тем что в предстоящей работе по выкорчевыванию бандит-ско-повстанческого подполья органам НКВД-НКГБ придется опираться на сельский партийно-советский актив и местное население, наряду с про­водимой органами НКВД-НКГБ работой, необходимо провести меры по еще большему укреплению руководства сельских, районных и некоторых областных партийно-советских органов западных областей Украины, Бе­лоруссии и пораженных бандитизмом районов Литвы, а также принять меры по усилению и улучшению партийно-политической работы на селе (газеты, радио, кино, распространение советской литературы и др.).

Учитывая ограниченные возможности выдвижения новых кадров партийно-советских работников на месте, считаем, что следовало бы пойти хотя бы на временную переброску опытных работников из восточ­ных областей Украины и Белоруссии.

Укрепление партийно-советского аппарата и усиление политической и культурной работы на селе создаст необходимые условия для закрепления результатов оперативной работы органов НКВД-НКГБ по ликвидации антисоветского подполья и вооруженных банд оуновцев и белополяков.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

ЦА ФСБ России

УКАЗАНИЕ НАЧАЛЬНИКА ПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСК НКВД СССР № 18/2/6191 НАЧАЛЬНИКАМ ВОЙСК НКВД

ЗАПАДНЫХ ПОГРАНИЧНЫХ ОКРУГОВ О РЕГУЛЯРНОМ ИНФОРМИРОВАНИИ ГУПВ НКВД СССР ОХОДЕОЧИСТКИПОГРАНИЧНЫХРАЙОНОВОТ БАНДИТСКИХ И НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ

14 октября 1944 г.

Оперативная обстановка на границе и в пограничных районах погра­ничных отрядов западных округов характеризуется значительной актив­ностью бандитских и националистических групп, а также наличием скры-вающихся в пограничной полосе солдат и офицеров противника, стре­мящихся проникнуть через границу с целью пробраться в последующем через линию фронта к своим частям.

В пограничных районах скрывается много дезертиров и уклоняющих­ся от призыва в Красную Армию и другого подозрительного элемента.

Пограничные части округов проводят большую оперативную работу по очистке пограничных районов и наведению порядка в пограничной полосе.

Повседневное изучение этой обстановки и своевременное представле­ние оперативной отчетности в ГУПВ НКВД имеет серьезное значение для ускорения очистки пограничных районов от всякого преступного элемента.

В целях наведения твердого порядка в изучении пограничными час­тями и округом оперативной обстановки, правильного и своевременно­го представления отчетности в ГУ П В НКВД по этому вопросу впредь до особого распоряжения предлагается представлять в ГУПВ НКВД следу­ющие документы.

1. Расписание по бандам с приложением разведывательной карты, согласно пункту 35 табеля оперативных донесений управления войск округа в ГУПВ НКВД не раз в квартал, а ежемесячно к 10-му числу по состоянию на 1-е число.

Расписание банд и карта к нему оставляется и ведется в соответствии с табелем оперативных донесений начальника пограничного отряда (стр. 49).

Банды на карте обязательно обозначать номерами, под которыми они значатся в расписании банд.

2. Декадные справки о результатах оперативно-служебной деятель­ности пограничных войск округа по прилагаемой схеме.

К 5.11.44 г. представить по этой схеме две справки: а) одну — сводную за все время с начала оперативно-служебной дея­тельности частей округа по состоянию на 1.10.44 г.;

б)вторую — за октябрь.

В последующем справки представлять к, 15 и 25-му числу каждого месяца.

Сроки представления карточки учета результатов оперативно-слу­жебной деятельности, согласно п. «6», табеля оперативных донесений Управления войск округа остаются без изменений.

После представления в ГУПВ расписания банд и разведывательной карты по состоянию на 1 .Х.44 г., в ежедневных телеграфных донесениях округов о результатах борьбы с бандитизмом указывать, в каких районах проводились операции, против каких банд, показывая при этом послед­ние номерами, под которыми они учтены в расписании банд и разведы­вательной карте (например, «против банды № 10»).

Если операция проводилась против неучтенной ранее банды, то в донесении указывать ее как новую (например, «против вновь появив­шейся банды, учтенной за № 15»).

В последующих донесениях эта банда указывается под этим же но­мером (№ 15). В случае, если в отношении данной банды будет установ­лено, что она является нам известной и ранее учтенной, то об этом ука­зать в первом же донесении (например, «проверкой установлено, что

банда под № 15 см. наш №_в действительности является бандой,

ранее нами учтенной под № 12 — см. наш №__»).

Отработку, ведение и составление указанных выше оперативных до­кументов возложите на опытных, аккуратных, вполне подготовленных для этой работы офицеров.

Приложение: схема декадной справки1.

Начальник пограничных войск НКВД СССР Стаханов

ЦА ФСБ России

В документе идет речь о Белорусском, Украинском, Прикарпатском, Мол­давском, Черноморском пограничных округах. Погранвойска этих округов, как и других, приступили к охране восстановленной границы в крайне сложной и напряженной обстановке. Сложность оперативной обстановки объяснялась и тем, что в районах вблизи восстановленной границы было немало вражеской агентуры, здесь прятались пособники и ставленники оккупантов, лица, укры­вавшиеся от призыва в армию. Особую опасность представляла разветвлен­ная, хорошо законспирированная сеть подпольных организаций и вооружен­ных бандформирований ОУН — УПА и др.

Надо отметить, что пограничные отряды, местные органы госбезопаснос­ти добывали необходимую информацию о бандах. В период с августа по де­кабрь 1944 г. были выявлены и взяты на учет только на участке Украинского пограничного округа 32 закордонных бандформирования численностью 8287 че­ловек и 52 банды, действовавшие в нашей пограничной полосе, численностью 9510 человек.

В период с сентября по декабрь 1944 г. войска Украинского пограничного округа осуществили 476 боевых операций, из них 123 против крупных банд УПА. Для поведения 37 из них привлекались 2-3 пограничных отряда, части внутрен­них войск НКВД. В ходе их было убито, ранено и задержано 11240 бандитов.

Войска Прикарпатского пограничного округа с октября 1944 г. по февраль 1945 г. провели 158 специальных боевых операций, в результате которых унич­тожили 5544 и задержали 2980 бандитов.

Значительное количество подобных операций осуществили войска Бело­русского пограничного округа.

Настоящее указание было издано в целях усиления контроля борьбы с бандформированиями. Вместо ежеквартальных отчетов вводились ежемесяч­ные (5, 15, 25-го числа каждого месяца), упрощалась сама схема донесений.

Указание сыграло положительную роль в своевременном выявлении рай­онов действий банд и принятии заблаговременных мер по их ликвидации.

В результате решительных ударов пограничников к концу 1944 г. основные крупные бандформирования в районе границы оказались разломленными.

ССм. Пограничные войска СССР в годы Второй мировой войны 1939—1945. Изд.

«Граница» Стр. 304-308.)

№2073

СПРАВКА4-гоУПРАВЛЕНИЯНКГБСССР КОМАНДУЮЩЕМУВОЙСКАМИ1-гоБЕЛОРУССКОГО

ФРОНТАМАРШАЛУСОВЕТСКОГОСОЮЗА К.К.РОКОССОВСКОМУОДИВЕРСИОННЫХАКТАХ, ПРОВЕДЕННЫХОПЕРГРУППАМИНКГБУССР НАТЕРРИТОРИИПОЛЬШИС24СЕНТЯБРЯ ПО4ОКТЯБРЯ1944г.1

16 октября 1944 г.

Оперативными группами НКГБ Украинской ССР на территории Польши проведены следующие диверсионные акты:

24 сентября т.г. на железной дороге Освенцим — Новы Тарг, через речку Скава, в районе села Оселец, в 42 км юго-западнее Кракова, взор­ван семиметровый железнодорожный мост во время прохождения через него эшелона, следовавшего на фронт.

В результате взрыва моста уничтожено несколько вагонов с военным грузом. Остальные вагоны сошли с пути.

Движение на этом участке железной дороги было прервано на 4-5 дней

1В адрес командования фронта справка направлена сопроводительным письмом за Кя 4/8/7846, подписанным начальником 4-го Управления НКГБ СССР 11. А. Су-доплатовым.

26 сентября т.г. заминированы и подорваны 3 главных котла шахты Сершаига (Серша), что в 7 км севернее города Хжанув. Суточная добыча угля этой шахты составляет 5 тысяч тонн. Шахта обслуживала электро­станцию, крекинг-завод, железную дорогу и 12 фабрик.

Работа шахты приостановлена, и пуск ее возможен только при усло­вии установки новых котлов.

26 сентября из Кракова следовал воинский эшелон в составе 40 ваго­нов с живой силой противника, который был подорван вместе с мостом.

В результате взрыва разбился паровоз, а весь подвижной состав по­шел под откос.

В это время шел встречный скорый поезд Берлин — Краков с войс­ками СС, который свалился в провал моста. В результате катастрофы разбиты паровоз и 11 классных вагонов.

28 и 30 сентября разведкой и опросом очевидцев было установлено, что первый эшелон валялся под откосом вместе с паровозом, часть пасса­жирского состава немцами была выведена на ближайшую станцию Ага-шевица, а паровоз пассажирского поезда, который застрял в пролете мо­ста, был подорван.

Гестаповцы всю ночь убирали трупы убитых и раненых.

27 сентября на узкоколейке Ощадница — Локча, на перегоне Старая Бистрица — Клубина в 15 км юго-восточнее Чадца, подорвано и сожже­но 3 моста общей длиной 105 метров.

28 сентября т.г. на железной дороге Макув — Новы Тарг в 2 км севе­ро-западнее станции Хабувка, взорван 5-метровый железнодорожный виадук в момент прохождения через него воинского эшелона с живой силой и техникой.

В результате взрыва поврежден один паровоз, уничтожено 3 товар­ных пульмановских вагона, 3 вагона с боеприпасами, 2 вагона с автома­шинами, убито и ранено до 200 немецких солдат и офицеров.

28 сентября на железной дороге Чадца — Моравска — Острава, в 3 км севернее Чадца, подорван эшелон противника.

В результате взрыва уничтожено 11 вагонов с артиллерией и боепри­пасами, убито и ранено 53 немецких солдата и офицера.

28 сентября на железной дороге Чадца — Живец, в 16 км юго-запад­нее Живец, подорван эшелон противника. В результате взрыва уничто­жены 1 паровоз и 27 вагонов с автомашинами.

28 сентября на узкоколейке, в районе ст. Ощадница, в 20 км восточ­нее Чадца, сожжен 25-метровый деревянный мост.

В ночь на 28 сентября на железной дороге Новы Сонч — Рабка, на перегоне между станциями Новый Сонч — Менцина подорван эшелон противника, направлявшийся на фонт. Уничтожены один паровоз и 18 ва­гонов. В ту же ночь на той же дороге, на перегоне ст. Тимбарг — ст. Лима-нова пущен под откос литерный эшелон с живой силой противника. Унич­тожены 1 паровоз, 30 вагонов, убито и ранено до 700 немецких солдат и офицеров.

В ночь на 29 сентября на той же магистрали, между станциями Лима-ново — Менцина, подорван эшелон противника, груженный боевыми при­пасами и минами. Уничтожены один паровоз и 25 вагонов.

29 сентября на железной дороге Краков — Вельска через реку Кле-чевку, близ села Клеча, в 34 км юго-западнее Кракова, взорван 18-мет­ровый железнодорожный мост, шириной 5,5 метра и высотой в 6 метров, из металлических блоков с мощным металлическим скреплением. По утверждению специалистов, взорванный мост восстановлен быть не мо­жет, его необходимо строить заново. Движение на этом участке желез­ной дороги было прервано на 10-15 суток.

29 сентября взорвано два паровых котла на военном заводе в с. Лоу, что в 4 км севернее гор. Сосновец, изготовляющем патроны к автоматам и винтовкам, а также детали к гранатам. На заводе работало до 1000 че­ловек рабочих.

1 октября в 1 км севернее г. Чадца, подорвана высоковольтная элект­ролиния, снабжающая электроэнергией заводы и фабрики, расположен­ные в районе Моравской Остравы и Братиславы.

1 октября т.г. на железной дороге Краков — Вадовице, через реку Цебронь, на перегоне Воля — Радзишовска — Зебжидовице, в 26 км юго-западнее Кракова, взорван 28-метровый железнодорожный мост во вре­мя прохождения через него товарного эшелона.

В результате взрыва моста уничтожены паровоз и два вагона с воен­ным грузом, остальные вагоны сошли с пути. Движение на этом участке железной дороги было прервано на 12 часов.

2 октября на железной дороге Краков — Закопане, на перегоне Лен­че — Гурне — Кальвария, что в 30 км юго-западнее гор. Кракова, пущен под откос воинский эшелон с живой силой и техникой противника, при этом разбиты паровоз и 6 вагонов.

В ночь на 3 октября на железной дороге Новы Тарг — Рабка, на перего­не станций Синява — Новы Тарг, подорван пассажирский поезд в составе 15 вагонов. В результате уничтожены паровоз и 10 вагонов и 5 вагонов сильно повреждены. Убито и ранено до 500 немецких солдат и офицеров.

В ту же ночь на той же магистрали, на перегонах Лиманово — Менци­на, пущен под откос эшелон с живой силой и техникой противника. Унич­тожено 2 паровоза и до 20 вагонов. Убито и ранено до 400 солдат и офи­церов противника.

На перегоне станций Косина — Валька — Добра в эту же ночь подо­рван эшелон с техникой и живой силой противника. Уничтожено 2 паро­воза и до 25 вагонов. Убито и ранено до 150 человек солдат и офицеров.

3 октября на железной дороге Краков — Освенцим, на перегоне Ры-чув — Бжезница, что в 25 км юго-западнее Кракова, пущен под откос эшелон противника, в результате чего разбиты паровоз и 15 товарных вагонов, а также поврежден железнодорожный мост.

В ночь на 4 октября на железной дороге Новы Тарг — Рабка, на пере­гоне станций Рабка — Раба — Выжна, подорван эшелон с живой силой и техникой противника. Уничтожены паровоз, 15 платформ с техникой и 7 вагонов с живой силой. Убито и ранено до 300 солдат и офицеров про­тивника.

4 октября с.г. на железной дороге Тшебиня — Вадовице, в 40 км юго-западнее г. Кракова, пущен под откос эшелон с живой силой и техникой противника, при этом разбиты паровоз и 4 товарных вагона.

5 октября на железной дороге Краков — Освенцим, в 25 км юго-за­паднее г. Кракова, пущен под откос эшелон с живой силой и техникой противника. Уничтожены паровоз, 12 вагонов, 5 автомашин и до 20 не­мецких солдат и офицеров.

6 октября на железной дороге Краков — Закопане, на перегоне Лен­че — Гурны — Пшетковице, что в 25 км юго-западнее г. Кракова, пущен под откос эшелон с живой силой и военным грузом противника, при этом разбиты паровоз, 9 вагонов и 6 платформ с углем.

7 октября на железной дороге Краков — Закопане, на перегоне Лен­че — Гурне — Радзишев, что в 20 км юго-западнее гор. Кракова, пущен под откос курьерский поезд, в результате чего разбиты паровоз, 16 класс­ных вагонов и уничтожено до 200 немецких офицеров и чиновников.

Начальник 8-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР

подполковник Студников

ЦАМО РФ. Ф. 233. On. 2356. Д. 14. Лл. 212-216.

Диверсионные акты оперативных групп НКГБ Украинской ССР на терри­тории Польши проводили по заданию командования 1-го Белорусского фрон­та (см. также документы № от 22 ноября, 15 декабря 1944 г.). После Люблин-Брестской операции войска фронта вышли на р. Висла, захватив на ее запад­ном берегу плацдармы в районах Магнушева и Пулавы, вели активные боевые действия по удержанию и расширению плацдармов на р. Висле, готовились к зимнему наступлению.

Активные и дерзкие действия оперативных групп на территории Польши явились достойным вкладом в успешное проведение фронтом Висло-Одер-ской, Варшавско-Познанской наступательных операций.

№2074

ИЗ НАГРАДНОГО ЛИСТА НАРАЗВЕДЧИКА ОПЕРГРУППЫ 4-го УПРАВЛЕНИЯ НКГБ СССР «ПОБЕДИТЕЛИ» Н. И. КУЗНЕЦОВА

16 октября 1944 г.

1. Фамилия, имя и отчество — Кузнецов Николай Иванович.

2. Звание — не имеет.

3. Должность, [часть] — разведчик-боевик опергруппы 4-го Управ­ления НКГБ СССР «Победители» в тылу немцев.

Представляется к званию Герой Советского Союза.

4. Год рождения — 1911.

5. Национальность — русский.

6. Партийность — б/п.

7. Участие в Гражданской войне, в последующих боевых действиях по защите СССР и Отечественной войне (где, когда) — в опергруппе НКГБ СССР в тылу противника.

8. Имеет ли ранения и контузии в Отечественной войне — геройски погиб в борьбе с немецкими захватчиками.

9. С какого времени в Красной Армии_1

10. С какого времени в партизанском отряде — с августа 1942 г.

11. Чем ранее награжден (за какие отличия и когда) — орденом Ле­нина (Указ Президиума Верховного Совета СССР от 26 декабря 1943 г.), медалью «Партизану Отечественной войны» — 1-й степени (приказ Ук­раинского партизанского движения от 29 июня 1944 г.).

12. Постоянный домашний адрес представляемого к награждению и адрес его семьи — Москва, НКГБ СССР.

/. Краткое конкретное изложение личного военного подвига или заслуг:

Кузнецов Николай Иванович за время пребывания в тылу против­ника с августа 1942 г. в составе оперативной группы 4-го Управления НКГБ СССР, проявил себя беззаветно преданным патриотом Советской Родины. Принял участие в ряде операций против немецкой высшей ад­министрации в оккупированных районах Украины:

1.20 сентября 1943 г. в гор. Ровно Кузнецов Н. И. выстрелом из пис­толета убил руководителя главного отдела финансов рейхскомиссариа-та Украины, министерского советника доктора Ганса Геля и старшего инспектора Ровенского гебитскомиссариата Адольфа Винтера.

2.15 ноября 1943 г. в гор. Ровно под руководством Кузнецова Н. И. и при его личном активном участии был похищен из своей квартиры, а затем убит командующий особыми войсками на Украине генерал фон Ильген.

3. 16 ноября 1943 г. Кузнецов Н. И. выстрелами из пистолета убил бывшего чрезвычайного комиссара по Мемельской области, помощника рейхскомиссара Украины по судебным делам, сенатспрезидента Альф­реда Функа.

4.10 февраля 1944 г. в гор. Львове выстрелами из пистолета Кузне­цов Н. И. убил заместителя губернатора Галиции доктора Бауэра и его секретаря доктора Шнейдера.

5. При контроле автомашины, на которой Кузнецов и сопровождав­шие его лица выехали из Львова, Кузнецов убил немецкого офицера — майора Кантера.

6. Находясь в Галиции, Кузнецов Н. И. расстрелял подполковника авиации Петерса.

1 Прочерк в тексте документа.

Пробиваясь в расположение частей Красной Армии, Кузнецов Н. И. со своей группой из 3 человек погиб в бою с бандой националистов (бан­деровцев).

Кузнецов Николай Иванович за образцовое выполнение задания в борьбе с немецкими захватчиками в тылу противника и проявленную при этом отвагу и геройство достоин представления к званию Героя Со­ветского Союза.

Зам. начальника 4-го отдела

4-го Управления НКГБ СССР Зубов1

II. Заключение вышестоящих начальников:

Ходатайствую о представлении тов. Кузнецова Н. И. к званию Герой Советского Союза2.

Начальник 4-го Управления НКГБ СССР

комиссар госбезопасности Судоплатов

ЦА ФСБ России

№2075

СПРАВКА 4-го УПРАВЛЕНИЯ НКГБ СССР О ДИВЕРСИОННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ОПЕРАТИВНЫХ ГРУПП НКГБ УССР НА ТЕРРИТОРИИ ПОЛЬШИ3

16 октября 1944 г.

Оперативными группами НКГБ Украинской ССР на территории Польши проведены следующие диверсионные акты:

24 сентября т.г. на железной дороге Освенцим — Новы Тарг в районе села Оселец, в 42 км юго-западнее Кракова, взорван семиметровый же­лезнодорожный мост через речку Скава во вемя прохождения через него эшелона, следовавшего на фронт. В результате взрыва моста уничтожено

1 Зубов Петр Яковлевич (1898-?), полковник (1944). В августе 1937 г. зачис­лен в резерв ОО НКВД СССР с прикомандированием к 7-му отделу (числился в долгосрочной командировке). С 1939 по 1941 г. — находился под арестом, освобож­ден за отсутствием состава преступления. В 1941 г. — начальник отделения Особой группы при наркоме НКВД СССР (2-го отдела НКВД СССР), с января 1942 г. -руководитель группы (на правах начальника отделения) 4-го Управления НКВД СССР, с ноября 1943 г. — зачислен в особый резерв 4-го Управления НКГБ СССР по должности начальника группы. Приказом НКГБ СССР № 174 от 4 июня 1946 г. уволен по состоянию здоровья с исключением с учета.

2 Указом Президиума Верховного Совета СССР от 5 ноября 1944 г. Кузнецо­ву Н. И. было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

3 Справка направлена командующему войсками 1 -го Белорусского фронта мар­шалу Советского Союза К. К. Рокоссовскому.

несколько вагонов с военным грузом. Остальные вагоны сошли с пути. Движение на этом участке железной дороги было прервано на 4-5 дней.

26 сентября т.г. заминированы и подорваны 3 главных котла шахты Сершаига (Серша), что в 7 км севернее города Хнув. Суточная добыча угля этой шахты составляет 5 тыс. т. Шахта обслуживала электростанцию, крекинг-завод, железную дорогу и 12 фабрик. Работа шахты приостанов­лена, и пуск ее возможен только при условии установки новых котлов.

26 сентября из Кракова следовал воинский эшелон в составе 40 ваго­нов с живой силой противника, который был подорван вместе с мостом. В результате взрыва разбился паровоз, а весь подвижной состав пошел под откос.

В это время шел встречный скорый поезд Берлин — Краков с войс­ками СС, который свалился в провал моста. В результате катастрофы разбиты паровоз и 11 классных вагонов. 28 и 30 сентября разведкой и опросом очевидцев было установлено, что первый эшелон валялся под откосом вместе с паровозом, часть пассажирского состава немцами была выведена на ближайшую станцию Агашевица, а паровоз пассажирского поезда, который застрял в пролете моста, был подорван. Гестаповцы всю ночь убирали раненых и трупы убитых.

27 сентября на узкоколейке Стадница — Локча, на перегоне Старая Бистрица — Клубина, в 15 км юго-восточнее Чадца, подорвано и сожже­но 3 моста общей длиной 105 м.

28 сентября т.г. на железной дороге Макув — Новы Тарг, в 2 км северо-западнее станции Хабувка, взорван 5-метровый железнодорожный виа­дук в момент прохождения через него воинского эшелона с живой силой и техникой. В результате взрыва поврежден 1 паровоз, уничтожено 3 товар­ных пульмановских вагона, 3 вагона с боеприпасами, 2 вагона с автомаши­нами, убито и ранено до 200 немецких солдат и офицеров.

28 сентября на железной дороге Чадца — Моравска — Острава, в 3 км севернее Чадца, подорван эшелон противника. В результате взрыва унич­тожено 11 вагонов с артиллерией и боеприпасами, убито и ранено 53 не­мецких солдата и офицера.

28 сентября на железной дороге Чадца — Живец, в 16 км юго-запад­нее Живец, подорван эшелон противника. В результате взрыва уничто­жены 1 паровоз и 27 вагонов с автомашинами.

28 сентября на узкоколейке в районе станции Ошадница, в 20 км восточнее Чадца, сожжен 25-метровый деревянный мост.

В ночь на 28 сентября на железной дороге Новы Сонч — Рабка, на перегоне между станциями Новы Сонч — Менцина, подорван эшелон противника, направлявшийся на фронт. Уничтожены 1 паровоз и 18 ва­гонов.

В ту же ночь на той же дороге, на перегоне ст. Тимбарг — ст. Лимано-во, пушен под откос литерный эшелон с живой силой противника. Унич­тожены 1 паровоз, 30 вагонов, убито и ранено до 700 немецких солдат и офицеров.

В ночь на 29 сентября на той же магистрали, между станциями Ли-маново — Менцина, подорван эшелон противника, груженный боевыми припасами и минами. Уничтожены 1 паровоз и 25 вагонов.

29 сентября на железной дороге Краков — Вельск через реку Клечев-ку, близ села Клеча, в 34 км юго-западнее Кракова, взорван 18-метровый железнодорожный мост, шириной 5,5 метра и высотой в 6 метров, из металлических блоков с мощным металлическим скреплением. По ут­верждению специалистов, взорванный мост восстановлен быть не мо­жет, его необходимо строить заново. Движение на этом участке желез­ной дороги было прервано на 10-15 суток.

29 сентября взорвано два паровых котла на военном заводе в с. Лоу, что в 4 км севернее гор. Сосновец, изготовляющем патроны к автоматам и винтовкам, а также детали к гранатам. На заводе работало до 1000 человек рабочих.

1 октября в одном километре севернее г. Чадца, подорвана высоко­вольтная электролиния, снабжающая электроэнергией заводы и фабри­ки, расположенные в районе Моравской Остравы до Братиславы.

1 октября с.г. на железной дороге Краков — Вадовице, через реку Цеоронь, на перегоне Воля — Радзишойска — Зебжидовице, в 26 км юго-западнее Кракова, взорван 28-метровый железнодорожный мост через р. Цеоронь во время прохождения через него товарного эшелонам. В ре­зультате взрыва моста уничтожены паровоз и 2 вагона с военным грузом, остальные вагоны сошли с пути. Движение на этом участке железной дороги было прервано на 12 часов.

2 октября на железной дороге Краков — Закопане на перегоне Лен­че — Гурне — Кальвария, что в 30 км юго-западнее гор. Кракова, пущен под откос воинский эшелон с живой силой и техникой противника, при этом разбиты паровоз и 6 вагонов.

В ночь на 3 октября на железной дороге Новы Тарг — Рабка, на перего­не станций Синява — Новы Тарг, подорван пассажирский поезд в составе 15 вагонов. В результате уничтожены паровоз и 10 вагонов и 5 вагонов сильно повреждены. Убито и ранено до 500 немецких солдат и офицеров.

В ту же ночь на той же магистрали на перегонах Л иманово — Менина пущен под откос эшелон с живой силой и техникой противника. Уничто­жено 2 паровоза и до 20 вагонов. Убито и ранено до 400 солдат и офице­ров противника.

На перегоне станций Косина — Валька — Добра в эту же ночь подо­рван эшелон с техникой и живой силой противника. Уничтожено 2 паро­воза и 25 вагонов. Убито и ранено до 150 солдат и офицеров.

3 октября на железной дороге Краков — Освенцим на перегоне Ры-чув — Бжезница, что в 25 км юго-западнее Кракова, пущен под откос эшелон противника, в результате чего разбиты паровоз и 15 товарных вагонов, а также поврежден железнодорожный мост.

В ночь на 4 октября на железной дороге Новы Тарг — Рабка, на пере­гоне станций Рабка — Таба — Выжна, подорван эшелон с живой силой и техникой противника. Уничтожены паровоз, 15 платформ с техникой и 7 вагонов с живой силой. Убито и ранено до 300 солдат и офицеров про­тивника.

4 октября т.г на железной дороге Тшебиня — Радовице, в 40 км юго-западнее г. Кракова, пущен под откос эшелон с живой силой и техникой противника, при этом разбиты паровоз и 4 товарных вагона.

5 октября на железной дороге Краков — Освенцим, в 25 км юго-за­паднее гор. Кракова, пущен под откос эшелон с живой силой и техникой противника. Уничтожены паровоз, 12 вагонов, 5 автомашин и до 20 не­мецких солдат и офицеров.

6 октября на железной дороге Краков — Закопане на перегоне Лен­че — Гурны — Пшетковице, что в 25 км юго-западнее г. Кракова, пущен под откос эшелон с живой силой и военным грузом противника. При этом разбиты паровоз, 9 вагонов и 6 платформ с углем.

7 октября на железной дороге Краков — Закопане, на перегоне Лен­че — Гурне — Радзишев, что в 20 км юго-западнее гор. Кракова, пущен под откос курьерский поезд, в результате чего разбиты паровоз, 16 класс­ных вагонов и уничтожено до 200 немецких офицеров и чиновников.

Начальник 8-го отдела 4-го Управления НКГБ

подполковник госбезопасности Студников

ЦА ФСБ России

Как следует из документа, оперативные группы НКГБ Украины за 15дней (с 24 сентября по 8 октября 1944 г.), действуя на оккупированной территории Польши, в полосе 1-го Белорусского фронта, нанесли значительный урон про­тивнику.

За этот период личным составом оперативных групп было убито и ранено свыше 2,5 тысячи немецко-фашистских оккупантов, пущено под откос около 20 эшелонов с боевой техникой и вооружением противника, подорвано 9 мостов, уничтожены многие энергетические объекты, работавшие в интересах вермахта.

№2076

СПЕЦИАЛЬНОЕ СООБЩЕНИЕ НКГБУССР№ 4/1/5365

В4-е УПРАВЛЕНИЕ НКГБ СССР О ВЫВОДЕ В ТЫЛ ПРОТИВНИКА ОПЕРАТИВНО-ЧЕКИСТСКОЙ ГРУППЫ «ЗАРУБЕЖНЫЕ»

17 октября 1944 г.

4-м Управлением НКГБ УССР в соответствии с указанием НКГБ СССР от 21.09.44 г. за № 3909/К о направлении в Словакию оператив­ного работника сформирована, подготовлена и в ночь на 16 октября

1944 года выведена в тыл противника оперативно-чекистская группа в количестве 10 человек, названная псевдонимом «Зарубежные».

Группа выведена самолетом на базу нашей диверсионно-разведыва­тельной группы «Бывалые», действующей в районе г. Зволен (Слова­кия), откуда после ознакомления с обстановкой самостоятельно направ­ляется к месту своей дислокации в район г. Жилин (Словакия).

Руководителем группы «Зарубежные» назначен «Зорич», его замес­тителем «Давидов».

«Зорич» — Святогоров Александр Пантелеймонович, старший лей­тенант государственной безопасности, 1913 года рождения, уроженец г. Харькова, украинец, из рабочих, с незаконченным высшим образова­нием, член ВКП(б) с 1940 года, в органах НКВД-НКГБ с 1940 г.

До выброски в тыл противника работал старшим оперуполномочен­ным 4-го Управления НКГБ УССР.

Первый раз выводился в тыл противника в июне 1944 г. в составе специального отряда 4-го Управления НКГБ УССР «Заднестровцы», где выполнял роль заместителя командира отряда по разведке.

«Зорич», находясь в тылу противника, проявил себя смелым и реши­тельным, добился значительных успехов в оперативно-чекистской рабо­те, за что представлен к правительственной награде.

«Давидов» — Волостнов Владимир Георгиевич, 1918 года рождения, уроженец села Бояринцево Михайловского района Московской облас­ти, русский, из служащих, член ВКП(б) с 1942 года.

С 1938 г. по июль 1942 г. служил в пограничных войсках на команд­ных должностях. Последняя должность — начальник узла связи мино­метного батальона.

6 июля 1942 г. в связи с временным оставлением нашими войсками г. Севастополя, вместе с погранполком эвакуирован не был, в силу чего попал в плен. В плену находился по май 1944 г. в разных лагерях военноп­ленных.

В мае 1944 г., будучи в лагере военнопленных г. Белая Подляска (Польша) организовал группу в 28 человек, совершил побег. Вместе с указанной группой влился в специальный отряд 4-го Управления НКГБ УССР «Заднестровцы».

В отряде «Заднестровцы» исполнял роль начальника штаба отряда. К работе относился добросовестно. За умелое и мужественное руковод­ство боевыми операциями отряда и личный пример в бою с немецкими захватчиками представлен к правительственной награде.

[••■]

Группа укомплектована проверенными в боевых операциях в тылу противника бойцами.

Руководителю группы, нашему оперативному работнику «Зоричу», предложено осуществлять контроль и при необходимости направлять работу действующих на территории Словакии диверсионно-разведыва­тельных групп «Львовцы» и «Сигнал»1.

Кроме того, перед группой, которой руководит «Зорич», поставлены следующие задачи:

а) вербовка специальной агентуры и создание нелегальных рези-дентур;

б) организация законспирированных баз для приема нашей агенту­ры, как направленной в Чехословакию, так и в другие страны;

в) систематическая разведка по выявлению дислокации немецких частей и замыслов немцев на территории Словакии;

г) повседневное изучение обстановки на территории Словакии;

д) организация и осуществление специальных мероприятий в отно­шении видных немецких деятелей.

Для регулярной связи с нами группе приданы две радиостанции типа «Белка» и два радиста.

С группой установлена регулярная радиосвязь.

В соответствии с поставленными перед группой задачами она снаб­жена вооружением и минно-подрывной техникой.

О ходе продвижения группы и выполнения поставленных перед нею задач будем информировать.

Народный комиссар государственной безопасности УССР

комиссар госбезопасности 3 ранга Савченко

ЦА ФСБ России

1 Оперативные группы 4-го Управления НКГБ УССР «Сигнал» и «Львовцы» в количестве 10 и 9 человек были заброшены на территорию Словакии соответственно 17 и 22 сентября 1944 г.

Перед оперативной группой «Львовцы» были поставлены задачи организации диверсионной работы на промышленных объектах и коммуникациях противника, ликвидации агентов, сотрудников, представителей командования и администрации оккупантов.

Перед группой «Сигнал», помимо этого, ставились задачи внедрения агентуры в руководящие круги антисоветских и националистических формирований, создания базы, обеспечивающей развертывание агентурно-оперативной работы.

За время нахождения в тылу противника опергруппы «Сигнал» и «Львовцы» провели 36 диверсий и боевых операций, в результате которых было подорвано 17 эше­лонов, выведено из строя около 2000 солдат и офицеров противника, выявлено 143 пре­дателя и изменника Родине, 5 из которых ликвидированы.

Поступавшая от групп разведывательная информация передавалась 4-м Управ­лением НКГБ УССР командованию 2-м и 4-м Украинских фронтов.

4 апреля 1945 г. обе опергруппы соединились с частями Красной Армии.

№2077

УКАЗАНИЕ НАЧ АТЬНИКА ПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСК НКВД СССР № 18/2/6218 НАЧАЛЬНИКАМ ПРИКАРПАТСКОГО ИУКРАИНСКОГО ПОГРАНИЧНЫХ ОКРУГОВ О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ АГЕНТУРНОЙ

РАБОТЫ ИПРОВЕДЕНИЮ ОПЕРАТИВНО-ВОЙСКОВЫХ МЕРОПРИЯТИЙ ПО ЛИКВИДАЦИИ ОУНОВСКИХ БАНД В ПОГРАНИЧНЫХ РАЙОНАХ

17 октября 1944 г.

Приказом НКВД-НКГБ СССР № 001240/00380 от 9.10.44 г.1на по­граничные войска возложена задача по обеспечению ликвидации дей­ствующих в пограничных районах оуновских банд.

Во исполнение этого приказа

предлагается:

/. По линии агентурно-следственнойработы

1) Перестроить и улучшить качество агентурной работы по борьбе с бандитизмом с таким расчетом, чтобы все чекистско-войсковые опера­ции по ликвидации оуновских банд обеспечивались необходимой пред­варительной агентурной работой (установление местонахождения банд, их численности, руководящего состава, вооружения, выявления возмож­ных путей их отступления т. д.).

2) Пересмотреть все имеющиеся в погранчастях агентурные разработ­ки и следственные дела по оуновцам и наметить необходимые мероприя­тия по выявлению и ликвидации в кратчайший срок действующих в по­граничной полосе антисоветских организаций и вооруженных банд ОУН.

3) В процессе агентурно-оперативной работы главное внимание об­ратить:

а) на изъятие или ликвидацию главарей бандгрупп надрайонных и районных «проводов» ОУН, разгром их боевых групп и «служб безпеки»;

б) на выявление линий связей, конспиративных квартир, явочных пунктов «проводов» ОУН, обеспечение их своей агентурой, в целях ак­тивной и быстрой разработки с последующей оперативной ликвидаци­ей их;

в) на выявление и ликвидацию оуновских складов оружия, боепри­пасов, продовольствия, обмундирования и техники (типографий, пишу­щих машинок и проч.).

[...]

1 Документ в сборнике не публикуется.

5) Укомплектовать следственные отделения квалифицированными офицерами. Следствие по задержанным и арестованным бандитам вести форсированно. Получаемые в ходе следствия материалы, представляю­щие оперативный интерес (о местонахождении банд, нелегалов, связни­ков, складов оружия, техники и т. д.) немедленно реализовывать чекист-ско-войсковым путем, а по материалам на объекты вне пограничной по­лосы — немедленно докладывать народным комиссарам внутренних дел республик (начальникам УНКВД областей).

О недочетах в работе местных партийных, советских и хозяйствен­ных организаций, выявленных в ходе преследования и ликвидации оуновских банд в пограничных районах западных округов, своевременно информировать НКВД республик (начальников УНКВД областей).

//. По линии оперативно-войсковых мероприятий

1. При наличии данных о появлении бандгрупп в пределах погранич­ных районов немедленно принимать меры к их полной ликвидации, вы­деляя для этого необходимое количество войсковой силы и техники и привлекая в первую очередь невыставленные пограничные комендатуры и маневренные группы пограничных отрядов.

2. Установить тесное взаимодействие с войсками НКВД и частями Красной Армии, привлекаемыми для проведения операции по ликвида­ции бандгрупп в пограничных районах.

Руководство операциями по ликвидации бандгрупп в пограничных районах возлагать на офицеров пограничных войск, подбирая для этой цели инициативных, смелых и решительных офицеров. Для проведения агентурных мероприятий в состав оперативных групп включать офице­ров-разведчиков.

3. При проведении операции в районах вероятного местонахожде­ния бандгрупп принимать меры к окружению этого района, имея основ­ной задачей полную ликвидацию бандгрупп, не допуская просачивания окруженной банды в другие районы.

4. В соответствии с указаниями ГУПВ НКВД № 18/2/6130 от 7.10.44 г.1 активизировать работу по организации в пограничных райо­нах бригад и групп содействия, вовлекая в первую очередь в состав БС проверенных и преданных советской власти лиц, пострадавших от оунов­ских банд родственников и членов семей военнослужащих, находящих­ся в рядах Красной Армии, бывших партизан и т. п.

5. Потребовать от всего офицерского состава при высылке погранич­ных нарядов и поисковых групп, а также при направлении погранични­ков для производства хозяйственных и иных работ тщательно инструк­тировать их о необходимости организации тщательных мер охранения, разведки и постоянной готовности оружия к действию, полностью ис­ключая всякую возможность внезапных нападений банд из засад на по­граничников и захвата наших .людей и вооружения. Пограничные наря­ды, высылаемые на охрану границы в районах, пораженных бандитиз­мом, наряжать усиленные, определяя состав этих нарядов в каждом от­дельном случае в зависимости от конкретной обстановки на данном уча­стке границы.

6. Повседневно разъяснять личному составу пограничных войск опе­ративную и политическую обстановку в пограничной полосе, активность и вражеский характер действий бандитского и антисоветского элемента и необходимость в связи с этим высокой бдительности и постоянной боевой готовности при выполнении боевых задач.

7. Отчетность о ходе операций по ликвидации бандитизма и очис­тке пограничных районов помимо ежедневных телеграфных донесений представлять согласно указаний ГУПВ НКВД, направленных Вам за № 18/2/6191 от 14 октября 1944 года, одновременно информируя о результатах оперативно-служебной деятельности погранчастей народ­ных комиссаров внутренних дел и государственной безопасности рес­публик.

Начальник пограничных войск

НКВД СССР Стаханов

ЦА ФСБ России

№2078

ПЛАН1ИСПОЛЬЗОВАНИЯ АГЕНТА-ОПОЗНАВАТЕЛЯ 2-го ОТДЕЛАУКР «СМЕРШ» 1-го УКРАИНСКОГО ФРОНТА «ВИТЯЗЯ-101» ПО РОЗЫСКУ АГЕНТУРЫ ПРОТИВНИКА БЫВШЕЙ ПОЛТАВСКОЙ РАЗВЕДШКОЛЫ2

17 октября 1944 г.

Для организации розыска агентуры противника, известной агенту-опознавателю «Витязю-101» по бывшей Полтавской разведывательной школе, направить его в отделы «Смерш» 13-го и 38-й армий3, которого использовать там по плану:

1 План утвержден начальником 2-го отдела УКР «Смерш» 1-го Украинского фронта.

2 См. том 3 настоящего сборника, документы № 812, 868, 904,1115.

313-я армия в составе 1-го Украинского фронта находилась с ноября 1943 г. по сентябрь 1944 г. 38-я армия в составе фронта находилась в ноябре — декабре 1943 г. С 30 ноября 1944 г. до конца войны вела боевые действия в составе 4-го Украинско­го фронта.

Z. В ОКР «Смерш» 13-й армии:

1. В расположении отделов и подразделений штаба армии с 18 по 23 октября.

2. На основных коммуникациях, КПП, продпунктах крупных желез­нодорожных точках, снабжающих участок фронта 13-й армии (маршрут разрабатывается на месте), — с 24 октября по 9 ноября 1944 г.

3. На сборно-пересыльном пункте — с 10 октября по 15 ноября 1944 г.

4. В армейском запасном полку — с 16 октября по 23 ноября 1944 г.

По окончании работы агент-опознаватель доставляется старшим груп­пы в Управление «Смерш» фронта, где отчитывается о результатах про­деланной работы.

//. В отделе «Смерш» 38-й армии:

Агент-опознаватель «Витязь-101» в ОКР «Смерш» 38-й армии на­ходится с 25 ноября 1944 года по 20 декабря 1944 г. по плану:

1. На основных коммуникациях, КПП, продпунктах и железнодо­рожных точках с 25 ноября по 2 декабря 1944 г.

2. На сборно-пересыльном пункте — с 3 декабря по 8 декабря 1944 г.

3. В армейском запасном полку — с 9 декабря по 16 декабря 1944 г.

4. В расположении отделов и подразделений штаба армии — с 17 де­кабря по 20 декабря 1944 г.

После этого старший розыскной группы доставляет агента-опознава-теля «Витязь-101» на базу Управления «Смерш» фронта и отчитывается о проделанной работе.

Зам. начальника 2-го отделения 2-го отдела

Управления контрразведки «Смерш» 1-го Украинского фронта

капитан Нестеров1

«Согласен»

Начальник 2-го отделения 2-го отдела

Управления контрразведки «Смерш» 1-го Украинского фронта

майор Битюков2

_ ЦА ФСБ России

1 Нестеров Борис Тимофеевич (1919-?), полковник (1957). С декабря 1939 г. — красноармеец 229-го полка войск НКВД, с марта 1942 г. — в резерве на должности оперуполномоченного ОО НКВД Юго-Западного фронта, с апреля 1942 г. — оперу­полномоченный ОО НКВД Брянского фронта, затем 40-й армии. С мая 1943 г. -старший оперуполномоченный 3-го отделения ОКР «Смерш» 40-й армии, с сентября 1943 г. — старший оперуполномоченный 3-го отдела УКР «Смерш» Воронежско­го — и 1-го Украинского фронтов, с октября 1944 г. — зам. начальника 2-го отделе­ния 2-го отдела УКР «Смерш» 1-го Украинского фронта, с апреля 1946 г. — началь­ник 2-го отделения 2-го отдела УКР «Смерш» ЦГВ. С апреля 1950 г. — на различных должностях в системе МГБ-МВД-КГБ Закавказского военного округа, УОО по ГСВГ, 6-й гвардейской танковой армии Киевского военного округа. Приказом КГБ № 18 от 09.01.1974 г. уволен в запас по ст. 59 п. «а» (по возрасту).

2 Битюков Федор Александрович (1899-?), майор (1943). С июля 1941 г. зам. начальника следственной части ОО НКВД КОВО, с марта 1942 г. — зам. начальника

«Витязь-101» был привлечен к сотрудничеству в августе 1944 г. Управле­нием контрразведки «Смерш» 1-го Украинского фронта как агент-опознава-тель для розыска перебрасываемой в советский тыл германской агентуры.

Находясь на фронте Отечественной войны, он в звании младшего лейте­нанта 20 февраля 1943 г. близ г. Красноармейска попал с войсковой частью в окружение и был пленен немцами, а в сентябре 1943 г. завербован германской разведкой. В течение 11 месяцев (по август 1944 г.) обучался в Полтавской разведшколе, в период пребывания в которой в июле 1944 г. зафронтовым раз­ведчиком, УКР «Смерш» 1-го Украинского фронта «Малышом» был перевер­бован с заданием при выброске в советский тыл явиться в органы «Смерш» и оказать помощь в розыске другой вражеской агентуры.

Будучи переброшен немцами 24 августа 1944 г. через линию фронта, он уста­новил связь с органами контрразведки «Смерш» и дал подробные сведения на известных ему 80 агентов и официальных сотрудников германской разведки.

За время нахождения в УКР «Смерш» 1-го Украинского фронта «Витязь-101» лично опознал одного агента немецкой разведки и но фотографиям — двух агентов и одного официального сотрудника немецких разведывательных органов.

Указанием начальника УКР «Смерш» 1-го Украинского фронта за № 396/2 от 6 января 1945 г. он был направлен в отдел контрразведки «Смерш» 4-й танко­вой армии.

На протяжении последующих лет «Витязь-101» участвовал в разыскных мероприятиях органов госбезопасности и оказал значительную помощь в ра­зоблачении ряда вражеских агентов.

№2079

ИЗ УКАЗАНИЯ УНКГБ И УНКВД ПО КРАСНОДАРСКОМУ КРАЮ № 2656/1/954 ОБ ОБЕСПЕЧЕНИИ ОХРАНЫ ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ ПУТЕЙ, СТАНЦИЙ, ИСКУССТВЕННЫХ СООРУЖЕНИЙ В МОМЕНТ СЛЕДОВАНИЯ ЛИТЕРНЫХПОЕЗДОВ1

18 октября 1944 г.

Директивой НКГБ и НКВД СССР от 10/V-44 г. за № 55/158 на органы НКГБ-НКВД возлагается полная ответственность за обеспече­ние охраны железнодорожных путей, станций, искусственных сооруже­

00 НКВД Темниковского лагеря спецназначения, с сентября 1943 г. — начальник 3-го отделения 2-го отдела УКР «Смерш» Воронежского фронта, с июня 1944 г. — зам. начальника 2-го отделения 2-го отдела УКР «Смерш» 1-го Украинского фронта. В феврале 1946 г. откомандирован в распоряжение НКГБ УССР, с августа 1946 г. — начальник учетного отдела Управления лагеря МВД № 62 Киевской области. При­казом МВД № 549 от 10.09.1947 г. уволен в запас по болезни.

1 Указание было направлено начальникам управлений НКГБ и НКВД по Ады­гейской автономной области, Сочинского отдела УНКГБ и ГО НКВД, РО НКГБ и НКВД Краснодарского края и в копии — начальникам ОТО НКГБ Северо-Кавказ­ской железной дороги.

ний в момент следования литерных (правительственных) поездов и их благополучное проследование.

Во исполнение этой директивы предлагаем

1. Изучить участок железной дороги, пролегающий в пределах ваше­го района и определить все уязвимые места (лесные массивы, плавни, глубокие выемки и др.), учесть все населенные пункты и жилые здания, расположенные в непосредственной близости трассы, на которой могут следовать литерные поезда.

[...]

4. При организации агентурной работы учесть места, пораженные бандитизмом и др. а/с элементом, скрывающимся на территории вашего района.

5. О возникновении агентурных разработок по террору, диверсии и бандитизму своевременно информируйте транспортные органы НКГБ для усиления охраны в этих местах.

6. В период следования литерного поезда по вашему участку, о чем вы будете своевременно поставлены в известность, установите связь с оперработниками транспортных органов НКГБ, которые будут в это вре­мя находиться на каждой станции.

7. Для выполнения настоящей директивы составить оперативный план, который выслать в свои управления к 1 ноября 1944 года, после чего регулярно докладывать специальной запиской один раз в конце ме­сяца о состоянии агентурной работы на этих участках.

8. Ответственность за выполнение настоящей директивы возлагаем лично на вас. Одновременно предупреждаем, что за ее нарушение винов­ные будут строго наказаны.

Начальник Управления Начальник Управления НКВД

НКГБ по Краснодарскому краю по Краснодарскому краю

комиссар госбезопасности комиссар госбезопасности

Горлинский Медведев

ЦА ФСБ России

№2080

ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НАЧАЛЬНИКА ОКР «СМЕРШ» 1-й ВОЗДУШНОЙ АРМИИ НАЧАЛЬНИКУ УКР «СМЕРШ» 3-ГО БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА ОБ АКТАХ ЗВЕРСКОГО ИСТРЕБЛЕНИЯ СОВЕТСКИХ ЛЮДЕЙ, УЧИНЕННОГО НЕМЦАМИ НАТЕРРИТОРИИ ЛИТОВСКОЙ ССР ВРАЙОНЕГ.АЛИТУСА

18 октября 1944 г.

Следствием по делам арестованных органами «Смерш» 1 В А преда­телей и пособников немецких оккупантов установлены следующие фак­ты истребления еврейского населения и советско-партийного актива, произведенные немцами в период оккупации Литовской ССР.

1. Осенью 1941г. южнее гор. Алитусе на танковом полигоне расстре­ляно около 7000 чел. еврейского населения.

Организаторами и руководителями расстрела были представители оккупационных властей (конкретные фамилии не установлены). Непос­редственные исполнители — выезжавшая из гор. Каунас команда «бата­льон смерти» и члены местной организации «Шаулис».

2. В июне 1941 г. в гор. Алитусе в связи с тем, что ночью кем-то про­изведен выстрел, немцами было расстреляно 700 чел. мужчин. Немецкие солдаты ночью ходили по домам, всех обнаруженных мужчин задержи­вали, выводили на улицу и расстреливали.

3. В сентябре 1942 г. на окраине м. Меречь немцами при участии по­лицейских расстреляно свыше 900 чел. евреев.

4. В конце августа 1941 г.на окраине м. Бутриманцы расстреляно около 700 чел. еврейского населения.

Расстрел производила команда «литовских гимназистов», приезжав­шая из гор. Алитуса, и полицейские. Одним из организаторов и руково­дителей расстрела был начальник Бутриманской волостной полиции Каспарюнас Леонард.

5. В сентябре 1941 г. в районе имения Войткушки Волкомирского уезда немцами и отрядом шаулистов расстреляно до 6000 чел. еврейско­го населения окружающих волостей.

Наряду с другими организатором расстрела являлся руководитель отряда шаулистов Гельванской волости Швайнборис Франас, бывший лейтенант литовской армии.

6.26 августа 1941 г. возле казарм военного городка м. Проны коман­дой карателей, специально прибывшей из гор. Каунас, местной полици­ей и шаулистами расстреляно 700-800 чел. евреев.

Как организатор в расстреле принимал участие руководитель Про-новской организации шаулистов Ясенауцкас Эдуард.

7. В июне 1941 г. на восточной окраине гор. Юрбург полицейскими под руководством немцев расстреляно 300 чел. местного еврейского на­селения.

8. Осенью 1941 г. в районе м. Семилишки производился массовый расстрел еврейского населения. Сколько всего расстреляно — не уста­новлено, в частности в октябре было истреблено до 200 чел.

Кроме представителей немецких властей организаторами расстрела являлись начальник Троицкой уездной полиции Мучинкос Петр и на­чальник Семилишской волости Адуконис Андрей Игнатьевич (нами аре­стован), оба литовцы.

9. В сентябре 1944 г. происходил массовый расстрел евреев в районе гор. Мариамполь. Число расстрелянных не установлено.

Участниками расстрела были немцы и шаулисты.

10. В июле 1941 г. немцами и полицией расстреляно 22 чел. советско-партийного актива Симновской волости.

11. Осенью 1941 г. в районе м. Дороунишки Поконской волости рас­стреляно 22 чел. женщин и детей еврейской национальности.

Одним из организаторов расстрела был начальник волостной поли­ции Потумсис А. Ю. (нами арестован).

12. В июне 1941 г. в районе гор. Прены производился массовый рас­стрел еврейского населения. Точное число расстрелянных не установле­но, однако из показаний арестованного Ючавичус К. С. видно, что трупа­ми расстрелянных полностью завалены две ямы размером: 20 м длины, 4 м ширины и 3-4 м глубины.

13. В августе или сентябре 1941 г. расстреляно еврейское население м. Езно. Число расстрелянных не установлено.

14. Летом 1941 г. в лесу Герялка, в полутора км северо-восточнее м. Ио-нава, немцами и отрядом шаулистов расстреляно около 6000 чел. еврей­ского населения, совпартактива и попавших в плен вгеннос^жащих Красной Армии.

В целях скрытия следов преступления в 1944 г. оккупантами было организовано сжигание трупов расстрелянных.

В большинстве из перечисленных случаев намечаемое к истребле­нию еврейское население собиралось немцами в специально отведенные места, называемые «гетто», и после подвергалось поголовному уничто­жению путем расстрела. Расстрелы производились в заранее приготов­ленных ямах, куда жертвы загонялись силой.

Как правило, каратели перед казнью отбирали у согнанных для ис­требления людей все ценности и хорошую одежду, что предусмотрительно организаторы расстрелов приказывали брать с собой и впоследствии все это присваивали.

Организаторами и руководителями этих злодеяний были немецкие оккупационные власти, а также местная полиция и так называемый

«батальон смерти». Большое и непосредственное участие в массовом уничтожении советских граждан принимали отряды литовской нацио­налистической организации «Шаулис».

Характерные факты зверского уничтожения советских людей

В гор. Алитусе в ночь с 24 на 25 июня 1941 г. немцами расстреляно 700 ни в чем не повинных мужчин. Поводом к этому явилось только то, что кем-то неизвестным в городе был произведен выстрел.

Арестованный Савлевич Петр Петрович по этому вопросу показал: «24 июня 1941 г., т. е. через день после оккупации немцами гор. Али-туса, в мельнице на улице «Ковно» был неизвестно кем произведен выс­трел. В связи с этим немцы совершили дикую расправу над мирным на­селением. Ночью они ходили по домам, и, невзирая на личности, забира­ли всех мужчин, выводили на улицу и расстреливали. Таким образом, немцы за одну ночь в г. Алитусе расстреляли 700 чел. мужчин, в том чис­ле 2-х ксендзов.

После этого немцы заявили, что за одного убитого немецкого солдата ими будет расстреляно 400 человек».

Летом 1941 г. оккупантами полностью истреблено еврейское населе­ние в местечке Бутриманцы. Часть евреев была направлена в гор. Алитус и там уничтожена, а около 700 чел. расстреляно на окраине м. Бутри­манцы.

Расстрел происходил в последних числах августа 1941 г. 29 августа в 2-х км от местечка были выкопаны несколько ям. В ночь на 30 августа полиция собрала находящееся в местечке еврейское население, в том числе женщин, детей, стариков — всего около 700 чел. 30 августа все они полицейскими и специально прибывшей из гор. Алитуса командой ли­товцев были расстреляны и зарыты в приготовленных ямах.

О том, как происходил расстрел, арестованный Сенавайтес П. М. показал следующее:

«Всю группу мы привели к месту расстрела и оставили в 50-60 м от вырытых ям.

Под руководством начальника Бутрименской волостной полиции Каспарюнас и прибывшего во главе команды литовцев лейтенанта, под­водили к ямам по 30-40 чел., укладывали в ямы лицом вниз и расстрели­вали. Присыпав немного трупы землей, подводили к яме следующую группу в 30-40 чел., также укладывали на убитых и расстреливали.

Таким образом, в течение 3-4 часов была уничтожена вся группа евреев».

В м. Бутриманцы в период массового истребления еврейского насе­ления имели место факты, когда каратели, предварительно обещая спас­ти жизнь, сожительствовали с женщинами-еврейками, а потом зверски уничтожали их.

Так, арестованный полицейский Ляпеняускас на допросе показал:

«В период моей службы в полиции м. Бутриманцы я совместно с начальником полиции Касперюнасом, пользуясь своим служебным по­ложением, обещая спасти от расстрелов, принудил двух девушек, по на­циональности евреек, сожительствовать с нами.

...Впоследствии, желая от них избавиться, я по указанию Касперюнаса, примерно в ноябре 1941 г. повез их якобы «гулять» на еврейское кладбище.

Приехав на место, там мы нашли ожидавшими нас Касперюнаса и поли­цейского Кристопонис. Мы предложили девушкам идти вперед и подож­дать нас. Как только они начали идти, Касперюнас и Кристополис выстре­лили им в затылок и убили их. Трупы девушек я здесь же зарыл в землю».

Осенью 1941 г. на танковом полигоне возле гор. Алитус расстреляно около 7000 чел. еврейского населения.

Один из непосредственных участников этого злодеяния Савелии П. П., будучи арестован, показал:

«В Алитус прибыл какой-то крупный немецкий чиновник, фамилия его мне неизвестна (он был в военной форме, на погонах имел две боль­шие звездочки), и сразу же под руководством гестапо и городской упра­вы было произведено отселение всего еврейского населения в одно мес­то, т. е. в западную часть города. Всего было собрано около 7000 чел.

Спустя месяц всех евреев на машинах перевезли в тюрьму гор. Али-туса. Вскоре в гор. Каунас приехала команда смертельного батальона и все они были расстреляны».

Следствие по делу арестованных предателей Миколаускас Е. В., Па-улаускас В. М. и Галиаускас Ф. А. установлено, что в имении Войткушки Волкомирского уезда расстреляно до 6000 чел. еврейского населения. Активное непосредственное участие принимал отряд шаулистов, возглав­ляемый Швайнборисом.

Член организации «Шаулис» Паулаускас В. М. о происходившем рас­стреле и своем участии в нем показал следующее:

«В имении Войткушки при участии немцев, полиции, членов орга­низации «Шаулис» происходил массовый расстрел евреев.

...Доставленные под конвоем на расстрел партии евреев вначале раз­девали до нательного белья, потом вталкивали в ямы, принуждали ло­житься и лежачих расстреливали.

Я лично из своего карабина произвел два выстрела в наполненную людьми яму. Кроме того, следил, чтобы никто с места расстрела не убежал. По окончании расстрела я с другими шаулистами засыпал трупы землей.

Спустя несколько дней после расстрела в помещении Мусниковской волостной полиции за участие в расстреле я получил вознаграждение: комод, брюки, платье и др. вещи».

Другой участник расстрела, Миколаускас Е. В. показал:

«В сентябре 1941 г. по заданию организации «Шаулис» я принимал участие в массовом расстреле евреев в имении Войткушки.

...Перед расстрелом всех евреев раздевали до нательного белья, по­том вталкивали в ямы, принуждали ложиться и производили выстрел.

...Таким образом, при моем участии и участии других шаулистов, немцами и полицией в имении Войткушки Волкомирского уезда после зверских издевательств было расстреляно до 6000 евреев».

Из материалов следствия по делу арестованной группы шаулистов в количестве 9 чел. во главе со Степшис Козис Карповичем, которые при­нимали участие в зверском истреблении советских граждан, устанавли­вается, что летом 1941 г. в лесу Гарялка, в полутора км от м. Ионава, расстреляно и сожжено около 6000 чел. еврейского населения, совпарт-актива и военнослужащих Красной Армии. Трупы расстрелянных сож­жены.

При раскопке могил в одной из них обнаружены ручные кандалы, что свидетельствует о том, что люди расстреливались, будучи закован­ными в кандалы.

Начальник отдела контрразведки «Смерш»

1 ВА подполковник Подпись

№5849/3

Печатается по: Трагедия Литвы: 1941 1944 годы. Сборник архивных документов. М.: Издательство «Европа», 2006. С. 152-159.

№2081

ИЗ СООБЩЕНИЯ РЕЗИДЕНТУРЫ НКГБ СССР О ПОПЫТКАХУ. ЧЕРЧИЛЛЯ ВНЕСТИ ИЗМЕНЕНИЯ В ПЛАНЫ СОЮЗНИКОВ НА ЕВРОПЕЙСКОМ ТЕАТРЕ ВОЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

20 октября 1944 г.

Еще в период подготовки союзников к высадке на юге Франции Чер­чилль и главнокомандующий английскими войсками Средиземномор­ского бассейна генерал Вильсон1 упорно пытались убедить Рузвельта и

1 Вильсон Генри Мэйтланд (1881-1964), британский военный деятель, фельд­маршал. В 1941 г. — военный губернатор и главнокомандующий британскими войс­ками в Киренаике; в 1941-1942 гг. — главнокомандующий британскими войсками в Греции. Палестине и Сирии, в 1942-1943 гг. — в Иране, в 1943-1944 гг. — на Ближ­нем Востоке. В 1944 г. в качестве главнокомандующего объединенными вооружен­ными силами на средиземноморском театре военных действий руководил операция­ми в Италии и на юге Франции. В 1944-1947 гг. — глава британской объединенной штабной миссии в Вашингтоне и личный представитель премьер-министра Великоб­ритании при президенте США по военным вопросам.

начальников штабов американских вооруженных сил отказаться от этой операции. Взамен этого они предлагали войска, предназначенные для участия в данной операции, использовать для высадки в районе Триеста и дальнейшего продвижения в Австрию, с тем чтобы быть там (так же как и на Балканах) раньше Красной Армии.

Рузвельт в принципе категорически отказался пойти на эти измене­ния планов.

В начале октября 1944 г. Черчилль в личной телеграмме Рузвельту поставил перед ним вопрос о необходимости внесения некоторых изме­нений в намеченный план посылки американских подкреплений на евро­пейский театр военных действий.

Рузвельт ответил Черчиллю, что как он сам, так и начальники шта­бов американских вооруженных сил не могут согласиться на предложе­ние Черчилля об отправке предназначающихся для Франции американ­ских войск в Италию1. Рузвельт подчеркнул, что разгромить армию Кес-сельринга зимой в Италии все равно невозможно. Более того, немцы смогут удерживать свой фронт в Италии даже в том случае, если они снимут оттуда 4-5 дивизий, например, для переброски на Западный фронт. С другой стороны, генерал Эйзенхауэр2подготавливает прорыв немецкого фронта, в связи с чем американские части первого эшелона, переутомленные предыдущими боями, должны быть заменены. Эта за­мена может быть произведена только войсками, направляемыми сейчас в его распоряжение, а следовательно, отправка их в Италию невозможна. Одновременно Рузвельт прямо заявил, что продвижение русских на Бал­канах и к Австрии окажет в военном плане значительно больший эффект на немцев в Италии, чем все мероприятия союзников на итальянском фронте.

В период, когда английское правительство все еще надеялось, что союзнические войска под командованием генерала Вильсона вступят в Австрию раньше частей Красней Армии, оно рассчитывало, что генерал Вильсон сразу же объявит себя военным генерал-губернатором страны со всеми вытекающими отсюда последствиями. Заранее был подготов­лен текст соответствующего обращения Вильсона к австрийцам от име­ни всех союзнических государств, который МИД Англии намеревался донести до сведения советского и американского правительств.

Успехи Красной Армии на Балканах вынудили англичан отказаться от этого намерения. 14 октября МИД Англии сообщил своему послу в

1 В сентябре 1943 г. после капитуляции итальянского правительства Бадольо перед англо-американскими войсками, высадившимися на юге Италии, германские войска захватили всю северную и центральную часть страны. Несмотря на продвиже­ние союзных войск на север в 1943-1944 гг., германская армия под командованием генерал-фельдмаршала Кессельринга продолжала оккупировать значительную часть страны.

2 См. том 3 настоящего сборника документ № 1140.

США, что, по всей вероятности, русские вступят в Австрию первыми, так как войска генерала Вильсона не смогут добиться зимой решающих успехов, и что в подобной ситуации опубликование русским главноко­мандующим текста обращения, подготовленного для Вильсона, может повредить британским интересам. В связи с этим МИД Англии отказал­ся от намерения обсудить текст обращения с советским и американским правительствами. Взамен этого английское посольство в Вашингтоне по указанию МИД Англии договорилось с государственным департамен­том США о том, что американское и английское правительства через своих послов в Москве сделают параллельное представление советско­му правительству и попросят информировать их о его планах в отноше­нии Австрии. Послы подчеркнут, что их правительства ожидают пригла­шения участвовать в тройственной оккупации Австрии.

Архив СВР России

По мере развертывания наступательных действий Красной Армии пре­мьер-министр Великобритании У. Черчилль занимал все более ярко выражен­ную антисоветскую позицию. Главным в его военной стратегии являлись политические соображения, интересы британского империализма, что проти­воречило принципам Атлантической хартии Великобритании и США (см. том 3 настоящего сборника документ № 791), декларировавшим отказ от захвата чужих территорий, признание права «всех народов избрать себе форму правле­ния, при которой они хотят жить» и содействие «восстановлению суверенных прав и самоуправления тех народов, которые были лишены этого насильствен­ным путем».

Во время второй Квебекской конференции глав правительств Великобри­тании и США 16 сентября 1944 г.) Черчилль в поддержку плана наступления союзных войск на Австрию и Балканы ссылался на «...быстрое проникнове­ние русских на Балканский полуостров и опасное распространение там совет­ского влияния».

Ф. Рузвельт понимал, что балканская стратегия Черчилля имела не толь­ко антисоветскую, но и антиамериканскую направленность, и должна была привести к установлению английского господства в Юго-Восточной Европе.

Союзное командование приняло вариант «стратегического наступления через пограничные Рур и Саар вглубь Германии.

В то же время англо-американские союзники были едины в стремлении продвинуться как можно быстрее и дальше на Восток для сужения «сферы советского влияния».

(См.: История Второй мировой войны. 1939-1945 гг. — М.: Воениздат. — 1979. — Т. 10. С. 48. Дипломатический словарь. — № 1964. — т. I, с. 88, 101.)

№2082

СООБЩЕНИЕ НАРКОМАВНУТРЕННИХ ДЕЛ СССР Л. П. БЕРИИ НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ СССР В. М. МОЛОТОВУ О ХОДЕ ОСВОБОЖДЕНИЯ ПОЛЬСКИХ ГРАЖДАН ИЗ МЕСТ ЗАКЛЮЧЕНИЯ, ССЫЛКИ И СПЕЦПОСЕЛЕНИЙ НКВД СССР

20 октября 1944 г.

Сообщаю, что, по данным НКВД СССР, по состоянию на 16 октября 1944 года из мест заключения, ссылки и спецпоселений НКВД освобож­дено 259 польских граждан, подпадающих под действие Указа Президи­ума Верховного Совета Союза ССР от 10 августа 1944 года «О предос­тавлении амнистии польским гражданам, осужденным за совершение преступлений на территории СССР».

Работа по освобождению польских граждан продолжается.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

Печатается по: Из Варшавы. Москва, товарищу Берия... Документы НКВД СССР о польском подполье 1944-1945 гг.

Москва -Новосибирск, 2001, с. 51.

№2083

УКАЗАНИЕ НАЧАЛЬНИКА ПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСК НКВД СССР № 18/2/6261 НАЧАЛЬНИКУ ПОГРАНИЧНЫХ ВОЙСК НКВД ЛАТВИЙСКОГО ОКРУГА ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ОХРАНЫ ГРАНИЦЫ СССР ПО ПОБЕРЕЖЬЮ РИЖСКОГО ЗАЛИВА И БАЛТИЙСКОГО МОРЯ

23 октября 1944 г.

Пограничные части по выходе на охрану границы по побережью Риж­ского залива и Балтийского моря занимают участки согласно дислока­ционным документам, оставляя 5-е комендатуры в резерве начальников отрядов.

По выходе подразделений в пункты дислокации начальники погра­ничных отрядов немедленно приступают к изучению всем личным со­ставом своих участков на местности и уточняют дислокацию застав, ко­мендатур и стыки участков этих подразделений, после чего представля­ют на утверждение уточненную дислокацию отрядов.

Перед пограничными частями округов стоят задачи:

а) организовать надежную охрану государственной границы Союза ССР, пресекая всякие попытки ее нарушения шпионами, диверсантами, террористами, бандитами и прочими нарушителями границы;

б) в кратчайший срок в пределах пограничных районов выявить и ликвидировать шпионские, диверсионные, террористические и бандит­ские группы, организованные немцами.

В целях успешного выполнения задач по организации службы по ох­ране границы — предлагаю:

1. Охрану границы организовать в полном соответствии с инструк­циями по службе пограничной комендатуры, линейной пограничной за­ставы и пограничного наряда.

Всех лиц, пытающихся нарушить границу, арестовывать и вести след­ствие в установленном для пограничных отрядов порядке.

2. Все подразделения держать в состоянии боевой готовности. Орга­низовать надежную охрану и оборону подразделений и штабов. Подраз­деления и штабы охранять круглосуточно нарядами не менее двух погра­ничников.

Составить планы обороны штабов и подразделений, отработать их с личным составом.

Увольнение личного состава пограничных отрядов в местные насе­ленные пункты запретить.

3. Резервные комендатуры, заставы и мангруппы держать в постоян­ной боевой готовности для использования их в пограничных операциях по розыску и задержанию нарушителей границы, диверсантов, бандитов и другого преступного элемента.

4. Отработать способы связи пограничных нарядов с заставами, по­граничными судами и самолетами, средства взаимного опознавания, ва­рианты поддержки пограничных нарядов, застав и комендатур и послед­них с резервами пограничных отрядов.

5. Установить надежную связь и взаимодействие с частями и подраз­делениями Красной Армии, Краснознаменного Балтийского флота и войск НКВД, расположенными на участках пограничных отрядов, руко­водствуясь директивой НКО и НКВД СССР № 16224 от 21.6.39 г. и инструкцией НКВМФ и НКВД СССР от 19.9.1939 г.

При этом предусмотреть:

а) взаимную осведомленность подразделений пограничных отрядов, Красной Армии, Краснознаменного Балтийского флота и войск НКВД в пограничной полосе о своей дислокации и высылаемых нарядах;

б) порядок опознавания при встречах и совместных действиях как отдельных нарядов, так и групп или подразделений, системы общих про­пусков и паролей;

в) выделение, в случаях необходимости, от частей Красной Армии, Краснознаменного Балтийского флота и войск НКВД поддержки для усиления охраны границы, проведения пограничных операций по задер­жанию и ликвидации нарушителей границы, бандгрупп и в целях отра­жения нападения на заставы.

6. На всех пограничных заставах организовать службу наблюдения за морем, обеспечив постоянную и тесную связь с постами СНИС КБФ. Пограничные заставы обеспечить средствами связи с морскими погра­ничными судами и самолетами, а также приступить к подготовке сиг­нальщиков-наблюдателей.

7. В организации бригад содействия и порядке привлечения местно­го населения для помощи в охране границы руководствоваться инструк­цией, объявленной приказом НКВД СССР № 0149-43 г. При проведе­нии этой работы необходимо обратить самое серьезное внимание на тщательную индивидуальную проверку каждого члена БС.

8. В соответствии с условиями и обстановкой на местах по согласо­ванию с командованием Красной Армии, Краснознаменного Балтийско­го флота и местными органами советской власти разработать проекты постановлений о пограничном режиме на побережье Рижского залива и Балтийского моря.

При этом предусмотреть:

а) порядок проживания и передвижения местного населения в по­граничной полосе;

б) порядок рыбной ловли и пользования пограничными водами.

9. Связаться с частями Красной Армии, КБФ, с целью разведки ме­стности на предмет установления наличия минных полей, оставленных немецко-фашистскими войсками.

10. Создать специальные команды саперов по разминированию мин­ных полей. Согласовать вопрос разминирования с армейским командо­ванием и командованием КБФ и совместно с ними приступить к разми­нированию тех участков, которые не входят в общую систему нашей обо­роны.

В минных полях, созданных на участках обороны частей Красной Армии и КБФ, разминировать проходы. Эти поля и проводы должны быть обозначены, и знать их обязаны все пограничники.

11. В вопросах организации инженерно-технического оборудования участков границы руководствоваться указаниями ГУПВ НКВД № 18/7300 от 19.05.42 г.

12. Службу донесений организовать в соответствии с требованиями табелей оперативных донесений заставы, комендатуры, отряда, округа и инструкции «О порядке составления внеочередных донесений о проис­шествиях на границе».

Приложение: копия директивы НКО за № 16224 от 21 июня 1939 г. и инструкция] НК ВМФ и НКВД от 1939 г.1

Начальник пограничных войск НКВД СССР

генерал-лейтенант Стаханов

ЦА ФСБ России

Латвийский пограничный округ был сформирован приказом НКВД СССР от 27 июля 1944 г. Расформирован приказом НКВД СССР от 22 ноября 1944 г. Управление округа находилось в г. Риге.

№2084

УКАЗАНИЕНКГБСССР6002НКГБУССР ОБАКТИВИЗАЦИИДИВЕРСИОННОЙ ИРАЗВЕДЫВАТЕЛЬНОЙРАБОТЫ ОПЕРАТИВНЫХГРУПП,ДЕЙСТВУЮЩИХ ВТЫЛУПРОТИВНИКА НАТЕРРИТОРИИПОЛЬШИ

25 октября 1944 г.

В соответствии с просьбой Военного Совета 1-го Белорусского фронта об оказании помощи в разрушении коммуникаций и сбора све­дений о противнике предлагаю из числа Ваших групп, действующих в Польше, выделить две группы, поставив перед ними задачу проведения диверсий на железной дороге Лодзь — Коньске и шоссе Пиотркув — Радом3.

Одновременно дайте указания этим группам об усилении работы по сбору военной информации о вражеских гарнизонах, передвижениях войск, аэродромах, складах, базах горючего, новых видах вооружения и намерениях командования противника.

Информацию по указанным вопросам, особенно разведывательные данные военного характера, своевременно направляйте в 4-е Управление НКГБ СССР, Наиболее важные данные по получении из тыла сообщайте немедленно.

1 Приложение не публикуется.

2 Передано шифртелеграммой.

3 НКГБ Украины, выполняя настоящее указание, направило в тыл противника на территорию Польши три оперативные группы, которыми командовали офицеры госбезопасности Н. П. Викторов, А. Н. Шихов, С. С. Семченок.

О выделенных группах (фамилия руководителя, кличка группы, ко­личество людей) сообщите в 4-е Управление НКГБ СССР.

Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР

комиссар госбезопасности 1 ранга Меркулов

ЦА ФСБ России

№2085

СООБЩЕНИЕ НКГБ СССР № 601 КОМАНДУЮЩЕМУ ВОЙСКАМИ 1-го БЕЛОРУССКОГО ФРОНТА МАРШАЛУ СОВЕТСКОГО СОЮЗА К. К. РОКОССОВСКОМУ И ЧЛЕНУ ВОЕННОГО СОВЕТА ГЕНЕРАЛ-ЛЕЙТЕНАНТУ К. Ф. ТЕЛЕГИНУ О НАПРАВЛЕНИИ В УКАЗАННЫЕ

ИМИРАЙОНЫ ТЫЛА ПРОТИВНИКА ДИВЕРСИОННО-ОПЕРАТИВНЫХ ГРУПП НКГБ1

25 октября 1944 г.

В соответствии с Вашей просьбой нами сформированы и направля­ются в тыл противника в указанные Вами районы оперативные группы под командованием:

1. Майора госбезопасности Викторова2.

2. Ст. лейтенанта Шихова.

3. Гвардии ст. лейтенанта Семченка. С общим количеством 115 человек.

1 Передано шифртелеграммой.

2 Викторов Николай Прокофьевич (1907-1956), полковник (1955). В 1939-1942 гг. — старший оперуполномоченный 7-го, затем 6-го и 2-го отдела 2-го Управ­ления НКВД СССР. С августа 1942 г. откомандирован на работу в ОМСБОН НКВД СССР, с октября 1943 г. зачислен в особый резерв 4-го Управления НКГБ СССР. С августа 1944 г. — старший оперуполномоченный 1-го отделения 6-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР, с февраля 1945 г. — старший оперуполномоченный 1-го отделения 5-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР, затем зам. начальника 2-го отделения 1-го отдела 4-го Управления НКГБ СССР. С мая 1945 г. — оперативный работник Особого бюро при наркоме внутренних дел СССР, с ноября 1946 г. — на­чальник отделения Бюро № 1 Спецслужбы МГБ СССР, с января 1951 г. — зам. на­чальника отдела Бюро № 2 МГБ СССР. С мая 1953 г. — начальник отделения 11-го отдела 1-го Главного управления МВД СССР, с мая 1954 г. — зам. начальника 3-го отделения 9-го отдела 2-го Главного управления КГБ. В феврале 1956 г. исключен из списков личного состава в связи со смертью.

Одновременно даны указания об усилении диверсионно-разведыва­тельной работы оперативным группам НКГБ Украинской ССР, действу­ющим на территории Польши в указанных Вами районах.

Народный комиссар государственной безопасности СССР

комиссар госбезопасности 1 ранга Меркулов

ЦА ФСБ России

№2086

ТЕЛЕГРАММА МИНИСТРАИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ВЕЛИКОБРИТАНИИ АНГЛИЙСКОМУ ПОСЛУ В ВАШИНГТОНЕ О ПОЗИЦИИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ ПО ВОПРОСУ ОРГАНИЗАЦИИ СУДА НАД ВОЕННЫМИ ПРЕСТУПНИКАМИ1

26 октября 1944 г.

1. Несомненно, что госдепартамент уже получил от комиссии по де­лам военных преступников следующие документы:

а) проект конвенции о создании суда Объединенных наций для раз­бора дел военных преступников (с. 55/1);

б) объяснительный меморандум по этому вопросу (с. 58);

в) предложения о создании объединенных (смешанных) военных трибуналов по делам военных преступников (с. 52/1);

г) некоторые замечания по этому вопросу (с. 59).

Копии этих документов были посланы вам авиапочтой. В настоящее время я занимаюсь изучением выдвинутых предложений совместно с лордом — канцлером, генеральным прокурором, военным прокурором и военным министром. Выводы правительства Его Величества по данному вопросу изложены ниже.

2. Вышеуказанные пункты «а» и «б».

У правительства Его Величества имеются серьезные возражения против выдвинутых предложений. Переговоры о такой конвенции и вве­дение ее в действие потребовали бы много времени, даже если предполо­жить, что не возникнет никаких трудностей при ее ратификации ни в США, ни в других странах. В любом случае это предложение несовмес­тимо с Московской Декларацией2и кажется совершенно ненужным. Даже

1 Добыто закордонной агентурой НКГБ СССР.

2 Имеется в виду подписанная 30 октября 1943 г. И. В. Сталиным, Ф. Д. Рузвель­том и У.Черчиллем Декларация об ответственности гитлеровцев за совершаемые звер­ства. Декларация предусматривала ответственность виновных в преступлениях, совер­шаемых на захваченных территориях, согласно законам данной страны. Главные наци­стские военные преступники подлежали суду Международного военного трибунала.

если было бы возможным начать переговоры о международной конвен­ции, то возникли бы трудности в подборе подходящих людей для работы в суде, в выработке приемлемой процедуры, в определении правил дачи показаний и т. д. Из третьего параграфа рекомендаций о создании суда объединенных наций по расследованию военных преступлений ясно еле дует, что сама комиссия соглашается с тем, что создание такого суда при­вело бы к задержке разбора дел военных преступников.

3. Вышеуказанные пункты «в» и «г».

Правительство Его Величества хотело бы, чтобы дела лиц, обвиняе­мых в совершении военных преступлений против британских поддан­ных или на британской территории, разбирались британским военным судом. Однако вполне может статься, что создание Объединенных воен­ных трибуналов в некоторых случаях будет полезным, поскольку неко­торые Объединенные нации могут оказаться не в состоянии (в силу соб­ственных конституционных законов и судебной процедуры) передать дела лиц, обвиняемых в совершении военных преступлений, в свои собствен­ные суды. Могут обнаружиться также такие случаи, когда одно лицо бу­дет обвиняться в совершении военных преступлений против граждан нескольких Объединенных наций.

4. Поэтому, если имеется общее желание создать такие суды для раз­бора дел, которые по той или иной причине не могут разбираться в наци­ональных судах, то правительство Его Величества будет готово согла­ситься с этим и сотрудничать в деле создания таких судов. Вопрос о том, как это сделать, требует дальнейшего рассмотрения. Однако вряд ли та­кие суды потребуется создавать прежде, чем будет оккупирована Герма­ния. А после оккупации они могут быть созданы или совместными уси­лиями трех главнокомандующих (если последние согласятся сотрудни­чать), или усилиями двух или одного из них (как представится более удобным). Главнокомандующие будут действовать в соответствии с со­глашением между заинтересованными союзными правительствами и в силу своих полномочий как военных командующих. Вопросы процеду­ры и тому подобные могут быть разрешены главнокомандующими в про­цессе создания судов.

5. Хотя предложение о международном суде, создаваемом по кон­венции, первоначально было выдвинуто американцами, однако я наде­юсь, что взгляды правительства США не будут иметь существенного от­личия от вышеизложенных. Прошу срочно проконсультироваться с го­сударственным департаментом и сообщить мне о его позиции.

6. Передавая на рассмотрение свои предложения, комиссия по делам военных преступников выразила надежду, что правительство Его Величе­ства предпримет необходимые меры к созыву в ближайшем будущем дип­ломатической конференции для обсуждения, и если будет сочтено жела­тельным, для подписания конвенции об организации суда Объединен­ных наций по разбору дел военных преступников. Однако если амери­канское и британское правительства будут против создания такого суда, то было бы бесполезно созывать предлагаемую конференцию. Поэтому если американское правительство согласится с вышеизложенной точ­кой зрения, то я предложил бы ознакомить с ней правительства, пред­ставленные в комиссии, и соответственно проинформировать саму ко­миссию. В этом случае, я надеюсь, правительство США согласится пред­принять параллельные шаги и проконсультироваться с нами о мероприя­тиях, которые следует провести для создания объединенных военных трибуналов.

7. Я сознаю трудности быстрого получения ответа от правительства США по предложенным вопросам. Но, бесспорно, желательно, чтобы взгляды наших двух правительств были сообщены как можно скорее дру­гим заинтересованным союзникам.

Архив СВР России

№2087

ИЗ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГКО № 6803/с О ЗАДАЧАХ КРАСНОЙ АРМИИ В СВЯЗИ С ВСТУПЛЕНИЕМ НА ТЕРРИТОРИЮ ВЕНГРИИ

27 октября 1944 г.

В связи с вступлением Красной Армии на территорию Венгрии Го­сударственный Комитет Обороны постановляет1:

[•■•]

9. В случае бегства владельцев торговых и промышленных предприя­тий военный комендант назначает временно из числа бывших служащих этих предприятий и учреждений лиц, на которых возлагает обеспечение дальнейшего нормального функционирования предприятия или учреж­дения.

10. Всем венгерским должностным лицам (чиновники государствен­ных учреждений, муниципальные власти, полиция, судебные чины и т. д.), оставшимся на местах, не препятствовать исполнять их обязанности. От работы отстранять лишь тех должностных лиц, которые противодейству­ют мероприятиям Красной Армии.

П. Объявить во всеобщее сведение, что все личные и имущественные права венгерских граждан и частных обществ, а также принадлежащая им частная собственность, находятся под охраной советских военных властей.

1 Пункты настоящего постановления № 1-8 опущены, так как они аналогичны пунктам Постановления ГКО от 10 апреля 1944 г. № 5594с о задачах Красной Армии в связи с вступлением на территорию Румынии.

III. В целях максимального использования местных как продоволь­ственных, так и промышленных ресурсов Венгрии, обязать Военный Со­вет 2-го Украинского фронта:

1. Немедленно развернуть на территории Венгрии, занятой войска­ми Красной Армии, закупки продфуража, скота, промышленных и дру­гих товаров на основе:

а) заключения договоров с поставщиками по ценам, устанавливае­мым командованием в соответствии с п. 3 постановления ГО КО № 6743с от 19 октября 1944 г.;

б) выдачи специальных заданий комитатам1 на поставку Красной Армии необходимого продфуража.

В заданиях комитатам должно быть точно указано количество под­лежащего поставке продфуража и сроки поставки.

В случае отказа владельцев от продажи излишков сельскохозяй­ственных продуктов по установленным ценам заготовительные орга­ны Красной Армии имеют право реквизировать у этих лиц излишки с выплатой стоимости реквизируемых продуктов по установленным ценам.

Закупленные продукты в первую очередь обратить на довольствие войск, находящихся на территории Венгрии.

2. Выявлять и строго учитывать все бесхозяйственное имущество, сельскохозяйственные продукты, скот и конское поголовье, оставленное в хозяйствах помещиками, бежавшими с территории Венгрии, занятой советскими войсками. Эти сельскохозяйственные продукты и скот ис­пользовать на плановое снабжение частей Красной Армии.

Усадеб не разорять и передавать под охрану местных властей.

Помещичьи хозяйства, владельцы которых остались на территории, занятой войсками Красной Армии, должны в первую очередь сдавать на снабжение войск сельскохозяйственную продукцию по требованию снаб­женческих органов фронта по ценам, существовавшим до вступления советских войск на территорию Венгрии.

4. Обязать военный совет 2-го Украинского фронта для производ­ства всякого рода работ, связанных с демонтажем оборудования, строи­тельством мостов, дорог и другими работами, нанимать рабочую силу из местного населения, оплачивая за работу в венгерской валюте в размере не ниже, чем оплачивали за такой же труд венгры.

5. Для практического осуществления указанных выше задач сфор­мировать Управление по использованию внутренних ресурсов Венгрии по штату № 02/430, численностью 100 военнослужащих и 20 вольнона­емных с подчинением Военному Совету 2-го Украинского фронта.

1 Комитат — наиболее крупная административно-территориальная единица (об­ласть) в Венгрии.

Товарищам Щербакову1, Хрулеву2 и Голикову3 оказать помощь Во­енному Совету 2-го Украинского фронта в укомплектовании формируе­мого Управления личным составом за счет офицеров политического со­става, тыловой службы и общевойсковых командиров.

6. Существующее при 2-м Украинском фронте Управление по ис­пользованию внутренних ресурсов Румынии реорганизовать в Централь­ное управление по заготовкам в Румынии с подчинением начальнику тыла Красной Армии и непосредственным контролем за деятельностью Управления на месте Союзной Контрольной Комиссией на территории Румынии (т. Виноградова4).

На Центральное управление по заготовкам в Румынии возложить, в соответствии со статьей 10 соглашения о перемирии с правительством Румынии, обеспечение и использование на территории Румынии про­мышленных предприятий, запасов топлива, горючего, продовольствия и других материалов, необходимых для содержания войск Красной Ар­мии, находящихся на территории Румынии.

Председатель Государственного

Комитета Обороны И. Сталин

ЦА ФСБ России

В связи с вступлением Красной Армии на территорию Венгрии ис учетом требований настоящего Постановления Военный совет 2-го Украинского фрон­та обратился к венгерскому народу с воззванием, призвав его всемерно содей­ствовать советским войскам в их освободительной миссии. В воззвании под­черкивалось, что Красная Армия вступила в Венгрию не с целью приобрете­ния какой-либо части ее территории, а лишь в силу военной необходимости, «не как завоевательница, а как освободительница венгерского народа от немец­ко-фашистского ига». В этом документе разъяснялось, что на занимаемой Крас­ной Армией территории будут сохранены венгерские органы власти, система экономического и политического устройства и существующие обычаи, что все права и собственность граждан берутся под охрану советских военных влас­тей. Наряду с этим сообщалось, что в освобожденных от немецко-фашистс­ких захватчиков районах будут созданы органы советской военной админис­трации.

Воззвание имело огромное значение для установления нормальных отно­шений между советскими войсками и местным венгерским населением. Оно явилось тем основным документом, который регламентировал всю работу во­енных советов фронта и армий, командования и политорганов, а также орга­нов военной администрации на весь период боевых действий советских войск в Венгрии.

1 Щербаков А. С. — начальник Глав П У РККА.

2 Хрулев А. В. — начальник тыла РККА.

3 Голиков Ф. И. — начальник Главного управления кадров РККА.

4 Виноградов В. П. — начальник штаба Союзной Контрольной Комиссии в Ру­мынии.

№2088

ОРИЕНТИРОВКАНКГБУССР№2117/СНАЧАЛЬНИКАМ

ОБЛАСТНЫХУНКГБОБИСПОЛЬЗОВАНИИ НЕМЕЦКИМИРАЗВЕДОРГАНАМИУЧАСТНИКОВОУН

ИУПАДЛЯСВЯЗИСОУНОВСКИМПОДПОЛЬЕМ ИБАНДФОРМИРОВАНИЯМИУПАВСОВЕТСКОМТЫЛУ1

27 октября 1944 г.

По полученным за последнее время данным известно, что немецкие разведорганы активно используют участников ОУН и УПА по заброске в наш тыл для связи с действующим оуновским подпольем и бандфор­мированиями УПА, а также проведения диверсионных и терактов, со­здания новых банд и активизации саботажа мероприятий, проводи­мых органами советской власти на освобожденной от противника тер­ритории.

Перебрасываемые на советскую территорию бандиты предваритель­но обучаются в специально созданной школе в г. Кракове так называе­мом «украинском штабе» полковника Морковского. Последний связан с немецким фронтовым штабом, по заданию которого организует дивер-сионно-террористическую деятельность на территории СССР.

Перед выброской в наш тыл террористы и диверсанты снабжаются оружием, взрывчатыми веществами, деньгами, продуктами, различны­ми фиктивными документами и подпольными техническими средствами.

Из числа обучавшихся в школе при «штабе» Морковского в ночь на 3 сентября с.г. на двух самолетах с Краковского аэродрома переброше­ны на нашу территорию две группы бандитов с заданием совершения диверсионных и террористических актов, установления связи с банда­ми УПА, снабжения их печатями, штампами и бланками различных документов. В состав этих групп входят Хмель Богдан, Верещак Васи­лий, Парицкий, Гончаров, Духович, Дубенко, Акакич, Белецкий и Бе­лецкий2.

Изложенное сообщаю для принятия активных мер розыска и задер­жания перечисленных лиц.

Одновременно агентурным и следственным путем по делам актив­ных участников ОУН и УПА примите меры к выявлению деятельности школы «штаба» Морковского и связей последнего с немецкими развед­органами.

1 См. том 1 настоящего сборника, документы № 137,181, 204, 222, 223, 249; т. 2, документ № 489; т. 3, документ № 863.

2 Так в тексте документа. Авторы документа, по-видимому, хотели подчеркнуть наличие в группах парашютистов двух однофамильцев.

О результатах информируйте. Зам. народного комиссара госбезопасности УССР

комиссар госбезопасности Дроздецкий

ЦА ФСБ России

№2089

УКАЗАНИЕНКВДСССРИНКГБСССР246/136 ОБУСИЛЕНИИОХРАНЫЖЕЛЕЗНОДОРОЖНЫХ КОММУНИКАЦИЙИНЕДОПУЩЕНИИНАНИХ ДИВЕРСИЙ1

28 октября 1944 г.

В целях усиления охраны мостов, предотвращения диверсий и наи­более полного использования войск НКВД по охране железных дорог по борьбе с бандитизмом и диверсиями в районах, прилегающих к желез­ным дорогам, предлагаем:

1. Обязать начальников областных, районных и транспортных орга­нов НКВД-НКГБ установить постоянный оперативный контакт с соот­ветствующими командирами частей и подразделений войск НКВД по охране железных дорог и регулярно информировать их о выявленных бандах в полосе железных дорог и готовящихся нападениях на железно­дорожные объекты.

2. Для усиления работы с противодиверсионной агентурой на желез­нодорожном транспорте закрепить за оперативными работниками транс­портных органов НКГБ определенные железнодорожные участки с по­стоянным пребыванием оперативных работников на одном из гарнизо­нов войск НКВД своего участка.

3. Совместно с командирами частей и соединений войск НКВД по ох­ране железных дорог пересмотреть дислокацию гарнизонов по охране мо­стов, обратив особое внимание на усиление участков, наиболее поражен­ных бандитизмом, и в связи с этим организовать охрану гарнизонами войск НКВД всех железнодорожных мостов, отверстием свыше 20 метров.

В этих целях нами дополнительно из состава войск выделяется: на Львовскую железную дорогу — 1500 чел. и 2 бронепоезда; на Ковельскую железную дорогу — 500 чел. и 1 бронепоезд; на Брест-Литовскую железную дорогу — 500 человек. Охрану мостов на Винницкой железной дороге усилить маневрен­ной группой 25-й дивизии, численностью 400 человек.

4. Охрану мостов, отверстием менее 20 метров, организовать под­вижными нарядами от смежных гарнизонов войск НКВД и подразделе­

1 Указание направлено НКВД и НКГБ УССР, НКВД и НКГБ БССР, командирам 32,25 и 14-й дивизий внутренних войск НКВД.

ниями местных истребительных батальонов, которые возглавить лица ми офицерского и сержантского состава войск.

5. На участках дорог, наиболее пораженных бандитизмом, дислоци­ровать бронепоезда с десантно-маневренными группами. Пункты дисло­кации бронепоездов или отдельных бронеплощадок установить Вашим распоряжением, в соответствии с оперативной обстановкой. Десантно-маневренные группы бронепоездов использовать для борьбы с бандами в районах, прилегающих к железным дорогам, и несения службы дозора­ми, патрулями, секретами и засадами.

6. В целях улучшения руководства гарнизонами и организации вза­имодействия командирам частей войск НКВД по охране железных до­рог оборудовать самостоятельную телефонную связь от служебных на­рядов до гарнизонов и от гарнизонов до штабов полков.

Для этого использовать постоянные провода НКПС и дополнитель­но выделяемое по линии войск имущество связи.

7. Вокруг всех вновь принимаемых под охрану мостов построить, а на охраняемых проверить оборонительные сооружения и заграждения, приведя их в состояние, обеспечивающее надежную оборону объекта.

О принятых Вами мерах доложить.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. Берия

Народный комиссар государственной безопасности Союза ССР В. Меркулов

ЦАВВ МВД РФ. Ф. 94. On. 90. Д. 120. Лл. 31-32.

32-я дивизия войск НКВД по охране железных дорог сформирована по приказу НКВД СССР от 26 марта 1942 г. в составе 72, 107, 117-го полков и других подразделений.

Задача: охрана железнодорожных сооружений Приморской железной до­роги и шоссейных мостов Приморского края.

Управление дивизии с 1 апреля 1942 г. по 17 августа 1944 г. дислоцирова­лась в г. Ворошилов-Уссурийском с 17 августа 1944 г. — в Львов.

После передислокации в состав дивизии вошли 62,117,154, 330-й полки и несколько бронепоездов войск НКВД.

Задача: охрана железнодорожных сооружений Львовской, Ковельской железных дорог, являвшихся основными магистралями, питавшими 1-й и 2-й Белорусские и 1-й Украинский фронты, и активное участие в ликвидации националистического подполья в пределах границ охраняемых железных до­рог в западных областях УССР.

В 1944-1945 гг. проведена 981 боевая операция, уничтожено 1776 банди­тов, захвачено 5064 бандита.

Командиром дивизии являлся Липецкий Феодосии Антонович (1913-1991), полковник (1940). В Красной Армии с 1923 г. В пограничных войсках с 1923 г. В 1933 г. окончил Высшую пограничную школу ОГПУ. После учебы проходил службу в 56, 58, 52-й погранотрядах. С августа 1938 г. — командир 71-го полка войск НКВД по охране железных дорог С мая 1942 г. по 1951 г. — командир 32 и дивизии войск НКВД по охране железных дорог. С июня 1954 г. — в запа­се. Награжден орденом Ленина, орденом Красного Знамени, медалями.

25-я дивизия войск НКВД по охране железных дорог сформирована в фев­рале 1942 г., на базе 4-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог в составе 55,56, 57,114 и 122-го полков и трех: 32,34, 35 бронепоездов. Дислока­ция в ряде городов на территории Украины и России.

В 1944 г. задержано три шпиона, 227 бандитов, 1048 дезертиров.

Командиром дивизии являлся Мажирин Федор Максимович (1904-1978), генерал-майор (1943). В Красной Армии с 1920 г. В органах НКВД с 1930 г. С ноября 1937 г. — начальник штаба 5-й бригады по охране железных дорог. Затем начальник штаба 4-й дивизии войск по охране железных дорог, потом командир этой же дивизии. В последующем являлся командиром 25-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог. С апреля 1945 г. — заместитель на­чальника войск НКВД по охране железных дорог. С февраля 1952 г. — замести­тель начальника Главного Управления внутренней охраны МВД СССР, с фев­раля 1956 г. — заместитель начальника внутренних войск МВД УССР. С нояб­ря 1962 г. — в запасе. Награжден двумя орденами Ленина, тремя орденами Крас­ного Знамени, орденом Трудового Красного Знамени, орденом Отечественной войны 1-й степени, медалями.

14-я дивизия войск НКВД по охране железных дорог сформирована 03.08. 1944 г. в составе 211,212,213,152-го полков, 23,24,25 и 53-го отд. бронепоездов.

Задача: охрана Латвийской, Литовской, Белостокской, Брест-Литовской железных дорог, шоссейных мостов в Прибалтийских республиках, борьба с националистическим подпольем.

Дислокация — г. Вильнюс.

Командиром дивизии являлся Крылов Алексей Константинович (1898-1989), генерал-майор (1944 г.). В Красной Армии с 1918 г. Участник Гражданс­кой войны. В войсках ВЧК с 1921 г. Находился на различных должностях: командир взвода, начальник штаба учебного полка, начальник мангруппы 56-го пограничного отряда. В 1936-1942 гг. — начальник Службы ремонтирова­ния Главного Управления пограничных войск. (С июня по октябрь 1941 г. — начальник тыла 13-й Армии на Западном и Брянском фронтах). С июня 1942 г. — командир 30-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог. С ав­густа 1944 г. по январь 1949 г. — командир 14-й дивизии войск НКВД по охране железных дорог. С февраля 1949 г. в запасе. Награжден орденом Ленина, орде­ном Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом Отечественной Войны 1-й степени, медалями.

22.01.10 / Просмотров: 6917 / ]]>Печать]]>
 Опубликовать эту страницу в социальных сетях
 Поиск по сайту
Форма поиска
 Об авторе
Олег Борисович Мозохин – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН. 

Автор книг и более 100 статей по истории отечественных спецслужб советского периода.

На сайте elibrary.ru
AuthorID: 970223

 От автора

История деятельности органов государственной безопасности и правоохранительных органов всегда вызывала интерес. 

Как раньше, так и в настоящее время исследователей в большей степени привлекают публикации на основе документальных материалов, так как их изучение — это прямой путь к истине. 

Цель открытия настоящего сайта — на основе документальных материалов государственных и ведомственных архивов России объективно отразить эту деятельность.

Олег Мозохин


 Исторический форум
Войти в форум
 
Регистрация
 
Процедура регистрации абсолютна проста: достаточно ввести имя пользователя, пароль, электронный адрес и пройти процедуру активации. На Ваш E-mail будет выслано сообщение с сылкой на активацию. Приятного общения!
© 2022 Мозохин Олег Борисович. Все материалы принадлежат их владельцам и/или авторам.